Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Разграничение незаконного экспорта научно-технической информации и преступного нарушения интеллектуальных прав
Титов Сергей Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра права, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Ульяновский государственный педагогический университет имени И.Н. Ульянова"

432071, Россия, Ульяновская область, г. Ульяновск, пл. Ленина, 4/5

Titov Sergei Nikolaevich

PhD in Law

Docent, the department of Law, Ulyanovsk State Pedagogical University

432071, Russia, Ul'yanovskaya oblast', g. Ul'yanovsk, pl. Lenina, 4/5

s.n.titov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.12.31838

Дата направления статьи в редакцию:

23-12-2019


Дата публикации:

28-12-2019


Аннотация.

Статья посвящена вопросу разграничения незаконного экспорта и преступлений в сфере интеллектуальной собственности в случаях, когда предметом незаконного экспорта является научно-техническая информация. Проблема заключается в том, что научно-техническая информация может выступать результатом интеллектуальной деятельности, в частности, когда она может внести существенный вклад в создание оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники, а также продукция, являющаяся особо опасной в части подготовки и (или) совершения террористических актов. Поэтому составы преступлений в части предмета и объективной стороны могут совпадать. При подготовке статьи автором использовались формально-логические методы, системно-структурный метод. Положения статьи подкрепляются анализом судебной практики На основании проведенного исследования автор приходит к выводу об отсутствии конкуренции между нормами о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности и о незаконном экспорте. В случае, если виновным одновременно нарушены правила об экспортном контроле и интеллектуальные права, содеянное должно квалифицироваться как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 189 УК РФ и одной из статей о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности. Статья подготовлена в рамках выполнения условий внутривузовского конкурса грантов УлГПУ им. И.Н. Ульянова

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, незаконный экспорт, уголовный закон, экспортный контроль, охрана интеллектуальной собственности, интеллектуальные права, научно-техническая информация, нарушение интеллектуальных прав, интеллектуальное пиратство, национальная безопасность

Abstract.

This article is devoted to the issue of delineation of illegal export and crimes in the area of intellectual property, in cases where the object of illegal export is the scientific-technical information. The problem consists in the fact that scientific-technical information can be the result of intellectual activity, particularly when it can greatly impact development of weapons of mass destruction, means of their delivery, other types of munitions and military technology, as well as products that can be used in preparation and/or commissions of terrorist acts. The positions of this article are substantiated by the analysis of case law. Based on the conducted research the author concludes that there is absence of collisions between the norms on crimes in the sphere of intellectual property and illegal export. In the cases where the culprit simultaneously violates the rules of export control and intellectual rights, the act should be classified as multiple counts of crime as established in the Article 189 of the Criminal Code of the Russian Federation, as well as one of the Articles on crimes in the area of intellectual property. This work is prepares within the framework of requirements for the university grant competition of the Ilya Ulyanov State Pedagogical University.

Keywords:

scientific and technical information, intellectual rights, intellectual property protection, export control, criminal law, illegal export, intellectual property, intellectual property infringement, intellectual piracy, national security

Незаконный экспорт технологий (ст. 189 УК РФ) зачастую сопряжен с нарушением прав на интеллектуальную собственность. В связи с этим важно разграничивать соответствующие составы преступлений.

Р., являясь генеральным директором ЗАО «Компания ЦНИИМАШ-Экспорт», заключил с «Всекитайской импортно-экспортной компанией точного машиностроения» два контракта на выполнение работ по численному моделированию, результаты которой могли быть использованы при создании оружия массового поражения.

По окончании определенного этапа работ составлялись научно-технические отчеты и справки, которые, минуя экспортный контроль, то есть без оформления разовых экспортных лицензий, передавались китайской стороне.

В период с июня 1998 года по июнь 2003 года на транзитный валютный счет подрядчика китайским заказчиком перечислено более трех миллионов долларов США.

Часть этих средств была легализована посредством фиктивных фирм и присвоена Р.

Последний осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 189, ст. 189 ч. 3, ст. 33 ч. 3, 188 ч. 4, ст. 174 ч. 3, ст. 1741 ч. 4, ст. 160 ч. 3 п. п. «а», «б» УК РФ (постановление президиума Московского городского суда от 24.07.2009 по делу № 44у-197/09).

Предметом незаконного экспорта в этом деле были результаты интеллектуальной деятельности в виде научно-технических отчетов. Между тем ни один из составов преступлений в сфере интеллектуальной собственности в постановлении не фигурирует. С точки зрения действующего уголовного законодательства данное решение может быть поставлено под сомнение.

В соответствии с Федеральным законом от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле» экспортный контроль представляет собой комплекс мер, обеспечивающих реализацию установленного действующим законодательством порядка осуществления внешнеэкономической деятельности в отношении товаров, информации, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности , которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники либо при подготовке и (или) совершении террористических актов.

Согласно ст. 1 данного закона к контролируемым товарам и технологиям относятся сырье, материалы, оборудование, научно-техническая информация, работы, у слуги, результаты интеллектуальной деятельности (права на них) , которые в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники, а также продукция, являющаяся особо опасной в части подготовки и (или) совершения террористических актов.

Следовательно, интеллектуальная собственность может выступать предметом незаконного экспорта по ст. 189 УК РФ. Примером может быть программное обеспечение, специально разработанное или модифицированное для использования систем наведения (п. 2.4.3 списка оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия и в отношении которых установлен экспортный контроль, утвержденного Указом Президента РФ от 08.08.2001 № 1005).

Под передачей сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации понимаются любые действия, в результате которых иностранная организация или ее представители стали обладателями этих предметов. В отличие от экспорта передача указанных предметов осуществляется на территории России [1].

Сравним это с трактовкой незаконного использования результата творчества в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака»: «воспроизведение (изготовление одного или нескольких экземпляров произведения либо его части в любой материальной форме, в том числе запись произведения или фонограммы в память ЭВМ, на жесткий диск компьютера), продажа, сдача в прокат экземпляров произведений или фонограмм, публичный показ или публичное исполнение произведения, обнародование произведений, фонограмм, исполнений, постановок для всеобщего сведения посредством их передачи по радио или телевидению (передача в эфир), распространение в сети Интернет, перевод произведения, его переработка, переработка фонограммы, модификация программы для ЭВМ или базы данных, а также иные действия, совершенные без оформления в соответствии с законом договора либо соглашения».

По меньшей мере в части передачи иностранному лицу объекта интеллектуальной собственности, который может быть использован при производстве оружия массового поражения, эти преступления пересекаются.

Рассмотрим вопрос о наличии между этими нормами конкуренции (коллизии).

В научной литературе обосновывается, что коллизия и конкуренция уголовно-правовых норм являются тождественными понятиями, которые отражают – проблему выбора нормы из числа нескольких, регулирующих одно и то же фактическое отношение [2, с. 33].

Понятие и классификация конкуренции норм в уголовном праве вызывают дискуссии: о том, существует ли конкуренция специальных норм, привилегированных составов [3] и даже существует ли конкуренция уголовно-правовых норм вообще [4, с. 361].

В научной литературе рассматриваются конкуренции норм уголовного права и норм других отраслей: уголовно-исполнительного, гражданского и др. Мы остановимся на вопросе конкуренции норм внутри отрасли уголовного права. В целом можно выделить следующие виды такой конкуренции [5]:

содержательную,

темпоральную (хронологическую),

пространственную,

иерархическую.

Последние три вида конкуренции не относятся к рассматриваемому случаю, поскольку:

а) нормы введены в действие одновременно в первоначальной редакции УК РФ, то есть 1 января 1997 года;

б) нормы действуют на одной территории – на территории действия российского уголовного закона;

в) все нормы входят в Особенную часть УК РФ, приоритет между ними не закреплен, следовательно, они имеют равную юридическую силу.

Видами содержательной конкуренции являются:

а) конкуренция общей и специальной норм;

б) конкуренция части и целого;

в) неоднократная конкуренция общей и специальной норм, а также нормы-части и нормы-целого;

г) конкуренция общей (специальной, нормы-части или нормы-целого) и исключительной норм.

Последние два вида не могут иметь места между статьями о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности и ст. 189 УК РФ, так как:

а) рассматривается соотношение пар составов: ст. 146 и 189, 147 и 189, 180 и 189, 183 и 189 УК РФ. В каждой паре возможна лишь одноступенчатая конкуренция. Случай, когда человек одновременно совершает несколько преступлений в сфере интеллектуальной собственности в сочетании с незаконным экспортом, к предмету анализа не относится;

б) ни одна из норм не является исключительной.

Исключительная норма устанавливает исключение из общего правила. Исключительные нормы можно разделить на три вида. Первый вид характеризуется тем, что регулирует отношения, когда реально преступления как такового нет. Совершенные деяния являются или общественно полезными, или не представляющими общественной опасности, или не имеющими субъекта, субъективной стороны преступления, вследствие чего нет и преступления. К ним относятся нормы УК, предусмотренные ч. 2 ст. 14, ч. 3 ст. 20, ч. ч. 2 и 4 ст. 31, ст. ст. 37 - 42; примечаниями к ст. ст. 308, 316, 322.

Второй вид исключительных норм отличается тем, что виновное лицо совершает преступление, но в силу определенных обстоятельств, предусмотренных законом, освобождается от уголовной ответственности. К ним следует отнести общие виды освобождения от ответственности, установленные ст. ст. 75 - 78, 90 УК; специальные виды освобождения от ответственности, предусмотренные примечаниями к ст. ст. 122, 126, 127.1, 184, 198, 199, 204, 205, 206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 291, 307, 337, 338 УК и др.

Третий вид исключительных норм характеризуется тем, что лицо привлекается к уголовной ответственности, но освобождается от отбывания всего срока наказания либо от его неотбытой части, либо наказание заменяется другим видом, либо наказание назначается по "особым" правилам согласно статьям Общей части УК. К ним можно отнести нормы УК, закрепленные ч. ч. 1, 4, 5 ст. 56; ч. 2 ст. 57, ч. ч. 2, 2.1 ст. 59; ст. 64; ч. ч. 1 и 2 ст. 65; ч. 4 ст. 66; ч. 3 ст. 68; ст. ст. 73, 79 - 85, 92 - 94 УК и др. [5]

Таким образом, следует рассмотреть вопрос о наличии конкуренции общей и специальной норм и о конкуренции части и целого.

Необходимо очертить зону возможного наложения объективной стороны и предмета преступления в этих составах.

Статья 1 Федерального закона «Об экспортном контроле» относит к контролируемым товарам и технологиям сырье, материалы, оборудование, научно-техническую информацию, работы, услуги, результаты интеллектуальной деятельности (права на них), которые в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники, а также продукция, являющаяся особо опасной в части подготовки и (или) совершения террористических актов.

Предметами преступлений в сфере интеллектуальной собственности являются сами объекты интеллектуальной собственности.

Статья

УК РФ

Объект интеллектуальной собственности – предмет преступления

146

1. Произведения науки, литературы и искусства, в том числе программы для ЭВМ и базы данных в части подбора и расположения материалов.

2. Исполнение, фонограмма, сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач, база данных в части ее охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих ее содержание материалов, произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений.

147

Изобретение, полезная модель, промышленный образец.

180

Товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара.

183

Секрет производства (ноу-хау).

Модельный закон о научно-технической информации [6] (принят в г. Санкт-Петербурге 13.06.2000 Постановлением 15-10 на 15-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ) определяет научно-техническую информацию как сведения о документах и фактах, получаемых в ходе научной, научно-технической, инновационной и общественной деятельности. При этом автор (соавторы) научно-технической информации – лицо (лица), творческим трудом которого (которых) создана научно-техническая информация как результат интеллектуальной деятельности.

Трактовка очень широка и полностью включает в себя результаты интеллектуальной деятельности. То есть предметы преступлений по ст. 146 и 147 УК РФ.

Согласно п. 1 ст. 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

В статье названы две сферы ноу-хау: научно-техническая сфера и сфера осуществления профессиональной деятельности. Обязательными признаками секрета производства является неизвестность третьим лицам, коммерческая ценность и режим коммерческой тайны.

Можно констатировать, что предметы ст. 183 и 189 УК РФ совпадают в части научно-технической информации ограниченного доступа, имеющей коммерческую ценность, в отношении которой введен режим коммерческой тайны, которая в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения.

Итак, в зону наложения составов преступлений по признаку предмета попадают:

со ст. 183: научно-технической информации ограниченного доступа, имеющей коммерческую ценность, в отношении которой введен режим коммерческой тайны, которая в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения.

со ст. 146 и 147: произведения науки, литературы и искусства, в том числе программы для ЭВМ и базы данных в части подбора и расположения материалов, исполнение, фонограмма, сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач, база данных в части ее охраны от несанкционированного извлечения и повторного использования составляющих ее содержание материалов, произведения науки, литературы и искусства, обнародованные после их перехода в общественное достояние, в части охраны прав публикаторов таких произведений, изобретение, полезная модель, промышленный образец, которые в силу своих особенностей и свойств могут внести существенный вклад в создание оружия массового поражения.

Теперь очертим зону наложения составов в части преступного деяния. Статья 189 УК РФ предусматривает два возможных действия: незаконный экспорт и незаконная передача. Различие между ними в том, что передача осуществляется на территории России. Экспорт предполагает доведение научно-технической информации до получателя за пределами Российской Федерации.

Согласно п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 № 14 «О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака» к незаконному использованию объектов авторских прав можно отнести могут являться совершаемые без согласия автора или обладателя смежных прав воспроизведение (изготовление одного или нескольких экземпляров произведения либо его части в любой материальной форме, в том числе запись произведения или фонограммы в память ЭВМ, на жесткий диск компьютера), продажа, сдача в прокат экземпляров произведений или фонограмм, публичный показ или публичное исполнение произведения, обнародование произведений, фонограмм, исполнений, постановок для всеобщего сведения посредством их передачи по радио или телевидению (передача в эфир), распространение в сети Интернет, перевод произведения, его переработка, переработка фонограммы, модификация программы для ЭВМ или базы данных, а также иные действия, совершенные без оформления в соответствии с законом договора либо соглашения.

Согласно п. 9 указанного постановления к незаконному использованию объектов изобретательских и патентных прав можно отнести их ввоз на территорию Российской Федерации, изготовление, применение, предложение о продаже, продажа , иное введение в гражданский оборот или хранение для этих целей продукта, в котором использованы запатентованные изобретение или полезная модель, либо изделия, в котором использован запатентованный промышленный образец, а также совершение указанных действий в отношении продукта, полученного непосредственно запатентованным способом; совершение таких же действий в отношении устройства, при функционировании (эксплуатации) которого в соответствии с его назначением автоматически осуществляется запатентованный способ; осуществление способа, в котором используется запатентованное изобретение.

Незаконный экспорт и незаконная передача вполне соответствуют незаконному использованию, являются его частными случаями.

Статья 183 УК РФ предусматривает три возможных преступных деяния:

1) незаконное собирание сведений;

2) незаконное разглашение сведений;

3) незаконное использование сведений.

В соответствии с п. 9 ст. 3 Федеральный закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, – действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

В литературе отмечается, что разглашение можно считать оконченным в момент передачи сведений хотя бы одному лицу [7, с. 11].

Значит, незаконный экспорт и незаконная передача объектов соответствуют объективной стороне ст. 146, 147, 183, 189 УК РФ.

Итак, мы видим совпадение отдельных элементов состава преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ и статьями о преступлениях против интеллектуальной собственности, как в части предмета, так и в части объективной стороны, что может свидетельствовать о конкуренции.

В такой ситуации возможными вариантами конкуренции является конкуренция общей и специальной норм по признакам объекта и по признакам объективной стороны, а также конкуренция части и целого по признакам объекта и по признакам объективной стороны.

Общая теория этих видов конкуренции выглядит так. При первом из указанных видов конкуренции специальная норма описывает частный случай преступлений, предусмотренных общей нормой. Специальная норма детализирует деяние, описывает его подробнее, а общая норма указывает обобщенные признаки преступления.

Таким образом, общая норма заключает в себе больший объем понятия (количество преступлений, подпадающих под действие нормы), но меньшее содержание (меньше признаков преступления). Специальная норма заключает в себе меньший объем понятия (количество преступлений, подпадающих под действие нормы, меньше), но больший объем понятия (норма заключает больше признаков преступления за счет детализации описания преступления).

Общая норма является «запасной», при отмене специальной нормы регулирование отношения, охватываемого ранее специальной, будет осуществляться общей нормой [8, с. 243].

Вопрос можно поставить так: при отмене статей о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности продолжит ли действовать уголовно-правовой запрет, содержащийся в них, за счет ст. 189 УК РФ? И наоборот: при отмене ст. 189 УК РФ «покроют» ли ст. 146, 147, 180 и 183 УК РФ соответствующие деяния?

При конкуренции общей и специальной норм по признакам объекта составы, как правило, располагаются в разных главах Особенной части УК РФ, при этом одно из преступлений должно быть многообъектным (ст. 316 и ст. 175 УК РФ). Конкуренция общей и специальной норм по признакам объективной стороны возможна при посягательстве на один и тот же непосредственный объект (ст. 285 и ст. 290 УК РФ).

При конкуренции нормы-части и нормы-целого предпочтение отдается последней. Она более полно отражает признаки деяния, описывает его все. Тогда как норма-часть соответствует лишь некоторым признакам содеянного. Так, если преступник умышленно причиняет тяжкий вред здоровью другого человека и по неосторожности причиняет ему смерть, ч. 4 ст. 111 УК РФ по будет целым, а ст. 109 УК РФ – частью.

При конкуренции части и целого по признакам объекта одно из преступлений должно иметь дополнительный объект, который является основным в другом преступлении. Приведенный случай является примером именно такой коллизии.

При конкуренции части и целого по признакам объективной стороны посягательство осуществляется на один и тот же объект. Имеет место поглощение части целым. Одно из деяний предполагает в качестве одного из своих элементов совершение другого. Например, побои (ст. 1161 УК РФ) могут быть поглощены истязанием (ст. 117 УК РФ) [9].

Получается, что при любом из приведенных вариантов конкуренции принципиальным является вопрос об опасности деяния. Конкуренция имеет место лишь в тех случаях, когда природа, характер вредоносного воздействия деяния учтены одновременно несколькими нормами. Статья 105 УК РФ обусловлена опасностью лишения человека жизни. Статья 317 УК РФ обусловлена в первую очередь опасностью подрыва основ управления. Но последняя статья учитывает и опасность гибели человека тоже. Подтверждением этому служит размер санкции – вплоть до высшей меры наказания. Частичное совпадение характера опасности преступления обусловливает конкуренцию общей и специальной норм. Эта конкуренция подлежит разрешению в пользу специальной нормы – ст. 317 УК РФ (п. 48 обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 (2017), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017).

Преступления в сфере интеллектуальной собственности посягают на очень специфический объект – интересы правообладателя. Последние носят как экономическое, так и неимущественное содержание.

Но даже в действующей редакции нормы о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности наполовину (ст. 146 и 147 УК РФ) располагаются не в том разделе, в котором находится ст. 189 УК РФ.

Экспортный контроль касается предметов, используемых при производстве вооружения и подготовке террористических актов. Статья 189 УК РФ направлена на охрану национальной безопасности при осуществлении внешнеэкономической деятельности.

На основании этого следует констатировать отсутствие конкуренции между нормами о преступлениях в сфере интеллектуальной собственностью и о незаконном экспорте.

В случае, если виновным одновременно нарушены правила об экспортном контроле и интеллектуальные права, содеянное должно квалифицироваться как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 189 УК РФ и одной из статей о преступлениях в сфере интеллектуальной собственности.

Библиография
1.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: в 2 т. (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Э.Н. Жевлаков и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд. М.: Проспект, 2015. Т. 1. 792 с. (доступ из СПС КонсультантПлюс)
2.
Незнамова З.А. Коллизии в уголовном праве. Екатеринбург: Изд-во «Cricket», 1994. 284 с.
3.
Зацепин А.М. Конкуренция норм уголовного права и квалификация преступлений // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2014. № 2. С. 84–100
4.
Козлов А.П., Севастьянов А.П. Единичные и множественные преступления. СПб.: Юридический центр-Пресс, 2011. 915 с.
5.
Иногамова-Хегай Л.В. Концептуальные основы конкуренции уголовно-правовых норм: монография. М.: НОРМА, ИНФРА-М, 2015. 288 с. (доступ из СПС КонсультантПлюс)
6.
Модельный закон о научно-технической информации // URL: http://iacis.ru/upload/iblock/dcd/102.pdf (дата обращения: 26.03.2019).
7.
Артемов В.В. Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, в уголовном праве России: дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2011. 206 с.
8.
Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М.: Наука, 1957. 363 с.
9.
Коротков А.В., Еремина Н.В. Внутрисемейное насилие в пределах ответственности за побои // Ленинградский юридический журнал. 2017. № 2. С. 208–215 (доступ из СПС КонсультантПлюс)
References (transliterated)
1.
Kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii: v 2 t. (postateinyi) / A.V. Brilliantov, G.D. Dolzhenkova, E.N. Zhevlakov i dr.; pod red. A.V. Brilliantova. 2-e izd. M.: Prospekt, 2015. T. 1. 792 s. (dostup iz SPS Konsul'tantPlyus)
2.
Neznamova Z.A. Kollizii v ugolovnom prave. Ekaterinburg: Izd-vo «Cricket», 1994. 284 s.
3.
Zatsepin A.M. Konkurentsiya norm ugolovnogo prava i kvalifikatsiya prestuplenii // Pravo. Zhurnal Vysshei shkoly ekonomiki. 2014. № 2. S. 84–100
4.
Kozlov A.P., Sevast'yanov A.P. Edinichnye i mnozhestvennye prestupleniya. SPb.: Yuridicheskii tsentr-Press, 2011. 915 s.
5.
Inogamova-Khegai L.V. Kontseptual'nye osnovy konkurentsii ugolovno-pravovykh norm: monografiya. M.: NORMA, INFRA-M, 2015. 288 s. (dostup iz SPS Konsul'tantPlyus)
6.
Model'nyi zakon o nauchno-tekhnicheskoi informatsii // URL: http://iacis.ru/upload/iblock/dcd/102.pdf (data obrashcheniya: 26.03.2019).
7.
Artemov V.V. Nezakonnye poluchenie i razglashenie svedenii, sostavlyayushchikh kommercheskuyu, nalogovuyu ili bankovskuyu tainu, v ugolovnom prave Rossii: diss. ... kand. yurid. nauk. M., 2011. 206 s.
8.
Trainin A.N. Obshchee uchenie o sostave prestupleniya. M.: Nauka, 1957. 363 s.
9.
Korotkov A.V., Eremina N.V. Vnutrisemeinoe nasilie v predelakh otvetstvennosti za poboi // Leningradskii yuridicheskii zhurnal. 2017. № 2. S. 208–215 (dostup iz SPS Konsul'tantPlyus)