Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Городская самооборона крымского полуострова в период «первого» и «второго» Крымских краевых правительств (июнь 1918-апрель 1919 гг.)
Бутовский Александр Юрьевич

кандидат педагогических наук

доцент, кафедра правовых дисциплин, Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н.Толстого

300026, Россия, Тульская область, г. Тула, ул. Проспект Ленина, 125

Butovskiy Aleksandr Yurievich

PhD in Pedagogy

Docent, the department of Legal Disciplines, Tula State Pedagogical University

300026, Russia, Tul'skaya oblast', g. Tula, ul. Prospekt Lenina, 125

bytovskyi.alex@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования является организация безопасности населения Таврической губернии, в сложное время острых военно-политических кризисов. Предметом исследования являются неправительственные организации городской самообороны, созданные городскими общественными самоуправлениями, а также профессиональными союзами на территории Крыма во время Гражданской войны в России, в период «первого» и «второго» Крымских Краевых правительств. Автор подробно рассматривает такой аспект темы, как организацию органов общей безопасности и самообороны в различных городах Крыма в условиях жесткой германской и внутренней цензуры, действовавшей на полуострове в это время. Особое внимание уделено истории создания Летучего (Резервного) отряда, позднее вошедшего в состав Симферопольской городской милиции и частично в Симферопольскую городскую внутреннюю стражу МВД. Используя метод источникового анализа, автор качественно обрабатывает сведения, в том числе из ранее не использованных материалов Государственного Архива Республики Крым (ГАРК) и ряда других источников, включая воспоминания очевидцев событий и периодические издания революционного времени. Новизна работы заключается в том, что впервые на широком биографическом материале, были выявлены особенности организации и жизнедеятельности подразделений как явления в истории органов безопасности Крымских Краевых правительств и Вооруженных Сил Юга России. По мнению автора, создание организаций городской самообороны, не только помогло консолидировать профессиональных и полупрофессиональных военных в единые военизированные структуры, но и переложило расходы на полицейские мероприятия с государства на местные самоуправления и население.

Ключевые слова: Гражданская война, Крымское Краевое правительство, Крым, Симферополь, полуостров, Феодосия, Керчь, Городская самооборона, Министерство Внутренних Дел, Резервный отряд

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.7.30243

Дата направления в редакцию:

09-07-2019


Дата рецензирования:

09-07-2019


Дата публикации:

11-07-2019


Abstract.

The object of this research is the organization of security of Taurida Governorate during the difficult time of severe military and political crises. The subject of this research is the nonprofit organizations of city self-defense created by the local self-governing bodies, as well as the professional unions in the Crimean territory at the time Civil War in Russia, during the “first” and “second” Crimean Regional Governments. The author meticulously examines such aspect of the topic as the organization of the pubic security and self-defense bodies in the various Crimean cities under the conditions of heavy German and domestic censorship existing on the Peninsula. Special attention is given to the history of creation of the Flying (Reserved) Squad, which later became a part of the Simferopol City Police and partially Simferopol City Guard of the Ministry of Internal Affairs. Using the method of source analysis, the author carefully processes information from the previously undiscovered materials from the State Archive of the Republic of Crimea, as well as recollections of eyewitnesses of the events and periodicals of revolutionary time. The scientific novelty consists in the fact that for the first time, based on the extensive biographical material, the author was able to determine the peculiarities of organization and activity of subdivisions as a phenomenon in the history of security forces of the Crimean Regional Government and Armed Forced of the South of Russia. The author believes that the creation of city self-defense organizations allowed consolidating professional and semi-professional servicemen into the single militarized structures, as well as shifted the expenses for police operations from the government onto the local self-governing bodies and population.

Keywords:

Ministry of Internal Affairs, City Self-Defence, Kerch, Feodosiya, peninsula, Simferopol, Krym, Crimean Regional Government, Civil War, Reserve squad

В период Гражданской войны на территории Российской Империи, в том числе и в Таврической губернии на первое место в повседневной жизнедеятельности обывателя вышла обычная его безопасность. До марта 1917 г. довольно устойчивое сословное общество и государственные структуры империи гарантировали, высочайший уровень обычной бытовой безопасности. При относительно небольшой численности, по отношению к количеству населения, во всяком случае, в Таврической губернии полиция уверенно выполняла свои функции. Её деятельности, посвящено несколько работ [32, 33, 37]. В данной работе автор, на основе ранее не использованных материалов Государственного Архива Республики Крым (ГАРК) и ряда других источников постарается оценить жизнедеятельность этих подразделений как явления в истории органов безопасности Крымских Краевых правительств и Вооруженных Сил Юга России.

К 20 апреля (3 мая) 1918 г. войска 52-го оперативного командования Германской Императорской армии, полностью заняли Таврическую губернию. Крым был объявлен временно оккупированной территорией с сохранением местного самоуправления. Последнее было восстановлено в городах северных уездах губернии ещё в период боёв на Перекопе, а во внутренних уездах полуострова, в последних числах апреля (н. ст.). Связано это было с повсеместным восстанием против большевиков. Даже в тех районах, где оно было внешне подавлено, реальную власть захватили Центральные советы профсоюзов, почти повсеместно восстановившие власть городских управ, избранных в июле 1917г.

Так в Симферополе, оставленном ЦИК Республики Таврида и отрядами Красной Гвардии, ещё 7(20) апреля, правлениями профессиональных союзов учреждений Таврического губернского правления, по инициативе союза работников межевого ведомства была создана самооборона. Под руководством генерала от инфантерии в отставке Н.А.Епанчина [30], она по мере возможности вела охрану города влоть до его занятия германскими войсками 9(22) апреля [47, c. 87; 50, s. 89; 51, s. 384].

В Керчь-Еникольском градоначальстве ок. 12(25).04.1918 г., по всей видимости во время сражения за ст. Колай боевики Центрального совета Профсоюзов, который ещё несколько месяцев назад поддерживал большевиков, сняли все караулы Красной Гвардии, отстранили от власти большевистские структуры городского управления и передали власть в городе городской управе во главе с головой В.А. Могилевским. Созданная Центральным советом самооборона, достигала 3000 бойцов и прочно заняла градоначальство. В её составе были как профсоюзные дружины, так и отряды профессиональных военных, например конный (разведывательный) отряд подполковника Н.Н. Кришевского, сформированный из пограничников Керченского отдела Отдельного Корпуса Пограничной Стражи (ОКПС). Самооборона, проконтролировала эвакуацию из Крыма отрядов И.Ф. Федько, избавив город от разграбления и предотвратив боевые столкновения [40, c. 76-77; 34, c. 112-114].

В Феодосии, и уезде в феврале 1918 г., при прямой поддержке советской власти ряд профсоюзных организаций развернули формирование отрядов самообороны. Фактически они восстановили систему безопасности в уезде 1917 года. Официально во главе стоял Комиссар по охране города. Город разбивался на 4 квартала (по числу участковых комитетов Городской думы избранных ещё в марте 1917г.) [29]. К самообороне привлекалось всё мужское население города от 18 до 50 лет. В качестве ударной силы должен был выступать отряд Союза увечных воинов (100 чел.), позднее к работе была подключена дружина Союза металлистов и ряда других профсоюзов. Такая массовость вооруженных людей в самообороне в Керчи, Феодосии и ряде других портовых городов была вызвана перемещением больших контингентов демобилизуемых и отступающих войск. Только через Феодосию в январе-марте 1918г. прошло почти более 100 тыс. солдат 2-го Туркестанского, 5-го Кавказского корпусов из Трапезунда, а также бежавшая из Одессы в, конце марта, 3-я революционная армия и т.д. Только местная самооборона, от части при поддержке Красной Гвардии спасли портовые города Крыма от грабежа и насилия со стороны солдат рухнувших фронтов [39, c. 72-76; 5, c. 59-66]. Очень характерны изменения в руководстве «Городской охраны» той же Феодосии. Если её первоначально возглавляли сторонники большевиков: С.Г. Пичугов (январь-февраль), А.П. Головин (март) [26; 46], то затем власть перешла к лидерам профсоюзного движения, таким как А. Жубр [44] и А.Ф.Чуприна (прапорщик, гласный Городской Думы от церковно-общественной группы) [46; 27; 28; 48, c. 1].

В Евпатории (апрель 1918г.), Союз отпускных и уволенных воинов, так же начал создание дружин самообороны, которые Исполком Совета намеревался использовать для охраны города. Но «антисоветские замыслы» руководителей Союза были вовремя раскрыты, руководители союза были «сурово наказаны» [38, c. 72-73].

Германские войска, разоружили и частично распустили самооборону. Небольшие дружины в июне ещё существовали, например, в Феодосии, но германцы отказывались выдавать им оружие [43]. Городские и Земские управы, а так же Уездные комиссары (восстановленные на должности чиновники Временного правительства) начали формирование милиции: уездной, городской, судебно-уголовной и курортной [24].

С созданием Крымского Краевого Правительства (декларация от 12(25).06.1918г., и формированием Министерства Внутренних дел, согласно постановления Совмина 15(28).07. 1918 г., Городская и уездная милиции перешли в ведение МВД и переименованы в полицию (в начале сентября переименована во Внутреннюю стражу) с отнесением расходов на неё на его счёт [22]. При этом Городские управы продолжали содержать юридические отделы с кадрами, а иногда и серьёзными подразделениями милиции [16]. Таким образом, органы общей полиции безопасности состояли из трёх видов подразделений: Внутренней стражи МВД, милиции Городских управ и дружин самообороны профсоюзов, квартальных комитетов и национальных организаций.

Уже в начале октября 1918г. Симферопольская Городская дума на совещаниях с органами опеки, профсоюзами и представителями легальных политических партий выступила с предложением начать воссоздание Городской самообороны, но Министерство Внутренних Дел, не дало согласия на эти действия [36, c. 58]. Произошло это по вполне понятным причинам. Во-первых, МВД активно вело успешное формирование Краевой внутренней стражи, на базе уже давно созданных кадров [4, c. 60-65]. Во-вторых, Симферопольская Городская Дума находилась в открытой оппозиции к Правительству и никто давать в её руки вооруженную силу не собирался [31, c. 386, 400-402].

Во второй половине октября 1918 г. ситуация сложившаяся на фронтах мировой войны, не смотря на жесткую германскую и внутреннюю цензуру, становилась вполне ясна для большинства заинтересованного населения Крыма. Это начинало расшатывать политическую ситуацию на полуострове. С одной стороны разложение германских войск, с другой активная анархо-большевистская пропаганда требовали от правительства и органов самоуправления усиления органов общей безопасности.

Просачивалась информация, что германцы ведут с представителями «Антанты» переговоры и в принципе согласны заключить перемирие на капиталюционных условиях.

Уже 2(15) ноября Симферопольская Городская Дума обсудила доклад гласного В.Л. Скловского, по организации самообороны города. Последним были разработан совместно с руководителями Симферопольское Общество труда и взаимопомощи офицеров, Центральным бюро профсоюзов проект формирования Городской охраны и проведены предварительные переговоры с германской комендатурой. При этом совещание проходило в день фактической смены власти, когда дела начало принимать новое Краевое правительство во главе с С.С. Крымом.

Исходя из стенограммы этого совещания, егодокладчик констатировал, что «комиссия по охране города видит в создании охраны двоякую цель: 1. Обеспечение жителей от грабежей, для чего достаточно 240 чел. 2. Средство предупредить гражданскую войну, для чего необходимо повысить силы охраны до 700 – 800 чел. с посуточным содержанием. Комиссия находит предпочтительным принимать в охрану рабочих и бывших офицеров, причем последних в отрядах не должно быть более 50%, чтобы в противном случае не вызвать вновь со стороны населения в том, что охрана вылилась в чисто офицерские отряды. На вопрос одного из гласных, есть ли для охраны оружие, докладчик отвечает, что германское командование дает для охраны 300 винтовоr…На вопрос об участии представителей проф. союзов в работах комиссии по охране города докладчик заявляет, что на одном из заседаний комиссии представители эти были» [7].

При этом гласный Б. Я. Лейбман, уточнял, что«нельзя допустить присутствия представителей союза офицеров в комиссии. В охране они могут быть, как и всякий гражданин. Тогда нельзя будет истолковать в скверном смысле их присутствие в охране… Силою прекратить гражданскую войну нельзя; надо исключить ее причины: устранить Сулькевича и другие причины, вызвавшие эту войну. В проф. союзах высказались против возникновения офицерских и национальных групп в охране города, и находили, что наличность таковых групп может послужить причиной гражданской войны….» [7].

Далее, докладчик оглашает пункт, по которому в комиссию по охране входят только два представителя Думы и начальник охраны, а в охрану не принимаются ни союзы ни группы в целом. Туда входят только 50 % офицеров как безработных граждан, а не как члены союза офицеров» [7].

Как мы видим из документа, набиралось на жалование 240 бойцов. Подразделение получало название Летучий (Резервный) отряд, а основу самой самообороны составляли дружинники, выставляемые квартальными и домовыми комитетами. Для командования отрядом Комитет по охране города, утвердил 13(26) ноября начальником Летучего резервного отряда председателя Симферопольского Общества труда и взаимопомощи офицеров капитана Н.А. Орлова [9]. Набор людей в отряд осуществлялось специальной комиссией из представителей Комитета охраны города. С 8 по 24 ноября было утверждено 214 бойцов [12]. Хотя по факту, по всей видимости, это было чистой фикцией, так как уже 11.(24) ноября отряд реально осуществлял службу, имел счета в банках за счёт добровольных пожертвований и был кроме оружия снабжен грузовыми автомобилями, которые Городская Дума, только собиралась истребовать для передачи ему [8]. 28.11.(10.12).1918г. капитан Н.А. Орлов и более половины уже набранных чинов отряда, а также чинов отдельного Крымского дивизиона Пограничной стражи (краевого), перешли в состав формируемого Симферопольского офицерского батальона (1-3-я роты будущего одноименного полка) Крымского отряда Русской Добровольческой Армии [11], формирование которого началось 5(18) ноября 1918 г. [2, c. 6]

По мнению исследователя А.Н. Ледакова, формирование Симферопольского Городской самоохраны было прекращено и Летучий (Резервный) отряд был распущен на основании постановления Комитета по охране города от 25.11.(8.12).1918 г. [36, c. 58; 10].

В действительности, после ухода капитана Н.А. Орлова и большой части чинов Самоохраны в Добровольческую Армию, формирование Летучего (Резервного) отряда Городской Самоохраны с 29.11. (11.12).1918 года, возглавил полковник Д. Я. Одынец. При этом одновременно продолжалось формирование Городской милиции при Юридическом отделе, для чего привлекались офицеры отряда полковники Д. Я. Одынец и Шипулин [11]. На 27.12.1918 (9.01.1919 г.) Летучий отряд полковника Д. Я. Одынец продолжал существовать [35, c. 153-154], а затем вошел в состав Симферопольской городской милиции при Юридическом отделе Городской управы и частично в Симферопольскую городскую внутреннюю стражу МВД, начальником которой и был назначен в середине января 1919г. полковник Д.Я. Одынец [25].

В декабре 1918 года «демократическое» правительство С.С. Крыма начало разгром Управления Крымской Краевой Внутренней стражи МВД. Это преследовало несколько целей: во-первых, избавится от «реакционного» элемента в МВД, а во-вторых, переложить расходы на полицейские мероприятия с государства на местные самоуправления и население. Только непосредственно на содержание подразделения стражи, по расчёту от 26.09. (9.10) 1918 г. требовалось более восьми миллионов рублей в год (8.334.170 руб.) [41].

На своем заседании 1(14) декабря 1918 г. Совет Министров Крымского Краевого Правительства принял ряд решений, которые вылились в ближайшие три дня в приказы по соответствующим управлениям. Профессиональные полицейские и военные – заменялись гражданскими юристами. Так, начальник Краевой стражи, генерал-майор Отдельного Жандармского корпуса Д.П. Петров (и практических весть состав Управления), был уволен [21], а на его место был назначен бывший следователь по особо важным делам 20-го участка Московского окружного суда Б.П. Обнинский [20; 23]. То же самое происходило на всех ступенях стражи и МВД. Юристы и судьи тоже неплохие специалисты, но не в случаях, когда надо подавлять восстания и вести уличные бои. Управление Внутренней стражи расформировывалось, а вместо него создавался отдел, с сильно сокращенными штатами при МВД [17].

В том же заседании Совет Министров постановил: в виде временной меры, предоставить Городским Думам издавать обязательные постановлении об установлении натуральной повинности для жителей городов по охране города [42].

Многие Симферопольские организации продолжали, вплоть до прихода большевиков в конце апреля 1919 г., содержать свои постоянные дружины самообороны (данные на конец апреля 1919г.): Армянская революционная партия «Дашнакцутюн» - 57 дружинников, Союз евреев-воинов -220 дружинников, Союз обработки кожи – 11 дружинников, Союз уволенных воинов – 213 дружинников [15]. По всей видимости, это далеко не полные данные, так как сведениями по другим профессиональным союзам мы пока не располагаем.

В Ялте происходило нечто подобное: Городская Дума колебалась между двумя, довольно любопытными, проектами. Первый был составлен совместно Ялтинскими Союзом офицеров, Союзом увечных воинов и Центральным бюро профсоюзов, второй ротмистром В.М. Трилицким, бывшим офицером Отдельного Корпуса жандармов. 7(20).11.1918г. Городская Дума рассмотрела оба и не нашла их походящими. Гласные, избрав и.о. Городского головы К. Перцева временным начальником Городской охраны, сочли якобы необходимым отказаться о создания самообороны, по мнению того же А.Н. Ледакова, отдав предпочтение городской милиции [36, c. 62]. В реальности ок. 10 (23) ноября 1918г. «Ялтинскую Городскую охрану» возглавил, уволившийся из Военного ведомства Крымского Краевого правительства 14(27) ноября, капитан Б.П. Гаттенбергер [18]. «Штаб охраны» разместился в доме Миллера на ул. Виноградной. Набор личного состава производился через Ялтинскую комендатуру Военного ведомства Комендатура официально набирала людей, в основном бывших военно-служащих, в «Городскую охрану». Жалование до 250 р. в месяц, без кормовых. Но не было секретом уже при наборе, что Самоохрана считает себя частью Добровольческой Армии. К 12(25.)11.1918г. Ялтинская «охрана» уже насчитывала до 300 бойцов. Уже 15(28.)11.1918 г. личному составу сообщили, что они становятся частью Симферопольского офицерского полка (5-я и 6-я (ялтинские) офицерские роты) [1, c. 260, 262]. Таким образом, в отличие от Симферополя, созданное в Ялте подразделение «самообороны-самоохраны» перешло на службу в Добровольческую армию.

В Евпатории формирование самообороны было проведено по тому же принципу. 4 – 6 (17-19) 10. 1918 г. Комитет безопасности, созданный под руководством городского головы С. Д. Джигит, начал формирование структуры. Сам комитет состоял из представителей национальных общин (по 2 от каждой), по 1 представителю от земского и городского самоуправление и по 1 от профессиональных союзов. Отряды формировали квартальные комитеты и подчинялись выборным старостам [36, c. 62], часть дружинников приступила к своим обязанностям [13]. Уже 23.10.(5 11) 1918 года, в преддверии ухода германских войск, Городская Дума провела совещание с участием гласных, начальника уезда полковника О.Д. Базаревского и председателя Евпаторийского офицерского союза полковника В.И. Стрелкова, на котором было решено, в связи с малочисленностью Евпаторийской внутренней стражи, милиции и резервной команды Внутренней стражи Военного ведомства начать формирование отряда самообороны из профессиональных военных [6]. Начальником дружины был назначен полковник В.И Стрелков, отобраны 9 кандидатов во взводные командиры. При этом штаты были утверждены в качестве одного начальник дружины – 35 руб. в сутки, четырех взводных начальников – по 35 руб. в сутки, шестнадцати отделенных начальников по 25 руб. в сутки, сто двадцать дружинников по 20 руб. в сутки и один писарь. Более того, 2 (15) ноября германская комендатура передала Комиссии по охране города 220 винтовок и 3 пулемета с необходимым числом патронов. А Городска Дума, в тот же день вынесла постановление об увеличении дружины до 218 человек. От Германской комендатуры были приняты под охрану ряд объектов: расставлены караулы у тюрьмы, у казначейства и у здания бывшего аэродрома, также сделано распоряжение о поддержании электрического освещения в городе на всю ночь, и запрещена продажа спиртных напитков [14].

В Феодосии и Керчи, дружины формировали примерно по тому же принципу что и в Симферополе, с некоторыми несущественными отличиями. Инициаторами выступили Городские управы совместно с Профессиональными союзами. На заседании 17(30).10.1918г. на заседании Феодосийской Городской Думы было принято решение, что самооборона должна быть создана на основе дружин Профсоюзов с подчинением демократическому самоуправлению [19]. Но в реальности её создание, происходило во второй половине ноября, на основе дружинников домовых и квартальных комитетов. Как оперативные группы были созданы небольшие постоянные дружины. Так в Феодосии, дружина была сформирована из членов Общества Офицеров г. Феодосии и Союза увечных воинов . 8 (21).01. 1919 г. была численно сокращена до 50 бойцов [49].

В Керчи был принято подобное решение 2(15).11. 1918 г. [36, c. 63], но о реальном положении дел нам пока доподлинно не известно, хотя вероятно, самооборона была создана на тех же принципах, что и в Феодосии.

На сегодняшний день отсутствуют конкретные данные о формированиях самообороны в г. Севастополь и Джанкой, а так же безуездных м. Бахчисарай, Карасубазар, Старый Крым и Судак.

Таким образом, за счёт формирования общественных и профессиональных организаций самообороны Крымскому Краевому Правительству С.С. Крыма удалось заполнить нишу, образованную им же в деятельности полиции безопасности, а так же существенно пополнить ряды последней. При этом создание самообороны помогло консолидировать профессиональных и полупрофессиональных военных в единые военизированные структуры. Нужно отметить, что для многих участников 1-й Мировой войны поступление на службу в МВД и военизированные формирования было единственным спасением от голодной смерти, вследствие безработицы и небольших пенсий, а часто и полного отсутствия таковых.

Библиография
1.
А.В. Дневник обывателя // Архив Русской революции, изданный И.В.Гессеном в 24 т. Т.4. Берлин: Слово, 1922. С. 252-288.
2.
Альмендингер В.В. Симферопольский офицерский полк 1918-1920 гг. Лос-Анджелес: [изд. автора], 1962. 43 с.
3.
Альмендингер В.В. Орловщина Крым 1920 г. / Отдельный оттиск из журнала Вестник Первопроходника. Лос-Анжелес: Калифорнийское Общество Участников 1-го Кубанского генерала Корнилова похода, 1966. 50 с.
4.
Бобков А.А. Внутренняя стража Крымского правительства 1918-1919 гг. // Доброволец XX века. 2005. №1-2 (5-6). С. 60-65.
5.
Воронович Н. Меж двух огней // Архив Русской Революции, издаваемый Г.В. Гессеном в 22 т. М.: ТЕРРА: Политиздат, 1991. Т. 7. С. 53-183.
6.
ГАРК Ф. 681. Оп. 2. Д .809а. Л. 7–13.
7.
ГАРК Ф. 63. Оп.2. Д. 279. Л.1.
8.
ГАРК Ф. 63. Оп. 2. Д. 279. Л. 10, 20, 17.
9.
ГАРК Ф. 63. Оп. 2. Д. 279. Л.14,17.
10.
ГАРК Ф. 63. Оп. 2. Д. 279. Л.21.
11.
ГАРК Ф. 63. Оп. 2. Д. 279. Л.25.
12.
ГАРК Ф. 63. Оп. 2. Д. 304. Л. 3-16.
13.
ГАРК Ф. 681. Оп. 2. Д. 755. Л.1.
14.
ГАРК Ф. 681. Оп. 2. Д. 755. Л.7-8.
15.
ГАРК Ф. Р-1006. Оп.1. Д. 9. Л. 273-278.
16.
ГАРК Ф. Р-999. Оп. 1 Д. 14. Л. 61.
17.
ГАРК Ф. Р-999. Оп. 1 Д. 70. Л.12.
18.
ГАРК Ф. Р-999. Оп.1. Д.135. Л.17, 22.
19.
ГАРК Ф. Р-999. Оп. 2. Д. 402. Л.11.
20.
ГАРК Ф. Р-999. Оп. 1. Д. 126. Л. 4.
21.
ГАРК Ф. Р-999. Оп. 1. Д. 180. Л. 5.
22.
ГАРК Ф.Р-999. Оп.1 Д. 178. Л. 2.
23.
ГАРК Ф.Р-999. Оп. 1 Д. 14. Л. 64.
24.
ГАРК Ф. Р-1000. Оп. 4. Д. 3. Л.10.
25.
ГАРК Ф. Р-1006. Оп. 1 Д. 11. Л. 41.
26.
ГАРК. Ф. Р-1027. Оп. 1. Д. 1. Л. 22.
27.
ГАРК. Ф. Р-1027. Оп. 1. Д. 4. Л. 101.
28.
ГАРК. Ф. Р-2235. Оп.1. Д. 39. Л. 6.
29.
ГАРК.Ф. Р-3292. Оп.1. Д. 86. Л.17, 31.
30.
Епанчин Н.А. На службе трёх Императоров. Воспоминания. М.: Журн. "Наше наследие"; Гос. фирма "Полиграфресурсы", 1996. 573 с.
31.
Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. Симферополь: АнтиквА, 2008. 728 с.
32.
Королёв В.И. История полиции Крыма: постановка проблемы // Культура народов Причерноморья. 2004. № 55. Т. 2. С. 17-19.
33.
Королёв В.И. Действовать энергично и по закону. История политической полиции Крыма. Симферополь: АнтиквА, 2007. 195 с.
34.
Кришевский Н. Н. В Крыму (1916-1918 гг.) // Архив русской революции. М., 1992. Т.13. С. 71-124.
35.
Крым в 1918-1919 гг. (Материалы осведомительных органов Добровольческой армии и дипломатического представителя Всевеликого Войска Донского). Сообщил А. Гуковский // Красный Архив. Исторический журнал. 1928. Т. 3(28). С. 142-181.
36.
Ледаков О. М. Паралельні органи охорони порядку у Криму восени 1918 р.: проекти та реалії // Український історичний журнал. 2014. 6. С. 58-64.
37.
Лохматова А.И. Сельская полиция в системе крестьянского общественного самоуправления Таврической губернии в пореформенный период // Культура народов Причерноморья. 2005. № 74. Т.1. С. 167-172.
38.
Находкин (Тарпигорев) А. Революционная работа в Крыму // Революция в Крыму. Историческая библиотека Истпарта О. К. Крыма. Симферополь: Крымиздат, 1923. Вып. 2. С. 68-78.
39.
Ремпель Л.И. Красная гвардия в Крыму. 1917-1918. Симферополь: Крымгосиздат, 1931. 158 с.
40.
Рыжих А. Незабываемые дни // В борьбе за Советский Крым. Воспоминания старых большевиков / Отв. ред. В. Волков / Парт. архив Крымского обкома КП Украины. Симферополь: Крымиздат, 1958. С. 76-77.
41.
Фонды КРКМ. ККМ. Д. 708. №7. 15 октября 1918 г. Отдел первый. Ст. 84. С.150 (Собрание узаконений и распоряжений Крымского Краевого Правительства).
42.
Фонды КРКМ. ККМ. Д. 708. №12. 31 декабря 1918 г. Отдел первый. Ст. 279. С. 312 (Собрание узаконений и распоряжений Крымского Краевого Правительства).
43.
Фонды НКГА. Д. 2184. Л.110.
44.
Фонды ФМД. Д. 1865.
45.
Фонды ФМД. Д. 2120.
46.
Фонды ФМД. Д.1978. Д. 2048. Д. 21, 20.
47.
Хроника революционных событий в Крыму. 1917-1920 гг. / составители Кондранов И.П., Широков В.А. и др. Симферополь: Крым, 1969. 190 с.
48.
Южные ведомости от 25.01.1919.
49.
Южные ведомости от 26.01.1919.
50.
Das Landwehr – Infanterie – Regiment 53 im Weltkrieg. 1914-1918. Regimentsgefchichte berfabt an hand der Aften des Regiment von Otto Koch. [Kettwig] [u.a.], [Flothmann], 1928. 93 s.
51.
Der Weltkrieg 1914 bis 1918. Im Auftrage des Oberkommandos des Heeres bearbeitet und herausgegeben von der Kriegsgeschichtlichen Forschungsanstalt des Heeres. Die militärischen Operationen zu Lande Dreizehnter Band. Die Kriegführung im Sommer und Herbst 1917. Die Ereignisse außerhalb der Westfront bis November 1918. Berlin im Jahre, 1942. XVI. 483 s. + 27 Kt., 8 Bl.
References (transliterated)
1.
A.V. Dnevnik obyvatelya // Arkhiv Russkoi revolyutsii, izdannyi I.V.Gessenom v 24 t. T.4. Berlin: Slovo, 1922. S. 252-288.
2.
Al'mendinger V.V. Simferopol'skii ofitserskii polk 1918-1920 gg. Los-Andzheles: [izd. avtora], 1962. 43 s.
3.
Al'mendinger V.V. Orlovshchina Krym 1920 g. / Otdel'nyi ottisk iz zhurnala Vestnik Pervoprokhodnika. Los-Anzheles: Kaliforniiskoe Obshchestvo Uchastnikov 1-go Kubanskogo generala Kornilova pokhoda, 1966. 50 s.
4.
Bobkov A.A. Vnutrennyaya strazha Krymskogo pravitel'stva 1918-1919 gg. // Dobrovolets XX veka. 2005. №1-2 (5-6). S. 60-65.
5.
Voronovich N. Mezh dvukh ognei // Arkhiv Russkoi Revolyutsii, izdavaemyi G.V. Gessenom v 22 t. M.: TERRA: Politizdat, 1991. T. 7. S. 53-183.
6.
GARK F. 681. Op. 2. D .809a. L. 7–13.
7.
GARK F. 63. Op.2. D. 279. L.1.
8.
GARK F. 63. Op. 2. D. 279. L. 10, 20, 17.
9.
GARK F. 63. Op. 2. D. 279. L.14,17.
10.
GARK F. 63. Op. 2. D. 279. L.21.
11.
GARK F. 63. Op. 2. D. 279. L.25.
12.
GARK F. 63. Op. 2. D. 304. L. 3-16.
13.
GARK F. 681. Op. 2. D. 755. L.1.
14.
GARK F. 681. Op. 2. D. 755. L.7-8.
15.
GARK F. R-1006. Op.1. D. 9. L. 273-278.
16.
GARK F. R-999. Op. 1 D. 14. L. 61.
17.
GARK F. R-999. Op. 1 D. 70. L.12.
18.
GARK F. R-999. Op.1. D.135. L.17, 22.
19.
GARK F. R-999. Op. 2. D. 402. L.11.
20.
GARK F. R-999. Op. 1. D. 126. L. 4.
21.
GARK F. R-999. Op. 1. D. 180. L. 5.
22.
GARK F.R-999. Op.1 D. 178. L. 2.
23.
GARK F.R-999. Op. 1 D. 14. L. 64.
24.
GARK F. R-1000. Op. 4. D. 3. L.10.
25.
GARK F. R-1006. Op. 1 D. 11. L. 41.
26.
GARK. F. R-1027. Op. 1. D. 1. L. 22.
27.
GARK. F. R-1027. Op. 1. D. 4. L. 101.
28.
GARK. F. R-2235. Op.1. D. 39. L. 6.
29.
GARK.F. R-3292. Op.1. D. 86. L.17, 31.
30.
Epanchin N.A. Na sluzhbe trekh Imperatorov. Vospominaniya. M.: Zhurn. "Nashe nasledie"; Gos. firma "Poligrafresursy", 1996. 573 s.
31.
Zarubin A.G., Zarubin V.G. Bez pobeditelei. Iz istorii Grazhdanskoi voiny v Krymu. Simferopol': AntikvA, 2008. 728 s.
32.
Korolev V.I. Istoriya politsii Kryma: postanovka problemy // Kul'tura narodov Prichernomor'ya. 2004. № 55. T. 2. S. 17-19.
33.
Korolev V.I. Deistvovat' energichno i po zakonu. Istoriya politicheskoi politsii Kryma. Simferopol': AntikvA, 2007. 195 s.
34.
Krishevskii N. N. V Krymu (1916-1918 gg.) // Arkhiv russkoi revolyutsii. M., 1992. T.13. S. 71-124.
35.
Krym v 1918-1919 gg. (Materialy osvedomitel'nykh organov Dobrovol'cheskoi armii i diplomaticheskogo predstavitelya Vsevelikogo Voiska Donskogo). Soobshchil A. Gukovskii // Krasnyi Arkhiv. Istoricheskii zhurnal. 1928. T. 3(28). S. 142-181.
36.
Ledakov O. M. Paralel'nі organi okhoroni poryadku u Krimu voseni 1918 r.: proekti ta realії // Ukraїns'kii іstorichnii zhurnal. 2014. 6. S. 58-64.
37.
Lokhmatova A.I. Sel'skaya politsiya v sisteme krest'yanskogo obshchestvennogo samoupravleniya Tavricheskoi gubernii v poreformennyi period // Kul'tura narodov Prichernomor'ya. 2005. № 74. T.1. S. 167-172.
38.
Nakhodkin (Tarpigorev) A. Revolyutsionnaya rabota v Krymu // Revolyutsiya v Krymu. Istoricheskaya biblioteka Istparta O. K. Kryma. Simferopol': Krymizdat, 1923. Vyp. 2. S. 68-78.
39.
Rempel' L.I. Krasnaya gvardiya v Krymu. 1917-1918. Simferopol': Krymgosizdat, 1931. 158 s.
40.
Ryzhikh A. Nezabyvaemye dni // V bor'be za Sovetskii Krym. Vospominaniya starykh bol'shevikov / Otv. red. V. Volkov / Part. arkhiv Krymskogo obkoma KP Ukrainy. Simferopol': Krymizdat, 1958. S. 76-77.
41.
Fondy KRKM. KKM. D. 708. №7. 15 oktyabrya 1918 g. Otdel pervyi. St. 84. S.150 (Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii Krymskogo Kraevogo Pravitel'stva).
42.
Fondy KRKM. KKM. D. 708. №12. 31 dekabrya 1918 g. Otdel pervyi. St. 279. S. 312 (Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii Krymskogo Kraevogo Pravitel'stva).
43.
Fondy NKGA. D. 2184. L.110.
44.
Fondy FMD. D. 1865.
45.
Fondy FMD. D. 2120.
46.
Fondy FMD. D.1978. D. 2048. D. 21, 20.
47.
Khronika revolyutsionnykh sobytii v Krymu. 1917-1920 gg. / sostaviteli Kondranov I.P., Shirokov V.A. i dr. Simferopol': Krym, 1969. 190 s.
48.
Yuzhnye vedomosti ot 25.01.1919.
49.
Yuzhnye vedomosti ot 26.01.1919.
50.
Das Landwehr – Infanterie – Regiment 53 im Weltkrieg. 1914-1918. Regimentsgefchichte berfabt an hand der Aften des Regiment von Otto Koch. [Kettwig] [u.a.], [Flothmann], 1928. 93 s.
51.
Der Weltkrieg 1914 bis 1918. Im Auftrage des Oberkommandos des Heeres bearbeitet und herausgegeben von der Kriegsgeschichtlichen Forschungsanstalt des Heeres. Die militärischen Operationen zu Lande Dreizehnter Band. Die Kriegführung im Sommer und Herbst 1917. Die Ereignisse außerhalb der Westfront bis November 1918. Berlin im Jahre, 1942. XVI. 483 s. + 27 Kt., 8 Bl.