Читать статью 'Представление о будущих видах деятельности у современных юношей и девушек' в журнале Психология и Психотехника на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1628,   статей на доработке: 220 отклонено статей: 300 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Представление о будущих видах деятельности у современных юношей и девушек

Шилова Наталья Петровна

кандидат психологических наук

заместитель начальника Управления, Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки

129323, Россия, г. Москва, пр-д Лазоревый, 1, кв. 59

Shilova Natalia Petrovna

PhD in Psychology

Deputy Head of the Federal Supervision Service for Education and Science

129323, Russia, g. Moscow, pr-d Lazorevyi, 1, kv. 59

npshilova@outlook.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0722.2021.4.34855

Дата направления статьи в редакцию:

13-01-2021


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: В статье проанализированы и описаны результаты исследования представлений юношей и девушек о будущих видах деятельности. В исследовании приняли участие 1538 юношей и девушек от 14 до 28 лет. Им было предложено назвать пять основных видов деятельности, которыми, как они сейчас предполагают, они будут заниматься через пять лет. Целью исследования стало изучение гендерных и институциональных различий в представлении о будущих видах деятельности у юношей и девушек. В статье рассматривается тема развития в юношеском возрасте, через определение его как переходный между детством и взрослостью. Переходность юношеского возраста обосновывается сопоставлением типа развития с ведущей деятельностью. Исследование показало, что выбирая связанные с устройством личной жизни виды деятельности или профессиональную деятельность юноши и девушки, ограничивают свое будущее рамками одной сферы. Гендерные особенности в представлениях о будущих деятельностях у девушек связаны с устройством личной жизни, а у юношей – с развлечениями и здоровьем. Для студентов СПО будущее связано с работой и семьей, а также с играми и развлечениями, а для студентов вузов эту нишу занимают творчество и путешествия.


Ключевые слова: юношеский возраст, образ будущего, деятельность, юношество, будущее, юноши и девушки, виды деятельности, гендерные различия, институциональные различия, возрастное развитие

Abstract: This article analyzes and describes the results of research on representations on the future fields of activity of modern youth. A total of 1,538 respondents aged 14 to 28 years participated in the research. They were asked to name five main activities that expect to be engaged in five years from now. The goal of this work lies in studying the gender and institutional differences in perception of the future types of activity among youth. The article examines the topic of development in adolescence as a transitional period between childhood and adulthood. The transition of adolescence is determined by comparison of the development type with the leading field of activity. It is demonstrated that selection of the type of activity associated with arrangement of personal life or professional activity, young individuals limit their future to a single sphere. Gender peculiarities in representations of future career of young ladies are associated with the arrangement of their personal life, while of young men – with entertainment and health. The students of vocational secondary education associate their future with work and family, as well as games and entertainment, while for the university students, this niche is taken by creativity and traveling.



Keywords:

gender differences, types of activities, boys and girls, future, youth, activity, image of the future, youthful age, institutional differences, age development

Введение

Юношеский возраст является возрастом, для которого представление о будущем становится стержнем построения собственной жизни. Будущее - это психологическое пространство, в котором потребности личности подвергаются когнитивной переработке в отдельные цели и поведенческие схемы. Бельгийский психолог Ж. Нюттен видит будущее, как пространство мотивации [1]. В психологической деятельностной структуре концепт образа будущего занимает одно из важных мест вместе с категориями цели и мотива [2; 3; 4; 5]. Придерживаясь культурно-исторического подхода мы выделяем три предельных вида деятельности человека – это труд, игра и учение [6; 7]. Психологически труд – это всякая человеческая продуктивность и производительность, которая демонстрирует окружающим самостоятельность и ответственность в осуществлении практической деятельности. Игра в психологическом плане представляет собой форму деятельности, характеризующуюся активностью и проявлением эмоций в воображаемом пространстве и позволяющую «опробовать» себя в игровых ролях. Учение же предстает как деятельность, направленная на развитие знаний, навыков и личностных качеств.

Нормальная деятельность возможна только при условии ее институционализации. Иными словами, игра, учение и труд должны быть «обустроены» таким образом, чтобы образовывать точную возрастную заданность и требования к текущему уровню психического развития индивида. При этом важно выделить три типа возрастного развития человека: детский, переходный и взрослый [6; 7; 8; 9]. Их можно охарактеризовать через отношения между игрой, учением и трудом.

Детский тип развития связывается с игрой и учением, как воспроизводящими видами деятельности [9], в которые «погружено» детство. И если игра возникает на основании невозможности реализации смыслов и отношений взрослого мира (сюжетно-ролевая игра), то учение обусловлено невозможностью реализации явных, «оестествленных» инструментов взрослого (не-детского) мира (чтение, письмо и счет). Таким образом, взрослость является детству сначала как горизонт смыслов отношений между взрослыми (сюжетно-ролевая игра), а затем – как горизонт «умелости ума» (письмо, чтение и счет).

Взрослый тип развития характеризуется не через воспроизводящую деятельность (игру или учение), а через то новое отношение, которое возникает между игрой и учением в связи с появлением в жизни человека труда. Причем появление труда вначале не является непосредственным, а возникает в горизонте личной перспективы. Это означает, что игра и учение уже «сняты» в труде. Иными словами, игра и учение становятся средствами развития в целях «большей» производительности личности.

Собственно переходный тип развития характеризуется тем, что труд еще не является целью, а игра и учение уже исчерпали энергию развития. Труд в переходном типе развития выступает как ближайший горизонт, а также как рамка для учения и игры. Новый возраст, по мнению Л.С. Выготского, наступает вследствие изменения социальной ситуации развития, то есть перестраивания отношения ребенка к окружающей его социальной действительности [8]. Таким образом, в период юношества возникает вопрос о том, ради чего нужно учиться, в расчете на какую перспективу? По образному выражению Л.С. Выготского, «если подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, то юноша смотрит на настоящее с позиции будущего» [8]. «Взгляд с позиции будущего» включает в себя построение жизненного сценария, который определяет ожидания относительно того, что должно произойти на разных этапах жизни [10; 11; 12]. Когда в субъективной действительности появляется именно такой «взгляд с позиции будущего» – тогда и образуется возрастной переход. Юность при этом является переходным периодом от детскости во взрослость, и развитие в юношеском возрасте происходит иначе чем в детстве, то есть не по логике смены стабильных возрастов кризисными. В современной психологии развития все чаще исследуется тема «растягивания» переходного возраста [13; 14; 15; 16]. Так, Дж. Арнетт считает, что в наше время даже 30-летних сложно назвать взрослыми людьми, и вводит понятие «появляющаяся взрослость» для категории людей, которых по ряду признаков уже нельзя назвать подростками, но это еще и не взрослые люди. Маркерами взрослости Дж. Арнетт называет такие общепризнанные универсальные характеристики, как финансовая самостоятельность, вступление в брак, рождение детей и т.д. В своих исследованиях Дж. Арнетт подчеркивает, что представители этого переходного возраста не стремятся к достижению обозначенных характеристик взрослости [14; 15; 16].

В отечественной классической психологии развития В.В. Давыдов выделяет в качестве ведущей деятельности юношеского возраста учебно-профессиональную деятельность [9]. При переходе из детскости во взрослость юношам и девушкам предстоят экзамены и выбор, завершающие их формальное детство. Таким выбором является решение о том, пойти ли в колледж после 9 класса или продолжить обучение в школе, какой вуз выбрать после 11 класса, поступить ли после бакалавриата в магистратуру или пойти работать, и т.д. Таким образом, юноши и девушки поставлены в ситуацию выбора перспектив собственного образования, которое в этой ситуации связывается с профессией. Отсюда вытекает идея профессионального самоопределения, как ведущей деятельности для юношества, а представления о профессиях становятся для юноши или девушки одной из содержательных основ образа их будущего [2; 17]. Обычно исследования строятся при помощи опросов, отражающих выбор будущей профессии юношами и девушками [18; 19; 20; 21]. Осмысленность учебно-профессионального выбора измерить довольно сложно. Леонтьев Д.А. и Пилипко Н.В. доказали, что структуру внутренней деятельности, которая позволяет юношам и девушкам более уверенно решать задачу выбора можно развивать в процессе обучения. Для этого юноши и девушки должны сформулировать все возможные аргументы за и против каждой из имеющихся альтернатив и проранжировать аргументы по степени значимости [22]. В качестве таких альтернатив авторы предложили участникам исследования выбрать темы курсовых работ из ограниченного списка, а также обосновать свой выбор. Кроме того есть исследования, позволяющие оценить личностные особенности выбора, например исследование при помощи методики «Диагностика субъективного качества выбора» (Леонтьев, Мандрикова, Фам, 2007). Авторы оценивают принятие ответственности за выбор (обдуманный, добросовестный, ответственный выбор, выбор как деятельность — спонтанный выбор, выбор как реакция); эмоциональный знак выбора (эмоционально положительное отношение к выбору — амбивалентное отношение к выбору); самостоятельность выбора (автономный выбор — вынужденный выбор); удовлетворенность выбором (принятие сделанного выбора — сомнение в принятом решении) [23]. Проанализированные исследования показывают, что для построения образа будущего юношам и девушкам необходимо сделать осознанный выбор, при этом взрослость характеризуют не только выбор в сфере профессии и профессионального образования, но так же в сфере семейной жизни, воспитания детей и т.д.

Мы провели исследование представлений юношей и девушек об образе их будущего, используя представления о категориях их будущей деятельности. Основной гипотезой нашего исследования стало предположение о том, что в представлении о будущих видах деятельности у юношей и девушек есть гендерные и институциональные различия. При проведении исследования мы также руководствовались идей увеличения протяженности юношеского возраста и результатами исследования Дж. Арнетта о том, что юноши и девушки стремятся отсрочить взрослость.

Методика и выборка исследования

Молодым людям был предложен открытый вопрос: «Что ты будешь делать через пять лет? Назови не менее пяти видов деятельности». Такая формулировка вопроса позволила создать экспериментальную ситуацию взгляда на настоящее из позиции будущего, так как диапазон в пять лет – это вполне обозримая для испытуемых перспектива, а пять видов деятельности дают возможность сформировать «пакет» разнообразных желаемых направлений человеческой продуктивности личности у юношей и девушек. Кроме того, испытуемый должен был указать свой возраст и выбрать из предложенных вариантов пол (женский или мужской), и образовательную организацию, в которой учится (школа, организация СПО, вуз). Опрос проводился в компьютерной форме. В целом было получено порядка 7690 высказываний.

Затем 10 экспертам - психологам и педагогам, кандидатам и докторам наук было предложено сгруппировать все предложенные молодыми людьми виды их будущей деятельности. В результате было выделено шесть основных сфер:

· профессиональная деятельность и финансовая свобода – работа и достойный заработок, а также возможность делать необходимые покупки и траты, например «буду работать на работе, которая нравится»; «хочу сделать что-то свое, которое будет приносить мне прибыль» или «куплю квартиру»;

· образование – учеба, саморазвитие, повышение профессионального и карьерного уровня, например «заканчивать учебу в магистратуре»; «повышать свой культурно-образовательный уровень»; или «читать книги»;

· развлечения – компьютерные игры, «тусовки» и иные пассивные зрелищные мероприятия, например «играть в любимые компьютерные игры»; или «гулять с друзьями»;

· внимание к своему здоровью – занятия спортом, ведение здорового образа жизни, например «продолжать заниматься спортом»; «ездить на велосипеде»;

· «поиск себя» – занятия творчеством, путешествия и активные хобби, например «обязательно буду путешествовать по миру»; «развить свои навыки рисования»; или «писать стихи, возможно прозу»;

· устроенность личной жизни – семья, любовь, дети, счастье, радость, например «буду воспитывать детей»; «выйду замуж»; или «буду счастливой».

Для анализа данных исследования номинальные шкалы перекодировались в дихотомические со значением 0 (отсутствие признака) и 1 (наличие признака), затем количество упоминаний по каждой категории суммировалось и получались частоты употребления той или иной категории отдельным испытуемым. Каждое высказывание оценивалось не менее чем тремя экспертами, и в дальнейшем анализе участвовали только те высказывания, по которым оценки минимум двух из трех экспертов совпадали. Таким образом, было проанализировано 7225 высказываний. Количество употреблений испытуемыми высказываний в разрезе выделенных категорий представлено на рисунке 1.

Рис. 1.

Количество употреблений испытуемыми высказываний в разрезе выделенных категорий, %

Обработка данных осуществлялась при помощи статистического программного пакета “SPSS” (версия 22.0). Корреляционный анализ проведен при помощи коэффициента корреляции Пирсона, поскольку обе переменные измерены по интервальной шкале. Были использованы уровни значимости: минимальный р≤0,05 и достаточный р≤0,01.

Выборка исследования составила 1538 юношей и девушек от 14 до 28 лет. Из них: 14-летних – 152, 15-летних – 118, 16-летних – 305, 17-летних – 259, 18-летних – 170, 19-летних – 102, 20-летних – 87, 21-летних – 102, 22-летних – 42, 23-летних – 48, 24-летних – 31, 25-летних – 29, 26-летних – 24, 27-летних - 26, 28-летних – 43.

Характеристика полученной выборки с учетом получаемого образования представлена в табл. 1.

Таблица 1.

Характеристики выборки (N = 1538)

Пол

Уровень образования

Всего

кол-во человек / %

Школа, кол-во человек

СПО, кол-во человек

Вуз, кол-во человек

Юноши

203

201

206

610 / 39,66

Девушки

243

253

432

928 / 60,34

Всего

446

454

638

1,538/ 100,00

Результаты исследования

Результаты корреляционного анализа взаимосвязи представлений о будущих деятельностях, которыми планируют заниматься юноши и девушки через пять лет, и их анкетными характеристиками (возраст, пол и вид получаемого образования) представлены в табл. 2.

Таблица 2

Статистические взаимосвязи между видами деятельности, в которых видят себя юноши и девушки через пять лет, и анкетными характеристиками (N = 1538)

Деятельность

Возраст

Пол (юноши)

Школа

СПО

Вуз

Профессиональная деятельность и финансовая свобода

0,1197**

0,0251

-0,1229**

0,0527*

0,0699**

Образование

-0,2243**

-0,0578*

0,1780**

0,0199

-0,1963**

Развлечения

-0,0854**

0,1050**

0,0213

0,0844**

-0,1045**

Внимание к здоровью

-0,0101

0,1683**

0,0304

-0,0085

-0,0218

Поиск себя

0,0044

-0,1578**

0,0434

-0,1107**

0,0662*

Устроенность личной жизни

0,1475**

-0,1380**

-0,1717**

0,0824**

0,0890**

Условные обозначения: * p < .05. ** p < .01.

При анализе представлений о будущем в зависимости от уровня получаемого образования мы получили три разных образа будущего. Школьники считают, что через пять лет они будут учиться, что-либо изучать и саморазвиваться, но скорее всего не будут еще работать, делать покупки и устраивать свою личную жизнь (семья, любовь, дети, счастье, радость). Студенты системы СПО планируют через пять лет работать, что-то покупать, играть, «тусить», развлекаться, при этом собираются устраивать свою личную жизнь и не собираются далее учиться, что-либо изучать и саморазвиваться. Студенты вузов планируют через пять лет работать и делать покупки, заниматься творчеством, путешествовать и устраивать свою личную жизнь, но при этом не планируют играть, «тусить», развлекаться, а также не думают продолжать учиться.

Как видим, образ ближайшего будущего для школьников не сильно отличается от их сегодняшней реальности, а для студентов, получающих среднее профессиональное или высшее образование, образ будущего связан, в основном, с финансовой свободой и устройством личной жизни. Для студентов СПО игры и развлечения являются такой же важной составляющей образа их будущего, как финансовая свобода и устроенность личной жизни, а для студентов вузов дополнительной сферой деятельности, составляющей образ их будущего, является «поиск себя». Иными словами, институциональные особенности вузов и средне-специальных учебных заведений задают разные векторы для становления и развития в целях «большей» производительности личности. В первом случае таким вектором выступает учение – через творчество и путешествия, а во втором – игра.

Чем выше возраст молодого человека, тем чаще он упоминает виды деятельности, связанные с профессией, а также с устройством своей жизни (семья, любовь, дети, счастье). Чем старше испытуемые, тем реже они называют виды деятельности, связанные с учебой, изучением чего-либо, саморазвитием, а также с развлечениями, «тусовками» и играми.

Гендерные различия показывают нам, что почти все юноши через пять лет планируют играть, «тусить», развлекаться и заниматься спортом. И почти никто из них не собирается учиться, саморазвиваться, что-то изучать и устраивать свою личную жизнь (семья, любовь, дети, счастье, радость). У девушек мы видим противоположную картину: через пять лет они планируют учиться, саморазвиваться, что-то изучать, устраивать свою личную жизнь (семья, любовь, дети, счастье, радость) и не собираются играть, «тусить», развлекаться и заниматься спортом.

Полученные данные подтвердили базовые предположения: указанные юношами и девушками виды деятельности демонстрируют гендерные и институциональные различия в представлениях о будущих видах деятельности. Соответственно образ будущего, формируемый из этих представлений, показывает нам совершенно разные основания для выбора, которые зависят не только от увеличения возраста. Сравнивая между собой все перечисленные юношами и девушками виды деятельности, мы получили значимые отрицательные взаимосвязи, представленные в табл. 3.

Таблица 3

Статистические взаимосвязи между видами деятельности, в которых видят себя юноши и девушки через пять лет (N = 1538)

Деятельность

Профессиональная деятельность и финансовая свобода

Образование

Развлечения

Внимание к здоровью

Поиск себя

Устроенность личной жизни

Профессиональная деятельность и финансовая свобода

1

Образование

-0,2769**

1

Развлечения

-0,2653**

-0,0453

1

Внимание к здоровью

-0,1537**

0,0091

-0,0491

1

Поиск себя

-0,1938**

-0,0463

-0,1025**

-0,0189

1

Устроенность личной жизни

-0,1981**

-0,0950**

-0,0952**

-0,0994**

-0,2161**

1

Условные обозначения: * p < .05. ** p < .01

Данные, представленные в таблице, позволяют выделить четыре основных кластера, на которые делятся юноши и девушки в зависимости от их представлений о будущих видах деятельности. Первый включает в себя юношей и девушек, сфокусированных на профессиональной сфере, которые видят свое будущее только в ней. Так, если среди указанных видов деятельности есть работа или траты и покупки, то, скорее всего, других типов деятельности там не было ими выделено. Типичный ответ выглядел так: «Буду работать; менеджер; директор; экономист; куплю квартиру». Второй кластер включает юношей и девушек, которые выделяют виды деятельностей, связанные со сферой «устраивать свою личную жизнь» (семья, любовь, дети, счастье, радость). Типичный пример: «Выйду замуж; рожу детей; радоваться жизни; счастливая семья; жить». В третий кластер вошли юноши и девушки, у которых в представлениях о будущих видах деятельности есть деятельности, связанные с творчеством и путешествиями, но в отличие от первого и второго кластеров в их представлениях о будущем присутствуют и другие виды деятельности. Если среди видов деятельности, в которых молодые люди видят себя через пять лет, указаны занятия творчеством или путешествия, то, скорее всего, они не планируют через пять лет играть, «тусить», развлекаться. И в четвертом кластере юноши и девушки называют среди будущих видов деятельностей – развлечения и игры. Если юноши и девушки планируют через пять лет играть, «тусить» и развлекаться, то они не планируют заниматься творчеством и путешествовать.

Первые два кластера позволяют сделать вывод, что в рамках ответа на вопрос «Что вы будете делать через пять лет?» многие юноши и девушки выделяют только одну из идей взрослости. Эта сфокусированность в юношеском возрасте касается двух сфер: устроенности личной жизни или финансовой свободы, опирающейся на профессиональную деятельность. Теоретический анализ, проведенный нами в начале статьи, основывался на классических представлениях культурно-исторической и деятельностной психологии, показывающих, что юноши и девушки думают о будущем, и ведущей деятельностью для них становится учебно-профессиональная. Исходя из полученных нами данных, сфера подготовки к устроенности личной жизни является такой же важной для юношеского возраста, как и подготовка к профессиональной деятельности. Учитывая результаты, показывающие институциональные особенности, мы видим, что первые два кластера состоят в основном из более взрослых юношей и девушек, получающих профессиональное образование.

Третий и четвертый кластеры показывают взаимоисключение двух сфер деятельности: развлечений и «поиска себя» и мозаичность разных видов деятельности, на наш взгляд, подтверждает тезис, указанный в начале статьи о переходности юношеского возраста. При этом юноши и девушки это уже не дети, но еще и не взрослые, поэтому одна часть из них все еще считает важным развлекательность игры, а другая познавательность творчества. В кластер, где юноши и девушки выделили виды деятельности, связанные с творчеством и путешествиями и нет игр и развлечений, в основном попадают студенты вузов. В четвертом кластере, где присутствуют развлечения и игры, мы наблюдаем преимущественно студентов СПО более младшего возраста.

Проанализировав представления о будущих видах деятельности в юношеском возрасте, мы заключаем, что юноши и девушки выбирают одну из двух стратегий, либо сосредоточенность на одной из сфер деятельностей, либо их представления о будущих деятельностях направлены на разные сферы.

Заключение

Основываясь на проведенном теоретическом анализе и экспериментальном исследовании, можно сделать следующие выводы:

1. В рамках исследования была получена следующая закономерность: фокусируясь на сфере профессиональной деятельности и финансовой свободы, юноши и девушки скорее не задумываются о других сферах деятельности; аналогичная ситуация со сферой устройства личной жизни – если важной названа деятельность, связанная с созданием семьи, то все предполагаемые значимые для будущего виды деятельности будут касаться семьи.

2. Институциональные особенности образовательных организаций профессионального образования имеют значение для формирования представлений об основных видах деятельности, формирующих будущее юношей и девушек. Так, для студентов СПО средствами развития в целях «большей» производительности личности наряду с видами деятельности, связанными с работой и семьей, такой же важной составляющей построения будущего являются игры и развлечения; а для студентов вузов эту нишу занимают творчество и путешествия. Этот вектор в целом формирует разноплановые представления об основных видах деятельности в будущем. Так, если юноши и девушки основным своим занятием в перспективе видят «поиск себя», то они не называют занятия, связанные с развлечениями; и наоборот. Институциональные особенности вузов, в отличие от организаций СПО, формируют у молодых людей потребность в «поиске себя» как одном из способов построения собственной биографии.

3. Гендерные различия разделяют представления о значимых сферах деятельности молодых людей в будущем следующим образом: юноши считают своими будущими видами деятельности развлечения и внимание к своему здоровью, а образование и устройство личной жизни нет. Гендерными особенностями девушек являются представление об образе будущего, связанном с представлениями о собственных видах деятельности, связанных с устройством личной жизни и образованием, а развлечения и внимание к своему здоровью в их представлениях о будущем отсутствуют.

Полученные выводы являются промежуточными и позволяют выдвинуть гипотезы и поставить вопросы для дальнейшего исследования. Эти вопросы связаны с пониманием идей развития в переходном возрасте, которые можно использовать для описания развития в юношеском возрасте, требований к институциональным условиям и механизмам перехода к взрослости.

Библиография
1.
Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего / под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2004. 608 с.
2.
Абульханова-Славская К.А. Время личности и время жизни / под ред. К.А. Абульханова-Славская, Т.Н. Березина. СПб.: Алетейя, 2001. 304 с.
3.
Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Смысл, Академия, 2005. 352 с.
4.
Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: в 2-х т. Т.1. М.: Педагогика, 1989. 488 с.
5.
Шадриков В. Д., Кургинян С. С. Исследование рефлексии деятельности и ее диагностика через оценку конструктов психологической функциональной системы деятельности // Экспериментальная психология. 2015. Т. 8. № 1. С. 106–126.
6.
Эльконин Д.Б. Избранные психологические труды / под. ред. В.В. Давыдова, В.П. Зинченко. М.: Педагогика, 1989. 560 с.
7.
Sergomanov P. A., Vasilyeva N.P. Institutional mechanisms and conditions for the transition to independence and responsibility. Adolescence as a transition // Журнал Сибирского федерального университета. Гуманитарные науки. 2012. Т.5. №11 С. 1660–1670.
8.
Выготский Л.С. Педология подростка. Половое созревание. М.: Издание бюро заоч. обуч. при 2 МГУ, 1930. 172 с.
9.
Давыдов В.В. Виды обобщения в обучении: Логико-психологические проблемы построения учебных предметов. М: Педагогическое общество России, 2000. 480 с.
10.
Нуркова В.В. Жизнь – инструкция по применению: результаты графической экспликации Культурного Жизненного Сценария. // Международный журнал исследований культуры. № 1 (30) 2018. С. 56-69. DOI: 10.24411/2079-1100-2018-00007
11.
Adelman R. M. et al. Feeling closer to the future self and doing better: Temporal psychological mechanisms underlying academic performance //Journal of personality. 2017. Vol. 85. №. 3. pp. 398-408. DOI: 10.1111 / jopy.12248
12.
Habermas T., Reese E. Getting a life takes time: The development of the life story in adolescence, its precursors and consequences // Human Development. 2015. № 58. pp. 172–201. doi:10.1159/000437245
13.
Радаев, В. В. Миллениалы на фоне предшествующих поколений: эмпирический анализ // Социологические исследования. 2018. №3. С. 15–33.
14.
Arnett J.J. Emerging adulthood: A theory of development from the late teens through the twenties // American Psychologist. 2000. Vol.55. № 5. P.469-480. doi: 10.1037//0003-066X.55.5.469
15.
Arnett J. J. Life Stage Concepts across History and Cultures: Proposal for a New Field on Indigenous Life Stages // Human Development 2016. № 59. P. 290–316. doi: 10.1159/000453627
16.
Arnett, J. J., L. M. Padilla-Walker. “Brief Report: Danish Emerging Adults’ Conceptions of Adulthood // Journal of Adolescence. 2015. 38. pp. 39–44. doi:10.1016/j.adolescence.2014.10.011
17.
Эйдельман Г.Н. Особенности жизненной позиции при различных уровнях психологического благополучия у современной молодежи // Экспериментальная психология. 2016. Т. 9. № 2. С. 82–94. doi:10.17759/exppsy.2016090207
18.
Толстых Н.Н. Современное взросление // Консультативная психология и психотерапия. 2015. Том 23. № 4. С. 7–24. doi:10.17759/cpp.2015230402
19.
Марков Д.О. Социально-психологические аспекты мотивации учебно-профессиональной деятельности на разных этапах и уровнях обучения [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru. 2016. Т. 8. № 4. C. 50—61 URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2016/n4/markov. shtml (дата обращения: 01.02.2017). doi:10.17759/psyedu.2016080406.
20.
Червинский Ф. Б. Особенности образа будущего у студентов ДВФУ // Научно-методический электронный журнал «Концепт». 2016. Т. 1. С. 41–45. URL: http://e-koncept.ru/2016/56009.htm.
21.
Колтачук Е.В., Вачков И.В. Гендерные особенности переживания неопределенности профессионального статуса в период взрослости // Социальная психология и общество. 2016. Т. 7. № 3. С. 47—59. doi:10.17759/ sps.2016070304
22.
Леонтьев Д.А., Пилипко Н.В. Выбор как деятельность: личностные детерминанты и возможности формирования // Вопросы психологии. 1995. №1 С.97-110.
23.
Леонтьев Д.А., Мандрикова Е.Ю., Фам А.Х. Разработка методики диагностики процессуальной стороны выбора // Психологическая диагностика. 2007. №6 С. 4-25.
References
1.
Nyutten Zh. Motivatsiya, deistvie i perspektiva budushchego / pod red. D.A. Leont'eva. M.: Smysl, 2004. 608 s.
2.
Abul'khanova-Slavskaya K.A. Vremya lichnosti i vremya zhizni / pod red. K.A. Abul'khanova-Slavskaya, T.N. Berezina. SPb.: Aleteiya, 2001. 304 s.
3.
Leont'ev A. N. Deyatel'nost'. Soznanie. Lichnost'. M.: Smysl, Akademiya, 2005. 352 s.
4.
Rubinshtein S.L. Osnovy obshchei psikhologii: v 2-kh t. T.1. M.: Pedagogika, 1989. 488 s.
5.
Shadrikov V. D., Kurginyan S. S. Issledovanie refleksii deyatel'nosti i ee diagnostika cherez otsenku konstruktov psikhologicheskoi funktsional'noi sistemy deyatel'nosti // Eksperimental'naya psikhologiya. 2015. T. 8. № 1. S. 106–126.
6.
El'konin D.B. Izbrannye psikhologicheskie trudy / pod. red. V.V. Davydova, V.P. Zinchenko. M.: Pedagogika, 1989. 560 s.
7.
Sergomanov P. A., Vasilyeva N.P. Institutional mechanisms and conditions for the transition to independence and responsibility. Adolescence as a transition // Zhurnal Sibirskogo federal'nogo universiteta. Gumanitarnye nauki. 2012. T.5. №11 S. 1660–1670.
8.
Vygotskii L.S. Pedologiya podrostka. Polovoe sozrevanie. M.: Izdanie byuro zaoch. obuch. pri 2 MGU, 1930. 172 s.
9.
Davydov V.V. Vidy obobshcheniya v obuchenii: Logiko-psikhologicheskie problemy postroeniya uchebnykh predmetov. M: Pedagogicheskoe obshchestvo Rossii, 2000. 480 s.
10.
Nurkova V.V. Zhizn' – instruktsiya po primeneniyu: rezul'taty graficheskoi eksplikatsii Kul'turnogo Zhiznennogo Stsenariya. // Mezhdunarodnyi zhurnal issledovanii kul'tury. № 1 (30) 2018. S. 56-69. DOI: 10.24411/2079-1100-2018-00007
11.
Adelman R. M. et al. Feeling closer to the future self and doing better: Temporal psychological mechanisms underlying academic performance //Journal of personality. 2017. Vol. 85. №. 3. pp. 398-408. DOI: 10.1111 / jopy.12248
12.
Habermas T., Reese E. Getting a life takes time: The development of the life story in adolescence, its precursors and consequences // Human Development. 2015. № 58. pp. 172–201. doi:10.1159/000437245
13.
Radaev, V. V. Millenialy na fone predshestvuyushchikh pokolenii: empiricheskii analiz // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2018. №3. S. 15–33.
14.
Arnett J.J. Emerging adulthood: A theory of development from the late teens through the twenties // American Psychologist. 2000. Vol.55. № 5. P.469-480. doi: 10.1037//0003-066X.55.5.469
15.
Arnett J. J. Life Stage Concepts across History and Cultures: Proposal for a New Field on Indigenous Life Stages // Human Development 2016. № 59. P. 290–316. doi: 10.1159/000453627
16.
Arnett, J. J., L. M. Padilla-Walker. “Brief Report: Danish Emerging Adults’ Conceptions of Adulthood // Journal of Adolescence. 2015. 38. pp. 39–44. doi:10.1016/j.adolescence.2014.10.011
17.
Eidel'man G.N. Osobennosti zhiznennoi pozitsii pri razlichnykh urovnyakh psikhologicheskogo blagopoluchiya u sovremennoi molodezhi // Eksperimental'naya psikhologiya. 2016. T. 9. № 2. S. 82–94. doi:10.17759/exppsy.2016090207
18.
Tolstykh N.N. Sovremennoe vzroslenie // Konsul'tativnaya psikhologiya i psikhoterapiya. 2015. Tom 23. № 4. S. 7–24. doi:10.17759/cpp.2015230402
19.
Markov D.O. Sotsial'no-psikhologicheskie aspekty motivatsii uchebno-professional'noi deyatel'nosti na raznykh etapakh i urovnyakh obucheniya [Elektronnyi resurs] // Psikhologicheskaya nauka i obrazovanie PSYEDU.ru. 2016. T. 8. № 4. C. 50—61 URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2016/n4/markov. shtml (data obrashcheniya: 01.02.2017). doi:10.17759/psyedu.2016080406.
20.
Chervinskii F. B. Osobennosti obraza budushchego u studentov DVFU // Nauchno-metodicheskii elektronnyi zhurnal «Kontsept». 2016. T. 1. S. 41–45. URL: http://e-koncept.ru/2016/56009.htm.
21.
Koltachuk E.V., Vachkov I.V. Gendernye osobennosti perezhivaniya neopredelennosti professional'nogo statusa v period vzroslosti // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2016. T. 7. № 3. S. 47—59. doi:10.17759/ sps.2016070304
22.
Leont'ev D.A., Pilipko N.V. Vybor kak deyatel'nost': lichnostnye determinanty i vozmozhnosti formirovaniya // Voprosy psikhologii. 1995. №1 S.97-110.
23.
Leont'ev D.A., Mandrikova E.Yu., Fam A.Kh. Razrabotka metodiki diagnostiki protsessual'noi storony vybora // Psikhologicheskaya diagnostika. 2007. №6 S. 4-25.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Представление о будущих видах деятельности у современных юношей и девушек»

Предмет исследования - изучение представлений юношей и девушек об образе их будущего, используя представления о категориях их будущей деятельности.
Название статьи отражает данный предмет. В содержании представленного материала предмет раскрыт в полном объёме.

Методология исследования построена на традиционных методах психологического исследования. В первой части применены методы анализа и обобщения литературных данных. Например, автор весьма логично и стройно описывает наработанные в психологической науке исследования в области психологии будущего, концепта будущего, маркеров взрослости, оперируя исследованиями зарубежных и отечественных авторов.
Эмпирическая часть построена на исследовании связи между гендерными, возрастными и образованными характеристиками с разными сферами жизнедеятельности юношей и девушек. В качестве испытуемых выступили юноши и девушки в возрасте от 14 до 28 лет. Объём выборки составил 1538 человек, что говорит о её репрезентативности.
В качестве рекомендации – важно описать в статье, почему именно такие возрастные границы определены для обозначения юношеского возраста. И в дальнейшем есть смысл рассмотреть 3 группы испытуемых внутри данной выборки – школьники, студенты и работающая молодёжь. При таком дифференцированном подходе качество исследования будет значительно выше.
В качестве психодиагностического метода был использован онлайн-опрос участников исслдлевания и экспертная оценка их ответов.
Математические методы исследования в работе применены в виде анализа средних значений, процентного соотношения и корреляционного анализа.

Актуальность представленной статьи не вызывает сомнения. Современный человек в течение всей жизни находится в ситуации планирования своих действий в зависимости от образа будущего. Для юношей и девушек представление о будущем в категории деятельности является важнейшим ориентиром для выбора профессии, планирования жизненного пути, выбора определённых действий и принятия решений
С особой актуальностью данная тема встала в последние годы, когда зашкаливают ситуации неопределенности в окружающем мире.

Научная новизна прослеживается в анализе актуальной темы и проведении исследования на большой выборке испытуемых.

Стиль, структура, содержание
Статья имеет традиционную структуру – вводная, основная и заключительная части.
Во вводной части автор обосновывает важность заявленной темы через ссылки на известные исследования Л.С.Выготского, Ж.Нюттена, Дж.Арнетта и других авторов.
Ссылаясь на ведущих ученых, автор раскрывает понятие взрослости, образа будущего и др.
В основной части автор представляет результаты опроса юношей и девушек в возрасте 14-28 лет, демонстрирует данные в диаграммах и таблицах.
Выводы по результатам исследования достаточно обширные. Они построены на результатах репрезентативной выборки, поэтому вызывают доверие. Особо интересны выводы о фокусах будущего у молодёжи и гендерных различиях в представлениях о значимых сферах деятельности.
Стиль изложения материала соответствует требованиям научности, вполне доступен для восприятия.

Библиография
Насчитывает 23 источника, в том числе издания на английском языке. Среди литературных источников представлены монографии, статьи, классические издания. Они датированы разными периодами, в том числе есть самые свежие данные – за 2018 год. Список литературы оформлен в соответствии с требованиями ГОСТа.

Апелляция к оппонентам – статья может быть рекомендована к публикации. Она соответствует основным требованиям к научным публикациям.

Выводы, интерес читательской аудитории – статья вызовет интерес широкой читательской аудитории. Она может быть полезна педагогам, психологам, HR-специалистам.