Читать статью 'Организационно-правовые модели международного научно-технического сотрудничества по созданию и эксплуатации глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере' в журнале Международное право и международные организации / International Law and International Organizations на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1900,   статей на доработке: 357 отклонено статей: 505 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международное право и международные организации / International Law and International Organizations
Правильная ссылка на статью:

Организационно-правовые модели международного научно-технического сотрудничества по созданию и эксплуатации глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере

Теймуров Эльвин Сахават Оглы

кандидат юридических наук

доцент, кафедра международного права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9, оф. 311

Teymurov Elvin

PhD in Law

Docent, the department of International Law, Kutafin Moscow State Law University

125993, Russia, g. Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9, of. 311

elv89@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Кожеуров Ярослав Сергеевич

доктор юридических наук

доцент, кафедра международного права, Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, 9, оф. 402

Kozheurov Yaroslav Sergeevich

Doctor of Law

Docent, the department of International Law, Kutafin Moscow State Law University

125993, Russia, g. Moscow, ul. Sadovaya-Kudrinskaya, 9, of. 402

jskozheurov@msal.ru

DOI:

10.7256/2454-0633.2020.3.33961

Дата направления статьи в редакцию:

20-09-2020


Дата публикации:

27-09-2020


Аннотация.

Перед правовой наукой стоит актуальная задача исследования существующих правовых форм и моделей международного научно-технического сотрудничества (МНТС) по созданию и использованию глобальной исследовательской инфраструктуры (ГИИ) в ядерной сфере, выявления их преимуществ и недостатков, возможностей применения и адаптации к проектам класса «мегасайенс» на территории России.Ключевыми для определения правовых аспектов создания и использования ГИИ являются два фактора: организационно-правовое оформление (учреждение отдельного самостоятельного субъекта либо использование уже существующих «зонтичных» юридических структур) и то, какой правовой инструментарий используется, какому праву подчинена деятельность.         Организационно-правовая модель МНТС как с использованием существующих международных межправительственных организаций рамочного типа либо юридических лиц, так и путем учреждения специальных субъектов схематично можно представить в виде четырехуровневой системы. Преимуществом использования в ядерной сфере моделей «зонтичного» типа является готовность большинства ее инструментов и механизмов, требующих лишь адаптации под конкретные проекты, и возможность реализации значительного количества проектов. Если требуется обеспечить четкое долевое участие партнеров, финансовые обязательства и зависящую от них структуру управления, то подходящей формой является создание специального субъекта проектного типа.Исходя из «правовой среды», использование ММПО предполагает определенные иммунитеты и привилегии, изъятия из-под юрисдикции принимающего государства и др. Немаловажно в современных условиях то, что ММПО сложнее подвергнуть политически мотивированным односторонним ограничительным мерам («санкциям»). Зато использование конструкции юридического лица может обеспечить большую оперативность, гибкость и управленческую дешевизну процесса, тем более, для них тоже можно предусмотреть исключения из национального права.Наиболее удачным представляется разработка специальной организационно-правовой формы, упоминаемой в проекте федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации», – международная исследовательская организация.

Ключевые слова: научно-техническое сотрудничество, международное сотрудничество, институциональная модель, глобальная исследовательская инфраструктура, установки класса Мегасайенс, консорциумы исследовательской инфраструктуры, международная исследовательская организация, ядерные исследования, ОИЯИ, ЦЕРН

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-29-15045

Abstract.

Legal science is facing the relevant task of studying the existing legal forms and models of international scientific and technical cooperation on creation and utilization of global research infrastructure in the nuclear sphere, as well as determining their flaws and merits, capacity of implementation and adjustment to the “mega-science” projects in the Russian Federation. The key factors in determining legal aspects of creation and utilization of the global research infrastructure are the following: organizational-legal framework (establishment of an independent subject or usage of  the already existing “umbrella” legal structures), and which legal tools are applied and to which law this activity is subordinated. The organizational-legal model of the international scientific and technical cooperation with existing intergovernmental organization of the framework type or legal entities, as well as by means of instituting of special subjects, can be schematically described as the four-level system. The advantage of using the umbrella-type models in nuclear sphere consists in availability of most of its tools and mechanisms, which require just the adjustment to the specific projects, and the possibility of implementation of a substantial number of projects. If there is a need for ensuring partnership on a shared basis, financial responsibilities, and the dependent on them management structure, the appropriate form is the creation of a special subject of project type. Based on the “legal environment”, the use of international intergovernmental organization implies certain immunities and privileges, removal from the jurisdiction of the accepting country, etc. It is important that in the modern conditions it is more difficult to subordinate the international intergovernmental organizations to the politically motivated unilateral restrictive measures (“sanctions”). Although, the use of the construct of legal entity can ensure better efficiency, flexibility, and managerial inexpensiveness of the process, especially as the also can qualify for the exceptions to national law. Most successful seems the development of a special organizational legal form mentioned in the draft Federal Law “On scientific, Scientific-and Technical, and Innovation Activity in the Russian Federation”, which would be an international research organization.

Keywords:

research infrastructure consortia, Megascience class facilities, global research infrastructure, institutional model, international cooperation, scientific and technical cooperation, international research organization, nuclear research, JINR, CERN

Введение

Одним из главных направлений международного научно-технического сотрудничества (далее – МНТС) в ядерной сфере является деятельность по созданию и эксплуатации глобальной исследовательской инфраструктуры (установок класса «мегасайенс»)[1].

Под глобальной исследовательской инфраструктурой (ГИИ) авторы предлагают понимать «сооружаемые и эксплуатируемые в порядке международного сотрудничества (коллаборации) государств, международных организаций и иных акторов, не обладающих международной правосубъектностью (государственные агентства, научные институты, финансирующие учреждения) физически крупные, дорогостоящие, уникальные по своим техническим характеристикам комплексы оборудования, предназначенные для проведения долгосрочных научных исследований, направленных на получение новых прорывных знаний, существенно дополняющих или изменяющих представления о действительности»[2, с. 139].

ГИИ в силу своих характеристик объективно требует объединения интеллектуальных, материальных, финансовых и иных усилий различных государств, агентств, научных и финансирующих организаций, что детерминирует международное научно-техническое сотрудничество и международное управление деятельностью по созданию и эксплуатации ГИИ, в том числе на территории Российской Федерации. Например, в совместную программу развития и укрепления научного сотрудничества России и Европейского Союза в области исследовательской инфраструктуры CREMLIN (Connecting Russian and European Measures for Large-scale Research Infrastructures) вошли пять российских проектов класса мегасайенс: реактор ПИК (ПИЯФ, Санкт-Петербург), источник синхротронного излучения ИССИ-4 (НИЦ «Курчатовский институт», Протвино), коллайдер NICA (ОИЯИ, Дубна), Лазерный комплекс субэксаваттной мощности (ИПФ РАН, Нижний Новгород) и коллайдер Супер С-тау фабрика (ИЯФ СО РАН, Новосибирск). Сегодня программа сотрудничества по этим проектам общим объемом финансирования со стороны ЕС около 25 млн евро продолжается (программа CREMLINplus [3]).

Перед правовой наукой в этой связи встает актуальная задача исследования существующих правовых форм и моделей МНТС по созданию и использованию глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере, выявления их преимуществ и недостатков, выработка предложений по их развитию и совершенствованию, оценки возможностей применения и адаптации к проектам класса «мегасайенс» на территории России.

Под правовыми моделями МНТС можно понимать «некий образ (описание) регулирования взаимодействия субъектов международного права между собой и с иными акторами, не обладающими международной правосубъектностью, отражающий наиболее существенные характеристики этого взаимодействия (концептуально-идеологическую основу, пределы регулирования, набор правовых регуляторов, статус и деятельность субъектов, правовые риски и ожидаемые результаты взаимодействия)» [4, с. 135].

Традиционно принято выделять две формы международного сотрудничества – конвенционную (заключение международных договоров и иных соглашений) и институциональную (создание межправительственных и неправительственных международных организаций). При этом на практике конвенционные и институциональные формы сотрудничества тесно взаимосвязаны [5, с. 175]. Институции создаются и действуют на основе соглашений, соглашения предусматривают организационные структуры постоянного или периодического характера. Таким образом, конкретные модели международного научного сотрудничества сочетают в себе те или иные элементы конвенционных (договорных) и институциональных (организационных) форм сотрудничества.

Существующие попытки классификаций современных форм и моделей международного научного сотрудничества достаточно разнообразны и весьма условны [6, с. 53-55]. Например, А.О. Четвериков выделяет следующие «организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс)»:

- учреждение международной межправительственной организации (проектного или рамочного типа);

- создание юридического лица по национальному праву государств-участников соответствующих проектов международного научно-технического сотрудничества;

- создание «транснациональных и наднациональных» юридических лиц (по сути, под ними автор понимает юридические лица, формы которых специально предусмотрены национальным правом или правом ЕС для осуществления МНТС);

- создание международных консорциумов научных организаций без статуса юридического лица; создание в рамках ЕС европейских консорциумов исследовательской инфраструктуры [7, с. 18-19].

Представляется, что, изучая правовые аспекты создания и использования глобальной исследовательской инфраструктуры, необходимо иметь в виду два ключевых фактора. Во-первых , имеет значение организационно-правовое оформление, а именно: предусматривается ли партнерами для создания и эксплуатации ГИИ учреждение отдельного самостоятельного юридического лица, правовой личности, обладающей собственной правосубъектностью, либо для организации коллабораций используются уже существующие «зонтичные» юридические структуры; во-вторых , принципиальное значение имеет то, какой правовой инструментарий используется, в какой правовой среде осуществляется деятельность по созданию ГИИ, какому праву она подчинена – международному праву (в том числе – sui generis – праву интеграционного объединения) или/и национальному праву. В свою очередь, второй вопрос во многом предрешается субъектным составом коллаборации.

I. МНТС по созданию и эксплуатации ГИИ в ядерной сфере без учреждения специального юридического лица

Следует сразу оговориться, что деятельность по созданию и эксплуатации уникальных, физически крупных и дорогих установок, предполагающая в качестве залога своей успешности привлечение огромных материальных, финансовых и интеллектуальных ресурсов, вообще без какой-либо «юридической инфраструктуры» представляется невозможной. Поэтому в данном случае имеется в виду, что под проект сооружения и использования установки класса «мегасайенс» не создается отдельное самостоятельное юридическое лицо, а используются уже существующие организационные структуры, на юридической базе которых реализуется проект. Такими «зонтичными» структурами, специализирующими в целом в области ядерных исследований, могут являться международными межправительственные организации или юридические лица по национальному праву какого-либо государства.

1. Глобальная исследовательская инфраструктура в ядерной сфере, сооружаемая и эксплуатируемая с использованием существующих международных межправительственных организаций рамочного типа

Примерами такой инфраструктуры являются Большой адронный коллайдер (БАК) [8], сооруженный и эксплуатируемый на базе Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН), а также Комплекс сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов НИКА (далее – Комплекс NICA (Nuclotron-based Ion Collider fAcility)), сооружаемый и эксплуатируемый на базе Объединенного института ядерных исследования (ОИЯИ).

Схематично организационно-правовая модель МНТС для проведения исследований на детекторах БАК и Комплекса NICA может быть представлена следующим образом.

Первый уровень – уже «готовая» международно-правовая основа создания и деятельности международной межправительственной организации (ММПО), которая служит базой для организации конкретных научно-исследовательских проектов. Сюда можно отнести:

1.1. учредительные договоры – Конвенция об учреждении Европейской организации ядерных исследований от 1 июля 1953 г. [9] с поправками 1971 г.; Соглашение об организации Объединенного института ядерных исследований от 26 марта 1956 г. и утвержденный на его основе 23 сентября 1956 г. Совещанием полномочных представителей правительств государств-членов Устав Объединенного института ядерных исследований (С учетом изменений, внесенных Комитетом Полномочных Представителей правительств государств-членов Объединенного института ядерных исследований в 1992, 1997, 1999 и 2008 гг.);

1.2. договоры, определяющие правовой статус ММПО в принимающем государстве, – Соглашение между Швейцарией и Европейской организацией ядерных исследований об определении правового статуса данной Организации в Швейцарии от 11 июня 1955 г., Конвенция между Федеральным советом Швейцарской Конфедерации и Правительством Французской Республики о распространении на французскую территорию имущественного комплекса Европейской организации ядерных исследований от 13 сентября 1965 г.; Протокол от 4 марта 1987 года к Соглашению об организации Объединенного института ядерных исследований от 26 марта 1956 года, Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических Организаций, действующих в определенных областях сотрудничества, от 5 декабря 1980 года, Соглашение между Правительством Российской Федерации и Объединенным институтом ядерных исследований о местопребывании и об условиях деятельности Объединенного института ядерных исследований в Российской Федерации от 23 октября 1995 г. с Протоколом о земельных участках, занимаемых Объединенным институтом ядерных исследований, от 23 июня 1998 г.;

1.3. договоры ММПО с ассоциированными членами, наблюдателями, а также с третьими государствами и другими ММПО – например, Кооперационное соглашение между США и ЦЕРН относительно научного и технического сотрудничества в ядерной физике и в физике частиц от 7 мая 2015 г., Кооперационное соглашение между ОИЯИ и ЦЕРН относительно научного и технического сотрудничества в области физики высоких энергий от 28 января 2018 г., Соглашение между Правительством Российской Федерации и Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) о научно-техническом сотрудничестве в области физики высоких энергий и иных сферах взаимного интереса (ICA-RU-0144) от 16 апреля 2019 г.; Соглашение между Объединенным институтом ядерных исследований и Федеральным министерством по образованию и исследованиям (BMBF) Германии о сотрудничестве и использовании установок ОИЯИ от 15 июля 1991 г., Соглашение между ОИЯИ и Министерством высшего образования и научных исследований Правительства Арабской Республики Египет от 3 марта 2009 г., Соглашение о сотрудничестве между ОИЯИ и Министерством науки и охраны окружающей среды Сербии 2007 г., и др.

Второй уровень – внутреннее (административное) право ММПО, решения ММПО , регламентирующие состав, функции и полномочия руководящих, финансовых, наблюдательных и консультативных (научных) органов ММПО, права, обязанности, привилегии и иммунитеты персонала (штатного и прикомандированного), а также определяющие основные правила проведения научно-технических исследований в рамках ММПО. Ключевыми в этом отношении являются следующие нормативно-правовые акты ММПО, которые служат базой для организации отдельных международных коллабораций для проведения конкретных экспериментов: Генеральные условия, применимые к экспериментам в ЦЕРН, от 20 февраля 2008 г. [10], Положение об организации экспериментов, проводимых международными коллаборациями с использованием возможностей базовых установок ОИЯИ, утвержденное Приказом ОИЯИ от 24 января 2017 г. №37. Документы в целом похожи (Генеральные условия ЦЕРН более подробны и конкретизированы), они определяют стороны (принимающая сторона, сотрудничающие организации (научные институты и финансирующие агентства), коллаборация и их представители), их взаимные права и обязанности, принципы организации коллабораций, содержание меморандумов о понимании, механизмы разрешения споров внутри коллаборации и с принимающей стороной (конечным арбитром являются высшие органы ММПО, споры выведены из-под юрисдикции судов принимающего государства) и другие вопросы.

Третий уровень – меморандумы о понимании , на основе которых создаются автономные международные научные коллаборации для проведения экспериментов на детекторах БАК (коллаборации детекторов ALICE, ATLAS, CMS, LHCb) и Комплекса NICA (формируются коллаборации по детекторам MPD, BM@N, SPD). Каждый меморандум подписывается между принимающей организацией (ЦЕРН или ОИЯИ) и сотрудничающей организацией (научные институты и/или финансирующие агентства). Меморандумы определяют принципы и условия создания международной коллаборации и участия в ней, а также условия и порядок проведения экспериментов. В частности, в меморандумах содержатся: список участников коллаборации; финансовые правила и договоренности, имущественные обязательства; план-график работ; условия привлечения научных работников и специалистов; ответственность сторон за поставку, изготовление, установку, содержание, обслуживание и эксплуатацию оборудования и программного обеспечения; обязательства и ответственность участников коллаборации по соблюдению технических правил и норм в области безопасности; условия о принадлежности исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности; внутренние правила коллаборации, структура органов (руководящие, финансово-контрольные, научные), их функции и полномочия, порядок формирования; условия поставки, монтажа (демонтажа) и возврата оборудования и его использования; механизмы разрешения споров и многие другие вопросы. Принимающая организация предоставляет свои счета для размещения общих и целевых фондов коллаборации и сотрудничающих организаций, ведя их раздельный учет. Таким образом, не являясь самостоятельным юридическим лицом, каждая коллаборация существует под «юридическим зонтиком» [11, с. 161] ММПО, обладая в ее рамках значительной организационно-управленческой, научной и финансовой автономией.

Факультативный уровень – двусторонние соглашения между ММПО и третьими государствами или МНПО либо с государствами-членами об особых условиях сотрудничества по реализации конкретных проектов. Например, правовой основой участия специалистов, научных институтов, а также использования оборудования из России, которая не является участницей ЦЕРН, в сооружении и эксплуатации БАК стал Протокол от 14 июня 1996 г. об участии в проекте «Большой адронный коллайдер» (БАК) к Соглашению между Правительством Российской Федерации и Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) о дальнейшем развитии научно-технического сотрудничества в области физики высоких энергий от 30 октября 1993 года. На основе этого протокола российские сотрудничающие организации участвовали в коллаборациях на детекторах БАК (с 2019 г. данный протокол утратил силу в связи с подписанием нового рамочного соглашения между ЦЕРН и Россией). В 2016 г. подписано Соглашение между Правительством Российской Федерации и международной межправительственной научно-исследовательской организацией Объединенным институтом ядерных исследований о создании и эксплуатации комплекса сверхпроводящих колец на встречных пучках тяжелых ионов NICA, главной целью которого является привлечение Российской Федерации для отдельного (не только в качестве члена ОИЯИ) участия в финансировании проекта в объеме 8800 млн рублей (8700 млн рублей предоставляет ОИЯИ).

2. Глобальная исследовательская инфраструктура в ядерной сфере, сооружаемая и эксплуатируемая с использованием существующих научно-исследовательский учреждений – юридических лиц по национальному праву принимающего государства

Примеров международного (в широком смысле) научно-технического сотрудничества на базе существующего юридического лица по национальному праву (научно-исследовательской организации, как правило) достаточно много [12]; [13]. Реализуется такое сотрудничество на базе многосторонних или двухсторонних договоров между непосредственно научными, финансирующими, управляющими организациями (международные научные коллаборации). Такие договоры могут носить юридически обязывающий характер либо представлять из себя формально юридически не обязывающие меморандумы о понимании, являющиеся наиболее распространенным инструментом регламентации сотрудничества между учеными и научными организациями. Относительно правовой природы и юридической силы меморандумов о понимании в литературе и в юридической практике имеются разные точки зрения [11, с. 161-169], однако ясно одно – будучи формой организации научного сотрудничества непосредственно между научными организациями, они подчиняются национальному праву, существуют в национально-правовой среде.

Одним из примеров является реализуемая на базе Национальной исследовательской лаборатории имени Ферми (Фермилаб, США) международная научная коллаборация «Глубокий подземный нейтринный эксперимент» (Коллаборация DUNE), объединяющая более 1000 ученых из более чем 130 научных организаций из 30 стран для проведения экспериментов по регистрации частиц нейтрино на установке класса «мегасайенс» Long Baseline Neutrino Facility – LBNF (Длинная базовая нейтринная установка) [14].

Другим примером является гигантский подземный детектор нейтрино BOREXINO, построенный в подземной лаборатории Национального института ядерной физики Италии (INFN), для экспериментов на котором создана одноименная международная коллаборация [15].

Первым уровнем организационно-правовой модели данного типа выступает национальное законодательство соответствующего государства, регламентирующее проведение научных исследований и определяющее правовой статус субъектов научно-исследовательской деятельности. Юридические лица, становящиеся «зонтичными» структурами для возможных международных научных коллабораций, создаются по национальному праву, которое определяет их формы и правосубъектность [16].

Далее модели коллабораций DUNE и BOREXINO имеют некоторые отличия. Модель коллаборации BOREXINO во многом напоминает рассмотренные выше модели коллабораций на детекторах БАК и Комплекса NICA. Вторым уровнем является издаваемый «зонтичной» структурой (INFN) локальный нормативно-правовой акт, регламентирующий общие условия проведения экспериментов [17]. Третий уровень – заключение Меморандума о понимании для эксперимента BOREXINO, форма которого утверждена приказом INFN [18]. В отличие от коллабораций БАК, данный меморандум представляет собой единый документ, подписываемый всеми участниками коллаборации BOREXINO (17 институтов, включая принимающую организацию INFN). От России участниками коллаборации являются НИЦ «Курчатовский институт», Петербургский институт ядерной физики имени Б.П. Константинова НИЦ «Курчатовский институт», Институт ядерной физики имени Скобельцева МГУ им. Ломоносова.

В коллаборации DUNE главным документом является первоначально разработанный временной (американской) коллаборацией в рамках Фермилаб акт под названием «Управление коллаборацией DUNE», изменяемый затем высшим органом уже международной коллаборации (Институциональным советом, ст. 1) [19]. Правовой основой участия нового института в коллаборации является заявление о вхождении, в котором излагаются предполагаемый вклад в общий эксперимент, подробный план эффективного участия в общем эксперименте, описание опыта и достижений ученых института. Новый институт становится участником коллаборации после одобрения его заявления Институциональным советом («Управление коллаборацией DUNE», ст. 2.2). Заключение меморандумов о понимании не исключено, они упоминаются в п. 2.3. документа. Коллаборация DUNE имеет еще один – факультативный – уровень. Возможно заключение двусторонних соглашений между США (в лице Департамента энергетики) и другими государствами и/или ММПО, например, Нейтринный протокол I от 18 декабря 2015 г между Департаментом энергетики США и Европейской организацией ядерных исследований (ЦЕРН) к Кооперационному соглашению о сотрудничестве относительно научно-технического сотрудничества в ядерной физике и физике частиц от 7 мая 2015 г. [20].

II. МНТС по созданию и эксплуатации ГИИ в ядерной сфере путем учреждения специального юридического лица

1. Создание для реализации проекта международной межправительственной организации. Международный термоядерный экспериментальный реактор, ИТЭР (The International Thermonuclear Experimental Reactor, ITER) является уникальным не только с научной точки зрения, но и с точки зрения организационно-правовой модели. Предложенный еще советскими учеными в 1985 году проект совместного создания токамака — тороидальной камеры с магнитными катушками, которая способна удерживать плазму при помощи магнитов, тем самым создавая условия, требуемые для протекания реакции термоядерного синтеза, сегодня реализуется европейскими государствами через Европейское сообщество по атомной энергии (Евратом) и 6 не участвующими в ЕС государствами (Россия, США, Индия, Китай, Япония и Южная Корея) в организационно-правовой форме международной межправительственной организации. Схематично данная модель МНТС может быть описана следующим образом.

Первый уровеньмеждународно-правовой. Сюда относятся, во-первых , международные договоры о создании Международной организации ИТЭР по термоядерной энергии (далее – Организация ИТЭР) и об определении ее международной правосубъектности. Это Соглашение о создании Международной организации ИТЭР по термоядерной энергии для совместной реализации проекта ИТЭР от 21 ноября 2006 г. и Соглашение о привилегиях и иммунитетах Международной организации ИТЭР по термоядерной энергии для совместной реализации проекта ИТЭР от той же даты. Для обеспечения указанных привилегий и иммунитетов на территории Франции, где физически расположен строящий реактор и штаб-квартира Организации ИТЭР и которая формально не является стороной соглашений от 21 ноября 2006 г., между ИТЭР и Францией было заключено Соглашение относительно Штаб-квартиры Организации ИТЭР и привилегий и иммунитетов Организации ИТЭР на французской территории от 7 ноября 2007 г. [21]. Документы наделяют Организацию ИТЭР международной правосубъектностью, правами юридического лица с возможностью заключения как международных договоров, так и частных контрактов, приобретения имущества, получения лицензий, возбуждения дел в суде (ст. 5 Соглашения о создании). Организация создана первоначальным сроком 35 лет специально для строительства, эксплуатации, использования и деактивации установок ИТЭР (ст. 3). Финансирование путем взносов в натуре и финансовых взносов распределяется между участниками в следующем порядке: ЕС – 45,6%, остальные участники – по 9,1%. Важнейшая часть соглашений – наделение Организации (а также ее персонала) иммунитетами и привилегиям, главными из которых являются освобождение от налогов и сборов, таможенных пошлин и экспортных ограничений (ст. 5, 6 Соглашения об иммунитетах и привилегиях).

Во-вторых , Организация ИТЭР заключает международные договоры о сотрудничестве с третьими государствами и ММПО (Казахстан, Австралия, ЦЕРН, МАГАТЭ).

Второй уровень – уровень Местных отделений (Domestic Agencies), которые каждое государство-член создает для выполнения своей части обязательств по проекту. Так как около 90% вкладов осуществляется в натуре, поставками необходимых компонентов токамака, на местные агентства ложатся функции координации работы поставщиков и подрядчиков. Например, в США местное отделение является проектом Департамента энергетики и управляется Национальной лабораторией Оак Ридж. В России функции местного отделения ИТЭР возложены на частное учреждение Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» «Проектный центр ИТЭР» [22]. На уровне Европейского Союза Решением Совета 2007/198/Euratom от 27 марта 2007 г. в качестве «местного отделения» было учреждено Европейское совместное предприятие по ИТЭР и развитию термоядерной энергетики (Fusion for Energy) [23].

Третий уровень – субсидиарное применение национального права принимающего государства – Франции [24]. Такое применение санкционировано Соглашением о создании Организации ИТЭР. Согласно ст. 14 Соглашения, Организация ИТЭР соблюдает соответствующие национальные законы и нормативные акты принимающего государства в области охраны здоровья населения и персонала, безопасности, ядерной безопасности, радиационной защиты, лицензирования, ядерных веществ, охраны окружающей среды и защиты от злонамеренных действий. В частности, на основании Декрета № 2012-1248 от 9 ноября 2012 г. [25]. Организация ИТЭР получила от французских властей разрешение на создание ядерной установки ИТЭР, приобретя таким образом статус ядерного оператора по французскому праву, что влечет обязанность, среди прочего, соблюдать все соответствующие положения французского законодательства, применимые к ядерным операторам, в первую очередь, Декрет № 2007-1557 от 2 ноября 2007 г. о базовых ядерных установках и контроле за перевозкой радиоактивных веществ в области ядерной безопасности [26].

Четвертый уровень – заключение Организацией ИТЭР меморандумов о понимании по академическому и научному сотрудничеству с университетами и научно-исследовательскими центрами из государств-членов (около 65 меморандумов).

2. Создание для реализации проекта юридического лица по национальному праву. Особенностью данной организационно-правовой модели создания и эксплуатации ГИИ в ядерной сфере является то, что учреждению юридического лица по национальному праву предшествует заключение международного договора. Данная модель применяется для создания и эксплуатации таких установок, как:

- реактор с очень высоким потоком нейтронов (very high neutron flux reactor), для создания и эксплуатации которого было учреждено юридическое лицо по французскому праву Институт Макса фон Лауэ и Поля Ланжевина (Institut Max von Laue - Paul Langevin), далее – ILL [27];

- европейская установка синхротронного излучения (European Synchrotron Radiation Facility), для создания и эксплуатации которой была учреждена Компания по французскому праву (гражданско-правовое общество, Société Civile) с одноименным названием, далее – ESRF [28];

- установка Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах (European X-Ray Free-Electron Laser Facility), для создания и эксплуатации которой учреждено юридическое лицо по немецкому праву (общество с ограниченной ответственностью, Gesellschaft mit beschränkter Haftung – GmbH) с названием European EXFEL Gmbx, далее – EXFEL [29];

- центр по исследованию ионов и антипротонов в Европе (Facility for Antiproton and Ion Research in Europe), для создания и эксплуатации которой учреждено юридическое лицо по немецкому праву с названием FAIR GmbH, далее – FAIR [30].

Можно выделить следующие уровни данной организационно-правовой модели.

Первый уровень – заключение международного договора. В нем государства договариваются о создании юридического лица,учредителями (участниками) которого становятся назначаемые государствами научно-исследовательский организации или государственные агентства. От России участником компаний EXFEL и ESRF является НИЦ «Курчатовский институт», компании FAIR – госкорпорация «Росатом». Учредительный договор будущей компании приводится в приложении к международному договору (за исключением ILL, чей учредительный договор и статут разрабатывались участниками самостоятельно). В международном договоре государства определяют вклады, вносимые участниками для создания установки, и их доли участия, иные обязательства по финансированию, в том числе в области налогообложения, вопросы интеллектуальной собственности, порядок урегулирования споров и другие вопросы.

Второй уровень – заключение назначенными государствами-участниками учредительного договора компании и внесение ими вкладов (денежных и/или в натуре). В учредительном договоре определяются цели и общественно-полезный характер деятельности компании, структура органов и порядок управления компанией, уставный капитал, финансовые вопросы и порядок изменений во владении долями, сотрудничество компании с участниками, в т.ч. вопросы доступа к информации и интеллектуальная собственность, а также многие другие вопросы. Отношения компании с «принимающим участником» определяются особыми долгосрочными соглашениями компании с этими участниками (для XFEL это научно-исследовательский центр DESI в Гамбурге, для FAIR – Центр им. Гермгольца по исследованию тяжелых ионов (GSI)).

Третий уровень – установление особых договорных отношений с научными организациями и государственными учреждениями из третьих стран. Для этого могут использоваться различные формы. В ILL это «научные страны-члены» (scientific member countries), с научными организациями которых Институт заключает соглашения о научном партнерстве; в рамках ESRF существует категория «научных партнеров» (scientific associates), а в FAIR Чехия имеет статус «партнера-претендента» (aspirant-partner).

Наконец, на четвертом уровне оформляется непосредственная научная кооперация между научными организациями и учеными для проведения отдельных экспериментов и реализации конкретных научных программ. Например, в Центре FAIR создаются классические международные научные коллаборации (руководящие, наблюдательные и научные органы, вклады, совместные эксперименты и пр.), которые сгруппированы по четырем основным направлениям: APPA (Физика атома, плазмы и ее применение), CBM (сжатая баррионная материя), NUSTAR (ядерная структура, астрофизика и реакции), PANDA (физика антипротонов высокой энергии) [36]. В частности, в коллаборацию HED направления APPA объединены 187 ученых и 37 научных институтов 12 стран, в том числе 8 институтов из России [31]. Институт Лауэ-Ланжевина заключает меморандумы о понимании с научными организациями напрямую [32]. ESRF активно участвует в научных программах Европейского Союза, в частности, CREMLINplus. А Компания EXFEL, помимо указанного, используют такую форму, как Консорциумы пользователей для создания технической инфраструктуры, оборудования и приборов [29].

3. Создание для реализации проекта юридического лица по праву Европейского Союза. Особенностью данной модели является то, что она используется в рамках особого правопорядка, который предусматривает специальные европейско-правовую организационную форму, предназначенную для реализации интегрированных научно-инфраструктурных проектов – Европейский консорциум исследовательской инфраструктуры (European Research Infrastructure Consortium, ERIC) [33]. Данная правовая модель предусмотрена Регламентом ЕС от 25 июня 2009 г. № 723/2009 [34]. Применительно к ядерной инфраструктуре на ее основе реализуется проект строительства в шведском городе Лунд установки Европейский расщепляемый источник (European Spallation Source) [35]. Решением Европейской комиссии от 19 августа 2015 г. № 2015/1478 утвержден Статут Европейского консорциума исследовательской инфраструктуры «Европейский расщепляемый источник» [36].

Заключение

Большим преимуществом использования для международного научно-технического сотрудничества по созданию и эксплуатации глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере организационно-правовых моделей «зонтичного» (рамочного) типа является готовность большинства ее инструментов и механизмов, уже зарекомендовавших себя на практике, требуется лишь их адаптация под особенности конкретного проекта. Немаловажным фактором является и то, что в рамках данной модели можно реализовать не один, а множество проектов.

С другой стороны, если требуется обеспечить четкое долевое участие партнеров в реализации проекта, финансовые обязательства и зависящую от них структуру управления, то более подходящей формой является создание специального юридического лица проектного типа (международного или национального).

Если выбирать модели исходя из «правовой среды», в рамках которой они будут функционировать, то использование ММПО предполагает следующие преимущества: освобождение от таможенных и налоговых платежей, упрощение визовых и иммиграционных формальностей, иммунитеты и привилегии самой организации, ее персонала и прикомандированных работников, изъятие из-под юрисдикции принимающего государства по согласованному кругу вопросов и вытекающий из этого особый порядок рассмотрения споров, возможность создания особых режимов доступа к информации, полученной в ходе научной деятельности, режимов интеллектуальной собственности и др. [37, с. 22]. Немаловажным фактором в современных условиях является то, что ММПО гораздо сложнее, если вообще возможно, подвергнуть политически мотивированным односторонним ограничительным мерам («санкциям»).

Зато использование конструкции юридического лица по национальному праву может обеспечить бо льшую оперативность, гибкость и управленческую дешевизну процесса. Тем более, что многое из того, что является преимуществом ММПО, можно предусмотреть как исключения из национального права в международном договоре (первый уровень модели).

Какие из этих моделей могут быть рекомендованы для осуществления МНТС по тем проектам класса мегасайенс на территории России, которые были указаны в начале настоящей статьи? Во-первых, один из них, проект NICA, уже реализуется «под зонтиком» ОИЯИ. Если говорить об объектах, большей частью уже построенных, на которых планируется организация международных научных коллабораций (например, реактор ПИК, на базе которого планируется создание Международного центра нейтронных исследований [38]), то хорошим решением представляется использование уже существующего юридического лица, например, НИЦ «Курчатовский институт». Для этого необходимо разработать локальные акты, аналогичные Общим условиям проведения экспериментов ЦЕРН, ОИЯИ или IFNF, а также систему меморандумов о понимании. Если же речь зайдет о строительстве в порядке МНТС новых дорогостоящих установок, то более предпочтительной представляется модель с учреждением в соответствии с международным договором юридического лица по национальному праву. Проблема в том, что действующее законодательство Российской Федерации не содержит готовых удачных организационно-правовых форм такого юридического лица. В отличие от немецкого GmbH или французского Société Civile, деятельность которых может преследовать любые не запрещенные законом цели, их российские «аналоги» отнесены к категории коммерческих юридических лиц, имеющих в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли (ч. 1 ст. 50 ГК РФ), что не подходит для научных проектов. В свою очередь, ни одна из существующих организационно-правовых форм некоммерческих корпоративных организаций (ст. 123.1 ГК РФ) непригодна для реализации международных проектов класса мегасайенс, тогда как формы некоммерческих унитарных организаций не смогут обеспечить членство и долевое участие в проекте. Выход может быть найден в разработке такой специальной организационно-правовой формы, которая упоминается в проекте федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации», – международная исследовательская организация (ст. 53) [39].

Библиография
1.
Cramer K. C. Big Science and Research Infrastructures in Europe / K.C. Cramer. – Lund University, Sweden, 2020. – 288 p.
2.
Кожеуров Я. С., Теймуров Э. С. Понятие, признаки и правовая природа глобальной исследовательской инфраструктуры // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 9 (106). – С. 130-141.
3.
Официальный сайт Европейской комиссии. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://cordis.europa.eu/project/id/871072.
4.
Кожеуров Я. С., Теймуров Э. С. Конвенционные модели международного научно-технического сотрудничества на примере морских научных исследований // Lex Russica. – 2019. – № 9 (154). – С. 130-145.
5.
Ануфриева Л. П. Принципы и правовые формы сотрудничества в области науки, техники и инноваций между Россией и странами ЕС // Актуальные проблемы российского права. – 2018. – № 12 (97). – С. 175-186.
6.
Ситник А. А., Ткаченко Р. В. Правовое регулирование финансирования мегасайенс-проектов // // Актуальные проблемы российского права. – 2020. – 5 (114). – С. 48-64.
7.
Четвериков А.О. Организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс) в условиях международной интеграции: сравнительное исследование. Часть I. Мегасайенс как научное и правовое явление. Правовые аспекты функционирования мегасайенс в форме международных межправительственных организаций и национальных юридических лиц // Юридическая наука. – 2018. – № 1. – С. 13-27.
8.
The Large Hadron Collider, LHC. Подробное исследование правовой природы, институционального и нормативного оформления международных научных коллабораций для проведения научных исследований на детекторах БАК см.: Четвериков А.О. Большой адронный коллайдер как юридический феномен // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 5 (150). – С. 161-173.
9.
Convention for the Establishment of a European Organization for Nuclear Research. Paris, 1 July 1953. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://council.web.cern.ch/en/convention.
10.
General Conditions applicable to Experiments at CERN. 20 February 2008 [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://cds.cern.ch/record/2728154/files/General-Conditions_CERN_experiments.pdf.
11.
Выражение бывшего руководителя юридической службы ЦЕРН Ж.-М. Дюфура, цит. по: Четвериков А.О. Большой адронный коллайдер как юридический феномен // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 4 (149). – С. 151-169.
12.
Например, проект WEST (аббревиатура, производная от W Environment in Steady-state Tokamak, где W-химический символ вольфрама), которые реализуется на базе модифицированного токамака Tore Supra (Кадараш, Франция), принадлежащего Научно-исследовательскому институту термоядерного синтеза (Institut de Recherche sur la Fusion par confinement Magnétique), учрежденного французским Комиссариатом по ядерной энергии и возобновляемым источникам энергии (CEA). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://irfm.cea.fr/en/west/Phocea/Vie_des_labos/Ast/ast_visu.php?id_ast=680.
13.
См. также проект Национальный эксперимент по сферическому тору (National Spherical Torus Experiment NSTX), реализуемый с участием в том числе международных научных организаций на базе реактора, управляемого Принстонской лабораторией физики плазмы (Princeton Plasma Physics Laboratory PPPL), одной из 17 национальных лабораторий США, учрежденных Департаментом энергетики США. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://nstx-u.pppl.gov/home.
14.
The Deep Underground Neutrino Experiment (DUNE). The DUNE Science Collaboration. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.dunescience.org/.
15.
Официальный сайт Национального института ядерной физики Италии. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://borex.lngs.infn.it.
16.
Например, согласно своему Уставу, утвержденному Советом директоров 27 сентября 2017 г. приказом № 14524, Национальный институт ядерной физики является «национальной государственной организацией исследований непромышленного (non strumentale) характера», и «имеет научную, нормативную, организационную, финансовую, имущественную и бухгалтерскую автономию» (ст. 1). [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://home.infn.it/images/ISTITUTO/Statuto_2017_14524_cd_1_1_2018.pdf.
17.
General Conditions Applicable to experiments at INFN National Laboratories (versione 2.3 – 3 marzo 2010). [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.presid.infn.it/images/presidenza/Documenti/Delibere_CD/2016/05-maggio2016/14088_cdd_conv.pdf.
18.
Приказ Национального института ядерной физики № 14088 от 1 июня 2016 г. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.presid.infn.it/images/presidenza/Documenti/Delibere_CD/2016/05-maggio2016/14088_cdd_conv.pdf.
19.
Governance of the DUNE Collaboration (Version 6.5) [Last amended on 25 September 2019]. The DUNE Collaboration. Dune-docdb-1. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://docs.dunescience.org/cgi-bin/ShowDocument?docid=1.
20.
Neutrino Protocol I between the Department of Energy of the United States of America (DOE) and the European Organization for Nuclear Research (CERN) to the Co-Operation Agreement Concerning Scientific and Technical Co-Operation in Nuclear and Particle Physics. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.state.gov/wp-content/uploads/2019/02/15-1218-CERN-Sci-Co-Neutrino-P-I.pdf.
21.
Agreement between the Government of the French Republic and the ITER International Fusion Energy Organization regarding the Headquarters of the ITER Organization and the Privileges and Immunities of the ITER Organization on French Territory. 7 November 2007. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.iter.org/doc/www/content/com/Lists/WebText_2014/Attachments/245/Headquarters_Agreement_ITER.pdf.
22.
Распоряжение Правительства РФ от 26.01.2011 № 75-р «Об обязанности по обеспечению внесения взноса Российской Федерации в натуральной форме в Международную организацию ИТЭР по термоядерной энергии». [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.iterrf.ru/index.php.
23.
/198/Euratom: Council Decision of 27 March 2007 establishing the European Joint Undertaking for ITER and the Development of Fusion Energy and conferring advantages upon it // OJ L 90, 30.3.2007, p. 58–72. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/MT/TXT/?uri=CELEX:32007D0198.
24.
Grammatico-Vidal L. ITER: Which Laws Apply to this International Nuclear Operator? // NEA Nuclear Law Bulletin. – 84, no. 2 – (2009). – P. 103-113.
25.
Décret n° 2012-1248 du 9 novembre 2012 autorisant l'Organisation internationale ITER à créer une installation nucléaire de base dénommée « ITER » sur la commune de Saint-Paul-lez-Durance (Bouches-du-Rhône). [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.legifrance.gouv.fr/loda/id/JORFTEXT000026601187/2020-09-16/.
26.
Décret n°2007-1557 du 2 novembre 2007 relatif aux installations nucléaires de base et au contrôle, en matière de sûreté nucléaire, du transport de substances radioactives. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.legifrance.gouv.fr/loda/id/JORFTEXT000000469544/2020-09-16/.
27.
Официальный сайт Института Макса фон Лауэ и Поля Ланжевина. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.ill.eu/about-the-ill/what-is-the-ill/.
28.
Официальный сайт Европейского центра синхротронного излучения. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.esrf.eu/home.html.
29.
Официальный сайт Европейского рентгеновского лазера на свободных электронах. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.xfel.eu/index_eng.html.
30.
Официальный сайт Центра по исследованию ионов и антипротонов в Европе. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://fair-center.eu.
31.
Официальный сайт Центра им. Гермгольца по исследованию тяжелых ионов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.gsi.de/en/work/research/appamml/plasma_physicsphelix/hed_at_fair.htm.
32.
Например меморандум о взаимопонимании с Петербургским институтом ядерной физики для содействия совместным исследованиям и разработкам реактора высокого потока ILL, а также для полного использования возможностей, предлагаемых новым исследовательским реактором высокого потока PIK, который будет введен в эксплуатацию в Гатчине. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.ill.eu/about-the-ill/collaborations/international-cooperation.
33.
Четвериков А.О. Европейские консорциумы исследовательской инфраструктуры: международные организации по европейскому праву или юридические лица sui generis? // Lex Russica. – 2019. – № 7. – С. 141-150.
34.
Council Regulation (EC) No 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC), art. 2(a) // Official Journal of the European Union. 2009. L 206. Pp. 1-8. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32009R0723&from=EN.
35.
Официальный сайт проекта Европейского расщепляемого источника. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://europeanspallationsource.se.
36.
Commission Implementing Decision (EU) 2015/1478 of 19 August 2015 on setting up the European Spallation Source as a European Research Infrastructure Consortium (European Spallation Source ERIC) // // Official Journal of the European Union. 2015. L 225/16. Pp. 16-48. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://data.europa.eu/eli/dec_impl/2015/1478/oj.
37.
Четвериков А.О. Организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс) в условиях международной интеграции: сравнительное исследование. Часть II. Правовые аспекты функционирования мегасайенс в форме транснациональных и наднациональных юридических лиц, международных консорциумов без статуса юридического лица, европейских консорциумов исследовательской инфраструктуры. Достоинства и недостатки разных организационно-правовых форм мегасайенс. Перспективы России и Евразийского экономического союза // Юридическая наука. – 2018. – № 2. – С. 34-50.
38.
Международный центр нейтронных исследований. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.pnpi.spb.ru/images/ustanovki/pik/pik_inter.pdf.
39.
ID проекта 04/13/03-18/00079415. Версия от 28 марта 2018 г. // Федеральный портал проектов нормативных правовых актов. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://regulation.gov.ru/projects/List/AdvancedSearch#npa=69845.
References (transliterated)
1.
Cramer K. C. Big Science and Research Infrastructures in Europe / K.C. Cramer. – Lund University, Sweden, 2020. – 288 p.
2.
Kozheurov Ya. S., Teimurov E. S. Ponyatie, priznaki i pravovaya priroda global'noi issledovatel'skoi infrastruktury // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2019. – № 9 (106). – S. 130-141.
3.
Ofitsial'nyi sait Evropeiskoi komissii. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://cordis.europa.eu/project/id/871072.
4.
Kozheurov Ya. S., Teimurov E. S. Konventsionnye modeli mezhdunarodnogo nauchno-tekhnicheskogo sotrudnichestva na primere morskikh nauchnykh issledovanii // Lex Russica. – 2019. – № 9 (154). – S. 130-145.
5.
Anufrieva L. P. Printsipy i pravovye formy sotrudnichestva v oblasti nauki, tekhniki i innovatsii mezhdu Rossiei i stranami ES // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2018. – № 12 (97). – S. 175-186.
6.
Sitnik A. A., Tkachenko R. V. Pravovoe regulirovanie finansirovaniya megasaiens-proektov // // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2020. – 5 (114). – S. 48-64.
7.
Chetverikov A.O. Organizatsionno-pravovye formy bol'shoi nauki (megasaiens) v usloviyakh mezhdunarodnoi integratsii: sravnitel'noe issledovanie. Chast' I. Megasaiens kak nauchnoe i pravovoe yavlenie. Pravovye aspekty funktsionirovaniya megasaiens v forme mezhdunarodnykh mezhpravitel'stvennykh organizatsii i natsional'nykh yuridicheskikh lits // Yuridicheskaya nauka. – 2018. – № 1. – S. 13-27.
8.
The Large Hadron Collider, LHC. Podrobnoe issledovanie pravovoi prirody, institutsional'nogo i normativnogo oformleniya mezhdunarodnykh nauchnykh kollaboratsii dlya provedeniya nauchnykh issledovanii na detektorakh BAK sm.: Chetverikov A.O. Bol'shoi adronnyi kollaider kak yuridicheskii fenomen // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2019. – № 5 (150). – S. 161-173.
9.
Convention for the Establishment of a European Organization for Nuclear Research. Paris, 1 July 1953. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://council.web.cern.ch/en/convention.
10.
General Conditions applicable to Experiments at CERN. 20 February 2008 [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://cds.cern.ch/record/2728154/files/General-Conditions_CERN_experiments.pdf.
11.
Vyrazhenie byvshego rukovoditelya yuridicheskoi sluzhby TsERN Zh.-M. Dyufura, tsit. po: Chetverikov A.O. Bol'shoi adronnyi kollaider kak yuridicheskii fenomen // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2019. – № 4 (149). – S. 151-169.
12.
Naprimer, proekt WEST (abbreviatura, proizvodnaya ot W Environment in Steady-state Tokamak, gde W-khimicheskii simvol vol'frama), kotorye realizuetsya na baze modifitsirovannogo tokamaka Tore Supra (Kadarash, Frantsiya), prinadlezhashchego Nauchno-issledovatel'skomu institutu termoyadernogo sinteza (Institut de Recherche sur la Fusion par confinement Magnétique), uchrezhdennogo frantsuzskim Komissariatom po yadernoi energii i vozobnovlyaemym istochnikam energii (CEA). [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://irfm.cea.fr/en/west/Phocea/Vie_des_labos/Ast/ast_visu.php?id_ast=680.
13.
Sm. takzhe proekt Natsional'nyi eksperiment po sfericheskomu toru (National Spherical Torus Experiment NSTX), realizuemyi s uchastiem v tom chisle mezhdunarodnykh nauchnykh organizatsii na baze reaktora, upravlyaemogo Prinstonskoi laboratoriei fiziki plazmy (Princeton Plasma Physics Laboratory PPPL), odnoi iz 17 natsional'nykh laboratorii SShA, uchrezhdennykh Departamentom energetiki SShA. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://nstx-u.pppl.gov/home.
14.
The Deep Underground Neutrino Experiment (DUNE). The DUNE Science Collaboration. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.dunescience.org/.
15.
Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo instituta yadernoi fiziki Italii. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://borex.lngs.infn.it.
16.
Naprimer, soglasno svoemu Ustavu, utverzhdennomu Sovetom direktorov 27 sentyabrya 2017 g. prikazom № 14524, Natsional'nyi institut yadernoi fiziki yavlyaetsya «natsional'noi gosudarstvennoi organizatsiei issledovanii nepromyshlennogo (non strumentale) kharaktera», i «imeet nauchnuyu, normativnuyu, organizatsionnuyu, finansovuyu, imushchestvennuyu i bukhgalterskuyu avtonomiyu» (st. 1). [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://home.infn.it/images/ISTITUTO/Statuto_2017_14524_cd_1_1_2018.pdf.
17.
General Conditions Applicable to experiments at INFN National Laboratories (versione 2.3 – 3 marzo 2010). [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.presid.infn.it/images/presidenza/Documenti/Delibere_CD/2016/05-maggio2016/14088_cdd_conv.pdf.
18.
Prikaz Natsional'nogo instituta yadernoi fiziki № 14088 ot 1 iyunya 2016 g. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.presid.infn.it/images/presidenza/Documenti/Delibere_CD/2016/05-maggio2016/14088_cdd_conv.pdf.
19.
Governance of the DUNE Collaboration (Version 6.5) [Last amended on 25 September 2019]. The DUNE Collaboration. Dune-docdb-1. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://docs.dunescience.org/cgi-bin/ShowDocument?docid=1.
20.
Neutrino Protocol I between the Department of Energy of the United States of America (DOE) and the European Organization for Nuclear Research (CERN) to the Co-Operation Agreement Concerning Scientific and Technical Co-Operation in Nuclear and Particle Physics. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.state.gov/wp-content/uploads/2019/02/15-1218-CERN-Sci-Co-Neutrino-P-I.pdf.
21.
Agreement between the Government of the French Republic and the ITER International Fusion Energy Organization regarding the Headquarters of the ITER Organization and the Privileges and Immunities of the ITER Organization on French Territory. 7 November 2007. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.iter.org/doc/www/content/com/Lists/WebText_2014/Attachments/245/Headquarters_Agreement_ITER.pdf.
22.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 26.01.2011 № 75-r «Ob obyazannosti po obespecheniyu vneseniya vznosa Rossiiskoi Federatsii v natural'noi forme v Mezhdunarodnuyu organizatsiyu ITER po termoyadernoi energii». [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.iterrf.ru/index.php.
23.
/198/Euratom: Council Decision of 27 March 2007 establishing the European Joint Undertaking for ITER and the Development of Fusion Energy and conferring advantages upon it // OJ L 90, 30.3.2007, p. 58–72. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/MT/TXT/?uri=CELEX:32007D0198.
24.
Grammatico-Vidal L. ITER: Which Laws Apply to this International Nuclear Operator? // NEA Nuclear Law Bulletin. – 84, no. 2 – (2009). – P. 103-113.
25.
Décret n° 2012-1248 du 9 novembre 2012 autorisant l'Organisation internationale ITER à créer une installation nucléaire de base dénommée « ITER » sur la commune de Saint-Paul-lez-Durance (Bouches-du-Rhône). [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.legifrance.gouv.fr/loda/id/JORFTEXT000026601187/2020-09-16/.
26.
Décret n°2007-1557 du 2 novembre 2007 relatif aux installations nucléaires de base et au contrôle, en matière de sûreté nucléaire, du transport de substances radioactives. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.legifrance.gouv.fr/loda/id/JORFTEXT000000469544/2020-09-16/.
27.
Ofitsial'nyi sait Instituta Maksa fon Laue i Polya Lanzhevina. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.ill.eu/about-the-ill/what-is-the-ill/.
28.
Ofitsial'nyi sait Evropeiskogo tsentra sinkhrotronnogo izlucheniya. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.esrf.eu/home.html.
29.
Ofitsial'nyi sait Evropeiskogo rentgenovskogo lazera na svobodnykh elektronakh. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.xfel.eu/index_eng.html.
30.
Ofitsial'nyi sait Tsentra po issledovaniyu ionov i antiprotonov v Evrope. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://fair-center.eu.
31.
Ofitsial'nyi sait Tsentra im. Germgol'tsa po issledovaniyu tyazhelykh ionov. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.gsi.de/en/work/research/appamml/plasma_physicsphelix/hed_at_fair.htm.
32.
Naprimer memorandum o vzaimoponimanii s Peterburgskim institutom yadernoi fiziki dlya sodeistviya sovmestnym issledovaniyam i razrabotkam reaktora vysokogo potoka ILL, a takzhe dlya polnogo ispol'zovaniya vozmozhnostei, predlagaemykh novym issledovatel'skim reaktorom vysokogo potoka PIK, kotoryi budet vveden v ekspluatatsiyu v Gatchine. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://www.ill.eu/about-the-ill/collaborations/international-cooperation.
33.
Chetverikov A.O. Evropeiskie konsortsiumy issledovatel'skoi infrastruktury: mezhdunarodnye organizatsii po evropeiskomu pravu ili yuridicheskie litsa sui generis? // Lex Russica. – 2019. – № 7. – S. 141-150.
34.
Council Regulation (EC) No 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC), art. 2(a) // Official Journal of the European Union. 2009. L 206. Pp. 1-8. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32009R0723&from=EN.
35.
Ofitsial'nyi sait proekta Evropeiskogo rasshcheplyaemogo istochnika. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://europeanspallationsource.se.
36.
Commission Implementing Decision (EU) 2015/1478 of 19 August 2015 on setting up the European Spallation Source as a European Research Infrastructure Consortium (European Spallation Source ERIC) // // Official Journal of the European Union. 2015. L 225/16. Pp. 16-48. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://data.europa.eu/eli/dec_impl/2015/1478/oj.
37.
Chetverikov A.O. Organizatsionno-pravovye formy bol'shoi nauki (megasaiens) v usloviyakh mezhdunarodnoi integratsii: sravnitel'noe issledovanie. Chast' II. Pravovye aspekty funktsionirovaniya megasaiens v forme transnatsional'nykh i nadnatsional'nykh yuridicheskikh lits, mezhdunarodnykh konsortsiumov bez statusa yuridicheskogo litsa, evropeiskikh konsortsiumov issledovatel'skoi infrastruktury. Dostoinstva i nedostatki raznykh organizatsionno-pravovykh form megasaiens. Perspektivy Rossii i Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza // Yuridicheskaya nauka. – 2018. – № 2. – S. 34-50.
38.
Mezhdunarodnyi tsentr neitronnykh issledovanii. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: http://www.pnpi.spb.ru/images/ustanovki/pik/pik_inter.pdf.
39.
ID proekta 04/13/03-18/00079415. Versiya ot 28 marta 2018 g. // Federal'nyi portal proektov normativnykh pravovykh aktov. [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa: https://regulation.gov.ru/projects/List/AdvancedSearch#npa=69845.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья представляет собой краткое теоретическое изыскание, концептуально отражающее ряд основных положений научно-исследовательской работы автора, тема которой весьма актуальна в наши дни – международно-правовой обеспечение научного сотрудничества разных стран. Актуальность научной статьи не ывзывает сомнений, так как автор справедливо обращает внимание на то, что перед юридической наукой стоит актуальная задача исследования существующих правовых форм и моделей МНТС по созданию и использованию глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере. В предмет исследования входят вопросы выявления их преимуществ и недостатков, а также выработка предложений по их развитию и совершенствованию, оценки возможностей применения и адаптации к проектам класса «мегасайенс» на территории России. Следует отметить, что автору удалось тезисно отразить ряд важных теоретических умозаключений и, несмотря на ограниченный объем статьи показать не только авторское видение данной научной проблемы, но и свой собственный вклад в ее разработку. Автором анализируются основные организационно-правовые модели международного научно-технического сотрудничества по созданию и эксплуатации глобальной исследовательской инфраструктуры в ядерной сфере. Рассматривая наличие в статье проблем методологического характера, следует отметить, что автор осуществляет исследование вопроса в единстве формально-догматического, социолого-правового и институционально-правового методов исследования. Эти методы позволили автору сделать ряд выводов относительно оптимизации правового регулирования в данной сфере. Например, автор делает вывод о том, что если требуется обеспечить четкое долевое участие партнеров в реализации проекта, финансовые обязательства и зависящую от них структуру управления, то более подходящей формой является создание специального юридического лица проектного типа (международного или национального). Также автор отмечает, что ни одна из существующих организационно-правовых форм некоммерческих корпоративных организаций (ст. 123.1 ГК РФ) непригодна для реализации международных проектов класса мегасайенс, тогда как формы некоммерческих унитарных организаций не смогут обеспечить членство и долевое участие в проекте. Автор прдедлагает найти выход в разработке такой специальной организационно-правовой формы, которая упоминается в проекте федерального закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности в Российской Федерации», – международная исследовательская организация (ст. 53) Эти и другие выводы могут быть использованы в процессе форимрования новых моделей правового регулирования. Важным является то обстоятельство, что автор корректно использует научные термины, не «перегружая» ими текст статьи. Статья выполнена научным языком, стиль изложения является понятным, что позволит использовать статью не только в научных целях, но и в учебном процессе. Автором при написании статьи использовано достаточное количество грамотно подобранной литературы, цитируемой в необходимом объеме. В конце статьи содержатся необходимые выводы, обладающие обоснованностью и достоверностью, что делает данную работу логически завершенной. Учитывая актуальность темы в условиях современных процессов в сфере истории правовой мысли, статья вызовет интерес у многих исследователей.