Читать статью 'Коммерческие банки и сельское хозяйство во второй половине XIX в.: статистический анализ операций Орловского коммерческого банка в сравнении с Государственным банком Российской империи' в журнале Исторический журнал: научные исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1974,   статей на доработке: 332 отклонено статей: 601 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Коммерческие банки и сельское хозяйство во второй половине XIX в.: статистический анализ операций Орловского коммерческого банка в сравнении с Государственным банком Российской империи

Саломатина Софья Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра исторической информатики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Исторический факультет

119192, Россия, г. Москва, Ломоновский проспект, д. 27, корп. 4, оф. Г423

Salomatina Sofya

PhD in History

Associate Professor, Section of Historical Informatics, History Department, Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, Lomonovskii prospekt, d. 27, korp. 4, of. G423

ssalomatina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.6.31310

Дата направления статьи в редакцию:

09-11-2019


Дата публикации:

26-12-2019


Аннотация.

Статья посвящена малоизученной проблеме, как российские коммерческие банки, частные и государственные, кредитовали сельскохозяйственное производство и торговлю сельскохозяйственной продукцией во второй половине XIX в. Доминировавшая в те годы экономическая теория не считала сельское хозяйство зоной ответственности коммерческих банков, и отраслевая принадлежность клиентуры плохо отражена в банковской статистике. Однако реальная деятельность банков в аграрных регионах отвечала насущным потребностям экономики. В статье анализируются банковские практики по обслуживанию оптовых торговцев и помещиков на примере архивных и опубликованных материалов Орловского коммерческого банка (1872-1908) и отделений Государственного банка Российской империи, действовавших на той же территории в губерниях Центрального Черноземья, Юга и Запада Европейской России. В статье рассчитаны обороты операций двух банков, связанных с обслуживанием сельского хозяйства за 1866-1901 гг. По этим данным выявляется затяжной экономический кризис в Орловской губернии в 1880-е гг., связанный с падением аграрных цен, неблагоприятными железнодорожными тарифами, чередой неурожаев. В результате в 1890-е гг. Орловский коммерческий банк расширил сеть отделений за пределы Орловской губернии. Резкие колебания в 1880-е г. испытывали операции, обслуживавшие вывоз товара, тогда как операции, связанные с местным потреблением, оставалась относительно стабильными, что противоречит так называемой концепции «голодного экспорта». Политику Государственного банка, взявшего курс на расширение банковского обслуживания сельского хозяйства в 1890-е гг., необходимо оценивать с учетом того факта, что на исследуемой территории аналогичные операции частного банка были существенно более развитыми.

Ключевые слова: коммерческие банки, государственный банк, сельское хозяйство, хлебная торговля, торговля сельскохозяйственной продукцией, учет векселей, товарный кредит, историческая статистика, Орловская губерния, Центрально-черноземный район

Проект РФФИ № 18-09-00732 «Роль коммерческих банков и железных дорог в развитии торговли сельскохозяйственными товарами в России во второй половине XIX в. (по статистическим и картографическим источникам Центрально-Черноземного района)». Автор выражает благодарность за помощь подготовке электронных карт Т. Я. Валетову и за помощь в работе с материалами по Орловской губернии Д. С. Парфирьеву.

Abstract.

The article is focused on the little-studied problem of how Russian commercial banks, private and state-run, credited agricultural production enterprises and agricultural trade in the second half of the 19th century. The dominant economic theory during those years did not consider agriculture to be part of the commercial banks' responsibility, and this industry's clientele affiliation is poorly reflected in banking statistics. However, the actual contribution of banks in agricultural regions met the urgent needs of the economy. The author analyzes banking practices for servicing wholesalers and landlords using archived and published material of the Oryol Commercial Bank (1872-1908) and the branches of the State Bank of the Russian Empire operating in the governorates of Central Chernozem, South and West of European Russia. The article calculates the turnover of the two banks' operations related to providing services to agriculturers for 1866-1901. Based on this data, the author reveals a protracted economic crisis in the Oryol Governorate in the 1880s, linked to a fall in agricultural prices, unfavorable railway tariffs, and a series of low crop yields. As a result, in the 1890s, the Oryol Commercial Bank had expanded its network of branches outside the Oryol Governorate. Sharp fluctuations in the 1880s weighted down operations of exporting goods, while operations related to local consumption remained relatively stable, which disproves the so-called concept of “hungry exports”. The policy of the State Bank, which set out to expand banking services to agriculture in the 1890s, must be evaluated through the fact that similar operations undertaken by a private bank were significantly more developed in the territory under examination.

Keywords:

credit against commodities, discount of bills of exchange, agricultural trade, grain trade, agriculture, state bank, commercial banks, historical statistics, Oryol governorate, Central Black Earth Region

Банковская система — это один из механизмов перераспределения ресурсов в экономике. Во второй половине XIX в. в Российской империи преобладает сельское хозяйство, однако очень мало известно о том, как акционерные коммерческие банки, ядро банковской системы той эпохи, обслуживали сельскохозяйственное производство и торговлю сельскохозяйственной продукцией. Такая ситуация объясняется несколькими причинами. Во-первых, в распоряжении историков недостаточная источниковая база, причем дело не только в плохой сохранности банковских архивов, но и в том, что в банковской отчетности той эпохи очень плохо отражена отраслевая принадлежность клиентуры. Во-вторых, экономическая история всегда делала акцент на изучении связей акционерных коммерческих банков XIX в. с промышленностью, потому что рост и развитие понимались прежде всего через индустриализацию. В-третьих, период 1873-1893 гг. — это длинный неблагоприятный период в мировой экономической истории в целом, что тоже тормозит исследования, потому что актуализировать застой часто бывает непросто.

Это исследование является попыткой противостоять всем этим трендам, препятствующим изучению сельскохозяйственной компоненты в деятельности акционерных коммерческих банков. В центре внимания их операции, связанные с обслуживанием сельского хозяйства: краткосрочный (до 1 года) кредит торговцам и производителям, а также комиссионные операции, связанные с получением платежей по векселями и товарным контрактам клиентов. Важно отметить, что эти функции кредитования оборотных средств и исполнения платежных поручений технически не могли выполнять земельные банки той эпохи.

Изучение сельскохозяйственной компоненты в деятельности коммерческих банков было бы невозможным без введения в научный оборот новой коллекций банковских данных. Это материалы годовых отчетов Орловского коммерческого банка за 1873-1901 гг., среди которых есть статистика кредитов под залог товаров с указанием вида товара и места его выкупа. Эти данные в сочетании с дополнительными источниками позволяют выделить сельскохозяйственную компоненту в деятельности этого банка.

Для сравнения с Орловским коммерческим банком выбран другой банк с таким же типом операций — это Государственный банк Российской империи (Госбанк), точнее, его отделения, действовавшие на той же территории. Однотипность операций в данном случае подразумевает, что оба банка предоставляли услуги краткосрочного оборотного кредитования предпринимателям, так называемый коммерческий банкинг (commercial banking). В этом смысле, и Орловский банк и Госбанк — это коммерческие банки, разница между ними в форме собственности, первый — частный, второй — государственный.

Работа с источниками, проведенная в данном исследовании, оказалась довольно трудоемкой. Она заслуживает отдельной публикации, потому что необходимо подробно объяснить, как вычисляется сельскохозяйственная компонента в деятельности коммерческого банка, которая совершенно не очевидна при первом взгляде на банковскую отчетность. В то же время полученный в этой работе результат шире, чем история конкретного банка или методическая разработка. По этим данным оказалось возможным анализировать экономические кризисы и товарные потоки в регионах Центральной России, а также под другим углом посмотреть на государственную политику в области кредитования сельского хозяйства.

В российской историографии нет специальных исследований о роли акционерных коммерческих банков в обслуживании торговли сельскохозяйственными товарами во второй половине XIX в., тем более о кредитовании банками сельскохозяйственного производства. Этот период вообще оценивается в банковской историографии довольно скептически по причине банковского кризиса и депрессии 1875-1892 гг.

Вопрос о коммерческих банках и сельском хозяйстве довольно косвенно и в пессимистическом ключе затронут В. Т. Судейкиным в 1891 г. [38, c. 263-480] Примеры первых специальных работ на эту тему можно найти у З. С. Каценеленбаумаи И. И. Левина, которые, рассматривая эту тему в правовом аспекте, отмечали положительную роль коммерческих банков в повышении культуры оптовой торговли, но не в XIX, а уже в XX веке [13; 18].

В советский период изучение темы не получило большого развития, потому что акционерные коммерческие банки тогда изучались в рамках теории финансового капитала, которая делала акцент на связи банков и промышленности. В рамках этой парадигмы кредитование торговли рассматривалось И. Ф. Гиндиным как традиционалистская деятельность банков в противовес инновационному финансированию основного капитала промышленности [11, c. 262–283]. Т. М. Китанина считала, что торговля сельскохозяйственной продукцией велась в последней трети XIX в. без участия банков, и это вывод основан на источниках, используемых в этой работе, среди которых не могло в тот период быть материалов акционерных коммерческих банков [14, c. 81–85]. А. П. Корелин также анализирует услуги банков разных типов сельскому хозяйству, исходя из того, что акционерные коммерческие банки для этого не были приспособлены, и Госбанк в конце XIX в. пытался восполнить этот недостаток банковской системы [15, c. 51–70].

В современный период новые исследования, посвященные развитию банков в регионах Российской империи, значительно расширили наши представления о банковских практиках, не связанных с промышленностью, однако в целом заметно, что связь акционерных коммерческих банков с сельским хозяйством изучать сложнее всего [2; 5; 6; 19; 32].

Орловский коммерческий банк — среднего размера акционерный коммерческий банк, действовавший в аграрных губерниях в 1872-1908 гг.; он входил в банковскую группу Л. С. Полякова, которая фактически обанкротилась в 1901 г. и была санирована Госбанком с преобразованием в Соединенный банк в 1908 г. История этой группы и ее проблемы в 1900-е г. не раз проанализированы в научной литературе. Однако Орловский коммерческий банк не рассматривался как отдельное учреждение, и о нем было известно только, что это была «здоровая часть» империи Полякова [3, c. 99–148; 4, c. 238–248; 10, c. 87–95, 117–126; 9, c. 38–39, 78–86; 17, с. 309–344; 26, с. 48–56, 85–99, 132–140]. Ю. А. Петров впервые наметил тему участия банков Поляковской группы в хлебном экспорте в 1890-х гг. [26, c. 54] В статье С. А. Саломатиной эта тема получила дальнейшее развитие, причем особо был отмечен большой потенциал еще слабо тогда изученных материалов годовых отчетов Орловского коммерческого банка [36, c. 160‒170].

Исследование организовано следующим образом. Из годовых отчетов двух банков собраны данные об операциях, через которые в теории могло обслуживаться сельское хозяйство. Для Орловского банка первый отчет содержит данные за 1873 г., для отделений Госбанка банка на той же территории данные доступны с 1866 г. (отделение в Орле отрыто в 1865 г.) Верхней границей исследования является 1901 г. — это последний год публикации подробных статистических приложений Орловского коммерческого банка, после чего его отчетность становится такой же слишком обобщенной, как у других акционерных коммерческих банков.

Под сельскохозяйственной компонентой в деятельности коммерческих банков понимаются кредитные и комиссионные услуги (обслуживание платежей), во-первых, торговле сельскохозяйственными товарами и, во-вторых, производителям сельскохозяйственной продукции. Эту компоненты необходимо выделить из общей статистики банковских операций. Данные для этого есть в публикациях, в архиве Госбанка в Российском государственном историческом архиве (РГИА), однако в некоторых случаях их оказалось недостаточно, поэтому пришлось прибегнуть к реконструкции, исходя из точно известных данных и фактов. В итоге получились новые ряды данных об операциях, связанных с сельским хозяйством, двух коммерческих банков на одной территории. Несмотря на то, что банки собирали данные независимо друг от друга, полученные на их основе временные ряды показывают похожую динамику, отражая экономическую ситуацию в изучаемом регионе.

Статья имеет следующую структуру: во-первых, раздел посвященный изучаемой территории, на которой были расположены отделения двух банков; во-вторых, раздел о данных и методах их обработки, в-третьих, раздел с анализом полученных в итоге новых динамических рядов. В заключении подводятся итоги исследования. Технические детали работы с данными помещены в приложения к статье.

Это статья только начало осмысления того факта, что в экономической истории Российской империи второй половины XIX в. отношения коммерческих банков с сельским хозяйством занимали существенно большее место, чем это было принято считать раньше, и это «недостающее звено» необходимо для более полного понимания, как банковский сектор взаимодействует с реальной экономикой.

Изучаемая территория

Орловский коммерческий банк в 1870-е и 1880-е гг. банк действовал в пределах Орловской губернии, однако за 1890-е гг. он вырос в крупное учреждение с сетью из 22 отделений в 12 губерниях Центральной России. Такое резкое расширение делает этот банк сложным объектом изучения. Для сравнения с отделениями Орловского коммерческого банка в нашем исследования подобраны отделения Госбанка, расположенные поблизости. Отделения двух банков представлены на рисунке 1 по состоянию на 1901 г. В приложении 1 указан год включения в исследование каждого отделения, причем отделения Орловского коммерческого банка добавляются к общему массиву данных по мере их открытия, а затем к каждому такому объекту подбирается географически ближайшее отделение Госбанка.

_1

Рисунок 1. Орловский коммерческий банк и отделения Госбанка на той же территории в 1901 г.

Источники: см. приложение 1.

Территория, выделенная для исследования, хорошо делится на три кластера: центральный, западный и южный.

Так, к центральному кластеру относится старое ядро Орловского коммерческого банка в Орловской губернии — правление в Орле и отделения в Ельце, Брянске и Ливнах. Эти отделения расположены на железных дорогах, относящихся к магистральному направлению с востока на запад от Царицына на Ригу (условное Риго-Орловское направление). В 1890-е гг. на той же магистрали открывается отделение в Липецке Тамбовской губернии. Два других отделения в Тамбовской губернии — в Тамбове и Кирсанове, появились на железнодорожных путях, ведущих с востока на Москву (от Саратова и Камышина через Козлов и Рязань). В дополнение к этим точкам в центральный кластер включено отделение в Калуге, открытое в 1899 г., которое расположено не в Центрально-черноземном, а в Центрально-промышленном районе. Калужское отделение располагалось на железных дорогах Сызрано-Вяземского направления с востока на запад и на Санкт-Петербург. Здесь же проходила на запад Московско-Брянская железная дорога. 8 отделениям Орловского коммерческого банка в центральном кластере соответствовали 4 отделения Госбанка в Орле, Ельце, Тамбове и Калуге.

Западный кластер — это отделения Орловского коммерческого банка, появившиеся в 1890-е гг. в губерниях Белорусского (Бобруйск, Гомель, Орша,) и Литовского (Вильна и Ковно) экономико-географических районов, а также в прилегающим к ним северных уездах Черниговской губернии (Новозыбков, Стародуб). Эти точки объединяет система железных дорог с востока на запад — условное Либаво-Роменское направление. Из 7 вышеупомянутых населенных пунктов отделения Госбанка были только в Вильне и Ковно, поэтому в западном кластере для сравнения привлекаются данные по ближайшим отделениям в Минске, Могилеве и Чернигове.

Южный кластер отделений Орловского коммерческого банка также целиком сформировался в 1890-е гг. в южных губерниях Европейской России: Ахтырка, Елизаветград, Кременчуг, Полтава, Сумы, Херсон, Черкассы. Эти отделения расположены в районах действия, прежде всего, Харьково-Николаевской и Юго-Западных железных дорог, при этом они были тоже ориентированы на вывоз товаров по железным дорогам на запад, а не на черноморские порты на юге [35]. Исключением здесь является порт Херсон, где в 1901 г. еще не было железной дороги. Этим 7 отделениям частного банка соответствовали 5 отделений Госбанка в Елизаветграде, Кременчуге, Полтаве, Сумах, и Херсоне.

Таким образом два объекта исследования, сформированные в нашем исследовании, дают возможность сопоставить примерно на одной территории операции двух коммерческих банков, из которых один государственный, другой — частный.

Источники и методы их обработки

Этот раздел посвящен источникам, в которых отражены операции коммерческих банков, связанные с обслуживанием сельского хозяйства. Основная часть этих источников доступна и хорошо известна, однако сельскохозяйственная компонента в них прямо не отражена, и в этом есть одна из главных причин недооценки роли коммерческих банков в обслуживании сельского хозяйства. Цель данного раздела показать, что сельскохозяйственную компоненту можно с большей или меньшей точностью выделить в банковской отчетности.

Основным статистическим комплексом, используемым в работе, являются опубликованные годовые отчеты, во-первых, Орловского коммерческого банка за 1873-1901 гг. (от первого отчета до последнего, в котором есть подробные статистические приложения) [24], во-вторых, Госбанка за 1866-1901 гг. (от первого года статистики Орловского отделения, открытого в 1865 г.) [23]. Полная коллекция отчетов этих банков доступна в Российской государственной библиотеке (РГБ) и Российской национальной библиотеке (РНБ).

Из отчетов извлечены данные по операциям, которые по названию однозначно относятся к сельскохозяйственному кредиту, а также по трем другим группам операций, которые могли в той или иной степени включать сельскохозяйственную компоненту. Это кредитные операции с векселями, с товарами и комиссионная операция, связанная с получением платежей по векселям и документам на товары. Каждая группа операций далее рассматривается подробно, а в приложениях 2 и 3 приводится перечень всех статей отчетности двух банков, включенных в исследование.

По всем операциям использован однотипный количественный показатель — оборот по активу, т. е. сумма контрактов (кредитных или комиссионных), заключенных за год. В этом исследовании основной акцент сделан на анализ банковских контрактов в месте их заключения. Дело в том, что банковский контракт заключался в одном месте, а поставка товара и расчет по контракту могли быть в как в том же месте, так и в другой географической точке, например, когда товар был куплен в Орле и отправлен в Ригу. Статистика мест заключения и мест расчета по контрактам — это разные по типу данные. Места расчетов по банковским контрактам из отчетов Орловского коммерческого банка проанализированы в статье С. А. Саломатиной, И. М. Гарсковой и Т. Я. Валетова [35].

Кредитные весельные операции — это главная разновидность банковских операций второй половины XIX в. К этой категории относится учет векселей, а также ссуды в форме специальных текущих счетов (кредитные текущие счета) под залог векселей. Как известно, это был основной способ кредитования торгово-промышленного оборота [11, c. 262–283], поэтому векселя оптовых торговцев сельскохозяйственной продукцией должны быть в этой группе. Однако возникает вопрос, использовалась ли вексельная техника для кредитования производителей сельскохозяйственной продукции? Второй важный для нас вопрос: как выделить клиентуру, связанную с сельским хозяйством, из всей массы вексельных кредитов?

По вопросу о вексельном кредитовании сельскохозяйственных производителей ответ сводится к тому, что в теории эта операции была не для них, но на практике это было возможным. Далее об этом подробнее.

Вексель — долговая расписка. Должник по векселю, или векселедатель, обещал уплатить определенную сумму через определенный срок. Вексель передавался кредитору, который мог до срока продать вексель. Эта продажа называлась учетом, потому что цена векселя понижалась на размер учетного процента от момента выдачи векселя до момента его продажи. Держатель векселя предъявлял вексель к учету в банке, и банк покупал (учитывал) вексель. Так предъявитель получал на руки определенную сумму денег, а векселедатель должен был заплатить полную сумму долга по векселю при наступлении срока уже не кредитору, а банку.

В сделке участвовали векселедатель (должник), предъявитель (кредитор) и банк, встававший на место кредитора при учете векселя. По нормам той эпохи учитывались векселя с 2 подписями. Первая подпись — это подпись векселедателя, вторая подпись — предъявителя, потому что при продаже векселя банку предъявитель делал на нем передаточную надпись, по которой право владения векселем переходило от него к банку. Однако подпись на векселе означала обязательство платежа по нему, поэтому и векселедатель, и предъявитель становились ответственными по векселю, и в случае дефолта векселедателя долг переходил на предъявителя. Таким образом, векселя учитывались с двойной гарантией, что повышало надежность этой операции.

Специфика вексельной кредитной операции заключалась в том, что она проводилась без залога, исходя только из доверия банка к платежеспособности и деловой репутации клиентов (векселедателя и предъявителя). В основе такого доверия была информация об этих клиентах, полученная из разных источников [7, 174–204; 12, 97–112].

Однако этим нюансы вексельной операции не исчерпываются. Важный аспект учета — это принцип предпочтения торговых векселей. Доктрина реальных векселей (real bills doctrine) была доминирующей в мире теорией банковского дела. В соответствии с этой доктриной, банки должны были предпочитать векселя, которые были выписаны в результате торговых сделок, когда, например, торговец брал товар в кредит у производителя или оптовика. В теории предполагалось, что, если банк учитывал преимущественно торговые краткосрочные векселя (6 мес. и меньше), средства для возврата автоматически должны были поступать непосредственно из торгового оборота (принцип самоликвидации векселя), что повышало ликвидность и надежность банковских операций. Проблема в том, что эта доктрина часто не соотносилась с практикой банковского дела, и к середине XX в. она была окончательно отброшена как ложная. В реальности существенная часть кредита бизнесу предоставлялась вне торговых сделок, и, как показали исследования, посвященные разным странам в XIX в., никаких особых проблем с платежом по неторговым векселями не было, если платежеспособность клиентов находилась на достаточном уровне [34, c. 174–178].

Источником данных о реальных практиках должны быть архивные материалы. К сожалению, архив Орловского коммерческого банка не сохранился. Однако, информация о клиентах по учету веселей за 1890-е гг. есть в архиве Госбанка. Это комплекс ежеквартальных ведомостей под названием «Списки лиц и учреждений, кредитующихся в … отделении». Это списки клиентов по учету векселей с двумя подписями с указанием предъявителей и векселедателей, а также размера их задолженностей. В качестве примера рассмотрим подшивку таких ведомостей по Орловскому отделению за 1892–1895 гг. [29] Важно, что в списках указан род деятельности клиента, а в списке на 1 января 1895 г. есть краткие пометки о кредитоспособности клиентов и качестве их векселей. В списках представлены не только купцы, но и орловские дворяне-помещики, род занятий которых указан как «сельское хозяйство» и «торговля сельскохозяйственной продукцией». В частности, встречаются фамилии представителей семейств Шенших, князей Сонцевых-Засекиных, Кислаковских, Буйницких, Карповых и др. [16, c. 183–210]

По этим материалам рассмотрим конкретный пример отношений помещика, производителя сельскохозяйственной продукции с купцом-контрагентом. Это записи о векселях, предъявителем по которым являлся орловский купец Александр Петрович Каширин (?–1907 или 1908), специализировавшийся на хлебной и мучной торговле. Интересно, что Каширин был тесно связан с Орловским коммерческим банком, где он был кандидатом в члены правления в 1879-1907 гг., а также членом учетного комитета от купечества, т. е. участвовал в процедуре оценки кредитоспособности. В Орловском отделении Госбанка он так же был членом учетного комитета. В 1890-е гг. он активно занимался общественной деятельностью: избирался гласным думы, участвовал в работе комиссий городской управы и местных благотворительных организаций [25, c. 55, 70, 85, 86].

Кредитный лимит Каширина в Орловском отделений Госбанка был одним из самых крупных — 20 000 руб. В списке клиентов на 1 января 1895 г. против фамилии Каширина стоит пометка «кредит достаточный, векселя не торговые» [29, л. 598 об], т. е. векселя, предъявленные Кашириным к учету, не соответствовали реальным торговым сделкам. Векселедателями Каширина заявлены помещик Ф. Э. Ромер и купцы И. М. Красильников и И. Л. Леваков (таблица 1).

Федор Эмильевич Ромер (1838–1901) известный в Орле писатель, поэт, публицист и общественный деятель. Недворянского происхождения Ромер сначала арендовал, а затем выкупил поместье Богородицкое в Карачевском уезде Орловской губернии, которое начал развивать еще его отец. Ромер смог организовать в Борогодицком образцовое товарное хозяйство. К тому же он был братом члена правления и директора Орловского коммерческого банка Владимира Эмильевича Ромера (1840-1907). В 1876-1878 гг. Федор Эмильевич на одни срок избирался кандидатом в члены правления Орловского коммерческого банка, но затем, видимо, сосредоточился на литературе и сельском хозяйстве [20, с. XVII; 33, с. VII‒XV; 27, с. 152–154].

Таблица 1. Векселедатели клиента (предъявителя) А. П. Каширина в Орловском отделении Госбанка,
1892-1895 гг.

Год

Дата

Векселедатель

Задолженность, руб.

1892

1 января

Ромер Ф. Э. (землевладелец)

6 000

1 мая

Ромер Ф. Э.

2 000

1 сентября

Ромер Ф. Э.

6 000

1893

1 января

Ромер Ф. Э.

8 000

Леваков И. Л. (купец)

500

1 мая

Ромер Ф. Э.

6 000

1 сентября

Ромер Ф. Э.

4 000

1894

1 января

Ромер Ф. Э.

8 000

Красильников И. М. (купец)

3 000

1 мая

Ромер Ф. Э.

4 000

1895

1 января

Ромер Ф. Э.

8 000

1 сентября

Ромер Ф. Э.

9 000

Источник: РГИА. Ф. 587. Оп. 52. Д. 1073.

Кредитоспособность Ф. Э. Ромера отмечена в книге Госбанка как «очень хорошо», а род занятий — «сельское хозяйство» [29, л. 598 об]. Целые суммы его векселей говорят о том, что это не торговые сделки (если бы это были реальные сделки с товарами, суммы были нецелыми). Задолженность Ромера меняется от ведомости к ведомости, что говорит о том, в обороте находится сразу несколько векселей, что дает возможность погашать задолженность частями.

Информация о двух других векселедателях найдена в той же бухгалтерской книге. Иван Михайлович Красильников — орловский купец, занятый хлебной и пеньковой торговлей с кредитным лимитом в Орловском отделении Госбанка в 10 000 руб. Его характеристика в книге примечательна: «Кредит умеренный, торговля обширная, поставлена прочно и ведется добросовестно, без прижимок производителей; векселя не торговые» [29, л. 601 об].

Иван Леонтьевич Леваков — орловский купец, торговавший строительными материалами, красками и подрядами на малярные и плотницкие работы; лимит всего 5 000 руб., но «кредит достаточный, векселя не торговые» [29, л. 616 об].

Из этих записей получается следующая картина. Каширин предоставляет 2-ю подпись, давая возможность учитывать векселя в Госбанке землевладельцу, хлеботорговцу и строительному подрядчику. Однако, если с двумя последними это эпизодические сделки, то с землевладельцем Ромером — регулярные отношения. Поскольку все эти векселя неторговые, неизвестно, из каких денег происходило погашение задолженности. Ромер мог продавать продукцию своего имения и уменьшать задолженность по векселям, но точно так же он мог получать доходы как писатель и журналист и платить по векселям из этих средств. Вряд ли сам Ромер разделял эти денежные потоки при управлении своими финансами.

Важно подчеркнуть, что вексельные сделки организованы именно так, что помещик Ромер берет в долг у купца Каширина под будущие доходы, и в этом случае получаются те самые неторговые векселя, которые не одобряет теория эпохи. А можно ли гипотетически описать именно торговую сделку между этими лицами? Да, тогда получится, что купец Каширин покупает товар у помещика Ромера и расплачивается векселем. Однако этого не происходит, потому что товар у Ромера появляется только, условно, раз в году, а деньги ему нужны в течение всего года.

Таким образом, вексельные практики сами по себе не противоречат участию в них производителей сельскохозяйственной продукции.

Можно ли рассчитать, какую долю от всех клиентов по учету векселей составляли помещики и сельскохозяйственные оптовики? По архивным «Спискам лиц…» не сложно проанализировать отраслевую структуру клиентуры по учету векселей, причем такие сводки составлялись самим Орловским отделением в 1890-е гг. Покажем это на примере сводки на 1 января 1892 г. (таблица 2).

Таблица 2. Сводные данные об учете векселей, связанных с сельским хозяйством, в Орловском отделении Госбанка на 1 января 1892 г.

Вид деятельности клиента

Число клиентов

Размер долга, тыс. руб.

Хлебная торговля

46

106,2

Пенечная и масляная торговля

36

86,2

Сельское хозяйство

6

16,9

Торговля скотом и его продуктами

6

8,7

Смешанная торговля

16

33,1

Итого

110

234,5*

В % от «Всего по отделению»

58%

56%

Всего по отделению

189

418,1

Примечание: итоговая сумма по смешанной торговле уменьшена в 2 раза, чтобы примерно учесть в расчетах только сельскохозяйственные векселя по этому виду торговли.
Источник: РГИА. Ф. 587. Оп. 52. Д. 1073. Л. 54об.

В 1892 г. в Орловском отделении кредитовались более 20 видов «торговли», как тогда было принято называть предпринимательскую деятельность. По большей части это действительно была торговля, часто совмещенная с небольшими производствами. Орловская губерния была преимущественно аграрным регионом, поэтому большой промышленности там не было. К обслуживанию сельского хозяйства относились включенные в таблицу 2 хлебная торговля, пенечная и масляная (как вторая специализация Орловской губернии), торговля продуктами скотоводства, и непосредственно сельское хозяйство (это и есть помещики). В составе смешанной торговли, векселя вышеназванных групп, встречаются довольно часто, что следует из простого просмотра книги, в которую были сшиты «Списки лиц…». Поэтому смешанную торговлю стоит включить в сумму сельскохозяйственной задолженности, уменьшив цифру по ней в два раза. Остальные виды торговли, не включенные в таблицу, — это прежде всего лесная и колониальная, а также торговля всеми товарами и услугами, необходимыми губернскому центру (мануфактурная, галантерейная и модная, меховая, кожевенная, книжная, посудная, питейная, табачная, рыбная, деревянными изделиями, металлическая, химическая и москательная, банкирское дело, подрядная).

В итоге, на сельскохозяйственную клиентуру приходилось 56% всей задолженности по учету векселей на 1 января 1892 г. Важно, понимать, что под клиентом в данном случае является предъявитель, поэтому вышеописанные отношения помещика Ромера с купцом Кашириным попадут в статью «хлебная торговля» по роду деятельности купца. Из этого следует, что число помещиков в сводке занижено, потому что в сводке отражены помещики-предъявители, но не векселедатели, как Ромер. Однако в качестве показателя общей доли сельскохозяйственной клиентуры в учете векселей цифра 56% может быть использована в дальнейших расчетах.

Отдельные книги, в которые подшиты «Списки лиц…» за 1890-е гг., удалось найти по всем отделениям Госбанка, включенным в исследование, кроме Сумского отделения, которое было открыто только в 1896 г., а местный учет векселей там начался еще позже, в 1898 г., судя по годовым отчетам. Средняя доля клиентуры, связанной с сельским хозяйством, была рассчитана по этим архивным данным по каждому отделению и результаты приведены на рисунке 2. В приложении 4 содержится больше деталей об этих источниках и особенностях расчетов.

_2

Рисунок 2. Доля клиентов, связанных с сельским хозяйством, в операции учета векселей
по отделениям Госбанка, в среднем за 1890-е гг., %
Примечание: карта-основа на 1901 г.
Источники: см. приложение 4.

На рисунке 2 видно, что наибольшая доля клиентуры, связанной с сельским хозяйством, была в условном центре всей большой территории, выделенной для исследования (Орел, Елец, Тамбов (центр); Чернигов (запад); Полтава и Кременчуг (юг)). Доля сельского хозяйства в остальных районах незначительна в общей массе кредитных контрактов, заключенных в этом месте. Невысокая доля сельскохозяйственных векселей в Елизаветграде объясняется тем, что там было много торговли железом, однако ссуды под залог сельскохозяйственных товаров там будут в большом объеме, как будет показано далее.

Данные о структуре вексельной операции могут быть использованы для реконструкции недостающих данных за другие годы и по другим банкам на той же территории, поскольку отраслевая структура вексельных контрактов в самом общем виде является отражением отраслевой структуры местного бизнеса, точнее ее наиболее кредитоспособной части. Другим аргументом в пользу такой реконструкции является соображение, что если нет никаких данных о структуре вексельной операции банка, то данные по другому банку могут дать хотя бы примерное представление, о том, как могло выглядеть изучаемое явление. Это не будут точные цифры, но это даст представление, о цифрах какого порядка идет речь. Например, если средняя доля сельского хозяйства в 1890-е гг. в Орловском отделении Госбанка 55%, то это цифру можно распространить на более ранний периоды, потому что больших структурных изменений в экономике региона не произошло.

Методика расчетов по кредитным вексельным операциям Госбанка сводится к тому, что обороты по активу по всем операциям такого типа умножаются на поправочный коэффициент — долю векселей, связанных с сельским хозяйством (приложения 3 и 4). Здесь есть один нюанс: эти доли рассчитаны по балансовым данным, т. е. цифрам запаса, а обороты являются цифрой потока. Оборотных данных для расчета доли сельскохозяйственных векселей пока найти не удалось. В результате полученные цифры нужно рассматривать как примерную оценку, например, что доля «сельскохозяйственной клиентуры» в одном отделении была больше, чем в другом.

Точно так же эти данные о доле сельскохозяйственных векселей в Госбанке можно использовать для реконструкции данных по Орловскому коммерческому банку. Логика здесь в том, что торговцы и производители, связанные с сельским хозяйством, которые могли быть клиентами коммерческих банков в 1890-е гг., составляли примерно те самые 55% кредитоспособного бизнеса во всей Орловской губернии.

Вексельная операция представлена в годовых отчетах Орловского коммерческого банка следующим образом: точные данные о сумме векселей, учтенных, отдельно, в Орле и по всей сети отделений в сумме. По каждому отделению есть только данные о сумме векселей, по которым произведен расчет в этом месте. Таким образом, это не статистика мест заключения контрактов, а статистика мест расчетов по ним. Эти данные можно использовать только в том смысле, что они указывают на общую интенсивность операций в каждом из отделений. Поэтому если сумму всех учтенных векселей по сети отделений разделить пропорционально доли каждого отделения в расчетах по векселям, у нас получатся примерны данные об объеме операций в каждом отделении.

Затем из цифры по каждому отделению выделяется доля сельскохозяйственных векселей как в ближайшем отделении Госбанка. Для тех городов, где не было отделения Госбанка: в Брянске используется коэффициент как в Госбанке в Орле; в Ливнах и в Липецке — как в Ельце; в Кирсанове — как в Тамбове; в Бобруйске и Орше — как в Могилеве; в Гомеле, Новозыбкове и Стародубе — как в Чернигове; в Ахтырке — как в Полтаве; в Черкассах — как в Кременчуге (рисунок 1, приложение 4).

Кредитные товарные операции — это все виды ссуд, которые в банковской отчетности отмечены как «ссуды под товары» и «ссуды под документы на товары», т. е. ссуды под залог товаров или документов о том, что товар находится на складе или перевозится по железной дороге. Суть у всех этих операций одна — владелец товара получает от банка деньги раньше, чем продаст товар [7, c. 256–296]. Перечень таких операций, включенных в исследование, приводится в приложениях 2 и 3. Однако, возникает вопрос, какую долю от всех этих товаров составляют именно сельскохозяйственные товары? Для ответа на этот вопрос удалось собрать некоторое количество данных.

Кредитование под залог товаров в Госбанке рассматривается в нашем исследовании только по операциям изучаемых отделений. До 1894 г. товарные ссуды на этой территории слабо развиты. В Орловском отделении до 1892 г. основной товар в залоге — керосин, и, судя по цифрам, в 1893 г. ситуация не изменилась, поэтому данные по Орлу до 1894 г. исключены из расчетов [31, л. 8–11]. В Ельце залог зернового хлеба начинается только с 1889 г. после введения в эксплуатацию элеватора, однако объемы операции были минимальными, и за 1893 г. было выдано ссуд всего на 47 308,37 руб. [31, л. 8–11; 22, Объяснительная записка, c. 2; 23, …за 1893 год. Приложения. 4. Ссуды под залог товаров] В других отделениях, включенных в исследование за 1891-1893 гг., ссуд под товары не было (Тамбов и Чернигов) [23, Приложения. 4. Ссуды под залог товаров].

Начиная с хлебной кампании 1893-1894 гг. Госбанк взял курс на расширение кредитования сельского хозяйства, введя упрощенный порядок получения ссуд под зерновой хлеб, о которых пойдет речь в подразделе, посвященном сельскохозяйственному кредиту. Фактически это и было начало массовой товарной операции Госбанка.

В 1894 г. вступил в действие новый Устав Госбанка, окончательно установивший ссуды под товары на регулярной основе по новым, более простым правилам. Товарная операция начала распространяться на другие виды сельскохозяйственной продукции, кроме зерновых [22, Объяснительная записка, c. 2–16]. С 1899 г. в отдельную статью годовой отчетности выделились ссуды под документы на товар.

За 1894-1895 гг. статистика товарной операции опубликована отдельными томами, и аналогичные материалы есть в архиве за 1899-1901 гг., из которых удалось пока использовать только данные за 1899 г. [22; 21; 30] Ссуды под залог сельскохозяйственных товаров, выданные в 1899 г., представлены на рисунке 3. Так же, как и векселя на рисунке 2, эти операции сосредоточены в условном в центре (Елец, Тамбов, Орел) и на юге (Полтава, Елизаветград, Кременчуг) изучаемой территории.

_3

Рисунок 3. Ссуды под залог сельскохозяйственных товаров по отделениям Госбанка в 1899 г.,
в тыс. руб.
Примечание: карта-основа на 1901 г. Источники: см. приложение 5.

В итоге получается, что в нашем распоряжении есть данные о ссудах, выданных под сельскохозяйственные товары за 1894, 1895 и 1899 гг., и несложно рассчитать, какую долю это составляет от всей товарной операции Госбанка, по данным годовых отчетов (приложение 5). Эти доли за 1899 г. можно использовать для реконструкции объемов ссуд под сельскохозяйственные товары за 1896-1898 и 1900-1901 гг., потому что из трех лет, по которым есть полные данные (1894, 1895, 1899), только 1899 г. относится к периоду уже устоявшейся товарной операции.

Теперь рассмотрим ссуды под товары в Орловском коммерческом банке. В годовых отчетах банка за 1873-1901 гг. это «Ведомость о ссудах под товары (и авансах под представленные на комиссию железнодорожные квитанции) с показанием мест назначения и выкупа товаров». К сельскому хозяйству относились группы товаров «Зерновые и мука», «Масло, семя, выжимки», «Волокнистые вещества», «Животные вещества» (приложение 6). Сельскохозяйственные товары абсолютно преобладали в залогах по ссудам (в среднем 99% за 1873-1895 гг., 91% — за 1896-1901 гг.). По сравнению с Госбанком товарная операция в Орловском коммерческом банке выглядит существенно более развитой и диверсифицированной. Кроме ссуд под залог товаров было довольно много операций с векселями с одной подписью (соло-векселя), которые являлись дополнительным финансовым инструментом при кредитовании под залог товаров. С 1890-х гг. банк развивал специальные текущие счета (кредитные счета) под товарные залоги.

Если нет проблем с цифрами товарной операции отдельно по Орлу и в сумме по всей филиальной сети Орловского коммерческого банка, то с данными по каждому отделению всё так же сложно, как и с данными учету векселей. Детализированная региональная статистика товарной операции относится к местам выкупа товаров, а не к местам заключения кредитных контрактов, как нужно было бы по используемой методике. В итоге, исходя из предположения, что заключение контрактов пропорционально интенсивности операций в отделении, общая сумма контрактов, разделена по всем отделениям по тем же долям, что и вексельная операция.

Сельскохозяйственный кредит— в нашем исследовании под этим понимается статья годового отчета (кредитная вексельная или кредитная товарная), из которой однозначно следует, что она относится к сельскому хозяйству.

По Госбанку к этой категории относится кредит в форме учета соло-векселей землевладельцев, который появляется в отчетности по изучаемым отделениям с 1885 г., а с 1895 г. это так называемые «ссуды сельским хозяевам». В 1893 г. были особые временные ссуды под залог зернового хлеба, в выдаче которых приняли участие Орловское, Елецкое и Тамбовское отделения. Ссуды хлебной кампании 1893-1894 гг. выдавались так же при посредничестве частных банков и земств, однако изучаемой территории это не коснулось. Примечательно, что Орловский коммерческий банк вошел в число банков, которым было предложено участие в хлебной кампании, но этими возможностями банк так и не воспользовался, что говорит о том, что его мощности были тогда вполне загружены. Временные ссуды 1893 г., выдаваемые в отделениях и при посредничестве земств, вошли в регулярную товарную операцию по Уставу 1894 г., а от банковского посредничества отказались, заменив его на более естественную для центрального банка практику перезалога товарных ссуд, выданных частными банками в Госбанке [22, Объяснительная записка, с. 2–21; 23, …за 1893 год, Приложения. 4. Ссуды под залог товаров].

В Орловском коммерческом банке прямого сельскохозяйственного кредита фактически нет. Ссуды в форме соло-векселей, обеспеченных сельскохозяйственными имениями, появляются лишь 1899-1901 гг., их объемы настолько незначительны, что они присоединены в расчетах к вексельным операциям. Такое положение дел, видимо, объясняется тем, что банку хватало для нужд сельскохозяйственного кредита обычной вексельной и товарной операции.

Комиссионная операция — это получение банком платежей по векселям и товарным документам клиентов, но при этом банк не кредитует, т. е. не берет на себя кредитного риска, а лишь получает комиссионное вознаграждение. Это реальное расширение обслуживание в тех группах клиентов, у которых не хватало статуса для открытия кредита. Комиссионная операция появляется в отчетах Госбанка с 1895 г., причем в вексельной и товарной версии (приложение 3). В Орловском коммерческом банке эта операция только вексельная, и она существует с самого начала, т. е. с 1873 г. (приложение 2). Однако опять возникает вопрос, какую долю в массе комиссионных документов составляют сельскохозяйственные? Поскольку данных об этом нет, сельскохозяйственная компонента выделена по обоим банкам по тем же принципам, как это было сделано для вексельной операции.

В результате, в нашем исследовании подготовлены новые временные ряды по сельскохозяйственным операциям двух банков, коммерческих по типу операций, действовавших на одной территории в 1866-1901 гг. Данные разделены на 4 группы операций: вексельный кредит, товарный кредит, сельскохозяйственный кредит и комиссионные операции, связанные с получением платежей. У данных есть региональная структура, потому что они включают данные по каждому банковскому подразделению. Расчеты основаны на опубликованных и архивных источниках, но частично являются реконструкцией, базирующейся на реальных данных и на современных знаниях о теории и практике банковского дела XIX в. К этим данным нужно относиться не как к точным цифрам, а как к оценке, о какого размера суммах в принципе могла идти речь в связи с банковским обслуживанием сельского хозяйства. Далее проанализируем полученные временные ряды, чтобы оценить их информативность.

Статистика операций, связанных с обслуживанием сельского хозяйства

Главные вопросы этого раздела, как наш новый массив данных описывает связи двух изучаемых банков с сельским хозяйством, а также, как эти данные соотносятся со сведениями из других источников об экономической ситуации в районе их деятельности.

На рисунке 4 показаны суммы операций, связанных с обслуживанием сельского хозяйства в двух банках. Вплоть до 1890 г. на рисунке представлена только Орловская губерния, затем начинается рост филиальной сети Орловского коммерческого банка, и для сравнения на рисунке показан объем операций Госбанка на той же территории. По этим данным, частный банк превосходил государственный по объему операций, даже когда сельское хозяйство стало одним из приоритетов в деятельности Госбанка в 1890-е гг. До 1895 г. в Орловском коммерческом банке в среднем заключалось контрактов примерно на 10 млн руб. в год, а в Госбанке на той же территории — на 3,6 млн руб. В конце 1890-х эти суммы возрастают до 32,4 и 20,8 млн руб., соответственно.

_4

Рисунок 4. Операции Орловского коммерческого банка и отделений Госбанка на той же территории, связанные с сельским хозяйством, 1866-1901 гг. оборот в млн руб. в год

Орловский коммерческий банк стремительно рос в 1890-е гг., причем точно известно, что это было достигнуто прежде всего за счет расширения обслуживаемой территории. Динамика операций этого банка существенно более изменчивая по сравнению с Госбанком, причины этого явления объясняются далее.

На рисунке 5 суммы заключенных контрактов разложены по видам операций по каждому банку. Получается, что объемы вексельного кредита, как базовой операции, в обоих банках сопоставимы, хотя в частном банке чуть больше (в среднем примерно 4 млн руб. в год против 3 млн руб., а в конце 1890-х гг. — 15 млн руб. против 10 млн руб.). Вексельные операции относительно стабильны, т. е. их снижение в неблагоприятные периоды минимальны. Именно через эту операцию в первую очередь кредитовались закупки товаров для местного потребления, поэтому их устойчивость в годы неблагоприятной экономической конъюнктуры косвенно свидетельствует о приоритете местного потребления над вывозом сельскохозяйственной продукции.

_5

Рисунок 5. Структура операций с сельским хозяйством в 1873-1901 гг., оборот в млн руб.

Сельскохозяйственный кредит, как вид операции, достиг в Госбанке максимума в 6,47 млн руб. в 1895 г., затем сократился, и в 1899 г. составлял всего 2,86 млн руб. Это по точным опубликованным данным. Скорее всего, технически эта операция проигрывала более удобным вексельной и товарной [15, c. 60–61]. Орловский коммерческих банк, как уже было сказано в предыдущем разделе, почти всё кредитование проводил через векселя и товарные ссуды.

Главная разница между двумя банками заключается в товарной операции. Важно понимать, что товарная операция — это существенно более сложная система институтов и практик, по сравнению с вексельной операцией. В товарной операции необходимо постоянно отслеживать состояние товара, выстаивать отношение со складами и железными дорогами, с контрагентами в месте выкупа товара. В этом смысле вексельная операция, уходящая корнями в глубь веков, не требовала сложной организации, в ее основе всего лишь оценка личной кредитоспособности клиента.

Орловский коммерческий банк смог сформировать инфраструктуру товарного кредита еще в 1870-е гг., достигнув среднего ежегодного объема контрактов в 7 млн руб., тогда как Госбанк занялся этим только в 1890-е гг. и смог выйти на уровень не более 2,5 млн руб. в среднем в год. В отличие от вексельной, в товарной операции преобладал вывоз товара из региона. В неблагоприятный в экономическом отношении год вывоз резко сокращался, а это косвенный аргумент против тезиса о «голодном экспорте».

Комиссионные операции, как исполнение поручений, слабо развиты до 1890-х гг. в Орловском коммерческом банке, в Госбанке их нет вообще. Затем оба банка наращивают их до объемов, почти сопоставимых с их товарными операциями. Это расширение обслуживания клиентов, которые пока не допущены к кредитной операции, т. е. это еще один явный признак улучшения торговой инфраструктуры в 1890-е гг.

Однако главное ограничение графиков на рисунках 4 и 5 — географически расширяющиеся объекты исследования. При таком подходе можно оценить рост бизнеса в целом, но нельзя понять, что происходит с одними и теми же отделениями на длинном отрезке времени. Эта задача решается на рисунке 6. За 1873-1901 гг. на графике представлены данные по подразделениям в Орловской губернии: для Орловского коммерческого банка — в Орле, Ельце, Брянске и Ливнах, а для Госбанка — в Орле и с 1882 г. в Ельце.

_6

Рисунок 6. Операции, связанные с сельским хозяйством, в Орловской губернии, оборот в млн руб.

На рисунке 6 общий тренд по всем объектам можно условно разделить на три периода (до 1884 г., 1884-1892 гг., с 1893 г.), которые хорошо соотносятся с привлеченными данными нарративных источников об экономической ситуации в Орловской губернии. В число этих источников вошли Всеподданнейшие доклады Орловских губернаторов за 1884-1895 гг., итоговые за год обзоры из периодического издания «(1881-1901) год в сельскохозяйственном отношении», а также публицистическая брошюра об экономической ситуации в Орле «Просьба погибающего города…» 1888 г. [27; 1; 8, c. 1–5]

Первый период отличался ростом операций вплоть до 1883-1884 гг. В рамках этого общего повышательного тренда в Орловском отделении Госбанка было падение вексельной операции в 1878-1880 гг. в сумме на 41%, однако отделение в эти годы в целом прибыльное, и источников, объясняющих этот спад, пока найти не удалось.

В нарративных источниках этот период в целом характеризуется как годы роста товарного сельского хозяйства в связи с развитием железных дорог и благоприятной мировой конъюнктурой. Так, в 1870-е гг. в Орловской губернии были крупные центры торговли и переработки сельхозпродукции в Орле, Ельце, Ливнах, важные не только для местного производства, но и для соседних губерний. До строительства железных дорог важное значение имел речной сплав по Оке на Москву и далее на Петербург из Орла и Мценска, а также зимний подвоз к двинским пристаням на Ригу и в губернии Литовского и Белорусского экономического районов. Открытие Московско-Курской железной дороги означало конец сплава по Оке. Однако железные дороги в западном направлении к балтийским портам ускорили развитие товарного производства. В период высоких мировых цен регион сосредоточился на сельскохозяйственном экспорте; инфраструктура торговли расширялась, цены на землю росли, помещики инвестировали в улучшение хозяйств, благосостояние крестьян тоже повышалось.

Второй период, 1884-1892 гг. — это длительный общий спад с еще большими провалами в особенно неблагоприятные годы. Конъюнктура резко поменялась, губерния столкнулась с тяжелой необходимостью коррекции аграрного перепроизводства. На повестке дня стоял вопрос выживания помещичьих хозяйств, не говоря уж о крестьянских.

Причинами трудностей стали, мировое падение цен на сельскохозяйственную продукцию, невыгодные для губернии железнодорожные тарифы, чреда неурожаев, высокие импортные пошлины в Европе.

Впервые цены упал в 1882 г., и урожай в тот год был по количеству и качеству ниже среднего, что сразу отразилось на товарной операции Орловского коммерческого банка (спад на 6%).

Самыми тяжелыми для банка стали 1884-1885 гг., когда в губернии случился серьезный неурожай. Операции банка за 2 года в сумме сократились на 60%, прежде всего за счет сжатия товарной операции, т. е. резкого уменьшения объема товара на вывоз. Затем, из-за сокращения общих объемов торговли в 1884-1889 гг. падает вексельная операция. В то же время банк остался прибыльным все 1880-е гг., хотя в 1885-1887 гг. прибыль была минимальной. 1889-1890 гг. благоприятны с точки зрения урожая, но для торговли ситуация остается всё такой же невыгодной.

Орловское отделение Госбанка, где не было товарной операции, сокращает операции в 1885-1890 гг. в сумме на 70%, более того, отделение убыточно с 1884 по 1887 гг. Елецкое отделение, созданное в крупном хлеботорговом центре в 1882 г. не может стать прибыльным до 1889 г.

Финалом периода стал неурожай 1890-1891 гг., который Орловская пережила на продовольственной помощи из разных источников, и в 1892 г. последствия неурожая еще не были в полной мере преодолены.

В третий период, в 1893-1901 гг., объемы операций двух банков в Орловской губернии смогли восстановиться только на уровне конца 1870-х гг., возобновление роста заметно только в 1900-1901 гг. В 1890-е гг. экономика в целом находилась в стадии подъема, таких резких колебаний операций в зависимости от урожаев, какие были в 1880-е гг., уже не было, хотя 1897-1899 гг. были не очень благоприятными в сельскохозяйственном отношении.

Орловский коммерческий банк в конце 1880-х гг., не видя перспектив развития в Орловской губернии, с 1890 г. начал основывать отделения в других экономических районах. Географическое расширение операций Орловского коммерческого банка показано на рисунке 7. Поскольку в этих региональных данных большая доля реконструкции, корректный вывод заключается в том, что операции банка были распределены в сопоставимых объемах между старым ядром в Орловской губернии, а также южным кластером (прежде всего, Харьковская, Полтавская и Херсонская губернии) и западным кластером (Виленская, Ковенская, Минска, Могилевская, север Черниговской). Небольшой вклад в рост внесла Тамбовская губерния (Тамбов, Кирсанов и Липецк), а также Калуга в Центрально-промышленном районе. Важно, что новые районы деятельности банка, выросшие за 1890-е гг., прежде всего на юге и на западе, составили реальную конкуренцию старому ядру отделений банка.

Эти данные добавляют фактов для анализа перераспределения товарных потоков в Центральной России. Старое Риго-Орловское направление в деятельности банка сохраняет значение, однако банк расширяется, во-первых, западнее и южнее в зону влияния условного Либаво-Роменского направления и, во-вторых, восточнее — в Тамбов и Кирсанов, которые находятся на путях к Москве через Козлов и на север на Рязань (при той сети отделений, что была у Орловского коммерческого банка, отделения в Тамбове и Кирсанове не нужны для выхода на Риго-Орловское направление через Козлов и на юг на Грязи, потому что участок от Орла до Грязей полностью находится в зоне деятельности банка). Такое географическое расширение банка свидетельствует о том, что Либаво-Роменское и Рязанско-Козловское направления были перспективными в условиях, когда возможности развития на Риго-Орловском направлении достигли объективных пределов.

_7

Рисунок 7. Операции, связанные с сельским хозяйством, в центральном, южном и западном кластерах, оборот в млн руб.

При сравнении операций Орловского коммерческого банка с операциями Госбанка на той же территории на рисунке 7 заметно, что хоть объемы операций Госбанка меньше, региональная структура операций двух банков в самом общем виде совпадает. Это свидетельствует о том, что банк такого типа операций (а он у этих банков одинаковый, коммерческий банкинг, разница только в форме собственности) в аграрных регионах может обслужить число клиентов и залогов, варьирующееся в определенных пределах. А вот объем операций в этих пределах зависит от экономических целей и качества их реализации.

Таким образом, наш новый массив данных хорошо показывает, что анализ операций коммерческих банков по обслуживанию сельского хозяйства, кроме товарного кредита и прямого сельскохозяйственного кредита, должен учитывать основной для той эпохи вексельный кредит, а также комиссионные операции по исполнению платежей, иначе получается крупный недоучет операций в этой области. В дополнение к этому, эти новые данные, в основе которых материалы, созданные несвязанными друг с другом банками, демонстрируют близкие тренды, которые в самом общем виде соответствуют экономической ситуации, как ее описывают нарративные источники.

Заключение

Изучать отраслевую специализацию коммерческих банков XIX в. сложно, потому что об этом нет данных в их годовой отчетности, которая является главным источником регулярных статистических данных о деятельности банков.

В этом исследовании сделана попытка изучить сельскохозяйственную специализацию двух банков — Орловского коммерческого банка и отделений Госбанка, действовавших на той же территории в 1866-1901 гг. В центре внимания исследования находятся операции, связанные с кредитным и комиссионным обслуживанием торговли и производства в сфере сельского хозяйства.

Для этого, во-первых, были собраны данные годовой отчетности, через которые проводились банковские услуги сельскому хозяйству (вместе с обслуживанием других секторов экономики). Во-вторых, что самое важное, по разным дополнительным источникам выделена доля в этих операциях именно сельского хозяйства. Частично эта доля является результатом реконструкции, которая основана на образцах реальных архивных и опубликованных данных о банковском обслуживании сельского хозяйства. На архивных материалах показано, что помещик может быть клиентом коммерческого банка XIX в., хотя, разумеется, среди клиентов преобладали купцы. В то же время помещики и купцы часто неразделимо соединены в вексельных практиках XIX в.

В результате этой работы с источниками оказалось, что можно в самом общем виде оценить сумму банковских операций, связанных с сельским хозяйством. Из этих новых данных составлены временные ряды по Орловскому коммерческому банку и отделениям Госбанка на той же территории за 1866-1901 гг. В основе этих данных лежит статистика не связанных друг с другом банков, но эти ряды в самом общем виде одинаково отражают общее явление — экономическую ситуацию в регионе деятельности двух банков, прежде всего в Орловской губернии в 1870-е — 1890-е гг. Период первоначального роста в 1870-е гг. в условиях развития железных дорог и высоких аграрных цен сменился в 1880-е гг. тяжелым кризисом перепроизводства на фоне мирового падения аграрных цен, неблагоприятных для Центральной России железнодорожных тарифов, а также таможенной войны с Германией. В 1890-е гг. восстановление экономики Орловской губернии стабилизовалось лишь на уровне конца 1870-х гг. Неблагоприятная экономическая ситуация в Орловской губернии вынудила Орловский коммерческий банк распространить операции на другие регионы. В этой связи реальную конкуренцию Риго-Орловскому вывозному направлению в деятельности банка, на котором находилась Орловская губерния, составило более южное Либаво-Роменское направление (отделения западного и южного кластера), а также подвоз к Москве с востока через Тамбов, Козлов и Рязань (отделения в Тамбове и Кирсанове).

Колебания банковских операций в зависимости от урожаев косвенно оппонируют идее «голодного экспорта»: операции, через которые кредитовалось местное потребление (вексельные) более-менее стабильны, тогда как операций, связанные с вывозом товаров резко сокращаются в неурожайные годы.

Наши новые данные позволяют по-новому оценить государственную политику в области сельского хозяйства. Во-первых, попытки Госбанка улучшить ситуацию с сельскохозяйственным кредитом сами по себе были, конечно, полезными, но на фоне объемов операций Орловского коммерческого банка успехи Госбанка не выглядят ни исключительными, ни крупными по объему. Таким образом, очень узкой является точка зрения, которая учитывает только Госбанк при оценке роли коммерческих банков в развитии сельского хозяйства. Во-вторых, лидерство Орловского коммерческого банка достигнуто в рамках разрешенного ограниченного набора операций, т. е. дело не в правилах операций, с которыми усиленно экспериментировал Госбанк в 1890-е гг., а в умении приспособить имеющиеся операции под нужды экономики.

Орловский коммерческий банк — малоизвестное и недооцененное предприятие в Центральной России второй половины XIX в. Этот банк смог рано, еще в 1870-е гг., наладить полноценную инфраструктуру торгового кредита. Банк выжил в тяжелые для Орловской губернии 1880-е гг., когда к серьезный экономический кризис сопровождался банковским: в этот период Орловское и Елецкое отделения Госбанка убыточны, в 1884 г. с большим общественным резонансом обанкротился Орловский городской общественный банк, в те же годы прекратило операции Орловское общество взаимного кредита, в 1887 г. закрылся еще один городской общественный банк в Орловской губернии — в Мценске, а в 1889 г. — в Брянске [8; 37, c. 117–121]. Таким образом, история Орловского коммерческого банка в 1880-е гг. — это иллюстрация принципа «выживает сильнейший». В 1890-е гг. банк смог выстроить широкую сеть отделений в аграрных районах Центральной России, использовав возможности периода экономического роста. Поэтому оценки банка, как «здоровой части» империи Полякова, которую важно было сохранить в 1900-е гг., приобретают дополнительное обоснование.

Таким образом, связи коммерческих банков с сельским хозяйством были важной компонентой экономики аграрных регионов Российской империи, специфику и масштаб которой еще предстоит оценить.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. Отделения Орловского коммерческого банка и Госбанка, включенные в исследование

Кластер

Губерния

Орловский коммерческий банк

Госбанк

Центральный

Орловская

Орел (1873)

Орел (1865*)

Елец (1882*)

Елец (1873)

Брянск (1873)

Ливны (1873)

Тамбовская

Тамбов (1891)

Тамбов (1891)

Кирсанов (1896)

Липецк (1896)

Калужская

Калуга (1899)

Калуга (1899)

Западный

Минская

Бобруйск (1899)

Минск (1895)

Могилевская

Гомель (1895)

Могилев (1895)

Орша (1896)

Черниговская

Стародуб (1896)

Чернигов (1893*)

Новозыбков (1891)

Виленская

Вильна (1895)

Вильна (1895)

Ковенская

Ковно (1895)

Ковно (1895)

Южный

Полтавская

Кременчуг (1895)

Кременчуг (1895)

Полтава (1896)

Полтава (1896)

Харьковская

Ахтырка (1897)

Сумы (1896*)

Сумы (1894)

Херсонская

Елизаветград (1895)

Елизаветград (1895)

Херсон (1896)

Херсон (1896)

Киевская

Черкассы (1899)

Примечания: В скобках указан год, начиная с которого отделение включено в исследование. Для Орловского коммерческого банка — это год основания отделения. Если это отделение отрылось в первой половине года, то соответствующее ему отделение Госбанка включено с того же года. Если отделение Орловского коммерческого банка открылось во второй половине года, соответствующее ему отделение Госбанка включается со следующего года. Знаком (*) отмечены отделения Госбанка, для которых указанный год является годом открытия.

Источники: Обзор деятельности Орловского коммерческого банка за двадцатипятилетие 1872‒1897. Орел, 1898. С. XIX; Голубев А. К. Русские банки. СПб., 1899. С. 64; Б. В. Ананьич [и др.]. История Банка России, 1860-2010: в 2 т. Т. 1: Государственный банк Российской империи. Москва: РОССПЭН, 2010. С. 527-535.

Приложение 2. Операции Орловского коммерческого банка с сельскохозяйственной компонентой
в 1873-1901 гг. (операции, включенные в исследование)

Операции

Годы

Кредитные

Вексельные

Учет векселей, имеющих не менее двух подписей

1873-1901

Специальные текущие счета, обеспеченные векселями

1890, 1901

Специальные текущие счета, обеспеченные векселями и товарами*

1891-1900

С ельскохозяйственный кредит

Ссуды под соло-векселя, обеспеченные сельскохозяйственными
имениями (срочные и в форме специальных текущих счетов)

1899-1901

Товарные

Ссуды под товары в пути (квитанции железных дорог)

1873

Ссуды под товары на складах

1873

Ссуды под залог земледельческих продуктов** , товаров
и квитанций железных дорог на товары***

1874-1892

Ссуды под залог земледельческих продуктов и товаров

1893-1901

Авансы под представленные на комиссию железнодорожные квитанции

1893-1901

Специальные текущие счета, обеспеченные товарами,
железнодорожными дубликатами и коносаментами

1901

Учет соло-векселей с обеспечением квитанциями железных дорог

1876-1887, 1889

Учет соло-векселей с обеспечением квитанциями на товары

1888

Учет соло-векселей с обеспечением складочными
свидетельствами на товары

1890

Учет соло-векселей с обеспечением товарами

1900-1901

Комиссионные

Векселя на комиссии

1873-1901

Примечания.

* — Преобладает вексельная операция. Вывод сделан по материалам отчета за 1901 г., в котором впервые в этой статье разделены векселя и товары.

** — Здесь и далее, форма «земледельческих продуктов и товаров» включает все товарные залоги, не только сельскохозяйственные.

*** — До 1879 г. включительно в статью входят залоги в форме драгоценных металлов, но, как правило, объемы операций с этим видом залога в акционерных коммерческих банках очень незначительны.

Источники: Орловский коммерческий банк. Отчет за … 1872/1873–1901 гг. Орел, 1874–1902.

Приложение 3. Операции отделений Госбанка с сельскохозяйственной компонентой
в 1865-1901 гг. (операции, включенные в исследование)

Операции*

Годы

Кредитные

Вексельные

Векселя, учтенные с платежом на месте и в других населенных пунктах

1866-1869

Векселя, учтенные с платежом на месте**

1870-1901

Векселя, учтенные на месте и отосланные для получения
платежа в другие населенные пункты**

1870-1901

Сельскохозяйственный кредит

Учет соло-векселей землевладельцев

1885-1894

Ссуды под залог зернового хлеба залогодателям***

1893

Ссуды сельским хозяевам, включая ссуды под залог соло-векселей

1895-1901

Товарный кредит

Ссуды под залог товаров

1889-1894

Ссуды под залог товаров, выданные непосредственно
в отделениях и через посредников

1895-1901

Счет авансов посредникам

1895-1901

Ссуды под залог документов на товары, выданные непосредственно
в отделениях и через посредников

1899-1901

Комиссионные

Вексельные (Векселя на комиссии)

Векселя, принятые в отделении для получения платежа
на месте и в других населенных пунктах

1895-1896

Векселя, принятые в отделении для получения платежа
в других населенных пунктах

1897-1901

Векселя, принятые в отделении для получения платежа на месте

1897-1901

Товарные

Железнодорожные квитанции на товар, принятые
в отделении для получения платежа

1895

Транспортные документы, принятые в отделении
для получения платежа на месте

1896-1901

Транспортные документы, принятые в отделении
для получения платежа в других населенных пунктах

1896-1901

Примечания:

* — Названия статей приводятся в авторской редакции с учетом опыта сравнения годовых отчетов за 1865-1901 гг.

** — За 1870-1894 гг. в статью входит учет других срочных бумаг, но эта операция, как правило, незначительна по сравнению с учетом векселей.

*** —Других специальных ссуд 1893 г. («ссуды под зерновой хлеб, выданные частным кредитным учреждениям» и «ссуды под зерновой хлеб, выданные земствам») в изучаемых отделениях не было.

Источники: Отчет Государственного банка Российской империи за … 1865-1901 год. СПб., 1866-1902.

Приложение 4. Средняя доля кредитов по учету векселей*, связанных с сельским хозяйством,
в отделениях Госбанка в 1890-е гг.

Отделение

Ср. доля кредитов, %

Баланс на 1 января

Источник (РГИА, ф. 587, оп. 52)

Центральный кластер

Орловское

55**

1892, 1895

д. 1073***, л. 54об, 502об

Елецкое

72**

1895

д. 1039, л. 173-203

Тамбовское

66**

1895

д. 1104, л. 604об

Калужское

10

1895

д. 1048, л. 137-164об

Западный кластер

Минское

10

1895, 1901

д. 1061, л. 115-174, 724-750

Могилевское

28

1895

д. 1063, л. 1-183

Черниговское

47

1896

д. 1120, л. 15-28

Виленское

10

1892, 1895, 1900

д. 1024, л. 1-19, 110-168, 632-647

Ковенское

16**

1895

д. 1128, л. 677об

Южный кластер

Кременчугское

43

1895, 1900

д. 1055, л. 363-429, 708-719

Полтавское

64

1895, 1900

д. 1079, л. 292-344, 636-651

Сумское

нет данных****

Елизаветградское

22

1895 (май), 1900

д. 1040, л. 2-21, 182-189

Херсонское

10

1895, 1900

д. 1118, л. 253-290, 569-579

Примечания:

* — Векселя, учтенные в отделении с платежом на месте или в других населенных пунктах.

** — Использованы расчеты, сделанные отделением, во всех остальных случаях — только расчеты автора.

*** — Здесь и далее «Список лиц и учреждений, кредитующихся в … отделении Государственного банка».

**** — В расчетах использована доля как в Полтавском отделении — 64%.

Приложение 5. Обороты по ссудам под залог сельскохозяйственных товаров в отделениях Госбанка
в 1894, 1895 и 1899 гг., тыс. руб. и в % от всех ссуд под товары в отделении

1894

1895

1899

Отделение

в тыс. руб.

в %

в тыс. руб.

в %

в тыс. руб.

в %

Центральный кластер

Орловское

348,8

100

280,1

98

236,5

84

Елецкое

450,4

100

1 080,5

100

824,7

81

Тамбовское

198,8

100

961,9

100

308,0

67

Калужское

–*

28,6

14

Западный кластер

Минское

0

0

0

0

Могилевское

0

0

70,8

39

Черниговское

6,9

100

13,6

100

19,8

100

Виленское

62,3

91

41,8

100

Ковенское

20,6

100

141,1

100

Южный кластер

Кременчугское

593,2

81

231,9

100

Полтавское

988,2

87

Елизаветградское

1 115,1

90

707,0

94

Херсонское

79,7

84

Сумское

отделения нет

0

0

Примечание: * — здесь и далее, отделение не включено в исследование за этот год (см. приложение 1).

Источники: Отчет Государственного банка по операции выдачи ссуд под хлеб и другие земледельческий продукты за 1894 год. СПб., 1895. Ведомость I. C. 1-6; Операция ссуд под товары Государственного банка [за 1895 год]. СПб., 1896. Ведомость I. C. 1-19; РГИА. Ф. 587. Оп. 54. Д. 506. Л. 1-12.

Приложение 6. Товары, под залог которых выдавался кредит в Орловском коммерческом банке
в 1873-1901 гг.

Товарные группы*

Товары

Зерновые и мука

Пшеница; рожь; ячмень; овёс; гречиха и гречневая крупа; пшено и просо; горох, чечевица, кукуруза

Мука пшеничная, ржаная, гречневая и пеклеванная

Солод и отруби

Масло, семя, выжимки

Семя (льняное, конопляное, подсолнечное, маковое, анисовое, сурепное, тмин)

Масло (конопляное, анисовое, деревянное, подсолнечное, коровье)

Выжимки льняные, конопляные и подсолнечные и др.

Волокнистые вещества

Пенька и пряжа, пакля, прутцы, бичева

Холст, мешки, кули, тряпье, рогожа, дерюга, сукно

Животные вещества

Кость; кожа, юфть, щетина, волос конский и разный; шерсть; сало; воск и мед

Металлические изделия

Лес и лесной материал

Разный бакалейный и мануфактурный товар, спирт, табак, спички

Примечание: * — сводка данных автора.

Источники: Орловский коммерческий банк. Отчет за … 1872/1873–1901 гг. Орел, 1874–1902.

Библиография
1.
[1881–1901] год в сельскохозяйственном отношении. — СПб.: тип. В. Ф. Киршбаума, 1882–1902.
2.
Алимджанов Б. А. История Самаркандского отделения Азовско-Донского коммерческого банка // Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. — 2019. — № 4. — С. 85–94.
3.
Ананьич Б. В. Банкирские дома в России, 1860–1914 гг.: Очерки истории частного предпринимательства. 2-е, испр. и доп. изд. — М.: РОССПЭН, 2006. — 293 с.
4.
Бовыкин В. И., Петров Ю. А. Коммерческие банки Российской империи. — М.: Перспектива, 1994. — 350 с.
5.
Бочарова Т. А. Роль Государственного банка в развитии инфраструктуры сельского хозяйства Томской губернии в начале ХХ века // Вестник Томского государственного педагогического университета. — 2012. — № 9 (124). — С. 55–59.
6.
Валяев Я. В., Ганжов Е. А., Мошкин А. Н. Роль коммерческих банков в развитии сельского хозяйства Курской губернии пореформенного периода Российской империи // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История, Политология. — Выпуск 36. — 2015. — № 19 (216). — С. 84–89.
7.
Вейцман Р. Я. Банковое счетоводство в связи с банковой организацией и техникой банкового дела. — Одесса: Библиотека коммерческих знаний, 1914. — 436 с.
8.
Волков Д. С., Булаткин А., Суханов П. Просьба погибающего города: записка уполномоченных от г. Орла…: (О ссуде г. Орлу 1.200.000 руб. для расчета с вкладчиками несост. гор. банка). — СПб.: тип. Э. Арнгольда, 1888. — 44 с.
9.
Гиндин И. Ф. Московские банки в период империализма // Исторические записки. — 1956. — T. 58. — C. 38–106.
10.
Гиндин И. Ф. Неуставные ссуды Государственного банка и экономическая политика царского правительства // Исторические записки. — 1950. — T. 35. — C. 87–126.
11.
Гиндин И. Ф. Русские коммерческие банки: из истории финансового капитала в России. — М.: Госфиниздат, 1948. — 454 с.
12.
Дмитриев-Мамонов В. А., Евзлин З. Теория и практика коммерческого банка. — Пг.: тип. Ред. период. изд. М-ва финансов, 1916. — 360 с.
13.
Каценеленбаум З. С. Коммерческие банки и их торгово-комиссионные операции. — М.: «Правоведение» И. К. Голубева, 1912. — 162 с.
14.
Китанина Т. М. Хлебная торговля России в конце XIX — начале XX века: стратегия выживания, модернизационные процессы, правительственная политика. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2011. — 594 с.
15.
Корелин А. П. Банки и развитие сельского хозяйства в России в конце XIX — начале XX вв. // Производительные силы и монополистический капитал в России и Германии в конце XIX — начале XX в.: Материалы коллоквиума, 29 октября — 3 ноября 1984 г., Берлин / Отв. ред. В. И. Бовыкин, Х. Нуссбаум. — М.: Ин-т истории СССР, 1986. — С. 51–70.
16.
Лавицкая М. И. Орловское потомственное дворянство второй половины XIX — начала XX веков: происхождение, инфраструктура и социально-культурный облик: монография. — Орел: Вешние воды, 2005. — 292 с.
17.
Левин И. И. Акционерные коммерческие банки в России. — М.: Дело, 2010. — 511 с.
18.
Левин И. И. Банки и экспорт. — СПб.: Русский экспорт, 1913. — 15 с.
19.
Морозан В. В. Деловая жизнь на юге России в XIX — начале XX века. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2014. — С. 614.
20.
Обзор деятельности Орловского коммерческого банка за двадцатипятилетие 1872‒1897. — Орел, Типолитография М. П. Гаврилова, 1898. — 79 c.
21.
Операция ссуды под товары Государственного банка Российской империи за 1895 год. Отчетные ведомости. — CПб., 1896. — 243 c., разд. паг.
22.
Отчет Государственного банка по операции выдачи ссуд под хлеб и другие земледельческие продукты за 1894 год. — СПб., 1895. — 137 с., разд. паг.
23.
Отчет Государственного банка Российской империи за … [1866-1901]. — СПб., 1867–1902.
24.
Отчет Орловского коммерческого банка за … [1872/1873 — 1901]. — Орел, 1874–1902.
25.
Памятная книжка Орловской губернии на 1897 год. — Орел., Типография губернского правления, 1897. — 341 с.
26.
Петров Ю. А. Коммерческие банки Москвы, конец XIX в. — 1914 г. — М.: РОССПЭН, 1998. — 366 с.
27.
Писатели Орловского края: биобиблиографический словарь. — Орел: Приокское книжное изд-во: Орловское отделение, 1981. — 416 с.
28.
РГИА. Научно-справочная библиотека. Печатные записки губернаторов. Орловская губерния. 1884–1895.
29.
РГИА. Ф. 587. Оп. 52. Д. 1073.
30.
РГИА. Ф. 587. Оп. 54. Д. 507–510.
31.
РГИА. Ф. 587. Оп. 56. Д. 279.
32.
Роднов М. И. Уфимское отделение Волжско-Камского коммерческого банка: начало истории (1873-1875 гг.) // Экономическая история: Ежегодник. 2016/17. — М.: ИРИ РАН, 2017. — С. 87‒111.
33.
Ромер Ф. Э. Сочинения. Т. 1. — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1905. — Биографический очерк. — С. VII‒XV.
34.
Саломатина С. А. Банковский кредит в Российской империи в 1860-1914 гг.: современные концепции и новые данные // Российская история. — 2018. — № 4 (18). — С. 174–178.
35.
Саломатина С. А., Гарскова И. М., Валетов Т. Я. Межрегиональные расчеты Орловского коммерческого банка во второй половине XIX в.: сетевой анализ // Историческая информатика. — 2019. — № 4 (в печати).
36.
Саломатина С.А. Банки и государство: 100 лет изучения банковской группы Л. С. Полякова // Валерий Иванович Бовыкин: Человек. Исследователь. Педагог. К 90-летию со дня рождения. Сборник статей и материалов / Отв. ред. Ю. А. Петров. — М.: ИРИ РАН, 2019. — С. 153–172.
37.
Сведения о городских общественных банках. — СПб.: Особая канцелярия по кредитной части, 1898. — 243 с.
38.
Судейкин В. Т. Государственный банк: исследование его устройства, экономического и финансового значения. — СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1891. — 520 с.
References (transliterated)
1.
[1881–1901] god v sel'skokhozyaistvennom otnoshenii. — SPb.: tip. V. F. Kirshbauma, 1882–1902.
2.
Alimdzhanov B. A. Istoriya Samarkandskogo otdeleniya Azovsko-Donskogo kommercheskogo banka // Vostok. Afro-Aziatskie obshchestva: istoriya i sovremennost'. — 2019. — № 4. — S. 85–94.
3.
Anan'ich B. V. Bankirskie doma v Rossii, 1860–1914 gg.: Ocherki istorii chastnogo predprinimatel'stva. 2-e, ispr. i dop. izd. — M.: ROSSPEN, 2006. — 293 s.
4.
Bovykin V. I., Petrov Yu. A. Kommercheskie banki Rossiiskoi imperii. — M.: Perspektiva, 1994. — 350 s.
5.
Bocharova T. A. Rol' Gosudarstvennogo banka v razvitii infrastruktury sel'skogo khozyaistva Tomskoi gubernii v nachale KhKh veka // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. — 2012. — № 9 (124). — S. 55–59.
6.
Valyaev Ya. V., Ganzhov E. A., Moshkin A. N. Rol' kommercheskikh bankov v razvitii sel'skogo khozyaistva Kurskoi gubernii poreformennogo perioda Rossiiskoi imperii // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya, Politologiya. — Vypusk 36. — 2015. — № 19 (216). — S. 84–89.
7.
Veitsman R. Ya. Bankovoe schetovodstvo v svyazi s bankovoi organizatsiei i tekhnikoi bankovogo dela. — Odessa: Biblioteka kommercheskikh znanii, 1914. — 436 s.
8.
Volkov D. S., Bulatkin A., Sukhanov P. Pros'ba pogibayushchego goroda: zapiska upolnomochennykh ot g. Orla…: (O ssude g. Orlu 1.200.000 rub. dlya rascheta s vkladchikami nesost. gor. banka). — SPb.: tip. E. Arngol'da, 1888. — 44 s.
9.
Gindin I. F. Moskovskie banki v period imperializma // Istoricheskie zapiski. — 1956. — T. 58. — C. 38–106.
10.
Gindin I. F. Neustavnye ssudy Gosudarstvennogo banka i ekonomicheskaya politika tsarskogo pravitel'stva // Istoricheskie zapiski. — 1950. — T. 35. — C. 87–126.
11.
Gindin I. F. Russkie kommercheskie banki: iz istorii finansovogo kapitala v Rossii. — M.: Gosfinizdat, 1948. — 454 s.
12.
Dmitriev-Mamonov V. A., Evzlin Z. Teoriya i praktika kommercheskogo banka. — Pg.: tip. Red. period. izd. M-va finansov, 1916. — 360 s.
13.
Katsenelenbaum Z. S. Kommercheskie banki i ikh torgovo-komissionnye operatsii. — M.: «Pravovedenie» I. K. Golubeva, 1912. — 162 s.
14.
Kitanina T. M. Khlebnaya torgovlya Rossii v kontse XIX — nachale XX veka: strategiya vyzhivaniya, modernizatsionnye protsessy, pravitel'stvennaya politika. — SPb.: Dmitrii Bulanin, 2011. — 594 s.
15.
Korelin A. P. Banki i razvitie sel'skogo khozyaistva v Rossii v kontse XIX — nachale XX vv. // Proizvoditel'nye sily i monopolisticheskii kapital v Rossii i Germanii v kontse XIX — nachale XX v.: Materialy kollokviuma, 29 oktyabrya — 3 noyabrya 1984 g., Berlin / Otv. red. V. I. Bovykin, Kh. Nussbaum. — M.: In-t istorii SSSR, 1986. — S. 51–70.
16.
Lavitskaya M. I. Orlovskoe potomstvennoe dvoryanstvo vtoroi poloviny XIX — nachala XX vekov: proiskhozhdenie, infrastruktura i sotsial'no-kul'turnyi oblik: monografiya. — Orel: Veshnie vody, 2005. — 292 s.
17.
Levin I. I. Aktsionernye kommercheskie banki v Rossii. — M.: Delo, 2010. — 511 s.
18.
Levin I. I. Banki i eksport. — SPb.: Russkii eksport, 1913. — 15 s.
19.
Morozan V. V. Delovaya zhizn' na yuge Rossii v XIX — nachale XX veka. — SPb.: Dmitrii Bulanin, 2014. — S. 614.
20.
Obzor deyatel'nosti Orlovskogo kommercheskogo banka za dvadtsatipyatiletie 1872‒1897. — Orel, Tipolitografiya M. P. Gavrilova, 1898. — 79 c.
21.
Operatsiya ssudy pod tovary Gosudarstvennogo banka Rossiiskoi imperii za 1895 god. Otchetnye vedomosti. — CPb., 1896. — 243 c., razd. pag.
22.
Otchet Gosudarstvennogo banka po operatsii vydachi ssud pod khleb i drugie zemledel'cheskie produkty za 1894 god. — SPb., 1895. — 137 s., razd. pag.
23.
Otchet Gosudarstvennogo banka Rossiiskoi imperii za … [1866-1901]. — SPb., 1867–1902.
24.
Otchet Orlovskogo kommercheskogo banka za … [1872/1873 — 1901]. — Orel, 1874–1902.
25.
Pamyatnaya knizhka Orlovskoi gubernii na 1897 god. — Orel., Tipografiya gubernskogo pravleniya, 1897. — 341 s.
26.
Petrov Yu. A. Kommercheskie banki Moskvy, konets XIX v. — 1914 g. — M.: ROSSPEN, 1998. — 366 s.
27.
Pisateli Orlovskogo kraya: biobibliograficheskii slovar'. — Orel: Priokskoe knizhnoe izd-vo: Orlovskoe otdelenie, 1981. — 416 s.
28.
RGIA. Nauchno-spravochnaya biblioteka. Pechatnye zapiski gubernatorov. Orlovskaya guberniya. 1884–1895.
29.
RGIA. F. 587. Op. 52. D. 1073.
30.
RGIA. F. 587. Op. 54. D. 507–510.
31.
RGIA. F. 587. Op. 56. D. 279.
32.
Rodnov M. I. Ufimskoe otdelenie Volzhsko-Kamskogo kommercheskogo banka: nachalo istorii (1873-1875 gg.) // Ekonomicheskaya istoriya: Ezhegodnik. 2016/17. — M.: IRI RAN, 2017. — S. 87‒111.
33.
Romer F. E. Sochineniya. T. 1. — SPb.: Izdanie A. F. Marksa, 1905. — Biograficheskii ocherk. — S. VII‒XV.
34.
Salomatina S. A. Bankovskii kredit v Rossiiskoi imperii v 1860-1914 gg.: sovremennye kontseptsii i novye dannye // Rossiiskaya istoriya. — 2018. — № 4 (18). — S. 174–178.
35.
Salomatina S. A., Garskova I. M., Valetov T. Ya. Mezhregional'nye raschety Orlovskogo kommercheskogo banka vo vtoroi polovine XIX v.: setevoi analiz // Istoricheskaya informatika. — 2019. — № 4 (v pechati).
36.
Salomatina S.A. Banki i gosudarstvo: 100 let izucheniya bankovskoi gruppy L. S. Polyakova // Valerii Ivanovich Bovykin: Chelovek. Issledovatel'. Pedagog. K 90-letiyu so dnya rozhdeniya. Sbornik statei i materialov / Otv. red. Yu. A. Petrov. — M.: IRI RAN, 2019. — S. 153–172.
37.
Svedeniya o gorodskikh obshchestvennykh bankakh. — SPb.: Osobaya kantselyariya po kreditnoi chasti, 1898. — 243 s.
38.
Sudeikin V. T. Gosudarstvennyi bank: issledovanie ego ustroistva, ekonomicheskogo i finansovogo znacheniya. — SPb.: Tip. M. M. Stasyulevicha, 1891. — 520 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью Коммерческие банки и сельское хозяйство во второй половине XIX в.: статистический анализ операций Орловского коммерческого банка в сравнении с Государственным банком Российской империи Рецензируемая статья посвящена изучению практики кредитования российскими банками сельскохозяйственного производства и торговли сельскохозяйственной продукцией во второй половине XIX в. в региональном аспекте, на примере сравнительного анализа деятельности Орловского коммерческого банка (1872–1908 гг.) и Государственного банка Российской империи в губерниях Центрального Черноземья, Юга и Запада Европейской России. Это малоизученная проблема, что отчасти объясняется традицией изучения связи банков XIX в. с промышленным, а не с аграрным сектором экономики, т.к. экономическая теория рассматривала рост и развитие в первую очередь с акцентом на процессы индустриализации, и отраслевая принадлежность клиентуры банков недостаточно отражена в банковской статистике этого периода. Новизна исследования связана с тем, что в отечественной историографии отсутствуют исследования как о роли акционерных коммерческих банков во второй половине XIX в. в кредитовании сельскохозяйственного производства, так и об обслуживании торговли сельскохозяйственными товарами. Данная статья ставит в центр внимания сельскохозяйственную составляющую в практике акционерных коммерческих банков, т.е. краткосрочные банковские кредиты торговцам и производителям сельскохозяйственной продукции и комиссионные операции, связанные с получением платежей по векселями и товарным контрактам клиентов. Такой аспект исследования потребовал привлечения соответствующих источников: архивных и опубликованных материалов Орловского коммерческого банка за указанный период и отделений Государственного банка Российской империи в тех же губерниях. Трудоемкость поставленной автором задачи объясняется необходимостью введения в научный оборот новой коллекций банковских данных, без которых изучение сельскохозяйственной составляющей в их деятельности невозможно: годовых отчетов Орловского коммерческого банка за 1873-1901 гг., включающих статистику кредитов под залог товаров с указанием вида товара и места его выкупа. Для сравнения с Орловским коммерческим банком автор привлекает материалы отделений Государственного банка Российской империи, действовавших на той же территории, что и Орловский банк. Этот выбор обусловлен не формой собственности, т.к. она была разной у этих банков, а однотипностью их операций в части предоставления краткосрочного кредитования предпринимателям. В работе используется комплекс методов, включающий статистический анализ, пространственный анализ, методы реконструкции и визуализации данных и результатов исследования. Следует отметить высокую культуру работы автора с источниками, подробное изложение методики и всех этапов проводимых расчетов. Результаты применения этих методов позволили автору получить конкретные выводы о масштабах экономического кризиса в Орловской губернии в 1880-е гг., связанный с влиянием таких факторов, как ряд неурожайных лет, падение цен на сельскохозяйственную продукцию, повышение железнодорожных тарифов. Выявлены заметные колебания в объемах операций Орловского банка по обслуживанию вывоза товаров за пределы губернии, наряду со стабильностью операций, связанных с местным потреблением. Построена периодизация деятельности Орловского банка, для характеристики отдельных периодов привлекаются дополнительно нарративные источники, которые подтверждают, что результаты исследования дают адекватную картину экономической ситуации. Показано, что на основании привлечения новых источников, по данным которых составлены временные ряды по Орловскому коммерческому банку и отделениям Госбанка на той же территории за изучаемый период, можно оценить сумму банковских операций, связанных с аграрным сектором экономики. Следует согласиться с выводами автора, который считает, что результаты исследования не ограничиваются историей конкретного банка или отработкой исследовательской методики. Актуальность исследования состоит в том, что оно открывает возможность в новом ракурсе рассматривать государственную политику в области кредитования сельского хозяйства и анализировать товарные потоки в регионах Центральной России. Таким образом, убедительно показано, что во второй половине XIX в. в экономической истории Российской империи роль коммерческих банков в развитии аграрного сектора была более существенной, чем это было принято считать: связи коммерческих банков с сельским хозяйством были важной компонентой экономики аграрных регионов Российской империи, специфика которой заслуживает дальнейшего изучения. По мнению автора, раскрыто «недостающее звено» для более полного понимания механизма взаимодействия банковского сектора с реальной экономикой Работа имеет четкую, логически обоснованную структуру, снабжена таблицами, графиками и картами, иллюстрирующими полученные результаты. Обширные приложения демонстрируют солидную источниковую базу исследования, а тематическая библиография – глубокое знакомство автора с кругом рассматриваемых проблем. Очевидно, что представленная статья, новизна и актуальность которой не вызывает сомнений, найдет заинтересованную читательскую аудиторию. Таким образом, данная статья, безусловно, может быть рекомендована к публикации в журнале «Историческая информатика».