Читать статью 'Монголия и Республика Корея: межгосударственное сотрудничество и внешнеполитические интересы' в журнале Мировая политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1974,   статей на доработке: 329 отклонено статей: 603 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Мировая политика
Правильная ссылка на статью:

Монголия и Республика Корея: межгосударственное сотрудничество и внешнеполитические интересы

Григорьева Юлия Геннадьевна

кандидат исторических наук

младший научный сотрудник, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук (ИМБТ СО РАН)

670002, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Буйко, 20а

Grigor'eva Yuliya Gennad'evna

PhD in History

senior researcher at Institute of Mongolian Studies, Buddhist Studies and Tibetan Studies of the Siberian Department of the Russian Academy of Sciences

670002, Russia, respublika Buryatiya, g. Ulan-Ude, ul. Buiko, 20a

grigoreva-yulia23@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8671.2019.4.31428

Дата направления статьи в редакцию:

20-11-2019


Дата публикации:

27-11-2019


Аннотация.

В статье рассматривается формирование и развитие двухсторонних межгосударственных отношений между Монголией и Республикой Корея за 25 лет (1990-2015 гг.). Предметом исследования является политическое взаимодействие Монголии и Республики Корея на современном этапе. С этой целью автор анализируют важнейшие аспекты монголо-южнокорейских визитов на высшем уровне, а также их вклад в развитие двухсторонних отношений. В исследовании был проведен анализ стратегических интересов Монголии и Республики Корея, который позволил дополнительно аргументировать основные направления и детализировать перспективы дальнейшего развития монголо-южкорейских отношений. Теоретической основой исследования стали законодательные акты Монголии и Республики Корея, правительственные документы обеих стран, материалы официальной статистики. Методологическую базу работы составили принципы историзма и научной объективности. Научная новизна исследования определяется малой разработанностью данной проблемы. Автор приходит к заключению, что за 25 лет сотрудничество Монголии и Республики Корея не только не теряет своей актуальности, но и с каждым годом наращивает свой потенциал. Основная причина активного политического взаимодействия – взаимный интерес двух государств. Для Монголии Республика Корея может стать партнером, способным принести большую экономическую выгоду Монголии. Для Южной Кореи Монголия – важный дипломатический объект в сфере энергетической безопасности, а также представляет большую ценность как стратегический партнер для расширения всестороннего сотрудничества, а также передовая база для выхода на регион Евразии.

Ключевые слова: Монголия, Республика Корея, монголо-южнокорейские отношения, внешнеполитическое сотрудничество, межгосударственные визиты, Северо-Восточная Азия, внешнеполитические интересы, корейская проблема, корейский полуостров, проблема безопасности

Работа выполнена в рамках государственного задания (проект XII.191.1.2. Межкультурное взаимодействие, этнические и социально-политические процессы в Центральной Азии, № АААА-А17-117021310264-4)

Abstract.

The article studies the formation and development of bilateral interstate relations between Mongolia and the Republic of Korea from 1990 till 2015. The research subject is political interaction between Mongolia and the Republic of Korea at the modern stage. The author analyzes the most important aspects of reciprocal visits at top level and their contribution to the development of bilateral relations. The author analyzes the strategic interests of Mongolia and the Republic of Korea. This analysis helps to substantiate the key directions and specify the prospects of further development of Mongolia-Korea relations. The theoretical base of the research includes legislative instruments of Mongolia and the Republic of Korea, official documents of both countries, and the official statistical data. The research methodology is based on the principles of historicism and scientific objectivity. The scientific novelty of the research is determined by the lack of detailed studies of this issue. The author concludes that for 25 years, the cooperation between Mongolia and the Republic of Korea has not only remained topical, but is becoming more promising year by year. The key reason for active political interaction is the mutual interest of the two countries. For Mongolia, the Republic of Korea can become an economically beneficial partner. For South Korea, Mongolia is an important diplomatic partner in the field of energy security and is of a big importance as a strategic partner for comprehensive cooperation extension, and also a front base for entering Eurasia. 
 

Keywords:

foreign policy interests, Northeast Asia, interstate visits, foreign policy cooperation, Mongolian-South Korean relations, Republic of Korea, Mongolia, korean problem, korean peninsula, security issue

Современная Монголия демонстрирует пример довольно быстрой и успешной трансформации из бывшего социалистического государства в динамично развивающуюся страну с многопартийной политической системой, рыночной экономикой и открытой внешней политикой. После демократической революции 1990 г., распада СССР, резкого сокращения экономической помощи со стороны России экономика Монголии оказалась на грани краха. Страна была вынуждена самостоятельно искать пути выживания в сложнейший переходный период. В соответствии с обновленной Концепцией внешней политики Монголия начала проводить самостоятельную, «многоопорную» внешнюю политику, направленную на поддержание сбалансированных отношений с Россией, Китаем, развитыми странами Запада и Востока. Важное место в ее внешней политике занимает концепция «третьего соседа».

Повышенный интерес к Монголии обусловлен целым рядом геополитических, стратегических, экономических и других факторов. Страна, занимающая важное стратегическое положение в глубине Внутренней Азии, стала ареной политического и экономического соперничества между Россией, Китаем, США, Японией, ЕС, Великобританией, Канадой, Южной Кореей и другими странами. С каждым годом растет уровень интеграции Монголии в экономический регион Северо-Восточной Азии, в котором видную роль играет Южная Корея, представляющая собой яркий образец новых индустриальных стран, сумевшая в период жизни одного поколения вырваться из разряда бедных и отсталых стран в группу лидеров, в том числе по научно-техническим параметрам современного мира.

С момента установления дипломатических связей отношения между двумя странами, опираясь на географическую близость и общие интересы, стали охватывать широкий спектр областей, в том числе политическую, экономическую, социальную и культурную сферы. Накопленный опыт монголо-корейских отношений имеет важное международное значение, свидетельствуя о том, что для Монголии как страны, резко сменившей курс социально-экономического развития, существенно возрастает значение сотрудничества с развитыми государствами, такими как Республика Корея.

Дальнейшее развитие, формирование новых подходов к двустороннему взаимодействию, в том числе выработка долгосрочной концепции и т.д. – все это, несомненно, представляет теоретический и практический интерес не только для южнокорейских и монгольских политиков, историков и политологов, но и для стран, сталкивающихся с аналогичными проблемами, которые решаются в ходе сотрудничества Республика Корея и Монголия.

Имеющиеся в научной литературе публикации по исследуемой теме представлены трудами российских, монгольских и южнокорейских исследователей. Однако, особенности политического взаимодействия Монголии и Республики Корея на современном этапе еще не получила достаточного освещения в отечественной историографии. Данная проблема рассматривается в комплексе развития сотрудничества Монголии с другими странами Северо-Восточной Азии, специальных исследований по данной теме не проводились. Значительный вклад в изучение проблемы представляют работы монгольских (Балдоо Б. [23], Н. Доржсурэн [24], Г. Тумуурчулана [25], Ж. Баттур [26], Г. Харилтсаа [27]) и южнокорейских ученых (Гу Хэ У [28], Канг Мёнг Гу [29], Пак Хо Ёнг [30], Пак Чжи Вон [31], Хо Ман Хо [8], Со Донг Чжу [8]). Труды монгольских и южнокорейских вносят существенный вклад в исследование современной истории Монголии и Республики Корея, однако, наряду с интересным материалом и обоснованными выводами, многие вопросы монголо-южнокорейских отношений, в том числе изучение межгосударственного сотрудничества Монголии и Республики Корея, не становились объектом их научного интереса.

Установленные стабильные дипломатические отношения между Республикой Корея и Монголией повлекли за собой подписание в 1990 г. целого ряда соглашений и договоров, это следующие документы: Совместное соглашение Республики Корея и Монголии (1999), Совместное соглашение Республики Корея и Монголии (2006), Совместное коммюнике Республики Корея и Монголии (2011), Инициатива по укреплению мира и сотрудничества в Северо-Восточной Азии (2013), Совместное соглашение Республики Корея и Монголии (2015), Меморандум о взаимопонимании по активизации двустороннего стратегического сотрудничества в сфере энергетики, и прочее. Укреплению всесторонних связей между Монголией и Республикой Корея способствовали государственные визиты на высшем и высоком уровнях между двумя государствами.

Первая встреча на высшем уровне прошла в 1991 г. в Сеуле во время визита президента Монголии П. Очирбата. Президенты обоих государств заявили о готовности и заинтересованности в расширение и активизации двусторонних отношениях в различных сферах. Особое внимание в ходе переговоров было уделено экономическому сотрудничеству в связи с тем, что до установления дипломатических отношений торговый оборот уже достигал 540 тыс. долларов к концу 1980-х гг. Одним из результатов встречи стало подписание 28 марта 1991 г. Соглашения об инвестиционном сотрудничестве между правительством Южной Кореи и Монголии [3]. В документе говорится о том, что «каждая из сторон обязуется поощрять и создавать необходимые условия для инвестиций со стороны представителей другого государства на своей территории, строя взаимоотношения на основе взаимной выгоды и равенства». Благодаря этому соглашению Южная Корея стала одним из крупных инвесторов Монголии, при этом активизируя и стимулируя политические двусторонние отношения на длительный период.

Южнокорейский президент Ким Дэ Чжун посетил Монголию спустя девять лет. В мае 1999 г. президент Республики Кореи в рамках официального визита посетил Улан-Батор и подписал ряд договоров и торговых соглашений, в том числе проекты по расширению экономического сотрудничества и предоставлению безвозмездной помощи в размере 10 млн долларов США через Фонд экономического развития и сотрудничества (ФЭРС). Встреча ускорила процесс активизации сферы экономических отношений. Обе страны создали объединенный комитет по сотрудничеству по вопросам энергетики и минеральным ресурсам в области добычи полезных ископаемых. В 1991 г. двусторонний объем торговли между Монголией и Республикой Корея составлял всего лишь 8,8 млн долларов США, а к 1997 г. – всего 23,5 млн долларов США [14].

Следующая встреча на высшем уровне прошла в феврале 2001 г. во время официального визита в Республику Корея президента Монголии Нацагийн Багабанди. Президенты двух стран обсудили вопросы дальнейшего сотрудничества, отметив, что после установления дипломатических связей развитие двусторонних отношений происходит в различных областях. Обсуждалась также возможность развития всесторонних отношений в современных международных условиях, что предполагает содействие развитию новых форм сотрудничества, открытость экономической политики, поиск и развитие взаимовыгодных отношений в сфере науки и техники, торговли, сельского хозяйства. Такой подход положил начало качественно новому этапу развития монголо-корейских отношений, что привело к постановке новых задач во внешней и существенным переменам во внутренней политике обеих стран. По итогам встречи главы государств оценили монголо-корейские отношения как «взаимовыгодные» [5].

Основной темой двусторонних отношений последующих лет становится проблема стабильности и безопасности в Юго-Восточной Азии и в мире в целом. Так, во время официального визита президента Республики Корея Ро Му Хена в 2006 г. в Монголию состоялось подписание 16 официальных межправительственных документов [7]. Лидеры двух государств приняли решение об усилении сотрудничества на международной арене, в том числе и в ООН. Обсуждались пути преодоления глобальных проблем, среди которых – проблемы международного терроризма, нераспространения оружия массового поражения, борьбы с высокотехнологичными преступлениями. В заявлении по итогам этого визита, которое сделали главы государств, говорится, что «развитие международных отношений положительно отразится на укреплении мира и стабильности в регионе» [7].

Международные отношения и проблемы региональной безопасности в данный период не вытеснили с главной повестки двусторонние взаимоотношения Монголии и Республики Корея, что особенно ярко проявилось в ходе официального визита в Сеул Председателя Великого Государственного Хурала в 2009 г. На встрече с главой Национальной ассамблеи Республики Корея Д. Дэмбэрэл выразил удовлетворение в связи со стремительным развитием монголо-корейских отношений за последние 20 лет, становлением взаимопонимания и доверия между представителями двух стран на всех уровнях. Монгольская сторона, по его словам, приветствует развитие сотрудничества и двусторонних отношений. «Благодаря вводу в экономический оборот больших запасов собственных месторождений, Монголия ускоряет темпы развития своей экономики. Она заинтересована в Южной Корее как в партнере, который имеет технологические и финансовые возможности стать рынком для её продукции, поскольку является её соседом» [8], – отметил Д. Дэмбэрэл.

Президенты двух стран на саммите, который состоялся в 2011 г. в Улан-Баторе, определили пути реализации планов расширения сотрудничества в сфере разработки природных ресурсов и энергетики, что должно вывести двусторонние отношения на новый уровень «всеобъемлющего партнерства». Главы государств договорились строить взаимоотношения в соответствии с принципами всеобъемлющего партнерства, что предполагает систематическое проведение встреч и переговоров на высоком уровне, активное сотрудничество в решении проблем региона и в сфере обороны. Об этом говорится в совместном заявлении двух лидеров по итогам саммита [9].

Правительство Монголии поддержало усилия Южной Кореи по урегулированию ядерного конфликта на Корейском полуострове и призвало обе стороны к конструктивному диалогу. Глава Монголии отметил, что северокорейская программа обогащения урана вызывает озабоченность и подчеркнул необходимость создания на Корейском полуострове зоны, свободной от ядерного оружия [10]. Саммит стал важным шагом на пути формирования крепких взаимоотношений и взаимовыгодного сотрудничества между двумя государствами. Южная Корея внедрением своих технологий поможет развитию экономики Монголии, а та, в свою очередь, будет снабжать Республику Корея энергетическими и минеральными ресурсами. Определяя направления сотрудничества, вопросы международной политики и обсуждая проблему глобального потепления, главы государств договорились решать их сообща. Это предполагает проведение ежегодных встреч министров иностранных дел двух государств, организацию встреч представителей правительств (парламентариев и министров), что, в свою очередь, призвано укрепить доверие и взаимопонимание.

В последние годы отмечается активизация взаимного интереса Монголии и Республики Корея по вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии, а также в преддверии празднования 25-летия со дня установления дипломатических отношений. 25–27 августа 2014 г. состоялся официальный визит в Улан-Батор министра иностранных дел Республики Корея Юн Бен Се по приглашению министра иностранных дел Монголии Л. Болда. Представитель Республики Корея посетил с официальным визитом президента Ц. Элбэгдоржа и премьер-министра Н. Алтанхуяга, после чего прошли переговоры между главами МИД двух стран [8].

Во время встречи обсуждались пути реализации всестороннего стратегического сотрудничества между Республикой Корея и Монголией, дальнейшие планы по расширению взаимоотношений в инвестиционной и торгово-экономической сферах, отмене визового режима. Ключевым на встрече стал вопрос отношения Монголии к проблемам Северо-Восточной Азии и Корейского полуострова. Внимание было уделено сотрудничеству в «Улан-Баторском диалоге по вопросам безопасности СВА» в рамках инициативы президента Монголии, а также «Евроазиатской инициативы» президента Южной Кореи Пак Гын Хэ.

В рамках празднования 25-летия со дня установления дипломатических отношений между двумя государствами была подчеркнута необходимость активизации визитов на высоком и высшем уровнях.

В октябре 2014 г. состоялась консультативная встреча представителей МИД Монголии и Республики Корея в Сеуле. Страны на встрече представляли директор Департамента Северо-Восточной Азии МИД Республики Корея Ли Сан Док, директор Департамента стран Азии и Тихого океана МИД Монголии Ч. Баярмунх, чрезвычайный и полномочный посол Монголии в Республике Корея Б. Ганболд [8]. Они подчеркнули важность сотрудничества в области взаимоотношений на высоком и высшем уровнях, рассмотрели вопрос о расширении сотрудничества между представительствами МИД Южной Кореи и Монголии и об упрощении визовых условий для граждан этих государств. Корейская сторона поддержала проведение «Улан-Баторского диалога» по решению вопросов безопасности Северо-Восточной Азии. «При согласовании этой инициативы с инициативой нашего Президента по укреплению мира и сотрудничества в этом регионе можно получить весомый результат в сфере обеспечения безопасности и мира в Северо-Восточной Азии», – заключил корейский представитель. Ярким итогом второго периода стало объявление 2015 г. «Годом дружбы между Республикой Корея и Монголией».

Таким образом, монголо-корейские отношения эффективно развиваются в области политики и дипломатии с момента установления дипломатических отношений в 1990 г. Повышение уровня политического сотрудничества требует поддержания баланса национальных интересов Республики Корея и Монголии, а интенсивность поездок и подписание межгосударственных документов напрямую связано с заинтересованностью обоих государств в развитии двухсторонних отношений.

Причинами политического взаимодействия стали внешнеполитические интересы двух государств. В чем же они заключаются? Рассмотрим подробнее двусторонние внешнеполитические интересы Монголии и Республики Корея, основываясь на историческом развитии каждого государства в отдельности и опираясь на обзор двустороннего сотрудничества в виде встреч руководителей и подписания межправительственных документов.

1. Интерес Монголии в Республике Корея. Какой же выгоды ждет Монголия от отношений с Южной Кореей?

Во-первых, основываясь на особенностях монгольской внешней политики, в качестве «третьего соседа» можно рассматривать Южную Корею, так как для Монголии с ее географическим положением и историческим опытом важно научиться верно направлять и вовремя ограничивать влияние России и Китая. Чтобы оградить себя от подавляющего экономического и политического влияния Китая и России, Монголии целесообразно воспользоваться помощью Южной Кореи, занять позицию «арбитра» в Северо-Восточной Азии и укрепить свое положение на мировой арене.

Монголия, будучи стратегическим рычагом, осознает ценность отношений с Южной Кореей, поскольку последняя является дружественной для Монголии страной и не несет никакой угрозы ее безопасности. Кроме того, Монголия поддержала ядерное разоружение на Корейском полуострове, на шестисторонней конференции высказала свою позицию в плане решения ядерной угрозы КНДР и поддержала санкции против Тайваня. Монголия демонстрирует стремление стать членом системы безопасности по политике мультилатерализма в Северо-Восточной Азии и намеревается достигнуть региональной стабильности посредством укрепления своей позиции нейтралитета.

Во-вторых, Республика Корея является альтернативным партнером, который может оказать помощь в развитии Монголии. В частности, Монголия, глубоко заинтересованная в опыте экономического развития Республики Корея, пытается найти различные подходы к развитию своей экономики. Благоприятен тот факт, что Монголия после смены государственного строя и открытия внешней политики сразу же наладила дипломатические отношения с Республикой Корея. Южная Корея считается дружественной страной, чья экономическая модель развития могла бы стать основой для развития экономики Монголии. Кроме того, Монголии было бы выгодно выстроить сотрудничество с Южной Кореей, используя зарубежные инвестиции и ресурсы для государственного развития, освоения собственных ресурсов и экспорта, активизации сферы туризма и др.

В-третьих, Монголия имеет практическую ценность стратегического рычага с точки зрения геополитического положения Корейского полуострова и враждебных Юга и Севера. Корейский полуостров сможет стать важным фактором сдерживания силы Китая и России, а выйдя в море, сможет сыграть роль морского плацдарма. Также он будет представлять ценность как стратегический балансир в Евразии [10]. Но хотя Монголия и склоняется больше на сторону Южной Кореи, в отношении Северной Кореи страна придерживается политики равноудаленной дипломатии и преследует цель занять позицию равновесия в конфликтных вопросах.

Монголия в 1986 г. подписала договор с Северной Кореей о сотрудничестве, но в 1995 г., вследствие новой политики реформ и открытости, взаимный договор был аннулирован. В 1999 г. северокорейское посольство в Монголии закрылось, и отношения ухудшились. Однако в 2002 г. министр иностранных дел Северной Кореи Пэк Нам Сун впервые за 14 лет посетил Монголию и положил начало новым отношениям, которые существуют между двумя странами и по сей день. Монголия в процессе перехода от социализма хочет передать полученный опыт Северной Корее. С другой стороны, Монголии целесообразно использовать выгоду от строительства транспортных путей, например, связать между собой железную дорогу Корейского полуострова и Транссибирскую железнодорожную магистраль.

В июле 2007 г. председатель Президиума Верховного Народного Собрания КНДР Ким Ён Нам посетил Монголию и выразил надежду на проведение в Улан-Баторе переговоров на высшем уровне с президентом Намбарын Энхбаяром и международной конференции по вопросам ядерной проблемы Корейского полуострова. В ноябре 2012 г. делегация нового председателя Президиума Верховного Народного Собрания КНДР Чхве Тхэ Бок вновь посетила Монголию. В дальнейшем не раз проходили взаимные визиты высокопоставленных лиц. Монголия придает большое значение ценности стратегического рычага безопасности Северной Кореи.

В-четвертых, Республика Корея может помочь Монголии в создании системы мультилатерализма. Монголия рассматривает эту систему как очень важную для безопасности, стабильности и мира. В последнее время государство начинает предпринимать контрмеры против усиления выхода на свой рынок США, Японии, Китая и России. Монголия убеждена, что Республике Корея необходимо принять участие в процессе создания системы по политике мультилатерализма в Монголии, начавшегося после Шестой конференции ООН. В будущем Монголия и Республика Корея смогут успешно и взаимовыгодно сотрудничать в различных областях. Для этого необходимо рассматривать Южную Корею как партнера, имеющего схожие исторические и социально-культурные ценности [8].

2. Заинтересованность Республики Корея в Монголии. Какую же ценность и перспективу представляет Монголия для Южной Кореи? Монголия – важный партнер в сфере энергетики и минеральных ресурсов, партнер для взаимодополняющего добрососедского сотрудничества, стратегический катализатор налаживания сотрудничества между Югом и Севером, важное звено для установления многостороннего сотрудничества, передовая база для выхода на Евразию.

Во-первых, на территории Монголии Южная Корея занимается освоением полезных ископаемых, сотрудничает в сфере производства комплексного заводского оборудования. Как страна, богатая природными ресурсами, Монголия имеет возможность искать взаимные выгоды в ситуации, когда необходима гарантия крупных инвестиционных ресурсов для развития таких отраслей, как энергетика, транспорт, логистика, производство электроники и др. Сотрудничество и взаимная выгода могут достичь большого масштаба, если связать минеральные ресурсы Монголии, капитал и технологии Южной Кореи.

Во-вторых, Монголия и Республика Корея имеют расовое, культурное и языковое сходство и могут экономически дополнять друг друга. С марта 1990 г., с момента установления дипломатических отношений, был достигнут видимый прогресс в различных сферах: политике, экономике, культуре. Симпатия между двумя нациями оказывает благоприятное воздействие на развитие отношений. Двадцатилетние контакты изменяли свою форму от «отношений дополняющего взаимного сотрудничества в XXI в.» (1999 г.), к «добрососедским партнерским отношениям» (2006 г.) и до «всеобъемлющего партнерства» (2011 г.) [12]. В последнее время имеется тенденция расширения двустороннего сотрудничества.

Третий фактор – катализатор налаживания отношений между Севером и Югом. Монголия состоит в дипломатических отношениях и с КНДР, и с Республикой Корея, придает большое значение традиционным дружественным связям с Северной Кореей, а с Южной Кореей твердо придерживается политики утилитаризма – стремления извлекать непосредственную материальную выгоду.

Монголия в процессе экономического развития заинтересована в стабильности и мире в Северо-Восточной Азии и с помощью равновесной дипломатии в отношениях с Югом и Севером «прощупывает и пытается понять свою дипломатическую роль» [12]. Существует стремление активизировать свои возможности стратегического рычага в отношении Севера и Юга. В плане экономического сотрудничества Монголия имеет силы поддержать объединение Северной и Южной Кореи и взять на себя роль катализатора налаживания отношений. Монголия могла бы помочь в решении ядерной проблемы Северной Кореи, поделиться опытом перехода от социализма, предложить политику реформ и открытости. Безусловно, Монголия способна стать партнером Южной Кореи, вносящим вклад в установление стабильности на Корейском полуострове.

В-четвертых, Монголия – важная страна для расширения всестороннего сотрудничества. Она приняла безъядерный статус и еще на шаг приблизилась к тому, чтобы стать дружественной страной и установить мир и стабильность на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии. Монголия поддерживает идею разоружения Корейского полуострова, и на Шестой конференции ООН предложила решение ядерной проблемы Северной Кореи и поддержала санкции против Тайваня. Страна также дала положительную оценку результатам Шестой конференции и выразила желание принять участие в установлении системы мультилатерализма. Монголия озабочена тем, что будет изолирована, пытаясь стать членом системы мультилатерализма, и, с одной стороны, надеется на вмешательство более сильных государств и повышение своего престижа, а с другой стороны, – увеличивает свою выгоду через сдерживание Китая – России и США – Японии. Для Южной Кореи Монголия является важным дипломатическим объектом в целях установления мирного сотрудничества со странами Северо-Восточной Азии.

И, наконец, Монголия выступает передовой базой для экономического и геополитического выхода на Евразию. Монголия служит важным пунктом транспортных путей и несет в себе дополнительную ценность как передовая база для выхода на рынки России, Китая, Центральной Азии и Дальнего Востока. Исходя из того, что Монголия является важным пунктом для путей транспортного сообщения по азиатскому континенту и стабильной базой снабжения ресурсами, Южная Корея надеется на дальнейшее развитие двусторонних отношений [13]. Конечно, в сравнении с другими странами у Монголии невысокий товарооборот, поэтому ее важность для Южной Кореи не столь велика, а в последнее время даже снижается. Однако потенциал будущих монголо-южкорейских отношений высок, и сравнительная дипломатическая значимость возрастет.

3. Общие интересы: преимущество «буферной зоны» и «государства-моста». По аналогии с особенностями монгольской внешней политики выделим и актуальные события монголо-корейских отношений. Приспособление и гибкость в связи с изменением обстановки в Северо-Восточной Азии делает необходимым двустороннее всеобъемлющее сотрудничество. Южная Корея надеется, что Монголия исполнит особую роль, побуждая Северную Корею к проведению политики реформ и открытости. Сама Монголия успешно продвигает эту политику и получает уважение, прежде всего со стороны ООН, за меры по ядерному разоружению ради поддержания всеобщей безопасности.

В отношении геополитики наряду с нестабильной обстановкой в Северо-Восточной Азии Монголия и Южная Корея смогут обрести стратегический баланс и воспользоваться преимуществами своего тандема «буферная зона и государство-мост». В геоэкономическом отношении общие интересы двух стран в области освоения подземных ресурсов и строительства инфраструктуры могут стать отличным фактором для развития экономических отношений; в геостратегическом – одним из эффективных способов выживания после окончания холодной войны является союз передовой и развивающейся страны. Республика Корея и Монголия могут помочь друг другу балансировать в условиях изменения обстановки в Северо-Восточной Азии, находить выходы из разногласий по вопросам внутренней и внешней безопасности и, благодаря дополняющему экономическому сотрудничеству, смогут вносить вклад в процветание обеих стран.

В Северо-Восточной Азии главенствуют четыре страны: Китай, Россия, США и Япония, поэтому для Республики Корея и Монголии существует необходимость в сотрудничестве с целью оказания помощи ради обретения двухсторонней стабильности и мира. Безусловно, Южная Корея и Монголия расходятся в отношении приоритетов политического курса и выбора характера взаимоотношений с соседними странами. Южная Корея более заинтересована в союзе с США и придает большое значение сложным отношениям США и Китая, а Монголия на первое место ставит отношения Китай – Россия. Несмотря на подобные препятствия, обе страны ставят своей целью обретение мира и стабильности во всех сферах и стремятся максимизировать общие государственные интересы.

Учитывая особенности внешней политики Монголии и Республики Корея, а также их внешнеполитические интересы во взаимовыгодном сотрудничестве, в данной исследовательской работе мы приводим возможные шаги для дальнейшего развития двусторонних отношений этих стран. Основными целями внешней политики двух государств, на наш взгляд, должны стать:

– стремление к стратегическому сотрудничеству и дружеским связям Республики Корея и Монголии;

– увеличение поддержки стабильности и мира на Корейском полуострове, внесение вклада в улучшение отношений между Северной и Южной Кореей и в процесс объединения;

– совместное процветание с помощью двустороннего экономического сотрудничества;

– расширение многосторонних общих интересов;

– взаимная помощь в создании системы сотрудничества по вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии.

Степень близости отношений двух стран обычно прослеживается в терминологии. Между Республикой Корея и США – это «союзные отношения», с Китаем и Россией у Южной Кореи – отношения «стратегического сотрудничества». После установления дипломатических отношений обычно используется следующая терминология: «конструктивные», «взаимодополняющие», «всесторонние», «всеобъемлющие» и т. п.

С мая 2011 г. официальные отношения между Южной Кореей и Монголией носят характер «всестороннего сотрудничества». Необходимо прилагать усилия с обеих сторон, чтобы перевести их на уровень «стратегического партнерства».

Для реализации второй цели, заключающейся в увеличении вклада в установление мира и стабильности на Корейском полуострове, поддержке процесса объединения, следует учитывать монгольскую политику равновесия в отношениях с Северной и Южной Кореей, поддержку ядерного разоружения Корейского полуострова, важность расширения безъядерной зоны. Важно, чтобы Монголия приняла на себя роль связующего в процессе примирения и становления «Объединенной Кореи».

Третья цель – достижение процветания обеих наций с помощью расширения экономического сотрудничества. В монголо-корейских отношениях существует множество дополняющих экономических факторов. Реальное сотрудничество и взаимная выгода в сфере экономики могут внести большой вклад в развитие отношений двух стран, а также в установление стабильности и мира как в самих государствах, так и в регионе.

Четвертая цель – расширение общих интересов. Принимая во внимание эмоциональное и историческое сходство между нациями и учитывая важность выстраивания соответствующей дипломатии, необходимо увеличивать двустороннюю выгоду и расширять общие интересы между двумя странами.

И последняя цель – взаимная политическая поддержка в построении системы сотрудничества по вопросам безопасности на Северо-Востоке Азии. Стремление Монголии повысить свою роль и авторитет обсуждались на шестисторонней конференции. Монголия также выразила свое стремление принять активное участие в построении комплексной системы сотрудничества по вопросам безопасности в Северо-Восточной Азии. Многие государства пересмотрели общие интересы с Монголией и начинают активно продвигаться на местных рынках страны, поэтому и Южная Корея рассчитывает на системное сближение с Монголией. Ожидания Южной Кореи касаются решения ядерной проблемы КНДР. Важно, чтобы Монголия придерживалась стратегии распространения своего положительного влияния. Двусторонние отношения между Монголией и Южной Кореей были укреплены за короткое время, это можно одновременно рассматривать как еще один шаг на пути к решению ядерной проблемы Северной Кореи. Южной Корее необходимо участвовать в многосторонних взаимовыгодных отношениях и распространять свое влияние на соседние страны.

Таким образом, монгольская внешняя политика формировалась под влиянием следующих факторов: изменение международной обстановки, геополитическая особенность расположения, исторический опыт, лидеры правительства и государственные цели. В частности, большое влияние оказали тесные связи с Восточной Европой и СССР, быстрый переход к капитализму, а затем – сравнительно ранний переход к демократии. Из-за близости столь крупных и влиятельных соседей – России и Китая – дипломатия Монголии, находящейся межу ними, приобрела особую гибкость и приспосабливаемость. Особенностями дипломатии стали стратегия, нацеленная на собственную выгоду, поиск оптимального баланса, стремление к выходу из изоляции, ядерное разоружение и др. В частности, в международном сообществе подчеркивается важность энергетической безопасности, поэтому стратегическая ценность богатой минеральными ресурсами Монголии все более увеличивается. Кроме того, после мирового экономического кризиса и активизации системы отношений G2 повысилась внутренняя и внешняя значимость Монголии как стратегического балансира. Подтверждением этому является и тот факт, что в последние годы такие крупные страны, как США, Япония, Китай и Россия, все активнее продвигаются на рынке Монголии.

Для Монголии Республика Корея может стать тем самым «третьим соседом», который не будет представлять угрозы для безопасности страны, а также партнером, способным принести большую экономическую выгоду Монголии; например, Южная Корея может поделиться своей моделью экономического развития. Для Южной Кореи Монголия – важный дипломатический объект в сфере энергетической безопасности, а также представляет большую стратегическую ценность как партнер для расширения всестороннего сотрудничества, и как передовая база для выхода на Евразию. Чтобы полностью раскрыть ценность Монголии, важно целеустремленно и дальновидно развивать двусторонние отношения на крепком фундаменте взаимных общих интересов. Для обеих стран важно сохранять преимущества Монголии как стратегической «буферной зоны» и раскрывать роль Южной Кореи как «государства-моста», связующего море и сушу.

Библиография
1.
Korea-Mongolia Joint Statement (1991.10.25) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 206-207.
2.
Korea-Mongolia Joint Statement (1999.5.31) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 208-209.
3.
Korea-Mongolia Joint Statement (2001.2.12) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 210-211.
4.
Agreement between the Government of the Republic of Korea and the Government of the Mongolian People’s Republic on the Mutual Promotion and Protection of Investment (28.03.1991) // UNCTAD Series on International Investment Policies for Development. – NY, 2010. – 157 p.
5.
Korea and Mongolia. Report of the Foreign Investment and Foreign Trade Agency of Mongolia. – Ulaanbaatar, 2011. – P. 2.
6.
Statistical Review. Mongolia. 2009-2014. [Статистический сборник Корейской ассоциации международной торговли. 1990-2008]. – Сеул, 2010-2015.
7.
Korea-Mongolia Joint Statement (2006.5.9) // Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 212-213.
8.
Хо Ман Хо. Политические изменения и формирование современного образа правления в Монголии / Ман Хо Хо // Монголоведение. – Сеул, 2016. – C. 213-253.
9.
Joint Press Release between the Republic of Korea and the Mongolian People’s Republic (2011.3.24) // Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 221-223.
10.
Campi A. The Revival of Mongolian Nomadism in the 1990’s and Its Implications for Mongolia’s Future / A. Campi. – Taipei, 2003. – P. 71.
11.
Со Донг Чжу. Особенности внешней политики Монголии и план стратегического сотрудничества Монголии и Кореи / Донг Чжу Со // Сино-советские исследования. – Сеул. – № 37(4). – С. 144-146.
12.
The Initiative to Implement to the Ulaanbaatar Dialogue on the Northeast Asian Security Was Proposed [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://english.news.mn/content/2013/2014 겨울 140392.shtml (дата обращения: 15.11.2019).
13.
Sabloff P. Why Mongolia? The Political Culture of an Emerging Democracy / P. Sabloff // Central Asian Survey. – 2002. – Vol. 21, № 1. – P. 23-24.
14.
Монгол Улсын статистикийн эмхтгэл. 1990-2015. [Статистический сборник Монголии]. – Улан-Батор. 1991-2016.
15.
Базаров В. Б. Монголия в условиях трансформации мировых систем / В. Б. Базаров // Исследования молодых ученых. Всеобщая история. – Улан-Удэ: Изд.-полигр. Комплекс ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2007. – Вып. 10. – С. 160-169.
16.
Базаров В. Б. Современная внешняя политика Монголии: опыт регионального взаимодействия / В. Б. Базаров // Вестник Бурятского государственного университета. – Улан-Удэ: Изд-во Бур. гос. ун-та, 2007. – Вып. 12. – С. 247-255.
17.
Базаров В.Б. «Азиатские тигры» во внешней политике Монголии / В.Б. Базаров, А. Гомбоев // Власть. – 2015. – № 10. – С. 224-227.
18.
Базаров В.Б. .«Третий сосед» Монголии во восточноазитском пространстве / В.Б. Базаров // Власть. – 2017. – № 5. – С. 136-140.
19.
Базаров В.Б. Восточноазиатское взаимодействие в монгольской контактной зоне в XXI в. / В.Б. Базаров, Ю.Г. Григорьева // Власть. – 2016. – № 11. – С. 205-208.
20.
Григорьева Ю.Г. Монголо-корейские отношения в XX в. // Genesis: исторические исследования. – 2018. – № 12. – С.24-31.
21.
Григорьева Ю.Г. Экономическое сотрудничество между Республикой Корея и Монголией: современное состояние и перспективы // Мировая политика. — 2018. - № 1. - С.13-23.
22.
Лиштованный Е.И. Россия - Республика Корея - Монголия: к возможности активизации отношений / Е.И. Лиштованный // Российско-корейские отношения: история и право. –Сеул: Корейский университет, 2016. – С. 156-164.
23.
Балдоо Б. Монгол гадаад харилцаа ХХ зууны эхэн ба төгсгөл үе / Б. Балдоо. – Улаанбаатар, 2003. – 258 х.
24.
Dorjsuren N. North Korea in Mongolian Foreign Affairs / N. Dorjsuren // KINU. – Seoul, 2012. – P. 36-42.
25.
Tumurchuluun G. Mongolia's Foreign Policy Revisited: it's Relations with Russia and China in the 1990s / G. Tumurchuluun // The Mongolian Journal of International Affairs. –1995. – № 2. – P. 12-33.
26.
Battur J. A Glimpse into the History of the Mongolian-Korean Relations in the XX Century / J. Battur // Fourth World Korean Studies Conference. – Seoul, 2008. – P. 10-26.
27.
Khariltsaa G. The Joint Communiqué of Mongolia and Republic of Korea / G. Khariltsaa // Foreign Relations. – 2011. – № 10. – P. 75.
28.
Гу Хэ У. Исследование современных дипломатических отношений Монголии и Северной Кореи и их изменения; исторический взгляд / Хэ У Гу. // Монголоведение. – Сеул, 2010. – № 28. – C. 133-154.
29.
Канг Мёнг Гу, Чху Вон Со. Состояние экономического сотрудничества между Южной Кореей и Монголией: долгосрочное видение и стратегия / Мёнг Гу Кан, Вон Со Чху. // Корейско-сибирские исследования. – Сеул, 2012. – № 16(2). – C. 186-228.
30.
Пак Хо Ёнг. Инчжокчжабон пумунэ тэхан хангукгва монголэ кёнчжэхёпрёкпанан ёнгу [Исследование экономического сотрудничества между Южной Кореей и Монголией в области человеческого капитала] / Хо Ёнг Пак. // Китайско-советские исследования. – Сеул, 2013. – № 34. – C. 341-373.
31.
Пак Чжи Вон. Монголкёнчжээ тэуэичжонсонгва хангукгваэ чжоннякчжок хёпрёкпанан [Внешнеэкономическая зависимость Монголии и её стратегическое сотрудничество с Республикой Корея] / Чжи Вон Пак // Корееведение. – Сеул, 2012. – № 3. – C. 317-348.
References (transliterated)
1.
Korea-Mongolia Joint Statement (1991.10.25) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 206-207.
2.
Korea-Mongolia Joint Statement (1999.5.31) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 208-209.
3.
Korea-Mongolia Joint Statement (2001.2.12) / Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 210-211.
4.
Agreement between the Government of the Republic of Korea and the Government of the Mongolian People’s Republic on the Mutual Promotion and Protection of Investment (28.03.1991) // UNCTAD Series on International Investment Policies for Development. – NY, 2010. – 157 p.
5.
Korea and Mongolia. Report of the Foreign Investment and Foreign Trade Agency of Mongolia. – Ulaanbaatar, 2011. – P. 2.
6.
Statistical Review. Mongolia. 2009-2014. [Statisticheskii sbornik Koreiskoi assotsiatsii mezhdunarodnoi torgovli. 1990-2008]. – Seul, 2010-2015.
7.
Korea-Mongolia Joint Statement (2006.5.9) // Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 212-213.
8.
Kho Man Kho. Politicheskie izmeneniya i formirovanie sovremennogo obraza pravleniya v Mongolii / Man Kho Kho // Mongolovedenie. – Seul, 2016. – C. 213-253.
9.
Joint Press Release between the Republic of Korea and the Mongolian People’s Republic (2011.3.24) // Korea's ODA Brochure. – Seoul, 2016. – P. 221-223.
10.
Campi A. The Revival of Mongolian Nomadism in the 1990’s and Its Implications for Mongolia’s Future / A. Campi. – Taipei, 2003. – P. 71.
11.
So Dong Chzhu. Osobennosti vneshnei politiki Mongolii i plan strategicheskogo sotrudnichestva Mongolii i Korei / Dong Chzhu So // Sino-sovetskie issledovaniya. – Seul. – № 37(4). – S. 144-146.
12.
The Initiative to Implement to the Ulaanbaatar Dialogue on the Northeast Asian Security Was Proposed [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://english.news.mn/content/2013/2014 겨울 140392.shtml (data obrashcheniya: 15.11.2019).
13.
Sabloff P. Why Mongolia? The Political Culture of an Emerging Democracy / P. Sabloff // Central Asian Survey. – 2002. – Vol. 21, № 1. – P. 23-24.
14.
Mongol Ulsyn statistikiin emkhtgel. 1990-2015. [Statisticheskii sbornik Mongolii]. – Ulan-Bator. 1991-2016.
15.
Bazarov V. B. Mongoliya v usloviyakh transformatsii mirovykh sistem / V. B. Bazarov // Issledovaniya molodykh uchenykh. Vseobshchaya istoriya. – Ulan-Ude: Izd.-poligr. Kompleks FGOU VPO VSGAKI, 2007. – Vyp. 10. – S. 160-169.
16.
Bazarov V. B. Sovremennaya vneshnyaya politika Mongolii: opyt regional'nogo vzaimodeistviya / V. B. Bazarov // Vestnik Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta. – Ulan-Ude: Izd-vo Bur. gos. un-ta, 2007. – Vyp. 12. – S. 247-255.
17.
Bazarov V.B. «Aziatskie tigry» vo vneshnei politike Mongolii / V.B. Bazarov, A. Gomboev // Vlast'. – 2015. – № 10. – S. 224-227.
18.
Bazarov V.B. .«Tretii sosed» Mongolii vo vostochnoazitskom prostranstve / V.B. Bazarov // Vlast'. – 2017. – № 5. – S. 136-140.
19.
Bazarov V.B. Vostochnoaziatskoe vzaimodeistvie v mongol'skoi kontaktnoi zone v XXI v. / V.B. Bazarov, Yu.G. Grigor'eva // Vlast'. – 2016. – № 11. – S. 205-208.
20.
Grigor'eva Yu.G. Mongolo-koreiskie otnosheniya v XX v. // Genesis: istoricheskie issledovaniya. – 2018. – № 12. – S.24-31.
21.
Grigor'eva Yu.G. Ekonomicheskoe sotrudnichestvo mezhdu Respublikoi Koreya i Mongoliei: sovremennoe sostoyanie i perspektivy // Mirovaya politika. — 2018. - № 1. - S.13-23.
22.
Lishtovannyi E.I. Rossiya - Respublika Koreya - Mongoliya: k vozmozhnosti aktivizatsii otnoshenii / E.I. Lishtovannyi // Rossiisko-koreiskie otnosheniya: istoriya i pravo. –Seul: Koreiskii universitet, 2016. – S. 156-164.
23.
Baldoo B. Mongol gadaad khariltsaa KhKh zuuny ekhen ba tөgsgөl үe / B. Baldoo. – Ulaanbaatar, 2003. – 258 kh.
24.
Dorjsuren N. North Korea in Mongolian Foreign Affairs / N. Dorjsuren // KINU. – Seoul, 2012. – P. 36-42.
25.
Tumurchuluun G. Mongolia's Foreign Policy Revisited: it's Relations with Russia and China in the 1990s / G. Tumurchuluun // The Mongolian Journal of International Affairs. –1995. – № 2. – P. 12-33.
26.
Battur J. A Glimpse into the History of the Mongolian-Korean Relations in the XX Century / J. Battur // Fourth World Korean Studies Conference. – Seoul, 2008. – P. 10-26.
27.
Khariltsaa G. The Joint Communiqué of Mongolia and Republic of Korea / G. Khariltsaa // Foreign Relations. – 2011. – № 10. – P. 75.
28.
Gu Khe U. Issledovanie sovremennykh diplomaticheskikh otnoshenii Mongolii i Severnoi Korei i ikh izmeneniya; istoricheskii vzglyad / Khe U Gu. // Mongolovedenie. – Seul, 2010. – № 28. – C. 133-154.
29.
Kang Meng Gu, Chkhu Von So. Sostoyanie ekonomicheskogo sotrudnichestva mezhdu Yuzhnoi Koreei i Mongoliei: dolgosrochnoe videnie i strategiya / Meng Gu Kan, Von So Chkhu. // Koreisko-sibirskie issledovaniya. – Seul, 2012. – № 16(2). – C. 186-228.
30.
Pak Kho Eng. Inchzhokchzhabon pumune tekhan khangukgva mongole kenchzhekheprekpanan engu [Issledovanie ekonomicheskogo sotrudnichestva mezhdu Yuzhnoi Koreei i Mongoliei v oblasti chelovecheskogo kapitala] / Kho Eng Pak. // Kitaisko-sovetskie issledovaniya. – Seul, 2013. – № 34. – C. 341-373.
31.
Pak Chzhi Von. Mongolkenchzhee teueichzhonsongva khangukgvae chzhonnyakchzhok kheprekpanan [Vneshneekonomicheskaya zavisimost' Mongolii i ee strategicheskoe sotrudnichestvo s Respublikoi Koreya] / Chzhi Von Pak // Koreevedenie. – Seul, 2012. – № 3. – C. 317-348.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В настоящее время не только различные специалисты – философы, социологи, политологи, историки, экономисты, – но и рядовые наблюдатели отмечают, что мир вступает в сложную и противоречивую фазу трансформации монополярного мира во главе с Соединенными Штатами Америки в мир многополярный, в котором ведущие позиции наряду с Вашингтоном будет играть целый акторов, среди которых отметим Пекин, Москву, Нью-Дели, Тегеран и др. Президент Российской Федерации В.В. Путин отмечает: «Проблемы, возникшие в предыдущие годы в мировых делах, связаны с однополярностью мира, который возник после развала Советского Союза. Сейчас все восстанавливается, мир становится, если не стал уже, многополярным. Это неизбежно приведет нас к необходимости восстановить значение международного права и международных универсальных институтов, таких как ООН». Бесспорно, что только мир многополярный, в котором будут учитываться интересы различных акторов, может обеспечить подлинную безопасность на нашей планете. Вместе с тем данный период отмечается нарастанием международной напряженности, что проявляется в расширении зон локальных конфликтов и их выходе за пределы привычных границ, усилением деятельность экстремистских и радикальных организаций, возрастанием масштабов массовой вынужденной миграции. Отметим, что как отечественные, так и зарубежные наблюдатели признают важную роль России в становлении многополярности. В этой связи представляет интерес изучение различных форм сотрудничества между различными акторами, в том числе в активно развивающемся дальневосточном регионе. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является межгосударственное сотрудничество между Монголией и Республикой Кореей. Автор ставит своими задачами показать значимость взаимоотношений между двумя странами, выявить их основные внешнеполитические цели, определить характерные черты двухстороннего сотрудничества. Работа основана на принципах объективности, анализа и синтеза, методологической базой исследования выступают системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор на основе различных источников стремится охарактеризовать сотрудничество Улан-Батора и Сеула на фоне трансформирующейся на наших глазах системы международных отношений. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его разносторонность (всего список литературы включает в себя 14 различных источников и исследований). Специфика тематики рецензируемой статьи обусловила привлечение зарубежных материалов, в том числе на английском и монгольском языках. Из используемых источников укажем на статистические данные, а также официальные материалы внешнеполитических ведомств двух государств. В то же время крайне скупо представлены в списке литературы исследовательские работы: так, вне авторского поля зрения оказались труды В.Б. Базарова и А.Б. Гомбоева ("Азиатские тигры во внешней политике Монголии", Власть, 2015, № 10), Ю.Г. Григорьевой ("Монголо-корейские отношения в XX веке", Genesis: исторические исследования, 2018, № 12), Е.И. Лиштованный ("Россия – Республика Корея – Монголия", Российско-корейские отношения: история и право, Материалы Международной научно-практической конференции, Иркутск, 2016) и т.д. Вообще, развернутая библиография имеет важное значение не только с научной, но и с просветительской точки зрения: это расширяет кругозор читателей и позволяет им после прочтения данной статьи обратиться к другим материалам по данной теме. На наш взгляд, необходимо дополнить библиографию статьи исследовательскими работами. Стиль написания работы является научным, однако доступным для понимания не только специалистам, но и широкой читательской аудитории, всех, кто интересуется как современными международными отношениями, в целом, так и дальневосточным регионом, в частности. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне полученной информации, собранной автором в ходе работы над исследованием. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить ряд разделов, в том числе введение, основную часть и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что после установления в 1990 г. дипломатических отношений между Монголией и Республикой Кореей стороны подписали различные соглашения, в основе которых укрепление мира и безопасности, начался обмен визитов государственных деятелей. В работе обращается внимание на то, "хотя Монголия и склоняется больше на сторону Южной Кореи, в отношении Северной Кореи страна придерживается политики равноудаленной дипломатии и преследует цель занять позицию равновесия в конфликтных вопросах". Главным выводом статьи является то, что «для обеих стран важно сохранять преимущества Монголии как стратегической "буферной зоны" и раскрывать роль Южной Кореи как "государства-моста", связующего море и сушу. Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы в учебных курсах, так и при формировании стратегии сотрудничества России и стран АТР. К работе есть отдельные замечания: 1) Следует расширить библиографию в части исследовательских работ, а также дать ее краткий анализ в тексте статьи. 2) Необходимо исправить начальный абзац статьи (у автора он выглядит следующим образом: «Со времени установления дипломатических отношений между Монголией и Республикой Корея, с 26 марта 1990 г., партнерские отношения между двумя странами стабильно развиваются. Республика Корея и Монголия в настоящее время сближаются быстрыми темпами. Их контакты на высшем и высоком уровнях становятся регулярными, а взаимное доверие укрепляется»). Следует полнее отразить в начальном абзаце актуальность темы. 3) В тексте автор пишет: "в данной диссертационной работе мы приводим возможные шаги для дальнейшего развития двухсторонних отношений этих стран". Необходимо исправить данное предложение, убрав слово "диссертационное". После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Мировая политика».