Читать статью 'Именование Бога в Библии и доктрина «Свидетелей Иеговы» (критический обзор проблематики)' в журнале Филология: научные исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1908,   статей на доработке: 354 отклонено статей: 433 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Филология: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Именование Бога в Библии и доктрина «Свидетелей Иеговы» (критический обзор проблематики)

Шукуров Дмитрий Леонидович

доктор филологических наук

профессор кафедры истории и культурологии ФГБОУ ВО "Ивановский государственный химико-технологический университет"

153000, Россия, Ивановская область, г. Иваново, Шереметевский проспект, 7

Shukurov Dmitrii Leonidovich

Doctor of Philology

Professor of the Department of History and Cultural Research at Ivanovo State University of Chemistry and Technology

153000, Russia, Ivanovskaya oblast', g. Ivanovo, Sheremetevskii prospekt, 7

shoudmitry@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0749.2020.2.32499

Дата направления статьи в редакцию:

30-03-2020


Дата публикации:

13-04-2020


Аннотация.

Предметом исследования является проблема номинации Бога в библейских текстах. В статье в лингвистическом ракурсе рассматривается религиозная доктрина запрещённой на территории РФ псевдохристианской организации «Свидетели Иеговы» («Jehovah's Witnesses»), спекулятивное учение которой оказывает деструктивное влияние на общество. «Свидетели Иеговы» наделяют эксклюзивным значением библейское имя, имплицитно представленное в тетраграмматоне (YHWH), а эксплицитно – в средневековой масоретской версии огласовки Иегова (на самом деле ошибочной). За внешней стороной сектантской доктрины скрыт полемический выпад, направленный на именования, присущие Иисусу Христу в Новом Завете, так как провозглашение Иисуса в текстах на греческом языке Господом (ὁ Κύριος), является, если следовать сектантской логике, всего лишь титульной номинацией, низводящей Самого Христа на уровень особо почитаемых праведников или пророков. Для осуществления исследовательских задач были задействованы методологические системы сравнительно-исторического, типологического и сопоставительного языкознания. Оригинальность предложенного научного подхода состоит в том, что для решения этих задач использовались также методологические принципы лингвистической герменевтики и библейской экзегетики. Новизна научного исследования заключается в том, что принципы номинации Бога в библейских текстах изучаются с лингвокультурологической точки зрения. Делается вывод о том, что спекулятивное учение лжехристианской религиозной организации построено на сознательно искажённых или неточных трактовках перевода имени Бога. Филологическое исследование принципов номинации Бога в библейских текстах не только углубляет понимание религиозных доктрин, принадлежащих традиционным христианским конфессиям, но и даёт возможность критически оценивать спекулятивные учения псевдохристианских организаций.

Ключевые слова: языки Библии, имя Бога, тетраграмматон, христианская ономатология, псевдохристианство, Свидетели Иеговы, Ветхий Завет, Новый Завет, классические языки, лингвистическая герменевтика

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 18-012-00041 «Филологическое исследование принципов номинации Бога в библейских и литургических текстах».

Abstract.

The subject of this research is the question of the name of God in biblical texts. From the linguistic perspective, the author reviews the religious doctrine of the banned in the Russian Federation pseudo-Christian organization Jehovah’s Witnesses, which speculative teaching has a destructive impact upon the society. This community endows a biblical name with exclusive meaning that is implicitly presented in Tetragrammaton (YHWH), and explicitly – in the medieval Masoretic version of vowel marking Jehovah (in fact, erroneous). Beyond the sectarian doctrine hides the polemical rhetoric, aimed at the names of Jesus Christ in the New Testament, since the proclamation of Jesus as Good (ὁ Κύριος)in the Greek Language, according to sectarian logic, is merely a titular nomination, relegating Christ Himself to the level of most venerated righteous men and prophets. The scientific novelty consists in the thesis that the principles of nomination of God in biblical texts are studied from the linguoculturological perspective. The conclusion is made that speculative teaching of pseudo-Christian religious organization is structured on the wittingly distorted and inaccurate interpretations of translation of the name of God. Philological research of the principles of nomination of God in biblical texts not only exacerbates the understanding of the religious doctrines belonging to the traditional Christian confessions, but also allows to critically assess the speculative teachings of pseudo-Christian organizations.

Keywords:

classical languages, new Testament, old Testament, Jehovah's Witnesses, pseudo-Christianity, Christian onomatology, Tetragrammaton, name of God, languages of the Bible, linguistic hermeneutics

Филологическое исследование принципов номинации Бога в библейских текстах не только углубляет понимание религиозных доктрин, принадлежащих традиционным христианским конфессиям, но и даёт возможность критически оценивать спекулятивные религиозные учения псевдохристианских организаций, оказывающих деструктивное влияние на общество. Одним из наиболее известных в этом отношении псевдохристианских учений является доктринальная система запрещённой на территории России организации «Свидетели Иеговы» («Jehovah's Witnesses»), в названии которой (закрепившемся вопреки многочисленным её «переименованиям») отражено искажённое представление о библейском имени Бога.

Главный пункт этой доктрины – исключительное значение библейского имени «Иегова», которое объявляется единственным именем Бога и представляет подлинный путь к богопознанию, а, следовательно, и к спасению человека.

Собственное личное имя (nomen proprium) Бога нивелирует значимость всех прочих именований библейского Бога. У единого и единственного Бога, утверждают представители этой религиозной организации, есть одно и единственное собственное имя, являющееся священным, поскольку именно оно выражает божественную сущность. В подтверждение своего учения о едином Боге и его единственном имени «Свидетели Иеговы» приводят библейский текст из книги пророка Захарии: «И Господь будет Царём над всею землёю; в тот день будет Господь един, и имя Его едино » (Захария 14:9). (Библейские тексты здесь и далее цитируются по Синодальному переводу: Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. М., 1988). Все прочие именования являются, по терминологии сектантов, «титульными», т.е. выражающими те или иные признаки и свойства Бога, но не определяющими сущность. (Титульные именования в принципе являются определением статуса субъекта, но не относятся к его сущностному содержанию).

Именно поэтому «Свидетели Иеговы» наделяют эксклюзивным значением библейское имя, имплицитно представленное в тетраграмматоне (YHWH), а эксплицитно – в средневековой масоретской версии огласовки Иегова (на самом деле ошибочной – о чём ниже). Священное имя является единственным, прочие именования Бога встречающиеся в Библии (Всемогущий , Всевышний , Саваоф, Господь и др.) являются титульными. Титульные именования не являются в полном смысле именами, а понимаются в качестве атрибутивных определений.

За внешней стороной сектантской доктрины скрыт полемический выпад, направленный, прежде всего, на именования, присущие Иисусу Христу в Новом Завете, так как провозглашение Иисуса в текстах на греческом языке Господом (ὁ Κύριος ), является, если следовать сектантской логике, всего лишь титульной номинацией, низводящей Самого Христа на уровень особо почитаемых праведников или пророков. Такие именования Иисуса как Искупитель , Судия , Царь , Альфа и Омега , Спаситель и, наконец, Господь , отсылающие в новозаветном контексте к ветхозаветной божественной ономатологии, утрачивают в интерпретации «Свидетелей Иеговы» свою сакральную значимость, поскольку трактуются в качестве образно-метафорических характеристик или просто эпитетов, относящихся к человеческой личности Иисуса (т.е. не свидетельствующих, по логике сектантов, о божественной природе Христа).

В лучшем случае эти именования воспринимаются в качестве указаний на особый статус проповеди Иисуса Христа или на его миссию как посланника Бога, но совершенно исключают обозначение божественной природы, богосыновства и богоравности , т.е. тех характеристик, которые являются доктринально обязательными для ортодоксального христианства. Таким образом, через десакрализацию фигуры Иисуса Христа, безусловно, обесценивается христианская доктрина Святой Троицы, т.е. предпринимается попытка разрушить само догматическое основание Христианской Церкви.

Согласно учению «Свидетелей Иеговы», Христос именуется Господом (ὁ Κύριος ) в значении Господин, т.е. Хозяин, Владыка, Царь [1]. Такое использование слова ὁ Κύριος , действительно, было характерно для греческого языка эпохи раннего христианства. Этим титулом именовали языческих божеств, а также римского императора, которому оказывалось религиозное почитание как божеству. Одной из причин гонений на христиан в Римской империи был их отказ признавать культ императора. Эта коллизия лежала в основе противопоставления истинного Господа прочим господам , т.е. божествам языческого пантеона, в том числе и обожествляемой фигуре императора.

По наблюдениям авторитетных библеистов (A. Deissman [2], R. C. H. Lenski [3]), апостол Павел использует слово Κύριο ς, широко распространённое в античном мире в качестве титульного обозначения богов и императоров, по отношению ко Христу осознанно, поскольку таким образом подчёркивает, что Иисус является единственным Господином для христиан: «Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, так как есть много богов и господ много, – но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им » (1 Кор. 8:5,6).

«Свидетели Иеговы», игнорируя противительную синтаксическую конструкцию в этом пассаже, делают акцент в интерпретации на различении Бога и Иисуса. Однако синтаксическая структура апостольской фразы основана именно на противопоставлении языческих богов и их идолов Богу Отцу и Иисусу. Апостол Павел вполне осмысленно противопоставляет «многим богам и господам» единственного Бога-Отца и единого с Ним Господа Иисуса Христа.

Библейские текстологические исследования (G. Dalman [4], W. Bousset [5], W. W. Baudissin [6], J. A. Fitzmyer [7], L. W. Hurtado [8], G. Quell [9], H. Bietenhard [10] и др.) доподлинно установили, что Господом Иисуса Христа уже в самом начале I века именовали и палестинские христиане, и ранние грекоязычные иудео-христиане, подчёркивая именно его божественное происхождение и противопоставляя всем иным «господам»: «… последовательное употребление термина kyrios в Евангелиях как до, так и после смерти и Воскресения отражает веру общины в единство личности исторического Иисуса и воскресшего Господа. Использование термина kyrios в религиозном значении, несомненно, воспринималось как указание на божественность Иисуса, особенно в восточных областях Римской империи и в языческой среде. <…> Изученные нами данные подтверждают, что высокая христология ранней христианской Церкви не была следствием развития, наступившего лишь в конце I в. н.э.» [11].

В посланиях апостола Павла именование Иисуса Господом маркирует именно религиозный контекст этого словоупотребления (Эф. 4:5). В послании коринфянам он называет общину верующих «призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте » (1Кор.1:2). Призывание имени – типичная для ветхозаветного богослужения формула сакральной инвокации. В данном случае использование этой формулы указывает на молитвенное поклонение Иисусу Христу как Богу. Примером молитвенного призывания Иисуса Христа является в этом послании сохранённое апостолом без перевода арамейское выражение marana tha [маранафа], означающее «приди Господи!» (или «Господь пришёл!») (1 Кор. 16:22, ср. Отк. 22:20): «Можно предложить три основных способа понимания оборота marana tha : 1) “Господи, приди”; 2) “Наш Господь пришёл” и 3) пророческий перфект, “Господь придёт”» [Там же].

На произношение тетраграмматона уже к I веку был наложен строжайший запрет (четырёхбуквенное имя мог произносить только первосвященник в Иерусалимском Храме, в Святая Святых, один раз в году на праздник Йом-Кипур – «День искупления» (‏יוֹם כִּיפּוּר‏‎)). Поэтому при чтении и общении у евреев было принято использовать иноименный заместитель – Адонаи (אֲדֹנָי, т.е. Господь мой) (на арамейском языке –«Mara» (сир. måryå ) [Марэ ], на греческом – Κύριο ς).

Таким образом, с уверенностью можно констатировать, что для евреев той эпохи (как палестинских, так и грекоязычных евреев рассеяния) слово Господь имело статус имени Бога и использовалось в качестве его иноменного заместителя. Обращение Господь на еврейском, арамейском и греческом языках было распространённым и освящённым традицией обычаем. В современной библеистике этот факт подтверждается свидетельствами из писаний Иосифа Флавия, Филона Александрийского, а также из кумранских рукописей, таргумов и текстов второканонических книг [12, p. 222-223]. Так что использование апостолом Павлом именования Господь по отношению ко Христу означало признание его божественной личностью, соотносимой с Богом тетраграмматона и равной Ему:«если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься » (Рим.10:9).

В действительности в библейских текстах встречаются различные именования Бога: «Эль» (אֵל – переводят как «Бог» (Нав.3:10)), или «Владыка» (Быт.15:2)), «Шаддай» ( שַׁדָּי – «Всемогущий» (Быт.17:1)), «Эль-йон» ( עֶלְיוֹן – «Всевышний» (Чис.24:16)), «Олам» ( עוֹלָם – «Вечный» (Ис.40:28)), «Цебаот» ( צְבָאוֹת – «Саваоф» ; переводят как «войска» , «воинства» (1 Цар.1:3)). В числе других иноименных заместителей встречаются следующие: בּוֹרֵא – «Творящий» (Ис.40:28); אֲבוֹתֵינו אֱלֹהֵי – «Владыка (Бог) отцов наших» (1 Езд.7:27); הַכָּבוֹד מֶלֶךְ – «Царь Славы» (Пс.23:8,10); עזּוּז – «Сильный» , גִּבּוֹר – «Герой (Пс.23:8); עִבְרִיִּים אֱלֹהֵי – Владыка (Бог ) евреев (Исх.3:18); יִשְׂרָאֵל עִבְרִיִּים אֱלֹהֵי – Владыка (Бог ) Израиля» (Исх.24:10); הַשָּׁמַיִם אֱלֹהֵי – «Владыка (Бог ) небес» (Быт.24:7); אֵל חַי – «Владыка (Бог ) Живой» (Нав.3:10); שָׁמַיִם – «Небеса» (Дан.4:22-23; Лк.15:18,21); הָאֶחָד – «Один» (ср. Ин.5:44). (См. подробную классификацию божественных имён в труде Р.А. Смородинова [13, с. 75]).

В иудаистской традиции особое значение имеет почитание, воздаваемое священному имени – «Шем» (הַשֵּׁם [ha - Shem ], т.е. «Это Имя »).

Эти и другие именования, действительно, характеризуют Бога со стороны его деятельного участия в жизни еврейского народа или конкретных проявлений и признаков. В библейском иврите прономинации и эпитеты, относящиеся к Богу, функционируют в качестве имён, поэтому все перечисленные именования Бога и в иудейской традиции, и в христианской традиции считаются именами Бога. Св. Ефрем Сирин называл данную категорию «заимствованными» именами, имея в виду, что люди именуют Бога на земном человеческом языке, а Бог как бы заимствует у людей это именование, принимая его. (По данной теме см. главу «Сирийская традиция» [«Преподобный Ефрем Сирин »] в труде митрополита Илариона (Алфеева) [14, с. 108-112]; а также недавно опубликованную работу Дж. Бера [15]).

Однако к особой категории относится богооткровенное имя библейской книги Исход (Исх.3:14) אהיה («Я есмь, пребываю » перевод Ю.А. Вестеля [16]), которое переводится в Септуагинте греческим причастием «ὁ ὤν» (Существующий , Сущий ) и соотносится с тетраграмматоном יהוה (YHWH). «Имя-глагол» в Исх. 3:14, претендующее на статус имени собственного (nomen proprium) Бога, на научном языке лингвистики является прономинацией (т.е. описательной конструкцией с использованием обстоятельства или существенного признака, относящихся к характеризуемому лицу). В тексте Исх. 3:15 уточняется прономинация Исх. 3:14 [17, с. 165-166]. У библеистов не остаётся сомнений в том, что имена Бога, упомянутые в 14 и 15 стихах 3 главы книги Исход, являются близкими или практически идентичными [18].

В 6 главе Исхода встречается ещё одно пояснение – от 1-го лица: «Я являлся Аврааму, Исааку и Иакову как Бог Всемогущий, а под именем YHWH («Иегова», «Яхве», «Сущий» – Д.Ш.) не открылся им» (Исх. 6:3). Бог идентифицирует себя в этом высказывании с Богом предков еврейского народа – Авраама, Исаака и Иакова. Имя «Яхве» встречается также во второй главе книги Бытия (2:4). Однако до этого момента в Библии Бог именуется «Элохим» (‏אלוהים‎‏‎‎). Существуют различные объяснения этой вариативности именования. Наиболее известной является достаточно хорошо обоснованная «документальная гипотеза» (или иначе «редакционная» концепция), согласно которой текст библейского Пятикнижия формировался как историческое напластование разных письменных источников, получивших обозначение в библеистике по признаку употребления имён Яхве и Элохим – «Яхвист» (условное обозначение – J; от нем. «Jehovist»), «Элогист» (условное обозначение – E; от нем. «Elohist»); дополняют этот ряд обозначений так называемый «Священнический кодекс» (условное обозначение – P; от нем. «Priesterkodex») и тексты Второзакония (условное обозначение – D; от лат. «Deuteronomium»). Отсюда и такой разнобой в повествовательных элементах и несистемное, на первый взгляд, использование божественных именований. Однако заслуживает особого внимания гипотеза, которую можно назвать «педагогической». В целом она не противоречит предположению теории источников. В первой главе книги Бытия повествование посвящено акту творения мироздания Богом, который нарекается именем Элохим , связываемым с божественным величием и справедливостью. Во второй главе книги Бытия главной фигурой повествования становится человек, и именно здесь Бог именуется Яхве – именем, которое ассоциируется с милостью Божией. Таким образом, чередование в библейском повествовании описаний с различными проявлениями божественных свойств обуславливает и смену именований Бога. Бог, открывающийся под именем Яхве , в нравственно-педагогическом плане противопоставлен «Богу отцов» – Элохим , как «Бог милости и любви» «Богу справедливости и правды». Тем не менее, это единый Бог, постепенно раскрывающийся в библейской истории под различными именами, проявляющими те или иные его свойства.

Русский религиозный философ В.С. Соловьёв, интерпретируя библейские именования Бога, акцентировал внимание на постепенном характере раскрытия единого Божества в истории богоизбранного народа, что имело, с его точки зрения, промыслительное и нравственно-педагогическое значение [19, 20]. Эту же мысль развивал архиепископ Феофан (Быстров) в сочинении, посвящённом филологическому изучению ветхозаветного имени Бога [21]. (См. опубликованную нами статью на эту тему [22]).

Таким образом, Бог, обладающий бесконечным множеством свойств и проявлений, именуется в соответствии с ними различными именами. Тем не менее богооткровенное имя (YHWH) принято считать личным именем, имеющим особый статус, поскольку оно открыто Самим Богом (по вере иудеев и христиан) и является выражением сверхъестественной природы его Абсолютной Личности. Однако особый статус имени YHWH не делает его единственным именем и не исключает наличия возможности других именований. По этой же причине сложный историко-филологический вопрос о фонетической реконструкции его вероятного произношения не является для ортодоксального христианства определяющим и доктринально важным. Суть ономатологической коллизии, сложившейся вокруг библейского имени Бога, отнюдь не сводится к проблеме звуков или букв, его составляющих, а касается, прежде всего, им именуемого смысла: традиции перевода древнееврейской конструкции Исх. 3:14 различны; условно их можно свести к Септуагинте (ὁ ὤν / Существующий , Сущий / ) и Вульгате (ego sum qui sum / Я есть Тот, кто Я есть / ). Подчеркнём, что внешней, фонетически и морфологически явленной форме имени Бога в ортодоксальном христианстве не придаётся фундаментального значения. Имя являет сущность, указывает путь к постижению Бога, т.е. к познанию бесчисленных божественных свойств, которые также открываются посредством прочих именований. Знаем мы или нет, как правильно произносился священный тетраграмматон, – это не приближает нас к истине христианской веры. Произношение тетраграмматона – вопрос сугубо научной эвристики.

В семитской традиции имя и его носитель отождествляются. Поэтому имя Бога и сам Бог часто заменяют друг друга в формульных конструкциях молитвенного призывания (инвокации), встречающихся в библейских текстах, их переводах на семитские языки (например, в таргумах), в литургических текстах восточнохристианских (ориентальных) традиций. Определённая степень дифференциации между «именем Божиим» и Самим Богом присутствует в православном богословии византийской традиции, в частности, в богословии отцов-каппадокийцев. Это различение возникло под влиянием греческой философии – платонизма и неоплатонизма, а также благодаря греческому переводу Библии – Септуагинте: формульная грамматико-синтаксическая конструкция еврейского текста Исх 3:14 трансформировалась в греческом переводе, и образовалась причастная форма ὁ ὤν (Существующий , Сущий ), фигурирующая в текстах в качестве богооткровенного имени. С точки зрения сектантского учения, это искажение, которому не следует доверять. Однако если мы принимаем самоочевидное положение православной доктрины о том, что имя Бога не является единственным, а его формальное выражение в звуках, буквах и грамматических формах есть лишь корректный способ означивания и дифференцирования между именем и его сущностью, то вопрос о единственности имени и единственности его звучания приобретает факультативное значение. Формулы призывания (инвокации) и славословия имени Бога в библейских и литургических текстах возвещают славу Самого Бога, а не тех букв, звуков или морфологических форм, в которых воплощаются его имена.

Однако обратимся к фонетической стороне вопроса, так как она имеет ключевое значение в учении «иеговистов».

Итак, «Свидетели Иеговы» придают имени Бога первостепенное значение, ошибочно исходя из узкорационалистического постулата «один Бог – одно Имя». Поэтому для них принципиально важны и произносительные особенности библейского имени и установление точной фонетической реконструкции (Иегова , Яхве и т.п.).

Изначально, тетраграмматон – это консонантное четырёхбуквенное имя, требовавшее огласовки, но в силу сакрального запрета на произнесение, утратившее своё звучание ещё в древности. Соблюдая заповедь «н е произноси имени Бога напрасно » (Исх. 20:7), еврейский народ несколько веков до нашей эры не произносил тетраграмматон вслух (исключением, как было отмечено выше, являлась сакральная инвокация имени совершаемая первосвященником в Святая Святых Иерусалимского Храма единожды в год на праздник Йом-Кипур).

Разрушение Храма и период рассеяния привели к тому, что огласовку четырёхбуквенного имени (YHWH) в подлинном виде стало невозможно установить. Не сохранились и какие-либо древние письменные свидетельства, по которым можно было бы реконструировать звучание имени Бога.

Известно, что при чтении Священного Писания и богослужении евреи заменяли тетраграмматон словами Адонай (אֲדֹנָי), т.е. Господь , или Элохим (‏אלוהים‎‏‎‎), т.е. Бог . Таким образом, в большинстве традиций библейских переводов и в литургических текстах Церкви тетраграмматон замещается на Адонай или Элохим .

В Средние века масореты (хранители еврейской традиции) предприняли попытку провести правильную огласовку текста Св. Писания. Однако и в масоретской традиции был сохранён запрет на произношение тетраграмматона. Для его огласовки было принято правило читаемое (qere ) / написанное (ketib ), т.е. ряд табуированных слов огласовывались по модели слов-заместителей. Написанное в тексте священное слово произносилось посредством гласных замещающего слова. Тетраграмматон получил огласовку по модели слова Адонай (а в некоторых случаях – Элохим ).

Огласовка тетраграмматона YHWH (יהוה) в последовательности гласных в слове-заместителе Адонай (אֲדֹנָי) привела к известному и справедливо оспариваемому варианту имени Иегова , т.е. согласные Yod, He, Waw, He получили огласовку «Э»[д]«О»[н]«А» и так возникло сочетание YEHOWAH, трансформировавшееся в латинице в JEHOWAH. Ошибочный вариант произношения можно обнаружить уже в конце XVII века в Библии Короля Иакова.

Такой вариант огласовки стал наиболее распространённым и закрепился в христианской традиции в качестве имени Бога Иегова . Очевидно, что это имя является ошибочной реконструкцией в силу следующих фактов.

Правило qere /ketib , принятое за основу воссоздания звучания непроизносимого имени, свидетельствует о несовпадении написания и произношения тетраграмматона. Известны, как уже было отмечено, примеры огласовки тетраграмматона гласными слова Элохим , что создаёт прецедент разного звучания имени Бога уже в рамках самой масоретской традиции.

Фонетическая реконструкция Иегова исторически относится к эпохе Средневековья и связана с переводческой деятельностью христианских учёных, обратившихся к масоретскому тексту. Однако, во-первых, в иудейской традиции это имя никогда не использовалось, и, во-вторых, сами хранители иудейской традиции (масореты) осознавали, что тетраграмматон, огласованный гласными звуками слова Адонай , является иноименным заместителем, а отнюдь не подлинным именем Бога. Отметим, кроме этого, что не существует древних письменных источников, в которых имя Иегова фигурировало бы именно в данной произносительной форме. Таким образом, можно сделать вывод, что фонетическая реконструкция тетраграмматона как Иегова по факту ошибочна.

Христиане в эпоху Нового времени первоначально приняли эту огласовку, однако практически сразу с появлением библеистики как науки она была оспорена.

Действительно, с появлением на историческом горизонте XVII–XVIII веков библейской критики возникают текстологические опровержения такого варианта произношения тетраграмматона(например, в трудах Букстрофия (Buxtorfius) [23], Друзия (Drusius) [24] и некоторых других), что отмечается выдающимся русским библеистом начала ХХ века архиепископом Феофаном (Быстровым) (1872–1940). Автор уже упоминавшегося нами фундаментального труда по библейской экзегетике, посвящённого изучению библейского имени Бога («Тетраграмма, или Ветхозаветное Божественное имя יהוה», 1905) [21], обобщил филологические изыскания предшественников и более вероятной считал версиюпроизношения Jahveh ([Йахвэ]), предложенную Г. Эвальдом (H. Ewald) [25] и поддержавшими её немецкими гебраистами Э. Генстенбергом (E. W. Hengstenberg) [26] и Л. Рейнке (Laur. Dr. Reinke) [27].

Г. Эвальд обосновывал свою гипотезу на основе изучения раннехристианских источников, в которых встречаются сокращённые формы имени Бога (например, YAH ). В некоторых библейских текстах (например, Исх. 15,2; Пс. 67,5), действительно, используется сокращённая форма имени Бога. Кроме того, косвенные подтверждения дал анализ так называемых теофорных еврейских имён с окончаниями -yahu или -yah .

Так в библеистике закрепился наиболее вероятно реконструируемый вариант произношения богооткровенного имени – Яхве . Однако и этот вариант считается гипотетическим. И в западной, и в отечественной богословских традициях вариант Иегова использовался достаточно длительное время. (Отметим, в качестве показательного примера, что владыка Феофан (Быстров), являясь сторонником варианта Яхве , тем не менее нередко в своей работе пользовался традиционным для своего времени написанием имени Иегова ).

Вряд ли существует возможность установить окончательную и абсолютно подтверждённую версию произношения, так как для этого необходимы прямые текстуальные свидетельства. Учитывая консонантный характер древнееврейской письменной традиции, а также действие религиозного запрета на произношение сакрального имени в ветхозаветную эпоху и в иудаизме, научная фонологическая реконструкция тетраграмматона представляется маловероятной.

Ни ветхозаветные пророки, ни Сам Христос, ни апостолы, ни святые отцы Церкви не утверждали необходимость правильного произношения имени Бога, но настаивали на спасительности молитвенного делания и провозглашения божественного учения посредством прославления Бога в его именуемости, в его славе, в его Имени как иероглифе сущности.

Фрагмент из книги пророка Захарии («И Господь будет Царём над всею землёю; в тот день будет Господь един, и имя Его едино » (Захария 14:9)) понимать следует именно в ветхозаветной традиции тождества Бога и его имени, что предполагает в данном случае призыв к еврейскому народу отказаться от поклонения «иным богам», т.е. осуждение идолопоклонства: «И будет в тот день, говорит Господь Саваоф, Я истреблю имена идолов с этой земли, и они не будут более упоминаемы, равно как лжепророков и нечистого духа удалю с земли » (Зах. 13:2). Речь здесь, конечно, не идёт о единственном имени Бога, а об исключительности Самого Бога, его эксклюзивности, если хотите: «…они будут призывать имя Мое, и Я услышу их и скажу: “это Мой народ”, и они скажут: “Господь – Бог мой!” » (Зах. 13:9).

Таким образом, «Свидетели Иеговы» в своём учении намеренно или нет, но подтасовывают факты: Бог, действительно, является единым и единственным, однако именуется Бог по-разному. Библия, библейские переводы, литургические тексты православной и ориентальных традиций свидетельствуют о почитании всех божественных именований: богооткровенное имя (nomen proprium) Бога, «точные и совершенные» именования лиц Св. Троицы, «заимствованные» имена Бога – формируют совокупную систему божественной ономатологии христианства.

В ряде евангельских текстов Иисус Христос называет себя словами «Ἐγώ εἰμι» («Аз есмь»); т.е. именуя себя, Он произносит имя Бога в Исх 3:14. Данная конструкция, действительно, указывает на греческий перевод богооткровенного имени в Септуагинте: «Когда первосвященник спрашивает Иисуса, не Христос ли он, Сын Благословенного, он отвечает: Ego eimi . Это может быть простым утверждением: “Я”. И тем не менее его ответ вызывает обвинение в богохульстве – обвинение, которое было бы более понятным, если бы Христос назвался именем Божиим, а не просто утверждал, что он – Мессия» [28, с. 86]. Эта ситуация описана в Евангелиях от Марка (Мк. 14:62) и от Луки (Лк. 22:70). Христос произнёс то, что говорить запрещено заповедью и строжайшим ветхозаветным табу. Имя Яхве произнесено вне Храма и вне богослужебного контекста ветхозаветного жертвоприношения, поэтому «напрасно», «тщетно» (с точки зрения членов синедриона): «Тогда первосвященник, разодрав одежды свои, сказал: на что ещё нам свидетелей? Вы слышали богохульство; как вам кажется? Они же все признали Его повинным смерти » (Мк. 14:63-64).

Когда заповедь Бога из 20 главы книги Исход (Исх. 20:7) сообщает о запрете произнесения имени Бога, разумеется, имеется в виду это священное имя Бога, выраженное тетраграмматоном (что христиане привыкли озвучивать как «Яхве» , «Иегова» и т.п.). Именно это имя запрещено произносить «всуе». (Напомним, что в качестве замены употреблялось слово «Адонаи» (אֲדֹנָי), т.е буквально Господь ). Строго говоря, это запрет на употребление именно священного имени собственного Бога, а не просто его именований. Но тем не менее ветхозаветный человек находился в таких отношениях с Богом, в которых призывание имени Бога есть призывание Самого Бога.

Если человек произносит имя Бога, то Бог слышит, откликается и является к призвавшему, однако тот в свою очередь не обращает на Бога внимания, ничего не собирается изменять ни в себе, ни в бытии, так что призыв оказывается ложным. Вот что по ветхозаветным заповедям является недопустимым. Человек просто так, вне молитвенного обращения, призывания и славословия Бога, не может произносить священное имя, а если это происходит, то такое произнесение становится тщетным, бесплодным, пустым. Любое призывание божественного имени освящает бытие, изменяет бытие, меняет мир.

Таким образом, то самое священное имя, которое в ветхозаветные времена было Яхве , в евангельском благовестии преобразуется именем Иисуса Христа. Семантика древнееврейского имени ישוע /Иешуа/– «Яхве спасает /«Яхве есть спасение» и его дополнительной атрибуции «помазанник» в греческом переводе слова משׁיח (Машиах) (ср. с арамейским словом משיחא – Мешиха), то есть Мессия, определяет ортодоксальное христианское богословие имени Иисус Христос (греч. Ἰησοῦς Χριστός): «Посему и Бог превознёс Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца » (Фил 2:9-11).

Произнося имя Иисуса Христа, христиане веруют, что это имя обладает невероятной силой, что это имя животворно, что это имя имеет совершенно особый статус – его боятся демоны, им совершаются чудеса, им открывается воля Божия; именем Иисуса Христа благословляются люди, именем Божиим совершается таинство Евхаристии. Всё, что делают христиане, – утверждал православный мыслитель А. Ф. Лосев, – совершается призыванием имени Иисуса Христа: «Именем Божиим очищаемся от грехов и спасаемся, именем Божиим совершаются таинства, именем Божиим действенна вся Церковь, как место нашего спасения» [29, с. 61].

«Свидетели Иеговы» выстраивают спекулятивное учение на сознательно искажённых или неточных трактовках перевода имени Бога, что вызывает серьёзную озабоченность у ортодоксальных христиан и требует культурно-стратегического реагирования и интеллектуального ответа. Выразим надежду, что представленный исследовательский материал укрепит научные доводы и аргументы в полемике с сектантской псевдохристианской и раскольнической идеологией.

Библиография
1.
Сторожевая башня: возвещает царство Иеговы. Brooklyn, N. Y.: Wachtturm Bibel-und Traktat-Gesellschaft der Zeugen Jehovae, 1994. Vol. 115, 1.06.1994. С. 28-31.
2.
Deissmann Α. Light from the Ancient East. The New Testament Illustrated by Recently Discovered Texts of the Graeco Roman World (4th ed.; Grand Rapids: Baker, 1978; reprint of 1927 ed.).
3.
Lenski R. C. H.The Interpretation of I Corinthians (Lenski's Commentary on the New Testament (LCNT)). Augsburg: Fortress Press, 2008. 792 p.
4.
Dalman G. Die Worte Jesu: mit Berücksichtigung des nachkanonischen jüdischen Schrifttums und der aramäischen Sprache, Band 1. Leipzig: J.C. Hinrichs, 1898. 319 p.
5.
Bousset W. Kyrios Christos. Geschichte des Christusglaubens von den Anfängen des Christentums bis Irenaeus. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1913. 474 p.
6.
Baudissin W. W. (Graf von). Kyrios als Gottesname im Judentum. 4 Bd. Giessen, 1929.
7.
Fitzmyer J. A. The Semitic Background of the New Testament Kyrios Title // A Wandering Aramaen: Collected Aramaic Essays. Missoula: Scholars Press, 1979, pp. 115-42.
8.
Hurtado L. W. Lord Jesus Christ: Devotion to Jesus in Earliest Christianity. Grand Rapids: Eerdmans, 2003. xxii + 746 pp.
9.
Quell G. Kyrios // Theological Dictionary of the New Testament. V. III. p. 1066.
10.
Bietenhard H. “Lord, Master” // The New International Dictionary of New Testament Theology. Vol. 2, ed. Collin Brown. Grand Rapids, Michigan: Zondervan, 1976. pp. 508-519.
11.
Словарная статья «Господь» [B. Witherington III] // Иисус и Евангелия: Словарь / Под ред. Джоэля Грина [и др.; Пер. с англ. Андрей Бакулов и др.]. М.: ББИ, 2003. 826 с.
12.
Fitzmyer J. A. To Advance The Gospel. New Testament Studies. Second Edition. Grand Rapids, Michigan / Cambridge, U.K.1998. 421 p.
13.
Хазарзар Р. (Смородинов Р.А.) Сын Человеческий. Волгоград: ПринТерра-Дизайн, 2004. 624 с.
14.
Иларион (Алфеев), епископ Керченский. Священная тайна Церкви: Введение в историю и проблематику имяславских споров. В 2 т. СПб.: Алетея, 2002. 1231 с.
15.
Бер Дж. Что общего у Александрии с Нисибином? Преподобный Ефрем Сирин и Ориген об именах Христа // Электронный ресурс [Режим доступа]: http://acoe.ru/2019/11/10/dzhon-ber-chto-obshhego-u-aleksandrii-s-nisibinom (Дата обращения: 13.01.2020).
16.
Вестель Ю. А. «Неименуемое Имя». Очерки об Имени Божием // Религия в Украине [Электронный ресурс] URL: https://www.religion.in.ua/main/bogoslovya/14282-neimenuemoe-imya-ocherki-ob-imeni-bozhiem.html. (дата обращения: 29.04.2019).
17.
Селезнёв М. Г. Самоопределение Бога в Исх 3:14: «Я есмь Сущий» или «Я Тот, кто Я есть». Экзегеза современных интерпретаторов и грамматика древних текстов // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2017. № 4. С. 162–186.
18.
Beitzel B. Y. «Exodus 3:14 and the Divine Name: a Case of Biblical Paronomasia» / B.Y. Beitzel // Trinity Journal. – 1 NS. – 1980. – P. 5-20.
19.
Соловьёв В. С. Чтения о Богочеловечестве (1877–1881) // Соловьёв В.С. Собрание сочинений в 9 т. Т. III. [1877–1884]. СПб.: Издание Товарищества «Общественная Польза», 1901. С. 1-168.
20.
Соловьёв В. С. История и будущность теократии (исследование всемирно-исторического пути к истинной жизни (1885–1887) // Соловьёв В.С. Собрание сочинений в 9 т. Т. IV. [1883–1887]. СПб.: Издание Товарищества «Общественная Польза», 1901. С. 214-582.
21.
Феофан (Быстров), архим. Тетраграмма, или Ветхозаветное Божественное имя יהוה. Киев: Пролог, 2004. 360 с.
22.
Шукуров Д. Л. Толкования библейского богооткровенного имени в трудах епископа Иоанна (Соколова) и В.С. Соловьёва в оценке архиепископа Феофана (Быстрова) // Соловьёвские исследования. Вып. №3 (63). 2019. С. 121-137.
23.
Buxtorfius J. De nominibus Dei hebraicis. Dissertationes philologico-theologicae. Basileae, 1662. 499 p.
24.
Drusius J. Veterum interpretum Graecorum in totum Vetus Testamentum fragmenta. Collecta, versa et notis illustrata a Johanne Drusio... [Ed. Sixtinus Amama]. Arnhemio [Arnhem]: Apud Johannem Janssonium, typis Frederici Heynsii, 1622. 1236 p.
25.
Ewald H. Die Composition der Genesis. Braunschweig: bei Ludwig Lucius, 1823. 291 p.
26.
Hengstenberg E. W. Die Gottesnamen im Pentateuch. Beiträge zur Einleitung in das Alte Testament. Berlin: Wohlgemuth, 1836. Bd. II. Die Authentic des Pentateuchs. S. 181-414.
27.
Reinke L. Philologisch-historische Abhandlung über den Gottesnamen Jehova. Beiträge zur Erklärung des Alten Testamentes: Münster: Verlag der Coppenrath'schen, 1851. Bd. III. S. 1-146.
28.
Браун Р. Словосочетание еgo eimi (я есмь) в четвертом Евангелии // Символ. Журнал христианской культуры при Славянской Библиотеке в Париже, 1985, № 13. С. 78-86.
29.
Лосев А. Ф. Тезисы об имени Божием, направленные в 1923 году о. Павлу Флоренскому // Лосев А.Ф. Имя. Избранные работы, переводы, беседы, исследования, архивные материалы. СПб.: Алетейя, 1997. С. 56-61.
References (transliterated)
1.
Storozhevaya bashnya: vozveshchaet tsarstvo Iegovy. Brooklyn, N. Y.: Wachtturm Bibel-und Traktat-Gesellschaft der Zeugen Jehovae, 1994. Vol. 115, 1.06.1994. S. 28-31.
2.
Deissmann Α. Light from the Ancient East. The New Testament Illustrated by Recently Discovered Texts of the Graeco Roman World (4th ed.; Grand Rapids: Baker, 1978; reprint of 1927 ed.).
3.
Lenski R. C. H.The Interpretation of I Corinthians (Lenski's Commentary on the New Testament (LCNT)). Augsburg: Fortress Press, 2008. 792 p.
4.
Dalman G. Die Worte Jesu: mit Berücksichtigung des nachkanonischen jüdischen Schrifttums und der aramäischen Sprache, Band 1. Leipzig: J.C. Hinrichs, 1898. 319 p.
5.
Bousset W. Kyrios Christos. Geschichte des Christusglaubens von den Anfängen des Christentums bis Irenaeus. Göttingen: Vandenhoeck & Ruprecht, 1913. 474 p.
6.
Baudissin W. W. (Graf von). Kyrios als Gottesname im Judentum. 4 Bd. Giessen, 1929.
7.
Fitzmyer J. A. The Semitic Background of the New Testament Kyrios Title // A Wandering Aramaen: Collected Aramaic Essays. Missoula: Scholars Press, 1979, pp. 115-42.
8.
Hurtado L. W. Lord Jesus Christ: Devotion to Jesus in Earliest Christianity. Grand Rapids: Eerdmans, 2003. xxii + 746 pp.
9.
Quell G. Kyrios // Theological Dictionary of the New Testament. V. III. p. 1066.
10.
Bietenhard H. “Lord, Master” // The New International Dictionary of New Testament Theology. Vol. 2, ed. Collin Brown. Grand Rapids, Michigan: Zondervan, 1976. pp. 508-519.
11.
Slovarnaya stat'ya «Gospod'» [B. Witherington III] // Iisus i Evangeliya: Slovar' / Pod red. Dzhoelya Grina [i dr.; Per. s angl. Andrei Bakulov i dr.]. M.: BBI, 2003. 826 s.
12.
Fitzmyer J. A. To Advance The Gospel. New Testament Studies. Second Edition. Grand Rapids, Michigan / Cambridge, U.K.1998. 421 p.
13.
Khazarzar R. (Smorodinov R.A.) Syn Chelovecheskii. Volgograd: PrinTerra-Dizain, 2004. 624 s.
14.
Ilarion (Alfeev), episkop Kerchenskii. Svyashchennaya taina Tserkvi: Vvedenie v istoriyu i problematiku imyaslavskikh sporov. V 2 t. SPb.: Aleteya, 2002. 1231 s.
15.
Ber Dzh. Chto obshchego u Aleksandrii s Nisibinom? Prepodobnyi Efrem Sirin i Origen ob imenakh Khrista // Elektronnyi resurs [Rezhim dostupa]: http://acoe.ru/2019/11/10/dzhon-ber-chto-obshhego-u-aleksandrii-s-nisibinom (Data obrashcheniya: 13.01.2020).
16.
Vestel' Yu. A. «Neimenuemoe Imya». Ocherki ob Imeni Bozhiem // Religiya v Ukraine [Elektronnyi resurs] URL: https://www.religion.in.ua/main/bogoslovya/14282-neimenuemoe-imya-ocherki-ob-imeni-bozhiem.html. (data obrashcheniya: 29.04.2019).
17.
Seleznev M. G. Samoopredelenie Boga v Iskh 3:14: «Ya esm' Sushchii» ili «Ya Tot, kto Ya est'». Ekzegeza sovremennykh interpretatorov i grammatika drevnikh tekstov // Gosudarstvo, religiya, Tserkov' v Rossii i za rubezhom. 2017. № 4. S. 162–186.
18.
Beitzel B. Y. «Exodus 3:14 and the Divine Name: a Case of Biblical Paronomasia» / B.Y. Beitzel // Trinity Journal. – 1 NS. – 1980. – P. 5-20.
19.
Solov'ev V. S. Chteniya o Bogochelovechestve (1877–1881) // Solov'ev V.S. Sobranie sochinenii v 9 t. T. III. [1877–1884]. SPb.: Izdanie Tovarishchestva «Obshchestvennaya Pol'za», 1901. S. 1-168.
20.
Solov'ev V. S. Istoriya i budushchnost' teokratii (issledovanie vsemirno-istoricheskogo puti k istinnoi zhizni (1885–1887) // Solov'ev V.S. Sobranie sochinenii v 9 t. T. IV. [1883–1887]. SPb.: Izdanie Tovarishchestva «Obshchestvennaya Pol'za», 1901. S. 214-582.
21.
Feofan (Bystrov), arkhim. Tetragramma, ili Vetkhozavetnoe Bozhestvennoe imya יהוה. Kiev: Prolog, 2004. 360 s.
22.
Shukurov D. L. Tolkovaniya bibleiskogo bogootkrovennogo imeni v trudakh episkopa Ioanna (Sokolova) i V.S. Solov'eva v otsenke arkhiepiskopa Feofana (Bystrova) // Solov'evskie issledovaniya. Vyp. №3 (63). 2019. S. 121-137.
23.
Buxtorfius J. De nominibus Dei hebraicis. Dissertationes philologico-theologicae. Basileae, 1662. 499 p.
24.
Drusius J. Veterum interpretum Graecorum in totum Vetus Testamentum fragmenta. Collecta, versa et notis illustrata a Johanne Drusio... [Ed. Sixtinus Amama]. Arnhemio [Arnhem]: Apud Johannem Janssonium, typis Frederici Heynsii, 1622. 1236 p.
25.
Ewald H. Die Composition der Genesis. Braunschweig: bei Ludwig Lucius, 1823. 291 p.
26.
Hengstenberg E. W. Die Gottesnamen im Pentateuch. Beiträge zur Einleitung in das Alte Testament. Berlin: Wohlgemuth, 1836. Bd. II. Die Authentic des Pentateuchs. S. 181-414.
27.
Reinke L. Philologisch-historische Abhandlung über den Gottesnamen Jehova. Beiträge zur Erklärung des Alten Testamentes: Münster: Verlag der Coppenrath'schen, 1851. Bd. III. S. 1-146.
28.
Braun R. Slovosochetanie ego eimi (ya esm') v chetvertom Evangelii // Simvol. Zhurnal khristianskoi kul'tury pri Slavyanskoi Biblioteke v Parizhe, 1985, № 13. S. 78-86.
29.
Losev A. F. Tezisy ob imeni Bozhiem, napravlennye v 1923 godu o. Pavlu Florenskomu // Losev A.F. Imya. Izbrannye raboty, perevody, besedy, issledovaniya, arkhivnye materialy. SPb.: Aleteiya, 1997. S. 56-61.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензируемая статья касается вопроса номинации Бога в библейском тексте и доктрине «Свидетелей Иегова». Для автора важно обратиться к сопоставительному анализу двух указанных источников, чтобы выявить псевдохристианский характер последнего, обозначить деструктивное влияние доктрины на современное общество. Думается, что предмет исследования верифицирован, он может консолидировать ряд аналитических подходов и концепций. Актуальность данной работы заключается в том, что современное общество все чаще находится в ситуации заблуждений, неточностей, двусмысленностей. Следовательно, статья есть попытка привлечь мыслящую читательскую публику к диалогу, который далее смог бы поспособствовать конкретизации культурно-правильного пути, совмещенного с вариантом выработки религиозно-истинного мышления. Междисциплинарный характер материала позволяет говорить о многомерности его использования, он может быть интересен не только собственно гуманитариям, но и всем, кому небезынтересна данная тема. Работа имеет акцентно-критический характер, разрушение «незыблемости» доктрины «Свидетелей Иегова» начинается практически с самого начала текста. Как отмечено, «собственное личное имя (nomen proprium) Бога нивелирует значимость всех прочих именований имени библейского. У единого и единственного Бога, утверждают представители этой религиозной организации, есть одно и единственное собственное имя, являющееся священным, поскольку именно оно выражает божественную сущность». Зачин статьи понятен и может быть вполне оправдан. Кстати, разверстка главной мысли о «нивелировании» имени поддерживается на протяжении всей работы. Варианты аргументации, которые применяет автор, традиционны. Начально выдвигается тезис, который далее подвергается верификации и объективации. Например, «за внешней стороной сектантской доктрины скрыт полемический выпад, направленный, прежде всего, на именования, присущие Иисусу Христу в Новом Завете, так как провозглашение Иисуса в текстах на греческом языке Господом (ὁ Κύριος ), является, если следовать сектантской логике, всего лишь титульной номинацией, низводящей Самого Христа на уровень особо почитаемых праведников или пророков. Такие именования Иисуса как Искупитель, Судия, Царь, Альфа и Омега, Спаситель и, наконец, Господь, отсылающие в новозаветном контексте к ветхозаветной божественной ономатологии, утрачивают в интерпретации «Свидетелей Иеговы» свою сакральную значимость, поскольку трактуются в качестве образно-метафорических характеристик или просто эпитетов, относящихся к человеческой личности Иисуса (т.е. не свидетельствующих, по логике сектантов, о божественной природе Христа)». Для каждой конкретной ситуации объяснение мотивировано, декодировано. Автор постоянно ориентирует на то, что «деформация» имени, либо использование имени Бога в тексте доктрины десакрализует фигуру Иисуса Христа, а это, как понимаем, обесценивает христианский вариант миропонимания. Доказательность, объективность, «некая» правильность – вот основной набор качественных показателей данной работы. Интересно, что в тексте даются серьезные отсылки к истории, к философии (Вл. Соловьев и другие), к социологии и другим наукам с целью максимально развернуть проблемный вектор темы. Не случайно и приращение объемного критического материала, где-то с оговоркой и цитатой, где-то с серьезной оппозиционной выкладкой. Таким образом, статья становится и формой оппонирования, и методологической площадкой для последующих исследований. Большая часть сказанного может быть принята как данность: допустим, «Свидетели Иеговы», игнорируя противительную синтаксическую конструкцию в этом пассаже, делают акцент в интерпретации на различении Бога и Иисуса. Однако синтаксическая структура апостольской фразы основана именно на противопоставлении языческих богов и их идолов Богу Отцу и Иисусу. Апостол Павел вполне осмысленно противопоставляет «многим богам и господам» единственного Бога-Отца и единого с Ним Господа Иисуса Христа». При этом авторская позиция носит не субъективный характер, а превалирующий объективный ценз, ибо смещение в надындивидуальное и есть важная составляющая научного стиля. Грамотно, на мой взгляд, сделана цитация или формат отсылок – G. Dalman, W. Bousset, W.W. Baudissin, J.A. Fitzmyer, L.W. Hurtado, G. Quell, H. Bietenhard. Таким образом автор формирует эффект систематизация и обзорности, это правильно и методологически верно. Потенциальный реципиент сможет сам далее (или одновременно с чтением) познакомиться с этими материалами, дополнить собственно свою позицию/взгляд. В работе нет фактических ошибок, серьезных нарушений этического плана, материал удобен для конципированного чтения. Новизна исследования заключается в том, что «именование Бога в Библии и доктрине «Свидетелей Иегова» рассматривается с разных научных позиций, а стратегия разверстки авторских идей ориентируют на правильный путь понимания одного из сложных вопросов веры, религии, мировидения. Системный вариант также говорит о серьезной проработке, выбранной для анализа проблемы. Промежуточные выводы позволяют следить за логикой сочинения. Указанием, например, становится формула «таким образом, Бог, обладающий бесконечным множеством свойств и проявлений, именуется в соответствии с ними различными именами. Тем не менее богооткровенное имя (YHWH) принято считать личным именем, имеющим особый статус, поскольку оно открыто Самим Богом (по вере иудеев и христиан) и является выражением сверхъестественной природы его Абсолютной Личности. Однако особый статус имени YHWH не делает его единственным именем и не исключает наличия возможности других именований». Как таковая главная мысль работы обозначена достаточно точно, целевая установка исследования достигнута. В итоге не возникает каких-либо разночтений и недопонимания автора. Целенаправленно к финалу манифестируются мысли о том, что ««Свидетели Иеговы» в своём учении намеренно или нет, но подтасовывают факты: Бог, действительно, является единым и единственным, однако именуется Бог по-разному. Библия, библейские переводы, литургические тексты православной и ориентальных традиций свидетельствуют о почитании всех божественных именований: богооткровенное имя (nomen proprium) Бога, «точные и совершенные» именования лиц Св. Троицы, «заимствованные» имена Бога – формируют совокупную систему божественной ономатологии христианства», а «произнося имя Иисуса Христа, христиане веруют, что это имя обладает невероятной силой, что это имя животворно, что это имя имеет совершенно особый статус – его боятся демоны, им совершаются чудеса, им открывается воля Божия; именем Иисуса Христа благословляются люди, именем Божиим совершается таинство Евхаристии». Конфликт позиций манифестирован и представлен, его смысловая сущность конкретизирована. Работа имеет цельный вид, она завершена, какой-либо специальной правки текста не требуется. Библиографический список объемен, 29 наименований достаточно для раскрытия темы, это источники и для других серьезных исследований. Однородность языка, научность стиля маркирируют качество представленного для публикации материала. С учетом высказанного, считаю, что статья «Именование Бога в Библии и доктрина «Свидетелей Иеговы» (критический обзор проблематики)» может быть рекомендована к печати в журнале «Филология: научные исследования».