Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Основные факторы научной результативности научно-педагогических работников вуза
Валеева Марина Владимировна

кандидат социологических наук

младший научный сотрудник, научная лаборатория "лаборатория Наукометрии", Уральский федеральный университет

620075, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Куйбышева, 48, каб. 607

Valeeva Marina Vladimirovna

PhD in Sociology

 
Junior Scientific Associate, Scientific Laboratory “Scientometrics Lab”
 

620075, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Kuibysheva, 48, kab. 607

cherbakova_marina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Количественные показатели оценки научной результативности последнее время начинают играть все большую роль. В то же время, число публикаций российских авторов и их цитируемость сравнительно ниже, чем показатели западных коллег, в связи с чем возникает вопрос о выявлении причин и факторов, влияющих на публикационную активность и научную результативность в целом. Для решения данного вопроса, было проведено социологическое исследование, направленное на анализ вовлеченности в научно-исследовательскую работу научно-педагогических работников вуза. Объектом исследования выступили НПР Уральского федерального университета им. Б.Н. Ельцина (N=211), 14 разных институтов университета, методом исследования был выбран онлайн-опрос. В статье представлены результаты данного исследования, которые отражают стимулы, барьеры и мотивацию сотрудников университета к публикационной активности и занятия научно-исследовательской работой, также, проанализированы цели и способы научного сотрудничество НПР УРФУ с учеными других университетов и организаций. В результате, автор приходит к выводу о том, что факторы, оказывающие влияние на научную результативность научно-педагогических работников Уральского федерального университета можно разделить на две группы: внутренние (основанные на внутренней мотивации сотрудника) и внешние (которые базируются на внешнем стимулировании). Кроме того, выяснилось, что одним из наиболее значимых факторов, способствующих научной активности и продуктивности является научная коллабрация.

Ключевые слова: высшая школа, высшее образование, научно-педагогические работники, научное сообщество, наука, научно-исследовательская деятельность, публикационная активность, научная публикация, мотивация, социологическое исследование

DOI:

10.25136/2409-7144.2019.11.30693

Дата направления в редакцию:

04-09-2019


Дата рецензирования:

04-09-2019


Дата публикации:

06-11-2019


Abstract.

Over the recent time, the quantitative assessment indicators of scientific performance play an increasingly important role. At the same time, the number of publications of the Russian authors and their citation are relatively lower compared to the Western colleagues. This necessitates determination of the causes and factors affecting publication activities and scientific performance overall. The author conducts a sociological study aimed at the analysis of involvement of the university’s academic staff into research work. The object of this publication became the academic staff of the Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin (N-211), fourteen different sectors of the university; online survey was selected as a research method. The article demonstrates the results reflecting the incentives, barriers and motivation of the university staff members towards publication activities and engagement in the research work; as well as analyzes the goal and ways of cooperation of the academic staff of the Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin with the scholars of other universities and organizations. The conclusion is made that the factors affecting the scientific performance of the academic staff of the Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin can be divided into two groups: internal (based on inner motivation of a staff member) and external (based on the outside motivation). The author underlines that one of the most significant factors contributing to scientific activity and performance is the scientific collaboration.

Keywords:

scientific publication, publications activities, research activities, science, scientific community, educationalists, higher education, higher school, motivation, sociological study

В оценке российской науки последние несколько лет все большую роль начинают играть количественные показатели научной результативности такие как число публикаций и их цитируемость. Публикационная активность, которая измеряется исключительно на основе количественных показателей, является наукометрическим индикатором. Кроме того, наукометрия исследует статистические показатели структуры и динамики массивов и потоков научной информации, а наукометрические показатели отражают факт обмена результатами научных исследований [1].

Обмен результатами научной деятельности может быть выражен в разных формах: публикации научных статей и тезисов, участие в различных научных мероприятиях, проведение совместных исследований с другими учеными и так далее, и является показателем продуктивности и результативности ученого.

Необходимо подчеркнуть, что показатели публикационной активности российских ученых сравнительно ниже, чем показатели западных коллег, в связи с чем возникает вопрос о выявлении причин и факторов, которые являются тому причиной. Вместе с этим, необходимо выявить стимулы, которые могут способствовать повышению научной результативности.

Активное принятие мер для увеличения публикационной активности российских ученых началось после выхода Указа Президента РФ от 07 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в котором говорилось о важности обеспечения следующих показателей областей науки: «…увеличить к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных Web of Science до 2,44 %» [4]. В свою очередь, как справедливо заметил П. Г. Арефьев: «Самая быстрая по скорости реализации мера – стимулирование авторов за счет денежных выплат… » [6]. На основании этого, для повышения публикационной активности ученых, многими российскими вузами, в том числе и Уральским федеральным университетом, было принято решение ввести систему стимулирования публикаций в зарубежных научных изданиях, входящих в международные базы цитирования [2]. Стоит подчеркнуть, что с 2012 года по 2016 год отметился рост публикационной активности авторов УРФУ (с 499 публикаций в 2012 году до 2304 публикаций в 2017 году по базе WoS CoreColl, и с 695 публикаций в 2012 году до 2321 в 2017 году по базе Scopus), а также увеличилась доля НПР-авторов публикаций, индексируемых в WoS CoreColl и Scopus (с 26,1% в 2015 году до 28,4% в 2017 году. Но в то же время, можно заметить, что если с 2015 по 2016 году рост произошел на 2%, то уже с 2016 по 2017 год – только на одну десятую процента. Вместе с этим, внутри отдельных подразделений университета (институтов) отметился неравномерный рост публикационной активности авторов – например, количество статей, отраженных в WoS CoreColl и Scopus в одном подразделении увеличилось с 294 публикации в 2012 году до 716 публикаций в 2017 году (ИЕНИМ), а в другом, с 27 публикаций в 2012 году до 128 публикации в 2017 году (ИНФО). Также, различия выявились в количестве статей, написанных сотрудниками университета в расчете на одного НПР [3]. Таким образом, можно говорить о том, что программа стимулирования сработала неравномерно и необходимо выявить причины сложившейся ситуации. Мы полагаем, что необходимо рассмотреть систему мотивации НПР университета и определить их степень вовлеченности в процесс осуществления научно-исследовательской деятельности. Вовлеченность НПР вуза в научно-исследовательскую деятельность определяется целым рядом факторов, оценку влияния которых мы осуществили в рамках социологического исследования, проведенного в конце 2017 году в городе Екатеринбурге. Объектом нашего исследования выступили научно-педагогические сотрудники Уральского федерального университета имени первого президента России Б. Н. Ельцина. Целью исследования было выявление мотивов осуществления научно-исследовательской деятельности и факторов, на нее влияющих. На основании квотного отбора, методом онлайн-опроса было опрошено 211 научно-педагогических работников УрФУ по 14 институтам.

Последние несколько десятков лет в сфере высшего образования наблюдается особый интерес к научно-исследовательской деятельности сотрудников и преподавателей вузов. Процессы реформирования и модернизации системы высшего образования повышают значимость научных исследований в вузе, и научно-педагогическим работникам приходится подстраиваться под эти реалии. Отношение к исследовательской деятельности преподавательского состава является одним из важнейших факторов оказывающим влияние на ее осуществление. Еще Т. Парсонс писал, что обучение в вузе является одной из полноценных ступеней социализации, а обучить научному, рациональному мышлению может лишь тот, кто сам этим занимается [7]. В связи с этим, первое, на что мы обратили внимание в рамках нашего исследования – собственное соотнесение НПР УрФУ с научным сообществом. Как выяснилось, преобладающее большинство опрошенных (88%) относят себя к числу людей, занимающихся наукой, несмотря на то, что большая часть из них основной трудовой деятельностью считают преподавание, и только потом исследовательскую деятельность.

Важно подчеркнуть, что в нашей стране для большинства преподавателей преподавательская деятельность является наиболее предпочтительной, чем исследовательская, что является отличием от сотрудников академической сферы многих других стран. Возможно, это связано с необходимостью сочетания разных видов деятельности – преподавательской, научно-исследовательской, административной – в условиях ограниченных временных ресурсов, что приводит к потребности оптимального соотношения этих видов деятельности.

Однако научно-исследовательская работа – неотъемлемая часть деятельности преподавателя вуза, она является показателем его продуктивности и личной результативности. В связи с этим возникает необходимость анализа мотивационной структуры НПР вуза к занятию научно-исследовательской деятельностью.

На наш взгляд, на реализацию актуальных и перспективных исследований и как следствие публикационную активность оказывает влияние стимулирование, как некое внешнее воздействие на индивида и мотивация, обусловленная внутренним стремлением ученого достижения высоких результатов. Как отмечает А. Н. Леонтьев «мотивация определяется как система ценностных ориентаций совокупность внутренних стимулов человека при осуществлении целенаправленной деятельности» [5, с. 38]. Понимание особенностей силы влияния внешней стимуляции и внутренней мотивации на научно-педагогического работника имеет большую практическую ценность для управления в сфере науки, потому что позволяет сделать упор на тех факторах и ресурсах, которые благоприятствуют повышению научной активности, ее продуктивности и результативности.

Низкая научно-исследовательская активность НПР объясняется определенными препятствиями, которые мешают им в осуществлении научно-исследовательской деятельности. В рамках нашего исследования мы попытались выявить основные барьеры. Среди основных причин респондентами были названы: финансирование, не покрывающее затраты на реализацию проектов (58%), большой объем учебной нагрузки (46%) и большой объем административной работы (38%). Таким образом, нехватка времени из-за большого объема работы, является одной из причин, мешающих осуществлению научно-исследовательской деятельности, для большей же части НПР более весомой причиной является недостаточное финансирование.

Вместе с тем, обращаясь к наиболее эффективным стимулам, которые могут способствовать повышению научной активности, мы видим, что для большинства респондентов это также: дополнительное финансирование (помимо заработной платы) - 79%, уменьшение учебной нагрузки (46%) и программа стимулирования публикаций в научных изданиях, входящих в международные базы цитирования (46%). Причем, практически по всем подразделениям университета это распределение сохраняется. Различие мы видим в том, что одним из значимых стимулов в группе естественнонаучных институтов и институтов технической направленности (ИРИТ-РТФ, ИЕНИМ, ХТИ, ФТИ, ИНМТ) является наличие инфраструктуры и оборудования, а для институтов, по направлениям социальных и гуманитарных наук (ИСПН, ИГНИ, ВШЭМ, ИГУП) этот стимул не является значимым.

В свою очередь, мотивы занятия научно-исследовательской деятельностью образуют ядро профессиональной идентичности ученого. Однако интересным видится тот факт, что по результатам нашего исследования совсем небольшая доля опрошенных заявили, что к занятию научно-исследовательской деятельности их побуждает личный интерес. Возможно, это связано с тем, что этого варианта ответа не было предложено в анкете, и лишь некоторые упомянули его самостоятельно.

Как отмечают Н. Шматко и Г. Волкова, личная мотивация работников, занимающихся интеллектуальным трудом важна в любых условиях, но неудовлетворенность ключевых потребностей ставит на первое место материальные стимулы, что подтверждают и результаты зарубежных исследований. Таким образом, побуждение к научной деятельности чаще всего носит материальный характер, а финансирование – практически единственный инструмент стимуляции научного труда. Вместе с этим, внешняя стимуляция может снизить личностную мотивацию ученого «поскольку сводит присущие человеку энтузиазм и вдохновение к чисто материальной заинтересованности… » [8].

Однако обращаясь к модели мотивации, предложенной в 1968 году Лайманом Портером и Эдвардом Лоулером, суть которой заключается в том, что степень удовлетворённости результатами труда сотрудника (в данном случае преподавателя высшей школы) зависит от уровня получаемого им вознаграждения, которое воспринимается им как «им как адекватное своим физическим и социо-психологическим затратам или превосходящее их », исследователь О. В. Чудинова отмечает, что размер вознаграждения, получаемого сотрудниками вуза напрямую зависит от полноты проявленных способностей и приложенных усилий к выполнению рабочего задания, причем, речь идет о материальных, так и не материальных способах поощрения [9].

Несмотря на существующие препятствия в осуществлении научно-исследовательской деятельности, преобладающее число респондентов (94%) заявили, что публикуют свои результаты. В связи с этим мы выявили причины, по которым они проявляют свою публикационную активность: наиболее популярной причиной публикационной активности оказалось - продвижение в научном сообществе (70% ответивших), меньшее число НПР называли причины: публикация результатов из-за наличия обязательств по реализуемому гранту (33%), 27% – из-за обязательств перед группой, с которой они осуществляют научное сотрудничество, 25% – из-за обязательств по эффективному контракту, а чуть меньше – 23% – для подтверждения ученого звания. Наконец, 15% респондентов ответили, что публикуют свои научные результаты по указанию непосредственного руководителя. Среди других причин, которые были названы самими респондентами, стоит выделить: личный интерес: «личная заинтересованнось в анализе той или иной проблемы», «интересно поделиться», «научный интерес и система стимулирования», «самореализация», «интересная научная тема» ; для получения известности и мнения извне: «это создает известность и привлекает заказчиков наших работ», «мне важно мнение коллег в отрасли я публикую результаты чтобы получить отклик от них»; «для развития своей научной тематики», «главное - сообщение научной (и прочей) общественности о полученных результатах», «на сегодняшний день это единственная возможность показать результаты своей работы».

Среди респондентов, которые не публикуют свои научные результаты мы также выявили причины, по которым они не проявляют публикационную активность. Как выяснилось, немного больше трети респондентов (36%) не публикуют свои научные результаты по причине их отсутствия, 22% – не уверены в полученных результатах, 21% – давно не проводили исследования и не имеют новых данных, 14% – по причине коммерческой тайны и 7% по другой причине («научный мир считает тему моей работы хорошо изученной» ).

Современное общество – это общество глобальных коммуникаций, сегодня каждый человек находится в сети социальных взаимодействий и включен в огромное количество информационных потоков. В свою очередь, публикация результатов научных исследований является звеном, которое связывает науку и общество, а также является инструментом коммуникации в научном мире. Таким образом, значимость для научно-педагогических работников продвижения в научном сообществе посредством публикации своих научных результатов свидетельствует о важности коммуникационной составляющей повседневности. Коммуникативные практики создают почву практически для всех проявлений индивида: достижение успеха, самореализация, осуществление профессиональной и научной деятельности [10, с. 32]. Однако публикации своих научных результатов являются лишь одним из способов научной коммуникации. В современном обществе ученый постоянно осуществляет непосредственные социальные взаимодействия, которые еще в большей степени закрепляют за ним статус ученого: вступление с докладами на конференциях различного уровня, участие в семинарах, дискуссиях и так далее. Для осуществления своей социальной миссии ученому необходимо выходить в сферу публичности. Таким образом, использование этих способов научной коммуникации, а также их периодичность обуславливает вовлеченность НПР в научно-исследовательскую деятельность.

В рамках нашего исследования был задан вопрос о том, когда последний раз НПР представляли научной общественности результаты своей научной деятельности (в любой форме: выступление на конференции, публикация тезисов, статьи и т.д.). Практически половина (47%) опрошенных заявили, что представляли свои результаты последний раз менее 1 месяца назад, 26% – 1-2 месяца назад, а 11% – 3-5 месяцев назад. Таким образом, большая часть респондентов представляла результаты своей научной деятельности в течение последнего полугода. Только 2% опрошенных ответили, что представляли свои результаты более 5 лет назад и 1% опрошенных – ни разу не представляли свои научные результаты. Вместе с этим, результаты исследования демонстрируют, что большинство респондентов принимали участие в различных научных мероприятиях. Причем, за последние три года (2014-2017) респонденты чаще всего участвовали в конференциях различного уровня: в конференциях в другом городе принимали участие 66% ответивших, в конференциях внутри своего вуза – 64%, в зарубежных конференциях принимали участие 56% респондентов и в конференциях в своем городе – 54% ответивших.

Если говорить более конкретно о достигнутых результатах научно-исследовательской деятельности, то следует отметить, что большая часть опрошенных НПР за последние три года (2014-2017 гг.): вступали с докладами на конференциях различного уровня (85%), публиковали тезисы в сборниках конференций и публиковали научные статьи (ВАК, РИНЦ) – 83%, немного меньше, 75% - публиковали научные статьи в изданиях, входящих в базы данных Scopus и Web of Science. Среди других результатов научной деятельности, опрошенными были названы: «разработка и реализация проектов для руководителей и специалистов промышленных предприятий и бюджетных организаций», «публикация учебного пособия», «собственная защита кандидатской диссертации» и «осуществление производства инновационной продукции и поставки». Кроме того, только 2% ответивших заявили, что не имеют научных результатов за последние 3 года.

Вместе с этим, при ответе на вопрос о том, относят ли себя научно-педагогические сотрудники к числу людей, занимающихся наукой, ответ «нет» был дан 12% респондентов. В связи с этим, мы решили выявить зависимость между достигнутыми результатами научной деятельности и отнесением себя к числу людей, занимающихся наукой. Интересно то, что практически у всех респондентов, которые отметили, что не относят себя к числу людей, занимающихся наукой, есть определенные научные результаты за последние 3 года: большинство из них имеют публикации тезисов в сборниках конференций (9%), публикации научных статей (РИНЦ, ВАК) – 8%, доклады и выступления на конференциях различного уровня – 7% и даже публикации научных статей (Scopus, Web of Science) – 5%. Здесь возникает противоречие между тем, как опрошенные представляют себе человека, занимающегося научной деятельностью и значимостью научных результатов.

В ходе нашего исследования мы предположили, что одним из наиболее значимых факторов, которые способствуют научной активности и продуктивности является сотрудничество с другими учеными. Преобладающее большинство участников нашего исследования (85%) заявили, что принимали участие в научном сотрудничестве как минимум один раз, причем 83% респондентов осуществляли научное сотрудничество с исследователями из своего ВУЗа, 43% - с исследователями из институтов УрО РАН и с исследователями ВУЗов других стран сотрудничали 42%. Реже всего, НПР УрФУ участвовали в коллаборации с исследователями из другого ВУЗа своего города – всего 19% опрошенных. Таким образом, можно говорить о том, что приоритетным фактором выбора партнера для осуществления научного сотрудничества является его территориальная близость. Это способствует успешной организации совместной деятельности, так как партнеры находятся в постоянном непосредственном контакте, и их связь происходит достаточно быстро. В свою очередь, одним из главных компонентов сотрудничества является способ коммуникации, который используют субъекты взаимодействия. По результатам опроса выяснилось, основными способами коммуникации являются: участие в конференциях (76%), написание совместных научных статей с другими учеными (66%) и проведение совместных научных исследований (51%), что свидетельствует о достаточно высокой вовлеченности научно-педагогических работников в научное сотрудничество.

Не вызывает сомнений, что научное сотрудничество предполагает определенные цели, которые сводятся к решению определенных проблем и задач. По результатам нашего исследования, основными целями, которые ставили перед собой участники научного сотрудничества являлись: повышение качества проводимых исследований (59%), объединение ресурсов для реализации научных исследований (55%) и установление научных контактов для получения новых знаний (54%). В свою очередь, по итогам научного сотрудничества были достигнуты следующие результаты: публикации научных статей Scopus и Web of Science – 64%, участие в конференциях различного уровня – 53% и публикации научных статей РИНЦ и ВАК – 46%.

Так, заключение научное сотрудничества свидетельствует о стремлении добиться качественного прогресса по уровню результативности научной деятельности. Результат научного сотрудничества так или иначе отражается в виде текста, которым как правило становятся различного типа публикации.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что вовлеченность НПР вуза в научно-исследовательскую деятельность определяется степенью его заинтересованности в достижении высоких результатов. В свою очередь, зону целей определяют факторы, которые подразделяются на две основные группы: внутренние и внешние. По результатам нашего исследования выяснилось, что внешняя мотивация (стимулирование) через доступ к ресурсам является наиболее эффективной. Причем, ресурсы могут быть материального (например, дополнительно денежное финансирование) и нематериального характера (например, время). В связи с этим, от принципа действия механизма стимулирования во многом зависит результативность НПР вуза. Кроме того, одним из условий успешной научной результативности является взаимодействие ученых, которых объединяют общие научные цели. Таким образом, совместная работа способствует повышению публикационной активности отдельных ученых и организации в целом.

Библиография
1.
Индикаторы науки: 2013. Статистический сборник // Министерство образования и науки РФ, Федеральная служба государственной статистики, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики». [Москва: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013]. URL: http://www.hse.ru/primarydata/in2013 (дата обращения 26.02.2018)
2.
Стимулирование публикаций в зарубежных научных изданиях // Сайт Уральского федерального университета. URL: https://urfu.ru/ru/science/stimul-pablik/ (дата обращения 26.02.2018)
3.
Итоги научной работы университета за 2017 год. Проректор по науке В.В. Кружаев // Сайт Уральского федерального университета. URL: https://urfu.ru/fileadmin/user_upload/common_files/academic_council/docs/2017-2018/20180326__itogi_nauki_doklad_Kruzhaev_V.V..pdf (дата обращения 18.10.2018)
4.
Указ Президента Российской Федерации «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» // Российская газета. 9 мая 2012. Столичный выпуск. № 5775.
5.
Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции: Конспект лекций / А.Н. Леонтьев. – М.: Изд-во московского университета, 1971. – 38 с.
6.
Арефьев П. Г. Публикационная активность: возможности роста за счет деятельности авторов // Информационно-аналитический журнал «Университетская книга». URL: http://www.unkniga.ru/vishee/2291-publikacionnaya-aktivnost-vozmozhnostirosta-za-schet-deyatelnosti-avtorov.html. (дата обращения 27.02.2018)
7.
Parsons T., Gerald M. Platt. Age, Social Structure, and Socialization in Higher Education // Sociology of Education, Vol. 43, No. 1 (Winter, 1970), pp. 1-37/
8.
Шматко Н., Волкова Г. Служба или служение? Мотивационные паттерны российских ученых // Форсайт. 2017. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sluzhba-ili-sluzhenie-motivatsionnye-patterny-rossiyskih-uchenyh (дата обращения: 02.03.2018).
9.
Чуднова О.В. Управление стимулированием труда преподавателей современной высшей школы на основе модели мотивации Портера – Лоулера. // Социодинамика. 2019. № 3. С. 13-17. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28826 (дата обращения 28.08.2019)
10.
Замощанский И.И., Конашкова А.М., Красавин И.В., Пырьянова А.А. Научные коммуникации: ученый в современном обществе // Известия Уральского федерального университета. 2016. С. 30-41.
References (transliterated)
1.
Indikatory nauki: 2013. Statisticheskii sbornik // Ministerstvo obrazovaniya i nauki RF, Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi statistiki, Natsional'nyi issledovatel'skii universitet «Vysshaya shkola ekonomiki». [Moskva: Izdatel'skii dom NIU VShE, 2013]. URL: http://www.hse.ru/primarydata/in2013 (data obrashcheniya 26.02.2018)
2.
Stimulirovanie publikatsii v zarubezhnykh nauchnykh izdaniyakh // Sait Ural'skogo federal'nogo universiteta. URL: https://urfu.ru/ru/science/stimul-pablik/ (data obrashcheniya 26.02.2018)
3.
Itogi nauchnoi raboty universiteta za 2017 god. Prorektor po nauke V.V. Kruzhaev // Sait Ural'skogo federal'nogo universiteta. URL: https://urfu.ru/fileadmin/user_upload/common_files/academic_council/docs/2017-2018/20180326__itogi_nauki_doklad_Kruzhaev_V.V..pdf (data obrashcheniya 18.10.2018)
4.
Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii «O merakh po realizatsii gosudarstvennoi politiki v oblasti obrazovaniya i nauki» // Rossiiskaya gazeta. 9 maya 2012. Stolichnyi vypusk. № 5775.
5.
Leont'ev A.N. Potrebnosti, motivy i emotsii: Konspekt lektsii / A.N. Leont'ev. – M.: Izd-vo moskovskogo universiteta, 1971. – 38 s.
6.
Aref'ev P. G. Publikatsionnaya aktivnost': vozmozhnosti rosta za schet deyatel'nosti avtorov // Informatsionno-analiticheskii zhurnal «Universitetskaya kniga». URL: http://www.unkniga.ru/vishee/2291-publikacionnaya-aktivnost-vozmozhnostirosta-za-schet-deyatelnosti-avtorov.html. (data obrashcheniya 27.02.2018)
7.
Parsons T., Gerald M. Platt. Age, Social Structure, and Socialization in Higher Education // Sociology of Education, Vol. 43, No. 1 (Winter, 1970), pp. 1-37/
8.
Shmatko N., Volkova G. Sluzhba ili sluzhenie? Motivatsionnye patterny rossiiskikh uchenykh // Forsait. 2017. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/sluzhba-ili-sluzhenie-motivatsionnye-patterny-rossiyskih-uchenyh (data obrashcheniya: 02.03.2018).
9.
Chudnova O.V. Upravlenie stimulirovaniem truda prepodavatelei sovremennoi vysshei shkoly na osnove modeli motivatsii Portera – Loulera. // Sotsiodinamika. 2019. № 3. S. 13-17. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28826 (data obrashcheniya 28.08.2019)
10.
Zamoshchanskii I.I., Konashkova A.M., Krasavin I.V., Pyr'yanova A.A. Nauchnye kommunikatsii: uchenyi v sovremennom obshchestve // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. 2016. S. 30-41.