Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Правовая компетентность будущих социологов
Попов Евгений Александрович

доктор философских наук

профессор, Барнаульский юридический институт МВД России, заведующий, Алтайский государственный университет

656049, Россия, г. Барнаул, ул. Димитрова, 66, оф. 502

Popov Evgenii Aleksandrovich

Doctor of Philosophy

Head of the department of General Sociolog, Professor, Altai State University; the department of Foreign Languages of the Power Engineering Institute, Tomsk Polytechnic University

656049, Russia, g. Barnaul, ul. Dimitrova, 66, of. 502

popov.eug@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Статья посвящена рассмотрению различных аспектов формирования правовой компетентности будущих социологов. Проводятся параллели между правовой компетентностью и правовой культурой, правовыми знаниями, правовой рефлексией и правовым образованием. Акцент сделан на необходимости учитывать взаимодействие социологов с профессиональными юристами в оценках и решении актуальных социальных проблем, а также в эмпирическом исследовании правовой реальности. Правовая компетентность рассматривается как совокупность инструментов (или профессиональных компетенций), необходимых для решения задач по исследованию и аналитическом обобщению проблем в правовой жизни человека и общества. Методология исследования базируется на системном анализе проблем правовой жизни, а также на результатах социологии права. Показаны различные пути такого взаимодействия и его влияние на повышение уровня правовой компетентности будущих социологов. При этом специфика формирования такой компетентности связывается с педагогическими, мировоззренческими и методологическими аспектами профессионального становления социологов. Показаны в статье преимущества и сложности в исследовании социологами правовой реальности. Также рассмотрен потенциал социологии права в формировании правовой компетентности будущих социологов. Представлен опыт некоторых российских вузов в формировании правовой компетентности как на уровне требований федерального образовательного стандарта, так и с учетом особенностей подготовки в бакалавриате и магистратуре социологии.

Ключевые слова: Правовая компетентность, правовая жизнь, подготовка социологов, социология права, система ценностей, социология, междисциплинарный подход, социокультурный аспект, общество, ценности и нормы

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.11.30747

Дата направления в редакцию:

08-09-2019


Дата рецензирования:

02-10-2019


Дата публикации:

06-11-2019


Abstract.

This article is dedicated to consideration of various aspects of the formation of legal competence of future sociologists. The author draws parallel between the legal competence and legal culture, legal knowledge, legal reflection, and legal education. Emphasis is made on the need to take into account the interaction of sociologists with professional legal experts in assessment and decision-making of the relevant social problems, as well as in the empirical research of legal reality. Legal competence is viewed as a combination of instruments (or professional competencies) essential for solving the tasks on examination and analytical generalization of issues in the legal life of the individual and society. The research methodology leans on the system analysis of legal life issues, as well as the results of the sociology of law. Different ways of such interaction along with its impact upon improvement of the level of legal competence of future sociologists are demonstrated. At the same time, the specificity of formation of such competence is associated with pedagogical, worldview and methodological aspects of the professional becoming of sociologists. The article underlines the advantages and difficulties in studying legal reality by sociologists; examines potential of the sociology of law with regards to formation of legal competence of future sociologists. The author also describes the experience of some Russian universities in formation of legal competence on the level of requirements of the federal education standard, equally with consideration of the peculiarities of Bachelor and Masters Programs on Sociology.

Keywords:

interdisciplinary approach, sociology, value system, sociology of law, the training of sociologists, legal life, legal competence, sociocultural aspect, society, values and norms

Введение. От будущих социологов принято ожидать множества их профессиональных компетенций, которые позволят решать социально значимые задачи, а также проводить эмпирические исследования в широчайшем диапазоне общественных отношений. По этой причине еще в вузе для будущего социолога необходимо создать условия для его профессионального становления. Как правило, в учебные планы подготовки наряду с серьезным объемом дисциплин по отраслям социологического знания включены и дисциплины, призванные сформировать компетенции в других областях, например, информационных технологиях, психологии, политологии и т.д. Между тем социальная реальность диктует необходимость совершенствования и правовых знаний у будущих социологов, пожалуй, даже в большей степени, чем иных, поскольку нормы права являются неотъемлемой частью человеческой коллективной и индивидуальной жизнедеятельности. К тому же именно социолог на основе конкретных прикладных исследований может объективировать картину развития правового государства и закрепления в нем определенных ценностей и норм.

Для формирования правовой компетентности будущих социологов необходимо решить ряд задач, имеющих и педагогический характер, и мировоззренческий, и методологический. Этим аспектам в статье уделено особое внимание. В то же время нужно исходить из того, что государственный стандарт подготовки социологов предписывает реализацию так называемой общекультурной компетенции, определяющей «способность использовать основы правовых знаний в различных сферах жизнедеятельности». Широта данной формулировки не учитывает специфику социологической профессии, хотя, разумеется, социологу необходимо ориентироваться в основах правовых знаний, но скорее в повседневной жизни, чем в профессиональной. Профессия социолога требует не только общекультурной компетенции в вопросах права, но и вполне предметной, связанной с проведением эмпирических исследований в правовой сфере. Это вовсе не обозначает, что социолог должен занять место юриста, но, с другой стороны, многочисленные феномены и процессы правовой реальности нуждаются в изучении с позиции социальной и правовой рефлексии, воспитание которой у будущих социологов крайне необходимо. А вот насколько вузы и учебные программы готовы к формированию правовой компетентности будущих социологов – вопрос остается открытым. Следует при этом подчеркнуть, что речь идет не просто о повышении правовой грамотности (или правовой культуры), что в принципе необходимо каждому человеку, а именно о возможности полноправного участия социолога в исследовании юридических норм и феноменов правовой реальности. Не в условиях какой-либо конкуренции с юристами, а во взаимодействии с ними, что обеспечит получение верифицируемых результатов прикладных исследований, востребованных разными структурами в системе власти, науки, культуры, образования. Социологу же подобное сотрудничество позволит совершенствовать правовую компетентность.

Правовая компетентность и социологические исследования. Правовую компетентность будущих социологов можно определить как теоретико-инструментальную возможность проведения социологических исследований в области правовой жизни человека и общества. Если исходить из того, что «правовая жизнь как предмет изучения в юридических и социальных науках, безусловно, соотносится с категориями правовой реальности и права» [7, с. 97], то от социолога ожидается владение необходимыми для проведения эмпирического исследования знаниями о правовой реальности. Очевидно, что профессиональный юрист прежде всего обратит внимание на систему права и его нормы, в то время как социологу предстоит разобраться в специфике ценностно-нормативной системы, в рамках которой регулируется правовая жизнь человека и общества. Пожалуй, данная проблематика является ключевой для социолога, когда, например, поставлена задача выяснить отношение граждан к тем или иным правовым ценностям и антиценностям: законопослушному поведению – правонарушению, правопорядку – беззаконию, а в конечном итоге добру и злу, свободе и несвободе, справедливости и несправедливости и т.д. На этом этапе будущему социологу важно сформировать четкое понимание данных категорий, чтобы, став частью инструментария социологического исследования, они адекватно отражали правовую реальность в оценках, мнениях и представлениях о ней со стороны реципиентов. Тонкость вопроса заключается в том, что социолог должен оставаться всегда социологом, а не занимать позиции философа, когда, к примеру, речь заходит о понимании вечных ценностей и антиценностей человечества – добра и зла, или юриста, имеющего четкое понимание правонарушения и преступления.

В вузе будущие социологи активно должны участвовать в научных мероприятиях, которые помимо изучаемых дисциплин также будут способствовать формированию правовой компетентности. Например, опыт взаимодействия социологов и юристов был продемонстрирован на прошедшей в Алтайском госуниверситете (АлтГУ) в феврале 2019 г. первой всероссийской конференции «Роль гражданского общества в противодействии коррупции». Студенты социологи представляли сообщения по проблематике, которая предполагает серьезные познания в области теории и практики права, тем более, если результаты получены в ходе эмпирических исследований. Можно сказать, что темы коррупции, бюрократии, криминальной субкультуры, наказания за правонарушения становятся привлекательными для будущих социологов в подготовке выпускных или курсовых работ. Однако сложности в разработке данных тематических направлений возникают как раз по причине недостаточной правовой компетентности, хотя даже и в этом случае студенты не спешат отказываться от интересных и актуальных исследовательских тем. Они выражают готовность получить недостающие знания в соответствующей области права. Причем такие знания необходимы и на этапе теоретической проработки научной проблемы, и в последующий период проведения конкретного прикладного исследования. Наиболее наглядными способами получения таких недостающих знаний служат участие будущих социологов в серьезных социологических исследованиях и систематический анализ публикаций в юридических изданиях. К примеру, в АлтГУ в рамках научно-исследовательской работы как части производственной практики студенты выполняют ряд исследовательских задач (как вариант: подготовка и проведение опроса совместно с органами внутренних дел на тему «Отношение населения к народным дружинникам, участвующим в охране общественного порядка»), а также обобщают правовой материал в журнальных публикациях, что позволяет обнаружить интересную проблему, для изучения которой требуется разработать программу предполагаемого социологического исследования.

Инструментарий, с которым предстоит работать будущему социологу в сфере права, довольно широк и объемен. Число исследований таких одновременно социокультурных и правовых феноменов человеческого бытия, как справедливость, честь, достоинство и других, связанных с миром человека и социальной реальностью, возрастает, поэтому социологу нужно брать на вооружение подходы, необходимые для их познания. При этом в основе такой работы должны лежать наряду с утвердившимися в науке подходами и те, с которыми предстоит иметь дело прежде всего социологу. Так, например, понимание справедливости может фокусироваться на императиве, движущем «человека именно к общественному выражению своего внутреннего личностного проекта, который признает в каждом потенциал для становления целостной личности» (курсив автора цитаты. – Е.П. ) [1, с. 23]. В этом смысле вмешательство социолога в давнюю философскую дискуссию по поводу справедливости крайне необходимо, поскольку социолог имеет возможности «операционализировать» такие понятия, как «личностный проект», «потенциал», «целостная личность» и т.д. Юристы предпринимают попытки определить методологию исследования тех или иных правовых феноменов, но чаще всего в рамках теории права [8] или иной правовой отрасли, социологам же предстоит реализовывать данную стратегию в границах социологического знания. Для будущего социолога, таким образом, крайне важно, чтобы он, во-первых, имел возможность быстрого перехода из поля философии или правоведения в поле социологии, а во-вторых, умел вычленять в различных категориях индивидуальной и общественной жизни человека правовой смысл. Такие навыки сложно привить в рамках какой-либо одной учебной дисциплины, однако модульный характер подготовки обещает заметный результат, о чем пойдет речь во второй части статьи.

Образовательная специфика формирования правовой компетентности. Вклад учебных дисциплин в формирование правовой компетентности будущих социологов трудно переоценить. Но учебные планы подготовки чаще всего ограничены в таких возможностях. В ведущих вузах страны в основном акцент сделан на правоведение, изредка в расписании занятий появляется социология права. Так, например, для будущих социологов в МГУ и СПбГУ предусмотрены курсы правоведения и социологии права, в Казанском федеральном университете наряду с социологией права обучают основам правоведения и противодействия коррупции, в ВШЭ правовые дисциплины для будущих социологов не предусмотрены, в классических университетах Новосибирска, Томска, Белгорода учебные планы включают основы права (или правоведение), а в Южном федеральном университете будущие социологи имеют возможность постигать экономико-правовой модуль дисциплин. Как видим, основная нагрузка по формированию правовой компетентности ложится именно на отрасль юридической науки. Вместе с тем повышаются возможности закрепления такой компетентности с изучением социологии права. По мнению некоторых исследователей, «социологию права можно рассматривать не только как дисциплину с жестко заданным предметом, а еще и как некое поле, совокупность научных знаний по теме "право и общество"» [2, с. 117].

В АлтГУ, например, имеется значительный опыт развития магистерского направления «социология права» в течение многих лет, о чем речь шла в статье «Место социологии права в подготовке будущих социологов» [6]. При этом следует подчеркнуть, что для обучения в данной магистратуре необходимы уже «продвинутые» правовые знания и соответствующая правовая компетентность. А поскольку поступают в магистратуру чаще всего бакалавры социологии, то ожидается, что в рамках бакалавриата они получили достаточные знания и практические навыки для совершенствования правовых знаний уже на более высокой образовательной ступени. Именно поэтому в силу преемственности систем обучения и с ориентацией на поступление в магистратуру по социологии права для будущих бакалавров предусмотрены различные варианты для формирования правовой компетентности; прежде всего имеется в виду прохождение обучающимися определенных учебных курсов. Так, помимо правоведения в учебные планы включены такие дисциплины, как «правовая культура», «основы социального государства», «социальное право», «социология конституционализма», «социология демократического государства», «социология латентных социальных структур» и другие. Отчасти традиция правовой подготовки будущих социологов в бакалавриате идет еще от существовавшей ранее специализации «юридическая социология», но в то же время она продиктована требованиями времени: необходимостью активного участия социологов в исследовании правовой жизни человека и общества.

Освоение юридического материала будущим социологам дается не просто, однако при акцентировании роли правовых норм в решении социальных проблем возможности обучающихся к рефлексии возрастают. Таким образом, «социально окрашенное» право воспринимается более предметно и осмысленно, но если исходить из принципа социальности права априори, то без участия социологов в изучении становления и развития правовой системы никак не обойтись. Вместе с тем учебные дисциплины позволяют сформировать и правовую культуру личности, и правовую компетентность будущих профессионалов в области социологии. В первом направлении речь идет о юридической грамотности как таковой и привитии законопослушного поведения, основанного на соблюдении норм и правил. Это задача мировоззренческого плана, связанная с личностным ростом, поддерживаемая на уровне социализации и инкультурации человека. Во втором направлении происходит накопление знаний и профессиональных навыков для анализа правовой реальности и, возможно, принятия адекватных с юридической точки зрения решений в сфере социальной или экономической политики.

Каким же образом это осуществляется? Сначала каждый обучающийся выбирает представляющую для него интерес проблему социально-правового характера для разработки проекта (например, в учебном курсе «основы социального государства» это может быть вопрос об интерпретации содержащихся в статье 7 Конституции России понятий «достойная жизнь» и «свободное развитие человека», в курсе «социологии латентных социальных структур» - изучение явлений клановости, семейственности, «блата» во властных структурах и т.д.). Затем будущий социолог переходит к знакомству с конкретными юридическими нормами, связанными с регламентацией выбранного предмета исследования, при этом обращается к соответствующим публикациям в научных журналах и монографиях, а также к поиску нормативно-правовых актов, содержащих анализируемые нормы права. На этом этапе важно проявить как социальное чутье и социологические умения и навыки, так и правовую компетентность (например, учитывать иерархию нормативно-правовых актов или, допустим, особенности отличия преступления от правонарушения). По выражению В.В. Лапаевой, «наша правовая реальность настолько архаична, нерациональна и запутана, что требует прежде всего модернизации путем максимальной рационализации всей правовой системы» [3, с. 83]. Очевидно, что и социологам в этих процессах настройки правовой системы обязательно найдется место.

На следующем этапе каждый обучающийся включается в обсуждение разработанных проектов, возникает своего рода дискуссионный клуб. Здесь важное значение приобретает не просто высказываемое суждение, исходя из личного опыта или повседневных представлений, а проведенный мини-анализ вопроса, рассматриваемого в других проектах, то есть обучающийся помимо своего проекта должен ориентироваться и в других вынесенных на обсуждение работах. В конечном итоге должны быть сформулированы предложения по социально-правовому регулированию конкретной проблемы, затронутой в проекте. По сути, социолог, обладая правовой компетентностью, имеет возможность «переключить» некоторые особенности отношения к праву, вызванные недоверием или сомнением со стороны населения (например, правовой нигилизм), на стойкое принятие норм. Но при этом необходимы верифицируемые результаты социологических исследований с убедительными доводами. Как отмечают исследователи, «праву, как и правам и свободам, в российском менталитете предпочитают справедливость, нравственность, совесть, моральный («гражданский») долг» [5, с. 52]. Социолог должен продемонстрировать и обратный процесс «возврата к праву», но для этого ему важно понять, каким образом за каждой нормой права закрепляется социальный и социокультурный смыслы справедливости, нравственности, совести, традиционные и инновационные ценности и представления и т.д. Трудно не согласиться в этой связи с мнением о том, что «состояние современной российской правовой теории отражает нынешний переломный этап в развитии общественного сознания, переосмысливающего фундаментальные социальные ценности, такие как справедливость, свобода, равенство между людьми, достоинство человека, общее благо и, наконец, право, в котором эти ценности получают юридическое преломление и выражение» [4, с. 66].

Между тем в 2019 году в АлтГУ пошли на эксперимент, поручив всем бакалаврам четвертого курса выбрать такую тему для своей выпускной квалификационной работы, которая была бы связана с изучением правовой реальности. Была поставлена цель убедиться в том, насколько у будущих выпускников сформирован определенный уровень правовой компетентности, достаточный для исследования взаимодействия правовой системы, человека и общества. При выборе тем в зону внимания социологов попали вопросы отношения населения к деятельности российской полиции, публичные слушания как механизм защиты интересов населения, социально-правовые механизмы регулирования образовательных услуг современного вуза, социальный потрет должника, уклоняющегося от уплаты алиментов, социально-правовые аспекты развития сельских поселений в современной России и другие актуальные проблемы. Обязательным условием работы было не только проведение эмпирического исследования, но и серьезная проработка соответствующих нормативно-правовых актов, причем как федерального, так и регионального и муниципального уровней. Программа социологического исследования с операционализацией основных понятий также осуществлялась с учетом анализа юридических норм. Выводы по выполненной работе должны быть связаны не только с разработкой конкретных рекомендаций по решению значимой социальной проблемы, но и с предложениями совершенствования нормативного регулирования, исходя из социально-правового анализа.

Некоторые итоги. Участие социологов в исследовании правовой реальности не должно оставаться не заметным. Конечно, пальма первенства в этом остается за юристами. Вместе с тем сформированная правовая компетентность будущих социологов позволит решить широкий круг социальных проблем, исходя в том числе из возможного совершенствования правового регулирования в конкретной сфере общественных отношений. Необходимость повышения уровня верификации исследований правовой реальности также связана с формированием правовой компетентности будущих социологов.

Библиография
1.
Аитова Г. Ш. Историософский взгляд на проблему справедливости: российская специфика // Вопросы философии. 2016. № 5. С. 17-26.
2.
Бирюков С. В. О структуре социологии права (направления исследований в отечественной науке) // Социологические исследования. 2015. № 9. С. 111-120.
3.
Лапаева В. В. Коммуникативные концепции права в контексте актуальных задач российской правовой теории и практики (с позиций либертарного правопонимания) // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2014. № 6 (317). С. 77-100.
4.
Лапаева В. В. Право и правовое государство в постсоциалистической России: состояние и перспективы развития // Социологические исследования. 2016. № 7. С. 66-76.
5.
Осин В. Н. Общепризнанные социальные ценности (свобода, право, права и свободы, государство) и правовой менталитет // Вопросы философии. 2012. № 9. С. 46-55.
6.
Попов Е. А. Место социологии права в подготовке будущих социологов // Социологические исследования. 2019. № 1. С. 139-144.
7.
Попов Е. А. Проблемы и перспективы исследования правовой жизни человека и общества // Российский журнал правовых исследований. 2018. № 1. С. 96-101.
8.
Толкачев В. В. Методология исследования коррупционных отношений в контексте современной теории права // Государство и право. 2006. № 7. С. 14-20.
References (transliterated)
1.
Aitova G. Sh. Istoriosofskii vzglyad na problemu spravedlivosti: rossiiskaya spetsifika // Voprosy filosofii. 2016. № 5. S. 17-26.
2.
Biryukov S. V. O strukture sotsiologii prava (napravleniya issledovanii v otechestvennoi nauke) // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2015. № 9. S. 111-120.
3.
Lapaeva V. V. Kommunikativnye kontseptsii prava v kontekste aktual'nykh zadach rossiiskoi pravovoi teorii i praktiki (s pozitsii libertarnogo pravoponimaniya) // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Pravovedenie. 2014. № 6 (317). S. 77-100.
4.
Lapaeva V. V. Pravo i pravovoe gosudarstvo v postsotsialisticheskoi Rossii: sostoyanie i perspektivy razvitiya // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2016. № 7. S. 66-76.
5.
Osin V. N. Obshchepriznannye sotsial'nye tsennosti (svoboda, pravo, prava i svobody, gosudarstvo) i pravovoi mentalitet // Voprosy filosofii. 2012. № 9. S. 46-55.
6.
Popov E. A. Mesto sotsiologii prava v podgotovke budushchikh sotsiologov // Sotsiologicheskie issledovaniya. 2019. № 1. S. 139-144.
7.
Popov E. A. Problemy i perspektivy issledovaniya pravovoi zhizni cheloveka i obshchestva // Rossiiskii zhurnal pravovykh issledovanii. 2018. № 1. S. 96-101.
8.
Tolkachev V. V. Metodologiya issledovaniya korruptsionnykh otnoshenii v kontekste sovremennoi teorii prava // Gosudarstvo i pravo. 2006. № 7. S. 14-20.