Читать статью 'Возможность применения опыта создания и функционирования европейской платформы научного сотрудничества в рамках организации единого рынка услуг НИР в ЕАЭС' в журнале Международное право на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1992,   статей на доработке: 325 отклонено статей: 610 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международное право
Правильная ссылка на статью:

Возможность применения опыта создания и функционирования европейской платформы научного сотрудничества в рамках организации единого рынка услуг НИР в ЕАЭС

Захаров Евгений Алексеевич

преподаватель, кафедра Финансового права, Уральский государственный юридический университет

620034, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Колмогорова, 54, каб. 202

Zakharov Evgenii

Educator, the department of Financial Law, Ural State Law University

620034, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kolmogorova, 54, kab. 202

eugene.zakharov.cz@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2644-5514.2019.4.30988

Дата направления статьи в редакцию:

01-11-2019


Дата публикации:

03-01-2020


Аннотация.

Предметом настоящего исследования является нормативно-правовая база государств-членов ЕАЭС в части законодательства о науке и Договор о Евразийском экономическом союзе на предмет закрепления в указанных правовых актах положений о единой, в рамках ЕАЭС, платформы научного сотрудничества, исследуется необходимость такой платформы для успешного функционирования единой научной инфраструктуры в рамках образования единого рынка услуг сектора НИР в ЕАЭС, приводится анализ законодательства Европейского союза в части исследуемого вопроса. В ходе проведения исследования были использованы общенаучный диалектический метод научного познания, описание, наблюдение, сравнение, анализ и синтез, обобщение, сопоставление, метод сравнительного правоведения. По результатам исследования автор приходит к выводу о том, что в настоящее время создание единой наднациональной платформы научного сотрудничества в ЕАЭС зависит от устранения некоторых разногласий в законодательстве государств-членов ЕАЭС, а опыт ЕС по созданию единой платформы научного сотрудничества может быть применен государствами-членами ЕАЭС с учетом имеющейся нормативно правовой основы в виде Договора о Евразийском экономическом союзе.

Ключевые слова: научная инфраструктура, интеграционные образования, ЕАЭС, Евразийский экономический союз, Европейский союз, ЕС, ЕКИИ, единый рынок услуг, НИР, научно-исследовательские работы

Статья подготовлена в рамках выполнения государственного задания Минобрнауки России, шифр проекта: 26.12267.2018/12.1

Abstract.

 
The subject of this research is the legal framework of the EAEU member-states with regards to legislation on science, and the Treaty on the Eurasian Economic Union for incorporation of single, within EAEU, platform of scientific cooperation for successful functioning of the uniform scientific infrastructure in the context of establishment of the EAEU single services market in the field of scientific research.  The EU legislation on the matter is analyzed. Based on the research results, the author draws the conclusion that at the present stage the creation of the single supranational platform of scientific cooperation in EAEU depends on elimination of certain discrepancies in legislation of the EAEU member-states, and experience of the European Union on establishment of the single platform of scientific cooperation may be applied by the EAEU member-states considering the existing legal framework in form of the Treaty of the Eurasian Economic Union.
 

Keywords:

European Union, Eurasian Economic Union, EAEU, integration associations, scientific infrastructure, EU, ERIC, single service market, R&D, R&D works

Введение

Сегодня активно продолжается строительство регионального интеграционного образования – Евразийский экономический союз (далее - ЕАЭС). Этот процесс экономической интеграции обеспечивается различными мерами по формированию единого рынка на территории государств-участников ЕАЭС. Одной из таких мер являются т.н. планы по либерализации – этапы формирования единого рынка услуг по отдельным секторам экономики.

Освещение в отечественной литературе вопросов, связанных с возникновением и функционированием единого рынка услуг по проведению научно-исследовательских работ, а также проблем, связанных с этим процессом ведется как экономистами[1], так и правоведами[2], в т.ч. рассматриваются различные барьеры и ограничения, возникающие на пути создания единого рынка услуг в секторе научно-исследовательских работ в ЕАЭС[3].

Однако тема организационно-правовой формы научного сотрудничества в рамках интеграционных образований является сравнительно новой, и в отношении неё дискуссия в отечественной научной литературе представлена не так широко. Например в своих недавних исследованиях, Четвериковым А.О[4] была проанализирована правовая форма наднациональных научных объединений и потенциал для её применения в ЕАЭС.

В настоящей статье рассматриваются отдельные аспекты реализации «Плана либерализации по сектору услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук» утвержденного Решением Высшего Евразийского экономического совета от 26.12.2016 N 23 «Об утверждении планов либерализации по секторам услуг, указанным в Решении Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 г. N 30». В частности, п. 5 указанного плана является выявление наилучших международных и национальных практик регулирования в данном секторе услуг с целью определения оптимальной модели внутреннего регулирования.

Целью настоящей статьи ставится определение возможности применения в ЕАЭС сходной с ЕС организационно-правовой формы наднационального научного сотрудничества на основе сравнительно-правового анализа законодательства ЕС и ЕАЭС, а также принципов функционирования и особенностей законодательства государств-членов ЕАЭС.

Выбор ЕС для сравнительно-правового анализа, обусловлен тем, что:

1. ЕС, как интеграционное образование, является одним из самых длительно существующих – история экономической интеграции в Европе начинается с 1957 года, когда было образовано Европейское экономическое сообщество;

2. ЕС традиционно находится на лидирующих позициях по расходам на науку[5];

3. ЕС является одним из лидеров по количеству научных работников[6] и научных публикаций[7].

Принципы функционирования научной платформы ЕС

Под научной платформой, в контексте рассматриваемого вопроса, понимается соответствующая нормативно-правовая база, образованные на её основе органы, организации и проекты, способствующие продвижению и развитию науки, расширению и совершенствованию научных знаний, обмену научными кадрами, популяризации науки, коммерциализации научных знаний и разработок вследствие их внедрения в экономический оборот.

На современном этапе развития науки большое внимание уделяется процессу обмена научными знаниями. Одной из основ построения единой научной платформы является информационное взаимодействие посредством телекоммуникационных каналов связи. Основы такого взаимодействия заложены в разделе XVI Договора о функционировании Европейского Союза (далее - Договор)[8]. В частности, в ст. 170 Договора указывается, что ЕС вносит свой вклад в создание и развитие трансъевропейских сетей в области транспорта, телекоммуникаций и энергетических инфраструктур. В рамках системы открытых и конкурентных рынков усилия Союза направлены на содействие взаимосвязи и функциональной совместимости национальных сетей, а также доступа к таким сетям. Научно-технологическому развитию посвящен раздел XIX Договора.

В соответствии со ст. ст. 179, 180 Договора ставится цель достижения единого европейского исследовательского пространства, которое подразумевает свободное перемещение технологий, научных знаний и исследователей. Статья 181 Договора указывает на необходимость координации деятельности в области науки между государствами-членами ЕС и ЕС для обеспечения согласованности политик на национальном уровне и уровне интеграционного образования. Такая мера фактически должна обеспечивать отсутствие барьеров в функционировании единого европейского исследовательского пространства.

Также в Договоре указывается на установление правил участия в рамочных программах для предприятий, исследовательских центров и университетов, а также правил распространения результатов исследований. При осуществлении многолетней рамочной программы ЕС может предусмотреть сотрудничество в области исследований, технологического развития и демонстрации с третьими странами или международными организациями.

В соответствии со ст. 187 Договора Сообщество может создавать совместные предприятия или любую другую структуру, необходимую для эффективного выполнения исследовательских, технологических разработок и демонстрационных программ Сообщества.

Поскольку такие структуры имеют значительные масштабы (как финансовые, так и масштабы привлечения специалистов) и их невозможно реализовать силами одного государства, на уровне ЕС было принято решение о создании правовой основы для реализации намерения запустить межгосударственную платформу регулирования совместной научно-исследовательской деятельности.

Обращаясь к истории вопроса, следует отметить, что, до реализации указанного намерения, крупные научные проекты, в которые были вовлечены значительные финансовые и человеческие ресурсы, реализовывались через межгосударственные и/или межправительственные соглашения. Однако, такая форма взаимодействия в рамках интеграционного образования, сталкивалась со значительным количеством административных и политических барьеров. Отмечая это, Четвериков А.О указывает: «Подготовка, согласование, подписание и ратификация учредительных договоров международных организаций (плюс соглашений об их привилегиях и иммунитетах в государстве штаб-квартиры и других государствах-членах) обычно требуют сложных дипломатических процедур и потому длительного времени»[9].

Реализацией идей, заложенных в ст. 187 Договора, стало принятие 25 июня 2009 года в ЕС Постановления № 723/2009 которым предусматривается образование специфической правовой формы для содействия созданию и функционированию исследовательских инфраструктур с общеевропейскими интересами - Европейский консорциум исследовательских инфраструктур (ERIC)[10]. Основной задачей ERIC является создание и использование новых или существующих исследовательских инфраструктур на некоммерческой основе.

Под исследовательской инфраструктурой в ЕС понимаются объекты, ресурсы и связанные с ними услуги, которые используются научным сообществом для проведения высококлассных исследований в соответствующих областях и охватывает основное научное оборудование или комплекты инструментов; основанные на знаниях ресурсы, такие как коллекции, архивы или структуры для научной информации; позволяющие основанным на информационно-коммуникационных технологиях инфраструктурам таким как архитектура Grid, вычислительные, программные и коммуникационные средства, или любым другим уникальным объектам достигать высокого качества исследований. Такие инфраструктуры могут представлять собой как единичный объект «односетевая структура», так и систему объектов «распределенная структура» (организованная сеть ресурсов).[11] Пользователями исследовательских инфраструктур признаются отдельные лица, команды и учреждения из научной сферы, бизнеса, промышленности и общественной деятельности. Они занимаются разработкой идей или созданием новых знаний, продуктов, процессов, методов и систем, а также управлением проектами. Команды могут включать исследователей, докторантов, технических сотрудников и студентов, участвующих в исследованиях в рамках своей научной работы[12]. Под доступом к инфраструктуре понимается законный и разрешенный физический, удаленный и виртуальный доступ к взаимодействию с исследовательскими инфраструктурами и их использованию, а также к услугам, предлагаемым исследовательскими инфраструктурами для пользователей. Такой доступ может быть предоставлен, в частности, для машинного времени, вычислительных ресурсов, программного обеспечения, данных, служб передачи данных, служб управления имуществом и служб аутентификации, подготовки образцов, архивов, коллекций, настройки, выполнения и свертывания экспериментов, образования и обучения, экспертной поддержки и аналитических услуг[13].

Таким образом, объединение двух принципов - высокотехнологичное информационное взаимодействие и уникальная организационно-правовая форма научного сотрудничества в настоящее время фактически являются локомотивом современного состояния европейской науки.

ERIC не является единственной возможной формой объединения, поскольку исторически объединение и взаимодействие в научной сфере в Европе в 50-х – 70-х годах происходило путем заключения межправительственных соглашений. Однако, с учетом текущего уровня научно-технического прогресса и объема накопленных знаний, на наднациональном интеграционном уровне такая форма взаимодействия позволила систематизировать и ускорить процесс по объединению научных исследований в едином европейском пространстве. Сегодня в форме ERIC функционирует 20 проектов[14]. В отличие от сложного процесса межправительственного согласования, действовавшего ранее, решение о создании ERIC принимается Европейской комиссией на основании заявки заинтересованных сторон – государств и международных организаций. Вместе с решением о создании ERIC утверждается его устав, на основании которого он будет функционировать. Объединение в проекты обычно происходит по отраслевому и тематическим принципам как в области естественных, так и гуманитарных наук.

Кроме специфической организационно-правовой формы в ЕС установлены ряд принципов функционирования исследовательских инфраструктур[15]:

1) Исследовательские инфраструктуры должны иметь политику доступа для пользователей (как настоящих, так и потенциальных) ;

2) Пользователям инфраструктуры рекомендуется предлагать соавторство тем, кто работает в Исследовательской инфраструктуре ;

3) Исследовательские инфраструктуры должны соответствовать национальным и международным законам и соглашениям;

4) Расходы на исследования должны компенсироваться, а плата за доступ к инфраструктуре, насколько это необходимо, должна способствовать финансовой устойчивости исследовательской инфраструктуры ;

5) Исследовательские инфраструктуры и их пользователи должны соблюдать этические нормы и правила поведения при проведении научных исследований для соблюдения принципа добросовестности в исследовательской деятельности;

6) При предоставлении доступа к научным инфраструктурам пользователи не должны подвергаться дискриминации по каким-либо личным мотивам, при этом допускается возможность установления политики равных возможностей;

7) Административные вопросы, связанные с запросами и предоставлением доступа к исследовательским инфраструктурам, должны быть сведены к минимуму;

8) Исследовательские инфраструктуры должны устанавливать правила управления данными исследований, обеспечивающие надлежащее сохранение исследовательских данных, архивацию в течение разумного периода времени и доступность их для проверки и повторного использования. Реализация данного принципа происходит путем заключения соглашения о порядке использования данными. В случае необходимости сторонам также предлагается рассмотреть вопрос о предоставлении открытого доступа к исследовательским данным;

9) Исследовательские инфраструктуры должны предоставлять пользователям инструкции для эффективного и оперативного доступа к исследовательской инфраструктуре.

В итоге практически все вышеперечисленные принципы направлены на вовлечение в европейские научные проекты как можно большего количества участников при сохранении, по возможности, открытости доступа к данным научных исследований.

В части доступа к научным исследованиям в настоящее время в ЕС реализуется пилотный проект по открытому доступу к исследовательским данным – Open Research Data (ORD), в котором учитываются баланс открытости научной информации и её защита, коммерциализация научной информации и права интеллектуальной собственности и др. С 2017 года проект охватывает все тематические области, которые финансируются на основе рамочной программы Horizon 2020. Открытый доступ к информации реализуется через такие инструменты как:

1) The Open Science Monitor – наблюдение и анализ научной деятельности;

2) Open Science Policy Platform – экспертная группа для предоставления консультаций по разработке и внедрению открытой научной политики в Европе.

3) Open Science Cloud – облачное пространство хранения научных исследований и научных данных.

Совместно с Европейской комиссией политику в области исследовательских инфраструктур определяет Европейский стратегический форум по исследовательским инфраструктурам (ESFRI), образованный в 2002 году. Представители ESFRI назначаются министрами науки стран-членов ЕС и ассоциированных стран. Также в состав включается представитель Европейской комиссии.[16] ESFRI играет ключевую роль в разработке политики в области исследовательских инфраструктур в Европе. В частности, ESFRI занимается разработкой программы развития в которой определяются приоритетные для развития европейские научные инфраструктуры на определенные плановые периоды (10-20 лет).

Вышеуказанные решения в совокупности привели к известным положительным итогам для объединенной европейской науки. По данным европейской статистики с 2011 года средняя эффективность инноваций в ЕС выросла на 8,8 процента. В 2019 году эффективность ЕС впервые превзошла показатели США и значительно опередила Бразилию, Индию, Россию и Южную Африку[17].

Текущее состояние законодательства в ЕАЭС и возможности его использования для формирования единой платформы научного сотрудничества

Во всех государствах ЕАЭС имеются законы, устанавливающие основы правового регулирования научной деятельности: ФЗ от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (Россия); Законы Республики Беларусь от 19.01.1993 № 2105-XІІ «Об основах государственной научно-технической политики», от 21.10.1996 № 708-XІІІ «О научной деятельности» (Республика Беларусь); Закон Республики Казахстан от 18.02.2011 № 407-IV ЗРК «О науке» (Республика Казахстан); Закон Кыргызской Республики от 16.06.2017 № 103 «О науке и об основах государственной научно-технической политики» (Кыргызская Республика); Закон Республики Армения от 26.12.2000 № ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности» (Республика Армения).

В указанных нормативных актах определен понятийный аппарат, правовой статус субъектов научной деятельности, принципы регулирования, основы государственной политики в области науки и прочие условия научной деятельности, а также международного научного сотрудничества. В части определения организационно-правовой формы ведения научной деятельности, а также правового положения лиц, имеющих право на осуществление такой деятельности указанные акты содержат отсылки к гражданскому и трудовому законодательству соответствующего государства, законам и иным подзаконным актам о лицензировании и аккредитации соответствующих научных учреждений и их работников.

Анализируя подход государств ЕАЭС к структуре законодательства о науке, мы приходим к выводу о том, что он не является единообразным. Это зависит от того, выделяется ли отрасль законодательства о науке и научной деятельности в обособленную отрасль в системе законодательства. Например, в Республике Беларусь[18], Республике Казахстан[19] и Республике Армения[20] предусматривается регулирование отношений в сфере научной деятельности любыми актами законодательства. В Российской Федерации[21], Кыргызской Республике[22] отрасль научного законодательства отдельно обособляется. Однако, даже при условии, что подход к непосредственно законодательству о науке в государствах-членах ЕАЭС не является единообразным, сама научная деятельность и правовое положение лиц, её осуществляющих, имеют межотраслевое регулирование, что для целей наднационального регулирования научных объединений создаёт дополнительные барьеры.

Тем не менее, по результатам проведенных исследований, Евразийской экономической комиссией принято решение о наличии содержательной эквивалентности регулирования в секторах услуг НИР во всех государствах-членах ЕАЭС (протокол от 10 апреля 2018 г. № ТЖ-13/пр). Согласно Докладу Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии[23], во исполнение положений пункта 2 Решения Высшего совета № 7, пунктов 22 и 23 планов либерализации по НИР Комиссией совместно с государствами-членами на постоянной основе проводятся совещания в формате видеоконференции в целях выявления положений, ограничивающих доступ лиц других государств-членов к поставке услуг НИР, а также выработки единой позиции по вопросу необходимости разработки Соглашения об административном сотрудничестве между компетентными органами государств-членов в области проведения научно-исследовательских работ. По вопросу необходимости разработки и заключения Соглашения представителями Республики Беларусь представлены предложения к указанному проекту Соглашения. Также запрошена позиция других государств-членов по вопросу необходимости разработки указанного Соглашения. В соответствии с пунктами 22 и 23 планов либерализации по НИР реализация мероприятий по разработке и заключению Соглашения назначена на 2020 год[24].

Закрепление организационно-правовой формы научных организаций содержится в гражданском законодательстве государств ЕАЭС, которое, для целей организации и функционирования научного взаимодействия, согласно указанному выше докладу, является идентичным. Однако на наднациональном уровне, в рамках ЕАЭС, актов, закрепляющих организационно-правовую форму международного научного сотрудничества не имеется.

В связи с этим, учитывая имеющийся опыт ЕС, актуальным представляется вопрос о единой организационно-правовой форме научного сотрудничества в рамках ЕАЭС. Разработку соответствующего акта можно совместить с разработкой Соглашения об административном сотрудничестве между компетентными органами государств-членов в области проведения научно-исследовательских работ.

Согласно п. 3 Протокола о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций (Приложение N 16 к Договору о Евразийском экономическом союзе) его положения применяются к созданным, приобретенным, контролируемым юридическим лицам государств-членов, открытым филиалам, представительствам, зарегистрированным индивидуальным предпринимателям, продолжающим существовать на дату вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе, а также к созданным, приобретенным, контролируемым юридическим лицам государств-членов, открытым филиалам, представительствам, зарегистрированным индивидуальным предпринимателям после вступления Договора о Евразийском экономическом союзе в силу. Согласно пп. 24 п. 6 указанного Протокола, под учреждением понимается:

- создание и (или) приобретение юридического лица (участие в капитале созданного или учрежденного юридического лица) любой организационно-правовой формы и формы собственности, предусмотренных законодательством государства-члена, на территории которого такое юридическое лицо создается или учреждается;

- приобретение контроля над юридическим лицом государства-члена, выражающееся в получении возможности непосредственно или через третьих лиц определять решения, принимаемые таким юридическим лицом, в том числе путем распоряжения голосами, приходящимися на голосующие акции (доли), путем участия в совете директоров (наблюдательном совете) и в иных органах управления такого юридического лица;

- открытие филиала;

- открытие представительства;

- регистрация в качестве индивидуального предпринимателя.

Учреждение осуществляется в том числе для целей торговли услугами и (или) производства товаров.

Таким образом и Договор о Евразийском экономическом союзе, и Протокол о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций отсылают участников научной деятельности к национальному законодательству и регулированию. Безусловно, принципы, заложенные в Договоре о Евразийском экономическом союзе, требуют от государств-членов ЕАЭС не подвергать необоснованной дискриминации, не предоставлять отличающиеся льготы компаниям внутри ЕАЭС. Тем не менее, более глубокое изучение национального законодательства государств-членов ЕАЭС свидетельствует о наличии пробелов в соблюдении и надлежащем функционировании этих принципов; были выявлены барьеры, создающие неравные условия для действительных и потенциальных участников рынка научных исследований. Кроме того, изучение и анализ национального законодательства государства-партнера потребует от сторон дополнительных временных, финансовых и человеческих ресурсов, что, в итоге, приведет либо к задержке в создании научной структуры, либо к отказу от её создания, если таких ресурсов будет недостаточно у заинтересованной стороны.

Представляется, что при отсутствии в ЕАЭС наднационального нормативно-правового регулирования создания международных научных организаций, использование опыта ЕС по созданию ERIC позволит не сталкиваться с проблемами[25], возникающими при создании научных объединений путём заключения межправительственных соглашений.

Вопрос о том, в какой организационно-правовой форме следует создавать такие организации, требует отдельного, более детального изучения гражданского законодательства государств ЕАЭС и соответствующей правоприменительной практики. Специалистами отмечается, что, концептуально для ЕАЭС может использоваться аналог формы ERIC в виде «евразийских консорциумов исследовательской инфраструктуры »[26]. На сегодняшний день с уверенностью можно выделить лишь основные положения, которые необходимо предусмотреть при разработке такой формы сотрудничества:

1) Правовое положение участников;

2) Условия участия;

3) Структура руководящих органов;

4) Порядок финансирования;

5) Ответственность участников.

Пунктом 1 Положения о Евразийской экономической комиссии установлено, что в соответствии с пунктом 1 статьи 18 Договора о Евразийском экономическом союзе Комиссия является постоянно действующим регулирующим органом Союза. Основными задачами Комиссии являются обеспечение условий функционирования и развития Союза, а также выработка предложений в сфере экономической интеграции в рамках Союза. Следовательно, вся деятельность по координации плана либерализации по сектору услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук осуществляется Евразийской экономической комиссией.

Учитывая необходимость в дальнейшей работе над совершенствованием нормативно-правовой базы ЕАЭС, а именно в части создания единой платформы научного сотрудничества, полагаем, что такая работа должна выполняться при содействии со стороны министерств юстиции, образования и науки государств-членов ЕАЭС.

На основании опыта ЕС, для реализации указанной цели представляется эффективным создание аналога ESFRI из представителей указанных министерств и Евразийской экономической комиссии. Более того, Комиссией уже рассматривается вопрос о разработке Соглашения об административном сотрудничестве между компетентными органами государств-членов в области проведения научно-исследовательских работ. Такое соглашение, по нашему мнению, может послужить нормативно-правовой базой для создания дискуссионной площадки по определению направлений развития науки в ЕАЭС.

Выводы

Базовые принципы, на основании которых возможно построение единой платформы научного сотрудничества в ЕАЭС, уже имеются в Договоре о Евразийском экономическом союзе и приложениях к нему и, по нашему мнению, в дополнительной разработке не нуждаются. В частности, при разработке наднационального формата научного сотрудничества можно использовать Разделы XV, XXVI Договора о Евразийском экономическом союзе, Приложения №№ 3, 9, 16, 26 к Договору о Евразийском экономическом союзе.

В ходе проведенного исследования выявлено, что такая форма научных объединений в ЕС как ERIC показала свою эффективность – она признана всеми государствами-членами ЕС, тем самым позволяя в ЕС создавать наднациональные научные центры без дополнительных административных процедур и согласования парламентами заинтересованных стран условий международных договоров. В форме ERIC, например, функционируют: Центрально-Европейский Консорциум Исследовательской Инфраструктуры[27], Цифровая исследовательская инфраструктура для искусства и гуманитарных наук[28], Консорциум европейских архивов данных социальных наук[29] и др.

Решение вопроса о единой организационно-правовой форме научного сотрудничества в ЕАЭС может стать одним из факторов ускорения и упрощения процесса объединения научного потенциала и популяризации науки в государствах-членах ЕАЭС.

Согласованием политики в области научных исследований в ЕС занимается Европейская комиссия и Европейский стратегический форум по исследовательским инфраструктурам. В ЕАЭС эту функцию можно возложить на Евразийскую экономическую комиссию совместно с представителями соответствующих компетентных органов государств-членов ЕАЭС, которые в том числе смогут определять стратегии и приоритетные направления международного научного сотрудничества в ЕАЭС.

В рамках ЕС реализация подобных инициатив за 10 лет существования ERIC привела к созданию 20 интеграционных научных центров, созданию дополнительных рабочих мест, популяризации науки, вовлечению в научные проекты не только ученых из Европы, но всего мира.

Думается, что объединение научного потенциала государств-членов ЕАЭС, который, в известной степени, является наследием их единого научного прошлого, позволит ЕАЭС создать конкуренцию на поле научной деятельности таким ведущим игрокам как США, ЕС и Китай.

[1] См., например, Кузьмин В.Н. Единый рынок услуг в области проведения НИР в Евразийском экономическом союзе // Вестник ВНИИМЖ. 2018. №2 (30).

[2] См., например, Курочкин Денис Алексеевич ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЕКТОРА УСЛУГ ПО ПРОВЕДЕНИЮ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ В ЕВРАЗИЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОЮЗЕ // Вестник СПбГУ. Серия 14. Право. 2019. №2.

[3] Подробнее см. Пустовалов Е.В. Барьеры и ограничения единого рынка услуг ЕАЭС в секторе научно-исследовательских работ // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. — 2018. - № 3. - С.16-26; Д.А. Курочкин Особенности фискальных барьеров при доступе на рынок услуг по проведению научно- исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах государств евразийского экономического союза (на примере налоговых льгот и «дедушкиной оговорки») // Журнал правовых и экономических исследований, - 2018, 2: 48–57; Захаров Е.А. Функционирование единого рынка научно-исследовательских услуг в ЕАЭС и ЕС, сравнительно правовое исследование // Международное право. — 2018. - № 1. - С.28-34.; Савицкий А.И. Фискальные барьеры на пути к единому рынку услуг в секторе научно-исследовательских работ в Евразийском экономическом союзе // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 209-212.; Курочкин Д.А. Правовые проблемы доступа на рынок научно-исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах в контексте евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 21-25.

[4] Четвериков Артем Олегович Европейские консорциумы исследовательской инфраструктуры: международные организации по европейскому праву или юридические лица sui generis? // Lex Russica. 2019. №7 (152)., Четвериков Артем Олегович Организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс) в условиях международной интеграции: сравнительное исследование часть 2. Правовые аспекты функционирования мегасайенс в форме транснациональных и наднациональных юридических лиц, международных консорциумов без статуса юридического лица, европейских консорциумов исследовательской инфраструктуры. Достоинства и недостатки разных организационно-правовых форм мегасайенс. Перспективы России и Евразийского экономического союза // Юридическая наука. 2018. №2.

[5] См. Science & Engineering Indicators 2018, Электронный режим доступа: https://www.nsf.gov/statistics/2018/nsb20181/assets/1387/figures/figo-06.pdf (дата обращения: 31.10.2019)

[6] См. Science & Engineering Indicators 2018, Электронный режим доступа: https://www.nsf.gov/statistics/2018/nsb20181/assets/1387/figures/figo-04.pdf (дата обращения: 31.10.2019)

[7] См. Science & Engineering Indicators 2018, Электронный режим доступа: https://www.nsf.gov/statistics/2018/nsb20181/assets/1387/figures/figo-08.pdf (дата обращения: 31.10.2019)

[8] Consolidated version of the Treaty on the Functioning of the European Union, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390.

[9] Четвериков Артем Олегович Европейские консорциумы исследовательской инфраструктуры: международные организации по европейскому праву или юридические лица sui generis? // Lex Russica. 2019. №7 (152)., стр. 143.

[10] Council Regulation (EC) No 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC), OJ L 206, 8.8.2009, p. 1–8

[11] European Commission. Legal framework for a European Research Infrastructure Consortium – ERIC. Practical Guidelines, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2010. – 39 pages, р. 11

[12] European Charter for Access to Research Infrastructures, Principles and Guidelines for Access and Related Services, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2015. - 15 pages, p. 9

[13] Там же

[14] Список и описание проектов в рамках формата ERIC см: Электронный режим доступа: https://ec.europa.eu/research/infrastructures/index.cfm?pg=eric-landscape (дата обращения 07.10.2019)

[15] См. European Charter for Access to Research Infrastructures. Principles and Guidelines for Access and Related Services. Электронный режим доступа: https://ec.europa.eu/research/infrastructures/pdf/2016_charterforaccessto-ris.pdf (дата обращения 07.10.2019)

[16] Activities and Procedural Guidelines for the European Strategy Forum on Research Infrastructures (revision March 2017). Электронный режим доступа: http://ec.europa.eu/research/infrastructures/pdf/esfri/how_esfri_works/esfri_procedural_guidelines.pdf#view=fit&pagemode=none (дата обращения 07.10.2019)

[17] Подробные результаты и отчеты представлены на интернет-странице: https://ec.europa.eu/growth/industry/innovation/facts-figures/scoreboards/ (дата обращения: 31.10.2019)

[18] См. ст 2 Закона Республики Беларусь от 21.10.1996 № 708-XІІІ «О научной деятельности»

[19] См. ст. 2 Закона Республики Казахстан от 18.02.2011 № 407-IV ЗРК «О науке»

[20] См. ст. 3 Закона Республики Армения от 26.12.2000 № ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности»

[21] См. ст. 1 ФЗ РФ от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»

[22] См ст. 3 Закона Кыргызской Республики от 16.06.2017 № 103 «О науке и об основах государственной научно-технической политики»

[23] ДОКЛАД Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Саркисяна Т.С. о результатах проведения мониторинга и контроля за исполнением мероприятий, предусмотренных планами либерализации, утвержденными Решением Высшего Евразийского экономического совета от 26 декабря 2016 г. № 23, осуществленных в период с 16 января 2018 года по 30 ноября 2018 года. Электронный режим доступа: https://docs.eaeunion.org/pd/ru-ru/0123338/pd_10122018_att.doc (дата обращения: 31.10.2019)

[24] Там же, абз. 2, 4, 5, стр. 42

[25] Четвериков Артем Олегович Организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс) в условиях международной интеграции: сравнительное исследование часть 2. Правовые аспекты функционирования мегасайенс в форме транснациональных и наднациональных юридических лиц, международных консорциумов без статуса юридического лица, европейских консорциумов исследовательской инфраструктуры. Достоинства и недостатки разных организационно-правовых форм мегасайенс. Перспективы России и Евразийского экономического союза // Юридическая наука. 2018. №2, стр. 45-46.

[26] Там же, стр. 47.

[27] CERIC ERIC - Central European Research Infrastructure Consortium

[28] DARIAH ERIC - Digital Research Infrastructure for the Arts and Humanities

[29] CESSDA ERIC - Consortium of European Social Science Data Archives

Библиография
1.
Кузьмин В.Н. Единый рынок услуг в области проведения НИР в Евразийском экономическом союзе // Вестник ВНИИМЖ. 2018. №2 (30). С. 70-74
2.
Курочкин Денис Алексеевич ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СЕКТОРА УСЛУГ ПО ПРОВЕДЕНИЮ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ РАБОТ В ЕВРАЗИЙСКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОМ СОЮЗЕ // Вестник СПбГУ. Серия 14. Право. 2019. №2. С. 332-352
3.
Пустовалов Е.В. Барьеры и ограничения единого рынка услуг ЕАЭС в секторе научно-исследовательских работ // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. — 2018.-№ 3.-С. 16-26
4.
Д.А. Курочкин Особенности фискальных барьеров при доступе на рынок услуг по проведению научно-исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах государств евразийского экономического союза (на примере налоговых льгот и «дедушкиной оговорки») // Журнал правовых и экономических исследований,-2018, 2: С. 48–57
5.
Захаров Е.А. Функционирование единого рынка научно-исследовательских услуг в ЕАЭС и ЕС, сравнительно правовое исследование // Международное право. — 2018.-№ 1.-С. 28-34
6.
Савицкий А.И. Фискальные барьеры на пути к единому рынку услуг в секторе научно-исследовательских работ в Евразийском экономическом союзе // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 209-212
7.
Курочкин Д.А. Правовые проблемы доступа на рынок научно-исследовательских работ в свободных (особых) экономических зонах в контексте евразийской интеграции // Евразийский юридический журнал. 2017. № 11. С. 21-25.
8.
Четвериков Артем Олегович Европейские консорциумы исследовательской инфраструктуры: международные организации по европейскому праву или юридические лица sui generis? // Lex Russica. 2019. №7 (152). С. 141-150
9.
Четвериков Артем Олегович Организационно-правовые формы большой науки (мегасайенс) в условиях международной интеграции: сравнительное исследование часть 2. Правовые аспекты функционирования мегасайенс в форме транснациональных и наднациональных юридических лиц, международных консорциумов без статуса юридического лица, европейских консорциумов исследовательской инфраструктуры. Достоинства и недостатки разных организационно-правовых форм мегасайенс. Перспективы России и Евразийского экономического союза // Юридическая наука. 2018. №2. С. 34-50
10.
Consolidated version of the Treaty on the Functioning of the European Union, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390.
11.
Council Regulation (EC) No 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC), OJ L 206, 8.8.2009, p. 1–8
12.
European Commission. Legal framework for a European Research Infrastructure Consortium – ERIC. Practical Guidelines, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2010. – 39 pages
13.
European Charter for Access to Research Infrastructures, Principles and Guidelines for Access and Related Services, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2015.-15 pages
14.
Закон Республики Беларусь от 21.10.1996 № 708-XІІІ «О научной деятельности»
15.
Закон Республики Казахстан от 18.02.2011 № 407-IV ЗРК «О науке»
16.
Закон Республики Армения от 26.12.2000 № ЗР-119 «О научной и научно-технической деятельности»
17.
Федеральный закон РФ от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике»
18.
Закон Кыргызской Республики от 16.06.2017 № 103 «О науке и об основах государственной научно-технической политики»
19.
Доклад Председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Саркисяна Т.С. о результатах проведения мониторинга и контроля за исполнением мероприятий, предусмотренных планами либерализации, утвержденными Решением Высшего Евразийского экономического совета от 26 декабря 2016 г. № 23, осуществленных в период с 16 января 2018 года по 30 ноября 2018 года. 112 С
References (transliterated)
1.
Kuz'min V.N. Edinyi rynok uslug v oblasti provedeniya NIR v Evraziiskom ekonomicheskom soyuze // Vestnik VNIIMZh. 2018. №2 (30). S. 70-74
2.
Kurochkin Denis Alekseevich PROBLEMY PRAVOVOGO REGULIROVANIYa SEKTORA USLUG PO PROVEDENIYu NAUChNO-ISSLEDOVATEL''SKIKh RABOT V EVRAZIISKOM EKONOMIChESKOM SOYuZE // Vestnik SPbGU. Seriya 14. Pravo. 2019. №2. S. 332-352
3.
Pustovalov E.V. Bar'ery i ogranicheniya edinogo rynka uslug EAES v sektore nauchno-issledovatel'skikh rabot // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. — 2018.-№ 3.-S. 16-26
4.
D.A. Kurochkin Osobennosti fiskal'nykh bar'erov pri dostupe na rynok uslug po provedeniyu nauchno-issledovatel'skikh rabot v svobodnykh (osobykh) ekonomicheskikh zonakh gosudarstv evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza (na primere nalogovykh l'got i «dedushkinoi ogovorki») // Zhurnal pravovykh i ekonomicheskikh issledovanii,-2018, 2: S. 48–57
5.
Zakharov E.A. Funktsionirovanie edinogo rynka nauchno-issledovatel'skikh uslug v EAES i ES, sravnitel'no pravovoe issledovanie // Mezhdunarodnoe pravo. — 2018.-№ 1.-S. 28-34
6.
Savitskii A.I. Fiskal'nye bar'ery na puti k edinomu rynku uslug v sektore nauchno-issledovatel'skikh rabot v Evraziiskom ekonomicheskom soyuze // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2017. № 11. S. 209-212
7.
Kurochkin D.A. Pravovye problemy dostupa na rynok nauchno-issledovatel'skikh rabot v svobodnykh (osobykh) ekonomicheskikh zonakh v kontekste evraziiskoi integratsii // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2017. № 11. S. 21-25.
8.
Chetverikov Artem Olegovich Evropeiskie konsortsiumy issledovatel'skoi infrastruktury: mezhdunarodnye organizatsii po evropeiskomu pravu ili yuridicheskie litsa sui generis? // Lex Russica. 2019. №7 (152). S. 141-150
9.
Chetverikov Artem Olegovich Organizatsionno-pravovye formy bol'shoi nauki (megasaiens) v usloviyakh mezhdunarodnoi integratsii: sravnitel'noe issledovanie chast' 2. Pravovye aspekty funktsionirovaniya megasaiens v forme transnatsional'nykh i nadnatsional'nykh yuridicheskikh lits, mezhdunarodnykh konsortsiumov bez statusa yuridicheskogo litsa, evropeiskikh konsortsiumov issledovatel'skoi infrastruktury. Dostoinstva i nedostatki raznykh organizatsionno-pravovykh form megasaiens. Perspektivy Rossii i Evraziiskogo ekonomicheskogo soyuza // Yuridicheskaya nauka. 2018. №2. S. 34-50
10.
Consolidated version of the Treaty on the Functioning of the European Union, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390, OJ C 326, 26.10.2012, p. 47–390.
11.
Council Regulation (EC) No 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC), OJ L 206, 8.8.2009, p. 1–8
12.
European Commission. Legal framework for a European Research Infrastructure Consortium – ERIC. Practical Guidelines, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2010. – 39 pages
13.
European Charter for Access to Research Infrastructures, Principles and Guidelines for Access and Related Services, Luxembourg: Publications Office of the European Union, 2015.-15 pages
14.
Zakon Respubliki Belarus' ot 21.10.1996 № 708-XІІІ «O nauchnoi deyatel'nosti»
15.
Zakon Respubliki Kazakhstan ot 18.02.2011 № 407-IV ZRK «O nauke»
16.
Zakon Respubliki Armeniya ot 26.12.2000 № ZR-119 «O nauchnoi i nauchno-tekhnicheskoi deyatel'nosti»
17.
Federal'nyi zakon RF ot 23.08.1996 № 127-FZ «O nauke i gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politike»
18.
Zakon Kyrgyzskoi Respubliki ot 16.06.2017 № 103 «O nauke i ob osnovakh gosudarstvennoi nauchno-tekhnicheskoi politiki»
19.
Doklad Predsedatelya Kollegii Evraziiskoi ekonomicheskoi komissii Sarkisyana T.S. o rezul'tatakh provedeniya monitoringa i kontrolya za ispolneniem meropriyatii, predusmotrennykh planami liberalizatsii, utverzhdennymi Resheniem Vysshego Evraziiskogo ekonomicheskogo soveta ot 26 dekabrya 2016 g. № 23, osushchestvlennykh v period s 16 yanvarya 2018 goda po 30 noyabrya 2018 goda. 112 S

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Применение опыта создания и функционирования европейской платформы научного сотрудничества в рамках организации единого рынка услуг НИР в ЕАЭС Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи. Словосочетание «Применение опыта… европейской платформы научного сотрудничества… в ЕАЭС» вводит читателя, на взгляд рецензента, в заблуждение. Автор имел в виду возможность применения данного опыта. В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования иусловно обозначилеё актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировалновизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. При изложении материала автор избирательно продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Авторне разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования. На взгляд рецензента, автор стремился грамотно использовать источники, выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор стремился объяснитьвыбор темы исследования, сообщить её актуальность. В первом разделе основной части статьи («Понятие и принципы функционирования научной инфраструктуры ЕС») автор сообщил о том, что намерен понимать «под научным сотрудничеством… наднациональное многостороннее взаимодействие не только представителей научной сферы, но также представителей образовательной сферы, предпринимательства и политики» т.д. Состав элементов «научной инфраструктуры ЕС» автор не уточнил. Автор сообщил, что «одной из основ построения единой научной инфраструктуры является информационное взаимодействие посредством телекоммуникационных каналов связи» и раскрыл содержание ряда статей «Договора о функционировании Европейского Союза». Затем автор разъяснил мысль о том, что «взаимодействие организуется на основании рамочных программ, в которых устанавливаются научно-технические цели на определенный период и правила финансирования» и т.д., что «Сообщество может создавать совместные предприятия или любую другую структуру, необходимую для эффективного выполнения… программ Сообщества» (т.е. Союза) и т.д. Далее автор пояснил, что следует понимать под терминами «исследовательская инфраструктура в ЕС», «доступ к инфраструктуре» и кто является «пользователями исследовательских инфраструктур». Автор заключил, что «Европейский консорциум исследовательских инфраструктур (ERIC)» позволил «систематизировать процесс по объединению научных исследований в единое европейское пространство». Далее автор перечислил «ряд принципов функционирования исследовательских инфраструктур», действующих в ЕС. Ссылка в данном предложении выводит читателя на Федеральный закон Российской Федерации от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике». Далее автор неожиданно сообщил, что «в ЕС реализуется пилотный проект по открытому доступу к исследовательским данным – Open Research Data» и т.д. и что «совместно с Европейской комиссией политику в области исследовательских инфраструктур определяет Европейский стратегический форум по исследовательским инфраструктурам (ESFRI)» и т.д. Автор внезапно перешёл ко второму разделу основной части статьи «Текущее состояние законодательства в ЕАЭС и возможности его использования для формирования единой платформы научного сотрудничества». Автор перечислил ряд законодательных актов государств ЕАЭС, «устанавливающих основы правового регулирования научной деятельности», дал им обобщённую характеристику, разъяснил мысль о том, что «подход государств ЕАЭС к структуре законодательства о науке… не является единообразным». Затем автор сообщил, что «на наднациональном уровне… актов, закрепляющих организационно-правовую форму международного научного сотрудничества не имеется», описал содержание «п. 3 Протокола о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций (Приложение N 16 к Договору о Евразийском экономическом союзе)» и заключил, что «и Договор о Евразийском экономическом союзе, и Протокол о торговле услугами, учреждении, деятельности и осуществлении инвестиций отсылают участников научной деятельности к национальному законодательству». Затем автор абстрактно заявил, что «использование опыта ЕС будет положительным» и указал «основные положения, которые необходимо предусмотреть при разработке такой формы сотрудничества», внезапно заключив, что «если вопрос о единой организационно-правовой форме сотрудничества будет разрешен, то… интеграционный научный центр… будет функционировать в рамках наднационального законодательства». Однако для данных умозаключений автора не требовалось проводить исследование. Автор абстрактно сообщил, что «ERIC показала свою эффективность» т.д. и внезапно, что «вся деятельность по координации плана либерализации по сектору услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук осуществляется Евразийской экономической комиссией». В статье встречаются неудачные и некорректные выражения, как-то: «действия Союза направлены на содействие». Выводы не позволяют оценить научные достижения авторав рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что им «выявлена необходимость в дальнейшей работе над совершенствованием нормативно-правовой базы ЕАЭС», сообщил, что «указанная работа не может быть выполнена без содействия со стороны министерств юстиции, образования и науки государств-членов ЕАЭС» и что «для реализации указанной цели представляется эффективным создание рабочей группы или аналога ESFRI» т.д. Затем автор сообщил, что «принципы сотрудничества» «уже имеются в Договоре о Евразийском экономическом союзе» т.д. Заключительные абзацы статьи не проясняют цель исследования. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - возможность «применения опыта создания и функционирования европейской платформы научного сотрудничества в рамках организации единого рынка услуг НИР в ЕАЭС». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность хорошо обоснована автором и выражается в следующем: «процесс экономической интеграции обеспечивается различными мерами по формированию единого рынка на территории государств-участников ЕАЭС. Одной из таких мер являются т.н. планы по либерализации – этапы формирования единого рынка услуг по отдельным секторам экономики». Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании возможности «применения опыта создания и функционирования европейской платформы научного сотрудничества в рамках организации единого рынка услуг НИР в ЕАЭС». Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, методология, предмет, основная часть и выводы. Что может только приветствоваться. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, что «В настоящей статье рассматриваются отдельные аспекты реализации «Плана либерализации по сектору услуг по проведению научно-исследовательских работ и внедрению в области общественных и гуманитарных наук» утвержденного Решением Высшего Евразийского экономического совета от 26.12.2016 N 23 «Об утверждении планов либерализации по секторам услуг, указанным в Решении Высшего Евразийского экономического совета от 16 октября 2015 г. N 30». В частности, п. 5 указанного плана является выявление наилучших международных и национальных практик регулирования в данном секторе услуг с целью определения оптимальной модели внутреннего регулирования». Автор обосновывает «Выбор ЕС для сравнительно-правового анализа» и отмечает, что «ЕС, как интеграционное образование, является одним из самых длительно существующих…», «ЕС традиционно находится на лидирующих позициях по расходам на науку[5]», «ЕС является одним из лидеров по количеству научных работников[6] и научных публикаций[7]». Далее автор переходит к описанию «Принципы функционирования научной платформы ЕС» и отмечает: «Одной из основ построения единой научной платформы является информационное взаимодействие посредством телекоммуникационных каналов связи. Основы такого взаимодействия заложены в разделе XVI Договора о функционировании Европейского Союза (далее - Договор)[8]», «…ставится цель достижения единого европейского исследовательского пространства, которое подразумевает свободное перемещение технологий, научных знаний и исследователей», «…на уровне ЕС было принято решение о создании правовой основы для реализации намерения запустить межгосударственную платформу регулирования совместной научно-исследовательской деятельности». Он также пишет: «…образование специфической правовой формы для содействия созданию и функционированию исследовательских инфраструктур с общеевропейскими интересами - Европейский консорциум исследовательских инфраструктур (ERIC)[10]. Основной задачей ERIC является создание и использование новых или существующих исследовательских инфраструктур на некоммерческой основе». Далее автор раскрывает составляющие «исследовательской инфраструктурой в ЕС». При этом автор анализирует акты ЕС, работы ученых и делает правильный вывод: «…объединение двух принципов - высокотехнологичное информационное взаимодействие и уникальная организационно-правовая форма научного сотрудничества в настоящее время фактически являются локомотивом современного состояния европейской науки». Автор замечает: «Кроме специфической организационно-правовой формы в ЕС установлены ряд принципов функционирования исследовательских инфраструктур[15]», описывает их и делает правильный вывод: «В итоге практически все вышеперечисленные принципы направлены на вовлечение в европейские научные проекты как можно большего количества участников при сохранении, по возможности, открытости доступа к данным научных исследований». Автор отмечает, что «В части доступа к научным исследованиям в настоящее время в ЕС реализуется пилотный проект по открытому доступу к исследовательским данным – Open Research Data (ORD)…» и делает вывод: «Совместно с Европейской комиссией политику в области исследовательских инфраструктур определяет Европейский стратегический форум по исследовательским инфраструктурам (ESFRI), образованный в 2002 году». И переходя к анализу вопроса «Текущее состояние законодательства в ЕАЭС и возможности его использования для формирования единой платформы научного сотрудничества», автор замечает, что «Во всех государствах ЕАЭС имеются законы, устанавливающие основы правового регулирования научной деятельности…». Автор подробно анализирует акты, работы зарубежных и российских ученых, и правильно показывает, что «В … актах определен понятийный аппарат, правовой статус субъектов научной деятельности, …. В части определения организационно-правовой формы ведения научной деятельности, а также правового положения лиц, имеющих право на осуществление такой деятельности указанные акты содержат отсылки к гражданскому и трудовому законодательству соответствующего государства, законам и иным подзаконным актам о лицензировании и аккредитации соответствующих научных учреждений и их работников». И конечно правильно замечание автора о том, что «Анализируя подход государств ЕАЭС к структуре законодательства о науке, мы приходим к выводу о том, что он не является единообразным. Это зависит от того, выделяется ли отрасль законодательства о науке и научной деятельности в обособленную отрасль в системе законодательства». При этом автор говорит, что «Тем не менее, по результатам проведенных исследований, Евразийской экономической комиссией принято решение о наличии содержательной эквивалентности регулирования в секторах услуг НИР во всех государствах-членах ЕАЭС», «Однако на наднациональном уровне, в рамках ЕАЭС, актов, закрепляющих организационно-правовую форму международного научного сотрудничества не имеется». Автор делает правильные выводы: «В связи с этим, учитывая имеющийся опыт ЕС, актуальным представляется вопрос о единой организационно-правовой форме научного сотрудничества в рамках ЕАЭС. Разработку соответствующего акта можно совместить с разработкой Соглашения об административном сотрудничестве между компетентными органами государств-членов в области проведения научно-исследовательских работ», «Представляется, что при отсутствии в ЕАЭС наднационального нормативно-правового регулирования создания международных научных организаций, использование опыта ЕС по созданию ERIC позволит не сталкиваться с проблемами[25], возникающими при создании научных объединений путём заключения межправительственных соглашений», «Специалистами отмечается, что, концептуально для ЕАЭС может использоваться аналог формы ERIC в виде «евразийских консорциумов исследовательской инфраструктуры »[26]. На сегодняшний день с уверенностью можно выделить лишь основные положения, которые необходимо предусмотреть при разработке такой формы сотрудничества» и перечисляет их. В заключение автор подводит итог: «Базовые принципы, на основании которых возможно построение единой платформы научного сотрудничества в ЕАЭС, уже имеются в Договоре о Евразийском экономическом союзе и приложениях к нему и, по нашему мнению, в дополнительной разработке не нуждаются», «В ходе проведенного исследования выявлено, что такая форма научных объединений в ЕС как ERIC показала свою эффективность – она признана всеми государствами-членами ЕС, тем самым позволяя в ЕС создавать наднациональные научные центры без дополнительных административных процедур и согласования парламентами заинтересованных стран условий международных договоров», «Думается, что объединение научного потенциала государств-членов ЕАЭС, который, в известной степени, является наследием их единого научного прошлого, позволит ЕАЭС создать конкуренцию на поле научной деятельности таким ведущим игрокам как США, ЕС и Китай». Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных статей, монографий оппонентов. Библиография достаточно полная и содержит помимо международных, нормативных актов, большое количество современных научных исследований, как российских, так и зарубежных исследователей, к которым автор постоянно обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.