Читать статью 'Признание доказательством заключения эксперта по делам о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО.' в журнале Право и политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1937,   статей на доработке: 334 отклонено статей: 578 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Признание доказательством заключения эксперта по делам о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО.

Егорова Ольга Александровна

аспирант, кафедра гражданского и административного судопроизводства, Российский государственный университет правосудия

195299, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Даниила Хармса, 3, оф. корп.1

Egorova Olga Aleksandrovna

Postgraduate student, the department of Civil and Administrative Legal Proceedings, Russian Academy of Justice

195299, Russia, g. Saint Petersburg, ul. Daniila Kharmsa, 3, of. korp.1

olga_0_00@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.11.31275

Дата направления статьи в редакцию:

05-11-2019


Дата публикации:

17-12-2019


Аннотация.

В статье анализируются вопросы, связанные с возможностью признания надлежащим доказательством результатов судебных экспертиз, проведённых в рамках дела о взыскании страховой выплаты по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее договор ОСАГО) за причинённый имущественный вред, обличённые в форму экспертного заключения. Исследуются положения цивилистической доктрины в части, касающейся видов экспертиз, возможных для назначения и проведения в судебном порядке при рассмотрении дела о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО. Исследование проводится путём сравнительно-правового анализа процессуальных последствий признания экспертного заключения, проведённого на основе изучения "удвоенного" объекта оценки, недопустимым доказательством. Изучается вопрос о возможности признания недопустимым доказательством части экспертного заключения. Особо внимание уделено автором обоснованию позиции, согласно которой не исключается возможность признания части экспертного заключения недопустимым доказательством при условии, если экспертиза была проведена по различным объектам оценки и компетентным на то экспертом. Исследуется вопрос о процессуальных последствиях признания части экспертного заключения недопустимым доказательством.

Ключевые слова: судебное разбирательство, судья, автострахование, страхование отвественности, страховые споры, доказательство, заключение эксперта, недопустимое доказательство, предмет доказывания, экспертиза

Abstract.

This article explores the issues pertaining to the option of recognizing expert witness testimony as valid evidence in cases of insurance compensation for damages in accordance with mandatory insurance of civil liability of automobile owners (further OSAGO policy). Research is conducted on the position of civil doctrine pertaining to types of expert testimonies acceptable in hearings on compensation for damages in accordance to OSAGO policy. The research is conducted based on comparative legal analysis of procedural consequences of entering expert witness testimony conducted on the basis of “doubled” object of examination as evidence. The author examines the question of possibility of rejection of expert witness testimony. Special attention is paid to the substantiation of position, according to which, portion of the testimony could be rejected if the examination was conducted on different objects by a competent expert. The article also addresses the question of procedural consequences of recognition of a portion of expert witness testimony as invalid evidence.

Keywords:

inadmissible evidence, expert opinion, evidence, insurance disputes, liability insurance, motor insurance, judge, trial, subject of proof, assessment

Суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учётом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причинённого жизни, здоровью или имуществу потерпевших в пределах, установленных Федеральным законом от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» [1].

Разрешение страховых споров по договорам ОСАГО в настоящее время может быть осуществлено несколькими путями: во-первых, досудебное урегулирование спора, обязательность прохождения которого установлена законом; во-вторых, судебный порядок рассмотрения дела. Несмотря на то, что институт досудебного урегулирования спора в последнее время претерпел значительные нормативные изменения ввиду появления в российской правовой системе компетентного на его разрешение лица – финансового уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг, обращение за судебной защитой потребителей страховых услуг не утрачивает своей актуальности. Это обусловлено не недостаточной степенью разработанности вновь введённого правового института урегулирования спора в досудебном формате, а тем, что судебный порядок разрешения конфликтов на всём протяжении развития государства признавался наиболее оптимальным, эффективным средством восстановления нарушенного права, для целей которых и создана данная ветвь власти.

Как следует из статистических данных, опубликованных на сайте Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, в 20187 году в суды общей юрисдикции и к мировым судьям поступило более 430 тысяч исковых заявлений, 393 тысячи из которых составляют исковые заявления о взыскании (доплате) страхового возмещения. В 2018 году таких исковых заявление было порядка 282 тысячи [2].

Однако не всегда страховой спор окончательно разрешается судебным постановлением суда первой инстанции, не обжалованным сторонами.

Так, из судебной практики Санкт-Петербургского городского суда за период с 1 января 2019 года по 30 октября 2019 года следует, что судом апелляционной инстанции рассмотрено 866 апелляционных жалоб на решения районных судов о взыскании (доплате) страхового возмещения по договору ОСАГО; при этом 685 решений судов первой инстанции оставлено без изменения, из них отменено в части или полностью 68 решений, оставлено без изменения 452 судебных акта; изменено без направления дела на новое рассмотрение - 64 судебных решения. За этот же период по 22 гражданским делам о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО, находящимся в стадии апелляционного обжалования, судом апелляционной инстанцией отменены решения районных судов с переходом для рассмотрения дела по правилам первой инстанции. Основанием для отмен судебных постановлений по этим делам послужила необходимость назначения по делу судебной автотовароведческой или автотехнической экспертизы [3].

При обращении потребителя страховых услуг, являющегося потерпевшим, за судебной защитой, основным материальным требованием является денежное (имущественное) требование: взыскание (или доплата) страхового возмещения в размере, необходимом, по мнению истца, для полного восстановления повреждённого транспортного средства в результате получения последним имущественного ущерба от дорожно-транспортного происшествия. Иными производными требованиями материально-правового характера могут являться, например, взыскание неустойки за просрочку выплаты страхового возмещения (доплаты страхового возмещения), денежной компенсации морального вреда за нарушение прав потребителя страховой услуги.

Требование потерпевшего к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда. Страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования и в соответствии с его условиями. Потерпевший при недостаточности страховой выплаты вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счёт лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб [4].

При обращении в суд к исковому заявлению о выплате страхового возмещения в результате повреждения застрахованного автомобиля в контексте абзаца пятого статьи 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рекомендуется приложить заключение независимой экспертизы о механических повреждениях, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия, отчёт независимого оценщика о стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, как документы, подтверждающие обоснованность заявляемых требований. Во многих судебных актах ссылка на проведение по заявлению потерпевшего в досудебном порядке оценки стоимости восстановительного ремонта транспортного средства присутствует как одно из аспектов обоснованности иска. Так, например, указано, что «…в обоснование заявленных требований истец указал, что в период действия заключённого между сторонами договора страхования гражданской ответственности истца как владельца транспортного средства произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобиль истца получил механические повреждения. Дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя К., чья гражданская ответственность была застрахована в СПАО «РЕСО-Гарантия». Истец обратился к ответчику с заявлением о прямом возмещении убытков с приложением необходимых документов, указанный случай признан страховым и осуществлена выплата страхового возмещения в размере 153 295 рублей 22 копейки. Не согласившись с размером страхового возмещения, истец произвёл независимую экспертную оценку стоимости восстановительного ремонта. По данным эксперта ООО «АПЭКС ГРУП» стоимость восстановительного ремонта автомобиля с учётом износа составила 430 499 рублей 63 копейки. На досудебную претензию истца страховщик ответил отказом. Полагая отказ страховщика в выплате страхового возмещения, установленного полученным истцом заключением независимого оценщика неправомерным, истец обратился в суд за защитой своих прав.» [5] Или «… в обоснование заявленных требований истец указал, что 14 октября 2017 года … произошло ДТП с участием транспортного средства …, под управлением водителя … и мотоцикла …, который в момент ДТП был припаркован. В результате ДТП мотоциклу … были причинены механические повреждения. Ответчик отказал в выплате страхового возмещения. Для определения размера причинённого ущерба была проведена оценка, в соответствии с которой размер ущерба с учётом износа составляет 409 500 рублей. Указывая, что направленная истцом претензия осталась без удовлетворения, сумма страхового возмещения ответчиком выплачена не была, истец М. обратился в суд с заявленными требованиями.» [6].

В ходе судебного разбирательства по такому делу зачастую бывают ситуации, когда страховщик оспаривает наличие механических повреждений на автомобиле, отражённых в заключении независимой экспертизы, проведённой на основании обращения потерпевшего в досудебном порядке, ссылаясь на то, что из всего перечня поименованных механических повреждений часть из них получена в результате иного дорожно-транспортного происшествия, в связи с чем включение расходов по их устранению в сумму страховой выплаты по произошедшему дорожно-транспортному происшествию не является обоснованным, а свидетельствует фактически о злоупотреблении правом со стороны истца. Кроме того, бывает и такое, что страховщик выражает несогласие с заявленным к взысканию истцом размером страховой выплаты, необходимой для восстановительного ремонта транспортного средства, указывая, например, на её чрезмерность и завышенность. Для устранения неопределённости в выводе о возможности взыскания страхового возмещения в заявленном истцом размере, и в соответствии с положениями статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судами по соответствующему ходатайству участвующих в деле лиц могут быть назначены судебные экспертизы. Разрешение вопроса о наличии оснований для взыскания страховой выплаты (или доплаты страхового возмещения) осуществляется через призму установления реальной (фактической) суммы восстановительного ремонта повреждённого автомобиля, которая, в свою очередь, определяется в зависимости от количества повреждённых в результате дорожно-транспортного происшествия элементов транспортного средства; и при дальнейшем выводе о правомерности действий страховщика, осуществившего ранее выплату страхового возмещения, в сравнении с установленным таким размером по результатам судебной экспертизы.

При этом судебные экспертизы могут быть назначены не только судом первой инстанции, рассматривающим дело по существу, но и судом апелляционной инстанции в случае перехода для рассмотрения дела по правилам первой инстанции. Так, к примеру, «…в ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции ответчиком заявлено ходатайство о проведении повторной экспертизы для установления повреждений, зафиксированных у повреждённого автомобиля …, в результате дорожно-транспортного происшествия 17 июля 2017 года и стоимости расходов на восстановительный ремонт. … поскольку юридически значимым и подлежащим доказыванию в пределах заявленного иска являются вопросы о соответствии заявленных повреждений на деталях, узлах, механизмах транспортного средства …, а также стоимости восстановительного ремонта с учётом износа, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия от 17 июля 2017 года, судебная коллегия пришла к выводу о необходимости назначения по делу комплексной судебной транспортно-трасологической и автотовароведческой экспертизы. … Заключением эксперта … установлено, что весь объём заявленных повреждений на деталях, узлах, механизмах транспортного средства … не соответствует обстоятельствам дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 17 июля 2017 года.» [7]. «В процессе рассмотрения апелляционной жалобы представителем истца заявлено ходатайство о назначении по делу судебной экспертизы. Учитывая то обстоятельство, что назначенная судом первой инстанции экспертиза проведена не была, для правильного разрешения интересующих суд вопросов требуются специальные познания, определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 февраля 2019 года по делу назначена судебная экспертиза…» [8]. «В ходе рассмотрения дела определением суда от 8 февраля 2018 года по ходатайству СПАО «РЕСО-Гарантия» назначено проведение судебной автотовароведческой экспертизы для определения рыночной стоимости восстановительного ремонта и утраты товарной стоимости автомобиля истца; … По ходатайству представителя ответчика определением судебной коллегии от 26 марта 2019 года по делу назначено проведение судебной автотехнической экспертизы.» [9]. «…учитывая, что разрешение вопроса о стоимости восстановительного ремонта автомобиля …, принадлежащего истцу, имеет существенное значение для настоящего дела и требует специальных познаний, а судебная экспертиза в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции проведена не была; сам по себе отказ экспертного учреждения от проведения экспертизы ввиду невнесения ответчиком предоплаты стоимости экспертного заключения в силу части 2 статьи 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является незаконным, а кроме того, данное экспертное заключение было оплачено ПАО «СК «Росгосстрах» в полном объёме; судебная коллегия пришла к выводу о наличии оснований для назначения по делу судебной автотовароведческой экспертизы, в связи с чем удовлетворила ходатайство представителя истца и направила дело в ООО «Центр судебных экспертиз Северо-Западного округа» для проведения экспертизы» [10].

Вопросы о наличии механических повреждений, их объёме и характере, способе возникновения, определении технологии и фактической стоимости восстановительного ремонта, стоимости годных остатков повреждённого транспортного средства не могут быть разрешены без специальных на то познаний, которыми суд не обладает. «Специальные познания не относятся к числу общеизвестных, общедоступных, имеющих массовое распространение, то есть это те познания, которыми профессионально владеет лишь узкий круг специалистов» [11].

Положениями статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (часть 1); участвующие в деле лица вправе предоставить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы, однако окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом (часть 2). В силу статьи 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при наличии достаточных оснований судом может быть назначена дополнительная или повторная экспертиза.

Производство судебных экспертиз по рассматриваемой категории дел может быть поручено как государственным экспертным учреждениям, так и негосударственным (частным) экспертным учреждениям. Как следует из отчёта о количестве вынесенных постановлений о назначении экспертиз за 12 месяцев 2018 года, в гражданском судопроизводстве вынесено 300 529 постановлений о назначении экспертиз, из которых по 24 562 постановлениям экспертизы назначены в экспертные учреждения Министерства юстиции Российской Федерации, 36 284 – в иные государственные экспертные учреждения, 198 332 – негосударственные экспертные учреждения [12].

Выводы и результаты, полученные экспертом после проведения исследования, должны быть оформлены в форме письменного заключения, которое должно содержать не только эти результаты и выводы, но подробное описание проведённого исследования; также в случае, если эксперт установит иные имеющие значения для рассмотрения и разрешения дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то экспертное заключение может содержать и выводы об этих обстоятельствах.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит в себе легального понятия «судебная экспертиза». Оно раскрыто лишь в нормах Федерального закона от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». Согласно статье 9 данного нормативного правового акта, судебная экспертиза представляет собой процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьёй, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу [13]. При этом доказательственной ценностью как средства доказывания является не сама судебная экспертиза, представляющая собой процессуальное действие уполномоченного лица (эксперта) по исследованию предмета оценки, а именно письменный документ - заключение эксперта, составленное им по результатам проведённого исследования и содержащее выводы по такому исследованию. В заключение эксперта даётся профессиональная оценка обстоятельствам, выявленным в ходе специального исследования, произведённого на основании определения суда экспертом [14, с.74].

Существует множество разнообразных экспертиз, которые в цивилистической науке разделяются по различным основаниям и критериям (по родам, а также по видам внутри каждого рода, по количеству (составу) экспертов и т.д.). Наиболее распространёнными, и можно утверждать, что требуемыми, видами экспертиз в рамках рассматриваемой категории дел являются автотехническая экспертиза и автотовароведческая экспертиза. Это частично подтверждается и тем, что на уровне федерального законодательства прямо предусмотрена возможность назначения судом судебной экспертизы транспортного средства (пункт 6 статьи 12.1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее Закон Об ОСАГО). Данная норма предполагает, что судебная экспертиза транспортного средства, назначаемая в целях определения размера страхового возмещения потерпевшему и (или) стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, проводится в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утверждаемой Банком России, и с учётом положений настоящей статьи. Такая методика утверждена Банком России 19 сентября 2014 года (Положение «О единой методике определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства»). Возможное несоблюдение положений указанной методики (при составлении оценщиком отчёта о стоимости восстановительного ремонта повреждённого автомобиля в досудебном порядке) зачастую «кладётся» страховщиком в основу доводов о неверном определении этой денежной суммы, о которых он заявляет при судебном рассмотрении дела.

Кроме того, из ранее уже изложенных материалов судебной практики очевидна необходимость назначения судебной экспертизы для определения количества повреждённых деталей, узлов, механизмов повреждённого транспортного средства в результате конкретного произошедшего дорожно-транспортного происшествия и стоимости восстановительного ремонта автомобиля.

Надлежит несколько слов сказать о поименованных видах экспертиз.

Так, автотовароведческая экспертиза проводится в целях установления стоимости транспортного средства, величины ущерба при его повреждении, определения характера повреждений автомобиля и способов их устранения, определения рыночной стоимости, восстановительного ремонта автомобиля, цены запасных частей, размера утраты товарной стоимости транспортного средства, оценки качества изготовления и ремонта автомобиля, проверки соответствия расчёта затрат на восстановление транспортного средства действующим нормативным документам.

Задачи, решаемые экспертами-автотовароведами, включают:

а) установление фактических данных о марке, модели, модификации, комплектации, даты выпуска или периода производства представленного на исследование транспортного средства;

б) установление фактических данных о техническом состоянии транспортного средства в целом или его конкретного узла, детали, агрегата;

в) определение технологии и стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в связи с дорожно-транспортным происшествием или в результате иных повреждений;

г) установление наличия, характера и объёма технических повреждений и их идентификация на предмет образования (возникновения) от конкретного события;

д) определение износа транспортного средства, его составляющих;

е) определение рыночной стоимости транспортного средства и его отдельных элементов;

ж) установление стоимости годных остатков транспортного средства;

з) определение величины утраты товарной стоимости транспортного средства;

и) определение размера страхового возмещения [15, с.237].

Относительно экспертизы определения стоимости восстановительного ремонта транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия, которая фактически является неотъемлемым средством доказывания по делу о взыскании (доплате) страхового возмещения, необходимо отметить, что вопросы, которые могут быть поставлены эксперту-автотовароведу на разрешение могут быть изложены в следующей редакции:

«1. Какова стоимость восстановительного ремонта транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия с учётом амортизационного износа:

на дату дорожно-транспортного происшествия?

на дату назначения экспертизы?

на дату осмотра транспортного средства?

на дату подачи искового заявления?

2. Какова стоимость восстановительного ремонта транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия с учётом и без учёта амортизационного износа?

3. Какова общая сумма материального ущерба, полученного в результате дорожно-транспортного происшествия?».

К примеру, определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 июля 2019 года назначена судебная автотовароведческая экспертиза, на разрешение которой поставлены вопросы, изложенные в следующей редакции:

«1. Какова стоимость восстановительного ремонта транспортного средства …, от повреждений, являющихся следствием ДТП от 16 января 2017 года, с учётом и без учёта износа по состоянию на дату ДТП 16 января 2017 года в Северо-западном экономическом регионе в соответствии с Единой методикой определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении повреждённого транспортного средства, утверждённой Положением Центрального банка Российской Федерации от 19 сентября 2014 года №432-П?

2. Какова действительная стоимость транспортного средства …, по состоянию на дату ДТП 16 января 2017 года в Северо-западном экономическом регионе?

3. Если действительная стоимость транспортного средства …, меньше или равна стоимости его восстановительного ремонта без учёта износа, то какова стоимость годных остатков указанного транспортного средства с учётом износа по состоянию на дату ДТП 16 января 2017 года в Северо-западном экономическом регионе?» [16].

В этой части следует дополнительно акцентировать внимание, что подвидом автотовароведческой экспертизы является экспертиза определения стоимости годных остатков транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия. Целью этой экспертизы является установление стоимости годных остатков транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия при установлении экономической нецелесообразности восстановительного ремонта повреждённого автомобиля, когда его стоимость равна или превышает 80% стоимости транспортного средства до дорожно-транспортного происшествия. Примерный вопрос, который может быть поставлен эксперту на разрешение при назначении данной экспертизы, может быть сформулирован следующим образом: «Какова стоимость условно-годных (ликвидных) остатков повреждённого транспортного средства после дорожно-транспортного происшествия?».

Автотехническая экспертиза имеет своей целью установление технического состояния транспортных средств, дорог и их обустройства, дорожных знаков и разметок, механизма дорожно-транспортного происшествия, психофизиологического состояния водителя и участников дорожно-транспортного происшествия. Подвидами автотехнической экспертизы являются:

- судебная экспертиза технического состояния транспортных средств;

- судебная экспертиза механизма дорожно-транспортного происшествия;

- судебная автодорожная экспертиза (технического состояния дороги, дорожных обустройств, внешних условий на участке дорожно-транспортного происшествия);

- судебная инженерная экспертиза психофизиологического состояния водителя.

Предметом оценки автотехнической экспертизы могут являться и такие обстоятельства, как исследование обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, следов на транспортных средствах и месте дорожно-транспортного происшествия (транспортно-трасологическая диагностика), технического состояния дорожных условий на месте дорожно-транспортного происшествия.

Автотехническая экспертиза обладает достаточно широким перечнем предметов исследования и оценки, представляет собой комплекс научно-технических исследований всех аспектов конкретного дорожно-транспортного происшествия, проводимых лицом, обладающим специальными познаниями в данной области. При этом отдельное внимание заслуживает транспортно-трасологическая экспертиза, в предмет исследования вопросов которой входит установление соответствия механических повреждений транспортных средств (характер, количество, локализация) обстоятельствам произошедшего дорожно-транспортного происшествия, содержащимся в материалах административного дела (схема дорожно-транспортного происшествия, протокол дорожно-транспортного происшествия, фотоснимки повреждённого транспортного средства, объяснения участников и очевидцев дорожно-транспортного происшествия).

К примеру, в рамках одного из дел по ходатайству сторон была назначена транспортно-трасологическая автотовароведческая экспертиза, на разрешение которой были поставлены вопросы в следующей редакции:

«-могли ли быть получены транспортным средством … повреждения, в результате ДТП – 14 октября 2017 года?

- соответствуют ли повреждения транспортного средства …, в том числе повреждения левой боковой стороны и правой боковой стороны транспортного средства, обстоятельствам ДТП от 14 октября 2017 года?

- установить перечень повреждений транспортного средства …, которые были получены в результате ДТП 14 октября 2017 года?

- какова стоимость восстановительного ремонта транспортного средства …, с учётом износа по состоянию на дату ДТП – 14 октября 2017 года?» [17].

Транспортно-трасологическая экспертиза позволяет установить механизм дорожно-транспортного происшествия путём исследования следов на транспортных средствах и месте происшествия, в том числе определить траекторию, скорость и характер движения транспортных средств в момент их столкновения, а также после столкновения автомобилей вплоть до полной их остановки (изменение скорости автомобилей, движение транспортного средства после столкновения – поступательно или поступательное движение сочеталось с вращательным движением или опрокидыванием (переворачиванием)). По мнению Гитинова Р.К., наиболее эффективным судебно-экспертным способом установления факта инсценировки или фальсицикации дорожно-транспортного происшествия является назначение и производство автотехнической (58,3%) и (или) транспортно-трасологической экспертиз (30,6%) [18, с.23].

Судебные автотехнические экспертизы являются весьма распространёнными и выполняются практически во всех государственных экспертных учреждениях, однако многочисленность дорожно-транспортных происшествий и сложность этого рода экспертиз являются предпосылками выполнения большого количества этих экспертиз в негосударственных экспертных учреждениях и частными экспертами. Дорожно-транспортные происшествия относят к числу наиболее частных инцидентов, и для выяснения их обстоятельств, которые необходимы при разрешении споров, особенно теперь, в связи с принятием Федерального закона от 25 апреля 2002 года №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», потребность в подобных экспертных исследованиях существенно возросла [19, с.276].

Как уже очевидно после приведённой содержательной характеристики автотехнической и автотовароведческой экспертиз (с их подвидами), для их проведения требуются специальные знания в области автомобилестроения, товароведения в части оценки потребительских свойств автомобиля, порядка оценки стоимости восстановительного ремонта, поскольку предметы их исследования не только тождественны, сколько взаимосвязаны и взаимообусловлены единым объектом исследования, который совпадает. Определением ущерба от дорожно-транспортного происшествия должны заниматься специалисты в области исследования обстоятельств дорожно-транспортных происшествий, понимающие связь повреждений транспортных средств с конкретной аварией, знакомые с технологией их ремонта и умеющие рассчитывать стоимость работ и материалов, требуемых для восстановления автомобилей [20, с.108].

В делах о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО может быть назначена (если присутствует многозначность предметов исследования) как комплексная экспертиза, так и комиссионная экспертиза. В то же время, как правило, производство судебных экспертиз по автостраховым спорам поручается эксперту единолично ввиду единичного предмета исследования (к примеру, заявлен только вопрос о стоимости восстановительного ремонта, либо о стоимости годных остатков автомобиля), что, безусловно, в целом не умаляет результатов проведённого исследования и не ставит под сомнение их достоверность. Это обусловлено не только фактом единичности предмета оценки, но и тем, что при назначении экспертизы по общему правилу, которому следуют суды, оценивается профессиональная подготовка, квалификация и стаж работы лица, заявленного участвующими в деле лицами в качестве «возможного» эксперта, которому допустимо поручить проведение экспертизы.

Вопрос о требованиях, предъявляемых к лицу, которому может быть поручено судом проведение и производство судебной экспертизы, предметом настоящего исследования не является, однако это не исключает необходимость отметить следующее. Различают объективную компетенцию, т.е. объём знаний, которыми должен владеть эксперт, и субъективную компетенцию – степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями. Субъективную компетенцию часто называют компетентностью эксперта. Она определяется его образовательным уровнем, специальной экспертной подготовкой, стажем экспертной работы, опытом в решении аналогичных экспертных задач, индивидуальными способностями [19, с.239].

Поскольку оценка компетентности лица, заявленного в качестве «возможного» эксперта для проведения судебной экспертизы, оценивается судом при разрешении вопроса о её назначении, возникает достаточно интересный вопрос: может ли быть назначена судебная автотехническая-автотовароведческая экспертиза и поручено её проведение одному эксперту, с учётом того, что предметы исследования находятся в смежных областях знания? По мнению автора исследования, представляется, что такое теоретически допустимо и возможно, но только в том случае, если при разрешении соответствующего ходатайства суд удостовериться в наличии у лица, заявленного в качестве эксперта, надлежащей профессиональной квалификации в обоих областях знаниях: в области автотехники (машиностроения) и оценки транспортных средств (автотовароведение). Этот вывод следует и из того, что процессуальным законом такая возможность не запрещена и не исключается, что представляется правильным. При этом назначение судом такой экспертизы с «удвоенным» предметом исследования представляется допустимым только при наличии соответствующих разногласий (спора) между потерпевшим и страховщиком, а иное будет свидетельствовать о выходе за процессуальные пределы предмета доказывания по делу по инициативе суда. Можно также утверждать, что какие-либо процессуальные права участвующих в деле лиц нарушены единоличным проведением такой судебной экспертизы не будут, если этому будет предшествовать судебная проверка объективной и субъективной компетенции эксперта (исследование документов об образовании, о переквалификации, о повышении квалификации). То обстоятельство, что проведение комплексной экспертизы будет заменено на её проведение и производство экспертом единолично само по себе ещё не будет констатировать факт возможного некачественного исследования предметов оценки, обладающих смежным и даже взаимообусловленным характером, наличии иных «пороков» в заключении по его результатам.

Отсюда возникает иной вопрос: возможно ли признание недопустимым доказательством части экспертного заключения, составленного по результатам проведения экспертом единолично автотехнической-автотовароведческой экспертизы? Следует учитывать, что поскольку формально экспертиза будет относиться к виду «единоличная» (по критерию состава (количества) экспертов, её проводящих), фактически она будет обладать характером «комплексной» экспертизы, а потому в заключении эксперта в резолютивной части должно содержаться несколько выводов, части которого будет соответствовать вопросам в области автотехнической экспертизы и отдельно в области автотовароведческой экспертизы. Получается, что заключение эксперта по такой «удвоенно-комплексной» экспертизе должно быть оформлено единым документом с резолютивной частью, содержащей в себе, как минимум две части выводов.

Процессуальный институт признания доказательства недопустимым в цивилистическом процессе прямо не установлен в нормах процессуального закона, однако следует из положений о допустимости и относимости доказательств, правил их оценки (статьи 59, 60, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Этот институт предполагает процессуальную процедуру, схожую с процедурой «негативного правотворчества», осуществляемого судами в рамках конкретного судебного нормоконтроля, то есть предполагает признание судом утраты доказательством юридической его силы. Юридическая сила доказательства – это такое свойство доказательства, которое приобретается им только при условии получения доказательства в порядке, установленном законом. В своём научном труде М.А. Фокиной выявлены свойства, характеризующие рассматриваемое правовое явление, а именно: юридическая сила доказательства обеспечивает право сторон и других лиц, участвующих в деле, ссылаться на доказательства в целях обоснования своей позиции; юридическую силу доказательств характеризует обязательность, т.е. суд обязан считаться с наличием доказательства, рассмотреть ходатайства, связанные с ним, исследовать доказательство, дать ему оценку и отразить её в судебном решении; признание судом юридической силы доказательства делает невозможным его исключение по формальным признакам из системы доказательств по конкретному делу [21, с.11].

Применительно к автостраховым спорам, поскольку на основании результатов автотехнической (в частности, транспортно-трасологической) экспертизы экспертом решается вопрос о включении полученных в дорожно-транспортном происшествии механических повреждений на автомобиле, стоимость устранения которых должна покрываться страховым возмещением, вопрос об общей сумме которого также являлся предметом судебной экспертизы (автотовароведческой), проводимой этим же экспертом, то установление в ходе судебного разбирательства неустранимых недостатков («пороков») заключения в части выводов по автотехнической экспертизе (к примеру, после проведения дополнительной экспертизы будет установлено, что часть повреждений не является полученной в результате заявленного страхового случая), по мнению автора, должно повлечь утрату юридической силы этого доказательства и в части выводов, сформулированных по результатам автотовароведческой экспертизы. Иное может повлечь не только неосновательное обогащение на стороне истца-потерпевшего, фактически не обладающего правом на денежные суммы за устранение механических повреждений, которые, если будет установлено в ходе судебного разбирательства, не являются относящимися к конкретному дорожно-транспортному происшествию, по которому взыскивается страховая выплата, но и к изменению или отмене постановленного судебного решения. При этом обратный случай, то есть только признание части экспертного заключения, составленного одним экспертом по результатам проведённого исследования (автотехнической (в частности, транспортно-трасологической) и автотовароведческой экспертизы), в части определения стоимости восстановительного ремонта автомобиля или стоимости его годных остатков, недопустимым доказательством, исключается, поскольку результаты автотехнической экспертизы выступают фактической «основой» для вывода об общей сумме ущерба (с позиции количества повреждённых элементов автомобиля, стоимости его ликвидных остатков, количества замены (или установки) запасных частей транспортного средств). Более того, если смоделировать такую ситуацию, то получается, что, если заключение эксперта будет признано недопустимым доказательством в части выводов о стоимости восстановительного ремонта автомобиля, суд, признав достоверность и правильность выводов эксперта о получении автомобилем механических повреждений в конкретном дорожно-транспортном происшествии, общая стоимость устранения которых исчислена им во «второй» части заключения (по товароведению), и, по сути, подлежит возмещению за счёт страховой выплаты, в то же время, фактически будет утверждать о недостоверности этой общей стоимости, которая исчислена экспертом на основании учёта всех повреждённых деталей, узлов, агрегатов автомобиля, что изначально признаётся судом и не ставится под сомнение. Представляется, что такая процессуальная позиция не есть оптимальный вариант для оценки содержательной стороны единого доказательства, поскольку налицо внутреннее противоречие, выражающееся в коллизии и «безобоснованной отдаче» приоритета юридической силы отдельной части одного доказательства, что не укладывается в рамки здравого смысла и представляет, по сути, в оценке доказательств процессуальный «парадокс».

Библиография
1.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 31 мая 2005 года №6-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» в связи с запросами Государственного Собрания – Эл Курултай Республики Алтай, Волгоградской областной Думы, группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина С.Н. Шевцова» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 6 июня 2005 года. №23. Ст.2311; «Российская газета». №120. 7 июня 2005 года; «Вестник Конституционного Суда Российской Федерации». №4. 2005 год.
2.
http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения 17 ноября 2019 года).
3.
Архив Санкт-Петербургского городского суда (дата обращения 15 ноября 2019 года).
4.
Постановление Конституционного Суда Российской Федерации т 10 марта 2017 года №6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.С. Аринушенко, Г.С. Бересневой и других» // «Собрание законодательства Российской Федерации», 20 марта 2017 года. №12. Ст.1780; «Российская газета». №64. 28 марта 2017 года; «Вестник Конституционного Суда Российской Федерации». №3. 2017 год.
5.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 октября 2019 года (номер апелляционного производства №33-16355/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
6.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 30 июля 2019 года (номер апелляционного производства №33-5368/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
7.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 29 июля 2019 года (номер апелляционного производства №33-9511/2019) // (СПС «КонсультантПлюс».
8.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 апреля 2019 года (номер апелляционного производства №33-3403/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
9.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 июня 2019 года (номер апелляционного производства №33-4267/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
10.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 6 августа 2019 года (номер апелляционного производства №33-12326/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
11.
Эйсман А.А. «Заключение эксперта», М. 1967. С. 91.
12.
Отчёт судов общей юрисдикции о суммах ущерба от преступлений, о суммах материальных взысканий в доход государства, количестве вынесенных постановлений об оплате процессуальных издержек за счёт средств федерального бюджета и назначении экспертиз за 12 месяцев 2018 года (раздел №6) // http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения 17 ноября 2019 года).
13.
Федеральный закон от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» // «Собрание законодательства Российской Федерации». 2001. №23. Ст.2291.
14.
Абдилов К.С., Жанадилов А.Е. Заключение эксперта как доказательство в гражданском процессе // Законность и правопорядок в современном обществе. 2013. №12. С.74.
15.
Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе: монография. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, ИНФРА-М. 2018. 576 с.
16.
Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 июля 2019 года о назначении судебной автотовароведческой экспертизы (номер апелляционного производства №33-8239/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
17.
Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 30 июля 2019 года (номер апелляционного производства №33-5368/2019) // СПС «КонсультантПлюс».
18.
Гитинов Р.К. Особенности назначения и производства экспертиз по делам о мошенничестве в сфере автострахования // Российский следователь. 2017. №19. С.23-27.
19.
Россинская Е.Р., Галяшина ЕИ. Настольная книга судьи: судебная экспертиза. Москва: Проспект. 2011. 464 с.
20.
Андрианов Ю.В. Судебная битва // Удачной дороги. М.: Ось-89. 2003. (Домашний адвокат). С. 108.
21.
Фокина М.А. Механизм доказывания по гражданским делам: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М. 2011. С. 11
References (transliterated)
1.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 31 maya 2005 goda №6-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti Federal'nogo zakona «Ob obyazatel'nom strakhovanii grazhdanskoi otvetstvennosti vladel'tsev transportnykh sredstv» v svyazi s zaprosami Gosudarstvennogo Sobraniya – El Kurultai Respubliki Altai, Volgogradskoi oblastnoi Dumy, gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy i zhaloboi grazhdanina S.N. Shevtsova» // «Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii», 6 iyunya 2005 goda. №23. St.2311; «Rossiiskaya gazeta». №120. 7 iyunya 2005 goda; «Vestnik Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii». №4. 2005 god.
2.
http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (data obrashcheniya 17 noyabrya 2019 goda).
3.
Arkhiv Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda (data obrashcheniya 15 noyabrya 2019 goda).
4.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii t 10 marta 2017 goda №6-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti stat'i 15, punkta 1 stat'i 1064, stat'i 1072 i punkta 1 stat'i 1079 Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami grazhdan A.S. Arinushenko, G.S. Beresnevoi i drugikh» // «Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii», 20 marta 2017 goda. №12. St.1780; «Rossiiskaya gazeta». №64. 28 marta 2017 goda; «Vestnik Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii». №3. 2017 god.
5.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 15 oktyabrya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-16355/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
6.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 30 iyulya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-5368/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
7.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 29 iyulya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-9511/2019) // (SPS «Konsul'tantPlyus».
8.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 16 aprelya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-3403/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
9.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 18 iyunya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-4267/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
10.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 6 avgusta 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-12326/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
11.
Eisman A.A. «Zaklyuchenie eksperta», M. 1967. S. 91.
12.
Otchet sudov obshchei yurisdiktsii o summakh ushcherba ot prestuplenii, o summakh material'nykh vzyskanii v dokhod gosudarstva, kolichestve vynesennykh postanovlenii ob oplate protsessual'nykh izderzhek za schet sredstv federal'nogo byudzheta i naznachenii ekspertiz za 12 mesyatsev 2018 goda (razdel №6) // http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (data obrashcheniya 17 noyabrya 2019 goda).
13.
Federal'nyi zakon ot 31 maya 2001 goda №73-FZ «O gosudarstvennoi sudebno-ekspertnoi deyatel'nosti v Rossiiskoi Federatsii» // «Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii». 2001. №23. St.2291.
14.
Abdilov K.S., Zhanadilov A.E. Zaklyuchenie eksperta kak dokazatel'stvo v grazhdanskom protsesse // Zakonnost' i pravoporyadok v sovremennom obshchestve. 2013. №12. S.74.
15.
Rossinskaya E.R. Sudebnaya ekspertiza v grazhdanskom, arbitrazhnom, administrativnom i ugolovnom protsesse: monografiya. 4-e izd., pererab. i dop. M.: Norma, INFRA-M. 2018. 576 s.
16.
Opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 16 iyulya 2019 goda o naznachenii sudebnoi avtotovarovedcheskoi ekspertizy (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-8239/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
17.
Apellyatsionnoe opredelenie sudebnoi kollegii po grazhdanskim delam Sankt-Peterburgskogo gorodskogo suda ot 30 iyulya 2019 goda (nomer apellyatsionnogo proizvodstva №33-5368/2019) // SPS «Konsul'tantPlyus».
18.
Gitinov R.K. Osobennosti naznacheniya i proizvodstva ekspertiz po delam o moshennichestve v sfere avtostrakhovaniya // Rossiiskii sledovatel'. 2017. №19. S.23-27.
19.
Rossinskaya E.R., Galyashina EI. Nastol'naya kniga sud'i: sudebnaya ekspertiza. Moskva: Prospekt. 2011. 464 s.
20.
Andrianov Yu.V. Sudebnaya bitva // Udachnoi dorogi. M.: Os'-89. 2003. (Domashnii advokat). S. 108.
21.
Fokina M.A. Mekhanizm dokazyvaniya po grazhdanskim delam: avtoref. dis. … d-ra yurid. nauk. M. 2011. S. 11

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования – вопросы признания «доказательством заключения эксперта по делам о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО». Речь идет о судебном процессе в основном, но ни одного судебного решения не приведено. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «Суть института обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев транспортных средств с учётом такого принципа обязательного страхования, как гарантия возмещения вреда, причинённого жизни, здоровью или имуществу потерпевших». Вот эти вопросы «…обращение за судебной защитой потребителей страховых услуг не утрачивает своей актуальности. Это обусловлено не недостаточной степенью разработанности вновь введённого правового института урегулирования спора в досудебном формате, а тем, что судебный порядок разрешения конфликтов на всём протяжении развития государства признавался наиболее оптимальным, эффективным средством восстановления нарушенного права, для целей которых и создана данная ветвь власти», «При обращении в суд … рекомендуется приложить заключение независимой экспертизы о механических повреждениях, полученных в результате дорожно-транспортного происшествия, отчёт независимого оценщика о стоимости восстановительного ремонта транспортного средства, как документы, подтверждающие обоснованность заявляемых требований» рассматриваются в статье. Научная новизна не обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают внимания. Исследование имеет не все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, но основная часть в некоторых случаях смоделирована автором, но не подкреплена судебной практикой, отсутствуют четко сформулированные выводы. Что не может приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи только отчасти. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «В ходе судебного разбирательства по такому делу зачастую бывают ситуации, когда страховщик оспаривает наличие механических повреждений на автомобиле, отражённых в заключении независимой экспертизы, проведённой на основании обращения потерпевшего в досудебном порядке, ссылаясь на то, что из всего перечня поименованных механических повреждений часть из них получена в результате иного дорожно-транспортного происшествия, в связи с чем включение расходов по их устранению в сумму страховой выплаты по произошедшему дорожно-транспортному происшествию не является обоснованным, а свидетельствует фактически о злоупотреблении правом со стороны истца…. указывая, например, на её чрезмерность и завышенность». Автор отмечает, что «…судами по соответствующему ходатайству участвующих в деле лиц могут быть назначены судебные экспертизы», «Вопросы о наличии механических повреждений, их объёме и характере, способе возникновения, определении технологии и фактической стоимости восстановительного ремонта, стоимости годных остатков повреждённого транспортного средства не могут быть разрешены без специальных на то познаний, которыми суд не обладает». Далее автор переходит к описанию НПА и отмечает, что ГПК не содержит «легального понятия «судебная экспертиза». Оно раскрыто лишь в нормах Федерального закона от 31 мая 2001 года №73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»». Он также пишет: «При этом доказательственной ценностью как средства доказывания, по мнению автора исследования, является не сама судебная экспертиза, представляющая собой процессуальное действие уполномоченного лица (эксперта) по исследованию предмета оценки, а именно заключение эксперта, составленное им по результатам такого проведённого исследования». Правда не ясно, почему лишь «по мнению автора исследования», а разве есть другие мнения? Далее автор раскрывает «множество разнообразных экспертиз», а именно «Наиболее распространёнными, и можно утверждать, что требуемыми, видами экспертиз в рамках рассматриваемой категории дел являются автотехническая экспертиза и автотовароведческая экспертиза …», «Надлежит несколько слов сказать о поименованных видах экспертиз» и др. Автор замечает, опираясь на НПА и некоторые исследования других ученых: «Как уже очевидно после приведённой содержательной характеристики автотехнической и автотовароведческой экспертиз (с их подвидами), для их проведения требуются специальные знания в области автомобилестроения, товароведения в части оценки потребительских свойств автомобиля, порядка оценки стоимости восстановительного ремонта, поскольку предметы их исследования не только тождественны, сколько взаимосвязаны и взаимообусловлены единым объектом исследования, который совпадает». При этом автор не анализирует решения судов, дает ссылки на работы ученых. Автор замечает: «Процессуальный институт признания доказательства недопустимым в цивилистическом процессе прямо не установлен в нормах процессуального закона…» и делает вывод: «институт предполагает процессуальную процедуру, схожую с процедурой «негативного правотворчества», осуществляемого судами в рамках конкретного судебного нормоконтроля, то есть предполагает признание судом утраты доказательством юридической его силы». Автор отмечает, что «Применительно к автостраховым спорам, поскольку на основании результатов автотехнической (в частности, транспортно-трасологической) экспертизы экспертом решается вопрос о включении полученных в дорожно-транспортном происшествии механических повреждений на автомобиле, стоимость устранения которых должна покрываться страховым возмещением, вопрос об общей сумме которого также являлся предметом судебной экспертизы (автотовароведческой), проводимой этим же экспертом, то установление в ходе судебного разбирательства неустранимых недостатков («пороков») заключения в части выводов по автотехнической экспертизе (к примеру, после проведения дополнительной экспертизы будет установлено, что часть повреждений не является полученной в результате заявленного страхового случая), по мнению автора, должно повлечь утрату юридической силы этого доказательства и в части выводов, сформулированных по результатам автотовароведческой экспертизы» и делает правильный вывод: «Иное может повлечь не только неосновательное обогащение на стороне истца-потерпевшего, фактически не обладающего правом на денежные суммы за устранение механических повреждений, которые, если будет установлено в ходе судебного разбирательства, не являются относящимися к конкретному дорожно-транспортному происшествию, по которому взыскивается страховая выплата, но и к изменению или отмене постановленного судебного решения». В заключение автор подводит итог: «Более того, если смоделировать такую ситуацию, то получается, что, если заключение эксперта будет признано недопустимым доказательством в части выводов о стоимости восстановительного ремонта автомобиля, суд, признав достоверность и правильность выводов эксперта о получении автомобилем механических повреждений в конкретном дорожно-транспортном происшествии, общая стоимость устранения которых исчислена им во «второй» части заключения (по товароведению), и, по сути, подлежит возмещению за счёт страховой выплаты, в то же время, фактически будет утверждать о недостоверности этой общей стоимости, которая исчислена экспертом на основании учёта всех повреждённых деталей, узлов, агрегатов автомобиля, что изначально признаётся судом и не ставится под сомнение». И далее автор продолжает «Представляется, что такая процессуальная позиция не есть оптимальный вариант для оценки содержательной стороны единого доказательства, поскольку налицо внутреннее противоречие, выражающееся в коллизии и «безобоснованной отдаче» приоритета юридической силы отдельной части одного доказательства, что не укладывается в рамки здравого смысла и представляет, по сути, в оценке доказательств процессуальный «парадокс»». Как нам кажется приведены общие, ничего не значащие и не дающие для практики и теории заключения (выводы). При этом автор совершенно не владеет судебной практики, т. е. не приводит ни одного случая, похожего на смоделированные им позиции (гипотезы). Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью соответствующую отдельным требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных статей, монографий оппонентов. Библиография не достаточно полная и содержит помимо решений КС РФ (не совсем относящихся к предмету статьи), определенное количество современных научных исследований, к которым автор обращается, но не полемизирует и не анализирует, а подкрепляет некоторые свои мысли. Но это не является основой для определения автору проблем. Он сам их ставит (моделирует), исследует их, раскрывает предмет статьи. Отсутствие судебной практики отрицательно сказывается на содержании работы. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует отчасти. Автором используется материал других исследователей в некоторых случаях, но с учетом предыдущих суждений рецензента. Выводы – работа требует доработки в части научной новизны, судебной практики, подкрепляющей выводы автора, да и самих выводов. Интерес читательской аудитории будет присутствовать после доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Признание доказательством заключения эксперта по делам о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и условно обозначил её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, условно обозначил её актуальность. В основной части статьи автор разъяснил, что «обращение за судебной защитой потребителей страховых услуг не утрачивает своей актуальности» т.д. и указал на число «исковых заявлений о взыскании (доплате) страхового возмещения» в 2017 и 2018 гг. Далее автор на примере судебной практики Санкт-Петербургского городского суда разъяснил читателю мысль, что «не всегда страховой спор окончательно разрешается судебным постановлением суда первой инстанции, не обжалованным сторонами» т.д. Далее автор сообщил, что «основным материальным требованием является денежное (имущественное) требование» и указал «производные требования материально-правового характера» т.д. Далее автор обстоятельно разъяснил мысль о том, что «во многих судебных актах ссылка на проведение… оценки стоимости восстановительного ремонта транспортного средства присутствует как одно из аспектов обоснованности иска» т.д., привел пример из судебной практики. Далее автор описал обстоятельства и основания назначения судами соответствующих судебных экспертиз, вновь разъяснив на примерах из судебной практики, что «экспертизы могут быть назначены не только судом первой инстанции, рассматривающим дело по существу, но и судом апелляционной инстанции» т.д. Далее автор разъяснил, кому именно может быть поручено проведение такой экспертизы, привёл статистические данные, описал требования к заключению эксперта. Далее автор обосновал мнение о том, что «доказательственной ценностью как средства доказывания является не сама судебная экспертиза…, а именно письменный документ – заключение эксперта» т.д., разъяснил, почему «наиболее распространёнными… видами экспертиз… являются автотехническая экспертиза и автотовароведческая экспертиза» т.д. Далее автор обстоятельно описал содержание автотовароведческой экспертизы, перечислил решаемые во время её проведения задачи, указал её подвиды, обосновал мысль о том, что «широком перечне предметов исследования и оценки» автотехнической экспертизы. Далее автор последовательно описал содержание «транспортно-трасологической экспертизы» и обоснованно заключил, что для проведения двух описанных им видов экспертиз «требуются специальные знания» т.д. Далее автор сообщил, что «в делах о взыскании страхового возмещения по договору ОСАГО может быть назначена… как комплексная экспертиза, так и комиссионная экспертиза» и т.д. Автор стремился обстоятельно, но умозрительно обосновать мысль о том, что проведение судебной автотехнической и автотовароведческой экспертизы может быть поручено одному эксперту, если «суд удостоверится в наличии у лица, заявленного в качестве эксперта, надлежащей профессиональной квалификации в обеих областях знаний» т.д., затем о том, что «заключение эксперта по такой «удвоенно-комплексной» экспертизе должно быть оформлено единым документом с резолютивной частью, содержащей в себе, как минимум две части выводов» т.д. Далее автор разъяснил мысль о том, что «признание доказательства недопустимым» «предполагает признание судом утраты доказательством юридической его силы» и в завершение основной части статьи стремился обстоятельно, но умозрительно обосновать мысль о том, что «установление в ходе судебного разбирательства неустранимых недостатков… заключения в части выводов по автотехнической экспертизе… должно повлечь утрату юридической силы этого доказательства и в части выводов, сформулированных по результатам автотовароведческой экспертизы» и т.д. Автор заключил, что «если заключение эксперта будет признано недопустимым доказательством в части выводов о стоимости восстановительного ремонта автомобиля, суд, признав достоверность и правильность выводов эксперта о получении автомобилем механических повреждений…, общая стоимость устранения которых исчислена им во «второй» части заключения…, в то же время, фактически будет утверждать о недостоверности этой общей стоимости, которая исчислена экспертом на основании учёта всех повреждённых деталей, узлов, агрегатов автомобиля, что изначально признаётся судом и не ставится под сомнение» т.д. В статье встречаются незначительные ошибки/описки, как-то: «в 20187 году», «документ - заключение», «суд удостовериться», «в обоих областях знаниях» и т.д., неудачные и некорректные выражения, как-то: «автотехнической-автотовароведческой экспертизы». Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье присутствуют. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует незначительной доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.