Читать статью 'Финансово-правовые аспекты международного сотрудничества по противодействию перемещению преступных активов в иностранные юрисдикции' в журнале Полицейская и следственная деятельность на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1937,   статей на доработке: 334 отклонено статей: 578 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Полицейская и следственная деятельность
Правильная ссылка на статью:

Финансово-правовые аспекты международного сотрудничества по противодействию перемещению преступных активов в иностранные юрисдикции

Лапина Марина Афанасьевна

доктор юридических наук

главный научный сотрудник, профессор Департамента международного и публичного права, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

109456, Россия, г. Москва, пр-д 4-Й вешняковский, 4, ауд.406

Lapina Marina Afanas'evna

Doctor of Law

Chief Researcher, Professor of the Department of International and Public Law, Financial University under the Government of the Russian Federation, Professor

109456, Russia, g. Moscow, pr-d 4-I veshnyakovskii, 4, aud.406

LapinaMarina@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Завьялов Михаил Михайлович

Специалист, Межрегиональная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам №2

101000, Россия, г. Москва, ул. Большой Черкасский Пер., д.15 - 17, стр. 1, оф. Межрегиональная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам №2

Zavyalov Mikhail Mikhailovich

Specialist at the Trans-regional Inspectorate for the largest taxpayers of the Federal Taxation Service

101000, Russia, g. Moscow, ul. Bol'shoi Cherkasskii Per., d.15 - 17, str. 1, of. Mezhregional'naya inspektsiya FNS po krupneishim nalogoplatel'shchikam №2

Mmikl1@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7810.2020.2.33328

Дата направления статьи в редакцию:

27-06-2020


Дата публикации:

04-08-2020


Аннотация.

Предметом статьи выступают правовые нормы, содержащиеся в Конституции РФ, международных договорах, направленных не только на предотвращение вывода преступных активов в иностранные юрисдикции и их возврат в страну происхождения, но и регулирующих валютный контроль с целью поддержания устойчивого социально-экономического развития государства.Цель написания статьи - сопоставить источники финансово-правового регулирования противодействия перемещению преступных активов в иностранные юрисдикции, провести анализ судебно-следственной практики с целью устранения проблем и нивелирования пробелов в законодательном регулировании механизма противодействия перемещения преступных активов в иностранные юрисдикции и их возврат в финансовую систему государства.Основными методами исследования являются метод диалектического научного познания базирующийся на совокупности признанных частнонаучных и общенаучных методов: формально-логическом, с помощью которого было дано толкование правовых норм; сравнительно-правовом, позволившим провести всесторонний анализ, оценку и сопоставление различных аспектов; статистическом, включая сбор, анализ и обобщение данных; метод межотраслевого правового анализа, который дал возможность рассмотреть правовые институты в разрезе юридических отраслей.    В статье осуществляется концептуальный анализ тенденций международного сотрудничества в финансово-правовой сфере, функциональной целью которого является противодействие перемещению преступных активов и их возврат в страну происхождения. Новизна статьи заключается в выявлении проблемных аспектов сотрудничества и коллизии финансово-правового законодательства, которые приводят к существенным социально-экономическим диспропорциям распределения финансовых ресурсов, которые вследствие сокрытия в офшорных юрисдикциях приводят к занижению доходов бюджетов бюджетной системы Российской Федерации и невозможности полного исполнения государством социальных обязательств перед населением, утверждённых национальными программами. В частности, авторы приходят к выводу о необходимости ужесточения мер государственного регулирования валютного контроля за внешнеторговыми сделками.

Ключевые слова: финансовый мониторинг, финансовая система, бюджет, национальные проекты, экономическая безопасность, международное сотрудничество, преступные активы, валютный контроль, оффшорные юрисдикции, имплементация

Работа выполнена при финансовой поддержке ФГОБУ ВО «РЭУ им. Г.В. Плеханова» / This study was financed be grant from the Plekhanov Russian University of Economics

Abstract.

The research subject is legal provisions contained in the Constitution of the Russian Federation and international treaties, aimed not only at the prevention of illegal assets movement in foreign jurisdictions and their recovery, but also regulating currency control for the purpose of maintaining sustainable socio-economic development of the state. The purpose of the article is to compare the sources of financial and legal regulation of combating illegal assets movement in foreign jurisdictions, analyze judicial and investigatory practice in order to eliminate problems and fill the gaps in legislative regulation of the mechanism of combating illegal assets movement in foreign jurisdictions and their recovery in the financial system of the state. 
The main research methods are the method of dialectical scientific cognition based on the set of recognized specific and general scientific methods: formal-logical, which helps to explain legal provisions; comparative-legal, which allows conducting comprehensive analysis, assessment and comparison of various aspects; statistical, including data collection, analysis and generalization; and the method of intersectoral legal analysis, which allows considering legal institutions through the lens of legal branches.
The article contains conceptual analysis of the tendencies of international cooperation in the financial and legal sphere; its functional purpose is the prevention of illegal assets movement and their recovery to the country of origin. The scientific novelty of the research consists in the detection of problem aspects of cooperation and the collision of the financial and legal legislation leading to significant socio-economic disparities of financial resources allocation, which, due to the concealment in offshore jurisdictions, lead to the decrease in incomes of budgets of the budgetary system of the Russian Federation and the state’s inability to perform its duties to the population, which are established in national programs. Particularly, the authors arrive at the conclusion about the necessity to strengthen government control over foreign trade operations. 
 

Keywords:

currency control, criminal assets, international cooperation, economic security, national projects, budget, financial system, financial monitoring, offshore jurisdictions, implementation

Социально-экономическая политика нашего государства формируется, исходя из допустимых возможностей, и служит вектором развития социальных гарантий для общества, закреплённых в Конституции РФ [1]. Возможности поддержания планомерного развития государства лежат в русле финансирования и обеспечения поддержки всех слоёв общества, которые представляются невыполнимыми без осуществления должной кредитно-финансовой политики, выполнения национальных проектов и противодействия хищениям активов, в том числе денежных средств, путём ухода в низконалоговые и офшорные юрисдикции, а также размывания налоговой базы. Вышеизложенные ситуации снижают возможности государственного бюджета в отношении реализации социально-экономической политики государства и финансирования национальных проектов. В рамках нивелирования этой тенденции, C.Ю. Глазьев убедительно доказывает, что для противодействия негативному влиянию на экономику и поддержание социально-экономической стабильности государства компетентные органы должны «проверять операции коммерческих банков по покупке валюты на предмет фиктивных импортных контрактов с использованием фирм-однодневок и офшорных «прокладок» с тем, чтобы данные операции не служили отмывочным механизмом для вывоза капитала и финансовых спекуляций. При нахождении нарушений – приостанавливать операции» [13]. Социально-экономическое развитие государства должно иметь возможность отвечать на мировые вызовы цифровизации экономики, когда устанавливается новый технологический и мирохозяйственный уклад жизни.

Исходя из данных исследования Организации Объединённых Наций объём преступных доходов, которые отмываются в различных юрисдикциях составляет от 2 до 5% мирового ВВП ежегодно, что эквивалентно сумме от 800 млрд. до 2 трлн. долларов США [7]. Из этой суммы по данным Всемирного банка перемещается с целью сокрытия в иностранные юрисдикции порядка 1,6 трлн. долларов США [11]. В Российской Федерации экономическая преступность наносит значительный ущерб сопоставимый с тенденциями, которые угрожают национальной безопасности страны [18] и подрывающие социально-экономическую политику государства вследствие недостаточности поступлений в бюджеты бюджетной системы и внебюджетные фонды. Кредитно-финансовые и бюджетные сферы правоотношений являются наиболее уязвимыми и требующими повышенного внимания в свете возникающих рисков нанесения значительного ущерба социально-экономической политике государства [22]. Материальный ущерб по оконченным производствам уголовных дел экономической направленности за 2018 год составил 403,8 млрд рублей [23], что отражает лишь официально учтённый ущерб финансовой системе государства.

Наиболее распространённые способы выводов активов из Российской Федерации, по мнению большинства исследователей, за последние годы остаются фиктивные внешнеторговые сделки и операции, связанные с авансированием за неполученные товары, работы или услуги, а также отсутствие должного валютного контроля за репатриацией экспортной выручки [16], что подтверждается сведениями Центрального банка Российской Федерации за 2017 год. Так объём невозвращённой задолженности нерезидентов в связи с сомнительными операциями в 2017 г. достиг суммы 78 млрд. рублей, при этом значительную часть суммы составляют доходы, полученные в результате совершения преступной деятельности [12]. В 2019 году отток капитала из Российской Федерации не уменьшился и «сальдо финансовых операций частного сектора сложилось в размере 26,7 млрд. долларов США» [25] .

Концептуальными причинами перемещения из Российской Федерации преступных активов в другие юрисдикции в значительных размерах при единичных фактах их возврата в финансовую систему для поддержания социально-экономического развития с использованием института международной правовой помощи состоит в практических аспектах, связанных с порядком раскрытия банковской и коммерческой тайны, процедур конфискации, замораживания и (или) ареста активов на территории иностранного государства, а также в наличии законодательных коллизий и проблем в осуществлении финансового мониторинга, которые заключаются в различном толковании норм права и их разночтении в официальных документах. Всё это подрывает возможности государственных институтов в концепции противодействия выводу активов за рубеж и их возврат в финансовую систему для обеспечения выполнения национальных проектов.

Вопросы международной помощи в части возврата преступных активов, а также их розыска, конфискации, ареста и (или) замораживания служат определяющими факторами стабильности функционирования финансовой системы государства. Именно благодаря международному сотрудничеству многим государствам удаётся вернуть значительные активы для обеспечения социально-экономической политики [8]. Международная правовая помощь находит своё различное отражение в научной литературе, критический анализ которой был проведен в диссертационном исследовании Д.А. Кунёва [18] . Одни учёные трактуют её как «процессуальное действие» [19], другие как «совокупность деятельности компетентных органов по сбору доказательств по уголовному делу» [20], иные дают ей расширительное толкование, как «регламентированную нормами внутреннего уголовно-процессуального законодательства и международных актов» систему и порядок организации и осуществления мероприятий, проводимых при удовлетворении законных требований иностранных должностных органов и должностных лиц [14]. Международный запрос возможен как форма следственного действия только в тех случаях, которые сформулированы в нормах УПК РФ [15]. Включение иных форм взаимодействия в международный запрос, таких как мероприятия розыскного характера или наблюдение с целью получения сведений, может включаться в запрос, в случаях, когда это прямо предусмотрено международным договором. Например, вышеизложенные положения прямо изложены в ст. 14 Договора между Российской Федерацией и США [2].

Пресечение возможности совершения преступления влечёт нивелирование сложностей, которые возникнут в случае его сокрытия в другом государстве. В научной литературе подробно рассматривались и предлагались пути противодействия преступному перемещению активов. К примеру, в рамках превентивного подхода существенная роль отводится Центральному банку Российской Федерации, который осуществляет разработку требований к процедурам идентификации кредитными учреждениями клиентов [24]. В исследовании С.Ю. Никольского доказана ключевая роль Росфинмониторинга, способного осуществлять профилактику экономических преступлений, состоящую в воспрепятствовании свободному перемещению преступных активов [21]. Центральный банк имеет возможность создавать дополнительные гарантии сохранности активов в финансовой системе путём осуществления контроля за финансовыми операциями внешнеторговых сделок и осуществление оплаты импорта исключительно только по факту поставки товаров, или оказания работ или услуг, а также осуществлять взаимодействие с Центральными банками и компетентными органами иностранных юрисдикций в содействии поступлению средств за экспортные операции на счета резидентов с целью их дальнейшего включения в финансовую систему государства и направление на осуществление национальных проектов. Для нивелирования экономических рисков возможно ужесточить меры государственного регулирования валютного контроля за трансграничными операциями капитального характера.

Многие государства пытались вернуть ресурсы, легализованные в большинстве случаях в развитых государствах, что послужило основой исследования о природе перемещения активов незаконного происхождения в другие юрисдикции [3] и правового регулирования межгосударственного сотрудничества, направленного на предотвращение перемещения преступных активов и их возврат в страну происхождения в порядке уголовного судопроизводства [18]. Однако, нередко возникали сложности с осуществлением взаимодействия межгосударственных образований в части противодействия выводу активов за рубеж и в порядке их возврата в финансовую систему.

Для преодоления сложностей возврата активов в финансовую систему была принята Меридская конвенция [4], значительная часть которой уделена не только вопросам возврата активов, но и установлению единых механизмов первоначального выявления их перевода за рубеж с целью противодействия при помощи финансового мониторинга и международного сотрудничества, среди которых введение обязательных процедур, направленных на проверку личности клиентов и определение конечных бенефициаров. Меридской конвенцией установлена обязанность проведения «более жесткого» контроля за осуществлением финансовых операций, связанных с ведением и открытием счетов. Отдельное положение посвящено нерегулируемым банковским организациям, которое в ст. 52 вышеизложенной конвенции прямо запрещает учреждение и функционирование без их фактического нахождения на территории государства («substance»). Конвенцией установлены нормы, которые посвящены принятию государствами мер, обеспечивающих возможность конфискации имущества без вынесения приговора в порядке уголовного судопроизводства, когда обстоятельства дела не позволяют привлечь виновного к ответственности. Своё отражение данные нормы получили также в Конвенции Совета Европы [6] и деятельности StAR, приоритетом которой является механизм возврата активов институциональным и процессуальным способом. В настоящий момент, существует ряд справочных материалов и инструкций по международному сотрудничеству для правоохранительных органов романо-германской и англосаксонской систем права, которые регулируют создание международных следственных групп, сбор анализ и обеспечение сохранности активов за рубежом до момента реализации имущества или перехода права собственности [10].

Таким образом, можно утверждать, что положения Меридской конвенции фактически являются единственным общепризнанным специальным инструментом возврата активов в финансовую систему государства для выполнения социально-экономической политики. Однако, разночтения данного источника права и коллизионность процедурных аспектов создают сложности в правоприменительной практике и сказываются на результатах расследования уголовных дел и международного сотрудничества.

Так, в тексте анализируемой конвенции, под активами подразумеваются не только движимое и недвижимое имущество, но и материальные и нематериальные формы их проявления, включая документы, наделяющие их обладателя имущественными правами, денежные средства а также права на них, полученные в результате совершения преступлений. Данная дефиниция синонимична в англоязычном понимании «денежным средствам», «доходы от преступлений», «имуществу» и «средствам совершения преступлений».

Англоязычный термин «Funds», который использовали в наименовании главы Меридской конвенции, понимается как «финансовые ресурсы», однако, данное определение шире, чем заложено в русскоязычном понимании, поскольку включает в себя, благодаря экономическому синониму «Assets» (англ. яз. «активы»), который применяется для обозначения материальных ценностей, принадлежащих государству, его образованиям, юридическим и физическим лицам. На расширительное толкование анализируемых положений международного договора, которые касаются перемещенных за рубеж и возврата в страны происхождения как публичных, так и частных активов, обратил внимание в своем диссертационном исследовании Д.А. Кунёв [18]. Кроме того, ученый обнаружил, что в Палермской конвенции [5], употребляются термины «Freezing» и «Seizure», как взаимозаменяемые, однако, в русскоязычном тексте «Freezing» означает «арест», а «Seizure» – «выемка», в то время как в официальном переводе Варшавской конвенции [6] термин «Freezing» используется в значении «замораживание», а «Seizure» - «изъятие». Принципиальное отличие для законодательства заключается в том, что при замораживании активы остаются у владельца без права совершения распорядительных действий, а арест подразумевает установление контроля и активного управления со стороны государства. Безусловно следует согласиться и поддержать Д.А. Кунёва, что «недостоверный официальный перевод международных актов на русский язык может стать причиной включения в законодательство искаженной по содержанию нормы права» [18]. А «процесс имплементации норм международного права в отечественное уголовно-процессуальное законодательство осложняется содержательной несогласованностью между рекомендациями различных международных групп, осуществляющих мониторинг выполнения актов обязывающего характера» [18].

В традиционной юридической практике отсутствует единый правовой источник, содержащий последовательный алгоритм действий по возврату преступных активов. Благодаря инвентаризации и систематизации вышеизложенных финансово-правовых источников права возможно выделить основные стадии возврата активов, которые необходимо осуществлять в рамках эффективного взаимодействия компетентных органов в порядке уголовного судопроизводства:

1. первоначальная идентификация преступных активов и планомерный сбор и анализ сведений о них (накопление доказательной базы для дальнейших юридических действий);

2. замораживание и (или) арест активов в стране их нахождения при помощи института международной правовой помощи и (или) неформального сотрудничества;

3. осуществление конфискации в доход государства и (или) возврат законным владельцам, и (или) соразмерное возмещение причиненного преступлением ущерба;

4. признание решения национального суда запрашивающего государства о конфискации активов, либо осуществление судебного разбирательства на территории государства нахождения преступных активов;

5. возврат преступных активов или их денежного эквивалента в запрашивающее государство, включение их в финансовую систему путем зачисления в бюджеты бюджетной системы и внебюджетные фонды для дальнейшего направления реализации социально-экономической политики и выполнения национальных проектов.

Отдельно следует упомянуть мнение швейцарского юриста Рудольфа Висса, который выделил фундаментальную проблему взаимности при оказании правовой помощи по уголовным делам связанную с предъявлением к иностранным партнерам специфических неисполнимых требований, которые идут в разрез с законодательством другой страны [9]. Кроме вышеизложенного возникают проблемы финансово-правового характера, связанные с ограниченной компетенцией правоохранительных органов по возможности получения за рубежом доказательств, а также необходимостью исполнения в стране нахождения активов нормативно-правового регулирования порядка преодоления банковской, коммерческой и прочих видов тайн, защищённых нормами права, для нивелирования которых необходимо получение отдельных решений в судах страны нахождения активов, а также иными процессуальными сложностями [17].

Важнейшим способом взаимодействия компетентных органов необходимо признать предварительные консультации, до направления официального международного запроса, которые предусмотрены рядом соглашений, которые позволяют осуществить предварительную подготовку документов в соответствии с требованиями иностранной юрисдикции, снизить финансовые издержки и риски сокрытия активов за рубежом, а также осуществить возврат в кратчайшие сроки финансовых активов в бюджеты бюджетной системы и внебюджетные фонды Российской Федерации с целью их дальнейшего перераспределения в соответствии с предусмотренными национальными проектами в сфере реализации социально-экономической политики страны.

В рамках поддержания государственной экономической безопасности, направленной на обеспечение поступлений в бюджеты бюджетной системы и внебюджетные фонды денежных средств и иных активов, которые после перераспределения по средствам бюджетных правоотношений рамках осуществления национальных проектов будут направлены на развитие производственно-технических мощностей, поддержание домохозяйств, социальное обеспечение и др. необходимо провести ряд совершенствований финансово-правового регулирования финансового мониторинга, направленного на противодействие выводу активов в иностранные юрисдикции и их возврату с использованием института международной помощи в финансовую систему страны. Для эффективного противодействия и минимизации ущерба от вывода преступных активов в иностранные юрисдикции предлагается осуществить нижеизложенный комплекс мер, который позволит гарантировать стабильность осуществления социально-экономической политики государства:

1) установление единообразных требований финансового мониторинга, позволяющих осуществлять профилактику и противодействие выводу преступных активов в низконалоговые юрисдикции;

2) ужесточение мер государственного регулирования валютного контроля за внешнеторговыми сделками;

3) включение в межгосударственные и межведомственные соглашения о порядке оказания взаимной международной правовой помощи положения о разумном и допустимом сроке ее предоставления, в том числе связанные с международным розыском, замораживанием и (или) арестом и конфискацией преступных активов.

Библиография
1.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ)
2.
Договор между Российской Федерацией и Соединенными Штатами Америки о взаимной правовой помощи по уголовным делам // Бюллетень международных договоров. – 2003. – № 2. – С. 46-53.
3.
Конвенция ООН о борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ // Сборник международных договоров СССР и Российской Федерации, Вып. XLVII. − М., 1994. – С. 133-157.
4.
Конвенция ООН против коррупции // Собрание законодательства РФ. – 2006. – № 26. – Ст. 2780.
5.
Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности // Собрание законодательства РФ. – 2004. – № 40. – Ст. 3882.
6.
Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности // Собрание законодательства РФ. – 2003.
7.
Money-Laundering and Globalization. UN // [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/vt3QysU (дата обращения: 28.05.2020).
8.
No Dirty Money. The Swiss Experience in Returning Illicit Assets // Federal Department of Foreign Affairs (FDFA), General Secretariat GS-FDFA. Switzerland, 2018. – p. 8-9.
9.
Rudolf Wyss Proactive cooperation within the mutual legal assistance procedure // Gretta Fenner Zinkernagel Charles Monteith & Pedro Gomes Pereira. Basel Institute on Governance. Peter Lang AG, International Academic Publishers, Bern, 2013. – P. 106.
10.
Stolen Asset Recovery Initiative // [Электронный ресурс]. URL: http://www.star.worldbank.org/corruption-cases/ (дата обращения: 28.05.2020).
11.
Stolen Asset Recovery Initiative: Challenges, Opportunities and Action Plan // [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/st3Qp7t (дата обращения: 28.05.2020).
12.
В ЦБ рассказали о незаконно выведенных из России за год 78 млрд руб. РБК // [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/rt3QhPR (дата обращения: 28.05.2020).
13.
Глазьев C.Ю. О глубинных причинах нарастающего хаоса и мерах по преодолению экономического кризиса // [Электронный ресурс]. URL: http://www.fa.ru/Documents/Glaziev_Chaos.pdf (дата обращения: 16.06.2020).
14.
Глумин М.П. Международно-правовая помощь по уголовным делам как институт уголовно-процессуального права России: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2002. – С. 11.
15.
Гриненко А.В. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: постатейный научно-практический комментарий: учебное пособие. – Москва: Проспект, 2017. – С. 966.
16.
Гурьева И.С. Проблемы нелегального оттока капитала из России и пути решения // Экономика и менеджмент инновационных технологий. – 2017. – № 10 [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/jt3Qz6T (дата обращения: 28.03.2020).
17.
Кунев Д.А. О мерах, принимаемых следственными органами Следственного комитета Российской Федерации, по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, незаконному выводу денежных средств за рубеж // Генеральная прокуратура Российской Федерации; Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации. – М., 2015. – С. 137.
18.
Кунев Д.А. Противодействие перемещению преступных активов за рубеж и их возврат в Российскую Федерацию: уголовно-процессуальные аспекты: дис. … кан. юрид. наук.-М., 2019. – 289 с.
19.
Лузянина С.А. Понятие правовой помощи по уголовным делам и ее содержание // Юридические науки. – 2017. – № 10. / [Электронный ресурс]. URL: http://www.novaum.ru/public/p389/ (дата обращения: 28.05.2020).
20.
Милинчук В.В. Институт правовой помощи по уголовным делам. Действующая практика и перспективы развития. – М.: Юрлитинформ, 2001. – С. 19.
21.
Никольский С.Ю. Росфинмониторинг в системе противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма: административно-правовой аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2011. – С. 12
22.
Отчет о деятельности Росфинмониторинга за 2018 год // [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/nt3Qbwf (дата обращения: 28.05.2020).
23.
Состояние преступности в России за 2018 год // [Электронный ресурс]. URL: http://www.мвд.рф/reports/item/16053092/Sostoyanie_prestupnosti_2018.pdf/ (дата обращения: 28.05.2020).
24.
Филимонов М.И. Роль Банка России в системе финансового мониторинга в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2006. – С. 9.
25.
ЦБ оценил чистый отток капитала из России в 2019 году в 26,7 млрд долларов. Banki.ru // [Электронный ресурс]. URL: https://cutt.ly/Lt3QPld (дата обращения: 28.05.2020).
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993) (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30.12.2008 N 6-FKZ, ot 30.12.2008 N 7-FKZ, ot 05.02.2014 N 2-FKZ, ot 21.07.2014 N 11-FKZ)
2.
Dogovor mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Soedinennymi Shtatami Ameriki o vzaimnoi pravovoi pomoshchi po ugolovnym delam // Byulleten' mezhdunarodnykh dogovorov. – 2003. – № 2. – S. 46-53.
3.
Konventsiya OON o bor'be s nezakonnym oborotom narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv // Sbornik mezhdunarodnykh dogovorov SSSR i Rossiiskoi Federatsii, Vyp. XLVII. − M., 1994. – S. 133-157.
4.
Konventsiya OON protiv korruptsii // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2006. – № 26. – St. 2780.
5.
Konventsiya OON protiv transnatsional'noi organizovannoi prestupnosti // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2004. – № 40. – St. 3882.
6.
Konventsiya Soveta Evropy ob otmyvanii, vyyavlenii, iz''yatii i konfiskatsii dokhodov ot prestupnoi deyatel'nosti // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2003.
7.
Money-Laundering and Globalization. UN // [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/vt3QysU (data obrashcheniya: 28.05.2020).
8.
No Dirty Money. The Swiss Experience in Returning Illicit Assets // Federal Department of Foreign Affairs (FDFA), General Secretariat GS-FDFA. Switzerland, 2018. – p. 8-9.
9.
Rudolf Wyss Proactive cooperation within the mutual legal assistance procedure // Gretta Fenner Zinkernagel Charles Monteith & Pedro Gomes Pereira. Basel Institute on Governance. Peter Lang AG, International Academic Publishers, Bern, 2013. – P. 106.
10.
Stolen Asset Recovery Initiative // [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.star.worldbank.org/corruption-cases/ (data obrashcheniya: 28.05.2020).
11.
Stolen Asset Recovery Initiative: Challenges, Opportunities and Action Plan // [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/st3Qp7t (data obrashcheniya: 28.05.2020).
12.
V TsB rasskazali o nezakonno vyvedennykh iz Rossii za god 78 mlrd rub. RBK // [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/rt3QhPR (data obrashcheniya: 28.05.2020).
13.
Glaz'ev C.Yu. O glubinnykh prichinakh narastayushchego khaosa i merakh po preodoleniyu ekonomicheskogo krizisa // [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.fa.ru/Documents/Glaziev_Chaos.pdf (data obrashcheniya: 16.06.2020).
14.
Glumin M.P. Mezhdunarodno-pravovaya pomoshch' po ugolovnym delam kak institut ugolovno-protsessual'nogo prava Rossii: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – N. Novgorod, 2002. – S. 11.
15.
Grinenko A.V. Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii: postateinyi nauchno-prakticheskii kommentarii: uchebnoe posobie. – Moskva: Prospekt, 2017. – S. 966.
16.
Gur'eva I.S. Problemy nelegal'nogo ottoka kapitala iz Rossii i puti resheniya // Ekonomika i menedzhment innovatsionnykh tekhnologii. – 2017. – № 10 [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/jt3Qz6T (data obrashcheniya: 28.03.2020).
17.
Kunev D.A. O merakh, prinimaemykh sledstvennymi organami Sledstvennogo komiteta Rossiiskoi Federatsii, po protivodeistviyu legalizatsii (otmyvaniyu) dokhodov, poluchennykh prestupnym putem, nezakonnomu vyvodu denezhnykh sredstv za rubezh // General'naya prokuratura Rossiiskoi Federatsii; Akad. Gen. prokuratury Ros. Federatsii. – M., 2015. – S. 137.
18.
Kunev D.A. Protivodeistvie peremeshcheniyu prestupnykh aktivov za rubezh i ikh vozvrat v Rossiiskuyu Federatsiyu: ugolovno-protsessual'nye aspekty: dis. … kan. yurid. nauk.-M., 2019. – 289 s.
19.
Luzyanina S.A. Ponyatie pravovoi pomoshchi po ugolovnym delam i ee soderzhanie // Yuridicheskie nauki. – 2017. – № 10. / [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.novaum.ru/public/p389/ (data obrashcheniya: 28.05.2020).
20.
Milinchuk V.V. Institut pravovoi pomoshchi po ugolovnym delam. Deistvuyushchaya praktika i perspektivy razvitiya. – M.: Yurlitinform, 2001. – S. 19.
21.
Nikol'skii S.Yu. Rosfinmonitoring v sisteme protivodeistviya otmyvaniyu deneg i finansirovaniyu terrorizma: administrativno-pravovoi aspekt: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – Rostov-na-Donu, 2011. – S. 12
22.
Otchet o deyatel'nosti Rosfinmonitoringa za 2018 god // [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/nt3Qbwf (data obrashcheniya: 28.05.2020).
23.
Sostoyanie prestupnosti v Rossii za 2018 god // [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.mvd.rf/reports/item/16053092/Sostoyanie_prestupnosti_2018.pdf/ (data obrashcheniya: 28.05.2020).
24.
Filimonov M.I. Rol' Banka Rossii v sisteme finansovogo monitoringa v Rossiiskoi Federatsii: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2006. – S. 9.
25.
TsB otsenil chistyi ottok kapitala iz Rossii v 2019 godu v 26,7 mlrd dollarov. Banki.ru // [Elektronnyi resurs]. URL: https://cutt.ly/Lt3QPld (data obrashcheniya: 28.05.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом представленной на рецензирование рукописи стала защита экономических интересов России, в части ввиду незаконного оттока капитала. Автор также уделил внимание в публикации вопросу международного сотрудничества России с другими странами на предмет пресечения преступного перемещения финансовых активов. В качестве методов научного познания в публикации использованы общенаучные методы – логический, синтеза и анализа, моделирования, а также специальные юридические методы, в частности, формально-юридический, сравнительно-правовой. Актуальность темы исследования объясняется важностью правовой охраны экономических интересов России, необходимостью повышения эффективности борьбы с преступностью, обеспечения соблюдения на территории Российской Федерации валютного законодательства, в частности требования о репатриации резидентами валютной выручки. Научная новизна видится в предложениях автора по выделению основных стадий возврата российских активов из-за рубежа, целесообразность и важность проведения предварительных консультаций между компетентными правоохранительными органами стран-членов международных конвенций и договоров о юридической взаимопомощи по вопросам выявления и возврата преступных активов в страну их вывоза. Также кажется значимым выводы автора о необходимости проведения ряда совершенствований финансово-правового регулирования финансового мониторинга, направленного на противодействие выводу активов в иностранные юрисдикции и их возврату. Структурно публикация разделена на три части. В первой части автор описывает существующую проблему вывоза капитала. В подтверждение своих выводов приводит убедительные данные организации объединенных наций. Во второй части подробно исследуются международные конвенции, обеспечивающие защиту интересов стран – участников. Здесь же автор обращает внимание не терминологические неточности переводов текстов конвенций, препятствующие борьбе с преступностью в рассматриваемом секторе. В третьей части автор формулирует свои предложения по улучшению правовой охраны инвестиций и капиталов и препятствованию их вывоза за рубеж. В качестве положительных сторон работы отметим мощную источниковую базу, подтверждение теоретических выводов данными статистики, аккуратность и грамотность изложения материла. В качестве недостатков можно указать, на то, что на взгляд рецензента, автор допустил смешение в одном материале нескольких проблем и соответственно путей их решения. В частности, автор объединяет в одно следующие абсолютно разноплановые вопросы, во-первых, невыполнение обязанностей резидентов РФ по репатриации валютной выручки, во-вторых, вывод доходов от преступной деятельности, в-третьих, законный вывоз капиталов из России в иностранные юрисдикции с более выгодным режимом налогообложения. И соответственно, эти разноплановые проблемы обеспечения социально-экономических интересов России требуют разных решений. Кроме того, используемые им в работе международные конвенции в большей части направлены на борьбу именно с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Тем не менее, достоинства публикации перевешивают. На основании изложенного, полагаем, что рукопись может быть интересна для широкого круга читателей, выполнена на высоком профессиональном уровне, в связи с чем, рекомендуем к опубликованию.