Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы классификации и типологии античных каменных кладок в трудах зарубежных и российских исследователей
Григорьев Андрей Михайлович

аспирант, кафедра Археологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корп. 4

Grigorev Andrei

PhD Candidate, Section of Archaeology, History Department, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korp. 4

andrey.grigorev.92@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2020.1.31366

Дата направления статьи в редакцию:

14-11-2019


Дата публикации:

17-11-2019


Аннотация.

В статье рассматривается проблема развития подходов к описанию и стилистической интерпретации античных каменных кладок, а также к их стилистическому датированию. Вопрос о датировании строительных остатков, относящихся к VII в. до н.э. – рубежу эр, привлекает внимание научного сообщества начиная с 40-х годов XX века и рассматривается как зарубежными, так и отечественными исследователями. Объектом исследований становятся строительные остатки греческой гражданской и военной архитектуры Средиземноморья и Северного Причерноморья, эти территории рассматриваются как центр и периферия греческой Ойкумены. В исследовании применен сравнительно-типологический метод, синхронизация объектов во времени и пространстве, датировка по аналогиям. Как в отечественных, так и в зарубежных исследованиях, собран значительный массив данных для анализа и построения соответствующих выводов о распространении и популярности тех или иных каменных кладок в определенный период времени. Однако, в силу наличия множества факторов, влияющих на древнее строительно-каменотесное ремесло, в наблюдаемых закономерностях может быть выделен ряд исключений, обусловленный локальными природными, экономическими, сырьевыми и административными факторами. Таким образом, целостная картина становления строительно-каменотесного ремесла (с выделением соответствующих типов каменных кладок в определенный исторический период) может быть реконструирована только при комплексном их рассмотрении. В качестве наиболее интересных объектов в этом отношении в статье приводится ряд архитектурных остатков, принадлежащих памятникам дальней хоры Херсонеса Таврического, датируемых второй половиной IV в. до н.э.

Ключевые слова: Каменные кладки, античная культура, греческое строительство, хора Херсонеса, Средиземноморье, Северное Причерноморье, Крым, каменоломня, Эллинизм, городище

Abstract.

The article examines the problems in developing approaches for the description and stylistic interpretation of antique masonry, as well as the issues in their stylistic dating. The task of dating construction remains belonging to the 7th century B.C.E. to the turn of the era, has attracted the scholarly attention of the scientific community since the 1940s and has been considered by both foreign and Russian researchers. The article's research object is the construction remains of Greek civil and military architecture in the Mediterranean and the Northern Black Sea regions - territories considered to have been the center and periphery of the Greek Oikumena. The study applied the comparative-typological method, the synchronization of objects in time and space, and dating by analogy. Both in Russian and foreign studies a significant amount of data has been collected for the analysis and construction of appropriate conclusions regarding the distribution and popularity of certain masonry in particular periods of time. However, due to the presence of many factors affecting the ancient construction and stone-carving craft, a number of exceptions due to local natural, economic, raw material, and administrative factors can be distinguished in the observed patterns. Thus, the whole picture of the formation of the construction and stone-carving craft (with the allocation of the corresponding types of masonry in a certain historical period) can be reconstructed only with a comprehensive examination of all of them. As the most interesting objects in this regard, the article cites a number of architectural remains belonging to the monuments of the distant chora of Tauric Chersonesos dating to the second half of the 4th century B.C.E.

Keywords:

Nothern Black Sea Coast, Mediterrian, Chora of Chersonesus, Greek bulding, antique culture, masonry, Crimea, Stone-pit, Hellinism, settlement

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта №18-09-00742

Разработка подходов к стилистической интерпретации античных каменных кладок вместе с попытками введения универсальной классификации и построением типологических схем для датирования архитектурных остатков берет свое начало в 40-х годах XX в. вместе с увеличением количества исследований, посвященных как военной, так и гражданской античной архитектуре. Таким образом, перед исследователями возникли две основные задачи: во-первых, это унификация системы описания каменных кладок, открывающая возможности для сравнительного анализа конструкции, и, во-вторых – разработка типологических рядов для датирования строительных остатков.

Прежде чем перейти к обзору разработанных классификаций и типологий каменных кладок, стоит обратиться к трактату Марка Витрувия Поллиона «Десять книг об архитектуре», в котором обобщается опыт греческого градостроительства и приводятся описания используемых в древности каменных кладок.

Первоначально Витрувий упоминает два вида каменной кладки – сетчатую, которая, по его заверению, находится во всеобщем употреблении, и кладку «неправильную» более древнюю [1, 36]. Описание расположения каменных блоков в этих кладках даны довольно поверхностно, вместо этого упоминаются их достоинства и недостатки. Из описаний мы можем только предполагать, что в сетчатой кладке блоки, уложенные постелисто, не перекрывают швов в нижележащем ряду, а в «неправильной» кладке, напротив, швы нижних рядов кладки перекрываются блоками последующих рядов. Однако, примеров такой «сетчатой» кладки среди архитектурных остатков VII – I вв. до н.э. встречается немного, да и перекрытие швов последующими рядами кладки в той или иной мере всегда присутствует. Кроме того, сложно предположить такую систему кладки в оборонительных сооружениях и в крупных общественных постройках, где максимальная прочность конструкции наиболее востребована. Витрувий упоминает ещё одну каменную кладку, именуемую εμπλεκτόν.Здесь мы видим более подробное описание конструкции стены – упоминаются отесанные лицевые стороны и внутренняя забутовка стены из необработанного камня и глиняного раствора. В этом описании особенно подчеркнуто, что греки укладывают в толщу стены блоки, именуемые διατονοίи используемые для наиболее прочной перевязки. Отсюда вытекает такой исключительно греческий тип конструкции стены, как διατονικόν.

Помимо основных видов древних кладок Витрувием указаны способы укладки блоков в ряды – исодомный и псевдоисодомный. Под исодомным понимается такой способ укладки, когда все слои имеют одинаковую толщину, а при псевдоисодомном, соответственно, ряды различны в своей толщине.

Несмотря на отсутствие подробного описания конструкции, термины, изложенные Витрувием, так или иначе использовались в научной литературе. Так, например, Л. Карлсон применял их для определения конструктивных особенностей оборонительных стен греческих городов Сицилии в их сравнении с конструкциями стен в материковой Греции [15, 67-105]. Тем не менее, такое описание дополнялось указаниями на порядок укладки каменных блоков, как например, с применением «ложков», «тычков».

Очевидно, что под описанными в трактате Витрувия системами каменных кладок может пониматься огромное множество вариантов устройства стен, и, следовательно, введенные Витрувием термины не совсем применимы к археологическому описанию строительных остатков и, тем более, для выделения классифицирующих признаков. Кроме того, для развернутых стилистических интерпретаций существует необходимость в описании формы каменных блоков и характера их обработки.

Первая попытка разработки универсальной системы описания каменных кладок и выделения их основных типов в хронологической последовательности была предпринята в 1941 году Р.Л. Скрэнтоном в его монографическом исследовании «Greek walls». Используя археологический материал материковой Греции, островов Эгейского бассейна и ряда памятников Малой Азии, он разработал подробную классификацию по нескольким разделам – в соответствии с 1) формой каменных блоков и порядком их укладки, 2) обработкой лицевой стороны блоков, 3) характеристикой обработки стыков между блоками.

В первом разделе классификации [рис. 1] выделены многоугольные каменные блоки и четырехугольные, которые в свою очередь делятся на подразделы. Среди многоугольных выделяются «лесбийские», названные так по их преобладанию на острове Лесбос в строительных остатках архаического периода, и полигональные кладки. В свою очередь каменные блоки этих форм могут быть уложены в регулярной системе или направленно. Четырехугольные каменные блоки подразделяются Скрэнтоном на трапециевидные и «тёсанные», по которыми подразумеваются обработанные квадры правильной формы. Четырехугольные блоки из выделенной группы могут быть уложены иррегулярно, исодомно, псевдоисодомно, а квадровые блоки могут быть установлены в системе «логом и тычком» (header and stretcher).

Рис.1. Системы каменных кладок по Р.Л. Скрэнтону.

Во втором разделе классификации Скрэнтон уделяет внимание характеру обработки лицевой поверхности каменных блоков и различает семь вариантов, среди которых: «тесанные», «молотовидные», рустованные или бороздчатые, точечно обработанные лицевые стороны.

Третий раздел классификации включает в себя три варианта обработки стыков, среди которых «обработанные», «гладкие» и «скошенные».

Стоит отметить, что первый раздел классификации Скрэнтона является наиболее фундаментальным и был воспринят последователями как таковой, в то время как второй и третий разделы играют подсобную роль.

Помимо подхода к классификации по трем разделам Скрэнтоном было установлено, что тот или иной тип кладки варьируется в своем преобладании по времени и по месту [21, 10]. Эти различия, по Скрэнтону, могут быть обусловлены наличием той или иной породы камня в данной местности, а также наличием рабочей силы и времени на возведение построек [21, 11]. Также отмечено, что традиции подготовки камня для гражданских и военных построек отличаются, так как последние имеют исключительно утилитарное назначение.

Ключевой идеей исследования Р.Л. Скрэнтона является распределение основных типов каменных кладок по хронологии и по отдельным зонам популярности, что, в свою очередь, дает нам типологический ряд для стилистического датирования греческих построек. Так, полигональная кладка преобладает на Пелопоннесе и в Западной Греции в V в. до н.э. С конца V в. до н.э. она утрачивает свою популярность. Во второй половине IV в. до н.э. отмечена тенденция к укладке полигональных блоков камня рядами. Криволинейная (лесбийская) кладка использовалась в архаический период в Южной и в Восточной Греции, на островах Эгейского бассейна и в Малой Азии. Неправильная трапециевидная кладка стала популярна после греко-персидских войн. Позже она была вытеснена правильной трапециевидной.

Конец V в. до н.э. был отмечен экспериментами с неправильной кладкой, что в конечном счете породило правильные кладки из тесанного камня (квадрами), которые являлись преобладающими с середины IV в. до н.э. Кладки из тесанного камня, трапециевидные псевдоисодомные кладки, и кладки в системе «логом и тычком» («header-and-strether») также широко распространялись в IV в. до н.э. Особую популярность кладок «логом и тычком» в эллинистическое время отмечает Э. МакНиколл [19, 170]. Об этом свидетельствует их применение в куртинах южной оборонительной стены Милета, датированной рубежом III-II в. до н.э., в башнях Галикарнаса и Минда, в куртинах Алинды, Алабанды и Лабраунды. Квадровые кладки также широко применяются в Аттике.

Последователями Р.Л. Скрэнтона в разработке классификации античных кладок были А. Орландос и Р. Мартен. В их работах даются тщательные и подробные описания встречающихся кладок и их датировка.

Следуя описательной методике Р.Л. Скрэнтона, А.К. Орландос вводит в оборот две категории кладок по количеству сторон фасадов камней – с многосторонними фасадами и с четырехсторонними. В первой категории выделяются лесбийская и полигональная системы, во вторую категорию – системы с трапециевидными и прямоугольными фасадами камней, каждая из которых, в свою очередь, может быть регулярного, исодомного или псевдоисодомного типов. При этом А.К. Орландос указывает на определение исодомных и псевдоисодомных кладок ссылаясь при этом на существенное различие в высоте рядов [20, 146].

Р. Мартен, на той же основе предлагает несколько иной вариант классификации и выделяет три основные категории кладок: 1) полигональные с подразделением на кладки с изогнутыми, прямыми или слабовыраженными швами; 2) трапециевидные; 3) прямоугольные. Две последние категории включают в себя иррегулярные, псевдоисодомные и исодомные варианты.

Справедливо будет отметить, что позиция Скрэнтона касательно периодизации по типам кладок достаточно обоснована и подтверждается данными археологических исследований, однако здесь могут быть некоторые исключения. Достоверно известно и археологически подтверждено, что квадровые регулярные кладки использовались и в более раннее время. Они могли применяться в строительстве культовых сооружений ещё в архаическое время, а кроме того, они выявлены в фортификационных сооружениях Старой Смирны и в Сардосе. Хронология, предложенная Скрэнтоном, также малоприменима к датировке фортификационных сооружений Сицилии и Южной Италии – здесь уже в архаическое время была распространена квадровая кладка. Так, например, квадровые кладки, датируемые второй половиной VI – началом V в. до н.э., использовались в строительстве стен акрополя Селинунта – мегарской колонии в западной части острова Сицилия [15, 70]. Помимо наиболее раннего применения квадровых кладок в архаическое время, мы можем наблюдать обратное явление, связанное с использованием полигональных кладок в IV в. до н.э. при строительстве цоколей оборонительных стен во многих городах Аркадии [18, 72]. Кроме того, стены некоторых городов могут быть уложены в более архаичной технике в связи с проведением крупных ремонтных работ, а также при быстром возведении тех или иных сооружений.

В целом мы видим общие для греческого мира тенденции трансформации строительных техник, однако данный подход не может быть универсальным для всей греческой ойкумены так как данная периодизация будет иметь ряд резких исключений, обозначенных выше (города Сицилии, Аркадии). Таким образом, для относительного датирования каменных построек необходимо учитывать региональные особенности и традиции каменотесного дела.

Весьма примечательно, что в последующих исследовательских работах монографического характера, посвященных греческой фортификации всего Средиземноморья, введенная Скрэнтоном терминология и периодизация каменных кладок прочно устоялась. Так, А.У. Лоуренс следует методике описания каменных кладок по двум разделам классификации Скрэнтона – по форме каменных блоков и по характеру обработки их лицевых сторон, отмечая при этом, что при сочетании этих характеристик можно получить большое количество отдельных категорий [16, 235]. В части установления хронологической последовательности типов каменных кладок Лоуренс обобщенно отмечает те же вехи развития каменотесного дела – преобладание полигональных кладок в архаический период, переход к прямоугольным блокам в классическое время и расцвет каменотесного дела с соответствующим усложнением кладок в эллинистический период, отмеченный широким использованием ложково-тычковых систем.

В отечественной историографии к разработке типологии античных каменных кладок, применимой к городам Северного Причерноморья, обращался А.Н. Карасев [3, 188-194]. В кратком очерке, посвященном античной архитектуре городов Северного Причерноморья, им были отмечены основные вехи каменотесного дела и следующие за ними строительные техники. Так, характерным для архаического периода приемом кладки являлась кладка из мелко наколотых или взятых с морского берега камней. Такого рода кладки применялись при возведении каменных цоколей стен домов в Тиритаке, Мирмекии и Ольвии [3, 189]. Данное явление характеризуется потребностью первых колонистов строить здания из наиболее распространенного подручного материала.

Типичной для классического периода А.Н. Карасев отмечает кладку из более крупных плоских и удлиненных камней и полигональные кладки с тщательной подгонкой блоков. В качестве примера приводятся каменные цоколи домов верхнего города Ольвии. В то же время общественные здания и храмы возводились из прямоугольных блоков-квадров.

Наивысшее развитие каменотесного ремесла отмечается Карасевым в IV в. до н.э. Среди самых распространенных типов кладки этого времени он выделяет кладку в системе «логом и тычком» из крупных, тщательно отесанных и плотно пригнанных блоков известняка. Характерным образцом этой кладки является нижний ярус облицовки оборонительных стен Херсонеса. Стена при этом сложена на два лица и имеет забутовку из мелкого необработанного камня на глиняном растворе, а связь между внешними облицовками была произведена глубоко впущенными тычковыми блоками.

В качестве второго, наиболее распространенного типа кладок, отмечена кладка «кордон на ребро, плита на образок», используемая в оборонительных стенах Ольвии в V-IV вв. до н.э. По мнению А.Н. Карасева, эта кладка получила широкое распространение в III и во II в. до н.э. Пример этой кладки также отмечен на юго-восточном участке крепостного обвода Херсонеса. Каменные блоки, сложенные в этой системе, могли проходить через всю толщу стены, образуя тем самым тычки для прочной перевязки. Синхронный пример подобной кладки был зафиксирован в южной оборонительной стене Милета эллинистического времени [19, 167-168].

Карасев отмечает, что кладка «кордон на ребро, плита на образок» является характерной для строительства в колониях Северного Причерноморья. Помимо двух указанных систем кладок существовали и более простые – например, плашмя из тщательно отесанных прямоугольных плит. Также А.Н. Карасев указывает на то, что кладки в системах «логом и тычком» и «кордон на ребро» чаще всего имели русты, простая квадровая кладка рустовалась реже.

Важно отметить, что Карасев также уделял внимание выяснению причин появления той или иной системы каменной кладки, типичной для определенного времени и установлению зависимости строительных приемов от социально-экономических условий существования полиса. Такой подход представляется особенно актуальным в связи со спецификой местного сырья в Северном Причерноморье и отсутствием достаточного количества привозного камня.

На начальных этапах колонизации отмечено использование местного необработанного камня и крупной прибрежной гальки – именно так объясняется нерегулярный характер кладок цоколей для последующей укладки сырцового кирпича. Использовался также привозной камень, привозимый в качестве корабельного балласта. В таких кладках встречаются, как правило, обкатанные граниты, валуны среднего и мелкого размера, различные изверженные породы, очень разнообразные по окраске. Интересным примером использования такого материала является каменный блок вулканической породы в оборонительной стене Керкинитиды первой трети V в до н.э. [9, 48] Промышленная же добыча камня в Северном Причерноморье была наиболее развита уже несколько позже – в V-IV вв. до н.э. Об этом свидетельствует наличие крупных каменоломен и соответствующее качество обработки каменных блоков. Во второй половине II в. до н.э. и в I в. до н.э. в городах Северного Причерноморья наблюдается резкое падение качества каменных кладок, что объясняется тяжелым экономическим положением греческих полисов в данном регионе.

Впервые в отечественной историографии проблема отсутствия методики описания квадровых кладок была подчеркнута именно А.Н. Карасевым [4, 126-138], и через некоторое время свой значительный вклад в разработку методики описания сделал С.Д. Крыжицкий [7, 39-47].

В первоначальном виде С.Д. Крыжицкий предложил методику описания каменных кладок по трем основным разделам: 1) Общее описание кладок, куда входят предназначение кладки (фундамент, цоколь, наземная или подвальная стена, подпорная стена), общие размеры стены, характер фундамента; 2) Характер материала, а именно его происхождение, форма, способ обработки и индивидуальные особенности; 3) Система кладки. Данный раздел предполагает описание конструкции в вертикальном сечении (иррегулярная, полигональная, рядовая, смешанная), описание внутренней конструкции (однолицевая, двулицевая, трехлицевая с забутовкой) [рис 2, 3]. Кроме того, в данном разделе учитывается характер связи между каменными блоками (сложенные насухо, на глиняном растворе, с применением скреп) [7, 39-47].

Очевидно, что такой подход к описанию кладок на настоящее время является наиболее универсальным и позволяет дать наиболее точную характеристику конструкции той или иной стены. Несомненное преимущество методики С.Д. Крыжицкого состоит в расширенном описании конструкций стен, в то время как, например, классификация, предложенная Р.Л. Скрэнтоном, даже в дальнейшем усовершенствованная, предполагает описание кладок только по их фасадам.

Рис.2. Системы нерядовых каменных кладок по С.Д. Крыжицкому.

Рис.3. Системы рядовых каменных кладок по С.Д. Крыжицкому.

Относительно недавно к вопросу о необходимости применения универсальной методики описания каменных кладок обращалась Т.В. Олейник [12, 175-185] однако в статье, посвященной рассматриваемому вопросу, отсутствует указание на необходимость доработки классификации как таковой, а делается акцент на методике описания, необходимой для практического применения в реставрации античных построек. Так, автором прямо ставится цель создания методики – «обеспечить максимальную полноту словесного описания каменной кладки, так чтобы с его помощью можно было воссоздать облик первоначальной конструкции даже при полной ее утрате, отсутствии каких-либо графических ее изображений или неудовлетворительном качестве последних». В качестве основы берется методика описания кладок, предложенная С.Д. Крыжицким. Автором приводится разработанная таблица-форма, разработанная с целью упорядочить ряд характеристик кладок. Для достижения заявленных целей вводятся дополнительные признаки, такие как: наличие различных выступов, срезов, пазов или ниш; наличие скреп соответствующих форм, материала и способа установки, а также наличие облицовки в виде штукатурки, обмазки или покраски.

Подводя итог рассмотрению текущего состояния проблемы описания античных каменных кладок, справедливо будет отметить, что на сегодняшний день наиболее актуальной для Северного Причерноморья представляется система описания, предложенная С.Д. Крыжицким. Что же касается описания каменных кладок зарубежными исследователями в Средиземноморье, то здесь в большинстве случаев мы видим взятую за основу систему описания Р.Л. Скрэнтона с различными дополнениями и оговорками.

Возвращаясь к вопросу о датировании строительных остатков, следует подчеркнуть, что несколько типов каменных кладок могут быть с уверенностью отнесены к тому или иному периоду только при наличии прямых или косвенных сведений о развитом каменотесном деле и при наличии подходящего каменного сырья в данной местности.

Так, наиболее гармоничным в этом отношении выглядит ряд памятников в Северо-Западном Крыму, относящихся к дальней хоре Херсонеса, среди которых городище Чайка, поселения Беляус, Кульчук и Маслины. Весьма показательны строительные остатки первых строительных периодов этих поселений, относящиеся ко второй половине IV в. до н.э. Строительство стен зданий и внешних оборонительных стен комплексов здесь велось из хорошо обработанных блоков известняка, близких по своим размерам и уложенных насухо в основном в простой постелистой технике.

Размеры каменных блоков и характер их обработки в большинстве случаев сходны для ряда памятников дальней херсонесской хоры. Так, например, средние размеры квадров для чайкинского городища составляют в среднем 0,80 – 1,40 х 0,60 х 0,60 м. (по материалам исследования оборонительных стен) [13, 12]. Толщина же стен башен составляла 0,80 м. [13, 40-41] [рис. 4]. На городище Маслины исследователями отмечены близкие размеры каменных блоков. Здесь размеры блоков в кладке южной башни достигали 2,0 х 0,8 х 0,45м [5, 112], а в кладках стен восточной башни - 1,75 х 0,5 х 0,8 м; 1,4 х 0,6 х 0,8 м; 1,0 х 0,4 х 0,8 м [6, 330] [рис. 5]. При этом толщина стен башен и внешнего оборонительного периметра при кладке в один квадр равнялась также 0,80 м. Квадры складывались насухо и в большинстве случаев имели русты [5, 112]. Кроме лицевой поверхности блоков, тщательно обработаны и все стыкующиеся грани. На многих камнях отмечена линия, предназначенная для ровной укладки следующего ряда блоков. В.А. Латышева подчеркивает высокий уровень обработки квадров и ссылается на аналогичные приемы обработки камня, имеющиеся в крупных центрах Северного Причерноморья, а также на поселениях Чайка и Беляус [10, 54]. Архитектурные комплексы, выявленные на городище Беляус [рис. 6], широко датированные второй половиной IV в. до н.э., также сложены в схожей технике из блоков аналогичных размеров, которые достигали 1,80м по длине, 0,44 -0,50м по высоте, и до 1 м по ширине в цокольном ряду кладки [2, 250]. Единственным же существенным отличием в каменотесном деле здесь является наличие меток каменотесов, что говорит скорее о работе той или иной бригады.

Рис.4. Городище «Чайка». Юго-западная башня.

Рис.5. Городище Маслины. Восточная башня.

Рис.6. Городище Беляус. Башня усадьбы 1.

О высоком развитии каменотесного ремесла на территории, подвластной Херсонесу во второй половине IV в. до н.э., красноречиво свидетельствует каменоломня, открытая в ходе многолетних исследований в непосредственной близости от городища «Чайка». В виду того, что каменоломня перекрывалась курганным некрополем, содержащим погребения IV-III вв. до н.э. [11, 127], в принадлежности некрополя и каменоломни к поселению не возникает никаких сомнений. Погребения здесь совершались начиная со второй половины IV в. до н.э. после завершения на каменоломне основных работ по выработке камня.

Распространенными погребальными сооружениями на некрополе были склепы и каменные ящики. Первые вырубались в местах, где выборка камня была завершена. Ящики же сооружались у бортов каменоломни с использованием каменных блоков для перекрытий. Сама же каменоломня демонстрирует нам приемы обработки камня, традиционные для античной эпохи. Здесь отчетливо видны следы от выборки квадров, которые отделялись от породы при помощи клиньев и обрабатывались на месте [рис.7]. Весьма примечательно, что очертания недовыбранных каменных блоков дают нам некоторое представление об их размерах, которые схожи с размерами квадров, использовавшихся при строительстве крепости на городище «Чайка».

Рис.7. Каменоломня у поселка Зозерное.

Анализируя изложенное, можно с уверенностью заключить, что со второй половины IV в. до н.э. на подчиненной Херсонесу территории Северо-Западного Крыма складывается устойчивая традиция строительно-каменотесного дела, которая характеризуется развитой добычей строительного камня открытым способом при сходных приемах его обработки. Это отражается в сходных размерах блоков, характере обработки их поверхностей (руст или полная отеска), и зачастую наличием специальных рисок для подгонки следующих вышестоящих рядов кладки. Помимо этих признаков, характерных для херсонесского каменного зодчества, можно отметить прием подтески материковой скалы перед возведением нижних рядов кладок стен, а также сходную ширину кладок в один квадр (0,80 м). Среди основных систем кладок на ряде рассмотренных памятников второй половины IV в. до н.э. превалируют простая постелистая, реже постелисто-орфостатная.

Немаловажным фактором, определяющим местную строительную традицию, является широкое распространение на территории Северо-Западного Крыма поверхностных выходов известняка.

Таким образом, решение вопроса о причинах возникновения той или иной системы кладки типичной для определенного периода времени, к которому в свое время обращался А.Н. Карасев [4,126-138], может быть достигнуто рассмотрением археологических памятников в контексте их древней административно-территориальной принадлежности с учетом индивидуальных особенностей обработки камня, наличием достаточного сырья в данной местности.

Библиография
1.
Витрувий. Десять книг об архитектуре. Москва: Едиториал УРСС, 2003, 317с.
2.
Дашевская О.Д., Щеглов А.Н. Херсонесское укрепление на городище Беляус // Советская археология, №2, 1965, с. 246-255.
3.
Карасев А.Н. Архитектура (краткий очерк) // Античные города Северного Причерноморья, М.-Л., 1955, с.188-194.
4.
Карасев А.Н. Развитие строительно-каменотесного ремесла в античных городах Северного Причерноморья (VII-I вв. до н.э.). // Проблемы истории Северного Причерноморья в античную эпоху. Издательство Академии наук СССР, М., 1959, с. 126-138.
5.
Котенко В.В, Баштовi комплекси поселення Маслини у Пивнiчно-Захiднiй Таврицi // Археологія і давня історія України, Киев, вып. 5, 2011, с. 111-118.
6.
Котенко В.В. Поселение Маслины в Северо-Западной Таврике (общая характеристика) // Stratum plus №3, 2014, с. 325-341.
7.
Крижицький С.Д. Про методику опису кладок мiст Пiвничного Причорномор’я VII ст. до н.е. –IV ст. н.е. , с. 39-47.
8.
Крыжицкий С.Д. О принципах классификации античных кладок Северного Причерноморья // КСИА №168. – М. 1981, с. 35 – 41.
9.
Кутайсов В.А. Античный город Керкинитида. – Киев, Наукова думка, 1990, 176 с.
10.
Латышева В.А. Раскопки античного поселения Маслины в Северо-Западном Крыму // КСИА, вып. 156, М., 1978, с. 53-61.
11.
Мошинский А.П. Погребальный обряд некрополя IV-III вв. до н.э. у поселка Заозерное (Крым) // СА, №4, 1988, с.127-137.
12.
Олейник Т.В. Еще раз к методике описания античных каменных кладок Северного Причерноморья // Записки ИИМК, №14, Санкт-Петербург, 2016., с.175-185.
13.
Попова Е.А., Коваленко С.А. Историко-археологические очерки греческой и позднескифской культур в Северо-Западном Крыму (по материалам чайкинского городища), Москва, 2005, 283 с.
14.
Яценко И.В. Археологические раскопки в предместье Евпатории // Вопросы истории, вып. 4, 1974. с. 211-215.
15.
Karlson L. Fortification towers and masonry techniques in the hegemony of Syracuse, 405-211 B.C., Stockholm, 1992, 125 p.
16.
Lawrence A.W. Greek aims in fortification.-Oxford, Clarendon press, 1979, 483 p.
17.
Martin R, Manuel d’architecture grecque. Paris, 1965, part I. Materieux et Teckniques, p, 273-390.
18.
Maher M.P. Fortifications of Arcadian City States in the classical and Hellenistic periods. Oxford, University press, 2017, 448 p.
19.
McNicoll A.W. Hellenistic fortifications from the Aegean to the Euphrates.-Clarendon press, Oxford, 1997, 230 p.
20.
Orlandos A.K. Les materieux de construction et la technique architecturale des anciens Grecs. Paris, 1968, part II, p. 127-160.
21.
Scranton R.L. Greek walls.-Harvard University Press, 1941, 194 p.
References (transliterated)
1.
Vitruvii. Desyat' knig ob arkhitekture. Moskva: Editorial URSS, 2003, 317s.
2.
Dashevskaya O.D., Shcheglov A.N. Khersonesskoe ukreplenie na gorodishche Belyaus // Sovetskaya arkheologiya, №2, 1965, s. 246-255.
3.
Karasev A.N. Arkhitektura (kratkii ocherk) // Antichnye goroda Severnogo Prichernomor'ya, M.-L., 1955, s.188-194.
4.
Karasev A.N. Razvitie stroitel'no-kamenotesnogo remesla v antichnykh gorodakh Severnogo Prichernomor'ya (VII-I vv. do n.e.). // Problemy istorii Severnogo Prichernomor'ya v antichnuyu epokhu. Izdatel'stvo Akademii nauk SSSR, M., 1959, s. 126-138.
5.
Kotenko V.V, Bashtovi kompleksi poselennya Maslini u Pivnichno-Zakhidnii Tavritsi // Arkheologіya і davnya іstorіya Ukraїni, Kiev, vyp. 5, 2011, s. 111-118.
6.
Kotenko V.V. Poselenie Masliny v Severo-Zapadnoi Tavrike (obshchaya kharakteristika) // Stratum plus №3, 2014, s. 325-341.
7.
Krizhits'kii S.D. Pro metodiku opisu kladok mist Pivnichnogo Prichornomor’ya VII st. do n.e. –IV st. n.e. , s. 39-47.
8.
Kryzhitskii S.D. O printsipakh klassifikatsii antichnykh kladok Severnogo Prichernomor'ya // KSIA №168. – M. 1981, s. 35 – 41.
9.
Kutaisov V.A. Antichnyi gorod Kerkinitida. – Kiev, Naukova dumka, 1990, 176 s.
10.
Latysheva V.A. Raskopki antichnogo poseleniya Masliny v Severo-Zapadnom Krymu // KSIA, vyp. 156, M., 1978, s. 53-61.
11.
Moshinskii A.P. Pogrebal'nyi obryad nekropolya IV-III vv. do n.e. u poselka Zaozernoe (Krym) // SA, №4, 1988, s.127-137.
12.
Oleinik T.V. Eshche raz k metodike opisaniya antichnykh kamennykh kladok Severnogo Prichernomor'ya // Zapiski IIMK, №14, Sankt-Peterburg, 2016., s.175-185.
13.
Popova E.A., Kovalenko S.A. Istoriko-arkheologicheskie ocherki grecheskoi i pozdneskifskoi kul'tur v Severo-Zapadnom Krymu (po materialam chaikinskogo gorodishcha), Moskva, 2005, 283 s.
14.
Yatsenko I.V. Arkheologicheskie raskopki v predmest'e Evpatorii // Voprosy istorii, vyp. 4, 1974. s. 211-215.
15.
Karlson L. Fortification towers and masonry techniques in the hegemony of Syracuse, 405-211 B.C., Stockholm, 1992, 125 p.
16.
Lawrence A.W. Greek aims in fortification.-Oxford, Clarendon press, 1979, 483 p.
17.
Martin R, Manuel d’architecture grecque. Paris, 1965, part I. Materieux et Teckniques, p, 273-390.
18.
Maher M.P. Fortifications of Arcadian City States in the classical and Hellenistic periods. Oxford, University press, 2017, 448 p.
19.
McNicoll A.W. Hellenistic fortifications from the Aegean to the Euphrates.-Clarendon press, Oxford, 1997, 230 p.
20.
Orlandos A.K. Les materieux de construction et la technique architecturale des anciens Grecs. Paris, 1968, part II, p. 127-160.
21.
Scranton R.L. Greek walls.-Harvard University Press, 1941, 194 p.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования, данные о рецензенте не указываются.

Рецензия на статью
Известно, что эпоха античности является ключевым фундаментом для современной евроатлантической цивилизации. Непреходящее значение античности определяется целым рядом факторов: во-первых, и сегодня внимание не только ученых, но и простых обывателей по-прежнему направлено на историческое наследие эллинов и римлян (более того, эпоха Возрождения имела в своей основе именно достижения древнегреческой и древнеримской цивилизации); во-вторых, античные писатели и поэты, художники, скульпторы, архитекторы (приведем только отдельные имена: Гесиод, Плутарх, Сенека, Тацит, Поликлет, Фидий, Мирон, Скопас, Пракситель, Витрувий, Гипподам) не просто известны и в наши дни, но и служат предметом пристального внимания миллионов людей различных странах мира. Н.Я. Скрипник справедливо отмечает, что «в самой природе античного общества отразилось многообразие форм в области культуры, образования, в научной, общественно-политической жизни, которые пережили своих создателей и стали основой современной философской мысли, науки, культуры и образования. Историческая и временная отстраненность раскрывает действительные корни, позволяет глубже увидеть настоящее, осмыслить потенциал действительности и, по возможности, очертить контуры будущего». В этой связи вызывает интерес изучение различных аспектов античного культурного наследия, в том числе с точки зрения археологии, архитектуры, скульптуры и т.д. Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является классификация и типология античных каменных кладок в трудах зарубежных и российских исследователей Автор ставит своей задачей проанализировать трактат Марка Витрувия Поллиона «Десять книг об архитектуре», в котором обобщается опыт греческого градостроительства и приводятся описания используемых в древности каменных кладок, а также рассмотреть разработанные отечественными и зарубежными специалистами классификации и типологии каменных кладок. Работа основана на принципах анализа и синтеза, объективности, достоверности, методологической базой исследования выступает системный подход, в основе которого лежит рассмотрение объекта как целостного комплекса взаимосвязанных элементов, а также сравнительный метод. Научная новизна исследования заключается в самой постановке темы: автор стремится дать общую характеристику работ российских и зарубежных авторов по вопросам классификации и типологии античных каменных кладок, в том числе применимо к памятниками Северо-Западного Крыма. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и разносторонность: всего список литературы включает в себя свыше 20 источников и исследований. Специфика тематики рецензируемой статьи обусловила привлечение зарубежной литературы, в том числе на английском и французском языках. Из используемых автором исследований укажем на труды А.Н. Карасева, В.А. Латышевой, А.В. Кутайсова, Е.А. Поповой и С.А. Коноваленко, Т.В. Олейник и других авторов, в центре внимания которых различные аспекты классификации античных кладок и связанные с ними проблемные зоны. Заметим, что библиография статьи обладает важностью не только с научной, но и с просветительской точки зрения: после знакомства с текстом читатели могут обратиться к другим материалам по ее теме. На наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору должным образом раскрыть поставленную тему. Стиль написания статьи можно отнести к научному, вместе с тем доступному для понимания не только специалистов, но и широкому кругу читателей, всех, кто интересуется как античным наследием, в целом, так и античными памятниками Северо-Западного Крыма, в частности. Апелляция к оппонентам представлена на уровне выявления проблемы, полученной на основе собранной информации. Структура статьи обладает определенной логичностью и последовательностью, в ней можно выделить несколько разделов, в том числе введение, основную часть, заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «разработка подходов к стилистической интерпретации античных каменных кладок вместе с попытками введения универсальной классификации и построением типологических схем для датирования архитектурных остатков берет свое начало в 40-х годах XX в. вместе с увеличением количества исследований, посвященных как военной, так и гражданской античной архитектуре». На основе анализа современного состояния проблемы описания античных каменных кладок автор приходит к выводу, что «на сегодняшний день наиболее актуальной для Северного Причерноморья представляется система описания, предложенная С.Д. Крыжицким. Что же касается описания каменных кладок зарубежными исследователями в Средиземноморье, то здесь в большинстве случаев мы видим взятую за основу систему описания Р.Л. Скрэнтона с различными дополнениями и оговорками». В работе отмечается, что «несколько типов каменных кладок могут быть с уверенностью отнесены к тому или иному периоду только при наличии прямых или косвенных сведений о развитом каменотесном деле и при наличии подходящего каменного сырья в данной местности», обращаясь для обоснования данного тезиса к памятникам Северо-Западного Крыма. Главным выводом статьи является то, что «решение вопроса о причинах возникновения той или иной системы кладки типичной для определенного периода времени, к которому в свое время обращался А.Н. Карасев, может быть достигнуто рассмотрением археологических памятников в контексте их древней административно-территориальной принадлежности с учетом индивидуальных особенностей обработки камня, наличием достаточного сырья в данной местности». Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, снабжена 7 рисунками, что усиливает ее наглядность, вызовет читательский интерес, а ее материалы могут быть использованы как в курсах лекций по археологии, так и в различных спецкурсах. К работе есть отдельные замечания, касающиеся ее оформления (небрежно оформлена библиография, а также ссылки в тексте статьи), однако в целом, на наш взгляд, статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Исторический журнал: научные исследования».