Читать статью 'Каменная индустрия каменнобалковской культуры – современное состояние исследования (по материалам 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс)' в журнале Исторический журнал: научные исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1697,   статей на доработке: 299 отклонено статей: 358 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Каменная индустрия каменнобалковской культуры – современное состояние исследования (по материалам 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс)

Хайкунова Нина Анатольевна

кандидат исторических наук

старший научный сотрудник Отдела археологических памятников Государственного исторического музея

109012, Россия, г. Москва, ул. Красная Площадь, 1

Khaikunova Nina Anatol'evna

PhD in History

Senior Scientific Associate, the department of Archeological Monuments of the State Museum of History

109012, Russia, g. Moscow, ul. Krasnaya Ploshchad', 1

ninonkh@gmail.com
Виноградова Екатерина Александровна

кандидат исторических наук

старший преподаватель, кафедра археологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27/4

Vinogradova Ekaterina Aleksandrovna

PhD in History

Senior Educator, the department of Archaeology, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27/4

vinogradovae@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2020.5.34301

Дата направления статьи в редакцию:

11-11-2020


Дата публикации:

19-11-2020


Аннотация: Предметом исследования стала коллекция орудий из средних культурных слоев позднепалеолитических памятников Каменная Балка II и Третий Мыс, расположенных на Нижнем Дону. Материалы памятники, исследовавшиеся на протяжении более 50 лет, научными археологическими экспедициями Московского университета и ГИМ нуждались в дополнительной проверке и уточнению основных характеристик каменной индустрии, по которым была выделена каменнобалковская позднепалеолитическая культура.При работе с коллекциями использовался традиционный типологический метод исследования. За основу работы были взяты основные категории орудий, обработанные с применением морфологического анализа. Описывались и сравнивались основные массовые категории орудий – микропластинки с притупленным крем (МППК), резцы, скребки, острия, проколки, чешуйчатые и зубчато-выемчатые орудия.     Были определены и проверены признаки, подтверждающие общность памятников, и расхождения в морфологии групп и категорий орудий. В результате было подтверждено отнесение средних культурных слоев памятников к каменнобалковской культуре, что означает, помимо самого факта сходства, еще и существование, и развитие культуры, как минимум, на протяжении 1,5-2 тысяч лет. Также отмечается, что имеющиеся различия могут носить, как временной, так и производственный характер на разных объектах памятников. Инвентарю основного (2) культурного слоя Каменной Балки II и 2 культурного слоя стоянки Третий Мыс присущи индивидуальные черты, отличающие его от более ранних или поздних слоев каменнобалковских стоянок.


Ключевые слова: верхний палеолит, Нижний Дон, каменобалковская культура, кремневая индустрия, кремневое орудие, стоянка Каменная Балка, стоянка Третий Мыс, микропластинка, многослойные памятники, резец

Abstract: The subject of this research is the collection of tools from the middle cultural layers of Upper Paleolithic monuments Kamennaya Balka II and the Tretiy Mys located in the Lower Don. The monuments that have been studied over the course of 50 years by scientific archaeological expeditions of Moscow University and State Historical Museum required additional examination and clarification of the main characteristics of stone industry, according to which was determined the Kamennobalkovsky Paleolithic culture. The traditional typological method of research was applied in working with the collections. The basic categories of tools processed via morphological analysis served as the foundation for this research. The author describes and compares the main categories of instrument, such as microliths with a blunted point, incisors, scrapers, burins, scaly and denticulate tools. The author identified and verified the signs that confirm similarity of the monuments and discrepancies in morphology of the groups and categories of tools. As a result, belonging of the middle cultural layers of monuments to Kamennobalkovsky culture was verified, which implies the 1,500-2,000 years of existence and development of the culture. It is also noted that the differences can be of temporal or industrial in nature at different sites of the monuments. The inventory of the main cultural layer of Kamennaya Balka II and 2nd cultural layer of the site Tretiy Mys is characterized with individual attributes that are distinct from the earlier or later layers of Kamennaya Balka sites.



Keywords:

Kamennaya Balka site, flint tool, flint industry, kamennobalkovskaya culture, Lower Don, Upper palaeolith, Tretiy Mys site, bladelet, multilayer sites, burin

Исследования верхнепалеолитических памятников Каменной Балки, расположенных на правом берегу урочища Каменная Балка, в 1,5 км. к северу от хутора Недвиговка Мясниковского района Ростовской области, были начаты М.Д. Гвоздовер в 1957 году и проводились Ростовской палеолитической экспедицией Института Антропологии МГУ под ее руководством по 1971 год включительно [1]. С 1978 года и по настоящее время изучение памятников и Третий Мыс ежегодно продолжаются Донской экспедицией исторического факультета МГУ под руководством Н.Б. Леоновой и Е.А. Виноградовой (стоянка Каменная Балка II) и с 1990 года Нижнедонской экспедицией ГИМ под руководством Н.А. Хайкуновой (стоянка Третий Мыс). [2, с.135-141]; [3, 4].

К вопросу культурной характеристики каменнобалковских стоянок мы решили обратиться потому, что с времени культурной атрибуции археологических материалов памятников Марианной Давидовной Гвоздовер прошло более 40 лет. За долгие годы исследований коллекция каменного инвентаря стоянок выросла почти в 4 раза. Поэтому необходимо было уточнить культурную принадлежность каменнобалковских памятников в свете последних исследований стоянок. Опубликованные М. Д. Гвоздовер соображения о характере каменнобалковского инвентаря базируются на изучении материалов стоянки не позднее, чем до середины 1970-х гг . Необходимо дополнить общую картину материалами раскопок последующих лет.

Каменнобалковская культура по М.Д. Гвоздовер

Основные черты каменной индустрии стоянок Каменная Балка I и II М. Д. Гвоздовер определила в 1964 году, указав на схожесть их инвентаря и его отличие от других верхнепалеолитических памятников Северного Причерноморья (Анетовки и Большой Аккаржи). Впоследствии, на основании результатов исследований памятников Каменная Балка I, II и Третий Мыс 1958-1967 годов ею была выделена каменнобалковская археологическая культура [5]; [6, с.202-203].

В дальнейшем М. Д. Гвоздовер к этому вопросу не обращалась, считала материалы всех культурных слоев памятников Каменной Балки однокультурными по результатам первых лет раскопок или, по крайней мере, принадлежащими одной культурной традиции. Следует отметить, что М.Д. Гвоздовер рассматривала каменный инвентарь стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс в совокупности, без деления на культурные слои. В начальные годы раскопок еще не было окончательно подтверждено наличие разновременных горизонтов заселения территории обоих памятников.

Датировки средних культурных слоев рассматриваемых памятников неодновременны. М. Д. Гвоздовер изначально видела в морфологии орудий Третьего Мыса более «молодые» признаки. Впоследствии это подтвердилось радиоуглеродными датами и геологическими исследованиями [6, с.174]. Современные радиоуглеродные даты, полученные для основного (2) культурного слоя стоянки Каменная Балка II, располагаются в диапазоне от 15 тыс.л.н. до 17 тыс. л.н. [2, с.122]. Диапазон датировок и микростратиграфия основногокультурного слоя Каменной Балки II позволяет предполагать разновременные эпизоды в посещении стоянки, но кремневые материалы не демонстрируют отличий в рамках одного слоя. Новые датировки стоянки Третий Мыс (от 13,5 тыс.л.н. до 15 тыс.л.н.) также позволяют позволяют предполагать разновременное посещение стоянки. Тем не менее, Третий Мыс остается более молодым памятником и традиции каменнобалковской культуры сохраняются на протяжении не менее 1,5-2 тысяч лет.

Основные черты каменнобалковской культуры

Комплекс кремневых находок стоянок каменнобалковской культуры, по мнению М. Д. Гвоздовер, имеет ряд выраженных особенностей, которые проявляются прежде всего в типологическом составе инвентаря и приемах вторичной обработки.

Наиболее показательными она считала многочисленную группу микропластинок с притупленным краем и пластин с поперечной ретушью [5, с.83].

Основными технико-морфологическими группами орудий каменнобалковской культуры являются:

- микропластинки и пластинки с притупленным краем (треугольники с кососрезанным основанием, четырехугольники с одним или двумя прямо- или кососрезанными концами, иногда прямоугольники и параллелограммы),

- резцы (преобладают боковые ретушные, встречаются многофасеточные, двойные и тройные резцы),

- скребки (концевые на крупных отщепах и пластинах, края их чаще неретушированы).

- пластины с поперечной ретушью (тронке – прямо-, выемчато- или косоусеченные на концах пластины, нередко встречаются двойные тронкированные пластины).

- острия – орудия на узких длинных пластинах с ретушью на краях и острия-проколки – на мелких пластинах.

- проколки на пластинах и отщепах с мелкими, выделенными жальцами.

- стамески и долотовидные орудия (чешуйчатые)– с уплощенным подтеской и снятием ударного бугорка концом.

- нуклевидных орудий (переделанные из нуклеусов скребки высоких форм, многофасеточные резцы, слабо отличимые от торцовых нуклеусов).

В процессе многолетних исследований памятника Каменная Балка 2 было выявлено три разновременных культурных слоя: верхний культурный слой (1), основной культурный слой (2) и нижний культурный слой (3.). Стоянка Третий мыс, ранее считавшаяся однослойной, тоже имеет 3 культурных слоя. Опыт работы с кремневой коллекцией культурных слоев памятников в настоящее время позволяет говорить о том, что технико-типологические характеристики инвентаря каменнобалковской культуры, предложенные М.Д. Гвоздовер в большей степени описывают индустрию 2-х культурных слоев памятников Каменная Балка II и Третий Мыс. Материалы второго культурного слоя стоянок демонстрируют это сходство достаточно полно.

Поскольку многие опубликованные М.Д. Гвоздовер соображения о характере каменнобалковского инвентаря базируются на изучении материалов стоянки не позднее, чем до конца 1960-х годов, эта работа должна дополнить общую картину материалами более поздних лет.

На стоянке Каменная Балка II к 2019 году исследованная раскопками площадь составляет 1880 кв м. Коллекция каменных изделий 2 культурного слоя (1958-2017 гг.) – около 150000 предметов (без мелкого дебитажа), орудий – более 8000 экземпляров.

Общая площадь исследованной территории стоянки Третий Мыс на настоящий момент - 525 кв.м. Коллекция 2 культурного слоя стоянки составляет 26699 каменных предметов (без мелкого дебитажа), орудий – 1763 экземпляров.

Орудия исследуемых культурных слоев отличаются значительным разнообразием форм. В коллекции представлены обычные для второй половины верхнего палеолита категории орудий: микропластинки с притупленным краем, резцы, скребки, тронке, острия и проколки, стамески и чешуйчатые орудия, зубчато-выемчатые и комбинированные орудия. пластины и отщепы с участками ретуши.

Обычное содержание изделий с вторичной обработкой в индустрии памятников – 6-8%. Процентное соотношение категорий орудия на Каменной Балке II и Третьем Мысу практически не различается. Основу коллекции составляют микропластинки с притупленным краем (МППК) (от 30 до 40%) и резцы (20-25%). Третью по численности категорию изделий с вторичной обработкой составляют скребки (около 10-11%). При этом, на различных объектах пропорции орудий могут сильно различаться, что, вероятно, связано с их производственной специализацией. Остальные категории орудий (комбинированные орудия, тронке, острия, проколки, стамески, чешуйчатые, зубчато-выемчатые орудия) составляют от 1% до 4 % от общего числа орудий. Процентное содержание категорий орудий на разных участках стоянок варьирует, но в целом можно говорить об устойчивости существующих тенденций количественных характеристик инвентаря стоянок.

В качестве заготовок для орудий использовались преимущественно пластинчатые заготовки. Есть изделия на отщепах, сколах оживления нуклеусов, ребристых сколах и самих нуклеусах.

Основные приемы вторичной обработки

Для оформления орудий применяли различные виды ретуши: крутую, полукрутую, крупную и мелкую краевую, редко отвесную, технику резцового скола, подтеску или плоскую ретушь.

Основной тип ретуши, формирующий рабочие элементы всех категорий орудий, кроме резцов, на обеих стоянках – крутая. Притупливающая или отвесная ретушь встречается реже. Она используется для серьезной корректировки формы или размера предмета, в основном у МППК. Нередко на одном орудии встречаются комбинации ретуши (МППК, резцы ретушные, транке, скребки и рукояти орудий).

Плоская или уплощающая ретушь может использоваться в комбинации с другими типами ретуши (например, обработка края лезвия скребка, в середине крутая ретушь, у концов более плоская). Самостоятельно она использовалась только для уплощения вентральной части концов особой разновидности МППК, крайне редких на стоянках.

Микропластинки и пластинки с притупленным краем (МППК и ППК)

МППК и ППК, оставляющие более трети всех орудий, имеют различные устойчивые формы и степень обработки краев и концов (рис.1.1). Вслед за М.Д. Гвоздовер можно утверждать, что именно они составляют характерную особенность орудийного комплекса второго культурного слоя и Каменной Балки II, и Третьего Мыса [3, 8-10].

М.Д. Гвоздовер считала микропластинками сколы шириной менее 1 см, соответственно ширина МППК тоже не превышает 1 см. Большая часть этих орудий дошла до нас в фрагментированном виде, целых экземпляров чуть менее 20 %. Тем не менее, это позволяет хорошо проследить их морфологические особенности.

Заготовкой служат пластинчатые сколы, форма которых в плане корректировалась ретушью. Тем не менее, форма заготовки влияла на коечный вид изделия почти во всех случаях, кроме полностью ретушированных. Поэтому среди целых орудий преобладают треугольные или четырехугольные с одним узким концом (подтреугольные или косоугольные) формы. Обычно ретушировался более широкий конец, он же более массивный. Практически всегда он проксимальный. МППК обеих стоянок имеют очень устойчивые характеристики.

Рис.1. Микропластинки и пластинки с притупленным краем 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс

1 – микропластинки и пластинки с притупленным краем, 2 – диаграмма соотношения параметров длины и ширины (в мм) целых микропластинок и пластинок с притупленным краем.

1. Концы МППК. Абсолютное большинство МППК, целых и фрагментов, имеют линейные обработанные ретушью концы (1 или 2). У целых орудий чаще всего ретуширован один из концов, обычно, нижний более широкий. Второй, верхний, может быть линейным или точечным и в линейном варианте не всегда имеет ретушь. Их форма, как и форма орудия в целом, зависит от формы заготовки. В 90% случаев нижний конец – это проксимальный конец заготовки, верхний – дистальный. В большинстве случаев нижний конец орудия прямой, выпуклые редки, а вогнутые, образующие выступ у края, единичны. Преобладают МППК со скошенным концом, и острым углом у первого края. Иногда конец прямой, но переход ко второму краю сглажен, слегка выпуклый. Для верхнего линейного конца характерно расположение острого угла у второго продольного края. Таким образом МППК с 2 линейными концами — это четырехугольники разных форм, но не трапеции. Орудия с линейным и точечным концами встречаются реже, но это вторая важная форма МППК каменнобалковской культуры. Тем более, что «склонность» к подтреугольности есть у многих четырехугольников.

2. Края МППК. Один из краев (в описании именуемый Первым) практически всегда ретуширован или ретуширован лучше второго. Первый край обычно прямой, обработан регулярной крутой, реже притупливающей дорсальной ретушью. Другие формы (вогнутый, выпуклый, извилистый), а также вентральная ретушь редки. Характеристики второго продольного края менее устойчивы. Второй край, как правило, обработан частично или же ретушь на нем отсутствует. Без ретуши его форма зависит от заготовки. У целых или почти целых форм МППК видно, что оба края ретушируются полностью реже, чем оба конца. Частичная ретушь на втором крае, как правило более мелкая и пологая, чем на первом, располагается у концов, часто переходя с них на край. Нередко на неретушированном краю есть следы использования в виде мелких плоских фасеток и выкрошенности.

3. Ретушь. Основной тип ретуши, формирующий края и концы – притупливающая, регулярная (крутая, редко отвесная). В абсолютном большинстве случаев это дорсальная, вентральная же единична. Она значительно меняет форму края и срезает до трети ширины заготовки. Ретушь первого края всегда крутая, реже отвесная, ближе к тонкому верхнему концу более мелкая, может стать менее крутой. Если второй край ретуширован, то ретушь крутая, более мелкая, чем у первого. Нижний конец срезан крутой ретушью, иногда в средней части или у острого угла есть отвесные фасетки, а ко второму краю ретушь становится положе и может перейти на второй край уже полукрутой и мелкой. Верхний конец обычно тонкий и ретушь там мелкая крутая.

Устойчивые формы МППК (по типам концов и форме орудия) и их количественное соотношение подтвердили и уточнили выводы, полученные в предшествующих исследованиях [9,10].

«Четырехугольники» - самая многочисленная группа среди целых МППК для обеих стоянок (более 50 % от всех целых МППК). Среди них преобладают «косоугольники» (классические и «неправильные» параллелограммы). У «четырехугольников» может различаться форма концов. Прямая - основная, но есть выпуклые и вогнутые. «Прямоугольники» в рамках «четырехугольников» представлены немногочисленными экземплярами: они составляют около10% от всего массива (рис.1.1:1-20,34-49 ).

«Треугольников» в коллекции Каменной Балки II и Третьего Мыса встречается не много, около 5 % от всех целых изделий. Они смыкаются с группой миниатюрных острий, но, поскольку для этой категории предметов не проведены трасологические исследования трасологии, мы их относим к МППК. Главными отличиями МППК от острий являются наличие ровного края, выполненного притупливающей ретушью, линейного конца с такой же обработкой. Он образует прямой или острый угол с первым краем. Второй край образует острый угол с первым у верхнего конца. Как как у обычных МППК, он может быть ретуширован или нет. У предметов, относимым к остриям обычно тщательно оформлен именно острый конец, причем иногда применяется пологая ретушь, остальные элементы формы могут быть хуже или совсем не ретушированы (рис.1.1:21-27,50-56 ).

Достаточно большое количество целых МППК (33 % от целых предметов) сложно точно отнести к какому-то типу, они являются промежуточными вариантами (как правило, между «треугольником» и «косоугольником»), некоторые самобытны и могли бы составить новый тип МППК, будь их достаточно много. Однако пока небольшое количество «нестандартных» целых МППК не позволяет выделить какой-либо новый тип, помимо предложенных в классификации М.Д. Гвоздовер (Гвоздовер и др., 1974).

Следует отметить, что размеры МППК довольно сильно варьируют в пределах категории от крупных до миниатюрных. На обеих памятниках выделяется группа миниатюрных МППК, на 99% это обломки орудий. Толщина этих изделий менее 4 мм. Но редкие целые формы миниатюрного размера имеют такую же обработку, как и более крупные экземпляры.

Разброс метрических показателей говорит о не очень высокой стандартизированности МППК на Каменной Балке II и Третьем Мысу даже в рамках одного типа (рис.1.2). Пока нет трасологии, нельзя говорить о применении этих изделий. Вполне вероятно, разноразмерность связана с различной функциональной принадлежностью этих вкладышевых орудий. На Каменной Балке II и Третьем Мысу прослеживаются незначительные различия в размерном ряде изделий с притупленным краем.

На Каменной Балки II, пластины с притупленным краем (ППК) – встречаются редко. Они имеют сходные формы – треугольники или четырехугольники с одним обработанным крутой или притупливающей ретушью прямым или слегка вогнутым краем, вторым необработанным выпуклым краем (рис.1:28-33,57-60). Небольшая серия однотипных находок с выпуклым неретушированным или частино ретушированным вторым краем выявлена на северо-западном участке стоянки. В материалах Третьего Мыса эти находки представлены выразительной серией, также происходящей в основном с одного участка памятника. За его пределами таких находок мало, особенно целых экземпляров.

Характер вторичной обработки у ППК такой же, как и у МППК. Большая из часть может быть отнесена к «треугольникам». Обработанный крутой или отвесной ретушью край обычно прямой, к нему под острым или прямым углом скошен широкий конец орудия. Второй край ретуширован редко. Узкий конец имеет точечное или узкое линейное окончание. Такая форма изделий встречается наиболее часто и среди МППК, что говорит об устойчивой технологии производства.

Анализ пластинчатых заготовок показал, что при изготовлении МППК и ППК у большинства заготовок обеих стоянок отсекался проксимальный конец. Дистальный конец также подвергался воздействию. Не всегда возможно сказать, отсекался он или же был только ретуширован (срезан ретушью). Разная степень обработки концов зависела от того, какую форму мастер хотел придать орудию. На Третьем Мысу ретушью срезалось не более трети ширины заготовки. На Каменной Балке II, судя по фрагментам отходов производства МППК, крутая или притупливающая ретушь часто срезала почти половину ширины заготовки.

Резцы

Резцы являются второй по представленности категорией орудий 2 культурного слоя памятников. Они делятся на классические 4 типа по оформлению ударной площадки: ретушные, двугранные, резцы на углу заготовки и полиэдрические (рис.2). Последняя группа не является полностью самостоятельной, поскольку часто трудно отделяется от двугранных.

Преобладающими в категории на обеих стоянках являются ретушные резцы (более 60%, рис.2:1-6,13-15,17 ). Ретушь обычно крутая, иногда отвесная, особенно в средней части площадки и у рабочего конца, часто переходит на край. Край с резцовым сколом ретушировался реже. Резцы с полностью ретушированным одним краем встречаются редко, как и резцовые отщепки с ретушью.

Особенно высок процент косоретушных форм (более 45%). Основная форма площадки – прямая и вогнутая. Есть комбинированная, изогнутая – вогнутая у рабочего конца, а к краю выпуклая. Среди косоретушных форм резцов на Третьем Мысу встречаются специфические формы - резцы «с оттянутым носиком», похожие на проколки с подправкой резцовым сколом. Они также, как и другие редкие типы, орудий встречаются на определенных участках стоянки. Заготовки для них, в целом, пластинчатые, менее крупные. На отщепах таких резцов нет. Единичные экземпляры таких резцов есть и на Каменной Балке II.

Рис. 2. Резцы 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс.

1-6, 13-15,17 – ретушные резцы; 7-9, 16,22 – двугранные резцы; 10, 18-20 – резцы на сломе заготовки; 11-12, 21,23 – многофасеточные, полиэдрические резцы.

Поперечноретушных резцов меньше, чем косоретушных. В процентном соотношении от всех ретушных резцов они чаще встречаются на Каменной Балке II. Обычно же угол между площадкой и краем варьирует в пределах 60-75градусов.

Примерно одинакова доля двугранных резцов и резцов на углу сломанной заготовки или на боковой естественной грани, но для памятников есть некоторые различия. Для Третьего Мыса двугранные резцы - второй по численности тип резцов. На Каменной Балке чаще встречаются резцы на углу сломанной заготовки (рис.2:10, 18-20 ). а некоторые двугранные резцы являются вторичными (т.е. переделаны из ретушных).

Двугранные резцы на стоянка имеют разную форму – симметричные (более редкие) и асимметричные в разных вариантах, от боковых до слабо скошенных срединных (рис.2: 7-9, 16,22 ).

Известны случаи переоформления типов резцов одних в другие - ретушных в двугранные. Иногда переоформление может быть неполным: ударная площадка частично оказывается снята трансверсальным резцовым сколом, нанесенным с резцового скола на краю. Так что это прием коррекции резцовой кромки орудия.

Полиэдрические резцы составляют самую малочисленную группу резцов (около 3%, рис.2:21,23 ). Как правило, они имеют 2-3 резцовые кромки, и изготовлены не только на нуклеусах или нуклевидных обломках, но также и на отщепах, пластинах и сколах оживления. На стоянке Третий Мыс они нередко сделаны на массивных отщепах и фактически являются вариантом двугранных. Некоторые могут быть отнесены к микропластинчатым нуклеусам. Дополнительным или косвенным признаком отнесения их к резцам служит то, что некоторые (как и нуклевидные долотовидные орудия) находились в или рядом со скоплениями костей. Ремонтаж нескольких предметов на стоянке третий Мыс показал, что с них снимались не пластинки, а обычные толстые в сечении резцовые отщепки.

Комбинированные формы немногочисленны. Это вариации ретушных и двугранных на разных концах заготовки.

Двойные (редко тройные) резцы встречаются во всех группах резцов, но больше их среди косоретушных форм на Каменной Балке II. На Третьем Мысу преобладания двойных у какого-либо из типов резцов не отмечено. Варианты расположения резцовых кромок варьируют, но чаще она находятся на разных концах заготовки. Могут быть на одном краю (встречные) и на разных – противолежащие. Довольно редко – на одном конце, на разных краях. У тройных резцов рабочие кромки на разных концах и на одном из них две.

Преобладающей заготовкой резцов являются пластинчатые сколы, зачастую не самой правильной формы, есть и ребристые удлиненные сколы. Рабочий конец преимущественно располагался на проксимальном конце. Правильность формы заготовки больше характерна для ретушных резцов. Иногда первичная форма заготовки неопределима из-за многочисленных переоформлений. Можно отметить, что, кроме формы, для изготовления резца важным параметром была массивность заготовки. Маленькие орудия на тонких сколах встречаются очень редко. Преобладают орудия с левосторонней ориентацией резцовой кромки. В некоторых случаях резцовая кромка смещена к брюшку, как и плоскость негатива резцового скола, но собственно плоские резцы редки. Следы изношенности у них располагаются не на кромке, а на краю, на гранях резцового скола и спинки.

Ретуширование краев орудия встречается довольео часть, как правило - частичное. Более это характерно для ретушных резцов. Есть варианты перехода ретуши с ударной площадки на край или самостоятельного его ретуширования. Обрабатывался и край с резцовой гранью. Хотя на самих резцах это отмечено не часто, но первичные резцовые отщепки с ретушью нередки.

Можно отметить относительную стандартизацию пластинчатой заготовки для резцов. Как правило, ширина не выходит за рамки 1,5-3 см, а толщина - 3-5 мм. Но для отщепов и ребристых сколов стандарт не наблюдается. Такие заготовки часто массивнее пластинчатых.

Среди резцов есть экземпляры со следами многократной подправки рабочей кромки, также достаточно много вторичных резцовых отщепков, что говорит о переоформлении рабочего конца. К сожалению, ремонтаж резцов и резцовых отщепков на разных участках стоянок встречается нечасто.

Скребки

Скребки составляют около 10-11% орудий в обоих памятниках, хотя в некоторых объектах на ст. Третий Мыс они являлись второй по численности категорией орудий (рис.3). Есть небольшие различия в характере заготовок и количественных соотношениях некоторых разновидностей скребков для Каменной Балки 2 и Третьего Мыса. Для Каменной Балки II соотношение длины и ширины орудия позволяет предполагать, что около половины скребков сделано на отщепах, треть - на пластинах. В остальных случаях использовались сколы оживления площадок нуклеусов. В основном слое Каменной Балки II очень редко встречаются скребки укороченных пропорций и скребки с высоким рабочим лезвием.

На стоянке Третий Мыс практически все скребки сделаны на пластинчатых заготовках, об этом свидетельствует характерная огранка спинки, хотя первоначальный размер неопределим. Сколы оживления площадок нуклеусов в качестве заготовок на Третьем Мысу единичны. В коллекции есть небольшая группа укороченных изделий, вероятно выполненных на отщепах, но большинство происходит из первого слоя, из второго только несколько экземпляров. Укороченные скребки, как один из признаков более молодого возраста памятника, отмечала еще М.Д. Гвоздовер [11].

Рис.3. Скребки 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс.

На обоих памятниках все скребки на удлиненных заготовках, являются концевыми, боковые резцы неизвестны. Лезвия у орудий округлые, сформированы скребковой ретушью чаще на дистальном конце заготовки. Ширина и высота лезвия различны, но в целом, преобладают не сильно выпуклые. Высокие скребки нехарактерны. Размеры орудий разнятся и зависят от производственной необходимости.

Преобладают орудия с краями, сходящимися к низу рукояти (основания). Схождение начинается обычно от лезвия, но может быть и в нижней части орудия или усиливаться у основания. Некоторые скребки имеют крутую ретушь по одному или обоим краям. Обычно это оформление рукояти - подправка края, а не резкое изменение его формы. Она может быть частичной или полной – по всем/всему краю изделия.

Основание орудия обычно неретушированное. Но встречаются изделия с ретушью на основании, тронкированные. Края у них, как правило, не ретушированы. Это не комбинированные орудия скребки-тронке. Такая обработка носит вспомогательный характер подправки рукояти, а не является самостоятельным рабочим элементом.

Классификации каменнобалковских скребков посвящена специальная работа, в которой выделяются много устойчивых разновидностей форм скребков [11]. Часть таких орудий (с двумя обработанными краями) М.Д. Гвоздовер выделили в особый, каменнобалковский тип скребков. Однако, следует сказать, что подобные орудия встречаются на ограниченной территории стоянки Каменная Балка II (центральная и юго-восточная часть), на других участках эта группа изделий практически не представлена. На Третьем Мысу такие изделия единичны.

Некоторые скребки фрагментированы или имеют выломы на лезвии, что говорит об их активном использовании.

Среди орудий также представлены тронке (3%). Эти изделия М.Д. Гвоздовер не выделяла их в самостоятельную категорию орудий, но отмечала их своеобразие для каменнобалковской индустрии (рис.4: 1-7, 12-16 ). М.Д. Гвоздовер считала, что отдельного собирательного типа заготовок с поперечной ретушью не существует, и срезание концов ретушью – это просто технический прием для изготовления различных орудий, например, резцов [5]. Однако встречающиеся узкие и длинные тронкированные (часто на обоих концах) пластины, как нам кажется, предполагают определённый тип работы с ними. Мы считаем, что даже при не выявленном пока функциональном назначении этих изделий и относительной морфологической неустойчивости, они могут быть выделены в самостоятельную категорию находок.

В коллекциях обоих памятников эти изделия представлены выразительной серией, хотя для Третьего Мыса они менее характерны. Изготовлены на пластинах или крупных пластинках, редко - на отщепах. Встречается поперечные, косые и выемчатые формы конца, обработанные крутой или полукрутой ретушью, не ретушированные по краям. Конец орудия усечен крутой или притупливающей ретушью и имеет чаще прямую или выемчатую форму, иногда бывает скошен. Целые орудия бывают двойными и, по мнению Н.П. Оленковского, именно они отображают специфику приазовского восточного эпиграветта [12, с.294]. Трасологическое изучение этих форм поможет решить этот вопрос. На некоторых тронкированных изделиях Третьего Мыса имеются следы работы, похожие на скребковый износ.

Рис.4. Тронке, стамески и долотовидные орудия 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс

1-7, 12-16 – тронке; 8-10, 17-21 – стамески; 11, 22 – чешуйчатое орудие.

Стамески и орудия с подтеской , объединяемые М.Д. Гвоздовер в одну категорию чешуйчатых орудий, составляют вместе около 4% орудий (рис.4: 8-11,17-22 ). Для коллекций Каменной Балки II и Третьего мыса имеет смысл рассматривать эти категории орудий отдельно.

Стамески сделаны, как правило, на пластинах, у которых снят ударный бугорок и образовавшаяся от этого острая кромка может быть еще уплощена с дорсальной стороны (рис.4: 8-10,17-21 ).. Стамески встречаются чаще чешуйчатых орудий, однако многие из них не явные, т.к. не всегда определяется дополнительная уплощающая подтеска рабочей кромки. Орудия с хорошо видимыми признаками - площадкой и подтеской - единичны.

Орудия с подтеской (чешуйчатые) изготовлены на крупных отщепах, толстых в сечении, часто на нуклевидных обломках, на любой тонкой их грани(рис.4: 11, 22 ).. У этих орудий лезвие образовано плоской подтеской (крупными фасетками) с одной или двух сторон. Угол лезвия гораздо больше, чем у стамесок, и предполагает несколько иное их рабочее употребление. Несколько предметов из коллекций Каменной Балки II и Третьего Мыса похожи на piecee ecquillee. Присутствие этих изделий в коллекции М.Д. Гвоздовер считала культуроопределяющим признаком.

Острия

Для каменнобалковских памятников можно определить «классические» острия граветтоидного типам, симметричные, с оформлением одного или двух краев крутой ретушью, как достаточно редко встречающуюся категорию (рис.5: 1-3, 11-12,18 ). Если на Каменной Балке II такие изделия представлены небольшой серией предметов, то на Третьем Мысу они вовсе единичны и встречаются в основном во фрагментированном состоянии.

Некоторые изделия с острым концом (основной признак острия) могут быть отнесены к смежным группам орудий – тронке, проколкам, микрорезцам.

Орудия, определяемые как острия, на Третьем Мысу представлены в основном скошенными, асимметричными формами. Обычно ретушью срезан конец под более-менее острым углом к краю и от тронке они отличается только наличием приостренного конца и более пологой ретушью. Ретушь редко переходит на край и не покрывает его за редким исключением. Иногда кончик имеет мелкий резцовый скол, трансверсальный или обычный. Только у одного целого симметричного острия обработан полностью один край и половина второго (дорсальной и вентральной ретушью), но ретушь не отвесная, лишь подправляет край, это не граветт.

На Каменной Балке II и Третьем Мысу известны микроострия, группа, тесно примыкающая к МППК треугольной формы и практически не вычленяемая из них. Микроострия представляют собой изделия на микропластинках с острым точечным концом и краем/краями, полностью обработанными притупливающей ретушью.

Рис.5. Острия, проколки и зубчато-выемчатые орудия 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс.

1-3, 11-12,18 – острия; 4-9, 13-16 – проколки; 10, 17 – зубчато-выемчатые орудия.

Проколки

Проколки на обоих памятниках составляютменее 1% всех орудий, и выделяются по наличию обработанного острого прокалывающего конца (рис.5: 4-9, 13-16 ). Такие предметы всегда имеют тщательно обработанное мелкой крутой или притупливающей ретушью жальце. Встречаются экземпляры как с выраженными плечиками, так и без них. Изготавливались в основном на пластинах и пластинках, но встречаются изделия на крупных отщепах или технологических сколах.

Для Каменной Балки II и Третьего Мыса выделяются две разновидности проколок- с выраженным, удлиненным жалом, и с коротким жалом – шиповидные. Удлиненные проколки отличаются от острий более узким, немного вытянутым концом, сформированным притупливающей ретушью.

В коллекции Третьего Мыса встречаются шипы на краю лезвия скребка и шипы, образованные короткими резцовыми сколами.

Выемчатые и зубчато-выемчатые орудия

Небольшим количеством в коллекции представлены выемчатые и зубчато-выемчатые орудия,составляющие менее 2% изделий с вторичной обработкой (рис.5:4-9, 13-16 ). Это морфологически неустойчивая категория, не имеющая четких признаков. Как правило, это орудия, изготовленные примерно в равной степени на пластинах и отщепах (с небольшим преобладанием последних), имеют одно лезвие или рабочую кромку, оформленную полукрутой или крутой ретушью. Скобели - орудия с одной, обработанной крутой ретушью выемкой, встречаются единичными экземплярами. Зубчато-выемчатые орудия имеют зубцы и выемки разного размера, сформированные разноразмерной ретушью на разных частях заготовки. Орудия с пильчатой ретушью на обеих стоянках не встречаются.

Комбинированные орудия представлены несколькими разновидностями. Наиболее часто на памятниках встречается комбинация резца и скребка (рис.3:27,28 ). Обычно скребок расположен на более широком конце заготовка, а резец - на узком. Иногда даже кажется, что резец – это способ подправки края рукояти скребка, а не самостоятельное орудие.

Также на стоянках имеются комбинации резца и тронке, тронке и скребка (в некоторых случаях можно предполагать, что тронкирование – прием подправки рукояти), резца и острия, выемчатого орудия и проколки.

Значительную по численности категорию орудий во втором культурном слое составляют пластинчатые сколы и отщепы с участками ретуши . Ретушь в основном крутая и полукрутая, притупливающая редка. Расположена в подавляющем большинстве на и дорсальной стороне заготовки. Редкие экземпляры имеют вентральную ретушь. Обрабатывались в основном края, в редких случаях – на конце. Эта морфологически неустойчивая категория изделий, часть предметов, вероятно, относятся к предметам со следами использования, в данной работе не рассматриваемых.

Таким образом, средние слои двух каменнобалковских памятников имеют много общих черт в морфологии орудий, что позволяет считать их однокультурными. Некоторые из них могут считаться особенными для культуры. Некоторые отличия форм в отдельных категория мы считаем не слишком значительными. Они, вероятно, могут быть связаны с некоторым различием в производственных операциях или с временным фактором. К сожалению, в силу определенных причин, мы не можем привлечь для анализа материалы Каменной Балки I, которая также относится к каменнобалковской культуре.

Необходимо сказать также, что инвентарю основного (2) культурного слоя Каменной Балки II и 2 культурного слоя стоянки Третий Мыс присущи индивидуальные черты, отличающие его от более ранних или поздних слоев каменнобалковских стоянок. Это прежде всего подавляющее большинство МППК с поперечно или кососрезанными концами и притупливающей ретушью по обоим краям с дорсальной стороны, отсутствие подработки пластинок и микропластинок с притупленным краем плоской вентральной ретушью, наличие двусторонних тронкированных пластин, отсутствие стандартизации заготовки для резцов, которые в равной степени изготавливались и на пластинах, и на отщепах.

Нижние слои стоянок, имеют и общие черты с индустрией 2 слоев, и существенные различия, выраженные в характере первичного расщепления и приемах вторичной обработки микропластинок с притупленным краем

В заключение хочется отметить, что привлечение для анализа каменной индустрии материалов основного (2 слоя) слоя Каменной Балки II и 2 слоя стоянки Третий Мыс не изменило общей картины выделенных М.Д. Гвоздовер особенностей орудийного набора каменнобалковской культуры. Как процентное соотношение категорий орудий на различных участках стоянки, так и морфологическая характеристика орудий различных производственных и жилых зон позволяет говорить о едином в рамках каменнобалковской культуры комплексе кремневой индустрии.

Типологический анализ инвентаря показал, что практически все признаки индустрии, выделенные М.Д. Гвоздовер для памятников по материалам раскопок 1958-1967 годов могут быть подтверждены и на материалах исследований последних десятилетий.

В кремневом инвентаре обеих стоянок прослеживаются локальные особенности, связанные с производственной направленностью деятельности на различных участках. Это и количественные признаки (связанные с количественным соотношением и разнообразием типов орудий, встречающихся на разных участках стоянок), и размерный ряд изделий. Тем не менее, новые участки средних культурных слоев Каменной Балки II и Третьего Мыса, по технико-типологическому составу находок принципиально не отличаются от исследованных ранее и могут считаться однокультурными (характеризующими выделенную М.Д. Гвоздовер каменнобалковскую верхнепалеолитическую культуру Северного Приазовья).

Среди родственных памятников Северного Приазовья до сих пор наибольшее сходство у индустрии 2-х культурных слоев Каменной Балки II и Третьего Мыса прослеживается только с 1 культурным слоем стоянки Федоровка [11].

Библиография
1.
Гвоздовер М. Д., 1964. Позднепалеолитические памятники Нижнего Дона // Палеолит бассейна Днепра и Приазовья – М.; Л.: Наука. – С. 37–41.
2.
Леонова Н.Б., Несмеянов С.А., Виноградова Е.А., Воейкова О.А., Гвоздовер М.Д., Миньков Е.В., Спиридонова Е.А., Сычева С.А.,. Палеоэкология равнинного палеолита (на примере комплекса верхнепалеолитических стоянок Каменная Балка в Северном Приазовье) – М.: Научный мир – 2006. – 342 c.
3.
Леонова Н. Б., Виноградова Е. А., Медведев С. П., Хайкунова Н. А., 2013. Верхнепалеолитические памятники каменнобалковской культуры – исследования и перспективы // Вестник Московского университета. Сер. XXIII: Антропология – № 2. – С. 96–105.
4.
Виноградова Е. А., С. П. Медведев С.П., Плохенко Б.Г. Многослойный памятник верхнего палеолита Северного Приазовья Каменная Балка II - история изучения и результаты исследований // Исторические Исследования. Журнал Исторического факультета МГУ. – 2015. – № 3. – С. 46–75.
5.
Гвоздовер М. Д., 1967 О культурной принадлежности позднепалеолитических памятников Нижнего Подонья // Вопросы антропологии. – Вып.27. – С.82-103.
6.
Рогачев А.Н., Аникович М.В. Поздний палеолит Русской равнины и Крыма //Палеолит СССР. – М.: Наука, 1984. – С. 162-217.
7.
Хайкунова Н.А., Симоненко А.А. Третий мыс (Каменная Балка-3) — многослойный памятник конца позднего палеолита. // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. – Т. 1. – Отечество Казань, 2014. – С. 172-176
8.
Леонова Н. Б. , Виноградова Е. А. , Медведев С. П. , Хайкунова Н. А. Верхнепалеолитические памятники каменнобалковской культуры – исследования и перспективы // Вестник Московского университета. Серия 23: Антропология. — 2013. — № 2. — С. 96–105.
9.
Виноградова Е. А. Микроинвентарь каменнобалковской верхнепалеолитической культуры (по материалам стоянки Каменная Балка II) // V (XXI) Всероссийский археологический съезд: сборник научных трудов. — Изд-во Алтайского государственного университета Барнаул, 2017. — С. 206–207.
10.
Гвоздовер М.Д., Григорьев Г.П., Деопик Д.В., Леонова Н.Б. Морфологическое описание пластинок с притупленным краем и статистический анализ их совокупности на этой основе //Древняя история народов юга Восточной Сибири. – Иркутск: Изд во Иркутского гос. ун-та, 1974. – Вып. I. – С. 7-59.
11.
Гвоздовер М. Д., Деопик Д. В., 1984. Опыт классификации каменных орудий (На материале верхнепалеолитических скребков) // Типология основных элементов традиционной культуры – М.: Наука. – С. 115–200.
12.
Оленковский Н.П. Эпиграветт Восточной Европы. Культурно-исторический аспект. – Херсон, 2008. – 430 с.
13.
Неприна В. И., Зализняк, Л. Л., Кротова, А. А. Памятники каменного века Левобережной Украины. Хронология и периодизация. – Киев: Наукова думка, 1986. – 224 с.
References (transliterated)
1.
Gvozdover M. D., 1964. Pozdnepaleoliticheskie pamyatniki Nizhnego Dona // Paleolit basseina Dnepra i Priazov'ya – M.; L.: Nauka. – S. 37–41.
2.
Leonova N.B., Nesmeyanov S.A., Vinogradova E.A., Voeikova O.A., Gvozdover M.D., Min'kov E.V., Spiridonova E.A., Sycheva S.A.,. Paleoekologiya ravninnogo paleolita (na primere kompleksa verkhnepaleoliticheskikh stoyanok Kamennaya Balka v Severnom Priazov'e) – M.: Nauchnyi mir – 2006. – 342 c.
3.
Leonova N. B., Vinogradova E. A., Medvedev S. P., Khaikunova N. A., 2013. Verkhnepaleoliticheskie pamyatniki kamennobalkovskoi kul'tury – issledovaniya i perspektivy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. XXIII: Antropologiya – № 2. – S. 96–105.
4.
Vinogradova E. A., S. P. Medvedev S.P., Plokhenko B.G. Mnogosloinyi pamyatnik verkhnego paleolita Severnogo Priazov'ya Kamennaya Balka II - istoriya izucheniya i rezul'taty issledovanii // Istoricheskie Issledovaniya. Zhurnal Istoricheskogo fakul'teta MGU. – 2015. – № 3. – S. 46–75.
5.
Gvozdover M. D., 1967 O kul'turnoi prinadlezhnosti pozdnepaleoliticheskikh pamyatnikov Nizhnego Podon'ya // Voprosy antropologii. – Vyp.27. – S.82-103.
6.
Rogachev A.N., Anikovich M.V. Pozdnii paleolit Russkoi ravniny i Kryma //Paleolit SSSR. – M.: Nauka, 1984. – S. 162-217.
7.
Khaikunova N.A., Simonenko A.A. Tretii mys (Kamennaya Balka-3) — mnogosloinyi pamyatnik kontsa pozdnego paleolita. // Trudy IV (XX) Vserossiiskogo arkheologicheskogo s''ezda v Kazani. – T. 1. – Otechestvo Kazan', 2014. – S. 172-176
8.
Leonova N. B. , Vinogradova E. A. , Medvedev S. P. , Khaikunova N. A. Verkhnepaleoliticheskie pamyatniki kamennobalkovskoi kul'tury – issledovaniya i perspektivy // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 23: Antropologiya. — 2013. — № 2. — S. 96–105.
9.
Vinogradova E. A. Mikroinventar' kamennobalkovskoi verkhnepaleoliticheskoi kul'tury (po materialam stoyanki Kamennaya Balka II) // V (XXI) Vserossiiskii arkheologicheskii s''ezd: sbornik nauchnykh trudov. — Izd-vo Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta Barnaul, 2017. — S. 206–207.
10.
Gvozdover M.D., Grigor'ev G.P., Deopik D.V., Leonova N.B. Morfologicheskoe opisanie plastinok s prituplennym kraem i statisticheskii analiz ikh sovokupnosti na etoi osnove //Drevnyaya istoriya narodov yuga Vostochnoi Sibiri. – Irkutsk: Izd vo Irkutskogo gos. un-ta, 1974. – Vyp. I. – S. 7-59.
11.
Gvozdover M. D., Deopik D. V., 1984. Opyt klassifikatsii kamennykh orudii (Na materiale verkhnepaleoliticheskikh skrebkov) // Tipologiya osnovnykh elementov traditsionnoi kul'tury – M.: Nauka. – S. 115–200.
12.
Olenkovskii N.P. Epigravett Vostochnoi Evropy. Kul'turno-istoricheskii aspekt. – Kherson, 2008. – 430 s.
13.
Neprina V. I., Zaliznyak, L. L., Krotova, A. A. Pamyatniki kamennogo veka Levoberezhnoi Ukrainy. Khronologiya i periodizatsiya. – Kiev: Naukova dumka, 1986. – 224 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Каменная индустрия каменнобалковской культуры – современное состояние исследования (по материалам 2-го культурного слоя стоянок Каменная Балка II и Третий Мыс)»
Предметом исследования рецензируемой статья является сравнительный анализ материалов раскопок позднепалеолитических стоянок Каменная балка 2 и Третий мыс.
Методология исследования в основном базируется на сравнительно-описательном и статистическом методах.
Актуальность статьи обусловлена необходимостью осмысления материалов раскопок стоянок Каменная балка 2 и Третий мыс, полученных в течении последних сорока лет.
Научная новизна статьи связана с введением в научный оборот материалов новых раскопок, которые еще не становились предметом системного анализа.
Стиль статьи научный, однако её текст нуждается в литературном редактировании, поскольку некоторые словосочетания не согласованы, имеют место орфографические ошибки, много тавтологии. Например, автор пишет: «Современные радиоуглеродные даты, полученные для основного (2) культурного слоя стоянки Каменная Балка II, располагаются в диапазоне от 15 тыс.л.н. до 17 тыс. л.н. Диапазон датировок и микростратиграфия основногокультурного слоя Каменной Балки II позволяет предполагать разновременные эпизоды в посещении стоянки, но кремневые материалы не демонстрируют отличий в рамках одного слоя. Новые датировки стоянки Третий Мыс (от 13,5 тыс.л.н. до 15 тыс.л.н.) также позволяют позволяют предполагать разновременное посещение стоянки». В этих трех предложениях автор дважды использует слова «позволяют предполагать», «диапазон», «датировки», «разновременные». Слова «основногокультурного» написаны слитно, «позволяют» повторяется дважды. По сути, в трех предложениях автор пишет об одно и том же, поэтому их следовало бы объединить в одно в следующей редакции: «Несмотря на то, что кремневые материалы не имеют существенных отличий в рамках одного слоя, микростратиграфия и современные радиоуглеродные даты, полученные для основного (2) культурного слоя стоянки Каменная Балка II (15 - 17 тыс. л.н.) и стоянки (13,5 - 15 тыс. л.н.) свидетельствует, что формирование слоя на обоих памятниках связано с эпизодами их разновременного посещения».
Неудачно сформулировано название статьи, в котором словосочетание «современное состояние исследования» излишне, поскольку современному состоянию исследований посвящено более 90% статей, поэтому не следует подобной информацией загромождать название, которое должно быть кратким и емким.
В разделе «Основные черты каменнобалковской культуры» все типы орудий перечисляются в именительном падеже, а нуклевидные орудия – в родительном. Во втором абзаце статьи пишет «изучение … продолжаются», а слследует - «изучение … продолжается». В разделе «Микропластинки и пластинки с притупленным краем» автор пишет «коечный вид изделия», вместо «конечный».
Структурно статья состоит из введения, в котором краткая история исследования памятников Каменная Балка II и Третий Мыс и дается характеристика каменнобалковской культуры и основной части, состоящей из описания различных категорий каменного инвентаря: пластинок и микропластинок, резцов, скребков, острий, стамесок и орудий с подтеской выемчато-зубчатых и комбинированных орудий. Описание сопровождается удачно подобранным иллюстративным материалом, который наглядно показывает близкое сходство данных памятников. В заключении стать автор приходит к справедливому выводу, что привлечение для анализа каменной индустрии материалов основного (2 слоя) слоя Каменной Балки II и 2 слоя стоянки Третий Мыс не изменило общей картины выделенных М.Д. Гвоздовер особенностей орудийного набора каменнобалковской культуры. Как процентное соотношение категорий орудий на различных участках стоянки, так и морфологическая характеристика орудий различных производственных и жилых зон позволяет говорить о едином в рамках каменнобалковской культуры комплексе кремневой индустрии.
Таким образом, автор своим исследованием подтверждает хорошо известную истину, что после получения в ходе первоначальных раскопок статистически представительных коллекций материалов, дальнейшее исследование памятника не дает практически ничего кроме изменения количественных характеристик. В данном случае все усугубляется оперированием автора суммарными характеристиками материала. При сравнении объемных коллекций двух стоянок длительного накопления любая разница между ними неизбежно нивелируется. Впрочем, это вполне осознается и автором статьи, когда он отмечает, что разница в кремневом инвентаре имеет место на уровне отдельных объектов. По-видимому, анализ материалов подобных объектов позволил бы прийти к более значим выводам, но этого в статье сделано не было.
Несмотря на все указанные замечания, статья безусловно представляет интерес для читателей, занимающихся проблемами позднего палеолита и после литературного редактирования может быть рекомендована к публикации в «Историческом журнале: научные исследования».