Читать статью 'Формирование единых подходов к правовой охране биологического разнообразия и его компонентов в Арктике: к постановке проблемы' в журнале Международное право и международные организации / International Law and International Organizations на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1908,   статей на доработке: 354 отклонено статей: 433 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международное право и международные организации / International Law and International Organizations
Правильная ссылка на статью:

Формирование единых подходов к правовой охране биологического разнообразия и его компонентов в Арктике: к постановке проблемы

Редникова Татьяна Владимировна

кандидат юридических наук

Старший научный сотрудник, сектор экологического, земельного и аграрного права ИГП РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Rednikova Tatiana Vladimirovna

PhD in Law

Senior Scientific Associate, the sector of Environmental, Land an Agrarian Law, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

trednikova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0633.2020.4.34851

Дата направления статьи в редакцию:

08-01-2021


Дата публикации:

15-01-2021


Аннотация.

В статье рассматриваются вопросы, связанные с охраной биоразнообразия Арктики, исследованы основные международно-правовые документы и документы стратегического планирования Арктических стран. Подчеркивается, что несмотря на уникальную способность к адаптации к суровым климатическим условиям, способность экосистем Арктики и их компонентов к самовосстановлению значительно снижена, что говорит о необходимости минимизации негативного воздействия на них со стороны различных факторов, а также обеспечения максимального уровня охраны экосистем, в том числе и правовыми средствами. При этом с учетом единства природной среды Арктического региона и происходящих в ней процессов максимальная эффективность охраны окружающей среды Арктики может быть достигнута лишь путем объединения и координации усилий всех Арктических стран.   На основе данных о состоянии окружающей среды Арктики определен ряд основных угроз для состояния биологического разнообразия региона. Особую роль здесь играют климатические изменения, создающие целый ряд глобальных проблем. Во-первых, потепление климата неизбежно приводит к таянию арктических льдов, сокращению или полному исчезновению площади ледяного покрова на отдельных участках, что приводит к таким последствиям, как сокращение численности видов, в частности морских млекопитающих, чей жизненный цикл неразрывно связан с наличием льда. С глобальным потеплением климата неразрывно связан процесс смещения широтных границ арктических экосистем к северу, создающий угрозу проникновения в них новых биологических видов, традиционно обитающих южнее, что может привести к нарушению функционирования экосистем вследствие доминирования чужеродных видов над коренными сообществами.

Ключевые слова: природная среда, правовой режим, правовая охрана, морские млекопитающие, экосистемы, биоразнообразие, Арктический регион, окружающая среда, климат, загрязнение

Abstract.

This article examines the questions associated with protection of Arctic biodiversity, framework international legal documents, and documents of strategic planning of the Arctic countries. It is underlined that despite the unique ability to adapt to the severe climatic conditions, the ability of Arctic ecosystems and their components to self-restoration is significantly lower, which indicates the need to minimize the negative impact of various factors, as well as ensure the maximum level of ecosystem protection, including legal remedies. At the same time, considering the uniformity of natural environment of the Arctic region and ongoing processes, the peak efficiency in environmental protection of the Arctic can be achieved only by pooling and coordinating the efforts of all Arctic countries. The data on the state of Arctic environment allows determining major threats to the state of biological diversity of the region. In this regard, special role is played by climatic changes, which create a number of global challenges. Climate warming inevitably initiates ice melting in the Arctic, shrinkage or total deglaciation of certain areas, which leads to such consequences as decrease in abundance of species, namely aquatic mammals, the life cycle of which directly depends on the existence of ice. Global warming is inextricably linked with the process of displacement of latitudinal boundaries of the Arctic ecosystems towards north, which poses a risk for penetration of biological species that traditionally dwell to the south. This can lead dysfunction of ecosystems due to the dominance of alien species over the indigenous species.

Keywords:

Arctic region, biodiversity, ecosystems, marine mamals, legal protection, legal regime, nature environment, environment, climate, pollution

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-011-00401

Арктический регион, относящийся к экстремальным с климатической точки зрения районам нашей планеты, представляет собой определенный «вызов» для обитающих на его территории видов и экосистем. Несмотря на их уникальную способность к адаптации к крайне суровым климатическим условиям, способность экосистем и их компонентов к самовосстановлению значительно снижена в первую очередь из-за низкого уровня энергетического обмена и воспроизводства организмов их составляющих при низких температурах. Что в свою очередь определяет необходимость минимизации негативного воздействия со стороны различных факторов и обеспечения максимального уровня охраны, в том числе и правовыми средствами. При этом с учетом единства природной среды Арктического региона и происходящих в ней процессов максимальная эффективность охраны окружающей среды Арктики может быть достигнута лишь путем объединения и координации усилий всех Арктических стран. Создание в регионе единого правого пространства с точки зрения формирования единых природоохранных требований и подходов, закрепленных в международных правовых актах и нормах национального законодательства стран региона, позволит обеспечить надлежащий уровень охраны окружающей среды и сохранить уникальную арктическую природу для будущих поколений.

Можно выделить ряд основных угроз состоянию биологического разнообразия и экосистем Арктического региона. Особую роль здесь играют климатические изменения, создающие целый ряд глобальных проблем. Во-первых, потепление климата неизбежно приводит к таянию арктических льдов, сокращению или полному исчезновению площади ледяного покрова на отдельных участках, что приводит к таким последствиям, как сокращение численности видов, в частности морских млекопитающих, чей жизненный цикл неразрывно связан с наличием льда, поскольку такие их важные жизненные функции, как питание, отдых, линька, размножение, происходят на льду. Наличие морского льда в прибрежных районах является основным фактором, влияющим на взаимодействие между морскими и наземными экосистемами. Сокращение численности одних видов приводят к нарушению существующих пищевых цепей, что вызывает последовательное сокращение других участвующих в них видов. Например, снижение численности кольчатой нерпы, являющейся традиционной добычей белого медведя в Канаде, влияет на его численность, а также численность полярного песца.

С глобальным потеплением климата неразрывно связан процесс смещения широтных границ арктических экосистем к северу и проникновения в них новых биологических видов, традиционно обитающих южнее, что может привести нарушению функционирования экосистем вследствие возможного доминирования новых видов над уже встроенными в экосистему. Здесь необходимо также отметить проблему случайного проникновения, либо преднамеренной интродукции, в арктические экосистемы чужеродных видов в следствие осуществления в регионе различного рода антропогенной деятельности.

Другой крайне актуальной для Арктического региона проблемой является загрязнение окружающей среды, источником которого является как региональная хозяйственная деятельность субъектов Арктических стран, так и перенос загрязняющих веществ воздушными массами и морскими течениями с других регионов планеты [1, c. 72]. Следует отметить крайне негативное влияние приносимого морскими течениями пластикового мусора, а также загрязнение морских вод микропластиком, способным распространяться по пищевым цепям и оказывающим крайне негативное воздействие на биологические организмы. Большую угрозу представляет прогнозируемый рост повышения кислотности океана, в том числе и по причине роста уровня CO2 в атмосфере, являющийся одним из основных факторов способствующих физическому и биологическому изменению морских экосистем [2, c. 80]. Существенный вклад в загрязнение морской среды Арктики в отношении таких микроэлементов, как свинец и кадмий, вносит поступление загрязняющих веществ через атмосферу [3, c. 93]. Отдельную обеспокоенность вызывает загрязнение арктических экосистем ртутью [4, c. 175].

Активизация хозяйственной деятельности в регионе значительно повышает уровень угроз биологическому разнообразию в регионе, повышая риск загрязнения окружающей среды, в результате аварийный ситуаций, связанных с разведкой, добычей и транспортировкой интродукции чужеродных видов, уровень шумового загрязнения.

В отношении охраны биологического разнообразия в Арктике в процессе разработки соответствующих мер правовой охраны необходимо учитывать наличие конфликта публичных интересов между необходимостью поддержания численности охраняемых видов и необходимостью обеспечения прав коренных малочисленных народов на обеспечение традиционного образа жизни для которых эти животные являются традиционными объектами охоты [5об охоте].

Эффективное решение проблем охраны окружающей среды Арктики правовыми средствами может быть достигнуто только при условии реализации Арктическими странами, а также иными государствами, осуществляющие различные виды деятельности в регионе, единого комплекса природоохранных программ, разработанных на основе научно обоснованных единых подходов. На международном уровне сегодня как никогда существует острая необходимость в разработке эффективных инструментов и унифицированных мер, применение которых позволило бы сократить скорость потери биоразнообразия [6, c. 2].

Сравнивая состояние международной правовой охраны биоразнообразия в Арктическом регионе и Антарктике, можно отметить, что в последнем действуют специализированные международные правовые акты, создающие единый правовой режим охраны окружающей среды и ее компонентов, включая биологическое разнообразие. К их числу относится Конвенция о сохранении антарктических тюленей 1972 г., которая устанавливает ограничения на коммерческий промысел некоторых видов тюленей, запрет на промысел отдельных видов, полный запрет на отлов особей в зонах их размножения и изучения, ограничения по срокам, районам осуществления промысла, допустимым способам и орудиям лова, а также предусматривает механизмы контроля за промыслом ( URL : http://docs.cntd.ru/document/1901254 (дата обращения: 22.08.2020)) .

Объектами правовой охраны Конвенции по сохранению антарктических морских живых ресурсов (CCAMLR) 1980 г. являются все антарктические популяции рыб, моллюсков, ракообразных и морских птиц, за исключением китов и тюленей, охрана которых регулируется другими международными договорами. В данном документе впервые в системе международных правовых актов был реализован экосистемный подход к охране биологического разнообразия Основной целью Конвенции является предотвращение причинения существенного вреда популяциям антарктической фауны в следствии антропогенного воздействия хозяйственной и иной деятельности в регионе [7, c. 9].

С принятием в 1991 г. в Мадриде Протокола по охране окружающей среды к Договору об Антарктике, уступив главенствующую роль проблемам охраны окружающей среды региона и проблемам глобальных климатических изменений. Согласно Протоколу, любая деятельность в регионе может осуществляться исключительно после проведения предварительной оценки ее воздействия на окружающую среду, а также принятия специальных мер по охране от внешних негативных факторов уникальной и уязвимой антарктической флоры и фауны, в том числе по предотвращению интродукции чужеродных видов, а также предотвращению загрязнения окружающей среды с судов. В настоящее время в Арктике специализированных международных актов, создающих основу для формирования на национальном уровне Арктических государств единых подходов к охране окружающей среды, включая биологическое разнообразие и его компонентов, не принято. Выработка единых рекомендаций по введению тех или иных мер, в том числе и правового характера, в настоящее время осуществляется на уровне Арктического совета в рамках Программы по охране арктической флоры и фауны (Conservation of Arctic Flora and Fauna (CAFF)).

Международно-правовое регулирование охраны биологического разнообразия в Арктике осуществляется с помощью довольно широкого спектра правовых актов как непосредственно направленных на охрану его компонентов, так и комплексного характера, регулирующие другие виды общественных отношений, которые включают в себя отдельные положения, посвященные охране биоразнообразия или использования региональных ресурсов живой природы региона [8 интерэко]. В частности, как отмечает В.Р. Авхадеев, в настоящее время международно-правовое регулирование промысла морских живых ресурсов в Арктике осуществляется на основании норм международных договоров, регулирующих правоотношения, возникающие в связи с различными видами деятельности в морских пространствах [9, c. 118]. Важное значение для охраны арктического биоразнообразия имеют международные документы, в сферу регулирования которых входит предотвращение загрязнения окружающей среды из различных источников. Так, Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. содержит положения по предотвращению загрязнения морской среды (часть XII «Защита и сохранение морской среды»), в том числе требования по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем интродукции чужеродных видов (ст. 196). Конвенция также включает нормы, посвященные сохранению живых морских ресурсов (ст. 61), а также их использованию (ст.62), регламентирующие промысел далеко мигрирующих видов (ст. 64), обращение с ресурсами анадромных и катадромных видов (ст. 66, 67). Конвенцией также предусматривается право прибрежного государства или какой-либо международной организации в рамках своей компетенции принимать более строгие, нежели предусмотренные данной конвенцией, меры правовой охраны или регулирование промысла морских млекопитающих, а также обязывает государства подписавшие конвенцию осуществлять сотрудничество в данной сфере по охране запасов морских млекопитающих (ст. 65).

Среди международных правовых актов, посвященных правовой охране непосредственно биологического разнообразия и имеющих значение для создания основ формирования единого правового пространства в Арктическом регионе, наибольшим охватом как по предмету правового регулирования в данной сфере, так и по числу присоединившихся стран обладает Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г., закрепившая необходимость обеспечения экосистемного подхода к охране биологического разнообразия, который на протяжении последних трех десятилетий последовательно реализуется в нормативных документах как международного, так и регионального уровня.

К другим важным для Арктического региона специализированным в сфере охраны биологического разнообразия международным правовым актам относится Конвенция по сохранению мигрирующих видов диких животных 1979 г. (Боннская конвенция), которая ставит своей целью сохранение наземных и морских мигрирующих животных, а также мигрирующих птиц по всему их ареалу, включая восстановление их мест обитания, сокращению препятствий к миграции и контролю иных факторов, имеющих негативное воздействие. Арктика является местом гнездования многочисленных видов перелетных птиц. Среди них эндемичный для северных территорий Российской Федерации стерх или белый журавль (лат. Grus leucogeranus) , находящийся под угрозой исчезновения, который включен в Красную книгу Международного союза охраны природы и Красную книгу России. Данный вид также охраняется нормами Вашингтонской конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС) 1973 г. От наличия унифицированных подходов и консолидации усилий различных государств и иных заинтересованных субъектов международного сотрудничества по охране угрожаемых видов в тех случаях, когда их ареал обитания находится на территории нескольких стран, напрямую зависит эффективность принимаемых мер.

Необходимо отметить, что основные международные правовые акты, применимые к охране биоразнообразия в Арктике являются динамично развивающимися с учетом изменяющихся реалий современного мира документами. Регулярно проводятся совещания и конференции сторон в целях разработки соответствующих планов действий по практической реализации положений конвенций, а также постановки и корректировки намеченных целей исходя из текущей ситуации и актуальных проблем, требующих формирования новых подходов к их решению [10, c. 143].

Примером международного документа, посвященного охране определенного угрожаемого арктического вида является Соглашение по сохранению белого медведя 1973 г., заключенное правительствами Дании, Канады, Норвегии, Союза Советских Социалистических Республик и Соединенных Штатов Америки.

Проблемы охраны уникальной арктической природной среды и ее биологического разнообразия нашли свое отражение в документах стратегического планирования большинства Арктических стран. Так, одной из основных целей государственной политики Российской Федерации является сохранение и обеспечение защиты природной среды Арктики, в частности повышение уровня охраны биологического разнообразия арктической флоры и фауны должно быть осуществлено путем расширения в регионе сети особо охраняемых природных территорий и акваторий (см.: Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года // утверждена Президентом РФ 8 февраля 2013 г). Анализ документов стратегического планирования деятельности в Арктическом регионе таких стран, как Дания, Финляндия и Швеция показывает, что, аналогично стратегии Российской Федерации, в них вопросам охраны окружающей среды уделяется значительно меньшее внимание, чем вопросам экономического развития региона. К примеру, в принятой в августе 2011 г. Стратегии Королевства Дании в отношении Арктики на 2011-2020 годы отмечается необходимость учета экологических проблем при реализации колоссального экономического потенциала региона, защиты ее уникального биоразнообразия в соответствии с международными стандартами, необходимость осуществления долгосрочного мониторинга состояния ледников, экосистем, а также загрязнителей и их воздействия на окружающую среду [11, c. 15]. Необходимость создания развития и осуществления единой системы мониторинга состояния окружающей среды и биологического разнообразия региона тем или иным образом отмечается в стратегических документах стран региона. Это безусловно является необходимой основой для выработки научно-обоснованных мер охраны биологического разнообразия.

По мнению А.С. Некрич, анализ действующего состояния международного экологического сотрудничества в Арктике и изучения ее географического пространства показывает, что в «большинстве стран Арктической зоны применение дистанционных и наземных методов мониторинга позволяет комплексно оценить территориальные возможности, экологическую ситуацию и перспективы оптимального использования ресурсного и экономико-социального потенциала территории в сложных природно-климатических условиях для реализации устойчивого развития» [12, c. 95]. В регионе должны быть разработаны и осуществляться единые программы мониторинга как состояния окружающей среды в целом, так и отдельных ее компонентов. В отношении каждого из законодательно охраняемых биологических видов региона должна быть разработана программа с учетом всех характерных его особенностей, включая численность, изменение поведения, межвидового взаимодействия, изменение ареала обитания. Например, в отношении белого медведя первоочередной задачей представляется разработка на межгосударственном уровне и внедрение единой системы мониторинга, позволяющей оценить такие факторы, как численность и тенденции развития субпопуляций, воспроизводство, выживание, изменение экосистем, смертность, вызванная человеком, частота и причины конфликтов между человеком и медведем, доступность добычи, здоровье особей в популяции, изменения поведения и т. д. [13].

В заключении хотелось бы отметить высокую степень ответственности Арктических стран за состояние окружающей среды региона. На сегодняшний день абсолютно ясен факт невозможности сохранения уникальной арктической природы в первозданном состоянии. Однако необходимо не допустить полного доминирования экономических интересов при активизации всех направлений антропогенной деятельности в регионе над природоохранными. Еще более недопустимым является использование прикрытия природоохранными интересами усиления конкурентной борьбы между различными акторами, включая как государства, так и отдельные частные корпорации. В настоящее время в мире существует целый арсенал современных разнообразных научно обоснованных эколого-правовых мер охраны окружающей среды в целом, и биологического разнообразия в частности, применение которых в Арктическом регионе с учетом его специфики может значительно повысить уровень охраны арктической природы и ее компонентов. Только развитие комплексной системы охраны окружающей среды Арктики, соблюдение одинаковых требований и подходов путем внедрения их в национальное законодательство Арктических стран поможет обеспечить баланс региональных экономических и экологических интересов и достичь устойчивого развития региона с высоким уровнем охраны окружающей среды.

Библиография
1.
Редникова Т.В. Обеспечение устойчивого развития Арктики: правовая охрана экосистем и их компонентов // Гражданин и право. 2018. № 8. С. 72-77.
2.
Титова Г. Д. Арсенал современных экономических методов защиты полярных морей от роста экологических угроз: международные обязательства России // Региональная экология, № 4 (54), 2018 С. 79-85
3.
Куделькин Н.С. Охрана морской среды Арктики: уголовно-правовые и криминологические аспекты // Lex Russica. 2018. № 9. C. 93.
4.
Laurier Poissant, Hong H. Zhang, João Canário, Philippe Constant Critical review of mercury fates and contamination in the arctic tundra ecosystem // Science of the total environment 400 (2008) 173 – 211
5.
Бажайкин А.Л., Дубовик О.Л., Зозуля В.В., Куделькин Н.С., Кузнецова О.Л., Мисник Г.А., Редникова Т.В., Сосновский В.В., Чолтян Л.Н. Комментарий к Федеральному закону от 24.07.2009 г. «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» / под. Ред. О.Л. Дубовик, Москва, 2011
6.
Quesada I.A. International cooperation for biodiversity conservation: an economic analyses. Wagenigen, 2015. P. 2.
7.
Савенков А.Н., Редникова Т.В. Антарктида вчера, сегодня, завтра: к 200-летию со дня открытия //Государство и право. 2020. № 7. С. 7-24.
8.
Абанина Е.Н., Абашидзе А.Х., Абдраимов Б.Ж., Авхадеев В.Р., Аленов М.А., Ананидзе Ф.Р., Анисимов А.П., Балашенко С.А., Басырова Е.Р., Бекяшев К.А., Блищенко И.П., Боголюбов С.А., Боклан Д.С., Бринчук М.М., Буриан А.Д., Брославский Л.И., Валеев Р.М., Васильева М.И., Виноградов С.В., Винокуров А.Ю. и др. Антология интерэкоправа. Евразийский научно-исследовательский институт проблем права, Российский экологический союз, Московская инициатива в развитие международного права окружающей среды, Центр интерэкоправа. Москва-Уфа, 2014 – 678 с.
9.
Авхадеев В.Р. Современные аспекты правового регулирования промысла морских живых ресурсов Арктики: международные договоры и законодательство Российской Федерации // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2019. № 2. С. 116-124
10.
Редникова Т.В. Значение международного сотрудничества для охраны биологического разнообразия // Современные тенденции развития экологического, земельного и аграрного права. Материалы II Международной научно-практической конференции. Москва, 2020. С. 141-146.
11.
Селин В.С., Башмакова Е.П. Приоритеты современных государственных стратегий развития Арктических регионов //Регион: Экономика и Социология. 2013. № 1 (77). С. 3-22.
12.
Некрич А.С. Международное экологическое сотрудничество в Арктике: перспективы и возможности изучения ее географического пространства для целей устойчивого развития // Стратегия устойчивого развития регионов России. Сборник материалов ХXXVIII Всероссийской научно-практической конференции. Под общей редакцией С.С. Чернова. 2017. С. 92-96.
13.
Vongraven D., Aars J., Amstrup S., Atkinson S., Belikov S.,Born E., DeBruyn T., Derocher A., Durner G., Gill M., Lunn N., Obbard M., Omelak J., Ovsyanikov N., Peacock E., Richardson E., Sahanatien V., Stirling I., Wiig S. A circumpolar monitoring framework for polar bears. (2012) An Official Publication of the International Association for Bear Research and Management, Ursus Monograph Series 5:1–66 P.
References (transliterated)
1.
Rednikova T.V. Obespechenie ustoichivogo razvitiya Arktiki: pravovaya okhrana ekosistem i ikh komponentov // Grazhdanin i pravo. 2018. № 8. S. 72-77.
2.
Titova G. D. Arsenal sovremennykh ekonomicheskikh metodov zashchity polyarnykh morei ot rosta ekologicheskikh ugroz: mezhdunarodnye obyazatel'stva Rossii // Regional'naya ekologiya, № 4 (54), 2018 S. 79-85
3.
Kudel'kin N.S. Okhrana morskoi sredy Arktiki: ugolovno-pravovye i kriminologicheskie aspekty // Lex Russica. 2018. № 9. C. 93.
4.
Laurier Poissant, Hong H. Zhang, João Canário, Philippe Constant Critical review of mercury fates and contamination in the arctic tundra ecosystem // Science of the total environment 400 (2008) 173 – 211
5.
Bazhaikin A.L., Dubovik O.L., Zozulya V.V., Kudel'kin N.S., Kuznetsova O.L., Misnik G.A., Rednikova T.V., Sosnovskii V.V., Choltyan L.N. Kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 24.07.2009 g. «Ob okhote i o sokhranenii okhotnich'ikh resursov i o vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» / pod. Red. O.L. Dubovik, Moskva, 2011
6.
Quesada I.A. International cooperation for biodiversity conservation: an economic analyses. Wagenigen, 2015. P. 2.
7.
Savenkov A.N., Rednikova T.V. Antarktida vchera, segodnya, zavtra: k 200-letiyu so dnya otkrytiya //Gosudarstvo i pravo. 2020. № 7. S. 7-24.
8.
Abanina E.N., Abashidze A.Kh., Abdraimov B.Zh., Avkhadeev V.R., Alenov M.A., Ananidze F.R., Anisimov A.P., Balashenko S.A., Basyrova E.R., Bekyashev K.A., Blishchenko I.P., Bogolyubov S.A., Boklan D.S., Brinchuk M.M., Burian A.D., Broslavskii L.I., Valeev R.M., Vasil'eva M.I., Vinogradov S.V., Vinokurov A.Yu. i dr. Antologiya interekoprava. Evraziiskii nauchno-issledovatel'skii institut problem prava, Rossiiskii ekologicheskii soyuz, Moskovskaya initsiativa v razvitie mezhdunarodnogo prava okruzhayushchei sredy, Tsentr interekoprava. Moskva-Ufa, 2014 – 678 s.
9.
Avkhadeev V.R. Sovremennye aspekty pravovogo regulirovaniya promysla morskikh zhivykh resursov Arktiki: mezhdunarodnye dogovory i zakonodatel'stvo Rossiiskoi Federatsii // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. 2019. № 2. S. 116-124
10.
Rednikova T.V. Znachenie mezhdunarodnogo sotrudnichestva dlya okhrany biologicheskogo raznoobraziya // Sovremennye tendentsii razvitiya ekologicheskogo, zemel'nogo i agrarnogo prava. Materialy II Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Moskva, 2020. S. 141-146.
11.
Selin V.S., Bashmakova E.P. Prioritety sovremennykh gosudarstvennykh strategii razvitiya Arkticheskikh regionov //Region: Ekonomika i Sotsiologiya. 2013. № 1 (77). S. 3-22.
12.
Nekrich A.S. Mezhdunarodnoe ekologicheskoe sotrudnichestvo v Arktike: perspektivy i vozmozhnosti izucheniya ee geograficheskogo prostranstva dlya tselei ustoichivogo razvitiya // Strategiya ustoichivogo razvitiya regionov Rossii. Sbornik materialov KhXXVIII Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Pod obshchei redaktsiei S.S. Chernova. 2017. S. 92-96.
13.
Vongraven D., Aars J., Amstrup S., Atkinson S., Belikov S.,Born E., DeBruyn T., Derocher A., Durner G., Gill M., Lunn N., Obbard M., Omelak J., Ovsyanikov N., Peacock E., Richardson E., Sahanatien V., Stirling I., Wiig S. A circumpolar monitoring framework for polar bears. (2012) An Official Publication of the International Association for Bear Research and Management, Ursus Monograph Series 5:1–66 P.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья «Формирование единых подходов к правовой охране биологического разнообразия и его компонентов в Арктике: к постановке проблемы» подготовлена на актуальную тему, релевантную специализации журнала «Международное право и международные организации», поскольку арктический регион уже несколько лет находится в зоне повышенного внимания государств и субъектов предпринимательской деятельности, что представляется абсолютно оправданным с учетом сосредоточения в нем запасов важнейших полезных ископаемых. В целях обеспечения максимальной эффективности охраны окружающей среды Арктики представляется необходимым создание в регионе единых природоохранных требований и подходов, что, в свою очередь, возможно исключительно на уровне разработки и внедрения международных правовых актов и уже на их основе – национального законодательства стран региона, позволяющего «обеспечить надлежащий уровень охраны окружающей среды и сохранить уникальную арктическую природу для будущих поколений», что также подчеркивает своевременность заявленной автором научной дискуссии. Содержание произведения соответствует заявленной в названии теме. Предмет исследования (непосредственно в тексте работы не определен), как следует полагать, включает в себя источники международного права, документы стратегического планирования и национальное законодательство Арктических стран в части правовой охраны биологического разнообразия и его компонентов в Арктике. Методология исследования, с учетом обозначенного предмета, предполагает использование комплекса общенаучных и частно-научных (включая специально-юридические) методов – формально-юридический, системный, комбинация которых должна была позволить автору исследовать общественные отношения, складывающиеся в связи с правовой охраной биологического разнообразия и его компонентов в Арктике. Одновременно с этим, в содержании научной статьи не оговорена гипотеза исследования, не обозначается его цель (предположительно – сформулировать предпосылки развития единых подходов к правовой охране биологического разнообразия и его компонентов в Арктике: к постановке проблемы) и вспомогательные исследовательские задачи (исходя из текста исследования, состоят в изучении действующего международно-правового и национального регулирования в данной сфере, оценки проблем и перспектив внедрения искомого правового механизма и т.п.). Включение указанных параметров в текст работы, на наш взгляд, позволило бы в дальнейшем представить результаты исследования и проиллюстрировать их научную новизну более наглядным образом. Стиль изложения произведения научный, материал статьи имеет четкую внутреннюю структуру, в рамках которой осуществляется обоснование актуальности заявленной темы, рассмотрение основных угроз состоянию биологического разнообразия и экосистем Арктического региона, сравнение состояния международной правовой охраны биоразнообразия в Арктическом регионе и Антарктике (включая исследование правовых актов, формирующих единый правовой режим охраны окружающей среды и ее компонентов), изучение проблем охраны уникальной арктической природной среды и ее биологического разнообразия в контексте содержания документов стратегического планирования Арктических стран. Особый интерес представляет обоснование автором тезиса о том, что в документах стратегического планирования деятельности в Арктическом регионе большинства соответствующих государств вопросам охраны окружающей среды уделяется значительно меньшее внимание, чем вопросам экономического развития региона, при этом необходимость создания развития и осуществления единой системы мониторинга состояния окружающей среды и биологического разнообразия региона тем или иным образом отмечается в таких источниках. Наряду с этим, в тексте статьи встречаются логически прерванные высказывания («с принятием в 1991 г. в Мадриде Протокола по охране окружающей среды к Договору об Антарктике, уступив главенствующую роль проблемам охраны окружающей среды региона и проблемам глобальных климатических изменений» и др.). Автор не всегда последовательно высказывается относительно значения и проблем применения нормативных источников по заявленной проблематике, так, например, отмечая, что «в настоящее время в Арктике специализированных международных актов, создающих основу для формирования на национальном уровне Арктических государств единых подходов к охране окружающей среды, включая биологическое разнообразие и его компонентов, не принято», он же в последующем обращает внимание на то, что «международно-правовое регулирование охраны биологического разнообразия в Арктике осуществляется с помощью довольно широкого спектра правовых актов как непосредственно направленных на охрану его компонентов, так и комплексного характера», т.е. фактически, констатирует, что искомые специализированные источники все же существуют, хотя и заслуживают по своему содержанию критической оценки. Кроме того, исследование содержания отдельных источников носит исключительно обзорно-ознакомительный характер и лишено признаков их научного анализа (так, например, в отношении Конвенции о биологическом разнообразии 1992 г. автор ограничивается указанием на то, что данный документ закрепляет «необходимость обеспечения экосистемного подхода к охране биологического разнообразия, который на протяжении последних трех десятилетий последовательно реализуется в нормативных документах как международного, так и регионального уровня»), последовательная оценка положительных и отрицательных аспектов международного правового регулирования, выявление пробелов в правовом регулировании часто подменяются общими фразами о назначении и важности того или иного источника («от наличия унифицированных подходов и консолидации усилий различных государств и иных заинтересованных субъектов международного сотрудничества по охране угрожаемых видов в тех случаях, когда их ареал обитания находится на территории нескольких стран, напрямую зависит эффективность принимаемых мер» и т.п.). Библиография представлена достаточным количеством источников, включая зарубежные (всего 13 шт.). Вместе с тем, апелляция к оппонентам представлена слабо, преимущественно в завершающей части работы (цитируется позиция А.С. Некрич) и в контексте оценки действующего состояния международного экологического сотрудничества и его правового обеспечения в Арктике, вследствие чего собственная точка зрения автора оказывается растворена в рассуждениях оппонента. В частности, остается невыясненным авторство тезиса о том, что «в регионе должны быть разработаны и осуществляться единые программы мониторинга как состояния окружающей среды в целом, так и отдельных ее компонентов». Некоторые ссылки на источники по тексту работы представлены некорректно ([8 интерэко], URL : http://docs.cntd.ru/document/1901254 (дата обращения: 22.08.2020) в скобках и т.п.). Итоговые выводы автора по статье носят весьма размытый характер. Так, в частности, констатируется «факт невозможности сохранения уникальной арктической природы в первозданном состоянии» и недопустимость «полного доминирования экономических интересов при активизации всех направлений антропогенной деятельности в регионе над природоохранными». В то же время, не предлагается комплексных механизмов международно-правового регулирования, направленных на предупреждение развития такой ситуации, а отдельные проблемы, выявленные в ходе анализа источников международного права применительно к заявленной теме, остаются без решения. В целом представленный к рассмотрению материал реализует задачу общего ознакомления с источниками международного права по проблемам правовой охраны биологического разнообразия и его компонентов в Арктике, а искомые «единые подходы» непосредственно в тексте работы не формулируются и не обосновываются, что только подчеркивается общим выводом о том, что «только развитие комплексной системы охраны окружающей среды Арктики, соблюдение одинаковых требований и подходов путем внедрения их в национальное законодательство Арктических стран поможет обеспечить баланс региональных экономических и экологических интересов и достичь устойчивого развития региона с высоким уровнем охраны окружающей среды». Несмотря на высказанные замечания, представленный материал является самостоятельным научным исследованием, обладающим некоторой незначительной степенью научной новизны в контексте дальнейшего исследования и обобщения содержания нормативного правового регулирования охраны биологического разнообразия и его компонентов в Арктике. Итоговый вывод: рекомендовать к опубликованию.