Читать статью 'Роль культурного интеллекта в современном глобальном мире' в журнале Философская мысль на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1900,   статей на доработке: 357 отклонено статей: 505 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Философская мысль
Правильная ссылка на статью:

Роль культурного интеллекта в современном глобальном мире

Хан Ширин Джамшидовна

младший научный сотрудник, Институт философии РАН

143400, Россия, г. Москва, ул. Гончарная, 12. с.1

Khan Shirin Dzhamshidovna

Junior Scientific Associate, Institute of Philosophy of the Russian Academy of Sciences

143400, Russia, g. Moscow, ul. Goncharnaya, 12. s.1

khanshirin.khan2016@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8728.2020.10.34088

Дата направления статьи в редакцию:

12-10-2020


Дата публикации:

25-10-2020


Аннотация.

В данной статье рассматривается развитие концепции культурного интеллекта, актуальность которой вызвана сложностью межкультурных взаимоотношений в современном глобализирующемся мире. Отмечено, что за счет развития таких информационных технологий как Интернет, телевидение, а также мобильная связь, происходит трансляция культурных образцов из одной страны в другую. В связи с этим особое место в процессах глобализации занимает массовая культура, распространение которой направлено на вытеснение народных культур. Поэтому актуальным является рассмотрение процессов, противостоящих распространению унификации культур. В статье также исследуется ряд концепций, предшествовавших концепции культурного интеллекта. Наиболее подробно изучена концепция культурного интеллекта, представленная научному сообществу такими учеными как Кристофер Эрли и Сун Анг. Отдельным пунктом в статье рассматриваются такие понятия как космополитизм и толерантность. Обозначены основные сферы применения концепции культурного интеллекта, такие как бизнес, политика, военная сфера и сфера дипломатии. В статье отдельно рассматривается статья Эрли и Масаковски, в которой авторы показывают, насколько по-разному могут восприниматься в разных странах не только материальные объекты, но и социальные традиции. Помимо этого проанализированы существующие модели СQ (коэффициента культурного развития). Продемонстрированы проблемы и перспективы применения концепции культурного интеллекта в философии и в общественной жизни.

Ключевые слова: культурный интеллект, культурная компетентность, глобализация, массовая культура, толерантность, диалог культур, космополитизм, культурные измерения, дипломатия, экономика

Abstract.

This article reviews evolution of the concept of cultural intelligence, the relevance of which is substantiated by the complexity of cross-cultural relations in modern globalizing world. It is underlined that the development of such information technologies as the Internet, television, and mobile communication leads to conveyance of cultural patterns are transmitted from one country to another. In this context, special place in globalization processes is held by mass culture, which replaces folk cultures. Therefore, examination of the processes that impede the unification of cultures is relevant. The article examines a number of concepts that preceded the concept of cultural intelligence. Detailed analysis is conducted on the concept of cultural intelligence, introduced to the scientific community by such scholars as Christopher Earley and Soon Ang. Special attention is given to such concepts as cosmopolitanism and tolerance. The author outlines the key areas of application of the concept of cultural intelligence, which includes business, politics, military and diplomatic spheres. The article also considers the paper written by Earley and Mosakowski, which demonstrates the difference of perception of the material objects and social traditions in various countries. The author also reviews the existing models of CQ (cultural development coefficient). The problems and prospects for application of the concept of cultural intelligence in philosophy and in social life are demonstrated.

Keywords:

cultural dimensions, cosmopolitanism, dialogue of cultures, tolerance, popular culture, globalization, cultural competence, cultural intelligence, diplomacy, economy

Межкультурный диалог в современном мире

В современном мире существование различных культур невозможно без их взаимодействия, без влияния одной культуры на другую. Между культурами устанавливаются системы различных специфических связей. Взаимодействие культур, разумеется, существовало на всем протяжении истории, а в процессе расширения торговых и иных связей между различными народами происходило также и распространение материальных ценностей, заимствование духовных и эстетических норм «чужих» культур. В то же время многие культурные образования пытались изолироваться от внешнего влияния, сохраняя свою самобытность.

Главным толчком для обострения противоречий между различными культурами и народами становится процесс глобализации. Современные процессы глобализации обеспечиваются развитием информационных технологий, таких как Интернет, телевидение, мобильная связь, которые осуществляют обмен культурными образцами, их трансляцию из одной страны в другую. Результатом возникающих культурных противоречий в ситуации, когда большое количество стран обладает оружием массового поражения, могут становиться крупные военные конфликты, которые могут нести угрозу всему человечеству. Поэтому сейчас как никогда остро стоит вопрос о необходимости диалога между культурами, который позволил бы снять или смягчить эти противоречия.

Взаимодействие культур может осуществляться различными способами. Современные культуры оказываются внутри глобального коммуникационного пространства, доминирующей культурой в котором является культура наиболее развитая в научно-техническом отношении. Подобные доминирующие культуры оказывают сильное влияние на культуры других стран, что в результате может привести к исчезновению одних культур под влиянием других. В связи с этим появляются различные варианты противостояния данному влиянию. Одним из таких вариантов является изоляция культуры, подразумевающая запрет на какие-либо изменения, а также пресечение различных влияний извне. Однако результатом такой изоляции может стать стагнация в развитии подобной самоизолировавшейся культуры, поскольку для развития культуре необходим диалог и взаимодействие с другими культурами. Диалог подразумевает открытость одной культуры другой. Важным условием во взаимодействии культур является их равенство, признание уважения к чужой культуре, а также право на отличие каждой культуры от других.

Тесную связь процессы глобализации имеют с распространением массовой культуры в разные страны, вытесняющей и трансформирующей народные культуры, являющиеся основой жизни в традиционных обществах [5, с. 370]. В отличие от элитарной культуры, ориентированной на узкий круг людей, именуемых элитой, термин «массовая культура», как правило, используется в качестве синонима «общедоступная», «усредненная». Важным отличительным качеством массовой культуры является ее способность избавлять от интеллектуальных усилий ее потребителя, человеку не требуется специальной интеллектуальной подготовки, чтобы воспринимать предлагаемые массовой культурой продукты [6]. Массовая культура имеет тесную связь со средствами массовой коммуникации, за счет использования рекламы массовая культура стимулирует потребление различных продуктов, одежды, бытовой техники, предметов обихода. Так, к примеру, кинематограф, как один из важнейших видов массового искусства, доступен для всех людей, и способствует распространению однотипных культурных образцов и сценариев во всех странах. Также распространение массовой культуры влияет на представления о необходимом стиле поведения, образе жизни и карьере, при этом предлагаемые массовой культурой «идеалы» могут вступать в жесткие противоречия с принятыми в локальных культурах традициями и ценностями.

В ситуации интенсификации и усложнения межкультурного взаимодействия становится актуальным использование понятия культурного интеллекта (cultural intelligence). Данный термин, как указывают, в частности, отечественные психологи Е.В. Беловол, К.А. Шкварило и Е.М. Хворова, включает в себя распознавание и понимание вербальных и невербальных знаков других культур, способность правильной интерпретации социального взаимодействия в процессе межкультурной коммуникации, а также умение достигать необходимых целей в межкультурном взаимодействии за счет понимания и принятия других культур [1, с.7].Актуальность исследования культурного интеллекта в ситуации глобального мира как никогда высока, поскольку сейчас все более распространенными становятся процессы, противостоящие унификации культур (глокализация, подъем локальных национальных сообществ – например, попытки отделения Каталонии от Испании, Шотландии от Великобритании, разделения Бельгии на Фландрию и Валлонию и т.д.). В этой ситуации начинают особую важность играть инструменты, помогающие устанавливать эффективные взаимодействия между представителями разных культур не путем попытки их унификации, а путем развития способностей к «переключению» с одних культурных традиций и образцов поведения на другие. Одним из таких инструментов и является концепция культурного интеллекта, которая предлагает не только теоретическое исследование, но и содержит целый ряд практических методик и рекомендаций по развитию способностей к взаимодействию с иными культурами.

Концепция культурного интеллекта

Появлению концепции культурного интеллекта предшествовал ряд схожих концепций. Так, в 1924 г. В. Скаггс использует этот термин, описывая особенности мышления представителей южных и северных штатов США [16]. Но данное использование словосочетания «культурный интеллект» еще не несло за собой того смысла, который в него будет вкладываться в начале XXI в.

В 1990-х гг. развивались, в частности, идеи т.н. кросс-культурной психологии, в рамках которой американский психолог Р. Брислин предложил

комплексную когнитивную модель кросс-культурного интеллекта [2]. Кросс-культурный интеллект Брислин и его коллеги определяют как систему знаний и навыков, которые позволяют людям лучше адаптироваться к аспектам окружающей среды, связанным с культурой [2].

Концепция культурного интеллекта в ее современном значении впервые была представлена научному сообществу американским профессором Кристофером Эрли и профессором Сингапурского технологического университета Сун Ангом в 2003 году в работе «Культурная образованность: индивидуальные взаимодействия между культурами». Под культурным интеллектом авторы понимают способность эффективного взаимодействия в ситуациях культурного многообразия[10].

К. Эрли и С. Анг понимают культурный интеллект как способность индивида адаптироваться к новой культуре, имеющей отличия от его собственной культуры, не теряя при этом индивидуальную идентичность[12, с.110]. Они формулируют модель культурного интеллекта, состоящую из четырех основных частей, к которым относятся: мотивационный компонент (побуждение), когнитивный компонент или знание, метакогнитивный (стратегия) и деятельностный компоненты (действие)[9, с. 276].

Первая – когнитивная составляющая – связана со знанием, пониманием обычаев, ценностей, норм в различных культурах. Она указывает на осознание и понимание человеком существующих в разных культурах особенностей социальных отношений, специфики экономического устройства, правовых систем и т.д.

Вторая – метакогнитивная составляющая – связана непосредственно с самой мыслительной деятельностью, которая применяется для усвоения этих знаний. Человек, находясь в мультикультурной среде, опираясь на полученные знания о культурных особенностях, начинает определенным образом адаптироваться к той или иной культуре, регулировать и «перенастраивать» собственное мышление с тем, чтобы выстроить более эффективную стратегию поведения во взаимодействии с представителями других культур.

Третья составляющая культурного интеллекта – мотивационная. Здесь главный вопрос заключается в том, насколько человек мотивирован на познание другой культуры, настроен ли он налаживать отношения с представителями другой культуры, подстраиваться под их особенности, есть ли у него в целом желание изучать другую культуру [9, с. 279].Эта составляющая отражает существующую у человека способность интересоваться другими культурами, стремиться понимать их и вступать с ними во взаимодействие. Можно заметить, что, пожалуй, именно эта составляющая может оказаться наиболее проблематичной, поскольку для большинства людей характерно стремление оставаться в рамках привычного поведения и нежелание перестраивать свои привычки. Особенную сложность вызывает пересмотр представлений о той ценностной системе, которой человек привержен, поскольку становится необходимым рассматривать их не как абсолютные ценности, а как одни из множества возможных. Мотивация на познание другой культуры невозможна без готовности адекватно воспринимать (это не означает принимать) чужие ценностные модели, т.е. без толерантности.

Наконец, четвертая – деятельностная или поведенческая составляющая – связана с формами поведения, как языковыми, так и невербальными, которые необходимо усвоить во взаимодействии с представителями других культур. Эта составляющая касается освоения специфики ведения диалога, приемлемой громкости речи, выражений лица, движений тела, жестов и т.д., соответствующих нормам приличия и социальным ценностям различных культур. Необходима гибкость и умение подстраивать свое поведение к определенным условиям [9, с. 281].

Культурный интеллект является важным в первую очередь в связи с тем, что во взаимодействие с иностранными культурами мы можем сегодня вступить практически в любое время и в любом месте. Для этого не нужно обязательно отправляться в другую страну: мы можем столкнуться с ними в международных корпорациях, в различных профессиональных областях. Здесь более высокий уровень культурного интеллекта будут показывать те люди, которые меньше «закоснели» в нормах и привычках своей родной культуры, более гибки и открыты, возможно, отчасти даже оторваны от своей собственной культуры, что позволяет им легче адаптироваться к другим культурам. Проблема готовности к принятию других культур тесно связана с понятиями космополитизма и толерантности, поэтому следует рассмотреть их отдельно.

Космополитизм и толерантность

Понятие космополитизма возникает еще в Древней Греции. Первым, кто провозгласил себя космополитом, был философ-киник Диоген. Развитию космополитизма в учении киников послужила Пелопонесская война. До того, как города потеряли свою независимость и значимость, человек понимался как гражданин своего города, позже же он стал осознавать себя гражданином всего мира. Космополитизм понимался киниками в первую очередь как превалирование интересов личности над государственными интересами.

Далее идея осознания человеком себя в качестве гражданина всего мира была развита стоиками. В Римскую эпоху этому способствовал универсальный характер империи. Согласно философии стоиков, все люди являются гражданами единого мирового государства – Космополиса, дословно «вселенского города» или «города-вселенной».

В дальнейшем понятия космополитизма применялось в разные исторические эпохи в различных смыслах. В настоящее время существуют различные определения понятия космополитизма. Часто можно встретить понимание космополитизма в его отрицательном смысле, а именно как отсутствие патриотизма (так, к примеру, космополитизм рассматривался в советское время, «космополиты» виделись, прежде всего сторонниками западных ценностей, чуждых советским). Космополитизм понимается как идеология, направленная на отказ от национальных традиций и культуры. Согласно данному пониманию, космополитизм отвергает право наций на самостоятельное существование и государственную независимость. В связи с этим космополит понимается как человек безразличный по отношению к своей родине и отчужденный от своего народа, по выражению советского партийного деятеля А.А. Жданова, ставшему затем расхожим ярлыком, «безродный космополит».

В энциклопедическом словаре Ф.А.Брокгауза и И.А. Ефрона, вышедшем в начале ХХ в., напротив, отмечается, что неверно понимать космополитизм как противоположность патриотизму, а сам космополитизм не исключает любви к родной стране и родному народу [17].Автором статьи «Космополитизм» в этом словаре считается В.С.Соловьев. Понятие космополитизма трактуется следующим образом: космополитизм – это «осознание единства человеческого рода и солидарности интересов отдельных народов и держав, как частей единого целого человечества» [17]. Данное понимание космополитизма близко соловьевской концепции Всеединства.

Космополитизм, т.о., подспудно предполагает слияние культур воедино, и в этом смысле скорее противоречит тем свойствам, которые предполагается развивать в рамках культурного интеллекта. Космополитизм предполагает, что эффективное взаимодействие между людьми будет осуществляться за счет осознания единства человеческих ценностей во всех культурах, но не за счет принятия существующих различий. В современных условиях глобализации культур становится более важен другой подход, который связан с идеей толерантности.

Понятие толерантности может быть подано различным образом. Так, в работе В.А. Лекторского дается анализ четырех различных способов понимания толерантности [4, с. 23].

В одном случае толерантность понимается как безразличие к существованию разных ценностей и культур, безразличие к иному мировоззрению и образу жизни [3, с. 197]. Т.е. толерантность выступает как игнорирование других культур, отсутствие враждебного к ним отношения, но одновременно и отсутствие интереса к ним. В этой ситуации невозможно реализовывать мотивационную составляющую культурного интеллекта.

Также толерантность может быть понята как невозможность взаимопонимания [4, с. 26]. В данном случае отмечается, что все культуры имеют равные права относительно друг друга, одной привилегированной культуры или системы взглядов не существует. Безусловно, усвоение иных языков, обычаев, а также ценностей других культур возможно, но при этом нельзя существовать одновременно в двух различных культурных мирах. Таким образом, здесь толерантность понимается как уважение к другой культуре, поведению и обычаям. Под толерантностью в данном случае понимается принятие других культур и способов самовыражения как равноправных своим, а также уважение к человеческой личности и терпимость к инакомыслию. При этом толерантность не подразумевает отказ от своих собственных убеждений или навязывание своих убеждений другим. Однако в рамках такого понимания культуры рассматриваются как несоизмеримые, не имеющие точек пересечения. Т.е. мы уважаем представителей других культур и их право жить по их обычаям, но понять их мы не в состоянии.

Третье понимание толерантности – толерантность как снисхождение. В данном случае, из всего многообразия различных культур, традиции и ценности собственной культуры представляются её носителю наиболее привилегированными. Поэтому те традиции и нормы, которые с ними не согласуются, воспринимаются как уступающие нормам и ценностям родной культуры[4, с. 28]. «В случае данного понимания толерантность выступает как снисхо ждение к слабости других, сочетающаяся с некоторой долей презрения к ним»[4, с.30].

Последнее понимание толерантности, согласно Лекторскому, наиболее важно для общества. Это понимание толерантности как расширение собственного опыта и как критический диалог. Данное понимание толерантности предполагает соревновательный процесс между культурами, различными ценностными системами и философскими взглядами. В ходе этого соревнования каждая из культур стремится к демонстрации своих преимуществ. При этом каждая культура вступает в борьбу с другой ценностной системой, пытаясь расширять свой собственный опыт, учитывая опыт другой системы. «Толерантность в этом случае выступает как уважение к чужой позиции в сочетании с установкой на взаимное изменение позиций (и даже в некоторых случаях изменение индивидуальной и культурной идентичности) в результате критического диалога» [4, с.30].

Можно отметить, что именно толерантность в последнем описанном Лекторским понимании является неотъемлемой составляющей культурного интеллекта, без толерантности невозможна реализация всех составляющих культурного интеллекта, и прежде всего – мотивационной. Если мы не испытываем уважения к другой культуре, у нас не будет желания изучать ее и в принципе взаимодействовать с ней, и все попытки развития культурного интеллекта будут бессмысленными.

Культурные измерения

Среди других концепций, родственных концепции культурного интеллекта, стоит отметить работы нидерландского социолога Герта Хофстеде, связанные с исследованиями различных культур и попыткой объяснить, откуда берутся их различия. Впервые результаты этих исследований были опубликованы в 1980 г. в работе «Культура и организации: международные исследования управления и организации». Автор представляет четыре критерия необходимые для понимания стилей управления, характерных для национальных культур многих стран, эти разработки были востребованы в первую очередь в международном бизнесе, где требовалось решить проблему более эффективного взаимодействия между компаниями с разными культурными стилями управления. Данные критерии были названы им «культурные измерения» [13, с.216].

Первым культурным измерением по Г. Хофстеде является дистанцированность от власти. Так, например, в обществе, где показатель дистанцированности от власти является высоким, четко определена общественная иерархия. В обществе с низкой дистанцированностью от власти, часто ставится под сомнение ее авторитет.

Следующее измерение – это индивидуализм/коллективизм. Данный критерий показывает, насколько личные интересы превалируют над общими интересами, и наоборот.

Третье измерение отражает предпочтение в обществе к соревнованию и силовым методам, что Хофстеде определяет как «мужской тип», или наоборот, тенденцию к поиску гармонии и компромисса (женский тип).

Последнее культурное измерение – это показатель контроля неопределенности. Данный критерий отображает, насколько члены общества терпимы к неопределенным ситуациям. Иначе говоря, это отражение стремления общества полностью контролировать происходящее или напротив, спокойно относиться к тому, что предвидеть не удалось.

Позднее, в 2010 г., в новом, дополненном издании «Культуры и организации» Хофстеде, написанном им в соавторстве с Г.Я. Хофстеде и М.Минковым, было добавлены еще два измерения.

Одно из них отражает ориентацию на долгосрочный или краткосрочный результат. Данное измерение разделяет общество на два типа: общества, ориентированные на долгосрочное видение, и те, которые предпочитают сохранить традиции, избегая любых изменений, и ориентируются на локальные результаты в краткосрочной перспективе.

Последнее измерение связано с «допущением» удовольствия. В данном случае противопоставляются общества, которые «допускают» удовлетворение личных желаний участников, и общества, которые регулируют импульсы индивидов за счет строгих социальных правил[13, с. 221].

Таким образом, основной ценностью данной теории является возможность применения данных знаний в управлении, в области международного бизнеса, где в транснациональных корпорациях, а также при деловом партнерстве компаний из разных бизнес-культур крайне важным является учет культурных особенностей управленческих стратегий. Благодаря данному исследованию, проведенному Хофстеде, становится проще понять ценности, влияющие на поведение персонала в зависимости от культур, к которым они принадлежат. Особенностью концепции Хофстеде была разработка количественного метода для анализа различных культурных «стилей». Другие способы количественного измерения были предложены для измерения культурной компетентности с помощью введения «коэффициента культурного развития» (CQ).

Культурная компетентность и сферы применения концепции культурного интеллекта

Пионеры исследований культурного интеллекта Кристофер Эрли и Элейн Мосаковски, развивают свои идеи в сторону более прикладных концепций, вводя понятие культурной компетентности. В статье «Культурная компетентность», опубликованной в журнале «Harvard Business Review»,авторы называют врожденную способность человека к адекватному восприятию чужой культуры с ее традициями культурной компетентностью или коэффициентом культурного развития (culturalquotient, CQ) [7]. По мнению авторов, развитие культурного интеллекта у человека необходимо для эффективного сотрудничества в любом отделе или филиале компании, а также в любом профессиональном сообществе, поскольку каждый из них характеризуется своими обычаями, ценностями и традициями, т.е. речь идет о культурах в широком смысле слова, не только национальных, но и корпоративных, профессиональных и т.п. Для более легкого приспособления к новым работодателям и условиям работы в другой стране необходимо повышать уровень культурной компетентности, в то время как низкий уровень культурного интеллекта может стать препятствием в развитии карьеры [7].

Эрли и Мосаковски дают описание трех основных источников культурной компетентности.

Одним из таких источников является голова или познавательный источник (Head/Cognitive).

Следующий источник – материальный, тело(Body/Physical).

Третий источник – сердце, эмоциональный, мотивационный. (Heart/Emotional/Motivational).

Согласно мнению Эрли и Мосаковски, любой достаточно целеустремленный и внимательный человек способен развить свой культурный интеллект до приемлемого уровня. Они рекомендуют подход из 6 стадий для культивирования культурного интеллекта[7].

Помимо этого, представления о культурной компетентности разрабатывались американским социологом Дэвидом Ливермором в работе «Развитие кросс-культурной компетентности»[15, с. 113].

Ученый определяет CQ как способность эффективно функционировать в различных национальных, этнических и организационных условиях. Культурная компетентность, с точки зрения Ливермора, представляет собой форму интеллекта, которая была проверена академическими исследователями в более чем 30 странах в течение почти десятилетия. CQ похож на IQ и EQ (коэффициент эмоционального интеллекта) в том, что он количественно определяет набор способностей, которые считаются важными как для личного, так и профессионального успеха. Он уникален тем, что фокусируется именно на навыках, необходимых для успеха в незнакомых культурах. У каждого есть определенный CQ, который можно оценить и улучшить[15, с. 120].

Согласно мнению Ливермора, в связи с тем, что глобализация повлекла за собой создание в таких странах как, к примеру, Китай, Нигерия и Бразилия предприятий, конкурирующих с гигантскими западными корпорациями, количество межкультурных контактов выросло. В том числе это увеличение связано с ростом количества виртуальных встреч, а также онлайн- конференций. Этот приводит к осознанию людьми того, что успех в современной глобализированной экономике требует развития культурного интеллекта и способности адаптироваться к различным культурам[15, с. 121].

Автор отмечает, что когда, после появления работы о культурном интеллекте Эрли и Анга, эта концепция была представлена в журнале «HarvardBusinessReview», культурный интеллект стал пониматься как одна из ключевых способностей, необходимых для успеха в бизнесе XXIв. Согласно мнению Ливермора лидеры с более высоким показателем CQлучше справляются с различными ситуациями, возникающими на фоне культурных различий. Как правило, они имеют определенный набор стратегий поведения для лучшей ориентации при столкновении с непривычным поведением. Поэтому, оказавшись в такой ситуации, они могут с легкостью определить, объясняется странное поведение того или иного человека его культурой или же оно является уникальным для конкретного человека или организации. Данная способность имеет решающее значение в ведении международных переговоров, объединении разрозненных руководящих групп, а также в разработке глобальных маркетинговых планов[15, с. 122].

Исполнительные директора, обладающие высокими показателями CQ, учатся приспосабливаться к вкусам разнообразных рынков, при этом, сохраняя индивидуальность своих брендов. Менеджеры по персоналу с высоким уровнем культурного интеллекта лучше понимают, как обрабатывать, к примеру, просьбу мусульманского сотрудника пропустить конференцию по продажам во время Рамадана. Больницы, возглавляемые культурно-интеллектуальными лидерами, более эффективны в лечении пациентов-иммигрантов, и им меньше угрожают иски за неправильную диагностику этих пациентов. Поэтому неудивительно, что все больше лидеров и организаций считают, что повышение их CQ имеет решающее значение для их успеха[15, с. 124].

Для измерения культурной компетентности или CQ была разработана шкала, аналогичная используемой для измерения коэффициента интеллекта человека, то есть IQ. Оценить уровень собственного культурного интеллекта возможно в Центре культурной компетентности, находящийся в Восточном Лансинге, штате Мичиган[1]. Для этого учеными Линн Ван Дином и Сун Ангом была создана специальная система оценки уровня CQ. Они представили ее экспертам в области бизнеса, психологии, социологии, образования и антропологии, чьи материалы помогли еще больше усовершенствовать данную систему. Полученная оценка CQ в настоящее время широко используется как в бизнесе, так и в университетах. Сейчас исследования культурной компетентности и практические разработки, связанные со шкалой CQ, осуществляются в упомянутом выше Центре культурной компетентности в США и в бизнес-школе Наньянг в Сингапуре[2], где работает Сун Анг.

Разработанные технологии оценки CQи советы по повышению уровня культурной компетентности оказываются достаточно успешными для бизнес-практики. Концепция культурного интеллекта в целом получает широкое признание в деловых кругах и в области психологии управления, поскольку CQ учит тем стратегиям, которые улучшают культурное восприятие и способствуют повышению эффективности взаимодействия между бизнес-партнерами или сотрудниками, представляющими разные культуры. Одним из преимуществ высокого уровня культурного интеллекта в бизнесе, отмеченным в статье Д. Ливермора, является то, что компании также получают выгоду от увеличения CQ. Автор отмечает, что из 100 компаний, которые приняли оценку и обучение CQ, 92% увеличили доходы в течение 18 месяцев. Руководители каждого из них считают культурный интеллект важным вкладом в увеличение доходов, которые в некоторых случаях выросли почти на 100%. Кроме того, компании, которые работали над повышением CQ своих лидеров, расширились на международном уровне быстрее и стали более успешными в привлечении и удержании лучших специалистов[14].

Помимо бизнеса концепция культурного интеллекта нашла свое применение также в политической и военной сфере. Культурная компетентность занимает особое место в обеспечении успешности военных операций, поскольку касается способности принимать решения, основанные на осознании таких культурных факторов, как язык, общество, экономика, религия и история.

Но особое место культурный интеллект занимает в сфере дипломатии, для которой важно в первую очередь поведение государственных лиц в ходе переговоров. Развитие культурного интеллекта может способствовать эффективности дипломатических переговоров. При этом незнание культурных особенностей другой страны или народа может привести к совершенно противоположному эффекту. Статья Эрли и Мосаковски начинается с простого примера – рекламы банка HSBC c изображением кузнечика и надписью: «В США – вредитель. В Китае – домашний питомец. В северном Тайланде – закуска» [11]. Если даже материальные объекты (в данном случае – насекомое) могут по-разному восприниматься и оцениваться в разных культурах, что говорить о социальных традициях. Известно, к примеру, что использование одного и того же жеста в разных странах может иметь совершенно разное значение. Так, например, на Ближнем Востоке, и в таких исламских странах, как Индонезия или Малайзия, особое значение придается левой руке. Здесь нельзя протягивать деньги или подарок левой рукой, поскольку в этих странах она считается нечистой. Ярким примером непреднамеренного инцидента является неправильное применение жеста «окей» президентом США Ричардом Никсоном. ОК – жест руки, который в Америке означает, что все хорошо, в Бразилии является неприличным. Этого инцидента можно было бы избежать, если бы президенту было известно о данном культурном различии. Подобный же случай обыгрывает Квентин Тарантино в своем известном триллере «Бесславные ублюдки»: там английский шпион в нацистской германии проваливается перед немцами, неправильно показав на пальцах число «три» – англичане в этом случае используют указательный, средний и безымянный пальцы, тогда как немцы – большой, указательный и средний. Герою фильма эта ошибка стоила жизни.

Также в современном обществе, особенно в крупных городах, взаимодействия разных культур происходят на любом уровне – это и школьные классы или студенческие группы, где учащиеся принадлежат к разным национальностям и религиям, и бытовые взаимодействия с соседями-иностранцами, и т.д. Таким образом, повышение культурной компетентности будет полезно для всех людей.

Перспективы концепции культурного интеллекта в философии

Рассмотрев историю становления концепции и ее прикладные аспекты, остается вопрос о социальной и философской составляющей данной концепции. Как уже упоминалось ранее, современные процессы глобализации характеризуются центробежными тенденциями. Ярко это характеризует ситуация с пандемией Covid-19, где, казалось бы, глобальная угроза должна была бы способствовать сплочению разных наций, но по факту, несмотря на обмен информацией и гуманитарной помощью, привела к изоляции стран и прерыванию множества международных контактов, а также к возникновению бытовой вражды на национальном или региональном уровнях, связанной с опасением заразиться – сначала во всем мире возникает враждебно-настороженное отношение к китайцам (которое автоматически распространяется на всех людей азиатской внешности), затем на юге Италии закрывают въезд для представителей северной Италии, затем приехавшие в другие регионы России москвичи сталкиваются с агрессией местных жителей. Вместо сплочения перед общей бедой – каждый сам за себя. Это косвенная иллюстрация того, что современная глобализация характеризуется подъемом множества локальных культур, которые находятся в состоянии противодействия, которое может быть более или менее агрессивным. Разумеется, конечной целью должно быть именно снятие более агрессивных сценариев взаимодействия и поиск диалога. Именно в связи с решением этой проблемы мы обращаемся к концепции культурного интеллекта, которая, как мы показали ранее, тесно связана с проблемой толерантности, в том ее понимании, которое описывает В.А. Лекторский как конструктивный критический диалог разных позиций, предполагающий возможность изменения (корректировки) своей позиции для обоих участников диалога. Применение культурного интеллекта не должно заставлять человека отказываться от своих культурных ценностей и принимать чужие, оно будет успешным только в том случае, если оба человека в достаточной степени открыты и заинтересованы в диалоге, следовательно, обладают достаточно высоким уровнем культурного интеллекта. Описываемые Эрли, Ангом, Мосаковски, Ливермором и другими компоненты культурного интеллекта и культурной компетентности неравноценны: некоторые из культурных компетенций освоить достаточно легко – например, усвоить неприемлемость определенных жестов для культуры твоего бизнес-партнера или характерные для той или иной страны правила этикета. Можно научиться «мимикрировать» под поведение представителей чужой для тебя культуры. Однако фундаментальной проблемой является решение проблемы мотивации – как сформировать у человека готовность и желание отказаться от фундаментальной оппозиции, свойственной человеческой природе – противопоставления «своего» и «чужого»? Авторы, развивающие концепцию культурного интеллекта, в основном подходят к этому вопросу прагматично – культурный интеллект нужен для бизнеса, а это не означает, что ты должен хорошо относиться к партнеру или уважать его культурные ценности, ты просто должен обладать достаточными знаниями и навыками для того, чтобы избегать конфликтных ситуаций и недопонимания во взаимодействии с ним, т.е. ты должен уметь подстраиваться под стиль партнера. Но помимо этой прагматической стороны существует более важная составляющая. Культурный интеллект должен способствовать формированию подлинного уважения представителей разных культур друг к другу, поскольку только в таком случае мы становимся способны на полноценный диалог. В замысле самой концепции культурного интеллекта эта идея присутствует, но в прикладных разработках CQ для бизнеса она уходит на второй план или совсем испаряется. Философия же, используя предложенные модели культурного интеллекта в качестве базовых схем, может помочь сформировать углубленное понимание механизмов формирования культурных компетенций. Подобное понимание должно способствовать воспитанию в людях способности к конструктивному диалогу с Другим.

Библиография
1.
Беловол Е.В., Шкварило К.А., Хворова Е.М. Адаптация опросника «Шкала культурного интеллекта» К. Эрли и С. Анга на русскоязычной выборке// Вестник РУДН. Серия Психология и педагогика. 2012. № 4. С.5-14.
2.
Брислин Р. Кросс-культурная психология //Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. — СПб.: Питер, 2006. [Электронный ресурс]. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_psychology/416
3.
Лекторский В.А. Мировое единство и культурное разнообразие// Лекторский В.А.Философия, Познание, Культура. – М.: 2012. –С.195-203.
4.
Лекторский В.А.Толерантность, плюрализм и критицизм // ЛекторскийВ.А.Эпистемология классическая и неклассическая. – М.: Эдиториал УРСС, 2001.–С.21-31.
5.
Степин В.С. Человек. Деятельность. Культура.– СПб. : СПбГУП, 2018. – 800 c.
6.
Чумаков А.Н. Метафизика глобализации. Культурно-цивилизационный контекст: монография. 2 изд.–М.: Проспект, 2017. –496 c.
7.
Эрли К., Мосаковски Э. Культурная компетентность // HarvardBusinessReview. Россия8 февраля 2010 г. [Электронный ресурс]. URL: https://hbr-russia.ru/karera/kommunikatsii/a9728
8.
AngS., Van Dyne L., KohCh., Ng K.Y., Templer K.J., TayCh., Chandrasekar N.A.Cultural intelligence: Its measurement and effects on cultural judgment and decision making, cultural adaptation and task performance // Management and organization review. 2007. № 3. –P. 335-371.
9.
Earley Р.С. Redefining Interactions Across Cultures and Organizations: Moving Forward with Cultural Intelligence // Research in Organizational Behavior / ed. by В. M. Staw, R. M. Kramer. –Oxford: Elsevier, 2002. – P. 271-299.
10.
Earley P.C., Ang S.Cultural Intelligence: Individual interactions across cultures. –Stanford, CA: Stanford University Press, 2003. – 310P.
11.
Earley C., Mosakowski E. Cultural Intelligence // Harvard Business Review. October 2004. [Электронный ресурс]. URL: https://hbr.org/2004/10/cultural-intelligence
12.
EarleyP.C.,Peterson, S.R. The Elusive Cultural Chameleon: Cultural Intelligence as a New Approach to Intercultural Training for the Global Manager // Academy of Management Learning and Education. 2004. Vol. 3. No. 1. – Р. 100-115.
13.
Hofstede G., Hofstede G.J., Minkov M. Cultures and Organizations: Software of the Mind. Third Edition. Mc Graw-Hill Education, 2010. –576 P.
14.
Livermore D.CQ: The Test of Your Potential for Cross-Culturul Success. January 6. 2010. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.com/2010/01/06/cq-cultural-intelligence-leadership-managing-globalization.html#32ff4b0725bb
15.
Livermore D. Leading with Cultural Intelligence.–New York: AMACOM. 2009.–272 P.
16.
Skaggs W.H. The Southern Oligarchy: An Appeal in Behalf of the Silent Masses of Our Country against the Despotic Rule of the Few. N.Y.: The Devin-Adair Company, 1924. –420 P.
17.
Космополитизм. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. [Электронный ресурс]. URL: http://www.vehi.net/brokgauz/
References (transliterated)
1.
Belovol E.V., Shkvarilo K.A., Khvorova E.M. Adaptatsiya oprosnika «Shkala kul'turnogo intellekta» K. Erli i S. Anga na russkoyazychnoi vyborke// Vestnik RUDN. Seriya Psikhologiya i pedagogika. 2012. № 4. S.5-14.
2.
Brislin R. Kross-kul'turnaya psikhologiya //Psikhologicheskaya entsiklopediya. 2-e izd. / Pod red. R. Korsini, A. Auerbakha. — SPb.: Piter, 2006. [Elektronnyi resurs]. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_psychology/416
3.
Lektorskii V.A. Mirovoe edinstvo i kul'turnoe raznoobrazie// Lektorskii V.A.Filosofiya, Poznanie, Kul'tura. – M.: 2012. –S.195-203.
4.
Lektorskii V.A.Tolerantnost', plyuralizm i krititsizm // LektorskiiV.A.Epistemologiya klassicheskaya i neklassicheskaya. – M.: Editorial URSS, 2001.–S.21-31.
5.
Stepin V.S. Chelovek. Deyatel'nost'. Kul'tura.– SPb. : SPbGUP, 2018. – 800 c.
6.
Chumakov A.N. Metafizika globalizatsii. Kul'turno-tsivilizatsionnyi kontekst: monografiya. 2 izd.–M.: Prospekt, 2017. –496 c.
7.
Erli K., Mosakovski E. Kul'turnaya kompetentnost' // HarvardBusinessReview. Rossiya8 fevralya 2010 g. [Elektronnyi resurs]. URL: https://hbr-russia.ru/karera/kommunikatsii/a9728
8.
AngS., Van Dyne L., KohCh., Ng K.Y., Templer K.J., TayCh., Chandrasekar N.A.Cultural intelligence: Its measurement and effects on cultural judgment and decision making, cultural adaptation and task performance // Management and organization review. 2007. № 3. –P. 335-371.
9.
Earley R.S. Redefining Interactions Across Cultures and Organizations: Moving Forward with Cultural Intelligence // Research in Organizational Behavior / ed. by V. M. Staw, R. M. Kramer. –Oxford: Elsevier, 2002. – P. 271-299.
10.
Earley P.C., Ang S.Cultural Intelligence: Individual interactions across cultures. –Stanford, CA: Stanford University Press, 2003. – 310P.
11.
Earley C., Mosakowski E. Cultural Intelligence // Harvard Business Review. October 2004. [Elektronnyi resurs]. URL: https://hbr.org/2004/10/cultural-intelligence
12.
EarleyP.C.,Peterson, S.R. The Elusive Cultural Chameleon: Cultural Intelligence as a New Approach to Intercultural Training for the Global Manager // Academy of Management Learning and Education. 2004. Vol. 3. No. 1. – R. 100-115.
13.
Hofstede G., Hofstede G.J., Minkov M. Cultures and Organizations: Software of the Mind. Third Edition. Mc Graw-Hill Education, 2010. –576 P.
14.
Livermore D.CQ: The Test of Your Potential for Cross-Culturul Success. January 6. 2010. [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.forbes.com/2010/01/06/cq-cultural-intelligence-leadership-managing-globalization.html#32ff4b0725bb
15.
Livermore D. Leading with Cultural Intelligence.–New York: AMACOM. 2009.–272 P.
16.
Skaggs W.H. The Southern Oligarchy: An Appeal in Behalf of the Silent Masses of Our Country against the Despotic Rule of the Few. N.Y.: The Devin-Adair Company, 1924. –420 P.
17.
Kosmopolitizm. Entsiklopedicheskii slovar' F.A. Brokgauza i I.A. Efrona. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.vehi.net/brokgauz/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Автор обратился в своей статье к традиционной для современного социально-гуманитарного знания теме диалога культур или межкультурного взаимодействия, но при этом несмотря на имеющийся существенный задел по исследованиям в данном направлении все же у автора имеется возможность выделить один из ключевых аспектов, для которого будет характерна новизна и глубокая теоретическая и методологическая проработка темы. Изучение содержания представленной статьи говорит о том, что автор как раз воспользовался такой возможностью. Важным моментом в понимании авторской концепции является то обстоятельство, что автор, с одной стороны, следует устоявшимся в науке представлениям о том, в частности, что в современном мире существование различных культур невозможно без их взаимодействия, без влияния одной культуры на другую. С другой же стороны, автор резонно ставит цель проанализировать специфические связи между культурами. Это направление исследования отражено и в названии представленной статьи. Апелляция к исторической канве взаимодействия культур, безусловно, усилило работу, но в то же время не стало, как часто бывает в исследованиях по данному направлению, доминирующим аспектом работы. К тому же автор обоснованно полагает, что «многие культурные образования пытались изолироваться от внешнего влияния, сохраняя свою самобытность». Рассматривая ситуации интенсификации и усложнения межкультурного взаимодействия, автор установил важное направление исследований, объектом которых становится культурный интеллект (cultural intelligence). Автор не только определяет данный термин на междисциплинарном уровне, но и уделяет внимание в своей работе анализу вербальных и невербальных знаков других культур, что безусловно согласуется с концептуализацией культурного интеллекта в науке. Кроме того, такой подход позволяет рассчитывать на получение эвристичных результатов исследования в итоге. Единственное, что хотелось бы ожидать от автора, - это обязательность примеров, иллюстрирующих роль культурного интеллекта в современном глобальном мире. Сегодня данную тему только лишь на уровне теоретизирования или поспешных обобщений вряд ли возможно полноценно рассмотреть, а вот примеры из области культурного взаимодействия могут как раз стать свидетельством тому, что происходит в глобальном мире в условиях развития форм культурного интеллекта. Сосредоточившись на рассмотрении структуры культурного интеллекта, автор выделяет ряд элементов, которые в конечном итоге, как справедливо считает исследователь, обеспечивают культурное взаимодействие. Такой ход исследования вполне оправдан с методологической точки зрения, что позволяет автору определить ряд специфических черт культурного интеллекта. Так, например, автор указывает на то, что культурный интеллект может помочь вступить во взаимодействие с иностранными культурами «практически в любое время и в любом месте. Для этого не нужно обязательно отправляться в другую страну: мы можем столкнуться с ними в международных корпорациях, в различных профессиональных областях». Помимо этого, морфология рассматриваемого явления дает возможность раскрыть критерии, помогающие оценить ту или иную степень или уровень культурного интеллекта. Таким образом, автор приходит к поддерживаемой мной идее критериального анализа культурного взаимодействия через понятие культурного интеллекта. Итак, можно сказать, что автор в целом реализовал в своем материале поставленную цель и решил ряд ключевых задач. Так, например, в ходе исследования и обобщения его результатов было установлено, что одним из важных критериев культурного интеллекта является культурная компетентность. Использование данного подхода на междисциплинарном уровне способно вывести знание на иное понимание сущностных и приобретенных черт культурного взаимодействия, в том числе и в условиях современного глобального мира. Конечно, в последней части работы автор несколько отдалился от основной линии своего исследования, но все же ему удалось в целом провести интересное исследование, которое может вызвать отклик у потенциальных читателей материала. Исходя из изложенного полагаю будет правильным рекомендовать статью к публикации.