Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Проблемы классификации и оптимизации системы уголовно-правовых норм об ответственности за должностные преступления и практики их применения
Карпова Елена Александровна

аспирант, кафедра уголовного права, ФГБОУ ВО "Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева

302038, Россия, г. Орел, ул. Металлургов, 54

Karpova Elena Aleksandrovna

Postgraduate student, the department of Criminal Law, Oryol State University named after I. S. Turgenev

302038, Russia, g. Orel, ul. Metallurgov, 54

EK1122@list.ru

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.12.31772

Дата направления статьи в редакцию:

18-12-2019


Дата публикации:

23-12-2019


Аннотация.

В статье рассматривается многообразие научных подходов на проблему классификации и модернизации системы должностных преступлений по уголовному законодательству России, сформулированные современной доктриной уголовного права. Проблема заключается в отсутствии достаточной глубины научного анализа критерии систематизации норм о должностных преступлениях в их совокупности и разнообразии, а также практическом применении.Автором изучены научные работы, в которых указывается на пробелы законодательного регулирования данной сферы отношений. Обращено внимание на недостаток теоретических разработок в области заявленной проблематики, особое внимание уделено правоприменительной деятельности. Показано, что действующее законодательство не защищает в должной мере все сферы жизнедеятельности общества и государства, являющихся объектами преступного посягательства, в целом нуждается в совершенствовании. Автор убежден, что изучение классификации должностных преступлений абсолютно необходимо, так как в доктринальном контексте она позволяет систематизировать их характерные признаки и правовые последствия совершения. Полагает, что с позиции следственно – судебной практики, такая классификация обуславливает верную квалификацию исследуемых противоправных деяний Методологическую основу исследования составляют методы анализа научных исследований и нормативно-правовой документации, обобщения, системного анализа, которые в своей совокупности позволили глубоко изучить технико-юридическую сторону построения норм, посвященных исследуемому правовому институту, сформулировать обоснованные научно–теоретические выводы и предложения. Научная новизна исследования состоит в том, что в результате изучения действующего законодательства и цивилистических особенностей складывающихся правоотношений в данной области, автором предложена авторская модель оптимизации системы уголовно-правовых норм о преступных посягательствах по службе, сформулированы и обоснованы изменения в сегодняшнее уголовное законодательство.

Ключевые слова: должностные преступления, должностное лицо, специальный субъект, конструктивные признаки состава, общие составы, специальные составы, альтернативно-должностные составы, классификация должностных преступлений, оптимизация, модернизация

Abstract.

This article explores the wide spectrum of scientific approaches towards the problem of classification and modernization of the system of white-collar crime in accordance with the law of the Russian Federation, formulated by modern doctrine of criminal law. The problem consists in the absence of sufficient depth of scientific analysis of the criterion for systematization and practical implementation of the norms on white-collar crimes as a whole and in their variety. The author studied the research pointing to the gaps in the legislative regulation in this area. Attention is paid to the lack of theoretical work in this field, with separate attention devoted to the law enforcement work. It is demonstrated that the current legislation does not fully cover all areas of life of the society and the state, which are the objects of the criminal infringement, and needs improvements. The author is convinced that study of the classification of white-collar crime is absolutely necessary, as the doctrinal context it allows systematizing their characteristics and legal ramifications of their committal. The scientific novelty of this research consists in author’s proposal of an original model for optimization of the system of criminal legal norms on white-collar crimes, as well as formulation and substantiation of the changes needed in the current criminal legislation.

Keywords:

alternative official structures, special structures, general structures, design features of the composition, special subject, official, official crimes, classification of official crimes, optimization, modernization

Система норм о должностных преступлениях получает особое значение и место в процессе систематизации всего уголовного законодательства России, включая в себя относительно обособленные группы (подсистемы) нормативных предписаний об уголовной ответственности за те или иные разновидности преступлений против интересов службы.

Несмотря на известную консервативность, ей свойственна перманентная изменчивость. По авторским подсчетам, из ста сорока двух федеральных законов о внесении изменений и дополнений в УК РФ за последние годы шестьдесят четыре (45%) затронули содержание норм о должностных преступлениях, повлияв на ее системные связи. Со временем становятся все более очевидными отдельные проблемы систематизации уголовного законодательства России об ответственности за должностные преступления.

Особое значение в данном вопросе принадлежит проблеме классификации. Являясь одним их наиболее распространенных приемов юридической техники, классификация позволяет объединить множество изучаемых явлений в единые группы, отталкиваясь от определенных установленных правил. Приём служит своеобразной основой всех типов научных классификаций, сложность которых состоит в сложности процесса установления причинно - следственной связи, которые связывают классификационные объекты.

Важным аспектом точного составления классификации является использование гносеологического подхода. Это облегчает данный процесс, поэтому не зря правоведы озадачены выбором правильного подхода к данной классификационной проблеме в уголовном законодательстве [10, с. 22].

Таким образом, для уголовного законодательства очень важна классификация, т.к. она имеет практическую ценность. Такое понимание классификации придает ей большую информативную нагрузку. Это полностью относится и к классификации должностных преступлений, вопрос о которой является на данный момент дискуссионным.

На наш взгляд, классификация должностных преступления осложнена, во-первых, тем, что должностные преступления сравнительно недавно выделены в отдельную группу (с момента принятия действующего УК РФ в 1996 году); а, во-вторых, отсутствие системности (наличие должностных преступлений в других главах УК РФ) вызывает проблемы их группировки.

Кроме того, современная доктрина уголовного права содержит недостаточное количество теоретических разработок, посвященных основаниям классификации должностных преступлений и их видовой дифференциации в рамках той либо иной группы, опирающихся на различные критерий разграничения. Анализируя данную группу преступных посягательств, авторы в своем большинстве обращаются к проблемам терминологического аппарата, считая их наитруднейшими.

Опираясь на мнения современных исследователей, выделим основные направления развития современной науки уголовного права и проблемы классификации должностных преступлений.

Первая проблема – это отсутствия единых критериев классификации должностных преступлений, опирающихся на тот или иной критерий их разграничения.

В современном российском законодательстве классификация данных преступных деяний может быть основана как на системном закреплении признаков должностных преступлений в уголовном законе, иными словами на систематизации должностных преступлений, предлагаемых УК РФ, так и на классификации отдельных признаков элементов состава должностных преступлений. Опираясь на основные элементы состава должностных преступлений, а именно: объект, субъект, объективные и субъективные признаки, приведем следующее многообразие их классификаций.

Изначально, подчеркнем, должностные преступления являются единственной категорией преступных деяний, нормы, предусматривающие ответственность за совершение которых объединены в одну главу УК РФ исходя из признаков специального субъекта.

Взяв за основу которого, В.Н. Борков предлагает следующие их классификаций [10, с. 22 - 28]:

1) по временному критерию осуществления полномочий должностным лицом (временные и постоянные);

2) функциональный критерий (административно-хозяйственные, организационно-распорядительные и т.д.);

3) по уровню осуществления государственной власти (федеральный, региональный).

В основе классификации должностных преступлений, сформулированной А.А. Костенко, заложена позиция законодателя, а именно Глава 30 УК РФ [16, с. 96-98].

Автором предложено дифференцировать данные составы на совершаемые:

1) исключительно должностными лицами (ст. 285, 286, 287, 289, 290, 293 УК РФ);

2) государственными и муниципальными служащим (ст.288 УК РФ);

3) общим субъектом (ст. 291, 291.1 УК РФ).

Классифицирует с упором на признаки субъективной стороны состава преступления их Т.Б. Басова [7, с. 291-293]:

1) по мотиву преступных посягательств, подразделяет на коррупционные (ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, 286, 289 УК РФ) и некоррупционные (ст. 286.1, 287, 291, 291.1 УК РФ);

В свою очередь преступления коррупционной направленности авторами предложено подразделить на следующие группы:

- основные коррупционные деяния;

- сопутствующие преступлениям коррупционной направленности;

- иные виды должностных «околокоррупционных» преступлений.

Имеют место быть и иные классификации, Так И.К. Сляднев классифицирует преступления коррупционной направленности, отталкиваясь от признаков субъекта их совершившего, на те, которые совершаются должностными лицами, и те, которые совершаются иными лицами. Им же предложено делить их на публичные и непубличные [17, с. 7-10].

Достаточно интересным нам представляется позиция авторов предлагающих выделить преступления коррупционной направленности в отдельную главу УК РФ [8, с. 37-43].

Вместе с тем законодатель этого не сделал. Возможно, это объясняется многоплановой сущностью самого понятия коррупции, проявление которой возможно в различных сферах: образования, государственного управления и др. в каждой из которых имеется свой специфический объект преступного посягательства, т.е. группы общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

2) взяв за основу форму вины – совершаемые с прямым либо косвенным умыслом (ст.ст. 285, 285.1, 285.2, 285.3, 285.4, 286, 286.1, 287, 288, 289, 290, 291, 291.1, 291.2, 292, 292.1 УК РФ) и по неосторожности (ст. 293 УК РФ).

Указывая на конструктивные признаки состава, Е. Карпова классифицирует должностные преступления на [14, с. 9-11]:

1) совершаемые с материальным составом (ст. 285, ст. 285.4, ст. 286, ст. 286.1, ст. 288, ст. 293 УК РФ);

2) имеющие формальный состав (ст. 285.1, ст. 285.2, ст. 285.3, ст. 287, ст. 289, ст. 290, ст. 291, ст. 291.1, ст. 291.2, ст. 292, ст. 292.1 УК РФ).

Таким образом, в рамках проведенного исследования были представлены различные классификации должностных преступлений, осуществляемые исходя из конкретного элемента состава преступления: 1) относительно субъекта преступления – критерии: а) срока полномочий; б) осуществления тех или иных функций; в) уровню органов государственной власти и т.д.; 2) относительно субъективной стороны состава преступления – критерии: а) мотива; б) формы вины.

В исследовании была представлена классификация должностных преступлений исходя из конструкции состава преступления – разграничение данной группы преступных деяний осуществлялось на: а) материальные; б) формальные.

В юридической литературе встречаются и иные группы должностных преступлений, в частности В.М. Бобров, А.А. Моисеева предлагают выделить должностные преступления в сфере здравоохранения [9, с. 37-38].

Н.Б. Хлыстова, В.Ю. Дроздов обосабливают в системе должностных преступления коррупционные деяния, совершаемые в сфере государственных закупок [18, с. 250-257].

Предложено также выделять должностные преступления при выполнении государственного контракта.

Понятно, что такое деление должностных преступлений в своей основе содержит объект уголовно-правовой охраны – конкретные общественные отношений в различных сферах деятельности отдельных звеньев органов государственной власти и т.д.

В современной правовой доктрине можно встретить суждения об обособлении в УК РФ группы преступных посягательств, которые совершаются должностными лицами иностранных государств. Авторами предложено закрепление приоритета норм международного уголовного права при установлении признаков субъекта транснационального подкупа, а также расширение самого круга преступных посягательств, субъектами которых будут признаваться должностные лица иностранных государств [12, с. 127-135].

На наш взгляд, предлагать сложные классификации по различным основаниям излишне, это только усложнит процесс расследования уголовных дел, затруднит процесс квалификации и породит новые проблемы. Исходя из вышеизложенного, взяв за основу структуру разделов Особенной части Уголовного кодекса РФ, все должностные преступления подразделим на четыре группы:

— должностные преступления в социальной сфере жизнедеятельности общества (преступления против личности);

—должностные преступления в экономической сфере жизнедеятельности общества (преступления в сфере экономики);

— должностные преступления в политической сфере жизнедеятельности общества (преступления против государственной власти, преступления против государственной службы);

— должностные преступления против судебной власти и процессуальной деятельности органов предварительного расследования и призванных исполнять приговоры и иные судебные акты. Которые, исходя из ныне действующей редакции главы 31 УК РФ «Преступления против правосудия», считаем правильным подразделить на: преступления в сфере осуществления судебной властью правосудия; преступления в сфере процессуальной деятельности органов предварительного расследования; преступления в сфере осуществления исполнения судебных актов.

Таким образом, нами была предпринята попытка создать некий теоретический каркас, в рамках которого можно было бы выстроить четкую и востребованную систему должностных преступлений, позволяющую глубже раскрыть содержание уголовно – правовых запретов, оценить адекватность каждого из них в отдельности и всю их совокупность.

Следующая проблема, на которую бы хотелось обратить внимание в рамках настоящего исследования, связанна с юридической техникой и состоит в систематизации должностных преступлений в УК РФ и обозначении структурных компонентов его глав, закрепляющих ответственность должностных лиц органов государственной власти и государственной службы.

В этой связи в науке предлагаются самые различные варианты ее разрешения от создания «единой» главы всех видов должностных преступлений, в том числе и совершенных против интересов управления в коммерческих и иных организациях, ее переименования, например, «Преступления в сфере управления», «Преступления против интересов службы» до целесообразности установления уголовной ответственности должностных лиц государственных органов в специальном законе [10, с. 27].

На наш взгляд, используя в данном направлении положительный опыт зарубежного законодателя, в УК РФ необходимо предусмотреть раздел «Преступления против публичной власти и управления». В этот раздел необходимо включить в следующей последовательности: главу «Преступления против интересов государственной службы, службы в органах местного самоуправления и управления в коммерческих и иных организациях» с двумя параграфами «§ 1. «Преступления против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления» и «§ 2. Преступления против интересов управления в коммерческих и иных организациях».

Здесь предлагаем обратить внимание еще на одну проблему, как вытекает из названия главы 31 УК РФ, нельзя правоприменительные органы наделять, функциями осуществления правосудия, которыми обладает только судебная власть. В связи с чем, считаем целесообразным наименование главы 31 УК РФ сформулировать следующим образом «Преступления против судебной власти и процессуальной деятельности органов предварительного расследования и призванных исполнять приговоры и иные судебные акты».

Исследуя закрепленную в УК РФ систему должностных преступлений нельзя не обратить внимания на продолжающуюся работу законодателя в этом направлении.

Интересным предложением видится законодательная инициатива депутата Александра Старовойтова, который внес в Госдуму законопроект, предусматривающий дополнение Уголовного кодекса новой статьей 286.2 «Оскорбление, совершенное должностным лицом» [3].

По мнению автора законопроекта, несправедливым и совершенно не допустимым на сегодняшний день является, закрепление в УК РФ уголовной ответственности гражданина за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ), вместе с тем отсутствие норм об ответственности должностных лиц за оскорбление граждан.

В диспозиции статьи говориться об оскорблении, совершаемом должностным лицом при непосредственном осуществлении своих обязанностей по службе в отношении другого лица.

Законопроектом также предполагается усилить уголовную ответственность за аналогичное деяние, совершенное в ходе публичного выступления, публично демонстрирующегося произведения или в СМИ; за оскорбления, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, с причинением тяжких последствий.

На наш взгляд, предлагаемые поправки в УК РФ следует признать злободневными и достаточно актуальными, позволяющими «уравнять» правовое положение субъектов публичной власти и граждан в части сбалансированного действия уголовной ответственности за оскорбительные высказывания.

Министерством юстиции выдвинута законодательная инициатива об освобождении от уголовной ответственности должностных лиц за получение взяток [4].

В Законопроекте указано на наличие стечения объективных обстоятельств непреодолимой силы, освобождающих должностных лиц от уголовной ответственности. Однако их перечень пока не разработан.

Сегодня законопроект находится на стадии общественного обсуждения. После чего Минюст при участии МВД, Следственного комитета, Генпрокуратуры РФ планирует составить перечень конкретных случаев, когда нарушение антикоррупционных законов не будет квалифицироваться как преступление.

Мы не поддерживаем данную законодательную инициативу, считая ее своеобразной лазейкой для должностных лиц с целью избежать ответственности.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что законодатель продолжает усовершенствовать систему должностных преступлений с учетом потребностей практики.

Библиография
1.
Конституция РФ 12 декабря 1993 года (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30 декабря 2008 № 6-ФКЗ, от 30 декабря 2008 № 7-ФКЗ, от 05 февраля 2014 № 2-ФКЗ и от 21 июля 2014 № 11-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ. 2014. № 9. Ст. 851.
2.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 04.11.2019) // Собрание законодательства РФ. 2019. № 42 (часть II). Ст. 5805.
3.
О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительной ответственности должностных лиц, лиц занимающих государственные должности Российской Федерации или государственные должности субъекта Российской Федерации, а ровно главы органа местного самоуправления: Законопроект № 700448-7. В архиве. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://sozd.duma.gov.ru/bill/700448-7 (дата обращения 02.12.2019).
4.
О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования мер ответственности за коррупционные правонарушения: Проект Федерального закона № 01/05/01-19/00087984 от 25 января 2019 г. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://regulation.gov.ru/projects#npa=87984 (дата обращения 02.12. 2019).
5.
Статистика и аналитика. Состояние преступности (актуальные и архивные данные). Сайт Министерства внутренних дел РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://xn--b1aew.xn--p1ai/Deljatelnost/statistics (дата обращения 02.12.2019).
6.
Правовая статистика. Сайт Генеральной прокуратуры РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.genproc.gov.ru (дата обращения 02.12.2019).
7.
Басова Т.Б. О классификации должностных преступлений // Проблемы укрепления государственности и обеспечения верховенства закона. Материалы юбилейной научно-практической конференции, посвященной 45-летию непрерывного юридического образования в ДВГУ. 2003. С. 291-293.
8.
Бесчастнова О.В., Мухамбетов Р.М. Уголовно-правовая сущность коррупционного преступления // Научные вести. 2018. № 5. С. 37-43.
9.
Бобров В.М., Моисеева А.А. Врачи как субъекты должностных преступлений // Colloquium-journal. 2019. № 9-10 (33). С. 37-38.
10.
Борков В.Н. Классификация должностных преступлений по сфере посягательства и по характеру использования должностного положения // Вестник Дальневосточного юридического института МВД России. 2019. № 2 (47). С. 22-28.
11.
Гладышев Ю.А. Коррупционные преступления: понятие и виды // Реформирование судебной системы в России: история и современность. Сборник научных трудов, посвящённый 80-летию Нижегородского областного суда. В 2-х частях. 2018. С. 69-72.
12.
Глотова С.В. Иммунитеты должностных лиц государства и ответственность за международные преступления: международное и национальное право // Журнал российского права. 2016. № 2 (230). С. 127-135.
13.
Имрели И.Ф.О. Понятие коррупционных преступлений и круг этих преступлений // Российская и мировая наука: новые вызовы и поиски их решений сборник научных трудов международной научно-практической конференции. ЧОУ ВО «Академия управления и производства». Санкт-Петербург, 2018. С. 71-78.
14.
Карпова Е. Классификация должностных преступлений в современном российском законодательстве и их уголовно-правовой анализ // Вести научных достижений. 2019. № 4. С. 9-11.
15.
Киршина Е.А. Классификация преступлений коррупционной направленности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2016. № 3 (35). С. 152-157.
16.
Костенко А.А. Понятие и классификация должностных преступлений // Вестник магистратуры. 2016. № 11-1 (62). С. 96-98.
17.
Сляднев И.К. Теоретические взгляды на классификацию и виды коррупционных преступлений в России // Юридический факт. 2019. № 60. С. 7-10.
18.
Хлыстова Н.Б., Дроздов В.Ю. Коррупционное преступление в сфере государственных закупок: понятие, место в системе должностных преступлений и классификация // Социальная интеграция и развитие этнокультур в евразийском пространстве. 2019. Т. 1. № 8. С. 250-257.
References (transliterated)
1.
Konstitutsiya RF 12 dekabrya 1993 goda (s uchetom popravok, vnesennykh Zakonami RF o popravkakh k Konstitutsii RF ot 30 dekabrya 2008 № 6-FKZ, ot 30 dekabrya 2008 № 7-FKZ, ot 05 fevralya 2014 № 2-FKZ i ot 21 iyulya 2014 № 11-FKZ) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2014. № 9. St. 851.
2.
Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 № 63-FZ (red. ot 04.11.2019) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2019. № 42 (chast' II). St. 5805.
3.
O vnesenii izmenenii v Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii v chasti ustanovleniya dopolnitel'noi otvetstvennosti dolzhnostnykh lits, lits zanimayushchikh gosudarstvennye dolzhnosti Rossiiskoi Federatsii ili gosudarstvennye dolzhnosti sub''ekta Rossiiskoi Federatsii, a rovno glavy organa mestnogo samoupravleniya: Zakonoproekt № 700448-7. V arkhive. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://sozd.duma.gov.ru/bill/700448-7 (data obrashcheniya 02.12.2019).
4.
O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v chasti sovershenstvovaniya mer otvetstvennosti za korruptsionnye pravonarusheniya: Proekt Federal'nogo zakona № 01/05/01-19/00087984 ot 25 yanvarya 2019 g. [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://regulation.gov.ru/projects#npa=87984 (data obrashcheniya 02.12. 2019).
5.
Statistika i analitika. Sostoyanie prestupnosti (aktual'nye i arkhivnye dannye). Sait Ministerstva vnutrennikh del RF [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: https://xn--b1aew.xn--p1ai/Deljatelnost/statistics (data obrashcheniya 02.12.2019).
6.
Pravovaya statistika. Sait General'noi prokuratury RF [Elektronnyi resurs]. Rezhim dostupa: http://www.genproc.gov.ru (data obrashcheniya 02.12.2019).
7.
Basova T.B. O klassifikatsii dolzhnostnykh prestuplenii // Problemy ukrepleniya gosudarstvennosti i obespecheniya verkhovenstva zakona. Materialy yubileinoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi 45-letiyu nepreryvnogo yuridicheskogo obrazovaniya v DVGU. 2003. S. 291-293.
8.
Beschastnova O.V., Mukhambetov R.M. Ugolovno-pravovaya sushchnost' korruptsionnogo prestupleniya // Nauchnye vesti. 2018. № 5. S. 37-43.
9.
Bobrov V.M., Moiseeva A.A. Vrachi kak sub''ekty dolzhnostnykh prestuplenii // Colloquium-journal. 2019. № 9-10 (33). S. 37-38.
10.
Borkov V.N. Klassifikatsiya dolzhnostnykh prestuplenii po sfere posyagatel'stva i po kharakteru ispol'zovaniya dolzhnostnogo polozheniya // Vestnik Dal'nevostochnogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2019. № 2 (47). S. 22-28.
11.
Gladyshev Yu.A. Korruptsionnye prestupleniya: ponyatie i vidy // Reformirovanie sudebnoi sistemy v Rossii: istoriya i sovremennost'. Sbornik nauchnykh trudov, posvyashchennyi 80-letiyu Nizhegorodskogo oblastnogo suda. V 2-kh chastyakh. 2018. S. 69-72.
12.
Glotova S.V. Immunitety dolzhnostnykh lits gosudarstva i otvetstvennost' za mezhdunarodnye prestupleniya: mezhdunarodnoe i natsional'noe pravo // Zhurnal rossiiskogo prava. 2016. № 2 (230). S. 127-135.
13.
Imreli I.F.O. Ponyatie korruptsionnykh prestuplenii i krug etikh prestuplenii // Rossiiskaya i mirovaya nauka: novye vyzovy i poiski ikh reshenii sbornik nauchnykh trudov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. ChOU VO «Akademiya upravleniya i proizvodstva». Sankt-Peterburg, 2018. S. 71-78.
14.
Karpova E. Klassifikatsiya dolzhnostnykh prestuplenii v sovremennom rossiiskom zakonodatel'stve i ikh ugolovno-pravovoi analiz // Vesti nauchnykh dostizhenii. 2019. № 4. S. 9-11.
15.
Kirshina E.A. Klassifikatsiya prestuplenii korruptsionnoi napravlennosti // Yuridicheskaya nauka i praktika: Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii. 2016. № 3 (35). S. 152-157.
16.
Kostenko A.A. Ponyatie i klassifikatsiya dolzhnostnykh prestuplenii // Vestnik magistratury. 2016. № 11-1 (62). S. 96-98.
17.
Slyadnev I.K. Teoreticheskie vzglyady na klassifikatsiyu i vidy korruptsionnykh prestuplenii v Rossii // Yuridicheskii fakt. 2019. № 60. S. 7-10.
18.
Khlystova N.B., Drozdov V.Yu. Korruptsionnoe prestuplenie v sfere gosudarstvennykh zakupok: ponyatie, mesto v sisteme dolzhnostnykh prestuplenii i klassifikatsiya // Sotsial'naya integratsiya i razvitie etnokul'tur v evraziiskom prostranstve. 2019. T. 1. № 8. S. 250-257.