Читать статью 'Влияние психологической сепарации от родителей на целеполагание студентов из неполных семей' в журнале Психология и Психотехника на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1900,   статей на доработке: 357 отклонено статей: 505 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Психология и Психотехника
Правильная ссылка на статью:

Влияние психологической сепарации от родителей на целеполагание студентов из неполных семей

Литвинова Анна Викторовна

кандидат психологических наук

доцент, кафедра Научных основ экстремальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет

127051, Россия, г. Москва, ул. Сретенка, 29

Litvinova Anna Viktorovna

PhD in Psychology

Docent, the department of Scientific Basis of Extreme Psychology, Moscow State University of Psychology and Education

127051, Russia, g. Moscow, ul. Sretenka, 29

annaviktorovna@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0722.2020.3.33684

Дата направления статьи в редакцию:

17-08-2020


Дата публикации:

25-09-2020


Аннотация.

Психологическая сепарация рассматривается как детерминанта развития целеполагания в студенческом возрасте. Предметом исследования являются взаимосвязи характеристик психологической сепарации (эмоциональная, функциональная, аттитюдная, конфликтная) и целеполагания (ценностно-смысловой (ценности-цели, ценности-средства, смысложизненные ориентации) и операционный (система саморегуляции произвольной активности) уровни) у юношей и девушек из неполных семей. Выборка состояла из 49 студентов (18 юношей, 31 девушка). Использовались опросники: Psychological Separation Inventory (PSI) (J. Hoffman, 1984), адаптация В.П. Дзукаева, Т.Ю., Садовникова, методика «Ценностные ориентации» М. Рокича, тест «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева, опросник «Стиль саморегуляции поведения» В.И. Моросановой. Выявлены достоверные различия психологической сепарации от родителей, ценностно-смысловых и операционных характеристик целеполагания у юношей и девушек из неполных семей. Представлены статистически значимые взаимосвязи изучаемых характеристик. Влияние психологической сепарации от родителей на ценности-цели и ценности-средства, жизненные стратегии и индивидуальные особенности саморегуляции активности юношей и девушек из неполных семей, в процессе постановки и достижения целей, проанализированы в логике функционального подхода В.К. Шабельникова. Новизна исследования заключается в уточнении роли психологической сепарации от родителей в развитии ценностно-смысловых и операционных характеристик целеполагания в студенческом возрасте.

Ключевые слова: психологическая сепарация, студенческий возраст, неполная семья, целеполагание, операционный уровень целеполагания, ценностно-смысловой уровень целеполагания, эмоциональная сепарация, функциональная сепарация, аттитюдная сепарация, конфликтная сепарация

Abstract.

Psychological separation is viewed as a determinant of the development of goal-setting at student age. The subject of this research is the correlation between the characteristics of psychological separation (emotional, functional, attitude, conflict) and goal-setting (value semantic – values-goals, values-means, life-meaning orientations) and operational (system of self-regulation of voluntary activity) levels of young people from single-parent families. Sampling involved 49 students (18 males and 31 females). The following questionnaire-based surveys were used in the course of this research: “Psychological Separation Inventory (PSI)” by J. Hoffman, “Adaptation” by V. P. Dzukaeva and T. Y. Sadovnikova, “Value Orientations” method by M. Rokeach, “Life-Meaning Orientations” test by D. A. Leontyev, “Style of Self-Regulation of Behavior” by V. I. Mirosanova. The author determined valid differences between psychological separation from parents, value-semantic and operational characteristics of goal-setting among young people from single-parent families. The statistically significant correlations of the indicated characteristics are highlighted. The impact of psychological separation from parents upon values-goals and values-means, life strategies and individual characteristics of self-regulation of the activity of young people from single-parent families in the process of setting and achieving the goals, are analyzed in the context of logic of the functional approach of V .K. Shabelnikov. The novelty of this research consists in clarification of the role of psychological separation from parents in development of value-semantic and operational characteristics of goal-setting at student age.

Keywords:

emotional separation, value-semantic level of goal setting, operational level of goal setting, goal setting, incomplete family, student age, psychological separation, functional separation, attitudinal separation, conflict separation

Введение

Проблему психологической сепарации от родителей активно изучают в зарубежной и отечественной психологии, поскольку она является одной из важных задач становления личности в студенческом возрасте, развития их независимости, самостоятельности, активности в постановке и реализации целей жизнедеятельности. Впервые понятие «сепарация» и «индивидуация» обоснованы М. Малер [1] как самостоятельные диалектически связанные процессы. Отечественные исследователи под психологической сепарацией понимают, с одной стороны, интрапсихический процесс дифференциации, разъединения от родителей, включающий возможности полноценного психического функционирования юношей независимо от близких людей, с другой, сложный, нелинейный процесс перестройки детско-родительских отношений, изменяющих функционирование всей семейной системы, ведущий к осознанию каждым членом семьи своей субъектности, обретению собственного психологического пространства и личностной идентичности [2- 4].

Важным условием психологической сепарации от родителей является тип семьи, в которой этот процесс протекает [2,5]. В современной ситуации наблюдается объективный процесс разрушения семьи как социального института и появления неполных семей. Исследователи выделяют разные причины возникновения неполных семей, например, такие как разрушение традиционных семейных ролей, распространение добрачных связей, неподготовленность юных супругов к семейной жизни, развод или раздельное проживание родителей. Им соответствуют такие основные типы неполной семьи как внебрачная, осиротевшая, разведенная, распавшаяся, отцовская и материнская. Широко распространены неполные семьи, которые образовались в результате развода родителей и забота о детях осуществляется матерью. Вследствие отсутствия в семье отца, матери приходится брать на себя ответственность за реализацию всех функций семьи. Многие разведенные неполные семьи сталкиваются с психолого-педагогическими проблемами. Отрицательное влияние на становлении личности ребенка может оказывать разочарование матери в мужчинах, недовольство и раздражение матери по отношению к отцу ребенка, акцентирование внимания на роли безвинной жертвы, в которой, по ее мнению, оказался ребенок, стремление с избытком восполнить недостаток родительской любви или чрезмерно опекать его [6-8].

Для девушек и юношей, которые воспитывались в разведенной неполной семье без отца, характерна общая проблема недостаток внимания со стороны главного в их жизни мужчины – отца [10]. В отсутствие отца у мальчиков ограничены возможности наблюдать особенности мужского поведения, что может вести к бессознательному присвоению женских черт [11]. Негативное влияние развод родителей оказывает в большей мере на дочерей, они в целом не удовлетворены отношениями с мужчинами, чаще разводятся, испытывают трудности в установлении близких, доверительных и конструктивных отношений [12].

В исследовании влияния психологической сепарации от родителей на целеполагание юношей и девушек из неполных семей мы опирались на положения функционального подхода В.К. Шабельникова о формировании личности в сложных и насыщенных социальных ситуациях, о кризисе студенческого возраста, проявляющегося в нахождении своего места в системе межличностных отношений, включении в профессиональную деятельность, освоении смыслов активности в новом слое общества [13]. Все это позволяет понимать психологическую сепарацию как важное условие включения личности в логику современного мира, становления самостоятельности, ответственности, активности в постановке и реализации новых жизненных целей [14]. Необходимо отметить, что неполная семья обладает достаточным потенциалом противоречий и напряжений, при правильном разрешении которых, развивается личность, способная решать проблемы организации собственной жизнедеятельности. Преодоление объективных и субъективных трудностей в неполной семье позволяет юношам и девушкам получить опыт действий независимо от внешних условий, развития способности принятия на себя ответственности за происходящее, так необходимых для подготовки к профессиональной деятельности и самостоятельной жизни.

Проблема изучения влияния психологической сепарации от родителей на целеполагание, как инициативную ориентировку в жизненной ситуации юношей и девушек из неполных семей, актуальна и востребована. В настоящее время целеполагание приоритетно изучается как обеспечение учебно-профессиональной деятельности студентов, в качестве необходимого элемента психологической готовности к учебной, профессиональной деятельности [15-17], ключевой компетенций [18-19], фактора саморазвития студентов [20-21]. Семейным детерминантам становления целеполагания в студенческом возрасте практически не уделяется внимания. Нами ранее изучались особенности ценностно-мотивационной сферы целеполагания студентов в зависимости от напряжений в образе родителей [22] и психологической сепарации от родителей [14]. В исследовании целеполагание понимается как вид духовной активности, формирующийся под влиянием детерминирующей системы и выполняющий функцию соотнесения деятельности субъекта с его положением в ней. Целеполагание позволяет субъекту осознавать будущие результаты, формулировать и реализовывать цели на всех этапах их достижения. Нас интересуют характеристики ценностно-смыслового (ценности-цели, ценности-средства, смысложизненные ориентации) и операционного (система саморегуляции произвольной активности) уровней целеполагания, поскольку именно они обеспечивают ориентировку субъекта в ситуации перехода к организации жизнедеятельности в новых условиях.

Цель нашего исследования состоит в определении влияния психологической сепарации на ценностно-смысловые и операционные характеристики целеполагания юношей и девушек из неполных семей. Предметом исследования являются взаимосвязи характеристик психологической сепарации и целеполагания у юношей и девушек из неполных семей. Мы предположили, что целеполагание юношей и девушек имеет выраженные особенности в зависимости от типа психологической сепарации (эмоциональная, функциональная, аттитюдная, конфликтная).

Программа исследования

В эмпирическом исследовании принимали участие 49 студентов из неполных семей (родители находятся в разводе в среднем более 8 лет, с отцом поддерживаются отношения), из них 18 юношей (средний возраст 17,11 лет) и 31 девушка (средний возрасте 17,8 лет). Для изучения психологической сепарации (конфликтная, эмоциональная, функциональная, аттитюдная) использовался опросник Psychological Separation Inventory (PSI) (J. Hoffman, 1984), адаптация В.П. Дзукаевой, Т.Ю. Садовниковой [23]. Для выявления ценностно-смысловых характеристик целеполагания (ценности-цели, ценности-средства) применялась методика «Ценностные ориентации» (ЦО) М. Рокича [24], тест «Смысложизненные ориентации» (СЖО) Д.А. Леонтьева (цели жизни (целепостановка), процесс жизни (смысл, интерес, мотивация, творчество), результативность жизни (целеосуществление), локус контроля – Я (активность), локус контроля жизни (ответственность)) [25]. Опросник «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ) В.И. Моросановой применялся для выявления операционных характеристик целеполагания (регуляторные процессы и регуляторно-личностные качества) [26]. Статистическая обработка полученных данных осуществлялась с помощью программы «SPSS 19.0», применялся непараметрический критерий U Манна – Уитни для выявления значимых различий и критерий корреляции Спирмена для определения значимых взаимосвязей.

Результаты и их обсуждение

Средние значения, стандартное отклонение и достоверные различия по критерию U Манна – Уитни (отмечены звездочками - * различия достоверны при р < 0,05; - ** различия достоверны при р < 0,01). психологической сепарации и характеристик целеполагания у юношей и девушек из неполных семей представлены в таблице 1. Показатели по методикам представлены в соответствии с убыванием среднего значения (психологическая сепарация (опросник PSI), смысложизненные ориентации (методика СЖО), регуляторные процессы и регуляторно-личностные качества (опросник «Стиль саморегуляции поведения»)) и возрастанием среднего значения (ценности-цели и ценности-средства (методика «Ценностные ориентации»), наглядно раскрывающие их приоритетность у юношей и девушек.

Таблица 1. Результаты описательной статистики и достоверных различий по методикам.

Юноши

Девушки

Среднее значение

Станд. отклон.

Среднее значение

Станд. отклон.

Психологическая сепарация (опросникPSI)

отец сепарация эмоциональная

4,63*

0,32

отец сепарация функциональная

3,79

0,89

отец сепарация функциональная

4,57

0,40

отец сепарация конфликтная

3,57

0,63

отец сепарация конфликтная

4,47*

0,42

отец сепарация эмоциональная

3,56

0,83

мать сепарация функциональная

4,01**

0,73

отец сепарация аттитюдная

3,27

0,83

мать сепарация эмоциональная

3,96**

0,53

мать сепарация конфликтная

3,02

0,80

мать сепарация аттитюдная

3,56*

0,62

мать сепарация аттитюдная

3,00

0,67

мать сепарация конфликтная

3,44

0,61

мать сепарация функциональная

2,92

1,05

отец сепарация аттитюдная

3,03

0,40

мать сепарация эмоциональная

2,82

0,89

Ценности цели (методика «Ценностные ориентации»)

свобода

4,75*

2,60

любовь

5,19

4,14

развитие

6,00

2,73

наличие хороших друзей

6,96

5,06

любовь

7,00

6,32

свобода

7,62

4,60

наличие хороших друзей

7,13

4,26

здоровье

7,69*

4,61

познание

7,88

4,26

развитие

7,92

4,40

жизненная мудрость

8,25

6,80

счастливая семейная жизнь

8,27

6,50

уверенность в себе

8,88

4,52

интересная работа

9,12

4,59

развлечения

9,38

5,26

познание

9,23

3,56

творчество

9,50

5,66

жизненная мудрость

9,65

4,89

интересная работа

9,63

4,78

активная деятельная жизнь

9,69

5,10

продуктивная жизнь

10,13

5,82

творчество

9,81

5,87

счастливая семейная жизнь

10,50

6,48

уверенность в себе

10,54

5,59

счастье других

10,88

5,38

развлечения

10,88

5,39

материально обеспеченная жизнь

11,00

3,51

материально обеспеченная жизнь

10,96

5,75

здоровье

11,63

4,31

красота природы и искусства

11,04

4,79

общественное признание

12,38

5,71

счастье других

11,27

4,65

красота природы и искусства

12,38

5,93

продуктивная жизнь

11,58

3,96

активная деятельная жизнь

13,00

2,93

общественное признание

12,96

4,64

Ценности средства (методика «Ценностные ориентации»)

образованность

6,13

4,42

воспитанность

6,58*

4,67

самоконтроль

6,63

4,50

честность

6,85*

5,16

твердая воля

6,75*

4,89

чуткость

7,08

5,15

эффективность

7,50*

5,32

жизнерадостность

7,73

4,90

независимость

7,63

4,81

образованность

7,81

3,83

рационализм

8,00

4,78

ответственность

8,46

4,66

широта взглядов

8,13

5,62

смелость

9,08

6,20

чуткость

8,50

6,39

широта взглядов

9,73

4,98

смелость

9,38

5,15

твердая воля

9,92

4,63

воспитанность

10,00

3,21

терпимость

9,96

5,38

высокие запросы

10,38

6,07

аккуратность

10,23

5,49

аккуратность

10,50

5,63

независимость

10,31

5,05

честность

10,50

2,45

рационализм

10,35

4,56

ответственность

10,63

5,29

исполнительность

10,35

4,60

исполнительность

10,88

5,87

самоконтроль

10,85

5,00

жизнерадостность

11,00

6,07

высокие запросы

10,88

5,97

терпимость

12,75

5,50

эффективность

11,35

3,87

непримиримость

15,00

2,20

непримиримость

12,85

4,74

Смысложизненные ориентации (методика СЖО)

Общий показатель ОЖ

101,50

9,19

Общий показатель ОЖ

101,13

16,99

Локус контроля - жизнь

24,00

7,07

Локус контроля - жизнь

23,00

7,43

Процесс

23,50

2,12

Процесс

21,38

5,95

Цели

23,00

0,00

Цели

21,38

5,07

Локус контроля - Я

17,50

0,71

Результат

20,38*

4,63

Результат

13,50

3,54

Локус контроля - Я

14,88

3,36

Регуляторные процессы и регуляторно-личностные качества

(Опросник «Стиль саморегуляции поведения»)

общий уровень ср

30,50*

4,51

общий уровень ср

25,72

5,12

самостоятельность ср

6,67

1,63

гибкость ср

5,92

1,66

гибкость ср

5,83

1,47

оценивание результатов

5,64

1,47

оценивание результатов

5,83

1,47

самостоятельность ср

5,48

2,24

программирование

5,83

1,47

программирование

4,72

1,88

моделирование

5,33

0,82

моделирование

4,68

1,28

планирование

5,17

2,40

планирование

4,36

2,31

Примечание. * различия достоверны при р < 0,05; ** различия достоверны при р < 0,01.

Достоверные различия (непараметрический критерий Манна – Уитни) по Опроснику Psychological Separation Inventory (PSI) демонстрируют, что у юношей из неполных семей более выражена эмоциональная сепарация от отца и матери, функциональная и аттитюдная сепарация от матери, конфликтная сепарация от отца. Полученные различия раскрывают, что процесс сепарации у юношей из неполных семей проходит более активно, чем у девушек.

У юношей данной группы по сравнению с девушками более выражена ценность-цель самореализации «свобода», ценности-средства дела «твердая воля» и «эффективность». Девушек отличает приоритетность ценности-цели личной жизни «здоровье» и ценности-средства общения «воспитанность» и «честность».

Необходимо отметить, что результаты, полученные по методике СЖО как у юношей, так и у девушек ниже средних значений [25], можно предположить, что формирование представлений о смысле жизни находится у них в процессе становления. Однако установлены статистически достоверные различия у юношей и девушек из неполных семей по осмысленности результативности жизни, девушки более удовлетворены осуществлением целей личной жизни, достигнутых в прошлом.

Что касается результатов по опроснику «Стиль саморегуляции поведения», то они демонстрируют наличие среднего уровня сформированности регуляторных процессов и регуляторно-личностных свойств индивидуальной системы саморегуляции произвольной активности, необходимой для самостоятельной постановки и достижения целей в различных видах деятельности и поведения. Важно отметить, что общий уровень саморегуляции поведения более выражен у юношей, чем у девушек.

Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и ценностями-целями юношей и девушек из неполных семей представлены в таблице 2.

Таблица 2. Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и ценностями-целями

неполная семья

юноши

девушки

мать сепарация конфликтная

любовь

,829*

свобода

,852*

отец сепарация конфликтная

развитие

,866*

счастье других

,651*

мать сепарация эмоциональная

любовь

,853*

счастливая семейная жизнь

,489*

отец сепарация эмоциональная

свобода

-,593*

мать сепарация аттитюдная

познание

-,716*

отец сепарация аттитюдная

здоровье

,663**

счастливая семейная жизнь

,690**

мать сепарация функциональная

любовь

,775*

отец сепарация функциональная

любовь

,586*

счастье других

-,589*

творчество

-,581*

Примечание. * корреляция значима на уровне р≤0,05; ** корреляция значима на уровне ≤0,01.

Согласно результатам корреляционного анализа у юношей из неполных семей не выявлены взаимосвязи ценностей-целей с эмоциональной, аттитюдной и функциональной сепарацией от отца. Выявлены значимые взаимосвязи конфликтной сепарации от матери с ценностями-целями «любовь» и «свобода», конфликтной сепарации от отца с ценностью-целью «развитие» и «счастье других». Эмоциональная сепарация от матери положительно взаимосвязана ценностью-целью «любовь». Чем выше аттитюдная сепарация от матери, тем менее значима ценность-цель «познание». Чем выше функциональная сепарация от матери, тем более значима ценность-цель «любовь».

У девушек из неполных семей не выявлены взаимосвязи ценностей-целей с конфликтной, аттитюдной и функциональной сепарацией от матери. Полученные результаты раскрывают наличие значимых взаимосвязей конфликтной сепарации от отца с ценностью-целью «счастье других». Эмоциональная сепарация от матери положительно взаимосвязана ценностью-целью «счастливая семейная жизнь». Чем выше эмоциональная сепарация от отца, тем менее значима ценность-цель «свобода». Чем выше аттитюдная сепарация от отца, тем более значимы ценности-цели «здоровье» и «счастливая семейная жизнь». Функциональная сепарация от отца положительно связана с ценностью-целью «любовь» и отрицательно с ценностями-целями «счастье других» и «творчество».

Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и ценностями-средствами юношей и девушек из полных и неполных семей представлены в таблице 3.

Таблица 3. Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и: ценностями-средствами

неполная семья

юноши

девушки

мать сепарация конфликтная

высокие запросы

,498*

отец сепарация конфликтная

ответственность

-,690**

мать сепарация эмоциональная

честность

-,697*

ответственность

,404*

отец сепарация эмоциональная

мать сепарация аттитюдная

ответственность

-,782*

отец сепарация аттитюдная

воспитанность

,583*

высокие запросы

-,727**

мать сепарация функциональная

независимость

-,483*

ответственность

,515**

отец сепарация функциональная

ответственность

,864*

исполнительность

,901**

Примечание. * корреляция значима на уровне р≤0,05; ** корреляция значима на уровне ≤0,01.

У юношей из неполных семей не выявлены взаимосвязи ценностей-средств с конфликтной сепарацией от отца и матери, эмоциональной и аттитюдной сепарации от отца и функциональной сепарацией от отца и матери. Эмоциональная сепарация от матери отрицательно взаимосвязана ценностью-средством «честность». Аттитюдная сепарация от матери отрицательно взаимосвязана ценностью-средством «ответственность». Функциональная сепарация от отца положительно связана с ценностями-средствами «ответственность» и «исполнительность».

У девушек из неполных семей не выявлены взаимосвязи ценностей-средств с эмоциональной и функциональной сепарацией от отца, аттитюдной сепарацией от матери. Результаты демонстрируют, что чем выше конфликтная сепарация от матери, тем более значима ценность-средство «высокие запросы», чем выше конфликтная сепарация от отца, тем менее значима ценность-средство «ответственность». Эмоциональная сепарация от матери взаимосвязана с ценностью-средством «ответственность». Выявлено, что чем выше аттитюдная сепарация от отца, тем более значимо ценность - средство «воспитанность» и менее значимо - «высокие запросы». Функциональная сепарация от матери положительно связана с ценностью-средством «ответственность» и отрицательно с ценностью-средством «независимость».

Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и смысложизненными ориентациями юношей и девушек из неполных семей представлены в таблице 4.

Таблица 4. Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и смысложизненными ориентациями

неполная семья

юноши

девушки

мать сепарация эмоциональная

Процесс

,778*

мать сепарация функциональная

Процесс

,813*

отец сепарация функциональная

Процесс

0,613*

Примечание. * корреляция значима на уровне р≤0,05; ** корреляция значима на уровне ≤0,01.

У юношей из неполных семей выявлена только одна значимая взаимосвязь. Функциональная сепарация от отца положительно связана с удовлетворенностью процессом жизни. У девушек из неполных семей выявлены положительные взаимосвязи эмоциональной и функциональной сепарации от матери с удовлетворенностью процессом жизни.

Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и стилями саморегуляции поведения юношей и девушек из полных и неполных семей представлены в таблице 5.

Таблица 5. Значимые корреляционные связи между типами психологической сепарации и стилями саморегуляции поведения

юноши

девушки

мать сепарация конфликтная

программирование

-,899*

отец сепарация конфликтная

общий уровень

,728**

мать сепарация аттитюдная

гибкость

,812*

отец сепарация функциональная

самостоятельность

-,869*

общий уровень

-,975**

Примечание. * корреляция значима на уровне р≤0,05; ** корреляция значима на уровне ≤0,01.

У юношей из неполных семей не выявлены взаимосвязи стилей саморегуляции поведения с конфликтной сепарацией от отца, эмоциональной сепарации от отца и матери, аттитюдной сепарации от отца и функциональной сепарацией от матери. Конфликтная сепарация от матери отрицательно взаимосвязана с программированием. Аттитюдная сепарация от матери положительно взаимосвязана с гибкостью. Функциональная сепарация от отца у юношей отрицательно взаимосвязана с самостоятельностью.

У девушек из неполных семей не выявлены взаимосвязи стилей саморегуляции поведения с эмоциональной и аттитюдной сепарацией от матери и отца, функциональной сепарацией от матери. Конфликтная сепарация от отца связана с повышением, функциональная сепарация от отца – со снижением общего уровня саморегуляции у девушек.

Выводы и заключение

Цель нашего исследования заключалась в изучении влияния психологической сепарации на ценностно-смысловые и операционные характеристики целеполагания юношей и девушек из неполных семей. Анализировались достоверные различия и значимые корреляции типов психологической сепарации с ценностно-смысловыми и операционными характеристиками целеполагания у юношей и девушек из неполных семей.

На основании полученных в исследовании результатов сделаны следующие выводы:

У юношей из неполных семей достоверно выражена эмоциональная сепарация от отца и матери, функциональная и аттитюдная сепарация от матери, конфликтная сепарация от отца. Как мы видим, процесс сепарации у юношей проходит более активно, чем у девушек. Это согласуется с результатами полученными нами в исследовании взаимосвязей психологической сепарации от родителей и целеполагания студентов из полных семей [14]. При этом важно отметить, что более активно процесс психологической сепарации происходит у юношей из неполных семей.

Если говорить о достоверных различиях, то у юношей данной группы по сравнению с девушками более выражена ценность-цель самореализации «свобода», ценности-средства дела «твердая воля» и «эффективность». Девушек отличает приоритетность ценности-цели личной жизни «здоровье» и ценностей-средств общения «воспитанность» и «честность». Установлены достоверные различия у юношей и девушек по осмысленности результативности жизни, так девушки из неполных семей более удовлетворены целеосуществлением целей личной жизни, достигнутых в прошлом. Общий уровень саморегуляции поведения, раскрывающий сформированность индивидуальной системы саморегуляции произвольной активности, важный для достижения поставленной цели, более выражен у юношей, чем у девушек.

Конфликтная сепарация вносит весомый вклад в формирование ценностей-целей и ценностей-средств, а также регуляторных процессов организации жизнедеятельности у юношей и девушек из неполных семей. Обретение юношами независимости от чрезмерного чувства вины, недоверия, гнева в отношениях с матерью повышает значимость ценности-цели «любовь» и «свобода», в отношениях с отцом - ценности-цели «развитие» и «счастье других». Свобода от чувства вины, запретов, беспокойства в отношениях девушек с отцом повышает значимость ценности-цели «счастье других» и снижает значимость ценности-средства «ответственность», в отношениях с матерью возрастает значимость ценности-средства «высокие запросы». Конфликтная сепарация юношей из неполных семей от матери отрицательно взаимосвязана с программированием, что раскрывает их нежелание и неумение самостоятельно продумывать последовательность и программу своих действий, вносить необходимые изменения, если полученные результаты не совпадают с запланированными целями. У девушек из неполных семей обретение конфликтной независимости от отца ведет к повышению общего уровня саморегуляции произвольной активности.

Эмоциональная сепарация влияет на становление ценностей-целей и ценностей-средств у юношей и девушек из неполных семей, и понимание девушками процесса жизни. У юношей из неполных семей свобода от чрезмерной потребности в одобрении от матери положительно взаимосвязана ценностью-целью «любовь» и отрицательно с ценностью-средством «честность». Свобода от острой потребности в эмоциональной поддержке и близости с матерью положительно взаимосвязана у девушек с ценностью-целью «счастливая семейная жизнь» и ценностью-средством «ответственность», при этом, эмоциональная сепарация от отца снижает значимость для них важность ценности-цели «свобода». Положительные взаимосвязи эмоциональной сепарации от матери, способность создавать доверительные отношения позволяют девушкам воспринимать процесс своей жизни как интересный, наполненный смыслом и творчеством.

Аттитюдная сепарация от матери и отца оказывает как положительное, так и отрицательное влияние на ценности-цели и ценности-средства юношей и девушек из неполных семей и регуляторную гибкость юношей. Свобода собственного мнения юношей от мнений матери ведет к снижению важности ценности-цели «познание» и ценности-средства «ответственность», переносу интересов в другие сферы. В тоже время аттитюдная сепарация от матери положительно взаимосвязана с регуляторной гибкостью, позволяющей юношам адекватно реагировать на изменение ситуации, перестраивать программу действий, успешно достигать поставленных целей. Независимость мнений, убеждений, ценностей девушек от мнений и убеждений отца повышает значимость для них ценностей-целей «здоровье» и «счастливая семейная жизнь», а так же ценности-средства «воспитанность», но снижает при этом важность ценности-средства «высокие запросы».

Функциональная сепарация оказывает преимущественно положительное влияние не только на ценности-цели и ценности-средства юношей и девушек, но и на восприятие ими процесса жизни как эмоционально насыщенного, наполненного смыслом, а так же вносит затруднения в развитие индивидуальной саморегуляции и ее компонентов. Возможность самим справляться с возникающими проблемами без помощи матери повышает значимость для юношей ценности-цели «любовь». Функциональная сепарация юношей от отца с одной стороны, связана с удовлетворенностью процессом жизни и его насыщенностью, с другой стороны, осложняет формирование регуляторно-личностного качества - самостоятельность, необходимого для автономности в организации действий по достижению поставленной цели. Возможность девушек из неполных семей успешно справляться с жизненными проблемами без помощи отца положительно связана с ценностью-целью «любовь» и отрицательно с ценностями-целями «счастье других», «творчество» и общим уровнем саморегуляции. Функциональная сепарация от матери позволяет девушкам чаще реализовывать ценность-средство «ответственность», реже - ценность-средство «независимость» и в тоже время быть удовлетворенными эмоциональной насыщенностью процессом жизни в настоящем.

Необходимо отметить, что влияние психологической сепарации на целеполагание юношей и девушек из неполных семей достаточно противоречиво и неоднозначно. На ценностно-смысловом уровне целеполагания приоритетность у юношей ценностей-целей самореализации определяет конфликтная сепарация от родителей, эмоциональная и функциональная сепарация от матери, у девушек ценности-цели личной жизни взаимосвязаны с конфликтной и аттитюдной сепарацией от отца, эмоциональной сепарацией от матери. При этом становление ценностей-целей самореализации сдерживает у юношей аттитюдная сепарация от матери, у девушек – эмоциональная и функциональная сепарация от отца. Приоритетность этических ценностей-средств, позволяющих проявлять при реализации целей ответственность и исполнительность у юношей определяется функциональной сепарацией от отца, у девушек – конфликтной и функциональной сепарацией от матери, функциональной сепарацией от отца. Однако реализация ценностей-средств принятия людей затрудняется у юношей незавершенностью эмоциональной и аттитюдной сепарации от матери, у девушек реализация ценностей-средств самоутверждения ограничивается конфликтной и аттитюдной сепарацией от отца и функциональной сепарацией от матери. Важно отметить, что у юношей удовлетворенность процессом и эмоциональной насыщенностью жизни определяет функциональная сепарация от отца, у девушек - эмоциональная и функциональная сепарация от матери. Это позволяет юношам и девушкам осмысленно делать правильный выбор действий в жизненных ситуациях.

На операционном уровне целеполагания развитие у юношей гибкости, пластичности, необходимых для организации действий и реализации поставленной цели на всех этапах ее достижения определяется аттитюдной сепарацией от матери, у девушек общий уровень саморегуляции, осознанности выдвижения и достижения целей связан с конфликтной сепарацией от отца. В тоже время развитие самостоятельности, регуляторной автономности юношей сдерживается функциональной сепарацией от отца, продумывание способов действий для реализации поставленных целей – конфликтной сепарацией от матери, у девушек повышение общего уровня саморегуляции, осознанности выдвижения и достижения целей затрудняется незавершенностью функциональной сепарацией от отца.

Научная новизна заключается в уточнении роли психологической сепарации от родителей в развитии ценностно-смысловых и операционных характеристик целеполагания в студенческом возрасте. В логике функциональной психологии противоречивость и неоднозначность влияния психологической сепарации от родителей на целеполагание юношей и девушек создает необходимые напряжения и выступает ресурсом для развития их личности, при конструктивном разрешении которых создаются условия для перехода на следующий возрастной этап.

Проведенное нами исследование имеет ограничения, поскольку психологическая сепарация изучалась у студентов из неполных семей, родители которых находились в разводе более 8 лет, отношения с отцом поддерживались. Существуют и другие типы неполных семей, в которых психологическая сепарация имеет свою специфику, чему будут посвящены последующие исследования. Знание особенностей влияния психологической сепарации на становление ценностно-смысловой и операционной сферы целеполагания студентов, позволяет разрабатывать программы оказания психологической помощи юношам и девушкам в конструктивном преодолении препятствий выхода из зоны семейного комфорта, раскрытии своего потенциала в постановке и достижении жизненных целей на новом этапе жизнедеятельности.

Библиография
1.
Малер М., Пайн Ф., Бергманн А. Психологическое рождение человеческого младенца: Симбиоз и индивидуация. М. : Когито-Центр, 2011. 413 с.
2.
Дзукаева В.П., Садовникова Т.Ю. Роль матери и отца в развитии индивидуации юношей и девушек: кросс-культурный аспект // Национальный психологический журнал. 2014. №4 (16). С. 52–63.
3.
Дитюк А.А. Психологическое содержание понятия «сепарация»: история изучения и близкие понятия // Современные проблемы психологии семьи: феномены, методы, концепции. 2013. № 7. С. 49–59.
4.
Маленова А.Ю., Потапова Ю.В. Феноменология сепарации: определение проблемного поля исследования // Вестник Омского университета. Серия «Психология». 2013. № 2. С. 41-48.
5.
Сысоева Л.В. Динамические характеристики сепарационной активности в онтогенезе // Новое в психолого-педагогических исследованиях. 2017. №1 (45). С. 108-119.
6.
Белинская Е.П., Дубовская Е.М. Неполная семья как институт социализации: взаимосвязь представлений матери о психологическом благополучии ребенка и ее стратегий совладания с трудностями // Социальная психология и общество. 2016. Том 7. № 3. С. 33–47. doi:10.17759/sps.2016070303
7.
Ляшенко Е.Г. Личностная обусловленность отношений матери к ребенку в неполной семье // Апробация. 2017. № 2 (53). С. 117-120.
8.
Beelmann W., Schmidt-Denter U. Mother–child interaction following marital separation: A longitudinal observation study // European Psychologist. 2009. V. 14 (4). P. 307–319.
9.
Овчинникова Ю. Е. Устинова Н. А. Особенности подготовки девушек из неполных семей к замужеству // Бюллетень науки и практики. Электрон. журн. 2017. №10 (23). С. 397-405. Режим доступа: http://www.bulletennauki.com/ovchinnikova (дата обращения 20.04.2019).
10.
Цветкова Н.А., Рыбакова А.И. Особенности межличностных отношений с отцом у девушек, страдающих любовной аддикцией // Российский психологический журнал. 2018. №15(3). С. 116-142. https://doi.org/10.21702/rpj.2018.3.6
11.
Adamsons K., Johnson S. An updated and expanded meta-analysis of nonresident fathering and child well-being // Journal of Family Psychology. 2013. V. 27 (4). Aug. P. 589–599.
12.
Mustonen U., Huurre T., Kiviruusu O., Haukkala A., Aro H. Long-term Impact of Parental Divorce on Intimate Relationship Quality in Adulthood and the Mediating Role of Psychosocial Resources // Journal of Family Psychology. 2011. Vol. 25, № 4. P. 615–619.
13.
Шабельников В.К. Развитие личности // Функциональная психология. М.: Академический проект, 2013. 462-511 с.
14.
Литвинова А.В. — Взаимосвязь психологической сепарации от родителей и целеполагания студентов из полных семей // Психология и Психотехника. – 2019. – № 4. – С. 1-14. DOI: 10.7256/2454-0722.2019.4.31179 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31179
15.
Тельтевская Н.В. Мотивационная функция целеполагания в учебной деятельности студентов // Известия Волгоградского государственного технического университета. Серия: Проблемы социально-гуманитарного знания. 2012. Т. 10, № 3 (90). С. 162-166.
16.
Никитина Т.А. Целеполагание как необходимый элемент психологической готовности к деятельности в современных условиях // Вестник Череповецкого государственного университета. 2011. Т. 1. № 3 (31). С. 114-117.
17.
Ульянов А.А. Исследование целеполагания студентов как составляющей готовности к управленческой деятельности // Ученые записки Орловского государственного университета. Серия: Гуманитарные и социальные науки. 2014. № 2 (58). С. 113-116.
18.
Богородская О.В. Осознанное целеполагание как ключевая компетенция в рефлексии учебной деятельности студентов // Вестник Мининского университета. 2016. № 4 (17). С. 13.
19.
Расщепкина Н.А. Способность целеполагания как компонент общекультурной компетенции и ресурс инновационного потенциала студента технического вуза // Известия Южного федерального университета. Педагогические науки. 2016. № 3. С. 93-101.
20.
Васильев Л.И., Рыбина Е.П. Развитие у студентов способности к целеполаганию как ведущий фактор их саморазвития // Мир образования-образование в мире. 2012. № 4 (48). С. 108-115.
21.
Егорова Ю.А. Направления целеполагания студентов вуза в сфере саморазвития // Молодой ученый. 2015. № 5 (85). С. 458-462.
22.
Литвинова А.В. Ценностно-мотивационная сфера целеполагания студентов в зависимости от согласования/рассогласования образов родителей // Психологические проблемы современной семьи / сборник тезисов VI-ой Международной научной конференции. Под редакцией: Карабановой О.А., Захаровой Е.И., Чурбановой С.М., Васягина Н.Н. 2015. С. 336-346.
23.
Дзукаева В. П., Садовникова Т. Ю. Адаптация опросника PSI (Psychological Separation Inventory) на российской выборке // Семейная психология и семейная психотерапия. 2014. №1. С. 3-15
24.
Психологические тесты. / Под ред. А.А. Карелина. Т.1. Москва : Владос, 2000. С. 25 – 29.
25.
Леонтьев Д.А. Тест смысложизненные ориентации (СЖО). Москва : Смысл, 2000. 18 с.
26.
Моросанова В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека / Рос. акад. образования. Психол. ин-т.-Москва. : Наука, 2001. 191 с.
References (transliterated)
1.
Maler M., Pain F., Bergmann A. Psikhologicheskoe rozhdenie chelovecheskogo mladentsa: Simbioz i individuatsiya. M. : Kogito-Tsentr, 2011. 413 s.
2.
Dzukaeva V.P., Sadovnikova T.Yu. Rol' materi i ottsa v razvitii individuatsii yunoshei i devushek: kross-kul'turnyi aspekt // Natsional'nyi psikhologicheskii zhurnal. 2014. №4 (16). S. 52–63.
3.
Dityuk A.A. Psikhologicheskoe soderzhanie ponyatiya «separatsiya»: istoriya izucheniya i blizkie ponyatiya // Sovremennye problemy psikhologii sem'i: fenomeny, metody, kontseptsii. 2013. № 7. S. 49–59.
4.
Malenova A.Yu., Potapova Yu.V. Fenomenologiya separatsii: opredelenie problemnogo polya issledovaniya // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Psikhologiya». 2013. № 2. S. 41-48.
5.
Sysoeva L.V. Dinamicheskie kharakteristiki separatsionnoi aktivnosti v ontogeneze // Novoe v psikhologo-pedagogicheskikh issledovaniyakh. 2017. №1 (45). S. 108-119.
6.
Belinskaya E.P., Dubovskaya E.M. Nepolnaya sem'ya kak institut sotsializatsii: vzaimosvyaz' predstavlenii materi o psikhologicheskom blagopoluchii rebenka i ee strategii sovladaniya s trudnostyami // Sotsial'naya psikhologiya i obshchestvo. 2016. Tom 7. № 3. S. 33–47. doi:10.17759/sps.2016070303
7.
Lyashenko E.G. Lichnostnaya obuslovlennost' otnoshenii materi k rebenku v nepolnoi sem'e // Aprobatsiya. 2017. № 2 (53). S. 117-120.
8.
Beelmann W., Schmidt-Denter U. Mother–child interaction following marital separation: A longitudinal observation study // European Psychologist. 2009. V. 14 (4). P. 307–319.
9.
Ovchinnikova Yu. E. Ustinova N. A. Osobennosti podgotovki devushek iz nepolnykh semei k zamuzhestvu // Byulleten' nauki i praktiki. Elektron. zhurn. 2017. №10 (23). S. 397-405. Rezhim dostupa: http://www.bulletennauki.com/ovchinnikova (data obrashcheniya 20.04.2019).
10.
Tsvetkova N.A., Rybakova A.I. Osobennosti mezhlichnostnykh otnoshenii s ottsom u devushek, stradayushchikh lyubovnoi addiktsiei // Rossiiskii psikhologicheskii zhurnal. 2018. №15(3). S. 116-142. https://doi.org/10.21702/rpj.2018.3.6
11.
Adamsons K., Johnson S. An updated and expanded meta-analysis of nonresident fathering and child well-being // Journal of Family Psychology. 2013. V. 27 (4). Aug. P. 589–599.
12.
Mustonen U., Huurre T., Kiviruusu O., Haukkala A., Aro H. Long-term Impact of Parental Divorce on Intimate Relationship Quality in Adulthood and the Mediating Role of Psychosocial Resources // Journal of Family Psychology. 2011. Vol. 25, № 4. P. 615–619.
13.
Shabel'nikov V.K. Razvitie lichnosti // Funktsional'naya psikhologiya. M.: Akademicheskii proekt, 2013. 462-511 s.
14.
Litvinova A.V. — Vzaimosvyaz' psikhologicheskoi separatsii ot roditelei i tselepolaganiya studentov iz polnykh semei // Psikhologiya i Psikhotekhnika. – 2019. – № 4. – S. 1-14. DOI: 10.7256/2454-0722.2019.4.31179 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=31179
15.
Tel'tevskaya N.V. Motivatsionnaya funktsiya tselepolaganiya v uchebnoi deyatel'nosti studentov // Izvestiya Volgogradskogo gosudarstvennogo tekhnicheskogo universiteta. Seriya: Problemy sotsial'no-gumanitarnogo znaniya. 2012. T. 10, № 3 (90). S. 162-166.
16.
Nikitina T.A. Tselepolaganie kak neobkhodimyi element psikhologicheskoi gotovnosti k deyatel'nosti v sovremennykh usloviyakh // Vestnik Cherepovetskogo gosudarstvennogo universiteta. 2011. T. 1. № 3 (31). S. 114-117.
17.
Ul'yanov A.A. Issledovanie tselepolaganiya studentov kak sostavlyayushchei gotovnosti k upravlencheskoi deyatel'nosti // Uchenye zapiski Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Gumanitarnye i sotsial'nye nauki. 2014. № 2 (58). S. 113-116.
18.
Bogorodskaya O.V. Osoznannoe tselepolaganie kak klyuchevaya kompetentsiya v refleksii uchebnoi deyatel'nosti studentov // Vestnik Mininskogo universiteta. 2016. № 4 (17). S. 13.
19.
Rasshchepkina N.A. Sposobnost' tselepolaganiya kak komponent obshchekul'turnoi kompetentsii i resurs innovatsionnogo potentsiala studenta tekhnicheskogo vuza // Izvestiya Yuzhnogo federal'nogo universiteta. Pedagogicheskie nauki. 2016. № 3. S. 93-101.
20.
Vasil'ev L.I., Rybina E.P. Razvitie u studentov sposobnosti k tselepolaganiyu kak vedushchii faktor ikh samorazvitiya // Mir obrazovaniya-obrazovanie v mire. 2012. № 4 (48). S. 108-115.
21.
Egorova Yu.A. Napravleniya tselepolaganiya studentov vuza v sfere samorazvitiya // Molodoi uchenyi. 2015. № 5 (85). S. 458-462.
22.
Litvinova A.V. Tsennostno-motivatsionnaya sfera tselepolaganiya studentov v zavisimosti ot soglasovaniya/rassoglasovaniya obrazov roditelei // Psikhologicheskie problemy sovremennoi sem'i / sbornik tezisov VI-oi Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. Pod redaktsiei: Karabanovoi O.A., Zakharovoi E.I., Churbanovoi S.M., Vasyagina N.N. 2015. S. 336-346.
23.
Dzukaeva V. P., Sadovnikova T. Yu. Adaptatsiya oprosnika PSI (Psychological Separation Inventory) na rossiiskoi vyborke // Semeinaya psikhologiya i semeinaya psikhoterapiya. 2014. №1. S. 3-15
24.
Psikhologicheskie testy. / Pod red. A.A. Karelina. T.1. Moskva : Vlados, 2000. S. 25 – 29.
25.
Leont'ev D.A. Test smyslozhiznennye orientatsii (SZhO). Moskva : Smysl, 2000. 18 s.
26.
Morosanova V.I. Individual'nyi stil' samoregulyatsii: fenomen, struktura i funktsii v proizvol'noi aktivnosti cheloveka / Ros. akad. obrazovaniya. Psikhol. in-t.-Moskva. : Nauka, 2001. 191 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Данная статья по своему замыслу имеет важное значение для организации психологической работы с молодыми людьми, которые имеют самые различные формы сепарации (отделения, отторжения) от своих семей. Речь идет о лицах из неполных семей, в отношении которых всегда имелись самые различные точки зрения по поводу того, как они выстраивают свою взрослую жизнь. И в литературе, и в вопросах жизненной практики такие сведения достаточно противоречивы. Поэтому тему данного исследования следует признать актуальной. Автор во введении приводит много сведений, которые имеют отношение к девушкам и юношам. Анализ литературных данных выполнен подробно и позволяет понять, что эта проблема имеет практическое значение. Однако актуальность исследования в самой статье показана недостаточно обосновано. Автору целесообразно при доработке текста усилить актуальность по поводу процессов целеполагания обследуемых из неполных семей. Дело в том, что по тексту самому целеполаганию уделено мало внимания. Имеется некоторое расхождение между названием статьи и ее содержанием потому, что автор не определил и не сформулировал предмет исследования. Отсутствуют по тексту сведения о научной новизне исследования. Хотя возможности для ее обоснования имеются, что также требует доработки. Методологически данное исследование можно считать обеспеченным, так как автор отмечает, что «в исследовании влияния психологической сепарации от родителей на целеполагание юношей и девушек из неполных семей мы опирались на положения функционального подхода В.К. Шабельникова о формировании личности в сложных и насыщенных социальных ситуациях, о кризисе студенческого возраста, проявляющегося в нахождении своего места в системе межличностных отношений, включении в профессиональную деятельность, освоении смыслов активности в новом слое общества». Этого достаточно, чтобы развивать направление исследования в соответствии с поставленной целью, которая определена как «изучение влияния психологической сепарации на ценностно-смысловые и операционные характеристики целеполагания юношей и девушек из неполных семей». Автор предполагает, что «целеполагание юношей и девушек имеет выраженные особенности в зависимости от типа психологической сепарации». Единственное замечание по формулировке цели – она не должна быть направлена на «изучение». Необходимо подобрать другие слова, определяющие научный смысл цели: выявление, установление, определение и т.п. Стиль изложения текста научно-исследовательский. Автор умеет работать с литературой и делать самостоятельные умозаключения. Структура соответствует принятым правилам научных публикаций только в целом. Но отсутствуют предмет исследования, обоснование научной новизны. Выводы требуют доработки. По содержанию видно, что автор использовал методики, которые имеют количественные критерии оценки (единицы измерения). Тем не менее, при построении таблиц они не указаны. В таблицах следует указывать единицы измерения средних величин вместе со среднеквадратичными отклонениями и на их основании указывать показатели корреляционных взаимосвязей. В данных таблицах этого нет, потому необходимо доработать. В противном случае, представленные таблицы не читаются. Если автор не согласен с таким подходом, в методике необходимы пояснения о единицах измерения и установления достоверностей взаимосвязей. Полученные данные позволили автору представить свои трактовки, которые вполне убедительны. Но в выводах полученные данные должны быть представлены только в утвердительной форме и соотносится с предметом исследования, его новизной и целью. В представленных же выводах показаны формы сепарации, но не целеполагание студентов из неполных семей. То есть, можно усилить выводы в соответствии с заявленной тематикой. Заключение также следует привести в соответствие с проделанной работой, кратко представив в нем основные результаты. Библиографический список соответствует теме исследования и поэтому возражений не вызывает. После доработки текста, данная статья может быть рекомендована к опубликованию как представляющая научный интерес для читающей аудитории.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью «Влияние психологической сепарации от родителей на целеполагание студентов из неполных семей» Предмет исследования – анализ взаимосвязи характеристик психологической сепарации и целеполагания у юношей и девушек из неполных семей. Данный предмет вполне соответствует названию статьи и цели исследования - определение влияния психологической сепарации на ценностно-смысловые и операционные характеристики целеполагания юношей и девушек из неполных семей. Методология исследования построена на традиционных методах психологического исследования. В первой части применены методы анализа и обобщения литературных данных. Например, автор весьма логично и стройно описывает наработанные в зарубежной и отечественной психологической науке исследования в области психологической сепарации, роли типа семьи и феномена сепарации. Исследование построено на проработке гипотезы про то, что «целеполагание юношей и девушек имеет выраженные особенности в зависимости от типа психологической сепарации (эмоциональная, функциональная, аттитюдная, конфликтная)». Эмпирическая часть грамотно описана автором с точки зрения логики ее построения и выделена в статье в качестве смыслового блока «программа исследования». Указано, что в работе участвовали 49 студентов из неполных семей. Автор подробно описывает отличительные особенности выборки – пол, возраст и пр. В психодиагностической части работы было применено множество методик: 1. Для изучения психологической сепарации применён опросник Psychological Separation Inventory (PSI) (J. Hoffman, 1984), адаптация В.П. Дзукаевой, Т.Ю. Садовниковой. 2. Для выявления ценностно-смысловых характеристик целеполагания (ценности-цели, ценности-средства) применялась батарея психодиагностических методов:  методика «Ценностные ориентации» (ЦО) М. Рокича  тест «Смысложизненные ориентации» (СЖО) Д.А. Леонтьева. 3. Для выявления операционных характеристик целеполагания использован Опросник «Стиль саморегуляции поведения» (ССПМ) В.И. Моросановой. Для проведения статистической обработки полученных данных использовались методы описательной статистики, U-Манна-Уитни и r-Спирмена. Вано отметить, что автор грамотно использует сочетание двух математических методов, предназначенных для одинаковых типов выборок - для выявления закономерностей в выборках с ненормальным распределением (как правило, небольших по объему). В рамках статьи можно отметить верный подбор всех видов метолов – организационных, психодиагностических и математических. Актуальность представленной статьи не вызывает сомнения. Особо данная тема стала актуальной в последние годы, когда происходят активные изменения в выходе в самостоятельную жизнь студентов, которые заканчивают обучение в вузах. Особое значение данная тема приобретает при изучении неполных семей, когда условия воспитания ребенка создают особую социальную сроду и определённые ограничения в формировании модели социального поведения. Научная новизна автором связана с изучением влияния феномена психологической сепарации на примере неполных семей. Стиль, структура, содержание Статья имеет традиционную структуру – вводная, основная и заключительная части. Во вводной части автор обосновывает важность заявленной темы, делает ёмкое описание изучения вопросов социальной компетентности. Данные сопровождены объективными ссылками на литературные данные. Важно, что автор во вводной части прорабатывает терминологическое поле. В основной части автор работает над гипотезой о том, что целеполагание юношей и девушек имеет выраженные особенности в зависимости от типа психологической сепарации (эмоциональная, функциональная, аттитюдная, конфликтная). Также в статье подробно описаны полученные результаты. Они отражены в пяти таблицах. К сожалению, в статье отсутствуют графические материалы – графики, диаграммы. Они помогли бы более наглядно понять суть вопросов, которые отражает автор. По содержанию статьи, очевидно, что материал для визуализации данных в графических материалах есть. Выводы о теоретическом материале, которые делает автор, являются достаточно обширными. Они построены на достаточной базе, подкреплены ссылками на известных ученых. Стиль изложения материала соответствует требованиям научности, вполне доступен для восприятия. Библиография Насчитывает 26 источников, что является более чем достаточным для представления статей такого типа, учитывая, что качество представленных источников является листочной высоким. Так, среди литературных источников представлены монографии, статьи из периодических изданий. Они датированы разными периодами, в том числе есть относительно свежие данные – за 2016-2019 годы. Список литературы оформлен в соответствии с требованиями ГОСТа. Апелляция к оппонентам – статья может быть рекомендована к публикации. В качестве рекомендации можно предложить использовать факторный анализ для работы над гипотезой. Его применение упростило бы выявление закономерностей и представление цифровых данных. Но это замечание не умаляет достоинств представленной работы, имеет лишь рекомендательный характер. Выводы, интерес читательской аудитории – статья вызовет интерес читательской аудитории. Она будет полезна и ценна работникам вузов (кураторам групп, адаптерам, академическим руководителям), а также практическим психологам, ученым и методологам в сфере социальной психологии.