Читать статью 'Проблемы совершенствования правового режима дистанционного зондирования Земли из космического пространства' в журнале Международное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1908,   статей на доработке: 358 отклонено статей: 498 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международное право
Правильная ссылка на статью:

Проблемы совершенствования правового режима дистанционного зондирования Земли из космического пространства

Ложковой Пётр Николаевич

соискатель кафедры международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России

119454, Россия, г. Москва, пр. Вернадского, 76, к. 305

Lozhkovoi Petr Nikolaevich

post-graduate student of the Department of International Law, Moscow State Institute of International Relations (University) of the Russian Ministry of Foreign Affairs

119454, Russia, g. Moscow, pr. Vernadskogo, 76, k. 305

petr_lozhkovoy@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2019.4.31163

Дата направления статьи в редакцию:

26-10-2019


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

Дистанционное зондирование Земли из Космоса развивается очень активно и в этой области выявляется целый ряд проблем, которые препятствуют эффективному использованию данного вида космической деятельности. Отсутствие межгосударственного специального нормативного акта ведет к тому, что отношения между производителями и пользователями данных, полученных в процессе зондирования, регулируются чаще всего частными компаниями. Некоторые обычаи регулирования уже формируются, например, в США и Европейском Союзе. Однако число космических держав возрастает и необходима должная правовая унификация. Методология исследования включает общенаучные и частнонаучные методы (в том числе анализ, синтез, сравнение, системный подход, исторический метод). В статье представлены отдельные рекомендации, в части правового регулирования возмещения ущерба при осуществлении дистанционного зондирования. Отмечается важность выработки юридических норм, регулирующих доступ к получению в процессе зондирования данным и их использованию. Затрагиваются вопросы коммерческого использования полученной информации в процессе космической деятельности.

Ключевые слова: дистанционное зондирование, космическая деятельность, принципы дистанционного зондирования, спутники связи, частные компании, международные договоры, разрешение споров, национальное право, космическое право, международное право

Abstract.

Remote probing of Earth from space is rapidly developing. This field has a range of problems hindering the efficient implementation of such type of space activity. The absence of an interstate special normative act leads to the fact that the relations between the producers and users of data, obtained in the process of probing, are most often regulated by private companies. Some customs of such regulations currently form in the United States and the European Union. However, the number of global space powers is growing and requires due legal unification. The article provides recommendation, namely with regards to legal regulation of compensation for damage in case of conducting remote probing. The author underlines the relevance for elaboration of legal norms regulating access and usage of data acquired in the course of probing. The article also covers the questions of commercial use of information obtained as a result of space activity.

Keywords:

international treaties, private companies, communications satellites, principles of remote sensing, space activities, remote sensing, dispute resolution, national law, space law, international law

Человечество является свидетелем деградации окружающей природной среды и многочисленными рисками природных катастроф [27, p. 4]. С другой стороны, наша способность справляться с такими рисками многократно возросла благодаря новым технологиям [1]. Одна из них — дистанционное зондирование Земли со спутников, которая дает нам возможность лучше понимать природные процессы. Дистанционное зондирование - очень удобное и эффективное средство для оценки и устранения рисков и в наше время становится очень популярным источником информации при принятии важных решений. Его эффективность была доказана неоднократно, например, в случае с цунами в Индийском океане, когда снимки со спутников позволили проследить их расположение и направления движения. Благодаря этому средства борьбы с цунами были направлены в нужные места, а соответствующие службы действовали наиболее эффективно, сверяясь с сериями снимков следующих один за другим по времени и отслеживая процесс. Дистанционное зондирование также активно используется в борьбе с разливами нефти в различных районах Мирового океана и продолжающейся вырубки лесов в Амазонии.

Дистанционное зондирование Земли регулируется международным космическим правом. В настоящее время проблемы правового регулирования зондирования Земли сконцентрировались вокруг права доступа к информации, извлекаемой из данных, полученных в результате зондирования [11, c. 114]. При этом, есть ряд нерешенных проблем [29], особенно в том, что касается распространения и использования снимков, в частности, это регулирование слишком неоднородно, поскольку исходит из разных источников, а также оно слишком неопределенно в том, что касается политической и гражданской ответственности лиц, производящих распространение и использование снимков. Кроме того, присутствует фактор, что передача снимков без ведома сканируемого государства может нанести урон его безопасности, военной или экономической [10, c. 267]. Эти недостатки правового регулирования ограничивают реализацию тех возможностей, которые заложены в дистанционном зондировании.

1) правовые основы дистанционного зондирования

Как отмечает Ю.М. Колосов, глобальный характер космической деятельности предполагает, во-первых, заключение международных соглашений по её различным аспектам и, во-вторых, постоянное регулирование некоторых видов космических исследований через международные организации [3, c. 81]. Решающая роль в определении правопорядка дистанционного зондирования принадлежит Договору о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела» 1967 г. (далее – Договор по космосу) [2], а также Принципам 1986 г. [12]. В этих документах изложены принципиальные основы правового режима космоса вообще и дистанционного зондирования, в частности. Оба документа признаются содержащими обычно-правовые нормы, в силу этого обязательные для всех субъектов международного права [8, с. 13-21; 20]. В Договоре по космосу ясно установлено, что суверенитет государств не распространяется на космическое пространство и небесные тела и что космос открыт для свободного доступа всех государств. Договором также предусмотрено, что государства несут ответственность за проведение всей космической деятельности. Вопросы ответственности были конкретизированы в Конвенции 1972 г. [5; 7, с. 228-235].

Но для решения критических вопросов дистанционного зондирования недостаточно. Главной целью составителей «принципов» было уравновесить права зондирующего и зондируемого государств. «Принципы» сфокусированы на порядке сбора данных и их распространения, но не использования и применения. Это можно объяснить тем, что в период принятия «Принципов» в мире существовало противостояние двух космических держав — СССР и США. Ныне целый ряд стран (к примеру, Алжир, Бразилия, Британия, Индия, Италия, Канада, Китай, Колумбия, Корея, Нигерия, Россия, США, Тайвань, Турция, Франция, Япония), а также частные организации и учреждения (напр., международные корпорации GeoEye, Digital Globe, ImageSat International) обладают возможностями вести зондирование, а распространение снимков ведется на коммерческой основе. И среди предприятий, запускающих и обслуживающих спутники, обрабатывающих снимки, оптовых продавцов и т.п. все больше частных предпринимателей. Стали очень разнообразными цели, в которых используются снимки — слежение за природными катаклизмами, нанесенным ущербом, оценкой происшествий в целях страхования, производство географических карт. И во многих случаях снимки могут играть главную роль для принятия решений.

При определении правового режима дистанционного зондирования необходимо принимать во внимание совместно положения Договора по космосу и «Принципов дистанционного зондирования» [22, p. 453-454]. Принцип IV указывает, что «деятельность по дистанционному зондированию осуществляется в соответствии со статьей I Договора по космосу», а указанная статья, в свою очередь, предусматривает свободу исследования и использования Космоса, причем только в интересах всего человечества.

Баланс прав зондирующего и зондируемого государств устанавливается в Принципе VI: деятельность по дистанционному зондированию должна осуществляться на основе уважения принципа суверенитета всех государств и народов над их владениями и природными ресурсами, а также деятельность по дистанционному зондированию не должна осуществляться образом, не совместимым с законными правами и интересами зондируемых государств.

Отсюда в юридической литературе формулируются правила, которым должна соответствовать политика сбора данных:

- не должно быть никаких ограничений по географическому признаку;

- объектами сбора данных могут быть любые объекты, в том числе природные ресурсы и поверхность и недра моря;

- правомерен сбор данных о территориях за пределами национальной юрисдикции;

- для начала зондирования не требуется ни проведения предварительных консультаций или уведомления; не может быть никакого права вето со стороны зондируемого государства [18, p. 33];

- не может выдвигаться никаких условий относительно типа сенсора (радар или оптическое устройство), или его мощности или степени разрешения.

К сожалению, принцип не излагает подробных условий относительно доступа третьей стороны к полученным данным или прав оператора относительно полученных данных.

Принцип XII говорит относительно данных: как только получены первичные данные или обработанные данные, касающиеся территории под юрисдикцией зондируемого государства, это государство имеет доступ к ним на недискриминационной основе на условиях разумной оплаты. Поскольку выражение « на недискриминационной основе» не расшифровано, некоторые авторы дают ему собственное толкование: это означает, что зондирующее государство обязано предоставить ему данные на тех же условиях, что и другим государствам, желающим получить эти данные [13, p. 45].

Значит, Принципы не делают никаких различий в условиях предоставления данных зондирования для разных целей и разных пользователей. Нет и пояснений выражения «на условиях разумной оплаты». Такие условия могут означать как случайно назначаемую цену, так, и цену рынка. Они никак не могут служить руководством для образования цены для разных категорий продукта или для данных, произведенных разными операторами.

Принципы X и XI поощряют раскрытие информации в целях защиты окружающей среды и ликвидации последствий катастроф. Принцип Х гласит, что дистанционное зондирование должно содействовать охране природной среды Земли. С этой целью участвующие в деятельности по дистанционному зондированию государства, которые установили, что в их распоряжении имеется информация, способная предотвратить любое вредное для природной среды Земли явление, сообщают эту информацию соответствующим государствам. В дополнение к этому принцип XI Дистанционное зондирование должно содействовать защите человечества от стихийных бедствий. С этой целью участвующие в деятельности по дистанционному зондированию государства, которые установили, что в их распоряжении имеются обработанные данные и проанализированная информация, могущие быть полезными для государств, пострадавших от стихийных бедствий или подвергающихся опасности от надвигающихся стихийных бедствий, передают такие данные и информацию соответствующим государствам по возможности в кратчайшие сроки [17, c. 165].

В приведенных принципах нет конкретных указаний на то, на каких условиях данные должны или могут предоставляться в таких случаях. Поэтому они не могут служить надежной правовой базой для передачи желающим и использования данных для общественной пользы на выгодных условиях.

В Принципах не предусмотрена защита прав производителей данных, а именно — права интеллектуальной собственности, а потому ничего не говорится об условиях использованных этих данных. Принципы не могут служить руководством для организации деятельности поставщиков или потребителей данных. Поэтому каждый поставщик ставит свои условия.

С другой стороны, не урегулированы вопросы ни политической, ни гражданской ответственности, которые могут наступить в процессе дистанционного зондирования. Статья VII Договора по космосу установила гражданскую ответственность запускающего государства за ущерб, причиненный космическим объектом или его компонентом на Земле. Это положение дополнено Конвенцией о международной ответственности тем, что в ней предусмотрена «абсолютная ответственность», и кроме того, гражданская ответственность налагается на запускающее государство за ущерб на поверхности Земли либо на летательный аппарат в полете. По мнению Р. Бендера, Конвенция о международной ответственности охватывает те случаи, когда явно определим физический ущерб, причиненный космическим объектом, поскольку ее положения применимы только к тем случаям, когда зондирующий спутник прямо упадет на землю и причинит разрушения [14, p. 206].

Конечно, трудно представить себе документ общего характера, который бы регулировал ответственность за предоставление ненадлежащей информации, полученной в результате дистанционного зондирования.

Наконец, справедливо утверждение У. Броуда о том, что Принцип XIV, устанавливающий политическую ответственность (responsibility) за деятельность зондирующих спутников, не охватывает ответственность конечных пользователей или иную третью сторону, использующую данные дистанционного зондирования [15, p. A1]. Это значит, что пространство гражданской ответственности всегда сосредоточено на стороне поставщика. Таким образом,- говорит А. Кристол, вынося суждение об эффективности Принципов, - создаваемый ими режим и не регулирует деятельность по дистанционному зондированию, и не создает для нее благоприятные условия [16, p. 67].

Действительно, неопределенность правового регулирования дистанционного зондирования ограничивает расширение его применения и реализацию возможных выгод.

Надо отметить и положительную тенденцию, которая заключается в том, что государства имплементируют отдельные положения деклараций, резолюций и иных международно-правовых документов в свое национальное законодательство, что создаёт предпосылки плодотворного сотрудничества между государствами, физическими и юридическими лицами, а также международными организациями, занятыми в деятельности по дистанционному зондированию Земли из Космоса [9, c. 33-37].

2) практика предоставления доступа к данным и их использования

Как указывалось ранее, политику предоставления доступа к данным, полученным в результате дистанционного зондирования, определяют разные органы и учреждения. В основном эту политику можно квалифицировать в две категории, в зависимости от субъекта, принимающего регулятивные меры:

1) органы государства или агентства, действующие от его имени;

2) коммерческие структуры, которые эксплуатируют спутники и обрабатывают полученные данные.

Политику, проводимую от имени государства, можно еще разделить на две части:

а) свободный доступ без внесения оплаты или с внесением минимальной оплаты (такова, например, политика США);

б) более зарегулированный доступ – по категориям пользователей и по размерам понесенных операторами затрат (такая политика характерна для европейских стран).

На примере США видно, что разный подход к регулированию проявляется к разным фирмам. Например, продукция Landsat распространяется на недискриминационной основе по стоимости, которая может быть согласована с потребителем; данные фирм QuickSCAT и MODIS бесплатно передаются для научных и образовательных целей [21, p. 38].

В Европейском Союзе порядок распределения данных также зависит от фирмы - производителя. Для некоторых компаний существует категоризация. Так, продукция фирмы ENVISAT делится на две категории; данные предназначенные «для общественных целей», то есть для образования и исследований, распространяются по минимальной цене или бесплатно. Они составляют первую категорию; данные, относимые ко второй категории, предназначены «для оперативных и коммерческих целей» и распространяются по ценам, определяемым рынком [19]. Продукция другой фирмы, ERS , назначено пять категорий: А – для внутреннего использования, B – для исследовательских и демонстрационных целей, С – для национальных метеорологических служб стран – членов Всемирной метеорологической организации. D – для служб и организаций государств-членов ВМО, которые заняты в оперативном обслуживании общественных потребностей, Е – для коммерческих целей [25]. Данные, отнесенные к этим категориям, распространялись по минимальной цене или бесплатно.

Частные фирмы (к примеру, Digital Globe , GeoEye ) , занятые в сфере дистанционного зондирования, передают свои данные на чисто коммерческой основе.

Интересно, что фирмы, производящие данные, не просто продают свой продукт конечным потребителям. Общепринятая практика состоит в том, что передача данных производится в сопровождении лицензии, так что эти фирмы сохраняют контроль за использованием данных. В лицензию, как правило включается запрет воспроизведения данных для целей иных, нежели предусмотренные в лицензионном соглашении, а также запрет дальнейшего распространения данных, продажи и передача третьим лицам на основании сублицензии [24]. Условия использования могут быть очень разными в разных фирмах.

В настоящее время вероятно возникновение двух видов споров:

1. Споры между сторонами, находящимися в контрактных отношениях, например, между производителем данных и поставщиком; между поставщиком и потребителем данных и т.п.;

2. Споры между сторонами, не находящимися в контрактных отношениях, например, между поставщиком данных и третьей стороной или между третьими сторонами.

В первом случае при возникновении ущерба гражданская ответственность будет определяться исходя из условий контракта. К сожалению, в области дистанционного зондирования нет стандартизованных паттернов контрактной ответственности, как это давно принято в такой, например, отрасли, как транспортное право [4]. Поэтому именно положения контракта составляют основную базу для разрешения спора.

При этом поставщики данных обычно стремятся к тому, чтобы их ответственность не была основана на вине. Такое изъятие, конечно. сомнительно, если спор поступит в суд, впрочем, анализ практики показывает, что нередко клаузулы об освобождении об ответственности, включаемые в контракты, могут быть применены на практике [23]. При этом, данная клаузула не может быть использована и против третьей стороны [28].

При решении спора между сторонами, не находящимися в контрактных отношениях, многое отдается на усмотрение суда. Стандарты абсолютной ответственности обычно применяются в случаях проведения опасных операций или иных операций, связанных со значительным риском прямого причинения вреда. Такие дела уже хорошо изучены в ядерной, транспортной и химической сферах отношений.

3) заключение

Учитывая довольно высокую доходность космической деятельности, можно с полным основанием предположить, что в дальнейшем частных компаний, юридических и физических лиц будет больше [6, с. 119]. При этом, особенности космической деятельности вообще, и деятельности по дистанционному зондированию Земли из космического пространства, в частности, придают особую важность наличию правовых рамок этой деятельности и эффективности действующего правового режима [15, p. A1].

В настоящее время возрастает также важность правовых установок в части доступа к полученным в результате зондирования данным и их использованию. Между тем, международная практика пока не выработала надежных стандартов, и их отсутствие ведет к возникновению споров, среди которых особенно острыми являются споры о гражданской ответственности.

Сейчас отсутствие согласованных в международном порядке критериев ведет к тому, что свободу установления таких критериев получают производители данных, то есть операторы спутников, а также станций обработки данных. Таким образом, данные, которые могут иметь значение для интересов того или иного государства, включая вопросы безопасности, оказываются полностью в распоряжении физических или юридических лиц, в том числе иностранных [26].

На фоне пестрой картины современного дистанционного зондирования, очевидно, трудно достичь единообразного регулирования. Реальная цель, к которой можно и нужно стремиться, - это разработка неких основных направлений в определении порядка доступа к данным, которые бы не создавали излишних помех коммерческой деятельности операторов и в то же время надежно обеспечивали потребности общества.

В условиях мировой рыночной экономики логичным кажется предоставление свободного доступа к данным для образовательных, исследовательских и иных общественных потребностей, при согласованном минимальном ценообразовании или на бесплатной основе. Коммерческое использование данных может быть урегулировано на тех же условиях, что и предоставление иных видов услуг.

Важно обеспечить общий единообразный подход к регулированию доступа и использования отдельных категорий данных, то есть к каждой категории на одних и тех же условиях должен предоставляться доступ для неограниченного числа пользователей, чтобы избежать дачи разрешений на доступ в каждом случае.

Необходимо учесть, что в отношении любой категории использования данных применимы нормы об интеллектуальной собственности. Здесь заслуживает внимания необходимость учета затрат на продукты с добавленной стоимостью и соответствия их национальному законодательству о правах интеллектуальной собственности.

Одним из нерешенных вопросов в настоящее время является вопрос о гражданской ответственности, не урегулированный в достаточной степени ни в общих положениях, относящихся к дистанционному зондированию, ни в контрактах о производстве зондирования или распределения данных. Особенно существенный пробел отмечается между тенденцией к добровольному возмещению ущерба в определенных случаях и практикой поставщиков данных, стремящихся к освобождению от любой гражданской ответственности.

Должен существовать единый режим возмещения ущерба, причиненного дистанционным зондированием, и для случаев ущерба сторон, заключивших контракт, и для третьих сторон. Наиболее эффективным было бы установление гражданской ответственности из вины для всех потенциальных ответчиков и для всех видов контрактов, в том, что касается отношений между поставщиками данных и третьими сторонами, и между третьими сторонами. Ключевыми элементами определения вины могут быть вероятность предвидения нанесения ущерба, разумность действий стороны, фактически причинившей ущерб.

Все это позволило бы рационализировать доступ к данным и более эффективное их использование.

Библиография
1.
Глобальная морская система связи при бедствии и для обеспечения безопасности. Лондон, ИМО, 1987.
2.
Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела. Вступил в силу 10 октября 1967 г. // СПС «КонсультантПлюс» / http://www.consultant.ru (дата обращения 26.10.2019).
3.
Колосов Ю.М. Борьба за мирный космос. – 2-е изд., стер.-М.: Статут, 2014. – 128 с.
4.
Конвенция для унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок 1929 г. (с изменениями на 28 сентября 1955 года) (Варшавская конвенция) // СПС «КонсультантПлюс» / http://www.consultant.ru (дата обращения 26.10.2019).
5.
Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами. Заключена в гг. Москве, Лондоне, Вашингтоне 29.03.1972 г. // СПС «КонсультантПлюс» / http://www.consultant.ru (дата обращения: 26.10.2019).
6.
Ложковой П.Н. Изменения в осуществлении и регулировании космической деятельности в конце XX—начале XXI века: международно-правовые аспекты // Современное право. 2017. № 6. – С. 114-120.
7.
Ложковой П.Н. Международная ответственность за последствия дистанционного зондирования Земли: правовые реалии // Исследования Космоса. 2017. № 3. – С. 228-235 / https: // www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-39731 (дата обращения: 26.10.2019).
8.
Ложковой П.Н. Международно-правовые источники регулирования дистанционного зондирования Земли из Космоса: вопросы классификации // Представительная власть-ХХ1 век. 2018. № 7-8 (166-167). – С. 13-21.
9.
Ложковой П.Н. Национальное законодательство государств как источник регулирования дистанционного зондирования Земли // Представительная власть-ХХ1 век. 2019. № 1-2 (168-169). – С. 33-37.
10.
Ложковой П.Н. Статус информации о территории государства: международно-правовые проблемы // Исследования Космоса. 2017. № 4. – С. 262-272 / https: // www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-39741 (дата обращения: 26.10.2019).
11.
Ложковой П.Н. Суверенитет государства и планетарный характер дистанционного зондирования Земли из Космоса // Современное право. 2017. № 5. – С. 112-118.
12.
Принципы, касающиеся дистанционного зондирования Земли из космического пространства. Приняты Резолюцией 41/65 Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г. // https: // www.un.org/ru (дата обращения 26.10.2019).
13.
Atsuyo Ito. Improvement to the Legal Regime for the Effective Use of Satellite Remote Sensing Data for Disaster Management and Protection of the Environment // Journal of Space Law. V. 34. 2008.-P. 45.
14.
Bender R. Space Transport Liability-National and International Aspects. The Hague, 2007.-P. 206.
15.
Broad W.J. Private Ventures Hope for Profits on Spy Satellites//N. Y. TIMES, Feb. 10, 1997.-P. Al.
16.
Christol A. Remote Sensing and International Law // Annals of Air and Space Law. Vol. V (2000).-Р. 67.
17.
Cologne Commentary on Space Law. Ed. by S. Hobe, B. Schmidt-Tedd, K.-U. Schrogl, P. Stubbe. Vol. 2. Cologne, 2013.-P. 165.
18.
Dunk F. von der. United Nations Principles on Remote Sensing and the User // Earth Observation Data Policy And Europe. Ray Harris ed. 2002 p. 33.
19.
Envisat Data Policy, ESA/PB-EO (97) 57, rev 3.
20.
Gabrynowicz J. I., Expanding Global Remote Sensing Services // Proceedings of the Workshop on Space Law in the Twenty-First Century . New York, 2000.
21.
Harris R. Data Policy Assessment for GMES Final Report. University College London. Department of Geography, 2004.-P. 38. / www.ucl.ac.uk/laws/environment/satellitesdocs/DPAGFR(v2).pdf (дата обращения 26.10.2019).
22.
Krafft S.P. Recent Development. In Search of a Legal Framework for the Remote Sensing of the Earth from Outer Space//International and Comparative Law Review. V. 4. 1981.-P. 453-454.
23.
McCullagh v. Lane Fox & Partner, [1996] 1 EGLR 35; Boucher v. Riner, 68 Md. App. 539, at 543 (1986).
24.
Press Release, International Charter, Space and Major Disasters (April 12, 2007) / http'//www.disasterscharter.org/presspress2007O4l3_e.html (дата обращения: 26.10.2019).
25.
Principles of the Provision of ERS Data to Users, ESA/PB-EO (97) 57, rev. 6 (Paris, May 9, 1994). European Space Agency, Earth Observation Programme Board.
26.
Roberts A. E. Traditional and Modern Approaches to Customary International Law: A A Reconciliation // American Joirnal of In ternational Law. V. 95. 2001.
27.
Sands Ph. Principles of International Environmental Law. 2003.-Р. 4.
28.
State Highway Admin. v. Greiner Eng'g Sciences, 83 Md. App. 621 (Md. Ct. Spec App., 1990).
29.
Wessel B. The Rule of Law in Outer Space: The Effects of Treaties and Nonbinding Agreements on International Space Law// Hastings International and Comparative Law Review. V. 35. 2012.
References (transliterated)
1.
Global'naya morskaya sistema svyazi pri bedstvii i dlya obespecheniya bezopasnosti. London, IMO, 1987.
2.
Dogovor o printsipakh deyatel'nosti gosudarstv po issledovaniyu i ispol'zovaniyu kosmicheskogo prostranstva, vklyuchaya Lunu i drugie nebesnye tela. Vstupil v silu 10 oktyabrya 1967 g. // SPS «Konsul'tantPlyus» / http://www.consultant.ru (data obrashcheniya 26.10.2019).
3.
Kolosov Yu.M. Bor'ba za mirnyi kosmos. – 2-e izd., ster.-M.: Statut, 2014. – 128 s.
4.
Konventsiya dlya unifikatsii nekotorykh pravil, kasayushchikhsya mezhdunarodnykh vozdushnykh perevozok 1929 g. (s izmeneniyami na 28 sentyabrya 1955 goda) (Varshavskaya konventsiya) // SPS «Konsul'tantPlyus» / http://www.consultant.ru (data obrashcheniya 26.10.2019).
5.
Konventsiya o mezhdunarodnoi otvetstvennosti za ushcherb, prichinennyi kosmicheskimi ob''ektami. Zaklyuchena v gg. Moskve, Londone, Vashingtone 29.03.1972 g. // SPS «Konsul'tantPlyus» / http://www.consultant.ru (data obrashcheniya: 26.10.2019).
6.
Lozhkovoi P.N. Izmeneniya v osushchestvlenii i regulirovanii kosmicheskoi deyatel'nosti v kontse XX—nachale XXI veka: mezhdunarodno-pravovye aspekty // Sovremennoe pravo. 2017. № 6. – S. 114-120.
7.
Lozhkovoi P.N. Mezhdunarodnaya otvetstvennost' za posledstviya distantsionnogo zondirovaniya Zemli: pravovye realii // Issledovaniya Kosmosa. 2017. № 3. – S. 228-235 / https: // www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-39731 (data obrashcheniya: 26.10.2019).
8.
Lozhkovoi P.N. Mezhdunarodno-pravovye istochniki regulirovaniya distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz Kosmosa: voprosy klassifikatsii // Predstavitel'naya vlast'-KhKh1 vek. 2018. № 7-8 (166-167). – S. 13-21.
9.
Lozhkovoi P.N. Natsional'noe zakonodatel'stvo gosudarstv kak istochnik regulirovaniya distantsionnogo zondirovaniya Zemli // Predstavitel'naya vlast'-KhKh1 vek. 2019. № 1-2 (168-169). – S. 33-37.
10.
Lozhkovoi P.N. Status informatsii o territorii gosudarstva: mezhdunarodno-pravovye problemy // Issledovaniya Kosmosa. 2017. № 4. – S. 262-272 / https: // www.nbpublish.com/library_read_article.php?id=-39741 (data obrashcheniya: 26.10.2019).
11.
Lozhkovoi P.N. Suverenitet gosudarstva i planetarnyi kharakter distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz Kosmosa // Sovremennoe pravo. 2017. № 5. – S. 112-118.
12.
Printsipy, kasayushchiesya distantsionnogo zondirovaniya Zemli iz kosmicheskogo prostranstva. Prinyaty Rezolyutsiei 41/65 General'noi Assamblei OON ot 3 dekabrya 1986 g. // https: // www.un.org/ru (data obrashcheniya 26.10.2019).
13.
Atsuyo Ito. Improvement to the Legal Regime for the Effective Use of Satellite Remote Sensing Data for Disaster Management and Protection of the Environment // Journal of Space Law. V. 34. 2008.-P. 45.
14.
Bender R. Space Transport Liability-National and International Aspects. The Hague, 2007.-P. 206.
15.
Broad W.J. Private Ventures Hope for Profits on Spy Satellites//N. Y. TIMES, Feb. 10, 1997.-P. Al.
16.
Christol A. Remote Sensing and International Law // Annals of Air and Space Law. Vol. V (2000).-R. 67.
17.
Cologne Commentary on Space Law. Ed. by S. Hobe, B. Schmidt-Tedd, K.-U. Schrogl, P. Stubbe. Vol. 2. Cologne, 2013.-P. 165.
18.
Dunk F. von der. United Nations Principles on Remote Sensing and the User // Earth Observation Data Policy And Europe. Ray Harris ed. 2002 p. 33.
19.
Envisat Data Policy, ESA/PB-EO (97) 57, rev 3.
20.
Gabrynowicz J. I., Expanding Global Remote Sensing Services // Proceedings of the Workshop on Space Law in the Twenty-First Century . New York, 2000.
21.
Harris R. Data Policy Assessment for GMES Final Report. University College London. Department of Geography, 2004.-P. 38. / www.ucl.ac.uk/laws/environment/satellitesdocs/DPAGFR(v2).pdf (data obrashcheniya 26.10.2019).
22.
Krafft S.P. Recent Development. In Search of a Legal Framework for the Remote Sensing of the Earth from Outer Space//International and Comparative Law Review. V. 4. 1981.-P. 453-454.
23.
McCullagh v. Lane Fox & Partner, [1996] 1 EGLR 35; Boucher v. Riner, 68 Md. App. 539, at 543 (1986).
24.
Press Release, International Charter, Space and Major Disasters (April 12, 2007) / http'//www.disasterscharter.org/presspress2007O4l3_e.html (data obrashcheniya: 26.10.2019).
25.
Principles of the Provision of ERS Data to Users, ESA/PB-EO (97) 57, rev. 6 (Paris, May 9, 1994). European Space Agency, Earth Observation Programme Board.
26.
Roberts A. E. Traditional and Modern Approaches to Customary International Law: A A Reconciliation // American Joirnal of In ternational Law. V. 95. 2001.
27.
Sands Ph. Principles of International Environmental Law. 2003.-R. 4.
28.
State Highway Admin. v. Greiner Eng'g Sciences, 83 Md. App. 621 (Md. Ct. Spec App., 1990).
29.
Wessel B. The Rule of Law in Outer Space: The Effects of Treaties and Nonbinding Agreements on International Space Law// Hastings International and Comparative Law Review. V. 35. 2012.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - проблемы «совершенствования правового режима дистанционного зондирования Земли из космического пространства». Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «Человечество является свидетелем деградации окружающей природной среды и многочисленными рисками природных катастроф [27, p. 4]. С другой стороны, наша способность справляться с такими рисками многократно возросла благодаря новым технологиям [1]. Одна из них — дистанционное зондирование Земли со спутников, которая дает нам возможность лучше понимать природные процессы». Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании решения некоторых вопросов «совершенствования правового режима дистанционного зондирования Земли из космического пространства». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «Дистанционное зондирование - очень удобное и эффективное средство для оценки и устранения рисков и в наше время становится очень популярным источником информации при принятии важных решений. Его эффективность была доказана неоднократно, например, в случае с цунами в Индийском океане, когда снимки со спутников позволили проследить их расположение и направления движения». Автор отмечает, что «Дистанционное зондирование Земли регулируется международным космическим правом. В настоящее время проблемы правового регулирования зондирования Земли сконцентрировались вокруг права доступа к информации, извлекаемой из данных, полученных в результате зондирования [11, c. 114]», «есть ряд нерешенных проблем [29], особенно в том, что касается распространения и использования снимков, в частности, это регулирование слишком неоднородно, поскольку исходит из разных источников, а также оно слишком неопределенно в том, что касается политической и гражданской ответственности лиц, производящих распространение и использование снимков. Кроме того, присутствует фактор, что передача снимков без ведома сканируемого государства может нанести урон его безопасности, военной или экономической [10, c. 267]. Эти недостатки правового регулирования ограничивают реализацию тех возможностей, которые заложены в дистанционном зондировании». Далее автор переходит к описанию проводимых в этой области исследований, в частности «правовые основы дистанционного зондирования», «практика предоставления доступа к данным и их использования» и отмечает: «особенности космической деятельности вообще, и деятельности по дистанционному зондированию Земли из космического пространства, в частности, придают особую важность наличию правовых рамок этой деятельности и эффективности действующего правового режима [15, p. A1]». Он также пишет: «Решающая роль в определении правопорядка дистанционного зондирования принадлежит Договору …по космосу [2], а также Принципам 1986 г. [12]». Далее автор раскрывает «правовые основы дистанционного зондирования», а именно «Главной целью составителей «принципов» было уравновесить права зондирующего и зондируемого государств. «Принципы» сфокусированы на порядке сбора данных и их распространения, но не использования и применения…», «Ныне целый ряд стран …, а также частные организации и учреждения … обладают возможностями вести зондирование, а распространение снимков ведется на коммерческой основе. И среди предприятий … все больше частных предпринимателей. Стали очень разнообразными цели, в которых используются снимки …» и др. Автор замечает, опираясь на исследования других ученых: «При определении правового режима дистанционного зондирования необходимо принимать во внимание совместно положения Договора по космосу и «Принципов дистанционного зондирования» [22, p. 453-454]». При этом автор анализирует международные акты и делает правильный вывод: «К сожалению, принцип не излагает подробных условий относительно доступа третьей стороны к полученным данным или прав оператора относительно полученных данных», «…в юридической литературе формулируются правила, которым должна соответствовать политика сбора данных» и перечисляет их. Автор замечает: «Принципы не делают никаких различий в условиях предоставления данных зондирования для разных целей и разных пользователей» и делает правильный вывод: «Такие условия могут означать как случайно назначаемую цену, так, и цену рынка. Они никак не могут служить руководством для образования цены для разных категорий продукта или для данных, произведенных разными операторами». Автор отмечает, что «В Принципах не предусмотрена защита прав производителей данных, а именно — права интеллектуальной собственности, а потому ничего не говорится об условиях использованных этих данных. Принципы не могут служить руководством для организации деятельности поставщиков или потребителей данных. Поэтому каждый поставщик ставит свои условия» и делает правильные выводы: «В приведенных принципах нет конкретных указаний на то, на каких условиях данные должны или могут предоставляться в таких случаях. Поэтому они не могут служить надежной правовой базой для передачи желающим и использования данных для общественной пользы на выгодных условиях», «С другой стороны, не урегулированы вопросы ни политической, ни гражданской ответственности, которые могут наступить в процессе дистанционного зондирования», «Действительно, неопределенность правового регулирования дистанционного зондирования ограничивает расширение его применения и реализацию возможных выгод», «Надо отметить и положительную тенденцию, которая заключается в том, что государства имплементируют отдельные положения деклараций, резолюций и иных международно-правовых документов в свое национальное законодательство». И переходя к анализу вопроса «практика предоставления доступа к данным и их использования», автор замечает, что «На примере США видно, что разный подход к регулированию проявляется к разным фирмам…. распространяется на недискриминационной основе по стоимости, которая может быть согласована с потребителем; …бесплатно передаются для научных и образовательных целей [21, p. 38]», «В Европейском Союзе порядок распределения данных также зависит от фирмы – производителя…. для образования и исследований, распространяются по минимальной цене или бесплатно. … распространяются по ценам, определяемым рынком [19]», «Частные фирмы …передают свои данные на чисто коммерческой основе» и «Общепринятая практика состоит в том, что передача данных производится в сопровождении лицензии, так что эти фирмы сохраняют контроль за использованием данных». Автор подробно анализирует акты, работы зарубежных и российских ученых, и правильно показывает, что «При решении спора между сторонами, не находящимися в контрактных отношениях, многое отдается на усмотрение суда». И конечно правильно замечание автора о том, что «В настоящее время возрастает также важность правовых установок в части доступа к полученным в результате зондирования данным и их использованию. Между тем, международная практика пока не выработала надежных стандартов, и их отсутствие ведет к возникновению споров, среди которых особенно острыми являются споры о гражданской ответственности». При этом автор говорит, что «данные, которые могут иметь значение для интересов того или иного государства, включая вопросы безопасности, оказываются полностью в распоряжении физических или юридических лиц, в том числе иностранных [26]». В заключение автор подводит итог: «Должен существовать единый режим возмещения ущерба, причиненного дистанционным зондированием, и для случаев ущерба сторон, заключивших контракт, и для третьих сторон. Наиболее эффективным было бы установление гражданской ответственности из вины для всех потенциальных ответчиков и для всех видов контрактов, в том, что касается отношений между поставщиками данных и третьими сторонами, и между третьими сторонами. Ключевыми элементами определения вины могут быть вероятность предвидения нанесения ущерба, разумность действий стороны, фактически причинившей ущерб» и «Все это позволило бы рационализировать доступ к данным и более эффективное их использование». Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных статей, монографий и диссертационных работ оппонентов. Библиография достаточно полная и содержит помимо конвенций и иных международных актов, большое количество современных научных исследований, как российских, так и зарубежных исследователей, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.