Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Парадоксы профессиональной ориентации молодежи: что в приоритете - интересы и самореализация или потребности экономики
Харченко Ирина Игоревна

кандидат социологических наук

Ведущий научный сотрудник, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН

630090, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Проспект Академика Лаврентьева, 17, оф. 328

Kharchenko Irina Igorevna

PhD in Sociology

Leading Scientific Associate, Institute of Economics and Industrial Engineering of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

630090, Russia, Novosibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Prospekt Akademika Lavrent'eva, 17, of. 328

I.Kharchen@gmail.com
Арсентьева Нина Михайловна

Научный сотрудник, Институт экономики и организации промышленного производства СО РАН

630090, Россия, Новосибирская область, г. Новосибирск, ул. Проспект Академика Лаврентьева, 17, оф. 328

Arsentyeva Nina Mikhaylovna

Scientific Associate, Institute of Economics and Industrial Engineering of Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

630090, Russia, Novosibirskaya oblast', g. Novosibirsk, ul. Prospekt Akademika Lavrent'eva, 17, of. 328

ars@ieie.nsc.ru

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.12.31800

Дата направления статьи в редакцию:

20-12-2019


Дата публикации:

25-12-2019


Аннотация.

Рассматривается ситуация с профессиональной ориентацией молодежи с двух позиций: во-первых, как деятельность школы по профессиональной ориентации учащихся; во-вторых, как этап профессиональной самореализации молодежи, массово начинающийся в старших классах школы. Дальнейшее формирование профессиональных и трудовых траекторий молодежи прослеживается на данных анкетного опроса студентов старших курсов. Цель статьи – анализ факторов, влияющих на процессы профессионального самоопределения школьников и профессиональной устойчивости студентов. Состояние сферы занятости и рынка труда рассматривается как важный регулятор профессиональной устойчивости выпускников системы профессионального образования. Методы – анкетные опросы, интервью, фокус-группы. В качестве эмпирической базы используются данные мониторинговых социологических исследований старшеклассников школ и студентов учреждений высшего и среднего профессионального образования, а также материалы интервью с экспертами и фокус-групп с учащейся и работающей молодежью. Новизна исследовательского подхода состояла в том, что профессиональные и трудовые ориентации молодежи сопоставлялись с запросами экономики по развитию высокотехнологичных производств. При относительно хорошей оценке школьниками профориентационной работы в школе, отмечается ее низкая результативность в части влияния на выбор профессии. При этом широкое распространение получил отложенный выбор профессии (до 50 % выросла доля неопределившихся ). Обоснована точка зрения, что выявление интересов школьника в процессе профориентации не должно быть главной доминантой его будущей трудовой траектории. Трудовая траектория в реальном сегменте экономики чаще всего формируется как компромисс, где интересы не доминируют. Результаты могут быть полезны для специалистов в области социологии, педагогики, управления.

Ключевые слова: профессиональное самоопределение, старшеклассники, студенты, профориентационная деятельность, интерес к деятельности, способность к труду, потребности рынка труда, профессиональная устойчивость, образовательные практики, технологические вызовы

Abstract.

This article examines the situation with career orientation of youth from the two perspectives: 1) as a school activity on professional orientation of students; 2) as a stage of professional self-realization of youth that starts massively in high school. Further formation of the occupational trajectories of youth is traced in the questionnaire-based survey carried out among senior students. The goal of this work lies in analysis of the factors affecting the processes of professional self-identification of school students, as well as their professional sustainability. The job market situation is viewed as an essential regulator of professional sustainability of graduates of the system of vocational education. The scientific novelty consists in the fat that the occupational orientations of youth were compared to requests of the economy with regards to development of high-tech industries. In terms of the relatively good assessment by high schoolers of vocational guidance at school, the author underlines its low effect on the choice of profession. At the same time, wide proliferation receives the postponed choice of profession (the amount of undecideds raised up to 50%). An opinion is substantiated that the determination of interests of school students when it comes to career orientation should become the major dominant in their future occupational trajectory. The occupational trajectories within the real segment of the economy most often is formed as a compromise, where the interests are not dominant. The research results may be valuable for the experts in the area of sociology, pedagogy and management.

Keywords:

requirements of labor market, ability to work, interest in activity, vocational guidance, students, senior pupils, professional orientation, professional stability, educational cases, technological challenges

Современное состояние экономики и технологические вызовы, стоящие перед ней, с неизбежностью поднимают вопросы о кадровых ресурсах и резервах:‑ качестве подготовки молодых специалистов, профессиональной ориентации старшеклассников, модернизации системы общего и профессионального образования в условиях цифровизации, о запросах рынка труда, о необходимости профессиональной переподготовки занятых и безработных, о развитии непрерывного образования и др. Часть из этих задач нашла отражение в Национальном проекте «Образование», который был разработан в соответствии с национальными целями и стратегическими задачами развития Российской Федерации на период до 2024 г. [1, 2].

Проблема количественного и качественного дисбаланса на рынке труда между спросом и предложением рабочей силы не нова для нашей экономики [3]. Начиная с 1990-х гг. она обсуждалась как в научной среде, так и на различных правительственных и общественных форумах. Однако, до сих пор не выработано адекватного решения этой проблемы. При этом периодически принимались меры, направленные на регулирование этого дисбаланса, как на федеральном, так и на региональном уровне, но желаемый результат не был достигнут. Между тем регулирование профессионального дисбаланса, повышение профессиональной устойчивости работников является очень важным. Этой точки зрения придерживается ряд отечественных [4], а также зарубежных ученых. В частности, В.Кузокреа, которая отмечает, что «в условиях “текучей современности” профессии становятся бесценным ресурсом, позволяющим не утонуть в быстрых водах гибкого рынка труда» [5, с. 124].

Цель настоящей статьи – анализ факторов, влияющих на процессы профессионального самоопределения школьников и профессиональной устойчивости студентов.

Эмпирические данные получены отделом социальных проблем в рамках плановых и инициативных проектов ИЭОПП СО РАН. В качестве эмпирической базы использованы массивы количественных данных и качественные материалы, собранные в городской и сельской местности Новосибирской области:

1) Массив социологического опроса старшеклассников по анкете «Социальная среда и возможности развития». Исследование является волной мониторинга профессиональных ориентаций школьников: в 2016/17 уч.г. в городской и сельской местности опрошено 1965 учащихся общеобразовательных школ 9-х и 11-х классов.

2) Массив анкетного социологического опроса студентов старших курсов. Исследование является волной мониторинга образовательного поведения и профессионального самоопределения студентов: в 2015/16 уч.г. в городской и сельской местности опрошено 4670 студентов выпускных и предвыпускных курсов вузов и учреждений среднего профессионального образования (СПО).

3) Материалы проведенных нами в 2018-2019 гг. интервью с экспертами - представителями системы общего и профессионального образования, муниципальных органов управления, службы занятости, предприятий и организаций (27 интервью); материалы фокус-групп с представителями учащейся и работающей молодежи в городской и сельской местности. (14 фокус-групп). Также использовались данные официальной статистики системы образования и сферы занятости.

1. Некоторые результаты мониторинга профессионального самоопределения школьников

Выбор будущей профессиональной карьеры школьниками, а далее и студентами, сопровождается целым рядом противоречий. Модернизация в системе общего образования, к сожалению, не приводит к более понятной для школьников ситуации в плане выбора профессии. Так, мониторинг профессиональных ориентаций старшеклассников (1990, 1996, 2000, 2006, 2014/15, 2016/17 ) зафиксировал рост доли неопределившихся (доходящей до половины) с выбором будущей профессии, при том, что подавляющее большинство 11-ти классников ориентировано на поступление в вуз.

Во всех типах школ отмечается массовая (очень высокая) ориентация на продолжение образования в вузах после 11 класса. Если во второй волне обследования (2000 г.) в областном центре она и так была очень высокая (86% опрошенных 11-тиклассников), то в третей волне обследования (2016/17 уч.г.) она достигла наверное уже предельного уровня в 90% респондентов. Рост доли планирующих поступление в вузы за рассматриваемый период особенно заметен в прочей городской местности ‑ малых городах и поселках городского типа (ПГТ) с 62 до 82 пп. и в сельской местности, соответственно с 36 до 56 пп.

У девятиклассников областного центра за рассматриваемый период мало изменились намерения на поступление: по-прежнему большинство (56%) собираются продолжать учиться в 10 классе. Хотя с учетом «не ответивших» интерес к среднему профессиональному образованию немного вырос. Напротив, в прочей городской и в сельской местности желающих продолжать обучение в 10 классе стало относительно меньше (42% и 43% соответственно), а желающих получить среднее профессиональное образование ‑ заметно больше (до 46-47% опрошенных). Причем это произошло несмотря на сокращение в ходе проведенной оптимизации числа учебных заведений такого типа, включая их полную ликвидацию в ряде муниципальных районов Новосибирской области. Соответственно потребность в профессиональном образовании у выпускников основной школы входит в противоречие с доступными абитуриентам учебными местами. Новым обстоятельством, мотивирующим школьников переходить после 9 класса в СПО, как выяснилось на фокус-группах, является страх не сдать итоговый экзамен ЕГЭ. Работа как вариант занятости после окончания основной, либо средней ступени общего образования, не является сколько-нибудь массовым выбором и не превышает 5-7 % выпускников.

Во всех типах школ примерно каждый второй опрошенный старшеклассник испытывал трудности с выбором профессии, по которой хотел бы учиться дальше (в вузе или колледже). Среди тех, кто сделал профессиональный выбор, преобладает ориентация на профессии специалистов высшего звена, реже среднего звена и гораздо реже - на рабочие профессии.

Отмечается общая тенденция распространенности среди учащихся выпускных классов дополнительных занятий сверх обязательной школьной программы. Особенно наглядно это проявляется в динамике. В настоящее время школьники и их семьи предпринимают разнообразные действия по подготовке к государственным экзаменам помимо обязательных уроков и занятий в школе. Причем, если в предыдущие периоды это осознавали главным образом респонденты, проживающие в областном центре, то теперь аналогичные усилия предпринимают школьники прочей городской местности (малых городов и посёлков городского типа) и сельской местности. Наиболее заметны такие изменения среди учащихся 11-х классов, в своем подавляющем большинстве планирующих поступление в вузы. Зачастую такие дополнительные занятия требуют финансового участия семьи. По нашему мнению данные процессы представляют собой побочные эффекты модернизации системы образования.

На данных волны 2016/17 уч. года было выявлено, что каждый пятый старшеклассник не мотивирован на получение знаний, образование и на посещение школы, т. е., по сути, не вовлечен в академическую и социальную систему учебного заведения. Все же познавательные интересы большинства старшеклассников достаточно разнообразны. Каждый из обязательных для изучения школьных предметов не менее четверти опрошенных назвали интересным для них. От 9-х к 11-ым классам отмечается рост интереса ко всем группам обязательных предметов, особенно гуманитарным и общественным. Высказывается также потребность в расширении изучаемых предметов. Хотя две трети опрошенных школьников считают, что новых предметов в школе вводить больше не надо (65,8%), но треть не отказались бы изучать что-нибудь новое, интересное. Характерно, что названные новые предметы чаще относятся к социально-гуманитарной сфере и гораздо реже - к естественнонаучным или инженерным знаниям. Соответственно задача развития интереса школьников к инженерной деятельности, несмотря на сделанные в этом направлении шаги (олимпиады, конкурсы, детские технопарки типа «Кванториум» и др.), остается актуальной. Проблемой является и учебная мотивация в целом. Школьники больше ориентированы на занятия, способствующие сдаче итоговых экзаменов (что для большинства является в дальнейшем «пропуском» в вуз), чем на получение системных глубоких знаний. Хорошо иллюстрирует данное противоречие мотивация на продолжение образования после школы: в ее структуре «получение знаний, глубокое изучение предметов» (наряду с другими мотивами) у опрошенных старшеклассников составляет в среднем всего 20%.

2. Структура и мотивы профессиональных ориентаций старшеклассников в эмпирической динамике

Представления о готовности старшеклассников к выбору профессии исследуются разними методиками (психологическими, педагогическими, социологическими и др.). Результаты, как правило, разнятся. Чем более «широко» задан вопрос о профессиональных интересах, склонностях, ориентациях, тем подростку легче соотнести свой выбор с какой-либо областью, сегментом мира профессий, либо что-то «привлекательное» отметить из готового списка профессий. Наша социологическая методика требует от школьника соотнести свои планы с конкретной профессией, по сути, продемонстрировать обдуманное к ней отношение, самому по памяти указать ее название. В анкете школьникам задавался вопрос «Если ты уже решил, какую профессию (специальность) хотел бы получить, то укажи ее, пожалуйста:…». Требовалось вписать своей рукой название выбранной профессии, либо обвести напечатанный в анкете вариант ответа «1- пока не выбрал». Эта методика применялась без изменений во всех волнах мониторинга. Для анализа полученных данных все названные профессии были сгруппированы по их отраслевой принадлежности (независимо от должностного статуса) в 3 группы: - профессии материального производства и материальных услуг; - профессии социальной сферы (образования, здравоохранения, социальной работы), науки, информационных технологий; - профессии функционирования рынка, регулирования и контроля (включая управление и силовые структуры); 4-ю группу составили ответы «пока не выбрал». На рисунке 1 представлены результаты ответов на этот вопрос в динамике. Как видно, в период перехода к рыночным отношениям в экономике и в 9-х и в 11-х классах стало относительно меньше школьников, ориентированных на профессии материальной сферы и материальных услуг, а неопределившихся стало заметно больше. В 11-х классах более, чем в 9-х отмечалось повышение интереса к профессиям функционирования рынка, достигшее своего пика в обследовании 2000-го года. У 11-ти классников интерес к профессиям социальной сферы и науки, упав в годы рыночных реформ, в дальнейшем оставался примерно на одном уровне. Заметим, что введение ЕГЭ еще больше способствовало отложенному решению о выборе профессии, поскольку в это решение и сами школьники и семьи вносили коррективы в зависимости от полученных на экзаменах баллах. Как видно, на профессиональном выборе школьников пока не отразился запрос на кадры от реального сектора экономики, на кадры для экономического роста, для реализации технологических изменений и инноваций, для научно-технологического «прорыва».

В таблице 1 приводится топ-20 профессий, которые школьники вписали в качестве ответа на вопрос о профессиональном выборе. Обращает на себя внимание первое место профессии «программиста» и четвертое – «инженера» у школьников городской местности. Но с учетом проанализированного в динамике распределения групп выбранных школьниками профессий, у нас пока нет оснований делать вывод о «развороте» в их профессиональных ориентациях на запросы цифровой и высокотехнологичной экономики.


Рисунок 1. Динамика выбора профессии (отраслевая принадлежность) среди учащихся 9-х и 11-х классов школ Новосибирской области, % (по данным социологических исследований ИЭОПП СО РАН)

Другая проблема состоит в том, что система высшего и среднего профессионального образования пока не готова обучать прогнозируемое количество специалистов для цифровой экономики [6. с.29].

Профессиональные ориентации старшеклассников представлены не только выбором профессии, интересом, склонностью к тому или иному виду трудовой профессиональной деятельности, но и мотивами этого выбора. Причем наши исследования подтверждают, что мотивация возникает и до принятия решения о выборе конкретной профессии. В анкете мотивация изучалась с помощью вопроса: «Что тебя привлекает в профессии, когда ты думаешь о ее выборе? Какие возможности, связанные с профессией, для тебя особенно важны? (можно дать несколько ответов; на этот вопрос просим ответить и тех, кто еще не выбрал себе профессию)».

Таблица 1. Топ-20 профессий по ответам школьников на открытый вопрос: «Если ты уже решил, какую профессию хотел бы получить, то укажи ее, пожалуйста»*

Школьники городской местности

Школьники села

Ранг

Профессия

Частота упоминаний (чел.)

Ранг

Профессия

Частота упоминаний (чел.)

1

Программист

95

1

Учитель

28

2

Врач

81

2

Врач

19

3

Юрист

59

3

Военный

17

4

Инженер

37

4

Юрист

11

5

Экономист

35

5

Механик, механик-водитель

11

6

Менеджер

33

6

Программист

10

7

Военный

30

7

Экономист

9

8

Архитектор

29

8

Медсестра

8

9

Учитель

26

9

Повар

8

10

Психолог

25

10

Психолог

8

11

Химик

21

11

Инженер

7

12

Переводчик

15

12

Парикмахер

7

13

Повар

15

13

Тренер

6

14

Художник

15

14

Менеджер

5

15

Дизайнер

14

15

Полицейский

5

16

Лингвист

14

16

Журналист

3

17

Тренер

14

17

Культурный работник

3

18

Медсестра

13

18

Воспитатель

3

19

Музыкант, актер

13

19

Следователь

2

20

Журналист

11

20

Строитель, маляр

2

*Приводятся объединенные данные по 9-м и 11-м классам. При подсчете не учитывался ответ «пока не выбрал».

Для анализа полученных на этот вопрос ответов исходные 14 вариантов были сгруппированы в 7 смысловых групп. Группировка проводилась после преобразования исходных данных в дихотомические (рисунок 2). Причем не делалось разницы между попаданием одного или нескольких исходных ответов в смысловую группу. Такая методика применялась во всех волнах мониторинга. В динамике видно, что как в 9-х, так и в 11-х классах произошел рост мотивов «заработка», «карьеры и престижа», что соответствует либерально-рыночной модели успеха. Но самый большой рост наблюдается в группе мотивов «самореализации», а в четвертой волне также «содержания труда».

Напротив, снизили свой удельный вес мотивы «пользы людям» и «общения». Не слишком важным при выборе профессии во всех волнах обследований был мотив «условий труда», поскольку он служит в большей степени атрибутом рабочего места, а не профессии. Такая структура мотивации отражает очень высокие требования к будущей профессии. Можно предположить, что это само по себе затрудняет ее выбор. В итоге многие выпускники еще не решили, какую именно профессию они для себя хотят, но, по-видимому, точно знают, какую не хотят.


Рисунок 2. Динамика мотивов выбора будущей профессии старшеклассниками Новосибирской области, %, (по данным социологических исследований ИЭОПП СО РАН)

Большие вызовы еще мало влияют на выбор профессии и профессионального образования старшеклассниками, которые выражаются не в ориентации на высокотехнологичные отрасли экономики, а на сложившиеся в 1990-е гг. представления об успешности в рыночной экономике юристов, экономистов, менеджеров, психологов и добавившиеся к ним в 2000-х гг. представления об относительном благополучии работников бюджетной сферы (учителей, врачей, военных, представителей силовых структур и др.). Среди немногочисленных рабочих профессий популярностью пользуются в первую очередь те, которые связаны непосредственно с обслуживанием населения (повар, парикмахер, визажист, водитель, отделочник, тренер и т.д.). Как и в более ранних опросах всегда находились школьники, чей интерес в выборе профессии связан с наукой и техникой, а также с творческими профессиями. Определенный сигнал от цифровых технологий реализовался в выборе профессии программиста, ставшей самой часто выбираемой среди городских школьников. Но надо заметить, что и эта профессия способна выполнять на современном рынке труда двойную функцию ‑ работать (причем возможно на нескольких работах), а также обслуживать население, которому требуется компьютерная помощь. Хотя подавляющее большинство выпускников школ ориентированы на высшее образование, но приближение к высокотехнологичным сегментам экономики через выбор профессии пока выражено слабо, преобладает ориентация на стабильный или высокий доход выбранной профессии. Все же итоги опроса свидетельствуют о массовом опыте подростков в мире цифровых устройств и информационных технологий в повседневной жизни.

На примере Новосибирской области (позиционирующей себя как территория интеграции образования-науки-бизнеса), можно заметить, что в экономике либо не наблюдается прироста занятости в сегментах, обеспечивающих рост высокотехнологичного производства, либо он очень незначителен. Напротив, более высокими темпами растут сегменты с преобладанием мало- и низко квалифицированного труда [7, с. 96]. Сами технологические вызовы, нашедшие отражение в ряде федеральных программ и стратегий, мало доведены до населения, сферы образования и бизнеса через конкретные региональные программы, стратегии, деятельность соответствующих социальных институтов, поэтому мы не наблюдаем значительных изменений на рынке труда в части требований к качеству рабочей силы, соответственно, практически не наблюдается изменений в стандартах подготовки рабочей силы. Например, среди студентов вузов и колледжей лишь меньшая часть - 41% хотели бы в дальнейшем работать или участвовать в инновационной экономике, основанной на коммерциализации и использовании открытий, изобретений, научных разработок. Остальных это не интересует уже на студенческой скамье. Поэтому и население, и бизнес, и система формального образования слабо реагируют на технологические и другие «большие вызовы». В то же время доля позитивно настроенных на работу в экономике нового типа не так уж мала, нужно искать к ним подходы, создавать мотивацию.

3. Профессиональная ориентация в деятельности общеобразовательной школы

В деятельности общеобразовательной школы по профессиональной ориентации в последние годы произошли большие изменения. Разработаны учебники, информационные издания и электронные ресурсы для знакомства учащихся с миром профессий, рынком труда и рынком образовательных услуг, с возможностями профессиональной карьеры в современных условиях и т.п. В помощь школьникам также доводится информация об особенностях сферы занятости, системы высшего и профессионального образования, возможностей для непрерывного образования в их регионе. Более заметных успехов достигают школы, где сочетают профильное обучение, допрофессиональное трудовое обучение с профориентационной работой (на уроках, на внеурочных занятиях, в учреждениях дополнительного образования детей и др.) [8],[9].

Сколько существует социология образования в нашей стране, столько не снимается с повестки тема профессиональной ориентации молодёжи, профессионального самоопределения. Современная молодёжь находится в ситуации, когда разные общественные структуры посылают либо невнятные, либо, наоборот, прямо противоположные сигналы. Декларируемые запросы отдельных сегментов экономики заметно расходятся с реальной ситуацией на рынке труда.

Например, сфера занятости не посылает устойчивых сигналов о намечаемых технологических прорывах и создании соответствующих высокодоходных рабочих мест, требующих высокой квалификации. В первую очередь такие сигналы предполагаются от инновационного сегмента экономики, от прошедшей ре-индустриализацию обрабатывающей промышленности, сферы внедрения научных разработок и IT-технологий. Напротив, школьники и студенты ежедневно могут наблюдать, что молодежь очень востребована в сфере обслуживания и в других сферах на местах малоквалифицированного труда. Естественно, что такой фактор как сигнал рынка труда напрямую не работает, он должен сочетаться (хотя бы не противоречить) собственным установкам молодежи, к тому же отличающимся от таковых у взрослого населения. Одно из исследований, проведенное в нескольких российских нестоличных регионах показало большие расхождения профессиональных планов старшеклассников и потребностей рынка труда, также было выявлено, что большинство старшеклассников (69%) не хотели бы работать в той же профессиональной области, где работают их родители [10, с.154].

Исследования, проведенные под руководством В. Н. Шубкина в советский период, показали расхождение личных профессиональных планов старшеклассников и потребностей народного хозяйства в кадрах по профессиям [11, с.230-233]. Корректировка планов выпускников школ тогда происходила на этапе поступления в вузы, техникумы, училища, вынуждая большие группы молодёжи устраиваться на работу, не имея диплома [11, с.182]. Сегодня «основная конфликтность профессионального выбора переместилась со времени перехода между школой и системой профессионального образования на период перехода между последней и рынком труда» [12, с. 356].

Встает вопрос о том, какой должна быть профессиональная карьера в современном обществе. Особенно это важно в условиях цифровизации общества и экономики и других технологических вызовов. Социологи, используя доступные им методы и теории, выявили немало социальных факторов, влияющих на выбор профессии, тем не менее, открытым остается вопрос, какие модели (и траектории) профессиональной карьеры могут быть и привлекательны для выпускников школ и студентов, и одновременно способны сделать национальную экономику конкурентоспособной. Есть разные точки зрения на будущее профессиональной карьеры, особенно, в связи с тем, что многие профессии будут устаревать, в течение жизни человеку придется менять профессии, напротив, более востребованными становятся не навыки в конкретной профессии, а набор общих компетенций, которые дают возможность менять сферу деятельности и быть конкурентоспособным и обучаемым на рынке труда [13, с. 55-59].

Профориентационная работа в школе основывается на спорных приоритетах. Прямо или косвенно она ориентирует школьников на приоритетность их интересов. В то время, как выбор профессии по интересам - это идеальная ситуация. Приоритет интересов в трудовом воспитании имеет неустойчивый характер, так как они могут меняться. Из интересов не всегда можно сформировать трудовую деятельность. Профориентационная работа в школе не выявляет всех возможных способностей подростка (как потенциального работника) к другим видам занятости. Зачастую профориентационная работа не подкреплена практической частью, не дает школьнику опыта использования своего трудового потенциала как способности к процессу труда как таковому. В сознании школьников остается установка, что общество должно ориентироваться на их интересы. Неустойчивость интересов ведет к случайному (необоснованному) выбору профессии, а случайно выбранной профессией не так дорожишь.

Школьникам при выборе профессии приходится учитывать свой интерес к профессии (если таковая имеется) с установками на самореализацию и достижение жизненного успеха, формирующимися в старших классах. Также исследователи на протяжении многолетних наблюдений фиксируют, что выпускники вынуждены адаптировать свою жизненную стратегию к реальности в соответствии с существующим социальным неравенством [14, с.12]. При этом профориентационная деятельность школы слабо помогает подростку принять судьбоносное решение, хотя она и дает обширную информацию о мире профессий. Поскольку это школьный предмет, то для удержания внимания учеников акцент часто делается на их интересе к той или иной профессии или сфере деятельности. Однако интересы изменчивы, реализовать их при выборе профессии часто не представляется возможным. Завтрашнему выпускнику на данном этапе жизненного пути гораздо важнее было бы осознать, есть ли у него способности к тому или иному виду (видам) труда, насколько такой труд востребован в экономике, насколько нужен обществу. Параллельно сам для себя (с участием семьи) школьник решает вопрос, насколько выбранная профессия позволит ему добиться самореализации, стать успешным в жизни. Кроме того ему приходится учитывать доступность образования по выбранной профессии, а также множество других обстоятельств.

В целом профориентационная работа в школе была оценена старшеклассниками на вполне хорошем уровне, но считать ее миссию выполненной не приходится. Немало попадается публикаций, где отмечаются слабые стороны школьной профориентационной работы. Критикуются слишком «прямолинейные» педагогические и психологические методики, профориентационные «штампы». Отмечается, что основной принцип, по которому до сих пор строится профориентационная работа, сужает поле выбора профессии. Речь идет о типологическом подходе, основанном на соотнесении «хочу»-«могу»-«надо», т.е. своих потребностей, способностей и требований рынка труда. [15, с.8]. Согласимся с аргументом этого автора: «Отношение к профессии определяется не только и не столько психофизиологическими и характерологическими особенностями, а мировоззрением, основу которого составляет направленность личности, мотивы труда и жизненные ценности» [15, с.8]. В тоже время есть другая точка зрения, что в профориентационной деятельности в школе имеется полноценный «арсенал» средств и методик, он оправдал себя в теории и на практике, и надо уметь им грамотно пользоваться. [16].

В анкете мы специально поинтересовались у старшеклассников, как проводится профориентация в их школе, а также тем, что именно помогает им в выборе профессии и/или дальнейшего профессионального образования (рисунки 3, 4). В ответах на эти вопросы выявлялись, с одной стороны, разнообразные практики, с другой стороны, проблемы и недостаточная удовлетворенность профессиональной ориентацией в школе.

1. Занимаемся в основном по учебникам

2. Смотрим фильмы, слушаем аудио-курсы

3. Проходим профориентационное тестирование

4. Проводятся экскурсии на предприятии, в организации

5. Проводятся консультации, беседы

6. Проводятся встречи с представителями разных профессий

7. Получаем в школе практические трудовые навыки и умения по конкретной профессии

8. Посещаю занятия по профессиональной ориентации вне школы

9. Сам знакомлюсь с профессиями (где подрабатываю, где работают родители)

10. В нашем классе профессиональная ориентация не проводится

Рисунок 3. Распределение ответов старшеклассников 9-х и 11-х классов на вопрос: «Как проводится в твоем классе профессиональная ориентация или другие специальные занятия, чтобы помочь учащимся правильно выбрать будущую профессию?», %

(Новосибирская область, 2016/17 уч.г., N=1965)

1. Школьные предметы

2. Уроки трудового обучения, технологии

3. Уроки профессиональной ориентации в школе

4. Консультации, беседы с учителями, психологами

5. Родители, родственники

6. Друг, подруга, приятели

7. СМИ, ТВ, кино, Интернет, книги

8. Жизненные наблюдения

9. Собственный трудовой опыт

10. Никто, я сам решил

11. Ничего не помогло, ещё не выбрал

Рисунок 4. Распределение ответов старшеклассников 9-х и 11-х классов на вопрос:

«Кто или что помогло тебе в выборе будущей профессии или будущего профессионального образования?», % (Новосибирская область, 2016/17 уч.г., N=1965)

По мнению старшеклассников одной из школ малого города, высказанного в ходе коллективного обсуждения на фокус-группе, уроки профессиональной ориентации вполне хорошо выполняют свою задачу, поскольку помогают школьникам ориентироваться в мире профессий, помогают познакомиться с представителями предприятий и учебных заведений (причем такие встречи участники считают необходимым проводить чаще), а свой выбор профессии каждый должен делать самостоятельно. Проведенные фокус-группы с учащимися инженерных классов в малом городе показывают, что сконструированная разработчиками профориентационной работы модель «интерес – обучение в профильном классе – обоснованный выбор профессии – поступление в вуз или СПО на востребованную профессию – успешное трудоустройство» редко превращается в реальную цепь событий. Особенно показательно это для сельскохозяйственных профессий. В ходе фокус-группы с сельскими 9-ти-классниками никто из них не выбрал для себя сельские профессии. Также никто из них не выбирал технически сложные профессии, а выбор чаще всего был связан со сферой услуг. При этом разброс профессий был настолько велик, что становилось очевидно - целенаправленно к выбору они еще не подошли. Фокус-группа в агро-технологическом классе сельской школы продемонстрировала, что даже создание специализированных классов не способствует выбору непрестижных или не перспективных в глазах молодежи профессий. Конечно, можно найти промежуточный результат в виде приобретенных компетенций, но конечный результат не достигнут. Фокус-группа со студентами аграрного межрайонного профессионального лицея показала, что их поступление в лицей зачастую носило случайный характер, а сельское хозяйство почти никто не рассматривал в качестве будущей сферы занятости. Наиболее технически сложная профессия из выбранных участниками нескольких проведенных фокус-групп, была IT-специалист или программист, а наиболее сложная естественнонаучная – медицинский работник (врач, медсестра, массажист).

4. Профессиональная устойчивость студентов

На следующем этапе профессионального самоопределения молодежь, будучи уже студентами старших курсов, сталкивается с реалиями рынка труда. Данные показывают, что в сознании многих студентов формируется установка на то, что лучший способ адаптации к спросу на рынке труда – отказываться от полученной профессии.

Для каждого второго студента вуза и для 40% студентов СПО мотивация работать по профессии не устойчивая. Только 17,6% опрошенных полностью уверены в правильности своего профессиональном выбора (не сомневаются в правильном выборе профессии и образовательного учреждения, довольны тем, как их учат, не сомневаются, что будут работать по своей профессии). Почти половина студентов подвергают сомнению правильность своего выбора, а каждый пятый указал, что выбрал профессию либо образовательное учреждение случайно. Кроме того, почти у двух из каждых трех опрошенных (во всех типах образовательных учреждений) налицо готовность «жертвовать» работой по профессии ради хороших материальных и комфортных условий будущей работы; а у студентов вузов ‑ также «жертвовать» творческим содержанием будущей работы.

Для получения данного результата использовалась следующая методика. На данных опроса студентов была выявлена условная модель поведения выпускника на рынке труда, основанная на оценке важности для него отдельных характеристик (условий) потенциального места работы. Каждая характеристика оценивалась респондентами по шкале: «обязательно», «желательно» или «не обязательно», чтобы перечисленные условия соблюдались при устройстве на работу. Данные показывают, что большинство выпускников не готовы поступиться такими сторонами работы как хорошие условия труда и достойная заработная плата, а выпускники вузов также перспективами должностного роста, карьеры. На рисунке 5 представлены ранжированные данные по доле ответивших «обязательно» среди студентов вузов в 2001 и 2015/16 гг. Примерно для каждого второго обязателен хороший коллектив и возможность повышать квалификацию и продолжать образование. Выяснилось, что легче отказаться (хотя бы временно) от творческого характера работы, от работы по специальности, ее пользы для людей и даже престижности работы. В динамике видна определенная адаптация молодежи к условиям рынка труда: меньше стало тех, кто рассчитывает на получение или приобретение жилья за счет предприятия, и меньше рассчитывающих на стабильность (отсутствие угрозы увольнения). Студенты вузов демонстрируют потенциально более гибкое поведение на рынке труда, хотя эта излишняя гибкость вынуждает их отказываться или откладывать на потом вопросы профессиональной самореализации, ценность которой подтверждают другие данные проведенного исследования.

Рисунок 5. Динамика ответов студентов об обязательных условиях при трудоустройстве, % (по данным социологических исследования ИЭОПП СО РАН)

Выпускники школы и студенты при выборе профессиональных стратегий получают разнообразные сигналы. Среди них сигналы от сферы занятости, от системы образования, варианты существующих альтернативах доходных занятий вне реальной экономики и даже вне легальной экономики. Стратегии самих профессиональных учебных заведений также влияют на формирование моделей поведения выпускников на рынке труда [17, с. 161-167],[17, с.201-217].

Состояние сферы занятости и рынка труда является важным регулятором профессиональной устойчивости выпускников системы профессионального образования.

В нескольких интервью работодателей предприятий реального сегмента экономики в малом городе была названа следующая проблема. «Костяк» кадров на предприятии составляют люди предпенсионного и более старшего возраста, молодежь не приходит работать, или приходит, но быстро увольняется. В результате перспективы развития таких предприятий ограничены из-за кадровой проблемы. По мнению одного из опрошенных нами экспертов работодатели в последние 5 лет осознали существующий дефицит квалифицированных кадров на рынке труда и стали смотреть на существующее предложение рабочей силы с более реальными запросами (из интервью с начальником одного из городских отделов занятости населения).

Заключение

Проведенное нами исследование позволило выявить следующие парадоксы процессов профессионального самоопределения и профессиональной устойчивости на рынке труда:

Парадокс 1. При относительно хорошей оценке школьниками профориентационной работы в школе, отмечается ее низкая результативность в части влияния на выбор профессии. Наиболее влиятельным оказывается, напротив, внешкольное окружение (родители, друзья, СМИ, собственные наблюдения за жизнью и т.д.). Некоторое влияние оказывают школьные предметы обязательной и дополнительной программы. При этом широкое распространение получил отложенный выбор профессии.

Парадокс 2. Высокая потребность молодежи в самореализации, карьере, престиже и хорошем заработке в отношении абстрактной (часто еще не выбранной) будущей профессии, формируется еще в школе. Найти работу в реальной экономике, где бы все это успешно сочеталось, очень не просто. Напротив, реалии современного рынка труда свидетельствуют, что появилось много доходных занятий в рамках правого поля, не предполагающих профессиональной самореализации, например, блогер, мобильный репортер, создатель роликов и интернет-сайтов, дизайнер ногтей и бровей, ди-джей, мастер тату, модель, аниматор, разнообразная работа в сфере масс-медиа и другие занятия, далекие от запросов реальной экономики. Эти занятия, формирующие специфический сегмент «занятости» для молодежи, могут приносить неплохой доход, способствовать самореализации, не связанной с профессией, и быть престижными в глазах общества.

Парадокс 3. Выявление в процессе профориентации интересов школьника не должно быть главной доминантой его будущей трудовой траектории. Иначе это формирует у выпускников противоречивые установки, приводит их к убеждению, что интересы могут сформировать их будущую работу. Заметим, что такими характеристиками обладают фрилансеры, прекариат и другие самозанятые, не включенные в традиционные структуры рынка труда. Современные выпускники вузов организуются в свои фирмы, уже со студенчества формируются сетевые структуры единомышленников. Такие структуры могут создаваться и за границей. Этому может способствовать установка каждого десятого опрошенного студента вуза жить и работать за границей. Парадокс в том, что запросы высокотехнологичного сегмента экономики в адрес молодежи часто проигрывают таким новым формам занятости. Трудовая траектория в реальном сегменте экономики чаще всего формируется как компромисс, где интересы не доминируют.

Выявленные реальные и прожективные образовательные и трудовые стратегии молодежи свидетельствуют о том, что традиционные отрасли экономики (в том числе и высокотехнологичные) проигрывают конкуренцию за молодые кадры другим сегментам занятости ‑ сфере услуг, развлечений и увлечений, цифровых коммуникаций, инфраструктуре рынка и т.п. Необходимый технологический прорыв, таким образом, находится под риском запаздывания из-за низкого ресурсного обеспечения (прежде всего, кадрового).

Статья подготовлена по плану НИР ИЭОПП СО РАН, проект XI.179.1.2. « Условия и стимулы формирования и реализации человеческого потенциала населения в трудовой и образовательной сферах», № АААА-А17-117022250119-3 (рук. И. И. Харченко). Мониторинговые опросы старшеклассников и студентов, имевшие дополнительные источники финансирования от российских научных фондов, составляют задел проекта

Библиография
1.
Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 г. №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» (в ред. Указа от 19.07.2018г. № 444). URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027 (дата обращения: 02.02.2019).
2.
Паспорт национального проекта "Образование" (утв. президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам (протокол от 24 декабря 2018 г. N 16)). URL:https://base.garant.ru/72192486/ (дата обращения 02.12.2019)
3.
Елисеев Л.Т., Сабанов Р.К. Занятость молодежи в условиях дисбаланса рынка труда: региональный аспект / Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России: сб. докладов по материалам Одиннадцатой Всероссийской научно-практической Интернет-конференции (29-30 октября 2014 г.). – Кн.III. – Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2014. – с.115-124.
4.
Московская А. А. Способствует ли российский бизнес развитию профессионализма? / Профессиональные группы: динамика и трансформация; под ред. В.А. Мансурова. – М.: Изд-во Института социологии РАН, 2009. – с.135-164.
5.
Кузокреа В. Выход на профессиональную арену в Италии и Англии / Антропология профессий: границы занятости в эпоху нестабильности; под ред. П. Романова, Е. Ярской-Смирновой. (Библиотека Журнала исследований социальной политики). М.: ООО «Вариант», ЦСПГИ, 2012. с. 118-136.
6.
Чернышов С. Цифровые партизаны // Эксперт-Сибирь.-2018. – № 34 (518).-с. 28-30.
7.
Основные итоги социально-экономического развития Новосибирской области. Январь-сентябрь 2018 г.: статистический сборник (по каталогу 1.1) / Новосибирскстат. Новосибирск, октябрь 2018. 128 с.
8.
Минеев В. Е., Федотов А. С., Ахмеджанов Р. Р. Профильные классы как одна из эффективных форм профориентации подростков [Электронный ресурс] // Профессиональное образование в России и за рубежом. 2018. № 4 . с. 70-75. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/profilnye-klassy-kak-odna-iz-effektivnyh-form-proforientatsii-podrostkov (дата обращения 02.12.2019).
9.
Лалетина О.В., Липатов Д.В. Роль дополнительного образования в профессиональной ориентации школьников [Электронный ресурс] // Отечественная и зарубежная педагогика. 2018. Т. 2. № 2. с. 192-199. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-dopolnitelnogo-obrazovaniya-v-professionalnoy-orientatsii-shkolnikov (дата обращения 02.12.2019)
10.
Калимуллин А. М., Виноградов В. Л. Профессиональная ориентация школьников: состояние проблемы и пути решения [Электронный ресурс] // Образование и саморазвитие, 2012, № 6(34). с. 148-155. Режим доступа: URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=18808866 (дата обращения 02.12.2019)
11.
Шубкин, В. Н. Социология и общество: научное познание и этика науки : монография / М. : Издательство Юрайт, 2017. 414 с. (Серия : Антология мысли).
12.
Чередниченко Г.А. Российская молодежь: от образования к труду (на материалах социологических исследований образовательных и профессиональных траекторий) [монография] / – СПб.: Издательство РХГА, 2016. – 392 с.
13.
Российский работник: образование, профессия, квалификация [Текст] : моногр. / под. ред. В. Е. Гимпельсона, Р. И. Капелюшникова ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». –М.: Изд.дом Высшей школы экономики, 2011. – 574 с.
14.
Константиновский Д. Л. От эмпирики к смыслам, от смыслов к осмыслению [Электронный ресурс] // Вопросы образования. 2012. № 4. с. 11-22. Режим доступа: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ot-empiriki-k-smyslam-ot-smyslov-k-osmysleniyu (дата обращения 02.12.2019)
15.
Резапкина Г.В. Как профориентационные штампы затрудняют выбор профессии. Тупиковые «тренды» профориентации / Профессиональное самоопределение молодежи инновационного региона: проблемы и перспективы: сборник статей по материалам всероссийской научно-практической конференции с международным участием. (под общ.ред. А.Г.Миронова) [Электронный ресурс]. – Красноярск, 2017. – с.7-9. Режим доступа: URL: http://www.kgau.ru/new/all/uni/uni/profsam_1.pdf (дата обращения 02.12.2019).
16.
Шестова А.А., Савченков А.В. Проблема профессионального самоопределения выпускников школы и способы ее решения / Профессиональное самоопределение молодежи инновационного региона: проблемы и перспективы: сборник статей по материалам всероссийской научно-практической конференции с международным участием. (под общ.ред. А.Г.Миронова). [Электронный ресурс]. – Красноярск, 2017. – с.232-234. Режим доступа: URL: http://www.kgau.ru/new/all/uni/uni/profsam_1.pdf (дата обращения 02.12.2019).
17.
Харченко И. И. Современная молодежь Сибири: образовательные и профессиональные стратегии. Монография. – Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2008. 500 с.
References (transliterated)
1.
Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 07.05.2018 g. №204 «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2024 goda» (v red. Ukaza ot 19.07.2018g. № 444). URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/43027 (data obrashcheniya: 02.02.2019).
2.
Pasport natsional'nogo proekta "Obrazovanie" (utv. prezidiumom Soveta pri Prezidente Rossiiskoi Federatsii po strategicheskomu razvitiyu i natsional'nym proektam (protokol ot 24 dekabrya 2018 g. N 16)). URL:https://base.garant.ru/72192486/ (data obrashcheniya 02.12.2019)
3.
Eliseev L.T., Sabanov R.K. Zanyatost' molodezhi v usloviyakh disbalansa rynka truda: regional'nyi aspekt / Spros i predlozhenie na rynke truda i rynke obrazovatel'nykh uslug v regionakh Rossii: sb. dokladov po materialam Odinnadtsatoi Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi Internet-konferentsii (29-30 oktyabrya 2014 g.). – Kn.III. – Petrozavodsk: Izd-vo PetrGU, 2014. – s.115-124.
4.
Moskovskaya A. A. Sposobstvuet li rossiiskii biznes razvitiyu professionalizma? / Professional'nye gruppy: dinamika i transformatsiya; pod red. V.A. Mansurova. – M.: Izd-vo Instituta sotsiologii RAN, 2009. – s.135-164.
5.
Kuzokrea V. Vykhod na professional'nuyu arenu v Italii i Anglii / Antropologiya professii: granitsy zanyatosti v epokhu nestabil'nosti; pod red. P. Romanova, E. Yarskoi-Smirnovoi. (Biblioteka Zhurnala issledovanii sotsial'noi politiki). M.: OOO «Variant», TsSPGI, 2012. s. 118-136.
6.
Chernyshov S. Tsifrovye partizany // Ekspert-Sibir'.-2018. – № 34 (518).-s. 28-30.
7.
Osnovnye itogi sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Novosibirskoi oblasti. Yanvar'-sentyabr' 2018 g.: statisticheskii sbornik (po katalogu 1.1) / Novosibirskstat. Novosibirsk, oktyabr' 2018. 128 s.
8.
Mineev V. E., Fedotov A. S., Akhmedzhanov R. R. Profil'nye klassy kak odna iz effektivnykh form proforientatsii podrostkov [Elektronnyi resurs] // Professional'noe obrazovanie v Rossii i za rubezhom. 2018. № 4 . s. 70-75. Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/profilnye-klassy-kak-odna-iz-effektivnyh-form-proforientatsii-podrostkov (data obrashcheniya 02.12.2019).
9.
Laletina O.V., Lipatov D.V. Rol' dopolnitel'nogo obrazovaniya v professional'noi orientatsii shkol'nikov [Elektronnyi resurs] // Otechestvennaya i zarubezhnaya pedagogika. 2018. T. 2. № 2. s. 192-199. Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-dopolnitelnogo-obrazovaniya-v-professionalnoy-orientatsii-shkolnikov (data obrashcheniya 02.12.2019)
10.
Kalimullin A. M., Vinogradov V. L. Professional'naya orientatsiya shkol'nikov: sostoyanie problemy i puti resheniya [Elektronnyi resurs] // Obrazovanie i samorazvitie, 2012, № 6(34). s. 148-155. Rezhim dostupa: URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=18808866 (data obrashcheniya 02.12.2019)
11.
Shubkin, V. N. Sotsiologiya i obshchestvo: nauchnoe poznanie i etika nauki : monografiya / M. : Izdatel'stvo Yurait, 2017. 414 s. (Seriya : Antologiya mysli).
12.
Cherednichenko G.A. Rossiiskaya molodezh': ot obrazovaniya k trudu (na materialakh sotsiologicheskikh issledovanii obrazovatel'nykh i professional'nykh traektorii) [monografiya] / – SPb.: Izdatel'stvo RKhGA, 2016. – 392 s.
13.
Rossiiskii rabotnik: obrazovanie, professiya, kvalifikatsiya [Tekst] : monogr. / pod. red. V. E. Gimpel'sona, R. I. Kapelyushnikova ; Nats. issled. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki». –M.: Izd.dom Vysshei shkoly ekonomiki, 2011. – 574 s.
14.
Konstantinovskii D. L. Ot empiriki k smyslam, ot smyslov k osmysleniyu [Elektronnyi resurs] // Voprosy obrazovaniya. 2012. № 4. s. 11-22. Rezhim dostupa: URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ot-empiriki-k-smyslam-ot-smyslov-k-osmysleniyu (data obrashcheniya 02.12.2019)
15.
Rezapkina G.V. Kak proforientatsionnye shtampy zatrudnyayut vybor professii. Tupikovye «trendy» proforientatsii / Professional'noe samoopredelenie molodezhi innovatsionnogo regiona: problemy i perspektivy: sbornik statei po materialam vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. (pod obshch.red. A.G.Mironova) [Elektronnyi resurs]. – Krasnoyarsk, 2017. – s.7-9. Rezhim dostupa: URL: http://www.kgau.ru/new/all/uni/uni/profsam_1.pdf (data obrashcheniya 02.12.2019).
16.
Shestova A.A., Savchenkov A.V. Problema professional'nogo samoopredeleniya vypusknikov shkoly i sposoby ee resheniya / Professional'noe samoopredelenie molodezhi innovatsionnogo regiona: problemy i perspektivy: sbornik statei po materialam vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii s mezhdunarodnym uchastiem. (pod obshch.red. A.G.Mironova). [Elektronnyi resurs]. – Krasnoyarsk, 2017. – s.232-234. Rezhim dostupa: URL: http://www.kgau.ru/new/all/uni/uni/profsam_1.pdf (data obrashcheniya 02.12.2019).
17.
Kharchenko I. I. Sovremennaya molodezh' Sibiri: obrazovatel'nye i professional'nye strategii. Monografiya. – Novosibirsk: IEOPP SO RAN, 2008. 500 s.