Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Вопросы безопасности
Правильная ссылка на статью:

Космическая безопасность: системный анализ
Иншаков Сергей Михайлович

доктор юридических наук

профессор, кафедра национальной безопасности и правоохранительной деятельности, федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский государственный лингвистический университет"

117405, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Варшавское Шоссе, 152, кв. 141

Inshakov Sergei Mikhailovich

Doctor of Law

117405, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Varshavskoe Shosse, 152, kv. 141

insmi@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7543.2019.6.31421

Дата направления статьи автором в редакцию:

20-11-2019


Дата публикации:

06-01-2020


Аннотация.

Предмет исследования - проблематика, связанная с обеспечением космической безопасности. Этот феномен - важнейшая предпосылка военной безопасности, суверенитета и независимости государства, а также устойчивого развития страны (фактор научной, технологической, экономической безопасности). Космическая безопасность в статье рассматривается в нескольких аспектах: военном, техногенном, экологическом и астрофизическом. Трансформации системы космических норм в право сопутствовали два параллельных процесса. Во-первых, ядерная гонка. Во-вторых, процесс перерождения силового доминирования одной сверхдержавы в военный паритет США и СССР. Цель исследования – поиск путей повышения уровня устойчивости космической безопасности и обеспечение надежности безопасности страны. Методика исследования космической безопасности основывается на системном анализе, сравнительном правоведении, историческом, социологическом и диалектическом методе познания, философском подходе к познанию сущности права. Новизна работы и ее результаты определяются оригинальным подходом к изучению системных связей космической безопасности и сопутствующих феноменов. Диалектическое взаимодействие двух этих детерминант безопасной космической деятельности находятся в центре внимания. Формирование космической безопасности исследуется параллельно с анализом процесса зарождения и развития космического права. Эти процессы рассматриваются под углом зрения трансформации технических норм в систему, которая постепенно во все большей мере обретает правовую сущность. Особенностью изучения этой отрасли права является то, что в связи ее относительной новизной нам по силам охватить анализом всю ее полувековую историю. При этом феномен космической безопасности является отправной точкой исследования процесса трансформации системы космических норм в право

Ключевые слова: космическая безопасность, угрозы космической безопасности, правовые меры, глобальная международная безопасность, международная безопасность, угрозы международной безопасности, система международной безопасности, субъекты международной безопасности, глобализация, глобализационные процессы

Keywords:

space security, threats to space security, legal measures, global international security, international security, threats to the international security, nternational security structure, subjects of the international security, globalization, globalization processes

Вводная часть

Безопасность – материал, из которого делается будущее. Национальная безопасность – это и искомая величина и одновременно предпосылка. Искомая величина, цель деятельности сложного социального механизма. Предпосылка, детерминанта обретения государством социальных перспектив в транснациональном противоборстве.

Прогнозирование перспектив военной безопасности показывает, что космическая составляющая в ее структуре будет занимать все более значимое место [6, с. 71]. Соответственно, обеспечение национальной безопасности в космической сфере обретает статус одного из главных направлений в этой деятельности [9]. А теоретическое осмысление и разработку мер космической безопасности, можно определить как важнейший раздел теории.

Значимость космической безопасности не ограничивается военной доминантой. Экологические проблемы космической деятельности становятся все более актуальными. Немаловажными являются и техногенные аспекты космической безопасности, а также астероидные угрозы. Исследование всей этой многогранной проблематики корректно рассматривать как одну из составляющих деятельности по обеспечению космической безопасности.

Очень важным аспектом космической деятельности является то, что она синтезирует в себе многие виды безопасности: экономическую, технологическую, научную. А соответственно, детерминирует развитие общества в этих сферах [2, с. 77; 3].

Обеспечение космической безопасности – деятельность, основу которой составляет совокупность организационных и правовых мер. Правовые меры постепенно трансформируются в систему норм, составляющих космическое право, включающее как международную, так и национальную составляющие. Исследование диалектики силовых факторов и правовой доминанты в процессе обеспечения космической безопасности позволяет выявить закономерности формирования космического нормативизма как правового феномена. В этом ракурсе исследование процесса обеспечения космической безопасности корректно рассматривать как шаг в направлении углубления наших представлений о сущности права.

Основная часть

Космическая безопасность – феномен весьма многогранный, соответственно, раскрыть его может лишь многоаспектная дефиниция. Достаточно основательное определение этого феномена дал А.В. Фененко: «В политической теории к концу 1980-х гг. понятие «космическая безопасность» стало включать:

— техническую и правовую защищенность космических активов;

— способность вооруженных сил защищаться от нападения с использованием космических систем навигации и связи (аэрокосмическая безопасность);

— отсутствие угроз для ведения деятельности в космическом пространстве;

— «безопасное» с точки зрения интересов государства состояние космической инфраструктуры» [13, с.97-98].

Указанное определение затрагивает значительное число аспектов данной проблемы. Однако более продуктивным представляется иной подход. Взяв в качестве базового определения элементарное понятие: космическая безопасность – защищенность государства, общества и личности от космических угроз, - акцент в анализе делается на классификации космических угроз.

В переводе с греческого космос означает мир, порядок. Чаще всего под космосом понимают вселенную. Общее определение космоса – пространство за пределами атмосферы. Космические угрозы – это все виды вреда, связанные с космосом.

К числу угроз космической безопасности могут быть отнесены:

1. Военные угрозы.

2. Угрозы, связанные с неприкосновенностью летательных аппаратов в космосе.

3. Техногенные угрозы, связанные с подготовкой и осуществлением космических полетов.

4. Астероидно-кометные угрозы.

5. Экологические угрозы.

Военные угрозы космической безопасности связаны с милитаризацией космоса, выводом в космос ядерного оружия (в нарушение международного права) или оружия, основанного на новых физических принципах (с использованием пробелов в международном праве). Развитие современных технологий ставит на повестку дня вывод в космос многоразовых космических аппаратов (пилотируемых и беспилотников). Эти космопланы, подобно самолетам (бомбардировщикам, штурмовикам, истребителям, разведчикам и др.), могут существенно повысить потолок пространства, в котором могут использоваться боевые летательные аппараты.

Милитаризация космоса поставит на новый уровень:

- внезапность военного нападения;

- эффективность применения оружия массового поражения;

- эффективность разведывательной деятельности;

- эффективность использования сухопутных войск и морских сил на основе принципов сетевой войны, опирающейся на киберпространство, формируемое сетью спутников связи;

- возможности воздействовать на киберпространство (новые методики кибератак и радиоэлектронной борьбы) [5, с.107].

В конце ХХ в. в СССР в составе Ракетных войск стратегического назначения были выделены ракетно-космические войска (сначала на правах главного управления РВСН, а с 1986 г. на правах управления Министерства обороны). В 1992 г. они обрели статус самостоятельного рода войск – ВКС.

В США в составе вооруженных сил в 1985 г. было сформировано космическое командование, в последующем преобразованное в Северное командование, а в 2019 г. космическое командование было восстановлено в США в качестве самостоятельного вида вооруженных сил. В 2004 г. в Минобороны США образован отдел национальной космической безопасности. С 2011 по 2015 г.г. в РФ были сформированы войска воздушно-космической обороны в качестве рода войск. 1 августа 2015 г. они были преобразованы в новый вид Вооруженных Сил – Воздушно-космические силы. Образование космического командования в США и ракетно-космических войск в СССР (с последующим объединением военно-космических и военно-воздушных сил) – все это достаточно значимые показатели продвижения США и РФ по пути милитаризации космоса [6, с.72]. А это, в свою очередь, свидетельствует о росте уровня военно-космических угроз национальной и международной безопасности.

Международный договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (1967 г.), регулирует юрисдикцию запущенных в космос летательных аппаратов и доставленных туда иных объектов. В ст. 8 зафиксировано, что государство-участник Договора, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве, в том числе и на небесном теле.

Современные технологии позволяют уничтожать такие объекты в космосе. Например, во время конфликта США и КНР, когда после произошедшего над территориальными водами КНР принуждения к посадке на свой аэродром китайскими ВВС американского самолета-разведчика отношения между этими странами накалились до предела. Острая фаза конфликта перешла в хроническую. Важнейшим этапом в этом конфликте была демонстрация со стороны Китая своих возможностей по ведению войны в космосе – 11 января 2007 г. китайские военно-космические силы ракетой на высоте 860 км уничтожили свой метеоспутник.

Это было серьезным предупреждением для США. Не ответить на такой вызов они не могли. 21 февраля 2008 г. аналогичным образом США уничтожили свой спутник [7, с.165].

В такой ситуации, оставление демонстрации военно-космических возможностей Китая и США без реагирования могло негативно отразиться на уровне национальной безопасности нашей страны. Россия провела более тонкую космическую операцию с учетом объявленного нашей страной в одностороннем порядке моратория на выведение противоспутникового оружия в космос. 11 февраля 2009 г. произошло столкновение выведенного из строя российского военногоспутника с американским телекоммуникационным спутником. Эффект был сходный с вышеозначенными демонстрационными действиями враждующих сверхдержав.

Техногенные угрозы, связанные с подготовкой и осуществлением космических полетов, входят в сферу контраварийной безопасности. В данном аспекте проблематика техногенной безопасности совпадает с космической [1].

В истории отечественной пилотируемой космонавтики зафиксировано две катастрофы, в ходе которых погибли 4 космонавта (всего имело место 5 чрезвычайных происшествий с советскими и российскими пилотируемыми кораблями). 24 апреля 1967 г. погиб советский космонавт Владимир Комаров (при посадке не сработал основной парашют, а запасной запутался стропами). 30 июня 1971 г. погибли космонавты Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев (произошла разгерметизация спускаемого аппарата корабля «Союз-11»). 5 апреля 1975 г. после старта космического корабля «Союз-18-1» произошел отказ третьей ступени ракеты-носителя на высоте 192 км. При аварийном приземлении космонавты В. Лазарев и О. Макаров испытали запредельные перегрузки, но остались живы. 26 сентября 1983 г. за минуту до старта произошло возгорание ракеты-носителя «Союз-У». Аварийная спасательная система отстрелила космический аппарат с космонавтами В. Титовым и Г. Стрекаловым, которые приземлились в 4 км от места аварии. 11 октября 2018 г. произошла авария при старте ракеты «Союз» с российским космонавтом А. Овчининым и американским астронавтом Н. Хейгом. Аварийно отключились двигатели второй ступени. Капсула с космонавтами совершила аварийную посадку в Казахстане. Авария обошлась без жертв. Этой аварии сопутствовали непростые обстоятельства. На международной космической станции в российском модуле «Союз МС-09» в конце августа 2018 г. в обшивке было обнаружено отверстие, которое привело к утечке воздуха с МКС. Комиссия ракетно-космической корпорации «Энергия» после обследования пришла к выводу, что отверстие в обшивке корабля «Союз» было сделано намеренно. А. Овчинин в ходе полета, завершившегося неудачным стартом, должен был провести дополнительное обследование поврежденной обшивки. Авария помешала расследованию.

В ходе аварий на ракетных стартовых комплексах погибло значительное количество военнослужащих, научных сотрудников и технических специалистов. 24 октября 1960 г. произошла крупнейшая катастрофа данного класса. На космодроме Байконур за полгода до полета Ю.А. Гагарина взорвалась межконтинентальная ракета Р-16, которую готовили к запуску в космос. Погибли 74 человека, в числе которых был главком РВСН маршал М.И. Неделин. Главный конструктор М.К. Янгель чудом остался жив во время этой катастрофы – во время подготовки ракеты к старту ему позвонил Н. Хрущев, и за минуту до взрыва он спустился в подземный бункер.

Немало аналогичных аварий знает отечественная космонавтика. Наши военнослужащие погибали, получали увечья и инвалидности, неизлечимые заболевания даже при выполнении таких штатных работ как заправка ракет сверхтоксичным и канцерогенным гептиловым топливом.

Американская космическая история столь же драматична. Зафиксировано несколько серьезных катастроф. В 1965 г. в штате Арканзас в ракетной шахте взорвалась межконтинентальная ракета, погибло 53 человека из числа военнослужащих и технического персонала. В 1967 г. во время имитационной тренировки на старте заживо сгорел экипаж космического корабля «Апполон-1». В 1986 г. через минуту после старта взорвался космический челнок «Челенджер», что повлекло гибель 7 членов экипажа (одна из них – школьный учитель). В 2003 г. аналогичная катастрофа произошла с шатлом «Колумбия» - сгорел при входе в атмосферу. Погибло 7 членов экипажа.

К числу главных причин космических катастроф относятся:

- повышенный риск, связанный с освоением новой для человечества сферы деятельности;

- конструктивные недостатки ракет-носителей и космических аппаратов (так называемые болезни роста);

- человеческий фактор (пренебрежение мелкими неполадками, что оборачивалось серьезными последствиями).

Последние чрезвычайные происшествия с космической техникой в Российской Федерации дают немало оснований предполагать, что диверсионная деятельность наших вероятных противников становится все более значимым фактором космической аварийности.

Астероидно-кометная угрозы обычно относят к разряду маловероятных и экзотических. Действительно, по данным исследователей взаимодействия планет и астероидов в космосе падение на Землю крупного космического тела диаметром более 1 км происходит раз в 1 млн лет.

Однако недооценивать астероидно-кометную и метеоритную опасность было бы большой ошибкой. Падение на Землю небесного тела, соразмерного с так называемым Тунгусским метеоритом, может повлечь негативные последствия такие же, как взрыв термоядерной бомбы. Исследователи данной проблемы выдвигают немало гипотез о возможных столкновениях с астероидами, соразмерными с нашей планетой. Данные астрономических наблюдений говорят в пользу таких гипотез. Однако на сегодняшний день вероятность реализации астрономических угроз весьма мала. В то же время на теоретическом уровне проводятся разработки мер защиты Земли от таких угроз. Не исключено, что осознание реальности астероидной опасности могло бы существенно трансформировать культуру человечества на базе осознания общности нашей судьбы, на основе существенного усиления кооперации разных народов и отказа от колоссальных затрат и усилий, связанных с планированием причинения вреда другим странам и организацией защиты от вероятных противников.

Космические экологические угрозы – одна из наиболее актуальных проблем [4, с. 27; 14, с.7; 10 с. 170]. Появление такого направления научной и социальной практики, как космическая экология – показатель того, что человечество не просто расширяет свой ареал обитания, но и начинает осознавать себя частью глобальной системы мироздания[13, с. 90; 14, с.150].

Космические экологические угрозы можно структурировать следующим образом:

1. Причинение вреда природе и людям:

- строительством и эксплуатацией космических объектов;

- катастрофами на старте и в атмосфере;

- отходами космической деятельности.

2. Угрозы, связанные с «космическим мусором»:

- падение ступеней ракет-носителей на землю;

- оставлением отработанного материала в космическом пространстве, что может стать угрозой безопасности космических аппаратов.

3. Вероятность проникновения на Землю из космоса опасных и даже смертоносных вирусов.

4. Вероятность причинения глобального экологического вреда военно-космической деятельностью и возможными военными конфликтами с использованием военно-космических сил.

Проведенный анализ позволяет наметить меры обеспечения космической безопасности. Моделирование системы мер основывается на фундаментальном принципе – меры обеспечения космической безопасности должны соответствовать системе космических угроз.

В системе мер обеспечения космической безопасности корректно выделить два глобальных направления:

1. Меры, принимаемые в рамках внутриполитической деятельности государства.

2. Меры, моделируемые и реализуемые на внешнеполитическом уровне.

С 50-х г.г. прошлого века в обеспечении космической безопасности мы можем наблюдать единство и взаимоотрицание силовых и правовых тенденций. После II мировой войны США заняли господствующее положение в мире. Они стали обладателями львиной доли ресурсов Европы – эти ресурсы сначала захватил Гитлер и сконцентрировал их в Германии, а в 1945 г. их перезахватили США. Одним из таких ресурсов был руководитель немецкой ракетной программы Вернер фон Браун, который сдался американским оккупационным войскам вместе с документацией, содержавшей новейшие технологии. В этих условиях казались само собой разумеющимся три установки:

- первыми в космическое пространство выйдут посланцы США;

- длительный период США будут единственной космической державой;

- все в космосе будет принадлежать первой и единственной космической державе. Порядки в космическом пространстве (как, впрочем, и на Земле) будут устанавливать они.

Эти установки формировали стиль политического мышления американской элиты. Ни о каких международных договоренностях в этих условиях не могло быть и речи.

Космическая безопасность в 50-е и 60-е г.г. прошлого века рассматривалась как безопасность страны от ядерного нападения вероятного противника из космоса. Тот факт, что первыми в космос вышли русские (в 1957 г. первый орбитальный спутник, в 1961 г. первый космонавт) – просто шокировал американцев. Политическая парадигма доминирования США в космосе дала трещину. Карибский кризис 1962 г. окончательно разрушил эту парадигму, в рамках которой космическая безопасность обеспечивалось наращиванием силового и технологического потенциалов. Американцы приоткрыли дверь к мирным договоренностям.

Здесь просматривается одна из базовых закономерностей обеспечения космической безопасности – мирные переговоры о космосе становятся возможны после достижения силового и технологического паритета сверхдержав.

В 1959 г. по инициативе СССР в Организации Объединенных Наций был сформирован Комитет по использованию космического пространства в мирных целях. Результатом деятельности этого комитета стало принятие в 1961 г. резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Международное сотрудничество в области мирного использования космического пространства», в которой устанавливались принципы мирного использования космического пространства и ставился вопрос о необходимости международно-правового регулирования космической деятельности. Эта резолюция дала импульс к формированию космического права.

5 августа 1963 г. в Москве СССР, США и Великобритания подписали Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. В историю этот Договор вошел под названием Московский. Этим международное сообщество отдает дань мирным инициативам нашей страны.

Ст.1 Договора налагала запрет на вывод ядерного оружия в космос.

27 января 1967 г. в Москве, Вашингтоне и Лондоне был подписан Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Ст.2 этого Договора устанавливает, что космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежат национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами. Ст.3 в качестве принципа осуществления космической деятельности закрепила императив – исследование и использование космического пространства в соответствии с международным правом в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания.

Ст.4 Договора устанавливает запрет:

- выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения;

- устанавливать такое оружие на небесных телах;

- размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом.

Этот документ был прорывом в международно-правовом регулировании космической деятельности. Предполагалось, что в дальнейших нормативных правовых актах его положения будут конкретизированы. Однако главный пробел в космическом праве, который был и в этом договоре, устранить так и не удалось. Дело в том, что для соблюдения государствами запрета на вывод оружия массового поражения в космическое пространство (а также для контроля за исполнением требований ст.4 Договора со стороны международного сообщества) необходимо конкретизировать главный параметр – на каком расстоянии от поверхности Земли начинается космос. Но до сего времени этого не сделано.

Не существует общепризнанного международным сообществом главного параметра космического пространства. Международная федерация аэронавтики границу между атмосферой и космосом определяют на уровне 100 км от поверхности Земли (от уровня моря). Этот параметр принято называть линией Кармэна. Американский ученый Теодор фон Кармэн установил, что на этой высоте полет самолета становится невозможным.100 км – это округленная величина. В соответствии с расчетами самого ученого линия Кармэна проходит на расстоянии 83,8 км от Земли. Более точные расчеты канадских исследователей показали, что абсолютные физические различия космоса и атмосферы фиксируются на высоте 118 км от Земли. Определение точных параметров границы космоса – отнюдь не только научная проблема. В соответствии с отечественной концепцией на высоте до 100 км от Земли воздушное пространство находится в юрисдикции государства, над которым это пространство находится. Это исключает не согласованное с государством нахождение там летательных аппаратов. А в соответствии с концепцией США они могут беспрепятственно вводить летательные аппараты в высотном эшелоне от 80 до 100 км.

В 1979 г. СССР обратился в ООН с предложением установить определенные границы космоса на высоте 100-110 км от Земли. Однако это предложение было заблокировано США. Так что, вопрос о том, на какой высоте начинает действовать запрет на милитаризацию воздушного пространства, до сего времени остается неразрешенным. Все это не только ставит на повестку дня проблему повышения уровня правового международного сотрудничества в космической сфере, но дает основание для изрядной доли скептицизма. Если договаривающимся сторонам не удалось прийти к согласию по достаточно конкретному вопросу, стоит ли удивляться тому, что до сего времени космические державы не продвинулись вперед в наложении запрета на вывод в космос обычных вооружений, а также оружия, основанного на новых физических принципах.

В конце 60-х и в 70-е г.г. было заключено несколько международных соглашений по космосу технического характера: «Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и объектов, запущенных в космическое пространство», «Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами», «Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство». Несмотря на технический характер этих документов, они были важными вехами в развитии международного космического права и в обеспечении космической безопасности на международном уровне.

18 июня 1979 г. в Вене между СССР и США был подписан Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). В соответствии со ст. 9 каждая из подписавших Договор сторон обязалась не создавать, не испытывать и не развертывать средства для вывода на околоземную орбиту ядерного оружия или других видов оружия массового уничтожения, включая частично орбитальные ракеты. Частично орбитальные ракеты выводили боеголовки на низкую орбиту (250 км), которые, не делая полного оборота вокруг планеты, возвращались в любую точку Земли. Опасность такого оружия заключалась в том, что удар по противнику мог быть нанесен не только через Северный полюс, но с любого направления, где не были оборудованы районы ПРО. Частично орбитальные ракеты были на вооружении лишь у СССР. В 1983 г. они были сняты с пусковых установок и законсервированы.

5 декабря 1979 г. резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН было принято «Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах». Это соглашение было дальнейшим развитием правового режима космической безопасности. В соответствии с соглашением запрещалось размещение на Луне и других планетах Солнечной системы оружия массового поражения. Интересно, что этот международно-правовой акт запрещает проведение военных маневров на Луне и других планетах. Ведущие космические державы подписали это соглашение. Но в 1984 г. в связи с обострением ядерной угрозы в Европе США отказались его ратифицировать. СССР также отказался от ратификации этого соглашения.

Надо заметить, что в 1983 г. СССР в одностороннем порядке взял на себя обязательство не выводить в космос противоспутниковое оружие на все время, пока другие государства будут воздерживаться от вывода в космос подобного оружия. Одной из целей этой мирной инициативы нашей страны было удержание США от испытаний противоспутникового космического комплекса «АСАТ». 14 сентября 1985 г. США провели успешные испытания этой системы, после чего СССР заявил о снятии с себя односторонних обязательств. Однако на практике это одностороннее обязательство действует по настоящее время. В 2004 г. Российская Федерация сделала заявление, в котором подтвердила свою приверженность мораторию 1983 г. и предложила присоединиться к этой инициативе иных участников космической деятельности. К этой инициативе присоединилось 21 государство. 7 декабря 2015 г. сессия ГА ООН приняла внесенную Российской Федерацией в соавторстве с КНР и Бразилией резолюцию «Неразмещение первыми оружия в космосе». 26 сентября 2018 г. к данному мораторию присоединилась Гватемала (как говорят англичане, a little, but not very march).

После распада СССР международное сотрудничество между Россией и США получило дополнительный импульс. Вероятно, США перестали рассматривать нашу страну как достойного противника и полагали возможным дожать ее на уровне международных переговоров. 17 июня 1992 г. между Россией и США было заключено Соглашение о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях. Главными факторами такого сотрудничества, вероятно, были:

- стремление США контролировать космическую и военно-космическую деятельность распадающегося государства;

- установка на максимальное проникновение в сферу государственных секретов России, связанных с освоением космического пространства.

В 1992 г. США и Россия приступили к реализации программы создания совместной системы спутникового наблюдения за ракетными пусками. В 1998 г. США и Россия заявили о достижении соглашения об обмене информацией о пусках ракет и раннем предупреждении. В русле этого соглашения в 2000 г. В. Путин и Б. Клинтон подписали меморандум о совместном центре обмена данными от систем раннего предупреждения (этот центр должен был располагаться в Москве).

Трудно сказать, какими могли бы быть перспективы сотрудничества между Россией и США в области создания единой системы противоракетной обороны, если бы на смены президенту Клинтону не пришел президент Буш, который был представителем так называемого течения новых консерваторов, чья установка на достижение силового доминирования США в мире привела к реанимации космической гонки вооружений и к новому витку противоборства России и США в космосе.

В нарушение принципов космического права 27 ноября 2015 г. в США был принят закон, разрешающий частным компаниям добывать и присваивать полезные ископаемые на астероидах.

Россия предприняла еще ряд попыток обеспечения космической безопасности на международном уровне. В частности в 2005 г. на заседании Генеральной Ассамблеи ООН наша делегация представила проект Соглашения о коллективной безопасности в космосе. На основе наших предложений в 2006 г. ГА ООН были приняты резолюции «Меры по обеспечению транспарентности и укреплению доверия в космической деятельности» и «Предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве».

Совместно с Китайской Народной Республикой в 2007 г. Россия представила в ООН проект «Договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов». Однако США сорвали его заключение. Ответом на этот демарш Вашингтона стало принятие 23 мая 2008 г. Россией и КНР совместной Декларации о запрещении размещения в космосе ударных боевых систем. США отказались присоединиться к этой декларации.

После испытания КНР и США противоспутникового оружия вероятность реализации эффективных международно-правовых мер обеспечения космической безопасности существенно уменьшилась. На повестке дня вновь оказалась проблема укрепления сил военно-космической обороны. Американская концепция космических операций была противопоставлена российской концепции воздушно-космической обороны.

К основным направлениям обеспечения космической безопасности на государственном уровне относятся нейтрализация и блокирование военных, техногенных, экологических космических угроз. Правовой основой обеспечения космической безопасности являются международно-правовые документы и российское законодательство [8, с.67]. Базовым российским нормативным правовым актом является Федеральный закон «О космической деятельности» (1993 г.), а концептуальным правовым актом – Концепция воздушно-космической обороны Российской Федерации на период до 2030 г.

В преамбуле этого закона «О космической деятельности» констатируется, что целями правового регулирования космической деятельности является развитие экономики, науки и техники, укрепления обороны и безопасности Российской Федерации и дальнейшего расширения международного сотрудничества Российской Федерации. Этим же законом определено, что в нашей стране исследование и использование космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, являются важнейшими приоритетами государственных интересов.

В ст.2 Закона дается определение космической деятельности, под которой понимается любая деятельность, связанная с непосредственным проведением работ по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. К основным направлениям космической деятельности относятся дистанционное зондирование Земли из космоса, включая государственный экологический мониторинг (государственный мониторинг окружающей среды) и метеорологию; использование спутниковых навигационных и топогеодезических систем; пилотируемые космические полеты; использование космической техники, космических материалов и космических технологий в интересах обороны и безопасности Российской Федерации, наблюдение за объектами и явлениями в космическом пространстве, испытания техники в условиях космоса, производство в космосе материалов и иной продукции; другие виды деятельности, осуществляемые с помощью космической техники. Космическая деятельность включает в себя создание (в том числе разработку, изготовление и испытания), использование (эксплуатацию) космической техники, космических материалов и космических технологий и оказание иных связанных с космической деятельностью услуг, а также использование результатов космической деятельности и международное сотрудничество Российской Федерации в области исследования и использования космического пространства.

Главным принципом космической деятельности в соответствии с этим законом является принцип содействия поддержанию мира и международной безопасности.

Раздел V Закона посвящен безопасности космической деятельности. В соответствии со ст.22 любая космическая деятельность осуществляется с соблюдением требований безопасности, установленных законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Ответственность и общее руководство работами по обеспечению безопасности космической деятельности возлагаются на уполномоченный орган по космической деятельности и федеральный орган исполнительной власти по обороне.

Космическая деятельность должна осуществляться с учетом обеспечения уровня допустимых антропогенных нагрузок на окружающую среду и околоземное пространство.

При возникновении угрозы для безопасности населения и окружающей среды уполномоченный орган по космической деятельности и федеральный орган исполнительной власти по обороне незамедлительно информируют об этом соответствующие органы государственной власти, а также организации и граждан.

Ст.23 регулирует расследование происшествий при осуществлении космической деятельности. Здесь зафиксировано, что происшествия, включая аварии и катастрофы, при осуществлении космической деятельности подлежат расследованию, порядок которого определяется законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Порядок проведения и обоснованность результатов расследования происшествий, включая аварии и катастрофы, могут быть обжалованы в суд.

Поисковые и аварийно-спасательные работы, а также ликвидация последствий происшествий при осуществлении космической деятельности производятся соответствующими федеральными органами исполнительной власти и уполномоченным органом по космической деятельности, при необходимости с участием органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, а также организаций и граждан. Работы по ликвидации последствий происшествий при осуществлении космической деятельности включают восстановление и реконструкцию промышленных и иных объектов, пострадавших вследствие происшествий, необходимые природоохранные мероприятия, компенсацию ущерба субъектам Российской Федерации, организациям и гражданам.

Организации и граждане, которые используют (эксплуатируют) космическую технику или по заказу которых осуществляются создание и использование (эксплуатация) космической техники, производят обязательное страхование жизни и здоровья космонавтов, работников объектов космической инфраструктуры, а также ответственности за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу других лиц, в порядке и на условиях, которые установлены законом.

В соответствие со ст. 31 Закона ответственность за вред, причиненный космическим объектом Российской Федерации при осуществлении космической деятельности на территории Российской Федерации или за ее пределами, за исключением космоса, возникает независимо от вины причинителя такого вреда.

Концепция воздушно-космической обороны Российской Федерации на период до 2030 г. является нормативным актом, не опубликованным в открытой печати. 13 мая 2019 г. на совещании с руководством Министерства обороны РФ и предприятий ОПК В.В.Путин проинформировал, что 2 апреля 2019 г. он утвердил данную Концепцию. В ней определены стратегические цели военного строительства в этой сфере. По заявлению В.В. Путина документ учитывает изменения военно-политической обстановки, совершенствование средств вооруженной борьбы в воздушно-космической сфере и трансформацию взглядов на их применение.

Самостоятельной проблемой в рассматриваемой сфере является противодействие астероидно-каметным угрозам. Институтом астрономии РАН разработан проект Концепции системы противодействия космическим угрозам[15]. В этом документе намечены направления обеспечения астероидно-кометной безопасности нашей страны, а также меры решения проблемы космического мусора (меры слежения за космическими объектами, прогнозирования их возможных столкновений, меры предотвращения негативных последствий). Авторы Концепции разработали всеобъемлющую систему противодействия космическим угрозам. На концептуальном уровне эта проблема может считаться решенной. Дела за организационными мерами и финансовым обеспечением системы космической безопасности.

Заключение

Анализ механизма обеспечения международной космической безопасности позволяет увидеть ряд закономерностей в этой сфере:

1. Субъекты международного права (наши партнеры и вероятные противники) начинают склоняться к договоренностям лишь тогда, когда убеждаются, что апелляция к силовой доминанте оказывается непродуктивной.

2. Советская система обеспечения космической безопасности оказалась настолько устойчивой, что в течение десятилетия 90-х осторожными и завуалированными действиями демонтировать ее оказалось невозможным. Это очень значимый вывод, имеющий отношение не только к космосу. Суть его заключается в том, что формируя надежную систему безопасности (состоящую из устойчивых элементов модульного типа, способных определенный период функционировать в автономном режиме), государство страхуется от самых непредвиденных поворотов судьбы. Устойчивость системы, а также отдельных ее модулей нейтрализует и грандиозные ошибки, и предательство элит, и деформации общественного сознания.

3. Сохранение и развитие в России системы космической безопасности – показатель того, что Россия не утратила право на будущее.

4. Правовое обеспечение космической безопасности, с одной стороны, относится к сфере мягкого нормативизма, т.е. правового регулирования такого типа, которое функционирует за счет доброй воли субъектов регулирования (обязанности и запреты исполняются добровольно). С другой стороны, стимулом к исполнению норм международного космического права является угроза войны.

5. За период с 60-х г.г. прошлого века у человечества начала формироваться культура правового регулирования космической деятельности. Большую роль в этом сыграли инициативы СССР и Российской Федерации. Обязательство не выводить оружия в космическое пространство первыми (до тех пор, пока какое-либо государство не выведет свои системы вооружения в космос) корректно отнести к достижениям в сфере правового регулирования. Именно, правового, а не нормативного (в высшем смысле понимания термина право). Это обязательство – демонстрация отсутствия космической угрозы с нашей стороны. Вывод в космос оружия на фоне такого моратория – это вызов международной космической безопасности (явно неправовое деяние).

6. Помимо военной угрозы доминантой формирования космического права являются объективные доминанты бытия – детерминанты формирования элементов естественного права в космической сфере. К таким детерминантам относится космический мусор. Рост его массы обуславливает необходимость совместных действий. Именно в силу естественных детерминант в 2007 г. Комитетом ООН по космосу были задекларированы Руководящие принципы по космическому мусору (свод рекомендательных норм по проведению космической деятельности в данном аспекте). В 2016 г. этот же комитет начал разработку Правил управления движением в космосе – плотность летательных аппаратов в космосе обусловила необходимость службы, аналогичной авиадиспетчерской. Интересный правовой изыск отечественных космических юристов – в 2014 г. российская делегация инициировала в ООН исследование проблематики, связанной с реализацией права на самооборону в космосе.

7. Объективные потребности (во-первых, рост технологического уровня и интенсивности космической деятельности, а во-вторых, развитие культуры правового регулирования космической деятельности) ставят на повестку дня необходимость кодификации космического права. Не случайно практически одновременно появились: Европейский проект кодекса поведения при осуществлении космической деятельности и предложение Российской Федерации по разработке всеобъемлющей конвенции ООН по международному космическому праву. Комитет ООН по космосу на основе этих идей разрабатывает свод руководящих принципов космической деятельности.

8. Правовой и военно-политический анализ проблематики космической безопасности позволяет сделать оптимистичный прогноз перспектив обретения международным космическим правом признаков значимого фактора устойчивой космической деятельности. Полагаем корректным прогнозировать такую последовательность сочетания доминант. На начальных этапах приоритет силовой доминанты. По мере развития правовой культуры – паритет военной силы и силы права. А в перспективе – приоритет права.

Каковы шансы этого прогноза реализоваться? Не меньше, чем шансы людей обрести субъектность как человечество.

Библиография
1.
Байда С.Е. Природные, техногенные и биолого-социальные катастрофы: закономерности возникновения, мониторинг и прогнозированиеМосква, 2013. 194 с.
2.
Глухов В.В., Серова Е.О. Космические технологии как фактор, стимулирующий инновационное развитие национальной экономики //Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. 2016. № 4 (246). С. 76-84.
3.
Есин В.И., Конопатов С.Н., Корсаков Г.Б., Петрова И.В., Роговский Е.А., Федорович В.А., Шариков П.А. XXI век: информационно-технологические и космические факторы международной безопасности. Научный доклад / Москва, 2012. 348 с.
4.
Клюшников В.Ю., Ожигова А.В., Шатров Я.Т. Общий анализ экологических проблем космической деятельности. Состояние разработки методического и програмного аппарата для обеспечения экологической безопасности эксплуатации космодрома "Восточный"/ Космодром "Восточный" - будущее космической отрасли России. Материалы II всероссийской научно-практической конференции. М., 2013. С. 24-33.
5.
Конопатов С.Н., Старожук Е.А. Космические системы в новой среде безопасности // Военная мысль. 2019. № 1. С. 107-119.
6.
Конопатов С.Н. Военно-космические системы: контекст безопасности/ Морской сборник. 2016. Т. 2027. № 2. С. 69-78.
7.
Конышев В.Н., Сергунин А.А. Политика США по созданию систем противоракетной обороны в азиатско-тихоокеанском регионе // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2016. Т. 12. № 5 (338). С. 165-177.
8.
Кукушкина А.В. Международно-правовая охрана космической окружающей среды // Московский журнал международного права. 2013. № 1 (89). С. 61-72.
9.
Павлов А.Л. Военная безопасность и особенности ее осуществления в воздушно-космическом пространстве. Дисс. канд. полит.наук / Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова. Ярославль, 2009. 183 с.
10.
Трушляков В.И., Шатров Я.Т. Современные тенденции повышения экологической безопасности ракет космического назначения // Динамика систем, механизмов и машин. 2012. № 2. С. 168-171.
11.
Урсул Т.А., Урсул А.Д. Космоглобалистика: взаимосвязь глобальных и космических процессов // Philosophy and Cosmology. 2014. Т. 13. С. 90-118.
12.
Урсул А.Д. Космоглобалистика: взаимосвязь глобальных и космических процессов // NB: Философские исследования. 2013. № 4. С. 149-210.
13.
Фененко А.В. Теория и практика международной космической безопасности // Вестник Московского университета, Сер. 25 Международные отношения и мировая политика, 2010. № 2. С.97-98.
14.
Шатров Я.Т. Экологические проблемы российской космонавтики на современном этапе развития / Приоритетные задачи обеспечения безопасности и экологического сопровождения пусков РН типа "Союз", направления их реализации Труды всероссийской научно-практической конференции. 2017. С. 6-12.
15.
Шустов Б.М, Рыхлова Л. В., Кулешов Ю. П.,. Дубов Ю. Н, Елкин К. С., Вениаминов С. С., Боровин Г. К., Молотов И. Е., Нароенков С. А., Барабанов С. И., Емельяненко В. В., Девяткин А. В., Медведев Ю. Д., Шор В. А., Холшевников К. В.. Концепция системы противодействия космическим угрозам: астрономические аспекты // Астрономический вестник. Исследования солнечной системы. М, 2013, т. 47, № 4. 327 с.
References (transliterated)
1.
Baida S.E. Prirodnye, tekhnogennye i biologo-sotsial'nye katastrofy: zakonomernosti vozniknoveniya, monitoring i prognozirovanieMoskva, 2013. 194 s.
2.
Glukhov V.V., Serova E.O. Kosmicheskie tekhnologii kak faktor, stimuliruyushchii innovatsionnoe razvitie natsional'noi ekonomiki //Nauchno-tekhnicheskie vedomosti Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo politekhnicheskogo universiteta. Ekonomicheskie nauki. 2016. № 4 (246). S. 76-84.
3.
Esin V.I., Konopatov S.N., Korsakov G.B., Petrova I.V., Rogovskii E.A., Fedorovich V.A., Sharikov P.A. XXI vek: informatsionno-tekhnologicheskie i kosmicheskie faktory mezhdunarodnoi bezopasnosti. Nauchnyi doklad / Moskva, 2012. 348 s.
4.
Klyushnikov V.Yu., Ozhigova A.V., Shatrov Ya.T. Obshchii analiz ekologicheskikh problem kosmicheskoi deyatel'nosti. Sostoyanie razrabotki metodicheskogo i programnogo apparata dlya obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti ekspluatatsii kosmodroma "Vostochnyi"/ Kosmodrom "Vostochnyi" - budushchee kosmicheskoi otrasli Rossii. Materialy II vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. M., 2013. S. 24-33.
5.
Konopatov S.N., Starozhuk E.A. Kosmicheskie sistemy v novoi srede bezopasnosti // Voennaya mysl'. 2019. № 1. S. 107-119.
6.
Konopatov S.N. Voenno-kosmicheskie sistemy: kontekst bezopasnosti/ Morskoi sbornik. 2016. T. 2027. № 2. S. 69-78.
7.
Konyshev V.N., Sergunin A.A. Politika SShA po sozdaniyu sistem protivoraketnoi oborony v aziatsko-tikhookeanskom regione // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2016. T. 12. № 5 (338). S. 165-177.
8.
Kukushkina A.V. Mezhdunarodno-pravovaya okhrana kosmicheskoi okruzhayushchei sredy // Moskovskii zhurnal mezhdunarodnogo prava. 2013. № 1 (89). S. 61-72.
9.
Pavlov A.L. Voennaya bezopasnost' i osobennosti ee osushchestvleniya v vozdushno-kosmicheskom prostranstve. Diss. kand. polit.nauk / Yaroslavskii gosudarstvennyi universitet im. P.G. Demidova. Yaroslavl', 2009. 183 s.
10.
Trushlyakov V.I., Shatrov Ya.T. Sovremennye tendentsii povysheniya ekologicheskoi bezopasnosti raket kosmicheskogo naznacheniya // Dinamika sistem, mekhanizmov i mashin. 2012. № 2. S. 168-171.
11.
Ursul T.A., Ursul A.D. Kosmoglobalistika: vzaimosvyaz' global'nykh i kosmicheskikh protsessov // Philosophy and Cosmology. 2014. T. 13. S. 90-118.
12.
Ursul A.D. Kosmoglobalistika: vzaimosvyaz' global'nykh i kosmicheskikh protsessov // NB: Filosofskie issledovaniya. 2013. № 4. S. 149-210.
13.
Fenenko A.V. Teoriya i praktika mezhdunarodnoi kosmicheskoi bezopasnosti // Vestnik Moskovskogo universiteta, Ser. 25 Mezhdunarodnye otnosheniya i mirovaya politika, 2010. № 2. S.97-98.
14.
Shatrov Ya.T. Ekologicheskie problemy rossiiskoi kosmonavtiki na sovremennom etape razvitiya / Prioritetnye zadachi obespecheniya bezopasnosti i ekologicheskogo soprovozhdeniya puskov RN tipa "Soyuz", napravleniya ikh realizatsii Trudy vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2017. S. 6-12.
15.
Shustov B.M, Rykhlova L. V., Kuleshov Yu. P.,. Dubov Yu. N, Elkin K. S., Veniaminov S. S., Borovin G. K., Molotov I. E., Naroenkov S. A., Barabanov S. I., Emel'yanenko V. V., Devyatkin A. V., Medvedev Yu. D., Shor V. A., Kholshevnikov K. V.. Kontseptsiya sistemy protivodeistviya kosmicheskim ugrozam: astronomicheskie aspekty // Astronomicheskii vestnik. Issledovaniya solnechnoi sistemy. M, 2013, t. 47, № 4. 327 s.