Читать статью 'Предварительные результаты археологических исследований памятников Казахского Алтая в 2020 г.' в журнале Genesis: исторические исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1686,   статей на доработке: 340 отклонено статей: 368 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Предварительные результаты археологических исследований памятников Казахского Алтая в 2020 г.

Чотбаев Айдос Ербулатович

Старший научный сотрудник, Государственный историко-культурный заповедник-музей "Берел"

B64T8P2, Казахстан, Алматинская область, пос. Бирлик, ул. М. Шуленова, 50

Chotbaev Aidos Erbulatovich

Senior Scientific Associate, State Historical and Cultural Reserve-Museum "Berel"

B64T8P2, Kazakhstan, Almatinskaya oblast', pos. Birlik, ul. M. Shulenova, 50

archtopmail@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.10.34075

Дата направления статьи в редакцию:

11-10-2020


Дата публикации:

20-10-2020


Аннотация: Археологические исследования в контексте научного осмысления проведены в регионе еще в дореволюционное время и продолжаются до сегодняшнего дня. В результате исследований, проводимых вот уже третье столетие, мы имеем богатую источниковедческую базу археологического материала и солидную литературу, посвященную различным аспектам жизнедеятельности древнего населения региона. Первые исследования здесь начались в 1960 годах Южно-Алтайской археологической экспедицией. С. С. Сорокин проводил рекогносцировочные работы вдоль Бухтармы от Катон-Карагая до реки Курту, в результате которых обнаружено 15 памятников, одним из которых является могильник Курту. После исследований С. С. Сорокина работы на памятнике прекратились и лишь спустя полувека они были возобновлены в 2019 г.       Одним из результатов проведенных исследований, это уточнение топо-ландшафтной ситуаций некрополя Таутекели, в результате нам удалось обоснованно разделить некрополь Курту ранее исследованный С.С. Сорокиным, куда входила группа Таутекели. Так же, в научный оборот введен историческое название некрополя Солонечные белки – Топкайын.До сегодняшнего дня археологической науке было известно, что могильники Топкайын и Таутекели состоят лишь из погребально-поминальных комплексов начала становления кочевнической эпохи, т.е. раннесакского времени. В результате проведения археологических исследований на данных памятниках получены материалы, в хронологическом аспекте относящиеся к переходному времени от майемерского периода к пазырыкской. В целом, получены уникальные материалы, в которых скрыты различные знания о погребальном обряде населения, важными их них являются предметный комплекс, состоящий из комплекса вооружения и конского снаряжения, а также захоронения самих коней.


Ключевые слова: Казахский Алтай, Саки, Культура, ранние кочевники, кочевая элита, археология, антропология, архитектура, курган, археологические раскопки

Abstract: Archaeological studies in the context of scientific interpretation were carried out in the region back in pre-revolutionary times and continue to the present. The research that have continued now for a third century led to accumulation of a rich historiographical foundation of archaeological material and solid literature dedicated to various aspects of life of the region’s ancient population. The first research have begun in 1960 by the South Altai archaeological expedition. S. S. Sorokin performed reconnaissance explorations across Bukhtarma from Katon-Karagai to the Kurtu River. As a result of these surveys 15 monuments were discovered., one of which is the Kurtu burial site. After the research of S. S. Sorokin, the works on the site have terminated, and half a century later, in 2019, they were resumed. One of the outcome of the conducted research consists in specification of the topo-landscape situations of Tautekeli necropolis; this led to substantiated division of Kurtu necropolis previously studied by S. S. Sorokin, which included the group Tautekeli. The historical name of the necropolis Topkayin was introduced into the scientific discourse. Until the present day, it was a known fact for the archaeological science that Topkayin and Tautekeli burial sites consist only of funerary-memorial complexes of the beginning of Nomadic era, i.e., the Indo-Skythians period. The conducted archeological explorations resulted in acquisition of the material that chronologically relate to the transitional time from the Mayemer period to the Pazyryk period. The unique materials that contain knowledge on the burial rite of the population, armament, horse munition and burials of the horses themselves, were obtained.



Keywords:

mound, architecture, anthropology, archaeology, nomadic elite, early nomads, culture, Saka, Kazakh Altai, archaeological excavations

Казахский Алтай с благоприятными для жизни климатическими условиями, а так же богатыми залежами полезных ископаемых, всегда актуален в изучении памятников широкого хронологического круга.

Археологические памятники края стали интересны ученым еще с XVIII в., когда на рассматриваемой территории начались активные работы по поиску богатых месторождений различной руды. Здесь необходимо упомянуть и о так называемых «бугровщиках», которые добывали золото из древних памятников, тем самым разрушая их. К изучению памятников имели непосредственное отношение и местные краеведы, проводившие огромную работу по изучению истории региона.

Археологические исследования начались в регионе еще в дореволюционное время и продолжаются до сегодняшнего дня. В результате исследований, проводимых вот уже третье столетие, мы имеем богатую источниковедческую базу археологического материала и солидную литературу, посвященную различным аспектам жизнедеятельности древнего населения региона. Тем не менее, археологическими исследованиями охвачена не вся территория интересующего нас региона, чувствуется нехватка материала по некоторым проблемам, касающимся, в основном, становления археологических культур раннего железного века, в этом свете интересны памятники верхнего течения реки Бухтарма, особенно участок Курту-Таутекелийского междуречья, где сосредоточены памятники от начала раннего железного века до этнографического времени. Первые исследования здесь начались в 1960 годах Южно-Алтайской археологической экспедицией. С.С. Сорокин проводил рекогносцировочные работы вдоль Бухтармы от Катон-Карагая до реки Курту, в результате которых обнаружено 15 памятников, одним из которых является могильник Курту. Этот могильник был разделен автором на шесть групп, сделан план. План, скорее всего, сделан без применения топографических приборов, так как в результате сравнения с современной ситуацией выявилась значительная разница в расположении групп курганов. По сообщению С.С. Сорокина, в 1961 году в пяти группах могильника Курту были раскопаны 12 погребальных памятников, в результате были получены материалы по раннему периоду раннего железного века [1, с. 41]. После исследований С.С. Сорокина работы на памятнике прекратились и лишь спустя полувека они были возобновлены в 2019 г. в рамках реализации программы по научно-исследовательскому проекту «Алтай-Тарбагатай от эпохи бронзы до раннего средневековья»«Программы развития научно-исследовательских работ в сфере археологии в ВКО на 2019-2021 годы».

Ниже остановимся на предварительных результатах археологического изучения памятников.

Могильник Таутекели находится в 11 км к ЮВ от села Аршаты (Катон-Карагайский р-н, ВКО). Памятник расположен на узком горном плато, ограниченном с севера р. Бухтарма, с юга – горным хребтом, с востока – р. Курту и с запада – р. Таутекели. Долина между реками Таутекели (на автомате) и Курту узкая, равнинная, шириной 400–500 м длиной 7,5–8 км, местами сужается горными выносами. В долине зафиксировано несколько курганных групп разных эпох. Памятники, относящиеся к раннему железному веку, расположены в цепочку, ориентированную по линии С–Ю. Памятники более позднего периода тяготеют к погребениям эпохи железа и расположены в основном с восточной и западной стороны. Курганы данного времени доминируют в размерах, которые варьируют от 15×15 м до 20×20 м при высоте до 0,5 м. По форме курганы округлые, а памятники более позднего периода имеют подквадратную форму.

Площадь могильника Таутекели составляет более 500 га. К настоящему времени здесь выявлено более 100 погребально-поминальных сооружений от эпохи ранних кочевников до раннесредневекового времени. Могильник Таутекели образован несколькими цепочками курганов, вытянутыми в общем направлении С–Ю с небольшими отклонениями, и группами отдельных погребально-поминальных сооружений.

Для изучения в текущем полевом сезоне выбраны четыре объекта из трех групп – группа 1, курганы №№ 7 и 8, группа 2, курган №1, группа 3, объект №1, погребения 1 и 2.

Группа 1, курган №7 – является самым северным в группе. Координаты: N 49013*19,7** E086039*46,4**.

Курган №8 расположен рядом с вышеуказанным памятником, в 20 м южнее. Памятник визуально просматривается как невысокое каменное сооружение.

Наземная конструкция и внутримогильное пространство памятников схожа, разница лишь в параметрах.

В результате археологического изучения данные памятники оказались кенотафом.

Группа 2, курган №1 визуально фиксировался как небольшое возвышенное каменное сооружение. Поверхность наземной конструкции сильно задернована.

Наземная конструкция сооружена из окатанных камней с небольшой долей плитняка. Плитняк с округленными гранями, видимо их брали из реки. По периметру фиксируется развал. С северо-восточной стороны имеется небольшая пристройка. Диаметр наземной конструкции - запад-восток 3,7 м, север-юг 4 м., высота 0,1 м.

Основа наземной конструкции в виде ограды прямоугольной формы, сооруженной из тщательно подобранных камней.

На центральной части ограды расположена могильная яма, прямоугольной формы, ориентирована по линии северо-восток юго-запад. Яма забутована камнями, пустоты заполнены грунтом. Среди заполнения могильной ямы выявлены множество фрагментов угольков, но конкретного места кострища не зафиксировано.

Погребенный положен вытянуто на спине, ориентирован головой на северо-восток. Лицо повернута на север, левая рука чуть согнута в локте, ладони положены на таз, правая рука так же согнута в локте в сторону тела и находится вдоль тела. За ногами погребенного, впритык к поперечной стенке находился небольшой плоский камень.

При погребенном человеке погребального инвентаря не обнаружено.

Группа 3 расположен восточнее от группы 2, образован из каменных овальной формы ящиков-оград, расположенных впритык по линии север-юг.

Для исследования выбрали объект 1 расположенный севернее. Объект визуально состоит из 4 ящиков, посередине, после второго ящика имеется проделанный арык, который разрушил третью ограду объекта.

Наземная конструкция объекта каменная, однослойная, длина 4,5 м ширина 5,66 м. Основой конструкции является ограда прямоугольной формы ориентированной по линии запад-восток, длина 2,66 м, ширина 1,44 м.

За стенами ограды с западной и восточной стороны пристроены небольшие овальной в плане формы оградки.

На центральной части ограды 1 и 2 зафиксировали контуры могильной ямы, которые отличаются темно-серыми оттенками.

Погребение 1 – на глубине 0,5 м расчистили костяк погребенного, который был положен, вытянуто на спине, головой ориентирован на запад. Судя по остаткам и следам дерева, погребенный находился в деревянном ящике. У головы и ног погребенного положены плиты, вдоль торцовых стен.

У шейных позвонков погребенного человека расчистили крупную бусину, шаровидной формы со сквозным отверстием. На груди с левой стороны находился крестец МРС, рядом зафиксировали фрагмент железного предмета, возможно остатки от ножа. В районе поясных позвонков находился крючкообразной формы железный предмет, по всей вероятности он служил ременной застежкой.

Погребение 2 аналогичен по архитектурным особенностям наземной конструкции с вышеописанным погребением 1, различие заключается в обустройстве внутримогильного пространства. Заполнение могильной ямы смешанное, имеются и булыжники. Грунт заполнения ямы сильно прокаленная. На глубине 0,7 м зафиксировали плоские камни образующие систему, ограничивающую погребальную камеру от остального пространства могильной ямы.

Внутри ограды, притом притык к камням расчистили сохранившиеся остатки дерева, вероятно остатки от ящика. Погребение совершено внутри ящика, костяк положен, вытянуто на спине, головой на запад.

На костях поясных позвонков находились разрозненные фрагменты сильно коррозированного металла. Как выяснилось позже, данные предметы оказались накладками на ремень, среди которых есть пряжка от ремня с подвижным язычком.

Некрополь Жайдак расположен на территории Катон-Карагайского района Восточно-Казахстанской области, в 20 км южнее села Алтынбел.

Памятник находится на высоте 2400 метров над уровнем моря, название его получено от одноименного горного отрога Нарымского хребта.

Природно-климатические условия сложные для проживания, проливные дожди, сменяются градом, местами снегом. Средняя дневная температура около +7+10 0С, ночная доходит до 00С.

Горы Жайдак ограничены с севера и северо-востока истоками реки Маралды, берега его болотистые, образованы многочисленными родниками. Растительность состоит из невысокого травостоя с многочисленными растениями, цветение которых приходится на середину июня. Деревья отсутствуют, в некоторых местах встречаются невысокие кустарники.

Археологические работы на памятники начались с проведения рекогносцировки, разведочные маршруты производились на южном, восточном и юго-восточном направлении от горы Жайдак. В результате обнаружены и задокументированы шесть групп, соответственно Жайдак 1 - 6. Каждая группа состоит из 2-3 структур сооруженных из плит похожих по морфологии на горный сланец. Расстояния между ними от 1 до 15 км. Среди памятников группы Жайдак 4 и 6 имеются так называемые «курганы с усами». Памятники в основном находятся на высоких хребтах, часто на плоских седловинах. Интересным кажется топографическая ситуация расположения групп вдоль хребтов которые тянутся вдоль линий север-юг, в хребтах с другой ориентацией они отсутствуют.

Многие памятники разграблены в современности.

Для исследования, были выбраны 2 кургана, которые, находятся в группах Жайдак 3 и 6.

Жайдак 3 (координаты N 49.026332 E84.948452, высота над уровнем моря 2330 м) состоит из двух погребально-поминальных объектов расположенных по оси север юг с небольшими отклонениями.

Для изучения выбран курган №1, являющийся северным. Наземная конструкция отчетливо фиксировался в виде каменной ограды, плиты находились по периметру насыпи. Травостой невысокий, кустарники отсутствуют. На южной стороне фиксируется завал из камней, которая образует овальной формы набросок, по характеру расположения этих плит данный завал образовался в результате попытки вскрытия памятника в наше время.

Первоначальный диаметр при визуальной фиксации с-ю – 9 м, в-з – 8 м., высота 0,2 метра над современной поверхностью.

Округлая в плане наземная конструкция памятника, сооруженная из плоских плит разных размеров. На первый взгляд камни наземной конструкции находятся в первоначальном положении, крупные плиты составляют основу самого архитектурного ансамбля, мелкие же служат заполнением пустот образованных в местах стыков.

Под камнями наземной конструкции в геометрическом центре находится могильная яма, на уровне погребенной почвы фиксируются плиты перекрытия ямы, которые находятся в нетронутом положении. Перекрытие состоит из 4-5 слоев, размеры плит различные.

Под перекрытием находился каменный ящик, сооруженный из 5 крупных и 1 средней плиты, поставленных ребрами. Каменный ящик ориентирован длинной осью по линии запад-восток, восточная торцовая сторона шире противоположной. Торцовые стенки ящика сооружены из цельных плит по одной на каждой стороне, продольные же состоят из двух плит, плиты, поставленные с широкой восточной стороны более крупные. Наибольшая длинна ящика 1,3 м., ширина 0,9 м.

Внутри ящика на центральной части на глубине 0,5 м располагался костяк погребенного, погребенный сильно потревожен, на месте остались лишь трубчатые кости ноги. Сохранность костей плохая, череп раздавлен, позвонки и ребра сильно сгнившие.

Жайдак 6 расположен в 4 км северо-западнее от предыдущей группы, состоит из трех каменных округлых в плане структур и одного кургана с усами. Курганы находятся на небольшой возвышенности, окруженной болотистыми местами Майсаз и Карасаз, с запада рекой Маралды, с востока горами Жайдак.

Курганы 1 и 2 схожие по внешним признакам, наземные конструкции сооружены из плиток разного размера. На поверхности фиксируются довольно хорошо, края насыпи сильно задернованы.

Курган с усами расположен рядом с курганом №1 с восточной стороны. Центральное сооружение небольшое, усы направлены на восток. Центральное сооружение и усы сильно задернованы, в некоторых местах просматриваются камни.

Для археологического изучения нами выбран курган №1, являющийся северным. На поверхности фиксируется большая часть наземной конструкции, округлая в плане. Камни в основном плиты, часто встречаются крупные.

Как оказалось насыпь сооружена из плитняка разного размера. Крупные плиты являются образующими конструкцию, мелкие плитки использованы для заполнения пустот между крупными плитами.

Могильная яма прямоугольной формы с округленными углами, ориентирована длинной осью по линии северо-запад юго-восток, находится на центральной части.

Длинна ямы на уровне погребенной почвы 2,2 м, наибольшая ширина 1,3 м. На данном уровне при расчистке центральной части зафиксировали трубчатые кости КРС. На глубине 0,3 м по всей центральной части ямы были плиты, они расположены хаотично. Под камнями фиксировались кости КРС. На глубине 0,4 м расчистили кости, точнее оставшиеся части от них. Кости принадлежат лошади. Сохранность плохая. Судя по расположению сохранившихся костей, здесь была захоронена лошадь. От костяка сохранились лишь трубчатые кости передних и задних ног, остальные части сгнили. Череп отсутствует. Как показывает практика, зубы обычно сохраняются хорошо. Здесь вместе с черепом отсутствуют и зубы лошади. Возможно, конь был положен обезглавленным.

Погребение человека не зафиксировано.

Таким образом, в полевом сезоне 2020 года исследованы несколько погребально-поминальных памятников в некрополях Жайдак и Таутекели. Исследованные памятники дали материалы о погребальном обряде, архитектуре погребально-поминальных сооружении. Погребальный обряд и архитектурные особенности в комплексе с тополандшафтной ситуацией изученных памятников позволяет их предварительно отнести к концу ІІ тыс. до н.э.

Все же, для получения полноценной картины о населении этого времени региона, необходимо продолжить исследования на данных памятниках.

Описание: Описание: Описание: C:UsersHPDesktopСтатья_АйдосСтатьяРисунок 1.jpg

Рис. 1. Некрополь Таутекели, группа 1, курганы №№7 и 8

(1– ортофотоплан группы; 2, 3, 4 – этапы исследования кургана №8; 5, 6, 7 – этапы исследования кургана №7)

Описание: Описание: Описание: C:UsersHPDesktopСтатья_АйдосСтатьяРисунок 2.jpg

Рис. 2. Некрополь Таутекели, группа 2, курган №1

(1– ортофотоплан группы; 2–5 – этапы проведения археологического исследования)

Описание: Описание: Описание: C:UsersHPDesktopСтатья_АйдосСтатьяРисунок 3.jpg

Рис. 3. Некрополь Таутекели, группа 3, объект №1

(1 – ортофотоплан группы; 2–5 – этапы проведения археологического исследования

Описание: Описание: Описание: C:UsersHPDesktopСтатья_АйдосСтатьяРисунок 4.JPG

Рис. 4. Некрополь Жайдак 3

(1 – ортофотоплан некрополя; 2–4 – этапы исследования кургана №1)

Описание: Описание: Описание: C:UsersHPDesktopСтатья_АйдосСтатьяРисунок 5.jpg

Рис. 5. Некрополь Жайдак 6

(1 – ортофотоплан некрополя; 2–4 – этапы исследования кургана №1)

Библиография
1.
Сорокин С.С. Памятники ранних кочевников в верховьях Бухтармы // АСГЭ. 1966. Вып. 8. С. 3-60
References (transliterated)
1.
Sorokin S.S. Pamyatniki rannikh kochevnikov v verkhov'yakh Bukhtarmy // ASGE. 1966. Vyp. 8. S. 3-60

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью: «Предварительные результаты археологических исследований памятников Казахского Алтая в 2020 г.»

Предметом исследования рецензируемой статьи являются археологических исследований памятников Казахского Алтая в 2020г.
При изложение материала исследований автор использует историко-описательный метод.
Актуальность исследования обусловлена слабой изученностью археологических памятников данного региона.
Научная новизна исследования связана с введением в научный оборот новейших материалов раскопок.
Стиль статьи научный, однако текст (как статьи, так и аннотации) нуждается в литературном редактировании, поскольку в ряде случаев слова в предложениях не согласованы, встречаются орфографические ошибки, нередко автор грешит тавтологией и использованием лишних слов, которые ничего не добавляют к информации.
Например: во втором абзаце с ошибкой написаны слова «упомянуть», «бугровщики».
В этом же абзаце он пишет: «К изучению памятников имели непосредственное отношение и местные краеведы, интересовавшиеся историей края», не учитывая того, что не бывает краеведов, которые не интересовались бы историей края, поскольку данный интерес входит в определение понятия краевед.
В третьем абзаце он пишет: «Археологические исследования в контексте научного осмысления проведены в регионе еще в дореволюционное время и продолжаются до сегодняшнего дня». Опять не учитывая того, что все исследования проводятся «в контексте научного осмысления», при этом слово «дореволюционное» написано с ошибкой.
В конце этого абзаца автор пишет о том, что исследования были возобновлены в в 2019 г., а в начале следующего абзаца он снова повторяет эту информацию.
В шестом абзаце в одном из предложений мысль автора неверно сформулирована: «Памятники более позднего периода тяготеют к погребениям эпохи железа и расположены в основном с восточной и западной стороны». Памятники как более общее понятие не могут тяготеть к погребениям. Неясно также «с восточной и западной стороны» ЧЕГО они расположены, т. е. в предложении пропущено какое-то слово.
Приведенные примеры взяты из шести первых абзацев статьи, но их немало и в остальном тексте.
Аннотация не соответствует требованиям издательства. В ней отсутствует определение предмета и объекта исследования, вместо которых почему то дается историческая справка (первая часть аннотации).
Структурно статья состоит из краткого введения, в котором изложена краткая предыстория исследования памятников региона. Далее автор переходит к изложению результатов исследований. Статья завершается малоинформативным заключением, в котором автор приходит к выводу, что исследованные памятники дали материалы о погребальном обряде, архитектуре погребально-поминальных сооружений, а так же, позволили уточнить верхнюю дату некрополя Таутекели, предварительно восходящую к началу нашей эры. При этом указанная дата никак не аргументируется, а описанный в статье материал, не дает достаточных оснований для отнесения верхней границы к началу нашей эры, поскольку железные пряжки с подвижным язычком бытуют и в более позднее время, а других датирующих вещей автор исследования не приводит в своем описании.
Текст статьи проиллюстрирован пятью подборками фотографий, у которых отсутствуют названия. Они просто пронумерованы. Необходимо дать название каждому рисунку и указать, что именно изображено на каждом фото. При этом фото не очень удачно скомпонованы. Общий размер этих рисунков значительно уже, чем текст, вследствие чего остаются обширные пустые поля. Между тем многие фото имеют слишком малый масштаб, поэтому с трудом можно разглядеть, что на них изображено. Если соразмерно увеличить их величину по ширине текста — они станут более информативными. На ряде фото есть масштабные линейки, но делений на них не видно, следует продублировать эти линейки графическим изображением масштаба. Такой масштаб необходим и под другими фотографиями, без масштаба их воспроизведение не имеет смысла. Также необходимо добавить фото, обнаруженных при раскопках вещей, без воспроизведения которых иллюстрации не достаточно информативны.
Библиография статьи насчитывает всего одно наименование, чего явно недостаточно. Столь скудная библиография обусловлена тем, что автором не приведены ссылки на конкретные аналогии, полученным при исследованиях материалов. Подобная практика допустима только при публикации информации в сборнике «Археологические открытия», для полноформатной научной статьи подобная практика недопустима.
Статья представляет интерес для читателей интересующихся археологией Казахстана и может быть рекомендована к публикации после исправления, высказанных в рецензии замечаний.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Деятельность профессионального историка невозможна без критического анализа источниковой базы, особенно архивных материалов или археологических данных. В этой связи можно только выразить сожаление тому «тёмному периоду» российской исторической науки, который привёл к возникновению «Новой хронологии» А.Т. Фоменко и другим фальсификация нашего прошлого. А ведь 1990-е гг., когда началось невиданное дотоле открытие ранее засекреченных архивных фондов, представляли казалось бы неисчислимое поле деятельности для серьёзного исследователя. Именно поэтому изучение различных аспектов отечественной истории, в том числе и хозяйственно-экономической деятельности сегодня должно опираться на серьёзную подготовительную работу.
Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой являются предварительные результаты археологического изучения памятников Казахского Алтая. Автор ставит своими задачами показать географическую принадлежность рассматриваемых памятников, рассмотреть четыре объекта из изученных за прошедший полевой сезон, оценить важность дальнейшего изучения археологических памятников с целью получения полноценной картины о населении региона конца II тыс. до н.э.
Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого находится рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов.
Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать археологические изыскания в рамках реализации программы по научно-исследовательскому проекту «Алтай-Тарбагатай от эпохи бронзы до раннего средневековья» «Программы развития научно-исследовательских работ в сфере археологии в ВКО на 2019-2021 годы».
Рассматривая библиографический список статьи, прежде всего, отметим его предельную краткость: автор приводит только одну работу, а именно С.С. Сорокина под названием «Памятники ранних кочевников в верховьях Бухтармы». Конечно, важность данной работы отмечается в самой рецензируемой статье: в рамках деятельности Южно-Алтайской археологической экспедиции в начале 1960-х гг. «С.С. Сорокин проводил рекогносцировочные работы вдоль Бухтармы от Катон-Карагая до реки Курту, в результате которых обнаружено 15 памятников, одним из которых является могильник Курту», а после его исследований работы на памятнике прекратились и были возобновлены только спустя полстолетия в 2019 г. И все же, заметим, что библиография представляет важность, как с научной, так и с просветительской точки зрения: после прочтения текста читатели могут обратиться к другим материалам по данной теме. Поэтому, на наш взгляд библиография статьи нуждается в дополнении: мы не беремся советовать автору те труды, которые можно было бы включить в нее, полагаясь на его компетентность, но все же укажем и на исследования по археологии Алтайского края А.Л. Кунгурова, материалы выпускаемого Алтайским государственным университетом издания «Сохранение и изучение культурных аспектов наследия Алтайского края».
Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всем, кто интересуется как историей и археологией, в целом, так и археологическими исследованиями в Алтайском регионе, в частности. Апелляция к оппонентам представлена на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой статьи.
Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что несмотря на различные достижения исследователей Казахского Алтая «археологическими исследованиями охвачена не вся территория интересующего нас региона, чувствуется нехватка материала по некоторым проблемам, касающимся, в основном, становления археологических культур раннего железного века, в этом свете интересны памятники верхнего течения реки Бухтарма, особенно участок Курту-Таутекелийского междуречья, где сосредоточены памятники от начала раннего железного века до этнографического времени». Автор показывает, что в полевом сезоне 2020 г. исследованы несколько погребально-поминальных памятников в некрополях Жайдак и Таутекели, которые дали ценный материал о погребальном обряде и архитектуре погребально-поминальных сооружений.
Главным выводом статьи является то, что изученные в ходе экспедиции «погребальный обряд и архитектурные особенности в комплексе с тополандшафтной ситуацией изученных памятников позволяет их предварительно отнести к концу ІІ тыс. до н.э.»
Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 5 рисунками, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в учебных курсах, так и при дальнейшем изучении археологических памятников Казахского Алтая.
В то же время к статье есть отдельные замечания:
1) Желательно расширить библиографию статьи (на данный момент список литературы состоит только из одного источника).
2) Нуждаются в пояснении приводимые в тексте отдельные сокращения, например, ВКО – Восточно-Казахстанская область и т.д.
В целом, несмотря на ряд указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Genesis: исторические исследования».