Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы сохранности палеолитического изображения верблюда в Каповой пещере
Житенев Владислав Сергеевич

доктор исторических наук

доцент, кафедра археологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4

Zhitenev Vladislav Sergeevich

Doctor of History

Doctor of Historical Sciences, Associate Professor, Section of Archaeology, History Department, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, Lomonosovskii prospekt, 27 k4

macober@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Червяцова Ольга Яковлевна

инженер-исследователь, ФГБУ Государственный природный биосферный заповедник "Шульган-Таш"

453585, Россия, республика Башкортостан, дер. Иргизлы, ул. Заповедная, 14

Chervyatsova Olga Yakovlevna

Engineer-Research Associate, State Nature Biosphere Reserve "Shulgan-Tash"

453585, Russia, respublika Bashkortostan, der. Irgizly, ul. Zapovednaya, 14

kittary@yandex.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2020.1.31816

Дата направления статьи в редакцию:

22-12-2019


Дата публикации:

30-12-2019


Аннотация.

Статья посвящена анализу причин неудовлетворительного состояния сохранности верхнепалеолитического настенного изображения двугорбого верблюда в Каповой пещере (Южный Урал, Республика Башкортостан). Проведение работ по раскрытию подлинника монументального красочного рисунка без предварительного научного изучения перекрывавших его кальцитовых кор, отсутствие среди организаторов и участников специалистов по реставрации, археологов и карстологов, имеющих продолжительный опыт работы в Каповой пещере - памятнике археологии федерального значения, привело к началу размывания красочного слоя уникального изображения. Карстологические и археологические исследования обсуждаемого панно "Лошади и знаки" в зале Хаоса были начаты авторами в 2009 г. и продолжаются до сих пор. Открытие фигуры двугорбого верблюда и значение этого для изучения культуры верхнего палеолита отодвинуло в тень грандиозные проблемы сохранности этого изображения. В статье представлен первый обзор причин неудачного раскрытия монументального рисунка. Современные условия зала Хаоса Каповой пещеры являются неблагоприятными для сохранности рисунков, обнаженных из-под кальцитовых кор, выступающих в роли естественного консерванта. Основной фактор деструкции связан с обильной очаговой инфильтрацией карстовых вод, имеющих вариабельные физические и химические параметры ввиду высокой проницаемости горного массива . Вместе с тем, отсутствуют апробированные в условиях пещеры методы защиты красочного слоя раскрываемых изображений, что ставит их под угрозу быстрой деградации. На современном этапе исследования пещеры проведение новых расчисток рисунков недопустимо и может привести к их гибели.

Ключевые слова: Капова пещера, палеолитическое монументальное искусство, культурное наследие, верхний палеолит, карстология, кальцит, карстовые воды, Консервация, микробное загрязнение, деградация красочного слоя

Abstract.

The article presents an analysis of the causes for the unsatisfactory conservation state of the Upper Paleolithic wall image of a two-humped camel in the Kapova cave (South Ural, Republic of Bashkortostan). The work in revealing the monument's original colorful painting without a preliminary scientific examination of the layered calcite crusts, the absence among the organizers and participants of restoration specialists, archaeologists and karstologists with extensive work experience in the Kapova Cave - an archaeological monument of national significance, led to the corrosion of these unique images' colorful layers. The karstological and archaeological studies of the "Horses and Signs" panel in the Chaos Hall were undertaken in 2009 by the article's authors and are still ongoing. The discovery of the two-humped camel image and its significance for studying the culture of the Upper Paleolithic has pushed to the background the significant issue of preserving this image. The article presents the first review of the causes for the unsuccessful exposure of the monument's drawing. The modern state of the Chaos Hall in the Kapova Cave provides unfavorable conditions for the preservation of these drawings, exposed from beneath calcite crusts, which have acted as a natural preservative. The main factor of destruction is tied to the abundant focal infiltration of karst waters, which have variable physical and chemical parameters due to the high permeability of the rock mass. At the same time, there are no tested methods of protecting paint layers of exposed images in caves, which puts the Kapova Cave drawings at risk of rapid degradation. At the present stage of cave exploration, new clearing of drawings is unacceptable and may lead to their destruction.

Keywords:

Preservation, karst water, calcite, karstology, Upper palaeolithic, Cultural heritage, Palaeolithic parietal art, Kapova cave, microbial contamination, paint layer degradation

Введение

Капова пещера находится на Южном Урале в государственном природном биосферном заповеднике «Шульган-Таш» (Бурзянский район, Республика Башкортостан). Настенные палеолитические изображения были открыты в 1959 г. Первый этап археологических исследований проводил О.Н. Бадер в 1960-1978 гг. [1]. Комплексное изучение Каповой пещеры возглавлял В.Е. Щелинский в 1982–1991 гг. [2]. Экспедиции под руководством Т.И. Щербаковой и В.Г. Котова работали в некоторые годы с начала 2000-х гг. Южно-Уральская археологическая экспедиция МГУ под руководством В.С. Житенёва проводит исследования с 2008 г. и по настоящее время [3].

Время посещения Каповой пещеры в верхнепалеолитический период определяется в интервале некалиброванных дат от 16010±100 (KN-5023) до 13930±300 л. н. (ГИН-4853) [4]. Калиброванные результаты радиоуглеродного датирования показывают возраст от 19500 до 16000 л. н. Имеющиеся результаты датирования не охватывают материалы из горизонтов посещения финального палеолита и наиболее древних слоев, выявленных в Купольном зале [3].

На сегодняшний день в пещере известны настенные изображения (фигуры лошадей, мамонтов, носорога, бизона, рыбы, зооантропоморфа, геометрические знаки и многочисленные неидентифицируемые пятна и линии) в залах среднего и верхнего ярусов пещеры.

В ноябре 2017 г. был открыт уникальный рисунок двугорбого верблюда. Основные непосредственные вдохновители, организаторы и участники работ предварительное сообщение об этом открытии опубликовали [5]. Отсутствие среди участников указанных работ специалистов-археологов и карстологов, имеющих опыт работы в Каповой пещере, вынуждают авторов в соответствии с их должностными и профессиональными обязанностями информировать научную общественность о происходящем в пещере и с научной точки зрения, и с точки зрения проблем сохранности раскрытого изображения, и в целом археологического объекта.

История реставрационных вмешательств

Работы по раскрытию из-под кальцитовых кор основной части панно «Лошади и знаки» в зале Хаоса были проведены в рамках работ экспедиции О.Н. Бадера в 1976-1978 гг. (рис. 1). Расчистки проводились механическим путем (скальпели и стамески) с привлечением квалифицированных реставраторов ВХНРЦ имени академика И.Э. Грабаря (Москва).

В то время философией расчисток из-под кальцитовых натеков рисунков панно «Лошади и знаки» в зале Хаоса было максимальное сохранение палеолитических рисунков от воздействия внешних негативных факторов, для чего в методику работ центральной задачей было включено условие сохранения тончайшего слоя кальцита над всей площадью панно. Изображения были отчетливо видны, но и при этом также защищены от обильно (особенно во время весеннего и осеннего половодья) стекающей со стен и потолка воды. Основной проблемой сохранности этой композиции является то, что краска находится под кальцитовыми корами в дисперсном вязко-пластичном состоянии и любые повреждения кальцита ведут к ее вымыванию.

В 2008 г. на этом участке работали реставраторы из МОСРМ. Ими было продолжено, начатое реставраторами археологической экспедиции О.Н. Бадера в 1976-1978 гг., вскрытие фрагмента правой части панно размерами на площади 20×40 см. (рис. 1). Однако, когда стало понятно, что провести дальнейшую расчистку, не нарушив кальцитовый защитный слой невозможно, работы были приостановлены. Следует отметить, что действия этих специалистов относительно попытки вскрытия и имевших место утрат защитного кальцитового слоя над этим фрагментом рисунка были подвергнуты жесткой критике.

Изображение верблюда было окончательно раскрыто из-под отложений кальцитовых кор на участке размерами 60×70 см в ноябре 2017 г. (рис. 1). Также были проведены реставрационные работы на других участках панно. Расчистка осуществлялась механическим путем при помощи электрофрезы. Кроме того, были удалены белые непрозрачные отложения новообразованного кальцита с рисунков «нижняя лошадь» и «трапеция», а также выполнен ряд пробных точечных расчисток. Раскрытием монументального настенного изображения из-под кальцитового натека толщиной от 0,3 до 4,5 см руководил реставратор Э. Гуилламет (Княжество Андорра), приглашенный организатором этих работ ГБУ Научно-производственным центром по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан. Вместе с Э. Гуилламет на расчистке работали трое сотрудников НПЦ, не являющихся квалифицированными специалистами в области реставрации.

Данные работы не обсуждались с учеными, проводившими многолетние исследования этого памятника (ВСЕГЕИ имени А.П. Карпинского, МГУ имени М.В. Ломоносова, ИИМК РАН и др.) и не согласованы с организаций-оператором, которой является Государственный природный биосферный заповедник «Шульган-Таш», подведомственный Министерству экологии и природопользования Российской Федерации.

Характеристика минеральных отложений на панно «Лошади и знаки» в зале Хаоса

Скорость отложения структурно-текстурные особенности кальцитовых кор контролируются рядом физико-химических параметров: степень пресыщения раствора, химический состав воды, влажность воздуха, парциальное давление СО2 в воздухе и воде. Поскольку эти параметры глубоко взаимосвязаны с ландшафтными и климатическими условиями района, которые менялись и меняются в процессе существования пещеры, морфология кальцитовых агрегатов также закономерно трансформируется со временем [6].

Исследования, которые были начаты в 2009 г., расширены в рамках проекта РФФИ «Комплексные исследования минеральных красочных пигментов Каповой и Игнатьевской пещер» в 2013-2015 гг. и продолжаются до сих пор [7], показали следующие основные особенности строения кальцитовых кор на участке, подвергшемся реставрационному вмешательству (рис. 2).

Настенные изображения панно «Лошади и знаки» выполнены на кальцитовых корах различной мощности. Под ними часто прослеживается слой бурых пленок железистых алюмосиликатов и гидроксидов железа и марганца. На основной части панно (верхняя и нижняя фигуры лошадей, геометрические знаки типа «трапеция») непосредственно над красочным слоем преобладает параллельно-шестоватый кальцит, который состоит из столбчатых индивидов кальцита, ориентированных перпендикулярно к поверхности роста. Данный тип отложений выступает в роли естественного консерванта. Известно, что такие агрегаты формируются при спокойных условиях кристаллизации с малыми пресыщениями и обладают хорошими оптическими свойствами [8, 9]. Стратиграфически выше расположены желтовато-серые плотные непрозрачные коры, преимущественно аллотриоморфной структуры, со значительной примесью глинистого материала. Современные пористые микрозернистые отложения туфообразной текстуры в современных условиях повсеместно образуются на поверхностях стен при наличии текущей воды. Микроскопические исследования показали, что такие агрегаты сложены хаотически ориентированными кристаллами кальцита 20-30 мкм со множеством "неравновесных" форм (скелетное, блочное строение и т.д.). Эта форма образуется при быстрой дегазации углекислого газа из стекающих в турбулентных условиях вод и образуется достаточно быстро (до 1-2 мм за 50 лет).

Последовательная смена типов кальцита, перекрывающего красочный слой на обсуждаемом панно, отражает изменение гидрохимических и газодинамических условий в пещере. Наиболее ранние прозрачные слои отлагались при небольших расходах и при низком пресыщении. Современные туфообразные отложения (имеющие как правило белый цвет) отлагаются в условиях быстрой кристаллизации за счет дегазации углекислого газа.

Некоторые особенности современных гидрологических и микроклиматических процессов в зале Хаоса, где было осуществлено раскрытие монументального настенного изображения, показаны на рисунке 3. Прежде всего, следует отметить, что этот участок подвергается избыточному увлажнению карстовыми водами, питание которых связано с очаговой инфильтрацией временных водотоков в понорах днища каньонообразной долины, находящейся над полостями зала [10]. Наблюдения, проведенный с помощью акустического регистратора капели "Stalagmate" в 2014-2017 гг. (рис. 3а) показывают нестабильный режим инфильтрации: водопритоки часто полностью исчезают в меженный период и активны во время ливневых дождей и таяния снега. Карстовые воды так же имеют вариабильный гидрохимический режим: содержание основных ионов (Ca и Mg) сильно варьируется в течение года – наиболее высокое насыщение наблюдается в конце лета и осенью и снижается во время снеготаяния (при этом вода становится агрессивной к кальциту). Температура инфильтрационных вод также подвержена существенным колебаниям в течении года: например, по наблюдениям в 2017 г., минимальные значения (5,0°С) наблюдаются во время весеннего снеготаяния, а максимальные значения (9,0°С) – во время летних ливневых дождей. Перенос тепла с карстовыми водами в значительной мере контролирует микроклиматический режим зала Хаоса (рис. 3б). Такая закономерность говорит о слабой буферизации инфильтрационных вод в эпикарстовой зоне и наличии зон свободной трещинной проницаемости [11]. Условия зала Хаоса, согласно классификации пещер по степени изолированности от внешней среды [12], относятся к I категории, что подразумевает серьезную угрозу для настенных изображений, кроме рисунков, перекрытых кальцитом.

Изменения состояния рисунков, расчищенных в 1970-е гг., описаны в литературе [10] и главным образом связываются с чередованием процессов коррозии и отложения кальцита ввиду вариаций микроклиматических и гидрологических условий. Поскольку апробированные методы коррекции этих условий и консервации вскрытых рисунков для Каповой пещеры пока отсутствуют, а многие природные процессы остаются не до конца изученными, специалистами на разных этапах изучения пещеры было очевидным решение воздержаться от дальнейших раскрытий монументальных настенных изображений.

Последствия реставрационного вмешательства в ноябре 2017 г.

В районе расположения фигуры верблюда наблюдается значительно более сложные условия, чем на основной части панно, что было выявлено в результате изучения в 2009-2017 гг., и что показали полевые наблюдения на раскрытом участке с фигурой верблюда в ноябре 2017 – декабре 2019 гг. [7].

Нижний параллельно-шестоватый слой кальцита, расположенный над красочным пигментом, в левой части изображения оказался маломощным и частично корродирован по природным причинам (видимо, это произошло еще на границе плейстоцена и голоцена, когда возобновилось увлажнение пещеры после таяния мерзлоты), при этом уже тогда начался размыв и переотложение красочного слоя (рис. 4а). Однако участки этих деструкций были перекрыты массивными пористыми желто-серыми корами туфообразной текстуры, защитившими рисунок, но удаленными во время реставрационного вмешательства 2017 г. При этом во многих местах был обнажен красочный слой и создана угроза его деградации и деструкции (рис. 4b-d). Вымывание красителя особенно хорошо проявляется, если приложить к рисунку тампон, который окрашивается в красный цвет.

Видимо, некоторая деструкция рисунка происходила и под кальцитовыми корами, но это не является аргументом необходимости раскрытия, поскольку помимо гидрологических и гидрохимических факторов (влияние которых усилилось после снятия кальцита), он стал подвергаться и воздействию так же атмосферных факторов (конденсация и испарение).

Над раскрыты монументальным изображением, в качестве консервационной меры, из полимерного материала были созданы небольшие козырьки для отвода воды, стекающей по стене. Но использованная методика водоотведения оказалась неэффективной даже в качестве частичного решения проблемы. Особенно в условиях осеннего и весеннего паводка расчищенный рисунок остается влажным и наблюдаются подтеки красителя.

Совершенно не ясно, чем руководствовались организаторы раскрытия монументального изображения, ставя под угрозу сохранность рисунка верблюда, продолжив расчистку даже тогда, когда стало ясно, что целостность кальцита над красочным слоем сохранить не удается.

Развитие и изменение ситуации с сохранностью изображения верблюда в 2018-2019 гг.

Через шесть месяцев после установки силиконовых козырьков было зафиксировано, что на некоторых участках появились отдельные очаги микробного развития. В течение лета 2018 года площадь микробной инвазии постоянно увеличивалась (рис. 5 а, б). Микробиологическое исследование образцов показало наличие четырех типов микромицетов Geomyces pannorum, Geotrichum Candidum Detmatophora sp., Phialophora fastigiata [13]. Присутствие биоразлагаемого материала в непосредственной близости от рисунков представляет серьезную угрозу, поскольку микроорганизмы, особенно грибы с мицелиальной структурой, могут распространяться на настенные изображения и разрушать их агрессивными метаболитами. Наблюдения также показали, что, несмотря на использование силиконовых козырьков, рисунок верблюда оставался влажным в течение всего года (рис. 5 с).

Положение очагов микробного заражения на силиконовых барьерах оставалось достаточно динамичным в 2018-2019 гг. Следует отметить, что ранние очаги со временем редуцируются (видимо, за счет сокращения доступной органики), но появляются новые на других участках. Например, при сравнении контрольных фотографий 12.06.18 и 04.07.18 видны изменения, обусловленные процессами сукцессии – увеличение распространения микромицетов и сокращение бактериальных биопленок (рис. 6).

В феврале 2019 г., перед приездом для ознакомления с памятником французских археологов, сотрудник ГБУ РБ Историко-культурный музей-заповедник «Пещера Шульган-Таш», подведомственного НПЦ, сменил силиконовые барьеры, что привело к потенциальному увеличению микробного загрязнения площади панно из-за рассеивания микробиоты вследствие динамичного отрыва пораженных силиконовых барьеров. Образование наклона одного из новых силиконовых барьеров в сторону фигур лошадей и большой трапеции привело к значительному увеличению увлажнения этого участка панно (рис. 7).

Регулярное образование конденсата на силиконовых барьерах (рис. 8), агрессивного по отношению к кальцитовому защитному слою, создает дополнительную серьезную угрозу сохранности палеолитических изображений.

Таким образом, установка силиконовых барьеров не решает ситуацию с размыванием изображений, но создает новую проблему микробного загрязнения и увлажнением значительной части панно.

Организационные причины сложившейся ситуации

Одной из главных задач государственного природного биосферного заповедника «Шульган-Таш», в соответствии с Положением (п. 2.1.б), является «организация и проведение научных исследований, включая … научно-практические мероприятия по … сохранению уникальной наскальной палеолитической живописи в пещере Шульган-Таш (Каповой)» – объекта культурного наследия федерального значения «Капова пещера с живописью эпохи палеолита» (Постановление Совета Министров РСФСР от 30.08.1960 г. № 1327; регистрационный номер 021540271280006 в Едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации).

Угроза сохранения объекта культурного наследия федерального значения «Капова пещера с живописью эпохи палеолита» сложилась в результате проведенных необоснованных и несогласованных реставрационных работ по раскрытию монументальных настенных изображений сотрудниками ГБУ Научно-производственный центр по охране и использованию недвижимых объектов культурного наследия Республики Башкортостан и другими заинтересованными лицами – авторами предварительного сообщения [5]. Эти работы не согласовывались с государственным природным биосферным заповедником «Шульган-Таш»; осенью 2017 г. учреждение было уведомлено лишь о продолжении работ по удалению современных граффити вне зон распространения настенных палеолитических рисунков. Работы выполнялись под Открытый лист, выданный на проведение археологических наблюдений на месте замены лестницы на верхний этаж пещеры в другой части пещеры – на расстоянии более 200 метров от места проведения реставрационных работ. Предварительных научно-исследовательских работ группой, организовавшей расчистку, не проводилось. Уведомлений о проведении реставрационных и консервационных работ, включающих раскрытие подлинников монументальных изображений верхнепалеолитического времени, в администрацию заповедника не поступало.

Проведение реставрационных мероприятий и консервации предусматривает наличие специальных государственных лицензий, предварительное проведение научных исследований, разработку научно-проектной документации и т.д., что прописано в законодательстве Российской Федерации. Это подтверждено и в письме от 09.02. 2018 г. № 1004-12-02 Министерства культуры РФ в ответ на обращение руководства заповедника за разъяснением законности проведенных работ.

Организация, руководство и ход реставрационных работ вызывает лишь горестное недоумение. Единственный археолог, присутствовавший при расчистке, является специалистом в области городской и сельской региональной керамики Нового времени. Сотрудник ИА РАН, химик по образованию, проводивший в течение ряда лет фотодокументацию рисунков на памятнике, находился в пещере только в последний день работ. Эти специалисты единственные из соавторов публикации о раскрытии фигуры верблюда [5], имеющие отношение к археологии, кто хоть сколь-нибудь долго когда-то бывал в пещере, что зафиксировано «Журналом посещения» заповедника «Шульган-Таш». Представитель ИИЯЛ УНЦ РАН В.Г. Котов, осмотревший раскрытый рисунок вскоре после завершения реставрационных работ, предпочел не заметить проблем результатов расчистки, о чем представил письменное заключение. Очевидно, что сразу после первого случая повреждения защитного слоя кальцита было необходимо остановить работы, проинформировать руководство заповедника и созвать консилиум специалистов по разрешению ситуации. К сожалению, это не было сделано.

Заключение

Современные условия зала Хаоса в Каповой пещере являются неблагоприятными для сохранности рисунков, обнаженных из-под кальцитовых кор, выступающих в роли естественного консерванта. Основной фактор деструкции связан с обильной очаговой инфильтрацией карстовых вод, имеющих вариабельные физические и химические параметры ввиду высокой проницаемости массива (и агрессивные свойства во время снеговых паводков). Вместе с тем, отсутствуют апробированные в условиях пещеры методы защиты красочного слоя раскрываемых изображений, что ставит их под угрозу быстрой деградации. Поэтому, на современном этапе исследования пещеры проведение новых расчисток рисунков недопустимо и может привести к их гибели.

При раскрытии фигуры верблюда, осуществленном в ноябре 2017 г., проведенном без обсуждения со специалистами и без предварительных исследовательских работ, был допущен ряд серьезных нарушений, вследствие которых оказался обнажен красочный слой.

Неприемлемым является использование неопробированных на безопасных для сохранности изображений участках стен Каповой пещеры методов реставрации и консервации, включая воодоотведение с помощью силиконовых барьеров, тампонажа мест отбора проб и т.д. Недопустимо осуществление консервационных мероприятий с использованием препаратов, находящихся на стадии лабораторной разработки и/или не прошедших соответствующую апробацию в конкретных условиях памятника.

Продолжать проводить аналогичные или похожие работы в пещере незаконно и нецелесообразно без наличия государственных лицензий, предварительного глубокого тщательного изучения и обсуждения планируемых к применению методов и средств реставрационных работ и консервации.

Попытки переврать и замолчать сложившуюся ситуацию, опорочить специалистов, стремящихся предотвратить разрушение уникальных образцов палеолитической настенной живописи Каповой пещеры, осуществить давление и распространение клеветы, не могут остановить в современном обществе обсуждение проблем нарушения норм и методов сохранения культурного наследия.

Настенные изображения и археологические находки в Каповой пещере являются одним из ярчайших примеров огромной общеевропейской культурно-художественной общности верхнего палеолита, свидетельства которой необходимо сохранить для будущих поколений [14].

Россия – не экспериментальная площадка для сомнительных опытов, а объекты её культурного и природного наследия – не поле для опасных экспериментов.

Библиография
1.
Бадер О.Н. Каповая пещера. М.: Наука, 1965.
2.
Ščelinsky V.E., Širokov V.N. Höhlenmalerei im Ural: Kapova und Ignatievka. Die altsteinzeitlichen Bilderhöhler im südlichen Ural. Sigmaringen, 1999.
3.
Житенев В.С. Капова пещера – палеолитическое подземное святилище. М.: Индрик, 2018. 226 с.
4.
Житенев В.С., Пахунов А.С., Маргарян А., Солдатова Т.Е. Радиоуглеродные даты верхнепалеолитических слоев Каповой пещеры (Южный Урал) // Российская археология. 2015. № 4. С. 5-15.
5.
Дэвлет Е.Г., Гуилламет Э., Пахунов А.С., Григорьев Н.Н., Гайнуллин Д.А. Предварительные данные об изображении верблюда в зале Хаоса пещеры Шульган-Таш (Каповой) // Уральский исторический вестник. 2018. № 1 (58). С. 141–148.
6.
Baker A., Genty D. Environmental pressures on conserving cave speleothems: effects of changing surface land use and increased cave tourism //Journal of Environmental Management. 1998. Т. 53. №. 2. P. 165-175.
7.
Chervyatsova O.Ya., Leonova L.V., Potapov S.S., Lyahnitsky Yu.S., Kuzmina L.Yu., Zhitenev V.S. Chapter 32. Needle-fiber calcite in Kapova Cave (the Southern Urals, Russia): Influence on Upper Paleolithic wall paintings and genesis problems // The Conservation of Subterranean Cultural Heritage. Ed. by C. Saiz-Jimenez. London: Taylor & Francis Group, CRC Press/Balkema, 2014. P. 265–274.
8.
Chalmin E., Sansot E., Orial G., Bousta F., Reiche I. Microanalysis and synthesis of calcite. Growth mechanisms on prehistoric paintings in the Large Cave, Arcy-sur-Cure (Yonne, France)// X-Ray Spectrometry. 2008. № 37(4). P. 424-434.
9.
Frisia S., Borsato A., Fairchild I. J., McDermott F. Calcite fabrics, growth mechanisms, and environments of formation in speleothems from the Italian Alps and Southwestern Ireland // Journal of Sedimentary Research. 2000. Vol. 70, №. 5. P. 1183–1196.
10.
Ляхницкий Ю.С. Многолетние исследования пещеры Шульган-Таш (Каповой) группой ВСЕГЕИ и РГО как основа спасения её палеолитической живописи // Изучение заповедной природы Южного Урала. Уфа: ООО Вили Окслер, 2006. С. 331-382.
11.
Smart P.L., Friederich H. Water movement and storage in the unsaturated zone of a maturely karstified carbonate aquifer, Mendip Hills, England // Proceedings of Conference on Environmental Problems in Karst Terranes and their Solutions. Dublin, Ohio, NationalWaterWellAssociation, 1987. P. 59-87.
12.
Bourges F., Genthon P., Genty D.,Lorblanchet M., Mauduite E., D'Hulst D. Conservation of prehistoric caves and stability of their inner climate: Lessons from Chauvet and other French caves // Science of The Total Environment. 2014. Volume 493, 15 September 2014. P. 79–91.
13.
Кузьмина Л.Ю., Галимзянова Н.Ф., Червяцова О.Я., Рябова А.С., Сайфуллина Н.М., Леонова Л.В., Ляхницкий Ю.С. Видимые биогенные обрастания поверхностей пещеры Шульган-Таш (Капова, Южный Урал) // в печати, 2019.
14.
Абрамова З.А. Пещера Шульган-Таш (Капова)- палеолитическое святилище мирового значения // Пещерный палеолит Урала. Материалы международной конференции 9-15 сентября 1997 г., Уфа: ИИЯЛ, 1997. С. 52-55.
References (transliterated)
1.
Bader O.N. Kapovaya peshchera. M.: Nauka, 1965.
2.
Ščelinsky V.E., Širokov V.N. Höhlenmalerei im Ural: Kapova und Ignatievka. Die altsteinzeitlichen Bilderhöhler im südlichen Ural. Sigmaringen, 1999.
3.
Zhitenev V.S. Kapova peshchera – paleoliticheskoe podzemnoe svyatilishche. M.: Indrik, 2018. 226 s.
4.
Zhitenev V.S., Pakhunov A.S., Margaryan A., Soldatova T.E. Radiouglerodnye daty verkhnepaleoliticheskikh sloev Kapovoi peshchery (Yuzhnyi Ural) // Rossiiskaya arkheologiya. 2015. № 4. S. 5-15.
5.
Devlet E.G., Guillamet E., Pakhunov A.S., Grigor'ev N.N., Gainullin D.A. Predvaritel'nye dannye ob izobrazhenii verblyuda v zale Khaosa peshchery Shul'gan-Tash (Kapovoi) // Ural'skii istoricheskii vestnik. 2018. № 1 (58). S. 141–148.
6.
Baker A., Genty D. Environmental pressures on conserving cave speleothems: effects of changing surface land use and increased cave tourism //Journal of Environmental Management. 1998. T. 53. №. 2. P. 165-175.
7.
Chervyatsova O.Ya., Leonova L.V., Potapov S.S., Lyahnitsky Yu.S., Kuzmina L.Yu., Zhitenev V.S. Chapter 32. Needle-fiber calcite in Kapova Cave (the Southern Urals, Russia): Influence on Upper Paleolithic wall paintings and genesis problems // The Conservation of Subterranean Cultural Heritage. Ed. by C. Saiz-Jimenez. London: Taylor & Francis Group, CRC Press/Balkema, 2014. P. 265–274.
8.
Chalmin E., Sansot E., Orial G., Bousta F., Reiche I. Microanalysis and synthesis of calcite. Growth mechanisms on prehistoric paintings in the Large Cave, Arcy-sur-Cure (Yonne, France)// X-Ray Spectrometry. 2008. № 37(4). P. 424-434.
9.
Frisia S., Borsato A., Fairchild I. J., McDermott F. Calcite fabrics, growth mechanisms, and environments of formation in speleothems from the Italian Alps and Southwestern Ireland // Journal of Sedimentary Research. 2000. Vol. 70, №. 5. P. 1183–1196.
10.
Lyakhnitskii Yu.S. Mnogoletnie issledovaniya peshchery Shul'gan-Tash (Kapovoi) gruppoi VSEGEI i RGO kak osnova spaseniya ee paleoliticheskoi zhivopisi // Izuchenie zapovednoi prirody Yuzhnogo Urala. Ufa: OOO Vili Oksler, 2006. S. 331-382.
11.
Smart P.L., Friederich H. Water movement and storage in the unsaturated zone of a maturely karstified carbonate aquifer, Mendip Hills, England // Proceedings of Conference on Environmental Problems in Karst Terranes and their Solutions. Dublin, Ohio, NationalWaterWellAssociation, 1987. P. 59-87.
12.
Bourges F., Genthon P., Genty D.,Lorblanchet M., Mauduite E., D'Hulst D. Conservation of prehistoric caves and stability of their inner climate: Lessons from Chauvet and other French caves // Science of The Total Environment. 2014. Volume 493, 15 September 2014. P. 79–91.
13.
Kuz'mina L.Yu., Galimzyanova N.F., Chervyatsova O.Ya., Ryabova A.S., Saifullina N.M., Leonova L.V., Lyakhnitskii Yu.S. Vidimye biogennye obrastaniya poverkhnostei peshchery Shul'gan-Tash (Kapova, Yuzhnyi Ural) // v pechati, 2019.
14.
Abramova Z.A. Peshchera Shul'gan-Tash (Kapova)- paleoliticheskoe svyatilishche mirovogo znacheniya // Peshchernyi paleolit Urala. Materialy mezhdunarodnoi konferentsii 9-15 sentyabrya 1997 g., Ufa: IIYaL, 1997. S. 52-55.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования, данные о рецензенте не указываются.

Рецензия на статью
РЕЦЕНЗИЯ на статью Проблемы сохранности палеолитического изображения верблюда в Каповой пещере Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и кратко обосновал её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи. При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и условной апелляции к оппонентам. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, кратко описал основные этапы изучения Каповой пещеры, указал на содержание её рисунков. В первом разделе основной части статьи автор кратко описал «историю реставрационных вмешательств»: содержание и характер работ в 1976–1978, 2008 и 2017 гг., разъяснив, что в 2017 г. «расчистка осуществлялась механическим путем при помощи электрофрезы» т.д. и что «работы не обсуждались с учеными, проводившими многолетние исследования этого памятника… и не согласованы с организаций-оператором» т.д. Во втором разделе основной части статьи автор обстоятельно охарактеризовал минеральные отложения «на панно «Лошади и знаки» в зале Хаоса», указал «основные особенности строения кальцитовых кор на участке, подвергшемся реставрационному вмешательству» т.д., затем «некоторые особенности современных гидрологических и микроклиматических процессов в зале Хаоса» т.д., обосновав мысль о том, что «условия зала Хаоса, согласно классификации пещер по степени изолированности от внешней среды, относятся к I категории, что подразумевает серьезную угрозу для настенных изображений, кроме рисунков, перекрытых кальцитом» и т.д. В третьем разделе основной части статьи автор описал «последствия реставрационного вмешательства в ноябре 2017 г.» и обосновал мысль о том, что «организаторы раскрытия монументального изображения» поставили «под угрозу сохранность рисунка верблюда, продолжив расчистку даже тогда, когда стало ясно, что целостность кальцита над красочным слоем сохранить не удается» т.д. В четвёртом разделе основной части статьи автор ясно описал «изменение ситуации с сохранностью изображения верблюда в 2018-2019 гг.» и обосновал мысль о том, что «установка силиконовых барьеров не решает ситуацию с размыванием изображений, но создает новую проблему микробного загрязнения и увлажнением значительной части панно» т.д. В последнем разделе основной части статьи автор кратко изложил результаты анализа «организационных причин сложившейся ситуации» и разъяснил, что «угроза сохранения объекта культурного наследия… сложилась в результате проведенных необоснованных и несогласованных реставрационных работ» т.д., что «Проведение реставрационных мероприятий и консервации предусматривает наличие специальных государственных лицензий, предварительное проведение научных исследований, разработку научно-проектной документации» т.д., обоснованно заключив, что «после первого случая повреждения защитного слоя кальцита было необходимо остановить работы» и т.д. В статье встретились описки, как-то: «2018-2019», «неопробированных». Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно. Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «современные условия зала Хаоса в Каповой пещере являются неблагоприятными для сохранности рисунков, обнаженных из-под кальцитовых кор» т.д. и что «на современном этапе исследования пещеры проведение новых расчисток рисунков недопустимо и может привести к их гибели», затем, что «при раскрытии фигуры верблюда… был допущен ряд серьезных нарушений, вследствие которых оказался обнажен красочный слой» и что «неприемлемым является использование неапробированных на безопасных для сохранности изображений участках стен Каповой пещеры методов реставрации и консервации» т.д., наконец, что «продолжать проводить аналогичные или похожие работы в пещере незаконно и нецелесообразно» т.д. Автор резюмировал, что «настенные изображения и археологические находки в Каповой пещере являются одним из ярчайших примеров огромной общеевропейской культурно-художественной общности верхнего палеолита, свидетельства которой необходимо сохранить для будущих поколений» т.д. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.