Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Международные отношения
Правильная ссылка на статью:

Движущие силы перемен в Арктике и их влияние на региональную безопасность
Ковалев Андрей Андреевич

кандидат политических наук

доцент, Северо-Западный институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

199178, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. Средний Проспект, В.о., 57/43

Kovalev Andrei Andreevich

PhD in Politics

Associate Professor at the North-West Institute of Management, branch of RANEPA

199178, Russia, Sankt-Peterburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. Srednii Prospekt, V.o., 57/43

senator23@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В этой научной статье автор рассматривает климатические, экономические и политические аспекты развития арктического региона. Изменения в климате, приводящие к активному таянию льда, открытие новых маршрутов судоходства, наличие огромного количества неисследованных мировых запасов нефти и газа приводят к увеличению коммерческого, человеческого и государственного взаимодействия на Приполярном Севере. В результате возросшей активности и интереса к региону возникают и новые проблемы безопасности. Дестабилизирующим фактом может явиться усиление присутствия в регионе стран блока НАТО. Методология включает методы общенаучного, сравнительного и сопоставительного анализа, историко-логический и конкретно-политологические методы (ситуационный анализ, метод экспертной оценки). Статья позволяет выявить движущие силы перемен в Арктике и проблемы, с которыми сталкиваются арктические государства. Автор рассматривает текущую структуру управления в Арктике с акцентом на доминирующие институты в регионе и отвечает на вопрос, насколько эти институты готовы реагировать на вызовы безопасности в регионе.

Ключевые слова: безопасность, международная безопасность, международные отношения, арктика, НАТО, ООН, арктические прибрежные государства, северный морской путь, континентальный шельф Арктики, арктический совет

DOI:

10.7256/2454-0641.2019.3.30213

Дата направления в редакцию:

09-07-2019


Дата рецензирования:

14-07-2019


Дата публикации:

30-09-2019


Keywords:

security, international security, international relations, Arctic, NATO, UN, Arctic coastal States, northern sea route, the continental shelf of the Arctic, Arctic Council

Введение

Арктика - это территория, привлекающая к себе в последние годы повышенное внимание мирового сообщества. Основные участники глобальных процессов - арктические государства. Экологические, социально-экономические, международно-правовые и политические аспекты, требующие решения и совместных усилий этих стран рассматриваются в данной статье.

Основная часть статьи

Следствия изменения климата в Арктике

Температура воздуха в Арктике растет более быстрыми темпами, чем в остальном мире, что является бедствием для морских и экосистем, заставляя природу приспосабливаться к новым условиям существования [19].

Средняя толщина морского льда в начале 2015 года была самой низкой за всю документально подтвержденную историю наблюдений, и есть тенденции к росту потепления и таянию льдов. Существует вероятность того, что вся Арктика будет свободной ото льда в течение летнего периода года, и произойдет это уже в нынешнем столетии, возможно, даже в течение ближайших десятилетий. Все это привело к тому, что многие государства, инвесторы и предприятия проявили интерес к региону, во многом благодаря его экономическому и стратегическому потенциалу [1].

Перспективы разработки природных ресурсов арктического региона

По данным исследования, проведенного Геологической службой США в 2008 году, в Арктике находится около 22% неисследованных мировых запасов нефти и природного газа, что составляет примерно 13% от неизведанной нефти в мире и 30% от неоткрытых запасов природного газа в мире [21]. 84% этих ресурсов, как ожидается, могут находиться на шельфе, расположенном в более мелких водах континентальных шельфов пяти арктических прибрежных государств. Это вызывает интерес к изысканиям у арктических государств и крупных нефтегазовых компаний.

Крупные арктические нефтегазовые открытия начались в СССР в 1962 году с открытия Тазовского месторождения, а в США в 1967 году - с Аляскинского месторождения в Прадхо.

Большая часть арктических энергетических месторождений находится в России, и в некоторых из них добыча уже идет высокими темпами. Например, полуостров Ямал является крупнейшим газодобывающим регионом России, на долю которого приходится около 20% мировых поставок природного газа [23]. Немецкая Die Welt считает запуск «Ямал СПГ» «историческим шагом для российской энергетики: «НОВАТЭК стал первым в мире предприятием, построившим терминал для СПГ севернее Полярного круга, где зимой температура воздуха опускается ниже 50 градусов. США до сих пор не реализовали аналогичный проект на Аляске, хотя, в отличие от русских, они не страдают от санкций» [24].

ПАО «Газпром» открыл добычу на нескольких месторождениях в этом регионе, и еще несколько находятся в стадии строительства. Месторождение «Приразломное» в Баренцевом море начало добычу в 2013 году, став первым шельфовым проектом в Арктике.

Арктическая нефть и газ являются важной частью норвежской экономики. В 2007 году Норвегия запустила первый проект по сжиженному природному газу в Европе на морском месторождении Снохвит в норвежском Баренцевом море. С 2009 года нефтяные компании «Eni» и «Statoil» стремятся разработать месторождение Голиат, также расположенное в Баренцевом море. Месторождение Голиат было открыто в 2016 году и в настоящее время является самым северным морским месторождением в мире. Результаты показывают, что Баренцево море будет играть важную роль в будущей добыче углеводородов в Норвегии.

По оценкам экспертов, в прибрежных водах Аляски в США содержится около 27 миллиардов баррелей нефти и 132 триллиона кубических футов природного газа, и большая часть этого объема находится в Арктике [22]. Потратив почти десятилетие на получение одобрения со стороны администрации США, в 2015 году «Royal Dutch Shell» начала разведочное бурение в Чукотском море, у Аляски.

Глобальные тенденции и падение цен на нефть являются факторами, которые также повлияли на экономический потенциал арктических энергоресурсов. Бум сланцевого газа в США сделал нефть и газ менее конкурентоспособными и вызвал быстрое снижение цены на нефть с лета 2014 года.

Несколько лет назад, когда цена на нефть составляла почти 150 долларов за баррель, несколько крупных компаний заплатили большие суммы за аренду Арктического региона. С другой стороны, арктические проекты носят долгосрочный характер, и даже при условии снижения цен на нефть многие компании сохранили свое присутствие в регионе.

Низкие цены на нефть сочетаются с суровыми и сложными условиями, а также высокими издержками производства. Некоторые арктические территории труднодоступны, а инфраструктура и транспорт, способные справиться с условиями работы во льдах отсутствуют. Это особенно касается нефтяных месторождений в арктическом регионе США. В то же время для разведки и разработки в Арктике требуются дорогостоящие, специальные технологии и средства защиты, адаптированные к климатическим условиям для обеспечения безопасности человека и окружающей среды [3]. Существует много проблем, связанных с ликвидацией возможного разлива нефти в ледяных условиях, и воздействие аварий на хрупкую экосистему вызывает серьезную озабоченность.

Специалисты признают, что при «условии начала и проведения уже сегодня интенсивных геолого-разведочных работ арктические ресурсы с новых введенных в разработку месторождений смогут дать существенную отдачу только к середине 2030-х годов. Их дальнейшая разработка может вестись до середины века и далее. Таким образом, арктические ресурсы могут рассматриваться как значимый фактор поддержания добычи на суше только в достаточно отдаленной перспективе» [16].

Наконец, экономические санкции, наложенные на Россию после кризиса в Украине, повлияли на планы разработки морских нефтяных месторождений в российской Арктике. Санкции остановили или замедлили сотрудничество совместных предприятий Российской Федераций и международных энергетических компаний, таких как «Exxon», «Eni», «Total» и «Statoil». Ограничительные меры в отношении оборудования, технологий и других услуг, необходимых для морских нефтяных проектов в Арктике, и финансовые ограничения в отношении России, вероятно, приведут к замедлению российских морских нефтяных проектов в Арктике, особенно если санкции будут действовать в долгосрочной перспективе.

Арктическое судоходство в современных условиях

Еще одним следствием таяния морского льда в Арктике является доступность новых и более быстрых морских путей. Северный морской путь в Евразию теперь свободен ото льда и проходим для судов в течение нескольких месяцев в году. Северный морской путь сокращает расстояние между Азией и Европой на 40% по сравнению с маршрутом через Суэцкий канал [19]. Открытые воды у северного побережья России также способствуют развитию энергетических ресурсов в регионе, поскольку транспортировка нефти и газа становится более эффективна. Северо-Западный проход над Северной Америкой был свободен ото льда в течение лета в течение последних десяти лет и примерно на 39% короче, чем маршрут через Панамский канал. Движение по этим маршрутам в целом увеличилось за последние годы, и, вероятно, будет увеличиваться и в будущем.

Однако исследователи обнаружили, что регулярное коммерческое судоходство в Арктике на десятилетия отстает в своем развитии. Исследование, проведенное Копенгагенской бизнес-школой показало, что навигационный сезон Северного морского пути будет слишком коротким, чтобы инвестиции в суда ледового класса были экономически жизнеспособными в ближайшие десятилетия [2]. В исследовании прогнозируется, что арктическое судоходство может стать экономически целесообразным к 2040 году, лишь в том случае, если ледяной покров продолжит уменьшаться с нынешней скоростью. Возможность регулярного использования Северного морского пути также зависит от нескольких неопределенных факторов, таких как опасные экологические условия, наличие портов, инфраструктуры, высоких эксплуатационных расходов по сравнению с южными морскими путями.

Между тем, более вероятно, что мы увидим увеличение региональных перевозок в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Российская арктическая добыча нефти и газа будет способствовать этому. Например, строительство порта Сабетта на полуострове Ямал, построенного для проекта «Ямал СПГ», сделает возможным отгрузку сжиженного природного газа из российской Арктики. Большинство арктических перевозок сегодня происходит в западных частях Северного морского пути, вдоль норвежского побережья, в Баренцевом море, вокруг Исландии и Фарерских островов, на юго-западе Гренландии и в Беринговом море. Многие из этих областей активно использовались для судоходства в течение десятилетий, поэтому было бы неправильно характеризовать это как новое развитие.

Рост экономической активности в Арктике и возникающие вопросы безопасности

Экономический потенциал Арктики, скорее всего, не приведет к «рывку» в Арктику или конфликту из-за ресурсов. Также маловероятно, что наличие ресурсов создаст более напряженную обстановку в плане безопасности между арктическими государствами. Однако арктические государства заинтересованы в защите своих экономических ресурсов и территорий в регионе. Таяние морского льда и усиление экономической деятельности имеет серьезные последствия для охраны границ и моря, и для обеспечения государственного суверенитета. Это привело к тому, что некоторые арктические страны в последние несколько лет увеличили инвестиции в военную инфраструктуру в условиях Арктики.

Кроме того, рост экономической активности в Арктике оказывает серьезное влияние на безопасность человека и окружающей среды, повышает потребность в поисково-спасательных операциях, готовности к ликвидациям разлива нефти, береговой охране. В регионе с экстремальными климатическими условиями эксплуатации и отсутствием спутниковой связи эти проблемы требуют сотрудничества и координации [4].

Интересы арктических прибрежных государств в освоении Арктики подвигают их к расширению континентальных шельфов. Территориальные споры в Арктике являются факторами, которые способствуют напряженности в отношениях между странами региона. Северный Ледовитый океан и его природные ресурсы регулируются Конвенцией ООН по морскому праву (ЮНКЛОС) [8]. Одним из важных аспектов претензий в Северном Ледовитом океане является режим расширенного континентального шельфа в ЮНКЛОС. Благодаря ЮНКЛОС пять арктических прибрежных государств могут претендовать на исключительную экономическую зону на расстоянии до 200 морских миль от своих базовых линий и подавать заявки на расширенный континентальный шельф путем предоставления геологических доказательств в Комиссию ООН, которая в свою очередь принимает решение по данному вопросу.

Это может дать арктическим государствам исключительные права на эксплуатацию ресурсов Северного Ледовитого океана за пределами их исключительной экономической зоны, но не обеспечивает суверенитета, поскольку большинство этих районов являются международными водами. Большинство арктических прибрежных государств в настоящее время подали в комиссию ООН полные или частичные заявки на свои расширенные континентальные шельфы в арктическом регионе.

Единственный спор из-за суши в Арктике - между Канадой и Данией - из-за острова Ханс, небольшого острова в канале Кеннеди, между канадским островом Элсмир и Гренландией. Спор по поводу территории вокруг острова был разрешен в конце 2012 года. Существуют также незначительные споры между Данией и Норвегией по поводу моря к северу и северо-востоку от Гренландии и между Данией, Исландией и Норвегией к северу от Фарерских островов. Канада и США (и другие государства) имеют противоречивые взгляды на статус Северо-Западного прохода, маршрута доставки, проходящего через Северную Америку. Канада утверждает, что проход является частью ее территориальных вод, в то время как США и другие страны утверждают, что эти районы являются международными водами. Конфликт в значительной степени основывается на различной интерпретации ЮНКЛОС и на том, как определить морские базовые линии в этой области.

Существует также разногласие по поводу правового статуса Северного морского пути, очень похожего на конфликт Северо-Западного прохода. Россия определяет Северный морской путь как историческую национальную транспортную линию России, открытую для иностранных судов, которые следуют установленным Россией правилам плавания [10]. В то же время Россия утверждает, что части Северного морского пути проходят через ее внутренние воды, территориальные воды и исключительную экономическую зону. В связи с этим Россия установила особые правила плавания иностранных судов по Северному морскому пути и требует, чтобы суда получали разрешение от Администрации Северного морского пути. США (и некоторые другие страны) выступают против этого понятия и утверждают, что иностранные суда имеют право «транзитного прохода» через то, что они утверждают, является международным проливом. Право транзитного прохода дает право иностранным судам проходить через пролив без разрешения прибрежного государства. Скорее всего, спор станет более серьезным, если Северный морской путь станет более активно использоваться.

Наиболее заметный спор в Северном Ледовитом океане в некоторой степени затрагивает все прибрежные арктические государства и касается хребта Ломоносова, подводной горной цепи, которая охватывает Северный Ледовитый океан [18]. Канада, Дания и Россия утверждают, что значительная часть этого хребта является частью их расширенного континентального шельфа, в то время как Норвегия претендовала лишь на незначительную часть. Россия подала иск в Комиссию ООН еще в 2001 году, включая части хребта Ломоносова, но Комиссия попросила предоставить дополнительные доказательства. После более чем десяти лет исследований Россия снова подала претензию в августе 2015 года. Дания подала претензию на рассмотрение территории, включая хребет, в декабре 2014 года, в то время как Канада в настоящий момент имеет только частичную претензию. Ни одна из стран еще не рассматривала эти заявки в Комиссии ООН. Эти утверждения привлекли к себе внимание средств массовой информации, поскольку считается, что хребет Ломосонова включает Северный полюс. Хотя континентальный шельф Северного полюса имеет ограниченную экономическую ценность, он имеет существенное символическое значение для арктических народов. Так, в 2007 году российская научная миссия под руководством советского и российского учёного-океанолога, исследователя Арктики и Антарктики А.Н. Чилингарова установила российский флаг на морском дне под Северным полюсом.

Доминирующие правовые основы решения территориальных споров в Арктике

Урегулирование территориальных претензий в Арктике подчиняется правилам и нормам международного права. Таким образом, даже при наличии спорных территориальных вопросов, в настоящее время нет предпосылок для возникновения глобальных конфликтов в регионе. Споры с участием России потенциально могут быть более серьезными из-за сложной политической обстановки в мире, но ничто не говорит о том, что у России есть какие-либо планы по нарушению международного права в Арктике. Соглашение о разграничении между Норвегией и Россией в связи с продолжительным спором о Баренцевом море в 2010 году показывает, что Россия является ответственным и конструктивным игроком в регионе. Кроме того, большая часть экономических ресурсов в Арктике расположена в уже установленных исключительных экономических зонах и не оспаривается. Большинство ресурсов, которые могут быть расположены в спорных районах, являются очень дорогостоящими и их трудно извлечь по сравнению с ресурсами в неоспоримых областях южнее. В последнее десятилетие наблюдается рост числа экспансионистских заявлений в отношении Арктики, но вполне вероятно, что эта риторика направлена не на международную, а на национальную аудиторию [6].

Независимо от тона риторики, похоже, что не будет потенциальной эскалации или решения перекрывающихся претензий, пока Комиссия ООН не вынесет рекомендации на основе заявлений. Комиссия обычно тратит 5-10 лет на рассмотрение заявки. Однако рекомендация Комиссии не является решением возможного спора, поскольку она выносит решения только на основании научных данных. Если Комиссия обнаружит, что континентальные шельфы перекрываются, странам придется вступить в переговоры по урегулированию границ. В целом, обязательства по международному праву посредством заявлений и действий предполагают, что процесс делимитации арктического континентального шельфа в будущем будет продолжаться мирно.

Развитие арктических российских проектов вызывает серьезные опасения оппонентов на Западе. Экономические санкции были разработаны для того, чтобы особенно сильно ударить по России в Арктике [9]. Россия пока зависит от западных технологий и капитала в развитии энергетической отрасли в Арктике, и российские компании вступили в партнерские отношения с несколькими крупными западными компаниями, такими как «ExxonMobil», «Eni» и «Statoil». Режим санкций, однако, мешает западным энергетическим компаниям поддерживать партнерские отношения со своими российскими коллегами.

Возвращаясь к вопросам международного права в отношении современного освоения Арктики, можно констатировать, что Конвенция ООН по морскому правуявляется доминирующей правовой основой для разграничения Северного Ледовитого океана. ЮНКЛОС определяет морские границы и степень суверенитета прибрежных государств, которая, как правило, уменьшается по мере удаления от исходной линии. Прибрежные государства могут претендовать на исключительный суверенитет над всеми живыми и неживыми ресурсами в своей исключительной экономической зоне на расстоянии до 200 морских миль от базовой линии. Прибрежные государства могут претендовать на ресурсы морского дна за пределами их исключительной экономической зоны, если есть данные, что это естественное продолжение их континентального шельфа.

Прибрежные государства должны собирать научную информацию и подавать заявку в Комиссию по границам континентального шельфа, которая дает рекомендации, основанные на научной оценке. Однако, поскольку Комиссия только проводит научную оценку, прибрежные государства должны урегулировать возможные дублирующие претензии в других местах. ЮНКЛОС заявляет, что споры по поводу морских границ должны разрешаться мирными средствами, например, через Международный Суд, Международный трибунал по морскому праву или путем двусторонних переговоров. Все арктические прибрежные государства ратифицировали ЮНКЛОС, за исключением США, и имеют право подавать заявки на расширенный континентальный шельф. Однако США принимают большую часть договора в качестве обычного международного права и, несмотря на тот факт, что они не могут претендовать на континентальный шельф, потратили миллионы долларов, чтобы доказать, что континентальный шельф у Аляски простирается за предел в 200 морских миль.

В 2008 году пять прибрежных арктических государств подтвердили свою приверженность ЮНКЛОС в качестве основной правовой основы для Северного Ледовитого океана в Илулиссатской декларации [5]. Государства заявили, что ЮНКЛОС обеспечивает «прочную основу для ответственного управления пятью прибрежными государствами и другими пользователями океана». Хотя ЮНКЛОС не может служить форумом для решения проблем безопасности, «Арктическая пятерка» считает ее обширной правовой базой, достаточной для урегулирования возможных пограничных споров.

Судоходство в Арктике также находится под пристальным вниманием международных организаций. Международная морская организация является агентством в рамках ООН, задачей которого является обеспечение безопасности и защиты судоходства и предотвращение загрязнения моря судами [11]. Международная морская организация была создана в 1948 году и насчитывает 172 государств-членов, включая все арктические государства. Международная морская организация ведет активную работу в областях, имеющих ключевое значение для Арктики, таких, как регулирование выбросов CO2, регулирование кодов судов и портовых средств, обеспечение готовности к очищению территорий загрязнения нефтью. В 2014 году Международная морская организация приняла Полярный кодекс - международный кодекс безопасности для судов, работающих в полярных водах. Полярный кодекс охватывает обязательные требования к проектированию, строительству, оборудованию, эксплуатации, обучению, поисково-спасательным работам и защите окружающей среды, относящимся к судам, работающим в водах, прилегающих к двум полюсам [12]. Эти области имеют непосредственное отношение к «более мягким» вопросам безопасности, таким как экологическая и человеческая безопасность. Однако Полярный кодекс распространяется только на покрытые льдом воды и не распространяется, например, на круизные лайнеры, которые плавают в ледяных арктических водах. Кроме того, в Полярном кодексе пропущены некоторые ключевые спорные вопросы, такие как использование тяжелого мазута, который считается экологически опасным и способствует климатическому потеплению в регионе. Несмотря на ограничения, процесс создания Полярного кодекса был сложным, основан на модели консенсуса, которая показывает, что страны разделяют озабоченность по поводу безопасности человека и окружающей среды в регионе.

Комплексное управление арктическими территориями

Основной институциональной основой для Арктики является Арктический совет. Арктический совет был создан в 1996 году как форум высокого уровня для арктического региона, состоящий из восьми постоянных стран-членов и шести постоянных организаций-участников, представляющих коренные народы. Форум имеет широкие полномочия, но с момента своего создания он был сосредоточен на вопросах устойчивого развития, научных исследованиях и охраны окружающей среды в Арктике. Хотя Арктический совет превратился в крупный форум по проблемам Арктики, некоторые темы не включены в его полномочия. Оттавская декларация об учреждении Арктического совета прямо исключает вопросы военной безопасности. Тем не менее, Совет рассмотрел много «мягких» вопросов безопасности. Хотя Совет не обладает правосубъектностью, в 2011 году восемь государств-членов Арктического совета подписали юридически обязательное международное соглашение о поиске и спасании. Аналогичное соглашение о готовности и реагировании на нефтяные загрязнения было подписано в 2013 году. Поисково-спасательные работы явно относятся к сфере военной безопасности, поскольку эти операции обычно проводятся береговой охраной или другими подразделениями вооруженных сил. Форум Арктической береговой охраны, который был сформирован в 2015 году, является важной частью реализации этих двух соглашений. И форум, и соглашения во многом были результатом работы Арктического совета, но, тем не менее, независимы от Совета. Это свидетельствует о том, что Арктический совет смог обойти вопрос об исключении военной безопасности на некоторых территориях [13].

Форум Арктической береговой охраны был основан в 2015 году и представляет собой совместную инициативу стран с общими морскими интересами в Арктике. Форум Арктической береговой охраны построен на модели подобных форумов, таких как Форум береговой охраны северной части Тихого океана. Главы государств-членов собираются ежегодно, а рабочие группы собираются чаще, когда это необходимо. Основная цель Форума состоит в том, чтобы выработать общую ситуационную осведомленность между восемью членами, опираясь на часть работы, уже проделанной рабочими группами Арктического совета. В более общем плане Форум стремится наладить отношения между береговой охраной на практическом уровне с целью сформировать сообщество, ориентированное на оперативную деятельность. Форум Арктической береговой охраны может содействовать обмену информацией и выявлению передовой практики, что позволит береговой охране более эффективно решать проблемы в регионе. Береговой охране Арктики не хватает как потенциала, так и адекватного финансирования, и сотрудничество может быть полезным для решения этих проблем.

Хотя можно утверждать, что это сотрудничество основано на более мягких аспектах безопасности, часть работы береговой охраны обычно имеет четкий аспект военной безопасности. Например, важной задачей для большинства береговой охраны является защита суверенитета государства и обеспечение соблюдения национальной юрисдикции посредством присутствия на море. Тем не менее, есть значительные различия. В США береговая охрана находится в ведении Министерства внутренней безопасности и технически не является военной, хотя имеет некоторые элементы военные формы. Норвежская береговая охрана организована под эгидой Королевского норвежского флота и поэтому является военной.

Включение России в Форум Арктической береговой охраны имеет решающее значение, но также может быть проблемой. Россия обладает обширными морскими границами с США, Норвегией и Финляндией, и сотрудничество в этих пограничных районах имеет важное значение для решения таких вопросов, как охрана окружающей среды и поисково-спасательные работы. Однако сотрудничество между странами НАТО и Россией может оказаться затруднительным. Еще слишком рано говорить о том, может ли Форум привести к конструктивному диалогу по безопасности между Россией и другими арктическими странами. Несмотря на это, создание самого Форума показывает, что арктические страны готовы сотрудничать по некоторым аспектам безопасности в регионе. Несмотря на проблемы, Форум Арктической береговой охраны может стать важной мерой укрепления доверия, которая помогает укрепить доверие между арктическими странами.

Четыре из пяти арктических прибрежных государств являются членами НАТО, а 50 % Приполярного региона - территория одного из членов НАТО. НАТО играет естественно важную роль в регионе. Обязательство НАТО по статье 5 (нападение на одного союзника - это нападение на всех союзников) распространяется на Арктику, как и на другие районы мира [15]. Арктика была областью стратегического интереса, как для США / НАТО, так и для Советского Союза во время Холодной войны. Регион был сильно военизирован, политически чувствителен и являлся важной частью стратегического сдерживания для обеих сторон [7]. Северный флот Советского Союза имел доступ к Атлантическому океану через Арктику, а подводные лодки, спрятанные подо льдом, составляли основу способности второго удара. США и НАТО построили базы в Гренландии, Исландии и на Фарерских островах, а также в северной Норвегии, что явилось геостратегическим противодействием советскому присутствию в регионе. С окончанием Холодной войны и трансформацией отношений с Россией в 90-х годах внимание НАТО сместилось с Арктики. Участие США и России в регионе перешло от стратегического военного сдерживания к научному военному сотрудничеству по экологическим вопросам. После Холодной войны США / НАТО отказались от многих своих военных баз в регионе. Например, база НАТО на Фарерских островах была демонтирована, большинство американских баз на Гренландии пустуют, США покинули базу Кефлавик в Исландии.

Хотя после Холодной войны центр внимания НАТО сместился с Арктики, в последние годы Организация Североатлантического договора все еще участвует в деятельности в регионе. НАТО участвовала в нескольких военных учениях, как с участием России, так и без нее. В 1996 году Министерство обороны России и Управление гражданского чрезвычайного планирования НАТО организовали «Arctic-Sarex» - поисково-спасательные учения с участием воинских частей из Канады, России и США. Другие крупные военные учения также проводились в северной Норвегии, в партнерстве с другими арктическими государствами, которые являются членами НАТО. «Cold Response» - это проводимые раз в два года многонациональные военные учения по реагированию на кризисы, проводимые в северной Норвегии. В 2016 году в учениях участвовало в общей сложности 15 тыс. военнослужащих из Норвегии и др. стран НАТО. Другие крупные арктические учения с участием НАТО - это «Северный орел», «Арктический край», «Arctic Challenge».

Тем не менее, НАТО пока не разработало конкретную политику для арктического региона. Арктические страны не согласны, когда речь заходит о роли НАТО в регионе. В то время как Норвегия выступает за усиление присутствия НАТО, Канада выступает против идеи о том, что «внешняя» организация приобретает большее влияние. Другой важный аспект заключается в том, что Россия, естественно, очень критично относится к участию НАТО в регионе. Страны НАТО должны учитывать, что демонстрации солидарности и готовности союзников могут спровоцировать дестабилизирующие меры России.

Существует несколько других рамок регионального и субрегионального сотрудничества, которые охватывают Арктику. Три государства Арктического совета являются членами Европейского союза (Финляндия, Швеция и Дания), а Норвегия и Исландия являются членами Европейского экономического пространства. Следовательно, нормы, законодательство и стандарты ЕС охватывают арктический регион. Участие Европейского союза в арктических вопросах было спорным, но независимо от этого, оно уже стало заинтересованным лицом и партнером Арктики в мерах, направленных на управление изменением климата, безопасность судоходства и защиту окружающей среды в целом. Совет Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР) и Баренцево-Евроарктический регион (БЕАР) были созданы в 1993 году странами Северной Европы, Европейского союза и Российской Федерацией для развития сотрудничества на европейском Крайнем Севере [17]. СБЕР и БЕАР сосредоточены на пограничном сотрудничестве по вопросам, связанным с инфраструктурой, представительством коренных народов, торговлей и обычаями, культурой, окружающей средой, молодежью, туризмом, энергетикой и здравоохранением.

Пять северных государств создали структурированную форму сотрудничества в области военной безопасности через NORDEFCO, которая направлена на укрепление национальной обороны путем совместного использования возможностей. Другими арктическими соглашениями о сотрудничестве по вопросам военной безопасности являются круглый стол Арктических сил безопасности и встречи руководителей обороны Арктики. Североамериканское командование по аэрокосмической обороне (NORAD) расположено на Аляске, в Канаде и Гренландии, и также задействовано в арктическом регионе [14].

Структура управления Арктикой является сложной и фрагментированной. С одной стороны, существует значительное сотрудничество в таких областях, как экологические проблемы, изменение климата, представительство коренных народов и наука. За последнее десятилетие сотрудничество по более мягким вопросам безопасности, таким как охрана окружающей среды, безопасность человека, было институционализировано и включено в структуру управления Арктикой. К сожалению, нельзя назвать активным сотрудничество всех заинтересованных сторон по вопросам военной безопасности. Есть основания полагать, что арктические государства также двигались в направлении сотрудничества по этим вопросам, но они были остановлены или затронуты украинским кризисом. Кризис на Украине снизил доверие между странами Западной Арктики и Россией в целом. Кроме того, решение НАТО приостановить всякое военное сотрудничество с Россией делает невозможным участие таких стран, как Норвегия и США, в совместных учениях, встречах руководителей обороны и других мерах укрепления доверия, которые были ранее приняты.

Вывод

В статье представлены некоторые основные движущие силы перемен в Арктике и их влияние на региональную безопасность. Безусловно, такие факторы, как таяние морского льда, улучшение доступа к природным ресурсам и судоходным путям приведут к усилению человеческой деятельности в регионе. Но, скорее всего, в ближайшее время от арктических государств не стоит ожидать никакой "спешки в Арктику". Рост активности привел к возникновению новых проблем в области безопасности человека и окружающей среды в регионе, которые должны совместно решаться арктическими государствами. Структуры управления в Арктике являются сложными и охватывают важные области, такие как защита окружающей среды, участие коренных народов, научные исследования и многое другое. Были предприняты усилия по созданию форумов для военного сотрудничества в Арктике, но они сильно пострадали от украинского кризиса из-за приостановления НАТО всего военного сотрудничества с Россией. Приостановление диалога по вопросам безопасности между странами уменьшает объем информации и повышает риск неверного толкования военной деятельности в регионе. Пока все военное сотрудничество между странами НАТО и Россией приостановлено, не существует какого-либо существенного и справедливого решения для институционализации сотрудничества в области безопасности с участием России, Норвегии и США.

Библиография
1.
Авакян С.В., Воронин Н.А. О проблемах Арктики в свете современных изменений климата // Академия энергетики. 2013. № 5. с.28-37.
2.
Арктическое судоходство-коммерческие возможности и проблемы. Аналитический доклад // Копенгагенская бизнес-школа / [Электронный ресурс] URL: https://services-webdav.cbs.dk/doc/CBS.dk/Arctic%20Shipping%20-%20Commercial%20Opportunities%20and%20Challenges.pdf
3.
Возможности и вызовы развития нефтегазовой отрасли Арктики // [Электронный ресурс] URL: https://www.wilsoncenter.org/sites/default/files/Artic%20Report_F.pdf
4.
Голдин В.И. Арктическая геополитика: современные тенденции и перспективы // Клио. 2014. № 2. с.15-22.
5.
Илулиссатская декларация (Конференция по Северному Ледовитому океану) // [Электронный ресурс] URL: https://www.arctictoday.com/wp-content/uploads/2018/05/Ilulissat_Declaration.pdf
6.
Ильясов Р.М., Карпов В.П. Межгосударственное соперничество в дискурсе о статусе Северного морского пути // Горные ведомости. 2013. № 3. с.86-96.
7.
Ковалев А.А. Информационная политика и военная безопасность России в эпоху противостояния цивилизаций: теоретико-методологические аспекты проблемы. Санкт-Петербург: Коновалов А.М., 2016. 193 с.
8.
Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву // [Электронный ресурс] URL: https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf
9.
Конопляник А.А., Бузовский В.В., Попова Ю.А., Трошина Н.В. Влияние антироссийских санкций на освоение нефтегазового потенциала российского арктического шельфа – и развилки энергетической политики России. М.: «Восток Капитал», 2015. 106 с.
10.
Конышев В.Н., Сергунин А.А. Северный морской путь. РИДЕР РСМД // Российский совет по международным делам / [Электронный ресурс] URL: https://russiancouncil.ru/sevmorput
11.
Международная морская организация (IMO – the International Maritime Organization) // [Электронный ресурс] URL: http://www.imo.org/en/About/Pages/Default.aspx
12.
Международный кодекс для судов, эксплуатирующихся в полярных водах (Полярный кодекс) // [Электронный ресурс] URL: http://docs.cntd.ru/document/420376046
13.
Муштакова Е.С. Правовое понятие Арктики в международном и национальном законодательстве // Нефть, газ и бизнес. 2013. № 6. с.61-66.
14.
Подрезов Ю.В. Освоение Арктики: международное сотрудничество, климат, безопасность // Проблемы безопасности и чрезвычайных ситуаций. 2017. № 1. с. 98-103.
15.
Североатлантический договор // [Электронный ресурс] URL: https://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_17120.htm 11. Фокин Ю.Е., Смирнов А.И. Киркенесская Декларация о сотрудничестве в Баренцевом/Евроарктическом регионе: взгляд из России 20 лет спустя. М.: Национальный институт исследований глобальной безопасности, 2012. 85 с.
16.
Сочнева И.О. Ресурсы Арктики и возможности их разработки // Арктика: экология и экономика. 2015. №4. С.70-77.
17.
Фокин Ю.Е., Смирнов А.И. Киркенесская Декларация о сотрудничестве в Баренцевом/Евроарктическом регионе: взгляд из России 20 лет спустя. М.: Национальный институт исследований глобальной безопасности, 2012. 85 с.
18.
Хребет Ломоносова: камень на геополитическом распутье // ТАСС, информационное агентство / [Электронный ресурс] URL: https://tass.ru/arhiv/739711https://rg.ru/2007/08/03/arktika1.html
19.
Шамахов В.А., Ковалев А.А.Особенности политики безопасности Арктического региона: повестка 2019 года // Вестник Поволжского института управления. 2019. т.19. №2. С.30-40.
20.
Шамахов В.А., Ковалев А.А.Особенности политики безопасности Арктического региона: повестка 2019 года // Вестник Поволжского института управления. 2019. т.19. №2. С.30-40.
21.
Bird Kenneth et al. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle // US Department of the Interior, US Geological Survey / [Электронный ресурс] URL: http://pubs.usgs.gov/fs/2008/3049/fs2008-3049.pdf
22.
Ebinger Charles. The US Still Needs Arctic Energy // Brookings Institution / [Электронный ресурс] URL: http://www.brookings.edu/blogs/order-fromchaos/posts/2015/09/14-us-energy-security-arctic-ebinger
23.
Russian Arctic Resources // Sputnik News / [Электронный ресурс] URL: http://sputniknews.com/voiceofrussia/2012_08_28/Russian Arctic-resources/
24.
Russlands erster Schritt zu Flüssiggas-Riesen // Die Welt / [Электронный ресурс] URL: https://www.welt.de/wirtschaft/article171455954/Russlands-erster-Schritt-zu-Fluessiggas-Riesen.html
References (transliterated)
1.
Avakyan S.V., Voronin N.A. O problemakh Arktiki v svete sovremennykh izmenenii klimata // Akademiya energetiki. 2013. № 5. s.28-37.
2.
Arkticheskoe sudokhodstvo-kommercheskie vozmozhnosti i problemy. Analiticheskii doklad // Kopengagenskaya biznes-shkola / [Elektronnyi resurs] URL: https://services-webdav.cbs.dk/doc/CBS.dk/Arctic%20Shipping%20-%20Commercial%20Opportunities%20and%20Challenges.pdf
3.
Vozmozhnosti i vyzovy razvitiya neftegazovoi otrasli Arktiki // [Elektronnyi resurs] URL: https://www.wilsoncenter.org/sites/default/files/Artic%20Report_F.pdf
4.
Goldin V.I. Arkticheskaya geopolitika: sovremennye tendentsii i perspektivy // Klio. 2014. № 2. s.15-22.
5.
Ilulissatskaya deklaratsiya (Konferentsiya po Severnomu Ledovitomu okeanu) // [Elektronnyi resurs] URL: https://www.arctictoday.com/wp-content/uploads/2018/05/Ilulissat_Declaration.pdf
6.
Il'yasov R.M., Karpov V.P. Mezhgosudarstvennoe sopernichestvo v diskurse o statuse Severnogo morskogo puti // Gornye vedomosti. 2013. № 3. s.86-96.
7.
Kovalev A.A. Informatsionnaya politika i voennaya bezopasnost' Rossii v epokhu protivostoyaniya tsivilizatsii: teoretiko-metodologicheskie aspekty problemy. Sankt-Peterburg: Konovalov A.M., 2016. 193 s.
8.
Konventsiya Organizatsii Ob''edinennykh Natsii po morskomu pravu // [Elektronnyi resurs] URL: https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf
9.
Konoplyanik A.A., Buzovskii V.V., Popova Yu.A., Troshina N.V. Vliyanie antirossiiskikh sanktsii na osvoenie neftegazovogo potentsiala rossiiskogo arkticheskogo shel'fa – i razvilki energeticheskoi politiki Rossii. M.: «Vostok Kapital», 2015. 106 s.
10.
Konyshev V.N., Sergunin A.A. Severnyi morskoi put'. RIDER RSMD // Rossiiskii sovet po mezhdunarodnym delam / [Elektronnyi resurs] URL: https://russiancouncil.ru/sevmorput
11.
Mezhdunarodnaya morskaya organizatsiya (IMO – the International Maritime Organization) // [Elektronnyi resurs] URL: http://www.imo.org/en/About/Pages/Default.aspx
12.
Mezhdunarodnyi kodeks dlya sudov, ekspluatiruyushchikhsya v polyarnykh vodakh (Polyarnyi kodeks) // [Elektronnyi resurs] URL: http://docs.cntd.ru/document/420376046
13.
Mushtakova E.S. Pravovoe ponyatie Arktiki v mezhdunarodnom i natsional'nom zakonodatel'stve // Neft', gaz i biznes. 2013. № 6. s.61-66.
14.
Podrezov Yu.V. Osvoenie Arktiki: mezhdunarodnoe sotrudnichestvo, klimat, bezopasnost' // Problemy bezopasnosti i chrezvychainykh situatsii. 2017. № 1. s. 98-103.
15.
Severoatlanticheskii dogovor // [Elektronnyi resurs] URL: https://www.nato.int/cps/en/natolive/official_texts_17120.htm 11. Fokin Yu.E., Smirnov A.I. Kirkenesskaya Deklaratsiya o sotrudnichestve v Barentsevom/Evroarkticheskom regione: vzglyad iz Rossii 20 let spustya. M.: Natsional'nyi institut issledovanii global'noi bezopasnosti, 2012. 85 s.
16.
Sochneva I.O. Resursy Arktiki i vozmozhnosti ikh razrabotki // Arktika: ekologiya i ekonomika. 2015. №4. S.70-77.
17.
Fokin Yu.E., Smirnov A.I. Kirkenesskaya Deklaratsiya o sotrudnichestve v Barentsevom/Evroarkticheskom regione: vzglyad iz Rossii 20 let spustya. M.: Natsional'nyi institut issledovanii global'noi bezopasnosti, 2012. 85 s.
18.
Khrebet Lomonosova: kamen' na geopoliticheskom rasput'e // TASS, informatsionnoe agentstvo / [Elektronnyi resurs] URL: https://tass.ru/arhiv/739711https://rg.ru/2007/08/03/arktika1.html
19.
Shamakhov V.A., Kovalev A.A.Osobennosti politiki bezopasnosti Arkticheskogo regiona: povestka 2019 goda // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya. 2019. t.19. №2. S.30-40.
20.
Shamakhov V.A., Kovalev A.A.Osobennosti politiki bezopasnosti Arkticheskogo regiona: povestka 2019 goda // Vestnik Povolzhskogo instituta upravleniya. 2019. t.19. №2. S.30-40.
21.
Bird Kenneth et al. Circum-Arctic Resource Appraisal: Estimates of Undiscovered Oil and Gas North of the Arctic Circle // US Department of the Interior, US Geological Survey / [Elektronnyi resurs] URL: http://pubs.usgs.gov/fs/2008/3049/fs2008-3049.pdf
22.
Ebinger Charles. The US Still Needs Arctic Energy // Brookings Institution / [Elektronnyi resurs] URL: http://www.brookings.edu/blogs/order-fromchaos/posts/2015/09/14-us-energy-security-arctic-ebinger
23.
Russian Arctic Resources // Sputnik News / [Elektronnyi resurs] URL: http://sputniknews.com/voiceofrussia/2012_08_28/Russian Arctic-resources/
24.
Russlands erster Schritt zu Flüssiggas-Riesen // Die Welt / [Elektronnyi resurs] URL: https://www.welt.de/wirtschaft/article171455954/Russlands-erster-Schritt-zu-Fluessiggas-Riesen.html