Читать статью 'Борьба с бедностью в Китае в контексте идеи «Сообщества единой судьбы человечества» с 2013-2020 годы' в журнале Мировая политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1687,   статей на доработке: 303 отклонено статей: 359 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Борьба с бедностью в Китае в контексте идеи «Сообщества единой судьбы человечества» с 2013-2020 годы

Бояркина Анна Владимировна

кандидат политических наук

доцент Академического департамента английского языка Дальневосточный федеральный университет

690920, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Остров Русский, Бухта, 10

Boyarkina Anna Vladimirovna

PhD in Politics

Associate Professor at the Department of the English Language of the Far Eastern Federal University 

690920, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Ostrov Russkii, Bukhta, 10

aboyarkina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8671.2021.3.34893

Дата направления статьи в редакцию:

20-01-2021


Дата публикации:

02-10-2021


Аннотация: Целью статьи является исследование борьбы с бедностью в Китае в контексте концепции Си Цзиньпина «Сообщества единой судьбы человечества» после его прихода к власти в 2013 году. В задачи статьи входят: 1) показать процесс борьбы с бедностью КНР в рамках доктринального подхода с применением теории «точное управление – основа», новой модели борьбы с бедностью с китайской спецификой и других политических и экономических инструментов; 2) рассмотреть институциональный подход в борьбе с бедностью в Китае и в глобальном масштабе; 3) исследовать концепцию «Сообщества единой судьбы человечества» как глобальный «двигатель» борьбы с бедностью в формате взаимодействия с международными институтами. Предметом выступают политические, экономические и социальные инструменты борьбы с бедностью в Китае с 2013 по 2020 годы. В отечественном и зарубежном научном сообществах развернута широкая дискуссия по ликвидации бедности в Китае, России и других странах в региональном измерении, исследованию ее причин, подходов к измерению, социально-экономическим последствиям, процессу борьбы с ней в условиях карантина в период заболевания COVID-19 и т.д. В этой связи особым вкладом автора в исследование темы является изучение проблемы бедности в Китае и в мире в рамках концепции «Сообщества единой судьбы человечества». Она пока малоизучена в России. Автор делает выводы, что идея «Сообщества единой судьбы человечества» обеспечивает эффективный и положительный результат в решении проблемы борьбы с бедностью в разных районах Китая и в мире.


Ключевые слова: общее развитие, общество сяокан, правительственные меры, адресная борьба, точное управление, политика КНР, бедность, борьба с бедностью, Си Цзиньпин, Китай

Abstract: The goal of the research is to study the fight against poverty in China in the context of Xi Jinping’s concept of Community of Common Destiny for Mankind after his coming to power in 2013. The tasks of the research are: 1) to demonstrate the process of fight against poverty in China within a doctrinal approach with the “fine control is the basis” theory, a new model of fighting against poverty with the Chinese specificity, and other political and economic tools; 2) to consider the institutional approach to the fight against poverty in China and at a global scale; 3) to study the Community of Common Destiny for Mankind concept as a global “drive” of the fight against poverty in the form of interaction with international institutions. The research subject is the political, economic, and social tools of the fight against poverty in China in 2013 - 2020. There is ample debate about eradication of poverty in China, Russia and other countries of the regional dimension, both in Russian and foreign scientific communities, aimed at studying its origins, approaches to its measurement, its socio-economic consequences, the process of the fight against poverty in the context of COVID-19 isolation period, etc. In this context, the author's special contribution to the research of this issue is the consideration of the problem of poverty in China and in the world within the concept “Community of Common Destiny for Mankind”. It hasn’t been studied sufficiently enough in Russia yet. The author arrives at the conclusion that the idea of the Community of Common Destiny for Mankind ensures an effective and positive result of solving the problem of the fight against poverty in various regions of China and in the world.  



Keywords:

Xiaokang society, governmental measures, targeted alleviation, precise governance, China's policy, common development, poverty alleviation, poverty, Xi Jinping, China

Введение В настоящее время проблема ликвидации бедности в Китае — предмет широкой научной дискуссии и «горячая» тема в стране и за рубежом, как и предотвращение и контроль пандемии COVID-19. Актуальность этой темы неоспорима, в связи с эффективным опытом китайского государства в деле борьбы с бедностью в стране и в мире. Глобальная повестка дня определяет проблему бедности как одну из самых существенных в мировом сообществе. Руководство КНР во главе с Си Цзиньпином уделяет большое значение взаимовыгодному и отрытому сотрудничеству в разрешении этой актуальной проблемы. Так, Китай оказывает помощь развивающимся странам в целях увеличения возможностей продолжительного развития путем расширения импорта, инвестиций и других мер. Этой проблеме посвящены сотни научных трудов, международных форумов, конференций, круглых столов[1].

В ходе попыток внести свой вклад в методологический аспект проблемы бедности разработаны различные подходы ее измерения. Мы опираемся на наиболее известные в мировой практике, такие как абсолютный подход, содержащий минимальный набор необходимых человеку жизненных благ; относительный , который основан на благосостоянии физических и социальных потребностей индивида [12; 14].

В связи с тем, что в нашем исследовании мы ссылаемся на теоретические положения руководства КНР по борьбе с бедностью в контексте идеи «Сообщества единой судьбы человечества» с 2013-2020 гг., официальные документы ООН, а также труды ученых, при анализе борьбы с бедностью в Китае и в мире обратимся к элементам абсолютного и относительного подходов. Существование на доход менее 1,25 долл. в день определено критерием абсолютной бедности [19, с. 4]. В соответствии с определением национального статистического бюро КНР, граница бедности представляет собой стоимость минимального набора продуктов питания потребительской корзины для одного индивида за год [14, с. 4444]. На 2018 год в стране установлена единая граница бедности на уровне 1660 юаней [21]. Среди приверженцев абсолютного подхода можно назвать политологов Хэ Гуанвэня, Цзюй Жунхуа, Лю Юньли. Фундаментом их методов является эмпирическое исследование развития сельских организаций взаимопомощи в Китае [28; 29; 30].

Все более актуальным для Китая теоретико-методологического осмысления становится морфологический или концептуальный анализ идеологии М. Фридена , ориентированный на изучение и расшифровку внутренней структуры идеологии, и позволяющий выявлять «ядерные»/«центральные», «смежные» и «периферийные» идеологические концепты [23, p. 125]. Профессор Ван Цинсун из Шанхайского исследовательского центра по изучению социализма с китайской спецификой в новой эпохе рассматривает «периферийный» концепт борьбы с бедностью в рамках теории социализма с китайской спецификой. Именно она представляет собой «центральный» концепт, формирующий идеологию китайского государства [31].

Институциональный метод с точки зрения правовой законности, общественной легитимности и взаимной совместимости политических институтов рассматривает институциональные основания существования бедности Китае в контексте особенностей развития регионов. В рамках этого подхода описаны форматы взаимодействия КНР с ООН, как с ведущей мировой организацией, формирующей текущую глобальную политическую повестку дня в области развития экономики, сохранения мирового баланса, экологии и т.д.

Обзор литературы

В российской методологии для определения бедных слоев населения используются следующие критерии: 1) уровень образования; 2) положение в сфере занятости; 3) душевые денежные доходы; 4) доходы от основной занятости; 5) сбережения; 6) обеспеченность недвижимым имуществом [1, с. 49]. Теоретико-методологические основы разработки проблем бедности широко отражены в отечественных и зарубежных исследованиях. Российские ученые З.Т. Голенкова [5], Т.И. Заславская [7], В.В. Радаев [15], С.Д. Родионова [16] исследуют институциональный подход изучения бедности и механизмы ее ликвидации. Профессор Е.В. Фахрутдинова объясняет причины феномена бедности в России и видит возможные пути снижения ее уровня. Фахрутдинова определяет бедность «как состояние, при котором домохозяйство по тем или иным причинам не может удовлетворить основные или базовые потребности, испытывая недостаток материальны ресурсов для ведения образа жизни, который в данном обществе является характерным» [18, с. 78].

Понимание природы бедности, ее истоков изложено в рамках двух подходов. Первый восходит к началу ХVIII в. и трактуется представителями классической школы: Т. Мальтусом, Дж.С. Миллем, Д. Риккардо, А. Смитом, П.Ж. Прудоном и другими. Это направление характеризует бедность как неизбежное социальное зло, наказание за земные грехи в условиях либеральной экономической идеологии, основанной на протестантских традициях [16]. Второй подход, марксистский, или социал-уравнительный, выявляет причины бедности, связанные с особенностями капиталистического способа производства и господства частной собственности как следствие классовой системы [11]. Эта концепция подразумевает уничтожение бедности как социального зла.

Свой взгляд на проблему причин бедности в Китае излагает В.Г. Ишмуратова. Обобщая исторический опыт КНР в преодолении бедности, она рассматривает распространение «серых» доходов, клановое ведение бизнеса и коррупции как тормозящие факторы в развитии социального неравенства, способствовавшие сохранению бедности в КНР до прихода к власти Си Цзиньпина [8]. Плесский Н.С., используя расчеты индекса Сена, рассматривает региональные аспекты бедности в Китае. С точки зрения масштабов и остроты бедности онуделяет внимание проблеме социального положения крестьян, дефицита рабочей силы населения, а это приводит к стагнации местного производства и сельского хозяйства в малых и средних городах Китая [14]. С.А. Луконин и Е.О. Заклязьминская изучают вопросы социально-экономических последствий карантина в Китае в условиях COVID-19 и эффективности стратегии экономического развития «двойной циркуляции» по задачи полной ликвидации бедности в Китае как одной их главных целей строительства общества «сяокан» [10]. Особая заслуга в исследовании социальных проблем бедности и успешной борьбы с ней в современном Китае принадлежит профессорам Л.Д. Бони, Е.С. Баженовой и А.В. Островскому [1; 2; 3; 4; 13]. Их труды посвящены уникальной стратегии, тактике и механизмам адресной борьбы с бедностью в период 13-й пятилетки (2016-2020 гг.). Ученые прогнозируют стабильный рост китайской экономики в период посткоронавируса COVID-19 и укрепление финансовой системы без потенциальной угрозы.

Наиболее глубокие и интересные мысли, с точки зрения фактического материала статьи по исследуемой тематике современного периода, принадлежат китайской школе. Среди них, на наш взгляд, особый интерес вызывают труды Чэнь Сюэмэя, Оу Шуяна, Ван Цинсуна, Цзюй Жунхуа и других специалистов в области политологии, экономики, социологии.При достаточной изученности проблемы отечественными, китайскими и зарубежными авторами остается широкое поле для исследования разрешения проблемы борьбы с бедностью в Китае и в мире в рамках концепции «Сообщества единой судьбы человечества».

Доктринальные аспекты проблемы борьбы с бедностью в КНР

Следует отметить, что в Китае ключевую роль при формировании смыслообразующего содержания идеологии и принятии политических решений играют «ядерные» концепты. Кроме того, они способствуют устойчивому развитию общества. К «ядерным» концептам мы относим коммунизм или марксизм, который интегрирован с теорией социализма с китайской спецификой, а также народную демократию, осуществляемую под руководством Коммунистической партии Китая. В число этих концептов уже можно включать философско-политическую инициативу Си Цзиньпина «Сообщества единой судьбы человечества»[2]. Концепт «борьба с бедностью» предположительно может относиться к «периферийным», в связи с тем, что в китайской идеологии он не исчезает, но снижает свое влияние. Следуя логике Фридена, комбинация «ядерных» и «периферийных» концептов укрепляет правящий режим Коммунистической партии Китая и ставит акцент на социальном единстве, согласии и взаимной ответственности в китайском обществе, что должно привести к строительству общества «сяокан» (средней зажиточности или малого благоденствия) (小康社会)[3] к 100-летнему юбилею образования КПК. Борьба с бедностью в стране представляет собой первый этап стратегического плана завершения построения общества «сяокан» к концу 2020 г. и обеспечения приемлемой жизни бедному населению и бедным районам Китая [25, р. 173; 26].

Понимая, что успехи борьбы с бедностью в Китае в значительной степени зависят от решения ее проблемы в городах и особенно в сельской местности, китайское руководство с конца 1970-х-середины 1980-х гг. XX в. реализует поэтапную политику по ликвидации бедности. Эта политика включает специальные программы, направленные на увеличение доходов сельского населения, такие как реформа развития сельского хозяйства и сокращения бедности в 1978–1985 гг., «Семилетний план избавления от бедности 80 млн человек (1994-2000 гг.)», «Программу развития китайской деревни и избавления ее от бедности (2001-2010 гг.)», «Программу освоения китайской деревни и избавления ее от бедности (2011-2020 гг.)». Все эти меры позволили преодолеть порог бедности, снизив его к 2015 г. до 55,75 млн человек, а к 2019 г. до 5,5 млн чел (0,4 % населения) [13, c. 13].

Для ликвидации региональной бедности соответствующие органы выделяют проблемные территории на основе метода дифференциации по территории, т.н. «районы сосредоточения бедности». Китайские экономисты определяют 14 таких районов, разделенных на два вида: природно-климатические и социально-экономические. В этих районах наблюдаются серьезные социально-экономические проблемы, такие как неразвитость транспортной инфраструктуры, отсутствие крупных промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Следствием чего является низкий уровень доходов, приведший к интенсивной миграции местных жителей в более развитые районы страны [14, с. 4445–4446].

На XVIII съезде КПК в 2012 г. подчеркнуто, что реализация концепции «человек в основе всего» (“以民为本”) способствует процветанию общества, устранению бедности среди всех этнических групп многонаселенного Китая как отправная точка и конечная цель. После съезда руководство КПК ставит задачу по борьбе с нищетой на одно из первых мест и проводит крупнейшую и наиболее активную операцию по искоренению бедности в истории человечества. Руководство КНР рассматривает борьбу с бедностью как общее желание и китайского общества, и общего дела всего человечества, основанного на принципе гармонии.

После прихода к власти руководящего состава нового созыва, начиная с 2013 г., начинается разработка стратегия оказания адресной помощи населению бедных уездов и исполнения точечных мер искоренения бедности [1, c. 138]. Опираясь на теорию «точное управление – основа»(以精准管理为核心), китайское правительство реализует совместное управление по борьбе с бедностью в трех областях: политический курс, регулирование рынка и общества (三位一体). В таких условиях оно сможет постепенно сократить бедность в соответствии с потребностями экономики и сельского хозяйства в частности. Реализация этой концепции приводит к решающему фактору борьбы бедностью в городских и сельских районах — многостороннему сокращению масштабов бедности (多维度扶贫) в Китае и в мире.

Построение концепции «Сообщества единой судьбы человечества» основано на развитии социальных производительных сил, экономическом развитии, искоренении нищеты и общем процветании всех стран и народов. По мнению китайских политологов, оно должно заложить материальную основу для развития общества будущего. Эта концепция основана на универсальных ценностях развития, справедливости, мира, демократии и свободы для всего человечества. Изменение основных социальных противоречий стало объективной предпосылкой для рождения идеи Си Цзиньпина о «Сообществе единой судьбы человечества» [27].

В рамках «Сообщества единой судьбы человечества» без бедности в Китае и в мире большую роль играет новая система борьбы с бедностью с китайской спецификой (中国特色脱贫攻坚制度体系), или модель адресной борьбы с бедностью на новом этапе, предложенная Си Цзиньпином в 2013 г. Ее эффективность высоко оценивают не только руководитель китайского государства, китайские политологи, но и отечественные исследователи. Именно с ней связывают решающие, прорывные успехи в ликвидации бедности в стране в последнее время [2, с. 72]. Эта модель, как новое оружие Китая, способствует не только всестороннему усилению руководства КПК по борьбе с бедностью; созданию системы индивидуальной ответственности и адресной работы по ликвидации бедности внутри страны, но и опытным путем вносит вклад в сокращение масштабов бедности всего человечества [27; 31].

На 5-ом пленуме 18-го созыва в 2015 г. Госсовет КНР принимает «Решение о победе над бедностью» с применением новой концепции и стратегии по ликвидации бедности до 2020 года, т.е. формированию модели адресной борьбы с бедностью на новом этапе. Она включает набор системных проектов, четкие цели сокращения бедности, регистрацию бедного населения, реализацию целевой стратегии сокращения бедности и создание восьми институциональных систем, а именно [25, p. 178–179]:

1) система ответственности, в рамках которой каждый участник выполняет свои обязанности и осуществляет функции;

2) рабочая система с четкой идентификацией бедного населения;

3) политическая линия с координированной работой всех органов;

4) инвестиционная система, гарантирующая финансовую поддержку и обеспечивающая гуманитарные ресурсы;

5) система помощи, в рамках которой адресные меры дифференцированы по регионам, деревням, домохозяйствам и жителям;

6) система социальной мобилизации с привлечением граждан и укреплением взаимодействия;

7) многосторонняя система контроля;

8) обязательная система оценки работы.

Эти восемь систем, направленные на борьбу бедностью в городских и сельских районах, а также на разрешение проблем, возникающих при усугублении бедности, воплощают стратегию «Решения о победе над бедностью». А модель адресной борьбы с бедностью основана на потребностях людей, местах и условиях их проживания и включает научное планирование. Следовательно, работа по сокращению бедности и развитию должна твердо придерживаться ключевого принципа управления, то есть теории «точное управление – основа». В основе этого принципа лежит, во-первых, переход бедных домохозяйств в деревнях от первоначальной стратегии «ждем, полагаемся и нуждаемся» к практическим действиям новой концепции «я избавляюсь от бедности, я участвую». Эти действия руководства сократили бедность на селе и сплотили сельское население. Во-вторых, улучшилось производство в сельской промышленности. Использование инновационных сельскохозяйственных технологий, производственно-сбытовых цепочек, информационных сетей и социальных платформ побуждает крестьян обмениваться опытом и технологиями в области посевов, тем самым привлекая их к обучению и получению новых знаний. Так, 9% пахотных земель Китая обеспечивают зерновыми 20% общемирового населения [9].

Кроме того, совместное управление в трех областях: политический курс, экономическое (регулирование рынка) и общественное пространство, контроль общества (участие граждан) представляет собой органическое сочетание работы правительства, общественных организаций и рыночного механизма. Это способствует эффективной борьбе с бедностью в этих трех сферах. На уровне правительства происходит координация взаимоотношения между низовыми партийными организациями и сельским обществом, решаются общественные конфликты, а также проводится работа по эффективной передачи и выполнении государственных заказов. На общественном уровне осуществляется контроль над деятельностью разных организаций. На уровне рынка создаются модели управления и оценки, основанные на творческом потенциале сельских жителей. Они общаются в социальных сетях, создают платформы для предпринимателей и защищают профессиональные интересы, открывают новые рынки для сельскохозяйственной продукции и создают каналы по экспорту фермерских фруктов и овощей. Все эти меры способствуют обогащению сельского населения.

На XIX съезде КПК в 2017 г. председатель КНР Си Цзиньпин отмечает необходимость «формирования концепции “Сообщества единой судьбы человечества” как одной из четырнадцати основных стратегий сохранения и развития социализма с китайкой спецификой в новую эпоху». Она способствует ликвидации бедности в Китае и в других странах. Выступая на Боаоском азиатском форуме еще в 2015 г., китайский руководитель подчеркивает, что движению к «Сообществу единой судьбы человечества» сопутствует общее развитие, уважение и равное отношение стран друг к другу [34]. Поскольку в этой теории заложен смысл изменения глобального управления и общего развития, она должна опираться не только на объективную ситуацию по борьбе бедностью и теоретические положения руководства китайского государства.

Одним из таких положений является труд китайского лидера «Выдержки из речей Си Цзиньпина по борьбе с бедностью» 《习近平扶贫论述摘编》, опубликованный в 2018 г. В нем председатель КНР излагает позиции по улучшению работы по борьбе с бедностью, сформулированные после вступления им в должность в 2013 году. Начиная с его речи в Университете МГИМО (Москва) в 2013 г. «Следуйте за тенденциями времени и содействуйте миру и развитию во всем мире», председатель Си Цзиньпин подчеркивает, что единство всех народов, равное положение стран, больших и малых, сильных и слабых, богатых и бедных способствует общему развитию, взаимовыгодному и беспроигрышному сотрудничеству между разными странами мира [33]. Он указывает, что сегодня 800 млн человек по-прежнему живут в крайней нищете. Ежегодно почти 6 млн детей умирают в возрасте до пяти лет, а почти 60 млн детей не получают образования. Искоренение бедности — мечта человечества с древних времен, воплощение которой в жизнь — первоочередная задача для большого числа развивающихся стран. После долгого периода войн, конфликтов, борьбы, народных восстаний, особенно Второй мировой войны, наступает великое возрождения китайского народа и китайской нации [37].

Опираясь на древнекитайские концепции единства народов, такие как «Поднебесная – семья» (天下一家), «гармония между людьми и народами» (民胞物与), «гармония десяти тысяч царств» (协和万邦), «великое единение в Поднебесной» (天下大同), «когда идут по великому пути, Поднебесная принадлежит всем» (“大道之行也,天下为公”), которые закрепляют культурный код нации, китайский лидер говорит о том, что, несмотря на различия и противоречия разных стран мира, существуют одинаковые вызовы и угрозы. В представлении китайского руководства страны и народы должны поддерживать концепцию «天下一家», искать точки соприкосновения, сохраняя при этом различия, и работать вместе, чтобы построить «Сообщество с единой судьбой человечества» [38].

Труд «Выдержки из речей Си Цзиньпина по борьбе с бедностью» вызывает отклик в развивающихся странах. Так, некоторые руководители африканских государств считают, что она написана и для африканцев, а также для всех тех, кто прилагает активные усилия для искоренения бедности. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш характеризует китайскую стратегию по предоставлению адресной помощи бедному населению как единственный путь в работе по искоренению бедности, осуществлению больших целей «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» [9].

На заседании Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК в декабре 2020 г. Си Цзиньпин сообщает, что Китай в указанные сроки достиг по решению проблем и выведения народа из-за черты крайней бедности в новую эпоху. На заседании также отмечено, что Китаю следует улучшить механизм мониторинга и помощи населению во избежание повторного попадания в нищету и продолжать контролировать развитие округов, деревень и людей, которые вырвались из нищеты. Рекомендовано продолжить работу над усилением поддержки людей, переселившихся из районов бедности, чтобы они могли обосноваться на новом месте и приступить к работе. Страна также окажет поддержку семьям с полутрудоспособными членами в поисках работы в их районе [24]. Китайское руководство осознает, что, совершенствуя политику борьбы с бедностью в сфере образования, социальной поддержки и медицины, можно будет предотвратить повторение бедности. По мнению китайских политологов, основная причина этих достижений состоит в руководстве Си Цзиньпина в качестве ядра и его «Мысли о социализме с китайской спецификой в новую эпоху» [26].

Реализация вышеперечисленных концепций (системы борьбы с бедностью с китайской спецификой, совместного управления в трех областях) приводит к решающему фактору борьбы бедностью в городских и сельских районах, а именно: многостороннему сокращению масштабов бедности. Оно подразумевает сокращение бедности путем улучшения уровня образования и воспитания, медицинского обслуживания, социальной защиты [27; 31].

Институциональные аспекты проблемы борьбы с бедностью в КНР

На наш взгляд, институциональный аспект определяет социализм с китайской спецификой, обладая большим системным преимуществом, гарантирует политическое обеспечение всей работы по ликвидацию бедности.

В первой половине 2000-х гг. правительство осознает, что в сельской местности не хватает финансовых ресурсов по сокращению и преодолению бедности. Такими инструментами становятся новый тип финансовых организаций — сельские фонды взаимной помощи (农村资金互助组织)[4]. Китайские ученые, эмпирически исследуя операционный механизм подобных фондов по борьбе с бедностью, считают, что они обладают очевидными преимуществами, в связи с тем, что эта модель адаптируется к финансовому рынку в сельской местности в стране и удовлетворяет потребности крестьян [28, с. 3–8; 29, с. 39–46; 30]. Так, профессор Цзюй Жунхуа из Пекинского университета сельского хозяйства, опросив представителей семи государственных и семи частных сельских фондов взаимной помощи в четырех провинциях, автономных районах и городах центрального подчинения, делает выводы, что механизмы управления и контроль рисков, основные правила ведения бизнеса и уровень общественного доверия в условиях отсутствия ипотеки создают преимущества перед другими финансовыми организациями. Вместе с тем профессор Цзюй отмечает в работе фондов несовершенное внутреннее управление, отсутствие внешнего надзора, ограниченный доступ к системе Центрального банка и другие проблемы [29, с. 39–46]. Профессора Хэ Гуанвэнь и Цзюй Жунхуа предлагают отрегулировать нормативно-правовую базу, реформировать надзорные органы и другие меры для улучшения функционирования фондов взаимной помощи [28; 29].

Важным фактором успеха в борьбе с бедностью в региональном аспекте становится ликвидация избыточных производственных мощностей в тяжелой промышленности (особенно в угольной и металлургической). Постепенно сокращается долговая нагрузка предприятий, снижается себестоимость продукции и тарифов на электроэнергию в промышленности и торговле. В намеченной правительством стратегии развития китайской деревни, которая направлена в Китае на решение «трех сельских вопросов» (三农问题), село (农村) и сельское хозяйство (农业), руководство КНР определяет вопрос о системе землепользования как ключевой в обеспечении населения продуктами питания в целом и зерном в частности. Так, предложено перейти на второй этап развития системы земельного подряда (土地承包) и продлить сроки аренды земли крестьянами до 30 лет при стимулировании крестьян вступать в кооперации на селе [13, с. 24–25].

В связи с тем, что ликвидация бедности внутри Китая является важной частью глобального дела по ее сокращению, решение проблемы ликвидации бедности занимает особое место во взаимодействии КНР в рамках ООН. В принятой Конференцией ООН по окружающей среде и развитию в 1992 года Рио-де-Жанейрской Декларации отмечено: «Все государства и все народы сотрудничают в решении важнейшей задачи искоренения бедности —необходимого условия устойчивого развития — в целях уменьшения разрывов в уровнях жизни и более эффективного удовлетворения потребностей большинства населения мира» [6].

С 1996 г. Китай укрепляет сотрудничество между странами глобального Юга, обмениваясь знаниями в области сельского хозяйства по всему миру. В отчете по реализации Целей развития тысячелетия в КНР отмечено, что с 1990 по 2011 гг. в Китае число бедных сократилось с 689,2 млн до 250 млн человек; общая численность безработных с 2003 по 2014 гг. снизилась до 4,3%; процент населения, страдающего от недоедания, сократился с 23,9% в период 1990-1992 гг. до 10,6% в период 2012-2014 гг. [40]

Ключевой целью Программы ООН «Цели развития тысячелетия» «К устойчивому развитию (2016-2030)», принятой в 2015 г., является «ликвидация крайней бедности и голода для всех людей в мире» [6]. В документе Программы ООН содержится призыв сократить вдвое долю населения планеты с доходом, не превышающим 1,25 долл. в день, а к 2020 г. обеспечить существенное улучшение жизни 100 млн обитателей трущоб [19]. Преодолеть бедность во всем мире к 2030 году — формулирует и Международный валютный фонд, и Всемирный банк. Так, развивающимся странам, в том числе и Китаю, предлагается реструктуризация и списание им долгов.

Усилия КНР по решению текущих и будущих проблем в борьбе с бедностью не имеют себе равных с точки зрения их масштаба и влияния. Об этом свидетельствует целенаправленная победа в борьбе Китая с бедностью и создание новых возможностей для реализации «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». В 2015 г. Китай и Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (Food and Agriculture Organization of the United Nations, FAO) подписывают соглашение на 50 млн долл. США, направленное на сотрудничество между странами глобального Юга (Азиатско-Тихоокеанский регион, стран Африки и Латинской Америки) в формировании устойчивых продовольственных систем и инклюзивной производственно-сбытовой сельскохозяйственной цепочки. Примером успешного развития домохозяйств сельских районов может служить проект в провинции Гуйчжоу, финансируемый Всемирным банком с дополнительной технической экспертизой от Инвестиционного центра Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН. Он служит моделью для других проектов по сокращению бедности в стране [17].

На саммите группы G-20 в г. Ханчжоу в 2016 г. впервые разработан план действий по реализации «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». На встрече стран с формирующейся рыночной экономикой и развивающимися странами, состоявшейся на полях IX саммита БРИКС в 2017 г., лидеры государств обсуждают планы международного взаимодействия в области развития и сотрудничества Юг-Юг [20]. Руководитель КНР Си Цзиньпин призывает международное сообщество «активизировать сотрудничество в целях совместной реализации “Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года” и реализации взаимовыгодного сотрудничества» [20].

C 2016 г. ежегодно в Пекине проходит Международный форум по борьбе с бедностью в целях построения «Сообщества единой судьбы человечества» без бедности. Этот Форум проводится при поддержке Всемирного банка, Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, Международного фонда сельскохозяйственного развития, Мировой продовольственной программы ООН и других международных институтов по борьбе с бедностью. В рамках Форума созданы веб-сайт для обмена знаниями в области сотрудничества Юг-Юг, китайская и зарубежная база данных сокращения бедности и другие масштабные проекты. Проведение подобных мероприятий способствует созданию открытого международного механизма совместного использования и разработки программ по обмену знаниями и опытом в деле сокращения бедности. Так, главной темой Форума 2018 года стало «Совместное использование, сотрудничество и совместная работа по ликвидации бедности» [39]. В то же время некоторые западные эксперты выражают сомнения в способности этих государств «повторить успехи КНР и отказаться от ее финансовой помощи» [22].

К решению проблемы бедности на глобальном уровне обращаются и руководители КНР. Так, Министр иностранных дел КНР Ван И, выступая в сентябре 2020 г. на видеоконференции высокого уровня ООН, посвященной сокращению и преодолению бедности во имя солидарности и общего будущего развития в формате Юг-Юг, подчеркивает необходимость совместного с развивающимися странами развития, целостность с ними. Ван И, ссылаясь на «Доклад о поддержке со стороны Больших данных о Земле в реализации целей устойчивого развития» и сборник примеров «Ликвидация абсолютной бедности — китайская практика», опубликованные в 2020 г., отмечает их актуальность и важность в целях международного обмена опытом в реализации «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года». Финансовый вклад КНР в рамках Юг-Юг, сообщает министр Ван И, превышает 400 млрд юаней, и уже реализовано более 3000 комплектных проектов [32]. На 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2020 г. председатель КНР Си Цзиньпин подчеркивает, что такие многосторонние форматы и институты, как идея «Сообщества единой судьбы человечества», инициатива «Один пояс, один путь» способствуют коллективным решениям глобальных проблем [35].

Результатом применения китайского подхода к искоренению бедности становится досрочное достижение страной Целей развития тысячелетия ООН, ранее чем на 10 лет, содействие сокращению бедного населения на 70% во всем мире или 850 млн человек. Китай ликвидирует хронический голод и становится признанным ООН государством с наибольшим количеством людей в мире, вырвавшихся из бедности [20; 40]. Реализация инициативы «Один пояс, один путь», как практической платформы воплощения концепции «Сообщества единой судьбы человечества», позволит избавить от крайней бедности 7,6 млн человек, еще 32 млн, живущих в достаточно стесненных условиях, смогут повысить свой материальный уровень [9; 32]. С 2016-2019 гг. в городах и сельской местности заметно вырос уровень доходов населения КНР. В частности, в 2015 г. доход на душу населения в городах составил 26 467 юаней в год (4255 долл.), а в деревнях — 9430 юаней (1516 долл.). В 2019 г. реальный прирост среднедушевых располагаемых доходов городского населения достиг 7,9 % — 42 359 юаней в год (6229 долл.), а сельского — составил 10,1 % — 16 021 юань в год (2356 долл.). В то же время существует проблема значительного разрыва между доходами жителей города и деревни, жителей приморских и внутренних районов Китая — 28 228 юаней в год.) [13, с. 13–16]. Отметим, что городское и сельское населения пользуются системой пенсионного обеспечения и базовой системой медицинского страхования [13, с. 15].

Итак, можно заключить, что цели, поставленные XVIII и XIX съездом КПК в решении проблем бедности к 2021 г. в разных районах Китая и в мире, достигнуты. Реализация новой модели борьбы с бедностью, отмечает Си Цзиньпин, «в основном решила проблему региональной бедности». Повысился в больших масштабах уровень доходов бедных масс населения, сократился разрыв в уровне их доходов и доходов сельского населения страны в целом [2, с. 73].

Комплекс мер по борьбе с бедностью приводит к всестороннему построению общества «сяокан» и снятию с уездов «ярлыка бедности». В то же время в Китае ликвидация бедности отягощена несбалансированным социально-экономическим развитием регионов [14]. Так, существует серьезная необходимость в улучшении системы распределения бюджетных средств. Местные органы власти оказывают финансовую поддержку, но это иногда приводит к тому, что одни бедные домохозяйства в конечном итоге лишаются финансовой помощи, в то время как другие, располагающие большими ресурсами, получают значительные государственные инвестиции. В некоторых областях чрезмерно строгая бюрократическая практика препятствует усилиям по сокращению масштабов нищеты. Кроме того, даже домохозяйства, обеспеченные государственными субсидиями, в некоторых случаях не покрыты медицинским страхованием [22, p. 4].

Прогноз В связи с эпидемиологической ситуацией, вызванной коронавирусной инфекцией COVID-19, к концу 2021 г. рост мировой экономики снизится. Это приведет к росту населения, которое окажется за чертой бедности и спаду в индексе человеческого развития. Китайское руководство четко осознает, что развивающиеся страны, где менее развитая система здравоохранения, нехватка кадровых и материальных ресурсов, испытывают наиболее тяжелый удар эпидемии. Развитые страны заметно сократили вложение в развитие международного сотрудничества. Реализация «Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» затруднена, усиливаются факторы неопределенности в достижении Целей тысячелетия, а разрыв в развитии стран и народов между Севером и Югом может еще больше увеличиться.

Заключение Поставленная цель — исследование борьбы с бедностью в Китае в контексте концепции Си Цзиньпина «Сообщества единой судьбы человечества» после его прихода к власти в 2013 году — привела к решению сформулированных задач. Анализ борьбы с бедностью КНР в рамках доктринального подхода показывает эффективное комплексное применение идеологических концепций. Опираясь на концепцию «точного управления» как ядра политики борьбы с бедностью, руководство КНР определяет различные категории людей с разным уровнем бедности и их потребности и принимает целевые меры. Сочетание теорий «точное управление – основа», новой модели борьбы с бедностью с китайской спецификой, концепции «я избавляюсь от бедности, я участвую» способствует эффективной ликвидации бедности в политической сфере, в рамках экономического (рыночное регулирование) и общественного пространства. На всех уровнях и направлениях такая комплексная система борьбы с бедностью в новой эпохе с 2013-2020 гг. приводит к ликвидации абсолютной бедности в китайских деревнях и устраняет региональную бедность. Институциональный подход в борьбе с бедностью в Китае и в глобальном масштабе характеризует идеологическую линию «Сообщества единой судьбы человечества» как глобальный «двигатель» борьбы с бедностью в формате достаточного успешного взаимодействия с международными институтами.

Можно констатировать, в последние годы переход Китая к новой модели борьбы с бедностью, разработка и внедрение программ сокращения бедности и инклюзивного роста во всем мире вызывают потребность в сравнительных исследованиях целевых мер по сокращению бедности, которые можно изучить и распространить среди некоторых развитых и развивающихся стран. Реализуя мероприятия по ее комплексному искоренению внутри страны, Китай готов работать вместе с другими странами, для того чтобы создать «Сообщество единой судьбы человечества» без бедности.

[1] Например, Китайский международный форум по борьбе с бедностью в 2018 г. проведен с целью построения сообщества единой судьбы человечества без нищеты. Международный форум «Опыт борьбы с уровнем бедности в мире». Академия общественных наук КНР. 14-15 декабря 2020 г., Пекин, КНР.

[2] Концепция «Сообщества единой судьбы человечества» переводится на китайский язык только одним вариантом “人类命运共同体”, по-английски “a community of common destiny” или “a community with a shared future for mankind”.

[3] На 4-й сессии ВСНП 12-го созыва (март 2016 г.) поставлена цель к 2020 г. «построить в Китае общество «сяокан» (малого благоденствия) во всей стране».

[4] Фонды взаимной помощи или паевые сельские инвестиционные фонды.

Библиография
1.
Баженова Е.С. Бедность в России и Китае в условиях рыночной экономики (итоги развития последних 40 лет) // 40 лет экономических реформ в КНР. М.: Издательство Института Дальнего Востока РАН, 2020. С. 48-59.
2.
Бони Л.Д. Китай: модель адресной борьбы с бедностью // Экономика КНР в годы 13-й пятилетки (2016-2020). М.: Издательство Института Дальнего Востока РАН, 2020. С. 57-79.
3.
Бони Л.Д. Ликвидация бедности в Китае. Часть 1 // Азия и Африка сегодня. 2020. №8. С. 4-12.
4.
Бони Л.Д. Ликвидация бедности в Китае. Часть 2 // Азия и Африка сегодня. 2020. №9. 10-17.
5.
Голенкова З.Т., Игитханян Е.Д. Средние слои современной России (опыт анализа проблемы) // Социологические исследования. 1998. № 7. С. 44-53.
6.
Доклад конференции Организации Объединенных Наций по проблемам окружающей человека среде, Стокгольм, 5-16 июня 1972 года, Глава 1. Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию // офиц-ый сайт ООН. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/riodecl.shtml (дата обращения: 15.01.2021).
7.
Заславская Т.И. Социоструктурный аспект трансформации российского общества // Социологические исследования. 2001. №
8.
С. 3-11. 8.Ишмуратова В.Г. Борьба с бедностью в КНР: исторический опыт, проблемы и перспективы // Проблемы современной экономики. 2014. №3(51). С. 287-291.
9.
Китайский путь решения проблемы бедности актуален для всего мира // Российская газета. 04.10.2019. URL: https://rg.ru/2019/10/04/kitajskij-put-resheniia-problemy-bednosti-aktualen-dlia-vsego-mira.html (дата обращения: 15.01.2021).
10.
Луконин С.А., Заклязьминская Е.О. Трансформация социально-экономической модели Китая в условиях пандемии // Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право. 2020. Т. 13. № 6. С. 198-216.
11.
Маркс, К. Сочинения: в 30 т. Т. 23 / К. Маркс, Ф. Энгельс. – Изд. 2-е. – М.: Госполитиздат, 1960. VI, 907 с.
12.
Овчарова Л.Н., Прокофьева Л.М. Альтернативные подходы к определению бедности // Бедность: альтернативные подходы к определению и измерению: Научный доклад Центра Карнеги. М., 1998. Вып. 24. С. 209-218. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/217/680/1219/025Ovcharova.pdf (дата обращения: 27.01.2021)
13.
Островский А.В. Экономика Китая до пандемии коронавируса: сможет ли Китай построить «общество сяокан» к 100-летнему юбилею КПК-2021 г. // Экономика КНР в годы 13-й пятилетки (2016-2020). М.: Издательство Института Дальнего Востока РАН, 2020. С. 9-28.
14.
Плесский Н.С. Бедность в современном Китае: основные черты и региональные различия // Фундаментальные исследования. 2015. №2 (20). С. 4443-4447.
15.
Радаев В. Работающие бедные: велик ли запас прочности // Экономическая социология. 2000. Т. 1. С. 25-36.
16.
Родионова С.Д. Преодоление бедности в системе социального управления северным городом: диссертация ... кандидата социологических наук: 22.00.08 / Родионова Светлана Дмитриевна; [Место защиты: Тюменский государственный нефтегазовый университет].-Тюмень, 2015.-29. с.
17.
Сокращение бедности в Китае за счет предоставления фермерам возможности выйти на рынки // Всемирный банк. 09.12.2016. URL: https://www.vsemirnyjbank.org/ru/news/feature/2016/12/09/reducing-poverty-in-china-by-connecting-farmers-to-markets (дата обращения: 30.01.2021).
18.
Фахрутдинова Е.В. Бедность в структуре показателей качества жизни населения // Экономические науки. 2011. №12 (85). С. 78-82.
19.
Цели развития тысячелетия : Доклад за 2015 год. // Организация Объединенных Наций. 2015. 72 с. URL: https://www.un.org/ru/millenniumgoals/mdgreport2015.pdf (дата обращения: 01.02.2021).
20.
Chinese Approach to the Eradication of Poverty: Taking Targeted Measures to Lift People out of Poverty // A Speech at the Expert Panel on the Implementation of the Third UN Decade for the Eradication of Poverty (2018-2027). Addis Ababa, April 18, 2018. URL: https://www.un.org/development/desa/dspd/wp-content/uploads/sites/22/2018/05/15.pdf (дата обращения: 27.01.2021).
21.
China statistical yearbook 2019 // National Bureau of statistics of China. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2019/indexeh.htm (дата обращения: 10.02.2021).
22.
Diallo F. China’s Anti-Poverty Efforts: Problems and Progress // The Institute for Security and Development Policy. March 2019, pp. 4. URL: https://isdp.eu/content/uploads/2019/03/Chinas-Anti-Poverty-Efforts-FA-FINAL.pdf (дата обращения: 20.01.2021).
23.
Freeden M. The Morphological Analysis of Ideology. The Oxford Handbook of Political Ideologies (ed. by M. Freeden, M. Stears). Oxford: Oxford University Press , 2013. P. 115-137.
24.
Xi announces major victory in poverty alleviation //Xinhua. April 4th, 2020. URL: http://www.xinhuanet.com/english/2020-12/04/c_139561843.htm (дата обращения: 14.01.2021).
25.
Xi Jinping. The governance of China. III. Beijing : Foreign Language Press Co. Ltd, first edition, 2020.
26.
Chen Li tan «Xi Jinping fupin lunshu zhaibian» // Renmin wang-Lilun pindao. Zhongguo gongchandang xinwen wang. 13.11.2018. (Чэнь Ли говорит о «Выдержках из речей Си Цзиньпина по борьбе с бедностью» // Жэньминь ван. Новости КПК. 13.11.2018.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2018/1113/c40531-30397610.html (дата обращения: 22.01.2021). (на китайском)
27.
Chen Xuemei, Ou Shuyang. Renlei mingyun gongtongti sixiang xiade fupin kaifa yanjiu // Da Jingmao. 2019, Vol. 2. (Чэнь Сюэмэй, Оу Шуян. Исследования по борьбе с бедностью и развитию в рамках идеи Сообщества единой судьбы человечества // Да цзинмао. 2019. №2.) URL: http://www.fx361.com/page/2019/0701/5265424.shtml (дата обращения: 22.01.2021). (на китайском).
28.
He Guangwen. Nongcun zijin huzhu hezuo jizhi jiqi jixiao chanshi // Jinrong lilun yu shijian. 2007. Vol 4. P. 3-8. (Хэ Гуанвэнь. Механизм сельской взаимопомощи и сотрудничества и объяснение его эффективности // Финансовая теория и практика. 2007. №4. С. 3-8.). (на китайском).
29.
Ju Ronghua, Liu Yunli. Zhongguo nongcun zijin huzhu zuzhi fazhande xianzhuang ji duice // Jinrong. 2014. Vol. 2. P. 39-46. (Цзюй Жунхуа, Лю Юньли. Статус-кво и ответные меры по развитию сельских организаций взаимопомощи в Китае // Финансы. 2014. №2. С. 39-46.). (на китайском).
30.
Sun Liming. Guanyu fazhan xinxing nongmin zijin huzhu hezuo zuzhide yanjiu. Boshi lunwen // Jilin Daxue., 2006. 47 p. (Сунь Лимин. Исследования по разработке нового типа кооперативной организации сельских паевых инвестиционных фондов. Магистерская диссертация // Цзилиньский университет, 2006. 47 с.). (на китайском).
31.
Wang Qingsong. Zhongguo tese tuopin gongjian zhidu tixide shijie gongxian // Renmin wang. Zhongguo gongchandang xinwen wang. 2020.01.16. (Ван Цинсун. Институциональная система борьбы с бедностью с китайской спецификой как вклад в борьбу с бедностью в мире // Жэньминь ван. Новости КПК. 16.01.2020.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2020/0116/c40531-31551545.html (дата обращения: 01.02.2021). (на китайском).
32.
Wang Yi zai jianpin yu nan nan hezuo gaojibie shipin huiyi shangde jianghua gongmou jianpin fazhan zhilu puxie nan nan hezuo xinpian (2020.09.26) // Zhongguo xinwen wang. 26.09.2020. (Министр иностранных дел, член Госсовета КНР Ван И. Программная речь на видео-конференции высокого уровня по сокращению бедности и сотрудничеству Юг-Юг. Совместное движение по пути к ликвидации бедности и открытие новой страницы сотрудничества Юг-Юг (26 сентября 2020 года) // Новости Китая. 26.09.2020.) URL: https://www.chinanews.com/gn/2020/09-26/9300986.shtml (дата обращения: 15.01.2021). (на китайском).
33.
«Xi Jinping fupin lunshu zhaibian». Bejing: Zhonggong zhongyangdang shi he wenxian yanjiuyuan, 2018 nian 6 yue. (Си Цзиньпин «Выдержки из речей Си Цзиньпина по борьбе с бедностью». Пекин: Изд-во Центрального партийного научно-исследовательского института истории и литературы Коммунистической партии Китая, 2018.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2018/1010/c421125-30332093.html (дата обращения: 12.01.2021). (на китайском).
34.
Xi Jinping : mai xiang mingyun gongtongti kaichuang yazhou xin weilai // Xinhua wang. 2015 nian 3 yue (Си Цзиньпин : К сообществу судьбы и созданию нового будущего для Азии // Синьхуа ван. 28.03.2015.) URL: http://cpc.people.com.cn/n/2015/0328/c64094-26764811.html (дата обращения: 145.01.2021). (на китайском).
35.
Xi Jinping zai di qishiwu jie lianheguo dahui yibianxing bianlun shangde jianghua (quanwen) // Xinhua. 22 ri 9 yue 2020 nian, Beijing (Выступление Си Цзиньпина на общих дебатах в рамках 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН // Синьхуа. Пекин, 22.09.2020.) URL: http://www.xinhuanet.com/2020-09/22/c_1126527652.htm (дата обращения: 31.01.2021). (на китайском).
36.
Xi Jinping zai zhongyang fupin kaifa gongzuo huiyi shang qiangdiao. Tuopin gongjianzhan chongfenghao yijing chuixiang. Quandang quanguo yaoding mubiao kugan shigan // Renmin wang – Renmin Ribao. 2015 nian 11 yue 29 ri. (Си Цзиньпин на конференции ЦК КПК по борьбе с бедностью и развитию. Призыв по ликвидации бедности прозвучал // Жэньминь ван-Жэньминь Жибао. 29.11.2015) URL: http://politics.people.com.cn/n/2015/1129/c1024-27867560.html (дата обращения: 14.01.2021). (на китайском).
37.
«Xieshou goujian hezuo gongying xin huoban tongxin dazao renlei mingyun gongtongti». Xi Jinping zai di qishi jie lianheguo dahui yibianxing bianlun shide jianghua (2015 nian 9 yue 28 ri, Niu Yue) // Renmin wang – Renmin Ribao. («Возьмитесь за руки, чтобы найти новых партнеров для взаимовыгодного сотрудничества и построить сообщество единой судьбы человечества». Си Цзиньпин на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. (Нью-Йорк, 28 сентября 2015 года) // Жэньминь ван-Жэньминь Жибао. 29.09.2015.) URL: http://cpc.people.com.cn/n/2015/0929/c64094-27644987.html (дата обращения: 14.01.2021).
38.
«Xieshou jianshe gengjia meihaode shijie». Xi Jinping zai Zhongguo gongchandang yu shijie zhengdang gaoceng duihua huishangde zhuzhi jianghua (Beijing, 01.12.2017) // Renmin wang – Renmin Ribao. 02.12.2017. («Возьмитесь за руки, чтобы построить лучший мир». Основная речь Си Цзиньпина на диалоге высокого уровня Коммунистической партии Китая и мировых политических партий (Пекин, 1 декабря 2017 года) // Жэньминь ван-Жэньминь Жибао. 02.12.2017.) URL: http://cpc.people.com.cn/n1/2017/1202/c64094-29681332.html (дата обращения: 14.01.2021). (на китайском).
39.
Zhongguo fupin guoji luntan juxing gongjian meiyou pinkunde renlei mingyun gongtongti 2018. 2018.05.24 // Zhongguo wang. (Китайский международный форум по борьбе с бедностью проведен с целью построения Сообщества единой судьбы человечества без бедности – 2018 // Чжунго ван. 24.05.2018.) URL: http://www.cpad.gov.cn/art/2018/5/24/art_624_84341.html (дата обращения: 31.01.2021). (на китайском).
40.
Zhongguo shishi qiannian fazhan mubiao baogao (2000-2015 nian) quanwen. 28.07.2015 // Zhongguo fazhan menhu wang. (Отчет о реализации Целей развития тысячелетия (2000–2015). 28.07.2015 // Ворота развития Китая) URL: http://cn.chinagate.cn/reports/2015-07/28/content_36164105_13.htm (дата обращения: 29.01.2021). (на китайском).
References (transliterated)
1.
Bazhenova E.S. Bednost' v Rossii i Kitae v usloviyakh rynochnoi ekonomiki (itogi razvitiya poslednikh 40 let) // 40 let ekonomicheskikh reform v KNR. M.: Izdatel'stvo Instituta Dal'nego Vostoka RAN, 2020. S. 48-59.
2.
Boni L.D. Kitai: model' adresnoi bor'by s bednost'yu // Ekonomika KNR v gody 13-i pyatiletki (2016-2020). M.: Izdatel'stvo Instituta Dal'nego Vostoka RAN, 2020. S. 57-79.
3.
Boni L.D. Likvidatsiya bednosti v Kitae. Chast' 1 // Aziya i Afrika segodnya. 2020. №8. S. 4-12.
4.
Boni L.D. Likvidatsiya bednosti v Kitae. Chast' 2 // Aziya i Afrika segodnya. 2020. №9. 10-17.
5.
Golenkova Z.T., Igitkhanyan E.D. Srednie sloi sovremennoi Rossii (opyt analiza problemy) // Sotsiologicheskie issledovaniya. 1998. № 7. S. 44-53.
6.
Doklad konferentsii Organizatsii Ob''edinennykh Natsii po problemam okruzhayushchei cheloveka srede, Stokgol'm, 5-16 iyunya 1972 goda, Glava 1. Rio-de-Zhaneirskaya deklaratsiya po okruzhayushchei srede i razvitiyu // ofits-yi sait OON. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/riodecl.shtml (data obrashcheniya: 15.01.2021).
7.
Zaslavskaya T.I. Sotsiostrukturnyi aspekt transformatsii rossiiskogo obshchestva // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2001. №
8.
S. 3-11. 8.Ishmuratova V.G. Bor'ba s bednost'yu v KNR: istoricheskii opyt, problemy i perspektivy // Problemy sovremennoi ekonomiki. 2014. №3(51). S. 287-291.
9.
Kitaiskii put' resheniya problemy bednosti aktualen dlya vsego mira // Rossiiskaya gazeta. 04.10.2019. URL: https://rg.ru/2019/10/04/kitajskij-put-resheniia-problemy-bednosti-aktualen-dlia-vsego-mira.html (data obrashcheniya: 15.01.2021).
10.
Lukonin S.A., Zaklyaz'minskaya E.O. Transformatsiya sotsial'no-ekonomicheskoi modeli Kitaya v usloviyakh pandemii // Kontury global'nykh transformatsii: politika, ekonomika, pravo. 2020. T. 13. № 6. S. 198-216.
11.
Marks, K. Sochineniya: v 30 t. T. 23 / K. Marks, F. Engel's. – Izd. 2-e. – M.: Gospolitizdat, 1960. VI, 907 s.
12.
Ovcharova L.N., Prokof'eva L.M. Al'ternativnye podkhody k opredeleniyu bednosti // Bednost': al'ternativnye podkhody k opredeleniyu i izmereniyu: Nauchnyi doklad Tsentra Karnegi. M., 1998. Vyp. 24. S. 209-218. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/217/680/1219/025Ovcharova.pdf (data obrashcheniya: 27.01.2021)
13.
Ostrovskii A.V. Ekonomika Kitaya do pandemii koronavirusa: smozhet li Kitai postroit' «obshchestvo syaokan» k 100-letnemu yubileyu KPK-2021 g. // Ekonomika KNR v gody 13-i pyatiletki (2016-2020). M.: Izdatel'stvo Instituta Dal'nego Vostoka RAN, 2020. S. 9-28.
14.
Plesskii N.S. Bednost' v sovremennom Kitae: osnovnye cherty i regional'nye razlichiya // Fundamental'nye issledovaniya. 2015. №2 (20). S. 4443-4447.
15.
Radaev V. Rabotayushchie bednye: velik li zapas prochnosti // Ekonomicheskaya sotsiologiya. 2000. T. 1. S. 25-36.
16.
Rodionova S.D. Preodolenie bednosti v sisteme sotsial'nogo upravleniya severnym gorodom: dissertatsiya ... kandidata sotsiologicheskikh nauk: 22.00.08 / Rodionova Svetlana Dmitrievna; [Mesto zashchity: Tyumenskii gosudarstvennyi neftegazovyi universitet].-Tyumen', 2015.-29. s.
17.
Sokrashchenie bednosti v Kitae za schet predostavleniya fermeram vozmozhnosti vyiti na rynki // Vsemirnyi bank. 09.12.2016. URL: https://www.vsemirnyjbank.org/ru/news/feature/2016/12/09/reducing-poverty-in-china-by-connecting-farmers-to-markets (data obrashcheniya: 30.01.2021).
18.
Fakhrutdinova E.V. Bednost' v strukture pokazatelei kachestva zhizni naseleniya // Ekonomicheskie nauki. 2011. №12 (85). S. 78-82.
19.
Tseli razvitiya tysyacheletiya : Doklad za 2015 god. // Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii. 2015. 72 s. URL: https://www.un.org/ru/millenniumgoals/mdgreport2015.pdf (data obrashcheniya: 01.02.2021).
20.
Chinese Approach to the Eradication of Poverty: Taking Targeted Measures to Lift People out of Poverty // A Speech at the Expert Panel on the Implementation of the Third UN Decade for the Eradication of Poverty (2018-2027). Addis Ababa, April 18, 2018. URL: https://www.un.org/development/desa/dspd/wp-content/uploads/sites/22/2018/05/15.pdf (data obrashcheniya: 27.01.2021).
21.
China statistical yearbook 2019 // National Bureau of statistics of China. URL: http://www.stats.gov.cn/tjsj/ndsj/2019/indexeh.htm (data obrashcheniya: 10.02.2021).
22.
Diallo F. China’s Anti-Poverty Efforts: Problems and Progress // The Institute for Security and Development Policy. March 2019, pp. 4. URL: https://isdp.eu/content/uploads/2019/03/Chinas-Anti-Poverty-Efforts-FA-FINAL.pdf (data obrashcheniya: 20.01.2021).
23.
Freeden M. The Morphological Analysis of Ideology. The Oxford Handbook of Political Ideologies (ed. by M. Freeden, M. Stears). Oxford: Oxford University Press , 2013. P. 115-137.
24.
Xi announces major victory in poverty alleviation //Xinhua. April 4th, 2020. URL: http://www.xinhuanet.com/english/2020-12/04/c_139561843.htm (data obrashcheniya: 14.01.2021).
25.
Xi Jinping. The governance of China. III. Beijing : Foreign Language Press Co. Ltd, first edition, 2020.
26.
Chen Li tan «Xi Jinping fupin lunshu zhaibian» // Renmin wang-Lilun pindao. Zhongguo gongchandang xinwen wang. 13.11.2018. (Chen' Li govorit o «Vyderzhkakh iz rechei Si Tszin'pina po bor'be s bednost'yu» // Zhen'min' van. Novosti KPK. 13.11.2018.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2018/1113/c40531-30397610.html (data obrashcheniya: 22.01.2021). (na kitaiskom)
27.
Chen Xuemei, Ou Shuyang. Renlei mingyun gongtongti sixiang xiade fupin kaifa yanjiu // Da Jingmao. 2019, Vol. 2. (Chen' Syuemei, Ou Shuyan. Issledovaniya po bor'be s bednost'yu i razvitiyu v ramkakh idei Soobshchestva edinoi sud'by chelovechestva // Da tszinmao. 2019. №2.) URL: http://www.fx361.com/page/2019/0701/5265424.shtml (data obrashcheniya: 22.01.2021). (na kitaiskom).
28.
He Guangwen. Nongcun zijin huzhu hezuo jizhi jiqi jixiao chanshi // Jinrong lilun yu shijian. 2007. Vol 4. P. 3-8. (Khe Guanven'. Mekhanizm sel'skoi vzaimopomoshchi i sotrudnichestva i ob''yasnenie ego effektivnosti // Finansovaya teoriya i praktika. 2007. №4. S. 3-8.). (na kitaiskom).
29.
Ju Ronghua, Liu Yunli. Zhongguo nongcun zijin huzhu zuzhi fazhande xianzhuang ji duice // Jinrong. 2014. Vol. 2. P. 39-46. (Tszyui Zhunkhua, Lyu Yun'li. Status-kvo i otvetnye mery po razvitiyu sel'skikh organizatsii vzaimopomoshchi v Kitae // Finansy. 2014. №2. S. 39-46.). (na kitaiskom).
30.
Sun Liming. Guanyu fazhan xinxing nongmin zijin huzhu hezuo zuzhide yanjiu. Boshi lunwen // Jilin Daxue., 2006. 47 p. (Sun' Limin. Issledovaniya po razrabotke novogo tipa kooperativnoi organizatsii sel'skikh paevykh investitsionnykh fondov. Magisterskaya dissertatsiya // Tszilin'skii universitet, 2006. 47 s.). (na kitaiskom).
31.
Wang Qingsong. Zhongguo tese tuopin gongjian zhidu tixide shijie gongxian // Renmin wang. Zhongguo gongchandang xinwen wang. 2020.01.16. (Van Tsinsun. Institutsional'naya sistema bor'by s bednost'yu s kitaiskoi spetsifikoi kak vklad v bor'bu s bednost'yu v mire // Zhen'min' van. Novosti KPK. 16.01.2020.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2020/0116/c40531-31551545.html (data obrashcheniya: 01.02.2021). (na kitaiskom).
32.
Wang Yi zai jianpin yu nan nan hezuo gaojibie shipin huiyi shangde jianghua gongmou jianpin fazhan zhilu puxie nan nan hezuo xinpian (2020.09.26) // Zhongguo xinwen wang. 26.09.2020. (Ministr inostrannykh del, chlen Gossoveta KNR Van I. Programmnaya rech' na video-konferentsii vysokogo urovnya po sokrashcheniyu bednosti i sotrudnichestvu Yug-Yug. Sovmestnoe dvizhenie po puti k likvidatsii bednosti i otkrytie novoi stranitsy sotrudnichestva Yug-Yug (26 sentyabrya 2020 goda) // Novosti Kitaya. 26.09.2020.) URL: https://www.chinanews.com/gn/2020/09-26/9300986.shtml (data obrashcheniya: 15.01.2021). (na kitaiskom).
33.
«Xi Jinping fupin lunshu zhaibian». Bejing: Zhonggong zhongyangdang shi he wenxian yanjiuyuan, 2018 nian 6 yue. (Si Tszin'pin «Vyderzhki iz rechei Si Tszin'pina po bor'be s bednost'yu». Pekin: Izd-vo Tsentral'nogo partiinogo nauchno-issledovatel'skogo instituta istorii i literatury Kommunisticheskoi partii Kitaya, 2018.) URL: http://theory.people.com.cn/n1/2018/1010/c421125-30332093.html (data obrashcheniya: 12.01.2021). (na kitaiskom).
34.
Xi Jinping : mai xiang mingyun gongtongti kaichuang yazhou xin weilai // Xinhua wang. 2015 nian 3 yue (Si Tszin'pin : K soobshchestvu sud'by i sozdaniyu novogo budushchego dlya Azii // Sin'khua van. 28.03.2015.) URL: http://cpc.people.com.cn/n/2015/0328/c64094-26764811.html (data obrashcheniya: 145.01.2021). (na kitaiskom).
35.
Xi Jinping zai di qishiwu jie lianheguo dahui yibianxing bianlun shangde jianghua (quanwen) // Xinhua. 22 ri 9 yue 2020 nian, Beijing (Vystuplenie Si Tszin'pina na obshchikh debatakh v ramkakh 75-i sessii General'noi Assamblei OON // Sin'khua. Pekin, 22.09.2020.) URL: http://www.xinhuanet.com/2020-09/22/c_1126527652.htm (data obrashcheniya: 31.01.2021). (na kitaiskom).
36.
Xi Jinping zai zhongyang fupin kaifa gongzuo huiyi shang qiangdiao. Tuopin gongjianzhan chongfenghao yijing chuixiang. Quandang quanguo yaoding mubiao kugan shigan // Renmin wang – Renmin Ribao. 2015 nian 11 yue 29 ri. (Si Tszin'pin na konferentsii TsK KPK po bor'be s bednost'yu i razvitiyu. Prizyv po likvidatsii bednosti prozvuchal // Zhen'min' van-Zhen'min' Zhibao. 29.11.2015) URL: http://politics.people.com.cn/n/2015/1129/c1024-27867560.html (data obrashcheniya: 14.01.2021). (na kitaiskom).
37.
«Xieshou goujian hezuo gongying xin huoban tongxin dazao renlei mingyun gongtongti». Xi Jinping zai di qishi jie lianheguo dahui yibianxing bianlun shide jianghua (2015 nian 9 yue 28 ri, Niu Yue) // Renmin wang – Renmin Ribao. («Voz'mites' za ruki, chtoby naiti novykh partnerov dlya vzaimovygodnogo sotrudnichestva i postroit' soobshchestvo edinoi sud'by chelovechestva». Si Tszin'pin na 70-i sessii General'noi Assamblei OON. (N'yu-Iork, 28 sentyabrya 2015 goda) // Zhen'min' van-Zhen'min' Zhibao. 29.09.2015.) URL: http://cpc.people.com.cn/n/2015/0929/c64094-27644987.html (data obrashcheniya: 14.01.2021).
38.
«Xieshou jianshe gengjia meihaode shijie». Xi Jinping zai Zhongguo gongchandang yu shijie zhengdang gaoceng duihua huishangde zhuzhi jianghua (Beijing, 01.12.2017) // Renmin wang – Renmin Ribao. 02.12.2017. («Voz'mites' za ruki, chtoby postroit' luchshii mir». Osnovnaya rech' Si Tszin'pina na dialoge vysokogo urovnya Kommunisticheskoi partii Kitaya i mirovykh politicheskikh partii (Pekin, 1 dekabrya 2017 goda) // Zhen'min' van-Zhen'min' Zhibao. 02.12.2017.) URL: http://cpc.people.com.cn/n1/2017/1202/c64094-29681332.html (data obrashcheniya: 14.01.2021). (na kitaiskom).
39.
Zhongguo fupin guoji luntan juxing gongjian meiyou pinkunde renlei mingyun gongtongti 2018. 2018.05.24 // Zhongguo wang. (Kitaiskii mezhdunarodnyi forum po bor'be s bednost'yu proveden s tsel'yu postroeniya Soobshchestva edinoi sud'by chelovechestva bez bednosti – 2018 // Chzhungo van. 24.05.2018.) URL: http://www.cpad.gov.cn/art/2018/5/24/art_624_84341.html (data obrashcheniya: 31.01.2021). (na kitaiskom).
40.
Zhongguo shishi qiannian fazhan mubiao baogao (2000-2015 nian) quanwen. 28.07.2015 // Zhongguo fazhan menhu wang. (Otchet o realizatsii Tselei razvitiya tysyacheletiya (2000–2015). 28.07.2015 // Vorota razvitiya Kitaya) URL: http://cn.chinagate.cn/reports/2015-07/28/content_36164105_13.htm (data obrashcheniya: 29.01.2021). (na kitaiskom).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленное исследование посвящено весьма значимой в социально-экономическом отношении – борьбе с бедностью на примере политики государства КНР, придерживающегося идеологической линии под общим названием «Сообщество единой судьбы человечества».
Как подчеркивает автор, актуальность исследования обоснована тем практическим опытом, которым руководство Китайской Народной Республики делится с мировым сообществом в плане развития экономической системы, инвестиционной политики, политики экспорта и импорта и т.д. И в этой связи трудно не согласиться с тем, что общемировой контекст выдвигает проблему бедности в число одной из самых существенных в глобальном мировом сообществе.
Сама проблематика рассматривается с точки зрения существующих в китайской идеологии направлений гуманитарной мысли, то есть с позиций философско-этических. Тем не менее, нельзя не отметить, что автор не придерживается совершенно никакой методологии в анализе исследуемого феномена, который состоит из двух частей: бедность как социально-экономическая проблема и совокупность идеологических концептов КНР в сфере социального благоденствия и развития.
Таким образом, аппарат исследования и его структура, предусмотренные требованиями в научных изданиях Nota Bene в качестве необходимых, попросту отсутствуют. Нельзя не отметить, что автор опирается не только на отечественные источники, но использует также китайскую литературу, однако самого по себе этого недостаточно для того, чтобы концептуализировать ключевые моменты представленной публикации. Настоятельно рекомендуется ввести тематические подзаголовки в статью, разделить ее на отдельные параграфы, в которых рассматриваются институциональные и доктринальные аспекты проблемы борьбы с бедностью в КНР.
В качестве методологии исследования автор мог бы использовать, по крайней мере, морфологический анализ идеологии М. Фридена, позволяющий выявлять так называемые "ядерные" и "периферийные" идеологические концепты.
Несмотря на то, что в публикации упоминается ООН как ведущая мировая организация, формирующая текущую глобальную политическую повестку дня в области развития экономики, сохранения мирового баланса, экологии, климата и т.д., форматы взаимодействия КНР с ней вовсе не описаны. Во многом некоторые положения статьи носят декларативный характер, не подкрепляются весомыми эмпирическими данными. Например, данное утверждение: «Китай как ответственная мировая держава доказывает своими действиями 170 странам и международным организациям более 400 млрд юаней на ликвидацию бедности, направил свыше 600 тыс. человек в качестве персонала гуманитарных миссий, построил около 5 тыс. гуманитарных объектов. Благодаря усилиям Китая было подготовлено 12 млн квалифицированных специалистов в развивающихся странах» попросту берется из Российской Газеты.
Статья представляет весьма значимый интерес как для востоковедов, так и для специалистов в области международных отношений, исследователей гуманитарного профиля, поскольку в ней довольно оригинально разработан научно-исследовательский фокус. Однако в самом тексте отсутствует какая-либо дискуссия с уже имеющимися публикациями на схожую тематику, не прописана научная разработанность данной темы. В этом отношении несомненно уязвимым местом рецензируемого исследования является столь малое количество источников в библиографическом списке, складывается впечатление, что автор попросту не знакомы с современными исследованиями экономических проблем в КНР и мире. Так, социально-экономические черты и региональные особенности бедности в Китае анализировал, например, Плесский Н.С.
Статья может быть опубликована после внесения исправление теоретико-методологического характера, актуализации инновационных методов исследования социально-политической идеологии и анализа экономических показателей, свидетельствующих о проблеме бедности и ее социальных последствиях.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная статья обладает несомненными признаками научной публикации. В ней присутствует описание объекта и предмета исследования; методология исследования, актуальность и научная новизна. Следует согласиться с тезисом автора, что борьба с бедностью в Китае в рамках концепции «Сообщества единой судьбы человечества» представляется вполне своевременной и актуальной. Несомненным достоинством настоящей работы является многообразие использованных источников и литературы и, прежде всего, на языке оригинала. Автор просмотрел большое количество научной литературы на русском и китайском языках. Очевидно, что он прекрасно владеет эмпирическим материалом. Данное обстоятельство повышает ценность рассматриваемой статьи и увеличивает ее шансы на публикацию.
Вместе с тем, на наш взгляд, в представленной работе имеются некоторые замечания, требующие доработки и исправления.
Во-первых, во Введении автор весьма подробно изложил методологию своего исследования. Автор перечисляет относительный метод, базирующийся на понятии благосостояния физических и социальных потребностей индивида и качественный (депривационный) подход, основанный на социальных отношениях, занятости, уровне доходов, образования и других аспектах благосостояния населения. Кроме того, автор указывает, что в работе был использован морфологический анализ идеологии. Однако из последующего текста не совсем понятно, как названные методы использовались и могли быть использованы в исследовании.
Во-вторых, представленный текст является достаточно рыхлой конструкцией. Факты, цитаты и мнения расположены хаотично, иногда не связаны друг с другом. Мысль автора произвольно перемещается с национального на региональный и глобальный уровни без логических причинно-следственных связей. Отсутствует четкий план и прослеживаемая структура изложения материала. Хотелось бы посоветовать автору выстроить план исследования по традиционному принципу "от общего к частному", расположив в начальной части работы доктринальные и теоретические положения, а затем постепенно переходить к описанию принимаемых практических мер и решений.
В-третьих, автору необходимо уделить внимание стилистике исследования. В работе преобладает обыденный стиль, недостаточно точных научных оборотов. В ряде случаев работа изобилует эмоционально окрашенными высказываниями. Иногда, когда автор цитирует высокопоставленных руководителей КНР, создается впечатление, что перед читателем не научная статья, а выдержка из пропагандистского вестника с явной идеологической окраской.
В-четвертых, из Заключения не совсем ясно, достиг ли автор задач, сформулированных во Введении.
Таким образом, с учетом изложенного, полагаем, что представленная работа может быть интересна читательской аудитории, как профессиональным синологам, так и ученым, интересующимся проблемами глобального и регионального развития. Однако с учетом высказанных замечаний рекомендовали бы автору внести доработки в свое исследование.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования рецензируемой статьи является оценка эффективности борьбы с бедностью в современном Китае в контексте программы «Сообщество единой судьбы человечества», а также возможность экстраполяции успешных институциональных практик противодействия бедности и нищете на весь современный мир, особенно на развивающиеся страны.
Авторами исследуется поэтапная специфика преодоления региональной бедности в городском и сельском социуме, выявляются его особенности, выделяются базовые социальные и экономические механизмы, дифференцируются последствия экономического развития для Китая и стран мира пандемии СOVID-19.
Методология исследования основана на анализе базовых институциональных подходов, междисциплинарном анализе преодоления бедности в контексте экономики, социологии, политики.
Используется абсолютный и относительный подход в оценке благосостояния населения страны, приводятся его экономические и финансовые индикаторы.
Авторы статьи подчеркивают значимость периферийного концепта преодоления бедности в контексте экономических теорий социализма, обусловливающих современную идеологию сегодняшнего китайского общества.
Институциональный подход авторов статьи позволяет им успешно проанализировать социальную легитимность базовых институтов по преодолению бедности в Китае.
Кроме того, в работе использованы теории российских и зарубежных авторов, идентифицирующих роль интеграционных усилий государств в минимизации бедности, как одной из самых злободневных проблем современного мира.
Актуальность статьи бесспорна, так как анализ теоретических и эмпирических исследований, изучение специфики институциональной поддержки не только населения Китая, но и всего мира с целью роста благосостояния, призван конструировать универсальные и оптимальные механизмы по преодолению бедности, как универсального явления всех стран.
Научная значимость подобных исследований подтверждается острой необходимостью поиска разнообразных инструментов консолидации ученых и практиков мирового сообщества, в данном случае, в контексте реализации политики минимизации бедности.
Научная новизна статьи заключается в том, что определено влияние реализации программы «Сообщество единой судьбы человечества» без бедности на стабилизацию финансового благополучия китайского населения, развитие новых принципов борьбы с бедностью, преодоление патернализма, стимулирование социальной активности самих бедных. Результаты исследования борьбы с бедностью проанализированы на примерах подробного описания реализации комплексных и системных мероприятий, что позволило выявить определенные универсальные и региональные особенности данного процесса.
Авторами представлено описание международного механизма совместного использования и разработке программ по обмену знаниями и опытом в деле сокращения бедности, представленного в 2018 году на Всемирном научном форуме. Предложено описание проблемных локусов функционирования системы мероприятий по снижению бедности в разных странах мира.
Структура статьи отвечает стандартным требованиям. Авторы представляют введение в проблему, обзор литературы, описываются базовые аспекты доктрины по борьбе с бедностью в КНР, характеризуют ее институциональные аспекты. В статье представлен прогноз преодоления бедности в условиях современной пандемии, заключение и список литературы.
Рецензируемая статья отличается обширным теоретическим анализом научных подходов, определяющих теоретико-методологическую базу исследования. Стиль описания научный. Представлен подробный поэтапный анализ данных деятельности китайского правительства по борьбе с бедностью, приводится сравнительный анализ региональных проблем китайских территорий.
Содержание рецензируемой статьи связано с актуализацией инновационных практик, призванных осуществить социальный контроль состояния бедности и нищеты не только в Китае, но и во всем мире. Исследуются эмпирические и прикладные возможности программы «Сообщество единой судьбы человечества» без бедности и ее базовых принципов. Приводятся результаты эффективных инновационных способов снижения бедности, востребованных и в других странах, как неоднократно подчеркивается в документах ООН.
Авторы представляют новую модель по преодолению бедности, констатируя, что потребность в инклюзии бедных во всем мире стимулирует межстрановые исследования по комплексному и системному решению проблем бедности.
В статье прогнозируется вероятность усиления финансового неблагополучия большинства стран мира в условиях распространения пандемии. Приводится анализ и оценка принципа индивидуальной ответственности представителей бедного населения, адресности и дифференцированности в мероприятиях по ликвидации бедности, минимизации ее для всего человечества.
Особая ценность статьи заключается в обоснование базовых институциональных направлений борьбы с бедностью, включающих зону ответственности, четкую идентификацию бедности, координацию политики по преодолению бедности, дифференцированность помощи бедным, принципы социальной мобилизации и интеграции всех субъектов общества, систему контроля и оценки работы по эффективности проведенных мероприятий.
В качестве выводов авторы констатируют, что сочетание теорий «точного управления» с инновационными моделями преодоления бедности с учетом региональной специфики китайского общества позволили значительно снизить абсолютную и относительную бедность в регионах страны.
Данные представленного исследования, основаны на достаточно обширном анализе теоретического и эмпирического материала. Подробный анализ решения проблемы в контексте временной перспективы, позволил авторам получить объективные данные о том, что системная работа по снижению бедности в регионах современного Китая может эффективно осуществляться через явления синтеза институционального подхода в сочетании с актуальной национальной доктриной по преодолению бедности.
Библиографический список статьи отличается подбором качественной и многочисленной современной литературы, наличием зарубежных источников, в том числе на китайском языке, анализ которых повышает научно-методический уровень статьи.
В качестве вопросов и замечаний к авторам статьи, необходимо заметить следующее:
1. На наш взгляд авторам необходимо подробнее охарактеризовать феномен бедности. Выделить виды бедности. Описать ее основные индикаторы, например, глубину бедности и пр.
2. Необходимо обозначить критерии, по которым авторы судят об эффективном преодолении бедности в тех или иных провинциях китайского общества. Выделить общее и специфическое.
Данные замечания носят дискуссионный характер и не снижают значимость статьи.
Итоги статьи свидетельствуют о законченном исследовании социально-значимой мировой проблемы. Представлены новые результаты о существующем социальном потенциале по решению проблемы бедности в мире.
Статья представляет значительный читательский интерес, рекомендуется для экономистов, политологов, социологов, специалистов в области преодоления глобальных общественных проблем, всех, кто интересуется современными трендами постиндустриального мира.