Читать статью 'Модель сдерживания взяточничества' в журнале Теоретическая и прикладная экономика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1900,   статей на доработке: 357 отклонено статей: 505 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Модель сдерживания взяточничества

Цуриков Владимир Иванович

доктор экономических наук, кандидат физико-математических наук

профессор, ФГБОУ ВПО "Костромская государственная сельскохозяйственная академия"

156530, Россия, Костромская область, пгт. Караваево, ул. Учебный городок, 34, каб. 211

Tsurikov Vladimir Ivanovich

Professor, the department of Advanced Mathematics, Kostroma State Academy of Agriculture

156530, Russia, Kostroma Oblast, township of Karavaevo, Ucgebnyi Gorodok Street 34, office #211

tsurikov@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8647.2020.4.30307

Дата направления статьи в редакцию:

17-07-2019


Дата публикации:

07-10-2020


Аннотация.

Предметом исследования являются возможности для сдерживания потока взяток (произведения количества взяток на среднюю величину). Одна из основных причин коррупционного разгула в современной России состоит в слабых стимулах и отсутствии соответствующей мотивации у представителей правоохранительных органов. В основу исследования, проводимого методами математического моделирования, положено предположение о том, что штрафные санкции являются единственным наказанием для уличенного в получении взятки чиновника. Для того чтобы у контролера, налагающего штраф, не возникал стимул к получению от чиновника взятки в размере ниже величины штрафа за сокрытие его преступления, штраф в полном объеме поступает в собственность контролера. Предполагается, что каждый из участников стремится к максимизации своего чистого дохода. Получены условия, при которых поток взяток а) только возрастает, б) вместе с усилиями, прилагаемыми контролером, совершает периодические колебания во времени, в) монотонно стремится к нулю.

Ключевые слова: Получение взятки, дача взятки, стимул, наказание, штрафные санкции, математическая модель, преступление, вероятность наказания, ожидаемое наказание, величина штрафа

Abstract.

The subject of this research is the measures for halting the flow of bribes (product of the number of bribes by the average value). One of the key factors of corruption rampant in modern Russia consists in the weak stimuli and absence of adequate motivation among the representatives of law enforcement agencies. The research was conducted using the methods of mathematical modeling, and is based on the assumption that penal sanctions are the only punishment intended for the official caught in the act of accepting the bribe. In order for the controller who imposes penalty not to have stimulus to accept a bribe from the official in the amount lower than the amount of penalty for concealing his offence, the penalty becomes the property of the controller in full. It is assumed that each of the parties aims for maximization of their net income. Conditions are established, under which the flow of bribes a) only increases, b) along with efforts of the controller, makes periodic fluctuations in time, c) monotonously tends to zero.

Keywords:

probability of punishment, crime, mathematical model, penalties, punishment, stimulus, giving a bribe, Taking a bribe, expected punishment, amount of fine

Введение

Обратимся к некоторым статистическим данным. Согласно исследованию, проведенному фондом ИНДЕМ, в 2005-м году в России было осуществлено 30 миллионов преступлений в виде дачи-получения взятки [10; 13]. Эта оценка подтверждается результатами исследования, проведенного фондом «Общественное мнение» в 2010-2013 гг. по заказу Минэкономразвития РФ, которым установлено, что в 2010 году в сфере бытовой коррупции в России был осуществлен 31 миллион коррупционных сделок, сопровождаемых взяткой на общую сумму 5,5 млрд. долларов [18].

Количество осужденных за взяточничество (и за дачу взятки и за ее получение) в течение того же 2010-го года не превысило 3110 человек [3]. Отсюда легко оценить верхний порог вероятности наказания (частоты наказания) p за получение взятки: p < 0,1%. Эту оценку подтверждают данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ, согласно которым в 2015-м году по статье 290 УК РФ (получение взятки) было осуждено 1702 человека, а за дачу взятки (291 ст. УК РФ) – 5216 человек [1]. Даже если считать, что каждый осужденный оказался уличенным в нескольких эпизодах (реальное среднее значение – 2-3 эпизода), наша оценка вероятности наказания взяткополучателя верна. Как легко видеть, она верна и в предположении, что оценки количества преступлений оказались завышенными в 3 раза.

Теперь обратимся к экономической теории преступной и правоохранительной деятельности [6; 7; 19; 20; 23]. Согласно экономическому подходу, для сдерживания преступности необходимо выполнение принципа: преступление (для преступника) не окупается. Отсюда следует, что ожидаемая величина (математическое ожидание) наказания должна быть выше выгоды, получаемой преступников в результате удачно (для него) совершенного преступления [23]. Если ограничиться простейшим случаем нейтрального к риску взяткополучателя, то его выгода должна быть ниже произведения денежного эквивалента наказания на его вероятность [6; 20], т. е. преступление не окупается, если:

, (1)

где p – вероятность взыскания штрафа, f – величина штрафа, Y – размер получаемой взятки.

Сравним (1) с реальностью. Предусмотренная статьями 290 и 291 УК РФ максимальная величина штрафа в качестве наказания за получение или дачу взятки составляет 90-100 кратный размер от величины взятки. С учетом нашей оценки вероятности получается, что даже в случае максимального штрафа, превышающего размер взятки в 100 раз, величина ожидаемого наказания более чем в 10 раз ниже взятки:

. (2)

Отсюда следует, что взяточничество в современной России рентабельно и очень выгодно.

Таким образом, мы приходим к выводу о том, что для сдерживания взяточничества необходимо поднять величину ожидаемого наказания не меньше чем на порядок (в 10-100 раз). Тот путь, по которому до сих пор, начиная с 2011 г. (года принятия Федерального закона № 97-ФЗ) следовала российская уголовная юстиция, путь повышения номинального наказания себя уже давно исчерпал. Взять в качестве штрафа с нарушителя можно только то, что у него есть. Уже существующая норма, предусматривающая 100-кратный размер штрафа относительно величины взятки, во многих случаях не может быть реализована, так как нарушитель просто не в состоянии погасить такой штраф. Поэтому дальнейшее повышение размеров штрафа бессмысленно.

Нецелесообразность использования и ужесточения наказания в виде лишения свободы за преступления экономического характера, не влекущих за собой необратимых отрицательных последствий, обоснованы в работах [20; 21; 22]. Для краткости ограничимся ссылкой только на один из аргументов, а именно, финансовый, причем не являющийся самым главным. Годовой бюджет ФСИН (Федеральной службы исполнения наказаний) в 2018-м году составил 305,7 миллиардов рублей [16]. По состоянию на 1 января 2019 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 563 тысячи человек [5]. Как видим, в среднем содержание одного заключенного обходится федеральному бюджету в 543 тысячи рублей в год. Наибольший срок лишения свободы за получение взятки, предусмотренный ст. 290 УК РФ, составляет 15 лет. Следовательно, наказание одного крупного взяткополучателя может обойтись бюджету в сумму до 8 миллионов рублей. Отметим способное усугубить ситуацию мнение министра юстиции РФ А. В. Коновалова, который в своем выступлении на заседании Государственной Думы 21-го сентября 2011 года заявил: «С тем, чтобы каждый, совершивший тяжкое преступление, в том числе коррупционер, получил по заслугам, а максимальные сроки наказания могут быть и до 40, и до 50 лет – пусть сидят…»[12].

Как видим, путь повышения номинального наказания бесперспективен. Для повышения величины ожидаемого наказания необходимо кардинально повысить вероятность наказания. Низкая вероятность наказания нарушителя, сложившаяся в современной России, может быть обусловлена целым рядом факторов, природы которых здесь мы касаться не будем. Но несомненно, что одним из важнейших из них является слабая мотивация и отсутствие действенных стимулов у представителей правоохранительных органов.

Рассматривая вопросы образования и устойчивости институциональных ловушек, Виктор Полтерович обратил внимание на то, что устойчивость нормы поведения «должна обеспечиваться тем или иным механизмом стабилизации – механизмом с отрицательной обратной связью. Такой механизм может опираться непосредственно на структуру индивидуальных предпочтений» [15]. Предлагаемые здесь к рассмотрению модели и основаны на действии именно такого механизма.

Постановка задачи

В современной литературе нет недостатка в моделях коррупции, о чем убедительно свидетельствуют, к примеру, [14], обзоры [8; 9], а также учебное пособие «Лекции по экономике коррупции» [11]. В моделях борьбы с коррупционными проявлениями в качестве борцов выступают, как правило, сами сотрудники той организации, в которую поступают взятки. При этом подобный сотрудник стремится минимизировать свои издержки, важной составной частью которых выступают его собственные усилия. В предлагаемой же модели штраф, представляющий собой единственное наказание за получение взятки, накладывается внешним контролером. Причем, что важно подчеркнуть, сам факт получения взятки при условии его обнаружения стимулирует проверяющего к наращиванию усилий по дальнейшему выявлению фактов взяточничества.

Любой взяткополучатель (к ним не относятся мошенники), в том числе потенциальный, всегда в той или иной степени обладает какими-то властными полномочиями, позволяющими ему что-то разрешать/запрещать (например, доступ к тем или иным благам либо к информации, либо к определенному роду деятельности), выдавать или не выдавать те или иные документы, освобождать или не освобождать от тех или иных обязанностей. Поэтому в дальнейшем для краткости будем называть его чиновником, хотя совсем не обязательно он должен быть государственным служащим. Это может быть врач, преподаватель, эксперт и т. п. Будем считать, что величина заработной платы чиновника достаточно высока для того, чтобы он и его семья могли удовлетворять свои основные жизненные потребности.

Проверяющим либо контролером будем называть индивида или организацию, обладающую правом осуществлять проверку деятельности чиновника, а также налагать и взыскивать с него штраф за обнаружение факта получения взятки. Размер штрафа, который уплачивает чиновник контролеру, пропорционален величине взятки и некоему масштабному множителю . Примем, что величину масштабного множителя определяет правительство.

Не вдаваясь в юридические тонкости, предположим, что чиновник, не согласный с контролером, всегда может обратиться в суд. Аналогично, если чиновник отказывается от уплаты штрафа, то в суд может обратиться контролер. Проигравшая сторона обязана компенсировать все судебные издержки и государства, и выигравшей стороны. Кроме того, признанный виновным чиновник выплачивает контролеру сумму в размере того штрафа, которым был ему предъявлен контролером. Если же он будет признан невиновным, то получает от контролера в качестве компенсации морального вреда ту же сумму.

Столь высокие барьеры (а в компенсацию судебных издержек входит гонорар адвоката) необходимы для стимулирования обеих сторон к ответственному отношению к складывающемуся конфликту интересов. Контролер в этих условиях будет вынужден изыскивать неопровержимые доказательства получения чиновником взятки, а чиновник, получивший взятку, не рискнет обратиться в суд за защитой в надежде на ловкого адвоката, так как противная сторона тоже может нанять дорогого адвоката.

Для того, чтобы содержание контролера не представляло для госбюджета непосильной ноши, предполагается выделение денежных средств в некотором (очень небольшом) объеме, позволяющем осуществлять проверку работы каждого чиновника той или иной организации с осуществлением некоторых минимальных затрат труда . Все остальные издержки, связанные с дополнительными проверками, повышением квалификации сотрудников, приобретением технических средств, расширением агентурной сети и пр. предлагается покрывать за счет штрафов.

Очевидно, что следует предусмотреть возможность получения взятки самим проверяющим от чиновника-взяточника за освобождение последнего от уплаты штрафа и сокрытие соответствующей информации. Если чиновник, уличенный в получении взятки, попытается откупиться, то он будет вынужден предложить проверяющему взятку, размер которой меньше размера штрафа, но не меньше того вознаграждения, которое положено проверяющему за выявление преступления. Такого развития событий можно избежать, если величина соответствующего вознаграждения, которое гарантированно получит проверяющий, будет минимально отличаться от величины штрафа.

Алгебраическая модель

Будем считать, что и чиновник, и индивид, исполняющий функции контролера, нейтральны к риску. Обозначим через средний размер одной взятки, получаемой i -м чиновником, а через – вероятность выявления факта получения этой взятки. Тогда ожидаемый размер штрафа составит величину . Если обозначить через среднее количество взяток, получаемых этим чиновником в течение некоторого единичного промежутка времени, то ожидаемая величина чистого дохода чиновника (прибыли, полезности, выигрыша) может быть записана в виде:

, (3)

где – зарплата i -го чиновника за соответствующий промежуток времени. Функция полезности проверяющего:

, (4)

где – минимальная (гарантированная) зарплата проверяющего за тот же промежуток времени, – коэффициент, равный той доли штрафа, которая образует премию проверяющего , – количество единиц труда, обусловленного осуществлением контроля над деятельностью i -го чиновника в течение единичного промежутка времени, c – коэффициент пропорциональности, имеющий смысл размера стоимости единицы труда с точки зрения самого контролера. Суммирование осуществляется по всем чиновникам, деятельность которых контролирует данный проверяющий. Ниже будем считать, что , т. е. в собственность контролера в качестве премии поступает штраф в полном объеме.

Так как вероятность обнаружения взятки пропорциональна количеству усилий, прилагаемых проверяющим, то получим: , где – коэффициент, отражающий уровень производительности труда контролера, и функции полезности (3)-(4) примут вид:

, (5)

, (6)

где – совокупный объем (поток) взяток, получаемых в течение единичного промежутка времени i -м чиновником. Считаем, что и проверяющий, и чиновники стремятся максимизировать свои функции полезности (5)-(6). При этом чиновник выбирает поток взяток , а проверяющий – интенсивность своего труда .

Рассмотрим следующие три случая.

1. Масштабный коэффициент удовлетворяет неравенству : . Так как вероятность удовлетворяет условию

,

то неравенство

(7)

остается справедливым при любой интенсивности труда . Из (5) следует, что в этом случае чиновнику выгодно увеличивать поток взяток . Следовательно, нужно ожидать, что поток взяток будет монотонно и неограниченно расти со временем. Дело в том, что в этом случае не выполняется принцип – преступление не окупается, ибо размер получаемой взятки превосходит величину ожидаемого штрафа: . Более того, чиновник, вынужденный отдавать в качестве штрафов часть взяток, может в целях компенсации потерь прибегнуть к увеличению размера взяток или их количества. Поэтому не исключено, что применение относительно мягких мер экономического характера в борьбе с коррупцией способно вызвать противоположный эффект, то есть стимулировать взяточничество. Некоторое подтверждение этому выводу можно усмотреть в динамике масштабов коррупционных процессов в постсоветской России. Георгий Сатаров утверждает, что согласно данным, полученным фондом ИНДЕМ, объем деловой коррупции в России в течение четырех лет с 2001-го года по 2005-й год возрос более чем в 9 раз и достиг уровня в 316 млрд. долларов [2; 10; 13].

2. Масштабный множитель удовлетворяет условию :

.

Иначе говоря, при минимальном объеме усилий, прилагаемых контролером, вероятность изобличения взяточника

.

Пока величина мала настолько, что неравенство (7) остается справедливым, то из (5) следует, что поток взяток , если чиновник стремится увеличить свой доход, будет расти. Однако теперь этот рост не может продолжаться неограниченно, как в предыдущем случае. Рост потока взяток , в конце концов, приведет к выполнению неравенства

, (8)

и с этого момента проверяющему, как видно из (6), станет выгодно увеличивать свои усилия , направленные на проверку деятельности именно этого чиновника. В данном случае и включается механизм отрицательной обратной связи. Рост , рано или поздно, приведет к тому, что неравенство (7) сменится неравенством

, (9)

которое вынудит чиновника остановить или уменьшить поток взяток, ибо неравенство (9) означает, что величина выплачиваемых им штрафов превышает сумму всех получаемых им взяток. Снижение приведет к нарушению неравенства (8), вследствие чего второе слагаемое справа в (6) станет отрицательным, и проверяющему станет выгодным снизить интенсивность проверок деятельности данного чиновника до наименьшей величины После этого цикл повторится. Как видим, наличие отрицательной обратной связи придает системе устойчивость.

3. Пусть

,

т. е. теперь, в отличие от пункта 2, вероятность изобличения взяточника

.

Так как , то неравенство (9) остается справедливым при всех значениях . В этом случае второе слагаемое справа в (5) меньше нуля при любом уровне усилий со стороны контролера. Поэтому поток взяток убывает, стремясь к нулю, так как ожидаемый доход чиновника принимает наибольшее значение при , а интенсивность проверок приближается к наименьшему значению .

Дифференциальная динамическая модель

Для уточнения динамики процесса сдерживания потока взяток обратимся к соответствующей дифференциальной модели. Взаимодействие величин B( t ) – потока взяток, получаемых неким чиновником, и L( t ) – интенсивности труда проверяющего можно представить в виде следующей системы уравнений

(10)

, (11)

где t – время, и – коэффициенты пропорциональности, имеющие положительное значение, – по-прежнему, коэффициент, характеризующий уровень производительности труда проверяющего, и – вероятность обнаружения факта получения взятки. Заметим, что в результате замены переменной L система уравнений (10)-(11) легко преобразуется к системе Вольтерра-Лотки, которая описывает взаимодействие биомасс двух биологических популяций – хищников и жертв. Подробное описание различных способов аналитического решения системы Вольтерра-Лотки приводит Н. Н. Моисеев в послесловии к сборнику моделей В. А. Костицына [4]. Здесь мы ограничимся исследованием на устойчивость решения.

Система (10)-(11) имеет две особые точки. Координаты первой точки:

Координаты второй точки:

(12)

Отметим, что вторая точка существует только при .

Прежде чем приступить к исследованию системы, заметим, что если масштабный множитель , то устойчивого решения быть не может, так как правая часть уравнения (10) принимает только положительные значения и, следовательно, величина B неограниченно возрастает с течением времени. Поэтому нам остается рассмотреть случай .

Характеристическое уравнение, соответствующее первой точке, имеет вид

,

откуда получаем решения:

Если множитель удовлетворяет условию

(13)

то и первая точка является седлом; в этом случае, как будет показано чуть ниже, устойчивой является вторая равновесная точка. Если же

(14)

то первое решение , а второе , и первая точка представляет собой устойчивый узел, то есть в этом случае с течением времени поток взяток стремится к нулю, а интенсивность труда – к .

Характеристическое уравнение, соответствующее второй точке равновесия, имеет вид

откуда получаем:

Если множитель удовлетворяет неравенству (13), то и, следовательно, вторая точка является центром. В этом случае обе переменные B и L совершают периодические колебания около второй точки равновесия (12) с частотой

(15)

Как видно из (12) и (14), масштабный множитель и показатель эффективности усилий котроллера служат эквивалентными регуляторами и потока взяток, и интенсивности труда контролера. Кратко сформулируем выводы, вытекающие из обеих форм рассмотренной модели.

1. Если масштабный множитель не превосходит единицы, то величина штрафа не превышает размера взятки и поэтому чиновнику, по-прежнему, выгодно брать взятки. В этом случае поток взяток монотонно и неограниченно растет со временем.

2. Если множитель превышает единицу, но при этом достаточно мал и удовлетворяет неравенству (13), то обе величины – и поток взяток B , и интенсивность труда L , совершают периодические колебания около положения равновесия (12), причем L отстает от B на четверть периода. С ростом или с увеличением показателя эффективности усилий контролера , как видно из (15), частота колебаний падает, т. е. период колебаний неограниченно растет, а уровень равновесия (значения и ) понижается. Так как равновесное значение потока взяток совпадает со средним за период объемом взяток, то выбором значений параметров и можно регулировать уровень взяточничества: чем больше произведение параметров и тем ниже поток взяток.

3. Как только параметры и достигают достаточно больших значений, удовлетворяющих неравенству (14), колебания сменяются монотонным со временем спадом потока взяток до нуля.

Заключение

Рассмотренная модель основана на стремлении обоих участников к максимизации собственного дохода. Если контролер получает в свою собственность весь штраф, взысканный им со взяткополучателя, то он не имеет стимула к вступлению с нарушителем в сговор с целью получения от него взятки за прекращение дела, тем более, что штраф представляет собой единственное наказание. Кроме того, при большом потоке взяток ему выгодно, согласно (6), повышать свою производительность труда (увеличивать значение коэффициента ). Поэтому часть получаемого в свою собственность штрафа он направит в качестве инвестиций в улучшение материальной базы, приобретение новейшего технического оборудования, повышение квалификации следователей, привлечение новых сотрудников, расширение агентурной сети и т. п. За государством остается только надзорная функция и относительно небольшие расходы, необходимые для поддержания деятельности контролеров на минимальном уровне.

Следует отметить, что предложенная схема сопряжена с моральным риском. Контролер в рассмотренной модели из борца с коррупцией превращается в предпринимателя. Ему не выгодно полное искоренение коррупции. Однако то же самое справедливо и относительно даже самых добросовестных представителей правоохранительных органов, так как значительное снижение уровня коррупции влечет за собой падение их востребованности и, соответственно, кадровые сокращения. Определенное влияние на деятельность контролера и на уровень взяточничества государство может оказывать регулированием величины масштабного множителя.

Библиография
1.
Данные судебной статистики по делам коррупционной направленности за 2015 год. [Электронный ресурс] URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=150&item=3420 (дата обращения 20.05.2019).
2.
Диагностика российской коррупции: социологический анализ. – М.: ИНДЕМ, 2002. – 35 с.
3.
Интервью первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Александра Буксмана информационному агентству «ИТАР-ТАСС» от 6-го сентября 2012 г. [Электронный ресурс] URL: http://genproc.gov.ru/smi/interview_and_appearences/interview/77573/
4.
Костицын В. А. Эволюция атмосферы, биосферы и климата. – М.: Наука, 1984. – 96 с.
5.
Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы. Сайт: Федеральная служба исполнения наказаний http://www.fsin.su/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/
6.
Латов Ю. Экономическая теория преступлений и наказаний // Вопросы экономики. 1999. № 10. С. 60-75.
7.
Латов Ю. В., Ковалев С. Н. Теневая экономика. – М.: НОРМА, 2006. – 336 с.
8.
Левин М. И., Цирик М. Л. Коррупция как объект математического моделирования // Экономика и математические методы. 1998. № 3. С. 40-62.
9.
Левин М. И., Цирик М. Л. Математические модели коррупции // Экономика и математические методы. 1998. № 4. С. 34-55.
10.
Левин М. И., Сатаров Г. А. Коррупция в России: классификация и динамика // Вопросы экономики. 2012. № 10. С. 4-29.
11.
Левин М. И., Левина Е. А., Покатович Е. В. Лекции по экономике коррупции. – М.: Изд. дом высшей школы экономики, 2011. – 356 с.
12.
Минюст: Максимальное наказание за коррупцию можно увеличить до 40-50 лет. [Электронный ресурс] URL: http://www.zaks.ru/new/archive/view/84179 (дата обращения: 1.06.2019).
13.
Отчет Фонда «Индем». Во сколько раз увеличилась коррупция за 4 года? Краткое изложение основных результатов исследования Фонда (2005 г.). [Электронный ресурс] URL: http://www.indem.ru/corrupt/2005diag_press.htm (дата обращения: 1.07.2019).
14.
Полтерович В. М. Факторы коррупции // Экономика и математические методы. 1998. № 3. С. 30-39.
15.
Полтерович В. М. Институциональные ловушки и экономические реформы // Экономика и математические методы. 1999. № 2. С. 3-20.
16.
Расходная часть федерального бюджета. Сайт: Федеральная служба исполнения наказаний. [Электронный ресурс] URL: http://fsin.su/budget/rashod.php (дата обращения: 1.06.2019).
17.
Сатаров Г. Как измерять и контролировать коррупцию // Вопросы экономики. 2007. № 1. С. 4-10.
18.
Состояние бытовой коррупции в Российской Федерации. [Электронный ресурс] URL: http://fom.ru/obshchestvo/138 (дата обращения: 1.07.2019).
19.
Цуриков В. И. Институциональная среда и преступное поведение. – Кострома: КГСХА, 2006. – 248 с.
20.
Цуриков А., Цуриков В. Экономический подход к анализу корыстных преступлений // Вопросы экономики. 2007. № 1. С. 45-54.
21.
Цуриков В. И. Экономический подход к преступлениям и наказаниям. Обязательно ли вор должен сидеть в тюрьме? // Экономическая наука современной России. 2008. № 4. С. 135-140.
22.
Цуриков В. И. Взяточничество – преступление без наказания при номинально суровой уголовной ответственности // Экономическая политика. 2012. № 3. С. 173-184.
23.
Becker G. Grime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. № 2. P. 169-217.
References (transliterated)
1.
Dannye sudebnoi statistiki po delam korruptsionnoi napravlennosti za 2015 god. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=150&item=3420 (data obrashcheniya 20.05.2019).
2.
Diagnostika rossiiskoi korruptsii: sotsiologicheskii analiz. – M.: INDEM, 2002. – 35 s.
3.
Interv'yu pervogo zamestitelya General'nogo prokurora Rossiiskoi Federatsii Aleksandra Buksmana informatsionnomu agentstvu «ITAR-TASS» ot 6-go sentyabrya 2012 g. [Elektronnyi resurs] URL: http://genproc.gov.ru/smi/interview_and_appearences/interview/77573/
4.
Kostitsyn V. A. Evolyutsiya atmosfery, biosfery i klimata. – M.: Nauka, 1984. – 96 s.
5.
Kratkaya kharakteristika ugolovno-ispolnitel'noi sistemy. Sait: Federal'naya sluzhba ispolneniya nakazanii http://www.fsin.su/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/
6.
Latov Yu. Ekonomicheskaya teoriya prestuplenii i nakazanii // Voprosy ekonomiki. 1999. № 10. S. 60-75.
7.
Latov Yu. V., Kovalev S. N. Tenevaya ekonomika. – M.: NORMA, 2006. – 336 s.
8.
Levin M. I., Tsirik M. L. Korruptsiya kak ob''ekt matematicheskogo modelirovaniya // Ekonomika i matematicheskie metody. 1998. № 3. S. 40-62.
9.
Levin M. I., Tsirik M. L. Matematicheskie modeli korruptsii // Ekonomika i matematicheskie metody. 1998. № 4. S. 34-55.
10.
Levin M. I., Satarov G. A. Korruptsiya v Rossii: klassifikatsiya i dinamika // Voprosy ekonomiki. 2012. № 10. S. 4-29.
11.
Levin M. I., Levina E. A., Pokatovich E. V. Lektsii po ekonomike korruptsii. – M.: Izd. dom vysshei shkoly ekonomiki, 2011. – 356 s.
12.
Minyust: Maksimal'noe nakazanie za korruptsiyu mozhno uvelichit' do 40-50 let. [Elektronnyi resurs] URL: http://www.zaks.ru/new/archive/view/84179 (data obrashcheniya: 1.06.2019).
13.
Otchet Fonda «Indem». Vo skol'ko raz uvelichilas' korruptsiya za 4 goda? Kratkoe izlozhenie osnovnykh rezul'tatov issledovaniya Fonda (2005 g.). [Elektronnyi resurs] URL: http://www.indem.ru/corrupt/2005diag_press.htm (data obrashcheniya: 1.07.2019).
14.
Polterovich V. M. Faktory korruptsii // Ekonomika i matematicheskie metody. 1998. № 3. S. 30-39.
15.
Polterovich V. M. Institutsional'nye lovushki i ekonomicheskie reformy // Ekonomika i matematicheskie metody. 1999. № 2. S. 3-20.
16.
Raskhodnaya chast' federal'nogo byudzheta. Sait: Federal'naya sluzhba ispolneniya nakazanii. [Elektronnyi resurs] URL: http://fsin.su/budget/rashod.php (data obrashcheniya: 1.06.2019).
17.
Satarov G. Kak izmeryat' i kontrolirovat' korruptsiyu // Voprosy ekonomiki. 2007. № 1. S. 4-10.
18.
Sostoyanie bytovoi korruptsii v Rossiiskoi Federatsii. [Elektronnyi resurs] URL: http://fom.ru/obshchestvo/138 (data obrashcheniya: 1.07.2019).
19.
Tsurikov V. I. Institutsional'naya sreda i prestupnoe povedenie. – Kostroma: KGSKhA, 2006. – 248 s.
20.
Tsurikov A., Tsurikov V. Ekonomicheskii podkhod k analizu korystnykh prestuplenii // Voprosy ekonomiki. 2007. № 1. S. 45-54.
21.
Tsurikov V. I. Ekonomicheskii podkhod k prestupleniyam i nakazaniyam. Obyazatel'no li vor dolzhen sidet' v tyur'me? // Ekonomicheskaya nauka sovremennoi Rossii. 2008. № 4. S. 135-140.
22.
Tsurikov V. I. Vzyatochnichestvo – prestuplenie bez nakazaniya pri nominal'no surovoi ugolovnoi otvetstvennosti // Ekonomicheskaya politika. 2012. № 3. S. 173-184.
23.
Becker G. Grime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. № 2. P. 169-217.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Тема предложенная автором, представляется весьма актуальной. Это обусловлено наличием и борьбой с коррупционной составляющей в России. В связи с чем, возникает необходимость поиска эффективных инструментов сдерживания взяточничества . Предметом исследования выступают экономические отношения, возникающие в процессе осуществления коррупционных сделок. Методология, использованная автором, основана на следующих методах научного познания: сравнение, анализ, синтез теоретического и практического материала. Научная новизна исследования заключается в теоретическом обосновании коррупционности и разработки модели сдерживания данного явления. Анализ библиографии позволяет сделать вывод о том, что автор в достаточном объеме изучил современные научные труды российских ученых по исследуемой проблематике. Недостаточное внимание в работе уделено зарубежным исследованиям. Автор на хорошем теоретическом и методологическом уровне проводит анализ сущности процесса получения взятки. Особого внимания заслуживают модели рассматриваемые автором (алгебраическая, дифференциальная динамическая) . Рецензируемая работа представляет собой интересную научную статью. Выводы отличаются обоснованностью. В качестве замечаний- рекомендаций хотелось бы отметить следующее: С точки зрения развития теории и теоретических положений статья заслуживает внимание. Однако, возникает вопрос: каким образом рассматриваемые модели будут применятся в практической деятельности? Что данный научный результат дает практике? Представленный материал может открыть новые перспективы для дальнейших исследований. Он будет интересен тем, кто занимается изучением проблемами коррупции. Статья соответствует требованиям, предъявляемым к такого рода работам, и может быть рекомендована к публикации.