Читать статью 'Надзирать нельзя наказывать: когнитивная политическая цензура в президентской избирательной кампании на Украине 2018-2019 гг.' в журнале Конфликтология / nota bene на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1915,   статей на доработке: 355 отклонено статей: 474 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Конфликтология / nota bene
Правильная ссылка на статью:

Надзирать нельзя наказывать: когнитивная политическая цензура в президентской избирательной кампании на Украине 2018-2019 гг.

Константинов Михаил Сергеевич

кандидат политических наук

доцент, кафедра теоретической и прикладной политологии, Южный федеральный университет

344006, Россия, Ростовская область, г. Ростов-на-Дону, ул. Большая Садовая, 105/42

Konstantinov Mikhail Sergeevich

PhD in Politics

Docent, the department of Theoretical and Applied Political Science, Southern Federal University

344006, Russia, Rostovskaya oblast', g. Rostov-Na-Donu, ul. Bol'shaya Sadovaya, 105/42

konstantinov@sfedu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0617.2019.4.31735

Дата направления статьи в редакцию:

10-12-2019


Дата публикации:

17-12-2019


Аннотация.

Основной целью статьи является апробация объяснительной модели когнитивной политической цензуры на эмпирическом материале президентской избирательной кампании 2018–2019 гг. на Украине. Когнитивная цензура представляет собой специфический вид политической цензуры, возникший вместе с «новыми медиа» и адаптацией традиционных медиа к новым реалиям «информационного половодья». В этом виде политической цензуры блокировка доступа к нежелательной информации (идеям) осуществляется через блокировку не текстов, а когнитивных способностей, позволяющих эти тексты воспринимать и осмысливать. Эмпирическая часть представленного в статье исследования включала мониторинг медийного информационного и сетевого онлайн пространства с использованием баз «Медиалогии» и «YouScan». Критический дискурс-анализ использовался для идентификации стратегий когнитивной цензуры, представленных в ряде источников и жанров политически значимой медийной информации. Были идентифицированы и проанализированы, как минимум, три стратегии когнитивной политической цензуры, предполагающие ослабление базовых когнитивных способностей: отвлечение, фальсификация, абсурдизация. Материалы статьи значимы для дальнейшей концептуализации новейших форм политической цензуры, а также представляют практическую ценность для анализа политических процессов на Украине.

Ключевые слова: политическая цензура, когнитивная политическая цензура, новые медиа, пост-правда, Украина, избирательные технологии, информационное оружие, информационное половодье, базовые когнитивные функции, стратегии политической цензуры

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и АНО ЭИСИ в рамках научного проекта № 19-011-31284 «Стратегии когнитивной политической цензуры как эффект "новых медиа": украинский кейс в сравнительной перспективе».

Abstract.

The main goal of this article is the approbation of the explanatory model of cognitive political censorship based on empirical material of the 2018-2019 presidential electoral campaign in Ukraine. The cognitive censorship represents a specific type of political censorship, which emerged simultaneously with “new media” and adaptation of traditional media to new realities of the “information overflow”. In this type of political censorship, access lockout to undesirable information (ideas) is done not through lockout of texts, but cognitive abilities that allow perceiving and interpreting these texts. The empirical part of this research includes monitoring of media information and online space, using the platforms “Medialogy”and “YouScan”. The critical discourse analysis was used to identify the strategies of cognitive censorship, presented in a number of sources and genres of politically important media information. The article identifies and analyzes at least three strategies of cognitive political censorship, suggesting weakening of the basic cognitive abilities: distraction, falsification and absurdity. The results of this research are valuable for further conceptualization of newest forms of political censorship, and represent practical importance for analysis of political processes in Ukraine.

Keywords:

information flooding, information weapon, electoral technology, Ukraine, post truth, new media, cognitive political censorship, political censorship, basic cognitive functions, political censorship strategies

Если подходить к феномену политической цензуры идеологически непредвзято, то нельзя не признать, что проблема контроля за информационными потоками в публичном пространстве всегда была актуальной как для власти, так и для общества в целом. В такой трактовке цензуру следует понимать как один из важнейших факторов обеспечения стабильности любой (а не только авторитарной) политической системы. А одной из традиционных функций государства следует признать блокирование определенных текстов, в которых содержатся нежелательные для публичного распространения идеи. В соответствии с этим подходом, исследователи цензуры вплоть до недавнего времени связывали этот феномен с функцией государственных институтов и социального контроля [см., например: 1; 3; 5; 4; 8]. И даже первые исследования феномена «информационного общества» мало что добавили к традиционному ракурсу рассмотрения цензуры [2]. Все эти подходы представляли цензуру как некий «шлагбаум для информации», преграждающий пути ее распространения.

Ситуация радикально изменилась в конце XX – начале XXI века, когда в связи с расширением телекоммуникационных сетей наблюдателями был отмечен феномен «информационного половодья», с которым поначалу связывался энтузиазм исследователей в отношении децентрализации системы производства и распространения информации, расширения свободы информации в целом. Однако этот энтузиазм очень быстро угас, поскольку специалисты осознали амбивалентный характер всемирной сети: Интернет не только (в соответствии с «законом Гилмора») всегда стремится найти способы обхода цензуры, но и создает некие новые ее формы, которые могут обладать гораздо большей эффективностью, чем традиционные [см., например: 18]. Эффективность этой формы цензуры обусловлена тем, что она явно не запрещает распространение информации (порождая тем самым «эффект Барбары Стрейзанд» [19]), но блокирует саму способность к ее восприятию [9; 6; 20; 7].

Эта новая – когнитивная – форма цензуры появилась в ток-шоу традиционных СМИ в ситуации, когда оказалось невозможным отредактировать материал перед запуском его в эфир (в силу популяризации «прямого эфира», «репортажа с места событий» и т. д.), однако наибольшее распространение получила именно в «новых медиа»: на форумах электронных изданий, в социальных сетях и т. д., то есть там, где оказывалось невозможным блокирование потоков или каналов информации средствами прямого администрирования. Это изменение не могло не найти отражения и в практиках цензурирования информации в процессе борьбы за власть и/или её сохранение, с той лишь оговоркой, что власть предержащие обладают административными ресурсами и потому могут использовать традиционный вид «запретительной» политической цензуры, в то время как отсутствие таких ресурсов у оппозиции вынуждает её чаще прибегать к использованию технологий когнитивной цензуры.

Особый интерес в этом представляет украинский кейс, поскольку в предвыборной гонке 2018 –2019 гг. столкнулись три ключевых силы – административно-государственные структуры, партийно-политический истеблишмент и олигархат, активно использовавшие не только прямую ложь, «чёрный PR», дискредитацию оппонента и проч. сопровождающие избирательную борьбу технологии, но и все виды политической цензуры: традиционную государственную («запретительную»), финансово-экономическую («корпоративную»), идеологическую, когнитивную и др. Необходимость использоваться когнитивных форм политической цензуры была обусловлена особенностями медийного пространства Украины – отсутствием у кого-либо из участников предвыборной гонки монопольного контроля над традиционными СМИ. Соответственно, порождаемые «враждебными» СМИ инфоповоды приходилось «глушить» не только административными мерами запретительной цензуры (что далеко не всегда было возможно), но и альтернативными инфоповодами, переключавшими внимание аудитории, или технологиями «информационного половодья», когда посредством переполнения повестки дня, у аудитории блокировались когнитивные способности к восприятию информации вообще.

Анализ медийного пространства Украины за период с ноября 2018 г. по конец апреля 2019 г. позволяет выделить несколько ключевых отрицательных инфоповодов, в большей или меньшей степени привлекших внимание украинской аудитории. Так, в адрес П.А. Порошенко негатив концентрировался вокруг темы коррупции (скандал в «Укроборонпроме»), медленного темпа реформ, невыполненных обещаний прекратить войну на Донбассе («бизнес на крови»), снижения уровня жизни населения («тарифный геноцид»), нечистоплотности в предвыборной борьбе (введение военного положения как способ отменить выборы, планы по фальсификации, «черный PR» с использованием «фейков» против других кандидатов) и т. д. В адрес В.А. Зеленского, ставшего ключевым оппонентом действующего президента Украины, негативными темами стали зависимость от И.В. Коломойского («бенин клоун»), непрофессионализм и некомпетентность (невыполнимые обещания повысить зарплаты бюджетникам и снизить тарифы), финансовая нечистоплотность (бизнес в России, вывод денег из «Приватбанка»), безответственность и эгоизм («не служил в армии») и т. д.

Очевидно, что некоторые из перечисленных тем весьма болезненно воспринимались участниками предвыборной гонки, поскольку очень негативно отражались на их рейтингах. Так, скандал в «Укроборонпроме»[1], разгоревшийся 25 февраля 2019 г., сильно ударил по рейтингу П.А. Порошенко [13] и вынудил его команду изменить тактику. Если ранее наличие у П. Порошенко административного ресурса позволяло ему активнее прибегать к традиционным видам политической цензуры, налагая запрет на неугодные источники информации и блокируя тем самым распространение этой информации (увольнение Зураба Аласании – лишь один из примеров)[2], то кризис с коррупцией в «Укроборонпроме» вынудил его команду использовать и когнитивную цензуру.

Используя результаты мониторинга медийного пространства посредством российских баз «Медиалогии» и «YouScan», а также дискурс-анализа ключевых публикаций по теме, можно идентифицировать, как минимум, три взаимосвязанных стратегии когнитивной политической цензуры, активно применявшиеся в медиа-пространстве прошедших президентских выборов на Украине: отвлечение внимания посредством «вброса» сенсационных сообщений; фальсификация посредством потока жанрово структурированной дезинформации; абсурдизация конкретной информации посредством массового распространения контрарных по смыслу сообщений.

Обращение к названным средствам мониторинга СМИ и социальных сетей позволяет выявить успешные и провальные попытки цензурировать неугодную информацию. Так, если судить по активности пропорошенковских СМИ, в информационное пространство Украины с конца февраля по первую половину марта вбрасывалось несколько инфоповодов, имевших целью подавить и заглушить скандал с «Укроборонпромом». Например 01.03.2019 г. было опубликовано «Письмо 27 украинских интеллектуалов», не имевшее, впрочем, особого резонанса [17]. Похожий результат имели вбросы «информации» о том, что Россия собирается оккупировать ещё две области Украины (см. рис. 1), и о «Политическом проекте "Буратино"» [12; 15].

Рис. 1. Распространение информации о «планах России по оккупации двух областей Украины» в украинских социальных медиа (по данным «YouScan»)

Некоторые темы шли фоном, поэтому их нельзя считать попытками «заглушить» негативную информацию. Таковы, например, темы декоммунизации Украины (см. рис. 2) и невыполненных П.А. Порошенко обещаний закончить войну (см. рис. 3):

Рис. 2. Представленность темы «декоммунизации Украины» в украинских социальных медиа

(по данным «YouScan»)

Рис. 3. Представленность темы невыполненных обещаний П.А. Порошенко закончить войну

на Донбассе в украинских социальных медиа (по данным «YouScan»)

Однако некоторые «всплески» распространения информации, согласно «Медиалогии» и «YouScan», четко приходятся на даты негативных инфоповодов в адрес того или иного кандидата в президенты, что вынуждает предположить попытку заглушить этот первоначальный инфоповод альтернативной информационной волной. Причем, нередко «вброс» в СМИ предшествует «кругам по информационной воде» в социальных сетях. Например, используя стратегию отвлечения от темы коррупции в «Укроборонпроме», П.А. Порошенко явно пытался использовать для дискредитации В.А. Зеленского его связь с олигархом И.В. Коломойским, а в качестве инофоповода взял чувствительный для электората сюжет исчезновения $41 000 000 средств вкладчиков «ПриватБанка», осевших на счетах комиков «Квартала 95» через кредитование связанных с Коломойским компаний. Тем самым подавлялась информация о коррупции в окружении П.А. Порошенко. Эта технология пригодилась и во втором туре выборов для отвлечения внимания во время подготовки и проведения дебатов кандидатов в президенты и от нападок со стороны В.А. Зеленского, в том числе и от обвинений в алкоголизме (3–8 апреля). Ниже приведены два графика распространения этой информации: в украинских СМИ (рис. 4) и социальных сетях (рис. 5), убедительно иллюстрирующие хронологию реализации этой стратегии:


Рис. 4. Распространение информации о выводе капиталов из «Приватбанка» в украинских СМИ

(по данным «Медиалогия»)

Рис. 5. Распространение информации о выводе капиталов из «Приватбанка» в украинских социальных медиа

(по данным «YouScan»)

Не менее активно стратегию отвлечения команда П.А. Порошенко использовала в случае вброса «информации» о мнимой наркозависимости В.А. Зеленского. Наибольшее распространение этот инфоповод получил с 04-го апреля 2019-го г. Но ещё более показателен активно продвигаемый командой П.А. Порошенко тезис о слабости и трусости В.А. Зеленского, его некомпетентности и инфантильности, его зависимости от олигарха И.В. Коломойского, и даже от Российских элит. Всё это делалось для того, чтобы изначально обесценить роль В.А. Зеленского как потенциального главнокомандующего украинскими вооружёнными силами. Этот тезис призван был отвлечь аудиторию от скандала с «Укроборонпромом», причем на родственном тематическом поле «защиты Отечества». Пик распространения этого вброса пришёлся как раз на 1-е апреля 2019-го г., хотя периодически актуализировался и ранее (рис. 6):

Рис. 6. Распространение информации, абсурдизирующей роль В.А. Зеленского в качестве главнокомандующего украинскими ВС (по данным «YouScan»)

Для В.А. Зеленского же наиболее болезненными темами, которые он пытался «глушить» при помощи когнитивной цензуры, стали инфоповоды о его наркозависимости и некомпетентности, а также тема предвыборных дебатов. Его команда также пыталась подавлять невыгодную информацию средствами абсурдизации, то есть, подавления подлежащей цензуре информации посредством вбрасывания в медиапространство контрарной ей информации. Так, информационную атаку с тезисом о наркозависимости В.А. Зеленского команда последнего подавляла с помощью продвижения сообщений о том, что В.А. Зеленский, напротив, якобы спас от наркомании Е.В. Кошевого, его коллегу по комедийной студии «Квартал-95». По данным «Медиалогии», хронологически наибольшее распространение эта «информация» получила как раз в период скандала с мнимой наркозависимостью В.А. Зеленского (рис. 7):

Рис. 7. Распространение информации о том, что В.А. Зеленский «спас» Е.В. Кошевого от наркозависимости

(по данным «Медиалогия»)

Еще более успешными были применяемые командой В.А. Зеленского стратегии фальсификации и отвлечения . Лояльные к этому кандидату СМИ также отреагировали серией вбросов против действующего Президента Украины с целью абсурдизировать вполне справедливую критику в адрес набирающего популярность «Зе-кандидата». Например, в программе «Украинские сенсации. 10 сезон, 8 выпуск "50 оттенков Порошенко"» на телеканале «1+1» вбрасывалась «информация» о том, что П.А. Порошенко убил своего брата [16]. Однако, абсурдность этой «информации» не позволила ей получить широкого распространения. Гораздо бóльший резонанс и энтузиазм избирателя вызвала «антифейковая» кампания, запущенная В.А. Зеленским в социальных медиа, позволившая любую негативную информацию о В.А. Зеленском объявлять «фейком». Была даже создана и активно продвигалась в социальных сетях «Бібліотека чорного піару ім. Петра Олексійовича» (рис. 8):

Рис. 8. Распространение информации о «Библиотеке чёрного пиара им. П.А. Порошенко» в социальных сетях

(по данным «YouScan»)

Наибольшую популярность получил хэштег #шотутдумать – целая кампания по дискредитации П.А. Порошенко и подконтрольных ему медиа (см. рис. 9):

Рис. 9. Распространение информации о «фейках Порошенко против Зеленского» в социальных сетях, включая хэштег #шотутдумать (по данным «YouScan»)

Но ещё бóльший интерес представляет сопутствующий инфоповодам #шотутдумать хэштег #нiдебатам, только за апрель набравший 12166 сообщений. Он очень эффективно «глушил» подогреваемый сторонниками П.А. Порошенко интерес избирателя к дебатам, посредством апелляции к эмоциям: «Нам не нужны дебаты, нам нужно, чтобы не умирали дети! … Нам не нужны дебаты – мы уже все слышали и видим! Не нужно тратить деньги – отдайте адресно каждому онкобольному, а их 170 тысяч! Уходите, Петр Алексеевич!»[3]

Таким образом, анализ медийного пространства Украины в период президентских выборов позволяет подтвердить первоначальную гипотезу о широком использовании в избирательной кампании технологий когнитивной политической цензуры – отвлечения внимания, фальсификации и абсурдизации. При этом реализация этих стратегий когнитивной политической цензуры усиливалась традиционными видами политической цензуры: административно-государственной («прямой»), финансово-экономической («косвенной»), дискурсивной («символической).

[1] 25 февраля журналистами из проекта «Наши гроши» были опубликованы коррупционные схемы закупки из России б/у запчастей для военной техники. По оценкам журналистов, ущерб составил более 350 миллионов гривен [11].

[2] Одним из самых резонансных примеров такого давления является увольнение главы «Национальной общественной телерадиокомпании Украины» Зураба Аласании за «недостаточное освещение предвыборной кампании на Украине» [10]. Любопытно, что когда Президентом Украины стал В.А. Зеленский, они с П.А. Порошенко «поменялись технологиями»: теперь Порошенко вынужден чаще прибегать к цензуре когнитивной, в то время как Зеленский активно использует цензуру административную [14].

[3] Первоисточник от 9 апреля в Facebook: https://www.facebook.com/markevichsumy/videos/2100494136686507/ Пост набрал 1,6 миллионов просмотров и 75 тыс. перепостов! И распространялся до конца апреля.

Библиография
1.
Афанасьев А.П. Из истории цензурной политики самодержавия в конце 70-х-начале 80-х годов XIX века // Вопросы истории СССР. Сборник статей. — Москва: МГУ. — 1972. — С. 203–223.
2.
Белл Д. 2004. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. — Москва: Academia. — 788 с.
3.
Бергер П. 1996. Приглашение в социологию: Гуманистическая перспектива. — Москва: Аспект Пресс. — 168 с.
4.
Гилинский Я.И. 1992. Социология девиантного поведения и социального контроля: краткий очерк // Рубеж (альманах социальных исследований). — № 2. — С. 51–68.
5.
Парсонс Т. Социальная система // О социальных системах. — Москва: Академический Проект. — 2002. — С. 73–520.
6.
Постман Н. «А теперь, … о другом» // Назаров М. М. Массовая коммуникация и общество. Введение в теорию и исследования. — Москва: Аванти плюс. — 2004. — С. 273–283.
7.
Поцелуев С.П., Константинов М.С., Лукичев П.Н., Внукова Л.Б., Николаев И.В., Тупаев А.В. 2016.. Игры на идеологической периферии. Праворадикальные установки студенческой молодежи Ростовской области. — Ростов-на-Дону: Издательство ЮНЦ РАН. — 396 с.
8.
Фуко М. Воля к знанию // Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет. — Москва: Касталь. — 1996. — С. 98–268.
9.
Харрис Р. 2002. Психология массовых коммуникаций. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС. — 448 с.
10.
Главу Общественного телевидения Аласанию внезапно уволили с работы // 24 канал. — 31 января 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://24tv.ua/ru/glavu_obshhestvennogo_televidenija_alasaniju_vnezapno_uvolili_s_raboty_n1105217. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
11.
Друзі Президента крадуть на оборонці (секретні переписки, ч.1-2) // Видеохостинг Youtube. Канал «BIHUS info». — 25 февраля 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://www.youtube.com/watch?v=lGTf2nUyxfw. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
12.
Еще две области? Озвучен план Путина по оккупации Украины // Интернет-издание «Obozrevatel». — 27 февраля 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://www.obozrevatel.com/crime/esche-dve-oblasti-ozvuchen-plan-putina-po-okkupatsii-ukrainyi.htm. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
13.
Каковы шансы у Порошенко снова стать президентом: мнение экспертов // Главред. — 2 марта 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://glavred.info/ukraine/10053143-kakovy-shansy-u-poroshenko-snova-stat-prezidentom-mnenie-ekspertov.html. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
14.
Офис Зеленского поручил лишить пророссийские каналы лицензии // Lenta.RU. — 12 сентября 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://lenta.ru/news/2019/09/12/newsone/. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
15.
Реализация проекта «Буратино» в Украине: опубликованы документы // Портал «Буквы». — 8 апреля 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://bykvu.com/ru/bukvy/114420-realizatsiya-proekta-buratino-v-ukraine-opublikovany-dokumenty/. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
16.
Украинские сенсации. 10 сезон, 8 выпуск «50 оттенков Порошенко» // 1+1 VIDEO: Украинское онлайн-телевидение группы 1+1 media. — 23 марта 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://1plus1.ua/ru/1plus1video/ukr-sensacii/10-sezon/8-vypusk-ukrayinski-sensaciyi-50-vidtinkiv-poroshenka. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
17.
«Он слуга олигарха, а не народа!»: 27 украинских интеллектуала выступили против Зеленского // TheWorldNews.net. — 01 марта 2019 г. — [Электронный ресурс]. — https://twnews.com.ua/ua-news/on-sluga-oligarkha-a-ne-naroda-27-ukrainskikh-intellektuala-vystupili-protiv-zelenskogo. (дата обращения: 22.11.2019 г.).
18.
Assange J. 2014. When Google Met WikiLeaks. — New York, London: OR Books. — 223 с.
19.
Jansen S.C., Martin B. 2015. The Streisand effect and censorship backfire // International Journal of Communication. — No. 9. — P. 656–671.
20.
Tufekci Z. 2017. Twitter and Tear Gas. The power and fragility of networked protest. — New Haven & London: Yale University Press. — 326 p
References (transliterated)
1.
Afanas'ev A.P. Iz istorii tsenzurnoi politiki samoderzhaviya v kontse 70-kh-nachale 80-kh godov XIX veka // Voprosy istorii SSSR. Sbornik statei. — Moskva: MGU. — 1972. — S. 203–223.
2.
Bell D. 2004. Gryadushchee postindustrial'noe obshchestvo. Opyt sotsial'nogo prognozirovaniya. — Moskva: Academia. — 788 s.
3.
Berger P. 1996. Priglashenie v sotsiologiyu: Gumanisticheskaya perspektiva. — Moskva: Aspekt Press. — 168 s.
4.
Gilinskii Ya.I. 1992. Sotsiologiya deviantnogo povedeniya i sotsial'nogo kontrolya: kratkii ocherk // Rubezh (al'manakh sotsial'nykh issledovanii). — № 2. — S. 51–68.
5.
Parsons T. Sotsial'naya sistema // O sotsial'nykh sistemakh. — Moskva: Akademicheskii Proekt. — 2002. — S. 73–520.
6.
Postman N. «A teper', … o drugom» // Nazarov M. M. Massovaya kommunikatsiya i obshchestvo. Vvedenie v teoriyu i issledovaniya. — Moskva: Avanti plyus. — 2004. — S. 273–283.
7.
Potseluev S.P., Konstantinov M.S., Lukichev P.N., Vnukova L.B., Nikolaev I.V., Tupaev A.V. 2016.. Igry na ideologicheskoi periferii. Pravoradikal'nye ustanovki studencheskoi molodezhi Rostovskoi oblasti. — Rostov-na-Donu: Izdatel'stvo YuNTs RAN. — 396 s.
8.
Fuko M. Volya k znaniyu // Volya k istine: po tu storonu znaniya, vlasti i seksual'nosti. Raboty raznykh let. — Moskva: Kastal'. — 1996. — S. 98–268.
9.
Kharris R. 2002. Psikhologiya massovykh kommunikatsii. — Moskva: OLMA-PRESS. — 448 s.
10.
Glavu Obshchestvennogo televideniya Alasaniyu vnezapno uvolili s raboty // 24 kanal. — 31 yanvarya 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://24tv.ua/ru/glavu_obshhestvennogo_televidenija_alasaniju_vnezapno_uvolili_s_raboty_n1105217. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
11.
Druzі Prezidenta kradut' na oborontsі (sekretnі perepiski, ch.1-2) // Videokhosting Youtube. Kanal «BIHUS info». — 25 fevralya 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://www.youtube.com/watch?v=lGTf2nUyxfw. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
12.
Eshche dve oblasti? Ozvuchen plan Putina po okkupatsii Ukrainy // Internet-izdanie «Obozrevatel». — 27 fevralya 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://www.obozrevatel.com/crime/esche-dve-oblasti-ozvuchen-plan-putina-po-okkupatsii-ukrainyi.htm. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
13.
Kakovy shansy u Poroshenko snova stat' prezidentom: mnenie ekspertov // Glavred. — 2 marta 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://glavred.info/ukraine/10053143-kakovy-shansy-u-poroshenko-snova-stat-prezidentom-mnenie-ekspertov.html. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
14.
Ofis Zelenskogo poruchil lishit' prorossiiskie kanaly litsenzii // Lenta.RU. — 12 sentyabrya 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://lenta.ru/news/2019/09/12/newsone/. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
15.
Realizatsiya proekta «Buratino» v Ukraine: opublikovany dokumenty // Portal «Bukvy». — 8 aprelya 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://bykvu.com/ru/bukvy/114420-realizatsiya-proekta-buratino-v-ukraine-opublikovany-dokumenty/. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
16.
Ukrainskie sensatsii. 10 sezon, 8 vypusk «50 ottenkov Poroshenko» // 1+1 VIDEO: Ukrainskoe onlain-televidenie gruppy 1+1 media. — 23 marta 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://1plus1.ua/ru/1plus1video/ukr-sensacii/10-sezon/8-vypusk-ukrayinski-sensaciyi-50-vidtinkiv-poroshenka. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
17.
«On sluga oligarkha, a ne naroda!»: 27 ukrainskikh intellektuala vystupili protiv Zelenskogo // TheWorldNews.net. — 01 marta 2019 g. — [Elektronnyi resurs]. — https://twnews.com.ua/ua-news/on-sluga-oligarkha-a-ne-naroda-27-ukrainskikh-intellektuala-vystupili-protiv-zelenskogo. (data obrashcheniya: 22.11.2019 g.).
18.
Assange J. 2014. When Google Met WikiLeaks. — New York, London: OR Books. — 223 s.
19.
Jansen S.C., Martin B. 2015. The Streisand effect and censorship backfire // International Journal of Communication. — No. 9. — P. 656–671.
20.
Tufekci Z. 2017. Twitter and Tear Gas. The power and fragility of networked protest. — New Haven & London: Yale University Press. — 326 p

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Нам сложно представить, какой масштабный размах приняли бы мероприятия по празднованию столетнего юбилея Октябрьской революции в нашей стране, если бы Советский Союз не прекратил своего существования в 1991 г. Сохранившиеся видеокадры ежегодных ноябрьских празднеств в нашей стране, пожалуй, вряд ли могут дать современному зрителю, тем более поколению тех, кому меньше 30, подлинную картину восприятия этого события. Как и всегда бывает в таких случаях, новые государства, возникшие на постсоветском пространстве, принялись создавать собственные идеологии, отражающие специфику национального компонента, опираясь подчас на восхваление одиозных личностей: достаточно привести в качестве примера героизацию С. Бандеры в соседней Украине. Несмотря на то, что его образ, в первую очередь, востребован на территории Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях, по итогам проекта «Великие украинцы» (2008 г.) Бандера набрал 16, 12 % голосов и вошел в тройку призеров, уступив только Ярославу Мудрому и Николаю Амосову. Притчей во языцех стала пресловутая декоммунизация, объявленная киевскими властями ради ликвидации идеологического наследия советской эпохи, при этом под запрет попала и деятельность Коммунистической партии Украины. Напомним, что снос памятников советской эпохи на Украине, по крайней мере, в западной ее части дело не новое. И в то же время снос памятников и преследования политических оппонентов в современной Украине проходили под лозунгами демократизации и европеизации. Более того, сегодня, в век информационных технологий, различные цензурные ограничения проявляются в новой форме помимо уже привычных запретительных, возможных только при наличии контроля за государственным аппаратом. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой выступает президентская избирательная кампания на Украине 2018 - 2019 г. Автор ставит своими задачами показать новые формы политической цензуры в условиях расширения телекоммуникационных сетей, проанализировать медийное пространство Украины за период с ноября 2018 по конец апреля 2019 г., выявить примеры использования когнитивной политической цензуры. Работа основана на принципах анализа и синтеза, достоверности, объективности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных материалов источников и исследований, в том числе посредством анализа данных баз «Медиаологии» и «YouScan» стремится охарактеризовать основные стратегии когнитивной политической цензуры в ходе президентской кампании на Украине. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя 20 различных источников и исследований. К несомненным достоинствам рецензируемой статьи следует отнести привлечение зарубежных материалов, в том числе на английском и украинском языках. Из используемых источников отметим также материалы интернет-сайтов, в том числе видеохостинга Youtube. Среди привлекаемых автором исследований выделим как общетеоретические труды таких корифеев, как Д. Белл, П. Бергер, Т. Парсонс, так и исследования А.П. Афанасьева и Д. Ассанжа, в центре внимания которых различные цензурные ограничения. Заметим, что библиография обладает важностью не только с научной, но и с просветительской точки зрения: после прочтения текста статьи читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. Таким образом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания работы является научным, однако доступным для понимания не только специалистов, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как историей и современностью политической цензуры, в целом, так и, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней выделяется введение, основная часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что наибольшее распространение когнитивная цензура получила на форумах электронных изданий, социальных сетях, то есть «там, где оказывалось невозможным блокирование потоков или каналов информации средствами прямого администрирования». В работе отмечается, что в ходе предвыборной президентской кампании на Украине использовались три стратегии когнитивной политической цензуры: «отвлечение внимания посредством вброса сенсационных сообщений, фальсификация посредством потока жанрово структурированной дезинформации, абсурдизация конкретной информации посредством массового распространения контрарных по смыслу сообщений». Различные конкретные примеры данных стратегий, показанные в рецензируемой статье, вызовут бесспорный читательский интерес, тем более в тех условиях, когда к президентской кампании на Украине было приковано общественное внимание и в России. Вызывает интерес вынесенный в примечания авторский вывод о произошедшей после избрания В.А. Зеленского рокировки: если В.А. Зеленский все чаще прибегает к административной цензуре, то П.А. Порошенко вынужден в силу новых условий использовать когнитивную цензуру. Главным выводом статьи является то, что в ходе президентской кампании на Украине наблюдалось широкое использование технологий когнитивной политической цензуры, которое усиливалось такими традиционными видами политической цензуры, как «административно-государственной («прямой»), финансово-экономической («косвенной»), дискурсивной («символической»). Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 9 рисунками, что усиливает ее наглядность, вызовет определенный интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы как в учебных курсах, так и при PR-стратегий избирательных кампаний. К статье есть отдельные замечания, касающиеся оформления: так, автор оформляет представленные в библиографии труды не по требованиям ГОСТ (например: Белл Д. 2004. Грядущее постиндустриальное общество, Гилинский Я.И. 1992. Социология девиантного поведения и т.д.), имеются опечатки и т.д. Однако, в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Конфликтология / nota bene».