Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Архитектура и дизайн
Правильная ссылка на статью:

Особенности формирования радиационного фона в помещениях зданий на примере Красноярского края
Гуненко Евгения Дмитриевна

лаборант, ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет"

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, пр. Свободный, 82а

Gunenko Evgeniya Dmitrievna

Laboratory Assistant, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, pr. Svobodnyi, 82a

jane-gunenko@mail.ru

Аннотация.

Вопрос содержания радона в воздухе помещений жилых и общественных зданий стоит достаточно остро. Исследования, проведенные на территории Российской Федерации, в том числе и на территории Красноярского края, направлены как на выявление факторов, формирующих радиационный фон в помещениях, так и на конкретные измерения нормируемых величин. В свою очередь, сбор и анализ данных позволит систематизировать такую проблему, как содержание радона в воздухе помещений, и обеспечить эффективный подход к осуществлению противорадоновой защиты. В статье предпринята попытка рассмотреть и проанализировать основные источники поступления радона в воздух помещений на примере Красноярского края, а также сопоставить радоновую нагрузку, получаемую населением Красноярского края, с нагрузкой, получаемой населением, проживающим в других регионах от конкретных источников облучения радоном. В работе обобщен опыт по формированию радиационной обстановки, накопленный за относительно недолгую историю существования вопроса на территории России. Особое внимание уделялось вопросу формирования радиационного фона в жилых и общественных зданиях, расположенных на территории Красноярского края, а также новым исследованиям в данной области.

Ключевые слова: радон, радиационная безопасность, регулирование, радоноопасность территории, Красноярский край, эманирование радона, объемная активность, удельная эффективная активность, эманирующая способность, радоновая нагрузка

DOI:

10.7256/2585-7789.2018.4.30029

Дата направления в редакцию:

17-06-2019


Дата рецензирования:

17-06-2019


Дата публикации:

26-06-2019


Abstract.

Radon concentration in the air of residential and public buildings is quite acute is a serious concern. Studies conducted in the territory of the Russian Federation, including Krasnoyarsk Region, are aimed at both, the determination of factors forming the indoor background radiation, as well as specific measurements of normative values. Collection and analysis of data, in turn, will allow systematizing such problem as indoor radon concentration, and provide an effective approach towards the implementation of antiradon protection. The article attempts to review and analyze the main sources of the release of radon, using the example of Krasnoyarsk Region, as well as compare the radon load received by the population of Krasnoyarsk Region with such received by the residents of other regions from the particular sources of radon exposure. The article generalizes the experience with regards to radiation situation, acquired over a relatively short history of the existence of this issue in the territory of Russia. Special attention is given to the formation of radiation background in residential and public buildings located in Krasnoyarsk Region, as well as new studies in this field.

Keywords:

specific effective activity, volume activity, radon emanation, Krasnoyarsk region, radon danger of the territory, regulation, radiation safety, radon, emanating ability, radon load

Введение

Дозы облучения населения формируются за счет природных, медицинских и техногенных источников ионизирующего излучения. Основную дозовую нагрузку население получает от природных источников радиации, к которым относят космические лучи и естественные радионуклиды, распространенные как на поверхности и в недрах Земли, так и присутствующие в организме человека. В свою очередь, наиболее важными природными источниками земного излучения являются калий, рубидий и два ряда радиоактивных элементов, образующихся при распаде урана и тория.

Важнейшим радиоактивным продуктом распада в ряду урана является радий, при радиоактивном распаде которого образуется радон – бесцветный инертный газ без запаха с периодом полураспада 3,82 дня, не имеющий стабильных и долгоживущих изотопов. Именно радон вносит наибольший вклад в облучение населения [1].

Радон способен выделяться из грунтов, воды, строительных материалов и накапливаться в воздухе помещений. При определенных геологических условиях радон может содержаться в топливных ресурсах, таких как бурый уголь и природный газ, и, соответственно, при сжигании топлива выделяться в воздух помещений. Как уже было отмечено, радон – тяжелый газ, в 7,5 раз тяжелее воздуха, что приводит к тому, что радон способен накапливаться в подвальных помещениях и на нижних этажах зданий. Поступая внутрь помещения тем или иным образом, радон способен накапливаться в нем. В результате в воздухе могут образовываться довольно высокие уровни радиации. При этом герметизация помещений с целью утепления затрудняет вентиляцию радона. Таким образом, в помещениях зданий формируется техногенно измененный радиационный фон [2].

Цель работы заключается в рассмотрении, анализе и систематизации существующих исследований, направленных на выявление радиационной обстановки на территории Красноярского края. Предполагается, что такой подход будет способствовать более точной и корректной оценке радоновой проблемы что, в свою очередь, позволит выработать эффективный комплекс мероприятий по снижению концентрации радона в воздухе помещений.

Для этого автором проводится комплексный сравнительный анализ исследований, накопленный за относительно недолгий период подробного изучения данного вопроса. Автор ставит задачи выявления, рассмотрения и обобщения проблемы возможного облучения, вызванного конкретными источниками поступления радона в воздух помещения, а именно, содержанием материнских радионуклидов радона в грунтах, а также непосредственным содержанием радона в водопроводной воде и строительных материалах.

Основная часть

Впервые вопрос возник в XV-XVI веках, когда была замечена высокая смертность австрийских горняков при добыче свинцовых руд. Однако только в конце XIX – начале XX века было установлено явление радиоактивности, после чего последовало открытие, изучение и описание такого радиоактивного элемента как радон. Гораздо позже была выявлена опасность радона, и, соответственно, встал вопрос о необходимости защиты населения от такого источника облучения.

Проведены и опубликованы исследования относительно влияния радона на здоровье человека [3, 4, 5]. Отмечается, что наибольшую опасность радон представляет при непосредственном воздействии на внутренние ткани организма, которое обусловлено попаданием радона при дыхании, а также в процессе приема воды и пищи. Необходимо отметить, что радон является второй, после курения, по распространенности причиной развития рака легкого.

Задача обеспечения защиты здоровья и жизни населения от фактора ионизирующего воздействия является одной из приоритетных для международного экологического сообщества, ведущая роль которого принадлежит ООН, ее специализированным учреждениям и связанным с ООН организациям: Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ), Международной комиссии по радиологической защите (МКРЗ), Всемирной организация здравоохранения (ВОЗ).

Международное сотрудничество, осуществляемое РФ в области радиационной безопасности, призвано содействовать решению задачи снижения риска образования рака, генетических мутаций и смертности, вызванных повышенным естественным радиационным фоном, а также обеспечения устойчивого развития страны.

Согласно ст. 22 ФЗ «О радиационной безопасности населения» [6] «Граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, проживающие на территории Российской Федерации, имеют право на радиационную безопасность».

Помещения зданий общественного и жилого назначения должны отвечать условиям радиационной безопасности [7]. С этой целью на стадии проектирования и проведения инженерно-геологических изысканий проводят необходимые исследования и определяют радиационную обстановку на месте предполагаемого строительства [8].

Основным документом, устанавливающим уровень допустимого воздействия от источников ионизирующего излучения искусственного или природного происхождения, на территории РФ являются Нормы радиационной безопасности [9]. Таким образом, величина среднегодовой эквивалентной равновесной объемной активности дочерних продуктов радона и торона в воздухе помещений вновь строящихся зданий жилого и общественного назначения не должна превышать значений 100 Бк/м3 и 200 Бк/м3 для эксплуатируемых жилых и общественных зданий. Наряду с этим эффективная удельная активность природных радионуклидов в строительных материалах, используемых в строящихся и реконструируемых зданиях, не должна превышать 370 Бк/кг (I класс), для материалов, применяемых в дорожном строительстве на территории населенных пунктов – 740 Бк/кг (II класс), для материалов, применяемых в дорожном строительстве вне населенных пунктов – 1500 Бк/кг. Также предъявляется требование к величине мощности эффективной дозы гамма-излучения внутри зданий, которая не должна превышать мощности дозы на открытой местности более чем на 0,2 мкЗв/час [10].

В 2000 году Правительство Российской Федерации приняло Федеральную целевую программу «Ядерная и радиационная безопасность России» (ФЦП ЯРБ) на 2000-2006 годы, одной из подпрограмм которой является «Снижение уровня облучения населения и техногенного загрязнения окружающей среды природными радионуклидами». Затем была принята ФЦП ЯРБ на 2008-2015 годы. В настоящее время действует ФЦП ЯРБ на 2016-2020 годы и на период до 2030 года.

Несмотря на основную направленность Программы по защите населения от облучения техногенного характера, проблема радиационной безопасности рассматривается комплексно; в том числе внимание уделяется вопросу воздействия радиоактивного излучения, обусловленного природными источниками [11].

Проводимые в рамках Программ мероприятия, величина финансирования, промежуточные показатели реализации Программ, а также продолжение работы в рамках направления указывают на актуальность и значимость проблемы как на федеральном уровне, так и на местных уровнях организации.

В целях проведения мониторинга природного и техногенного воздействия ионизирующего излучения на человека и радиационного контроля поглощаемой дозы от природных источников разрабатываются схемы районирования стран и отдельных регионов по степени радоноопасности [12, 13, 14].

На территории Красноярского края также проводились исследования, направленные на выявление радоноопасных территорий. Согласно Геологическому атласу под редакцией А. А. Смыслова [15] территория Красноярского края относится к радоноопасным регионам. При этом, к особо опасной зоне относят центральные и южные районы края, так как именно здесь обнаружены месторождения урановых руд. Следует отметить, что центральные и южные районы являются наиболее благоприятными для проживания и во все исторические периоды хозяйственного и градостроительного освоения являлись наиболее населенными в Красноярском крае [16].

Особый интерес представляет работа, посвященная радоновой аномалии в селе Атаманово Красноярского края [17]. Подобных радоновых аномалий на территории России немного: к их числу авторы работы относят аномалии в г. Лермонтов (Ставропольский край), пос. Октябрьский (Читинская область) и пос. Белая Зима (Иркутская область), которые вызваны близостью расположения населенных пунктов к урановым месторождениям. В свою очередь, для аномалии в селе Атаманово характерны экстремально высокие значения объемной активности, которые достигают значений 30 тыс. Бк/м3 и более, выраженное неравномерное поступление радона в зависимости от периода года, а также отсутствие прямых источников радона.

Следует отметить работу В. Ф. Мажарова, Л. Г. Климецкой, С. В. Куркатова [18], в которой рассмотрены факторы влияния на радиационную обстановку региона в целом. Среди прочих показателей, таких как содержание урана в породах, слагающих недра местности, наличия разломов земной коры, гидрогеологических особенностей региона, авторы работы отмечают антропогенный фактор, при этом основной вклад в радиационную обстановку местности, за исключением природных источников ионизирующего излучения, вносит ФГУП «Горно-химический комбинат». Свой вклад также оказывает загрязнение почв техногенными радионуклидами, что обусловлено выпадением продуктов ядерных взрывов.

Были проведены исследования по определению радона в воде природных источников [19, 20, 21]. Актуальность подобных исследований обусловлена непосредственным воздействием радона, растворенным в воде, и, как уже было указано ранее, поступающим в организм в процессе приема воды и пищи, что приводит к внутреннему облучению человека, вызывая многочисленные нарушения и способствуя развитию рака легких. Следует отметить, что перечисленные работы были направлены на выявление содержания и величины концентрации радона в воде подземных источников, что наиболее актуально для небольших населенных пунктов, водозабор в которых осуществляется из скважин, колодцев и каптажных камер.

На территории Красноярского края также проводились подобные исследования. Этому вопросу посвящена работа О. В. Кухтарь, И. В. Тарасова [22]. Исследование источников водоснабжения проводились на территории п. Еруда Североенисейского района. Здесь было выявлено превышение гигиенического норматива, установленного на уровне 60 Бк/л [9]. Величина удельной активности радона в воде составила 301 Бк/л. В природном парке Ергаки Ермаковского района величина удельной активности не превысила норматив, однако, оказалась близка к критическому значению, и составила, соответственно, 56 Бк/л. Пробы были взяты также в некоторых населенных пунктах Красноярского края, в том числе с. Новобирилюсы, пос. Козулька, г.Ачинск, г.Назарово, г.Минусинск. Здесь величина не превысила норматив и варьировалась от 2 до 36 Бк/л. В рамках исследования были проведены работы по определению средней концентрации радона и на территории г.Красноярска. Было обследовано 11 источников подземных вод, расположенных в разных районах города. Средняя концентрация радона составила 29 Бк/л, в то время как минимальное значение было определено на уровне 2 Бк/л, а максимальное значение достигало 108 Бк/л.

Еще одно исследование, направленное на выявление концентрации радона в воде централизованной системы водоснабжения населенных пунктов Красноярского края, описано в работе [23]. Отбор воды производился из водоразборных кранов в 5 точках, еще одна точка отбора – непосредственный отбор пробы с территории водозаборного сооружения, откуда вода поступает в централизованную систему водоснабжения. По результатам эксперимента была выявлена зависимость концентрации радона в воде от расстояния, пройденного водой до места отбора.

Таким образом, потребление воды, содержащей даже небольшие концентрации радона, может являться дополнительным источником облучения. Также необходимо отметить, что подобных работ по-прежнему недостаточно и вопрос требует дальнейшего рассмотрения и исследования.

Еще одним важным фактором облучения населения выступает содержание радона в воздухе помещений. По многочисленным данным, человек проводит в помещениях зданий от 60 до 90% всей жизни, при этом основными источниками поступления радона в воздух выступают эксгаляция, или выделение, радона из грунтов под зданием, а также эманирование строительных материалов. Основной величиной, по которой производят оценку содержания радона в воздухе, является объемная активность радона.

Вопросу содержания радона в воздухе жилых помещений посвящена работа С. А. Кургуза [24]. В данной работе выявлена зависимость концентрации радона в воздухе помещений в зависимости от этажности здания. Наибольшие концентрации радона обнаружены в подвальных помещениях и помещениях, расположенных на 1-2 этажах зданий, что, в свою очередь, подтверждает положение, что наибольшая дозовая нагрузка обусловлена выходом радона из почв и грунтов. При этом по мере увеличения этажности концентрация радона падает, однако, отмечаются повышенные концентрации радона на верхних этажах зданий, что связано с неудовлетворительной работой систем принудительной вентиляции.

Исследования по оценке объемной активности радона в воздухе жилых помещений проводились, в том числе, на территории города Владимира [25], Казани и Приказанья [26], Ростова-на-Дону и его окрестностей [27]. В приведенных исследованиях проводились непосредственные измерения объемной активности в помещениях зданий. Полученные значения не превышали установленный норматив, однако необходимо отметить, что концентрация радона в воздухе зависит от множества факторов: содержания радионуклидов в грунтах подстилающего слоя, этажности здания, эффективности систем принудительной и естественной вентиляции, климатических факторов, применяемых строительных материалов при возведении здания. На примере детских дошкольных учреждений Свердловской области [28] также были выявлены зависимости накопления радона в воздухе помещений от этажности, конструктивных особенностей зданий, материала ограждающих конструкций, а также типа остекления.

Проводятся исследования по содержанию естественных радионуклидов в составе строительных материалов, применяемых при возведении зданий. В свою очередь концентрация ЕРН характеризуется такой величиной как удельная эффективная активность естественных радионуклидов.

В строительных материалах, содержащих в своем составе природные радионуклиды, постоянно протекает процесс распада радия с образованием радона. Радон, в свою очередь, способен распадаться непосредственно в строительной конструкции, либо эманировать и распадаться уже в воздухе помещений. Выход радона из строительного материала зависит от эманирующей способности ограждающих конструкций, которая определяется рядом факторов, таких как пористость материала, температура, влажность, перепад давлений.

Определению удельной и удельной эффективной активности посвящена работа [29]. В работе определялись концентрации естественных радионуклидов в песке, гравии, цементе, а также в пробе бетона, предварительно измельченного. В процессе работы для каждого исследуемого материала также были определены удельная активность, удельная эффективная активность, эманирующая способность и коэффициент эманирования. По результатам исследования была выявлена невозможность прогнозирования процесса эманирования на основе показателей эманирующей способности его отдельных компонентов.

Определению удельной эффективной активности ЕРН различных материалов посвящено исследование [30]. В работе были проведены измерения значений удельной эффективной активности извести, гипса, асбеста, асбестоцементных материалов, силикатного кирпича, строительного раствора и портландцемента. По результатам статистической обработки измерений авторами работы отмечается, что для строительного сырья и материалов характерен большой диапазон изменчивости активности ЕРН. Это свидетельствует о возможности управления радиационным качеством строительной продукции путём исключения или сокращения доли высокорадиоактивного сырья в строительных материалах и изделиях.

Вывод

Проводимые исследования на территории нашей страны, а также зарубежный опыт [31, 32, 33] подтверждают сложившуюся тенденцию к определению показателей процесса эманирования с целью определения радоновой нагрузки на население и возможности снижения облучения населения, вызванного воздействием радона.

Обзор проводимых на территории Красноярского края исследований выявил, что этот регион относится к радоноопасным территориям РФ. В связи с этим были выявлены и рассмотрены следующие проблемы и пути их решения:

1. содержание радона в грунтах под зданием;

2. содержание радона в подземных водоисточниках, а также в системе централизованного водоснабжения;

3. содержание естественных радионуклидов в составе строительных материалов, обуславливающих эманирование радона из строительных конструкций в воздух помещений.

Общим решением снижения дозовой нагрузки от радона, как источника ионизирующего излучения, является повышенный воздухообмен в зданиях, что, однако, приводит, к увеличению потребления энергоресурсов. Таким образом, наиболее рациональным представляется контроль и регулирование такого показателя, как содержание радона, на стадии проектирования зданий и сооружений. Для этого разрабатываются карты радоноопасности территорий, совершенствуется нормативно-законодательная база РФ, а также предлагаются эффективные мероприятия по противорадоновой защите.

Таким образом, накопленный опыт подтверждает актуальность данного вопроса и необходимость проведения подобных исследований в дальнейшем.

Библиография
1.
Гонсалес А., Андере Ж. Естественные и искусственные источники излучения: ядерная энергия в будущем. Сравнительный анализ источников в среде обитания // Бюллетень МАГАТЭ. 1989. № 2. С.23-35.
2.
Назиров Р. А. Развитие научных основ и методов получения строительных материалов с заданными радиационно-экологическими свойствами. Дисс. … д-ра техн. наук. Красноярск, 2003. 501 с.
3.
Чушкин Н. А., Рябкова В. А., Мрачковская А. И. Актуальность изучения отдаленных последствий влияния радона на человека // Дальневосточный медицинский журнал. 2002. № 3. С. 85-87.
4.
Киселев С. М., Жуковский М. В. Современные подходы к обеспечению защиты населения от радона. Международный опыт регулирования // Радиационная гигиена. 2014. № 4. С. 48-52.
5.
Сагнаев С. М. Радон как фактор влияния на здоровье человека // Путь науки. 2016. С. 67-71.
6.
"О радиационной безопасности населения" Федеральный закон РФ №3-ФЗ от 09.01.1996.
7.
«Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» Федеральный закон РФ №384-ФЗ от 30.12.2009.
8.
СП 11-102-97. Инженерно-экологические изыскания для строительства. М.: Госстрой России, 1997. 35 с.
9.
СанПиН 2.6.1.2523-09. "Нормы радиационной безопасности НРБ-99/2009". М.; Центр санитар.-эпидемиолог. нормирования, гигиен. сертификации и экспертизы Минздрава России, 2009. 114 с.
10.
СанПиН 2.1.2.2645-10. "Санитарно-эпидемиологические требования к условиям проживания в жилых зданиях и помещениях". М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2010. 26 с.
11.
Федеральная целевая программа «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016 – 2020 годы и на период до 2030 года»: [сайт]. [2018]. URL: фцп-ярб2030.рф.
12.
Смыслов А. А., Максимовский В. А., Харламов М. Г. Радон в земной коре и риск радоноопасности // Разведка и охрана недр. 1995. №5. С. 45-53.
13.
Каюков П. Г., Федоров Г. В., Бенсман В. А. Радоновый риск в Казахстане и пути его снижения // Орхусская конвенция в свете концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой» экономике в секторе использования водных ресурсов Северного Казахстана: материалы семинара. Республика Казахстан, Северо-Казахстанская область, г. Петропавловск. Петропавловск, 2014. С 64-71.
14.
Ellen J. Hahn, Yevgeniya Gokun, William M. Andrews Jr., Bethany L. Overfield, Heather Robertson, Amanda Wiggins, Mary Kay Rayens. Radon potential, geologic formations, and lung cancer // Preventive Medicine Reports 2. 2015. Pp 342-346.
15.
Геологический атлас России. М. 1:10000000 / Отв. ред. А. А. Смыслов. Раздел 4. Экологическое состояние геологической среды. М. – СПб.: ВСЕГЕИ, 1996. 120 с.
16.
Слабуха А. В. Градостроительное освоение Приенисейского края в XVII-XX веках. Красноярск, 2006. 192 с.
17.
Коваленко В. В., Воеводин В. А., Кургуз С. А. Уникальная радоновая аномалия в с. Атаманово Красноярского края // Международная научно-практическая конференция «Радиоэкология XXI века», сборник материалов. Сибирский федеральный ун-т. Красноярск, 2011. С. 128-135.
18.
Мажаров В. Ф., Климецкая Л. Г., Куркатов С. В. Радиационная обстановка в Красноярском крае и уровни канцерогенных рисков для населения // Бюллетень СО РАМН. 2006. № 3(121). С. 64-67.
19.
Смирнова А. Я. Радиоактивные воды центрального Черноземья // Вестник Воронежского университета. Геология. 2001. № 11. С. 244-248.
20.
Воронов А. Н. Радон в подземных водах: экологические аспекты // Экологические проблемы гидрогеологии: Восьмые Толстихинские чтения. СПб. 1999. С. 148-151.
21.
Левин Е. В., Сагитов Р. Ф, Баширов В. Д., Демидочкин В. В., Василевская С. В., Волошин Е. В. Водоснабжение населённых пунктов из подземных источников, загрязненным радиоактивным газом радоном-222 // Известия Оренбургского государственного аграрного университета. 2017. № 1. С. 174-177.
22.
Кухтарь О. В., Тарасов И. В. Радон в подземных источниках водоснабжения Красноярского края // Молодёжь и наука: Сборник материалов VI Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных. Сибирский федеральный ун-т. Красноярск, 2011. С. 798-799.
23.
Романова А. А., Игнатьев Г. В. Радон в системе центрального водоснабжения // Вестник ЧитГУ. 2011. № 9(76). С. 119-122.
24.
Кургуз С. А. Особенности поэтажного распределения уровней радона в высотном здании // ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае». Красноярск, 2014. С. 70-74.
25.
Семченко М. И., Трифонова Т. А., Ширкин Л. А. Оценка объемной активности радона в воздухе помещений на примере города Владимира // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2015. № 4(5). С. 972-976.
26.
Апкин Р. Н., Демидов А. В., Забелин А. А. Современное состояние регистрации радона и физические методы измерений его активности в почве, воде и воздухе (на примере г. Казани и Приказанья) // Вестник РУДН. 2012. № 1. С. 79-86.
27.
Проценко В. В., Нефедов В. С., Стасов В. В., Дергачева Е. В., Бураева Е. А. Результаты мониторинга радона в воздухе жилых зданий некоторых территорий юга России // Успехи современного естествознания. 2016. № 12 (часть 2). С. 356-360.
28.
Онищенко А. Д., Васильев А. В., Малиновский Г. П., Жуковский М. В. Влияние строительных характеристик зданий на накопление радона в детских дошкольных учреждениях Свердловской области // Радиационная гигиена. 2018. № 2(11). С. 28-36.
29.
Назиров Р. А., Зайцева Н. А., Веде П. Ю. Прогнозирование удельной эффективной активности естественной радиоактивности и эманирующей способности многокомпонентных строительных материалов // Известия вузов. Строительство. 2018. № 4. С. 42-43.
30.
Назиров Р. А., Пересыпкин Е. В., Тарасов И. В., Романова А. А. Формирование удельной эффективной активности естественных радионуклидов в строительных материалах и изделиях // Материалы Международной научно-практической конференции «Радиоэкология XXI века». 2012. С. 156-158.
31.
Y. Yarar, T. Günaydi, N. Celebi. Determination of radon concentrations of the Dikili geothermal area in Western Turkey // Radiation Protection Dosimetry. 2006. Pp. 78-81.
32.
Nabil M. Hassan, Tetsuo Ishikawa, Masahiro Hosoda, Atsuyuki Sorimachi , Shinji Tokonami, Masahiro Fukushi, Sarata K. Sahoo. Assessment of the natural radioactivity using two techniques for the measurement of radionuclide concentration in building materials used in Japan // Journal of Radioanalytical and Nuclear Chemistry. 2009. Pp. 15-21.
33.
Nabil M. Hassan, Tetsuo Ishikawa, Masahiro Hosoda, Kazuki Iwaoka, Atsuyuki Sorimachi, Sarata K. Sahoo, Miroslaw Janik, Chutima Kranrod, Hidenori Yonehara, Masahiro Fukushi, Shinji Tokonami. The effect of water content on the radon emanation coefficient for some building materials used in Japan // Radiation Measurements. 2011. № 46. Pp. 232-237
References (transliterated)
1.
Gonsales A., Andere Zh. Estestvennye i iskusstvennye istochniki izlucheniya: yadernaya energiya v budushchem. Sravnitel'nyi analiz istochnikov v srede obitaniya // Byulleten' MAGATE. 1989. № 2. S.23-35.
2.
Nazirov R. A. Razvitie nauchnykh osnov i metodov polucheniya stroitel'nykh materialov s zadannymi radiatsionno-ekologicheskimi svoistvami. Diss. … d-ra tekhn. nauk. Krasnoyarsk, 2003. 501 s.
3.
Chushkin N. A., Ryabkova V. A., Mrachkovskaya A. I. Aktual'nost' izucheniya otdalennykh posledstvii vliyaniya radona na cheloveka // Dal'nevostochnyi meditsinskii zhurnal. 2002. № 3. S. 85-87.
4.
Kiselev S. M., Zhukovskii M. V. Sovremennye podkhody k obespecheniyu zashchity naseleniya ot radona. Mezhdunarodnyi opyt regulirovaniya // Radiatsionnaya gigiena. 2014. № 4. S. 48-52.
5.
Sagnaev S. M. Radon kak faktor vliyaniya na zdorov'e cheloveka // Put' nauki. 2016. S. 67-71.
6.
"O radiatsionnoi bezopasnosti naseleniya" Federal'nyi zakon RF №3-FZ ot 09.01.1996.
7.
«Tekhnicheskii reglament o bezopasnosti zdanii i sooruzhenii» Federal'nyi zakon RF №384-FZ ot 30.12.2009.
8.
SP 11-102-97. Inzhenerno-ekologicheskie izyskaniya dlya stroitel'stva. M.: Gosstroi Rossii, 1997. 35 s.
9.
SanPiN 2.6.1.2523-09. "Normy radiatsionnoi bezopasnosti NRB-99/2009". M.; Tsentr sanitar.-epidemiolog. normirovaniya, gigien. sertifikatsii i ekspertizy Minzdrava Rossii, 2009. 114 s.
10.
SanPiN 2.1.2.2645-10. "Sanitarno-epidemiologicheskie trebovaniya k usloviyam prozhivaniya v zhilykh zdaniyakh i pomeshcheniyakh". M.: Federal'nyi tsentr gigieny i epidemiologii Rospotrebnadzora, 2010. 26 s.
11.
Federal'naya tselevaya programma «Obespechenie yadernoi i radiatsionnoi bezopasnosti na 2016 – 2020 gody i na period do 2030 goda»: [sait]. [2018]. URL: ftsp-yarb2030.rf.
12.
Smyslov A. A., Maksimovskii V. A., Kharlamov M. G. Radon v zemnoi kore i risk radonoopasnosti // Razvedka i okhrana nedr. 1995. №5. S. 45-53.
13.
Kayukov P. G., Fedorov G. V., Bensman V. A. Radonovyi risk v Kazakhstane i puti ego snizheniya // Orkhusskaya konventsiya v svete kontseptsii po perekhodu Respubliki Kazakhstan k «zelenoi» ekonomike v sektore ispol'zovaniya vodnykh resursov Severnogo Kazakhstana: materialy seminara. Respublika Kazakhstan, Severo-Kazakhstanskaya oblast', g. Petropavlovsk. Petropavlovsk, 2014. S 64-71.
14.
Ellen J. Hahn, Yevgeniya Gokun, William M. Andrews Jr., Bethany L. Overfield, Heather Robertson, Amanda Wiggins, Mary Kay Rayens. Radon potential, geologic formations, and lung cancer // Preventive Medicine Reports 2. 2015. Pp 342-346.
15.
Geologicheskii atlas Rossii. M. 1:10000000 / Otv. red. A. A. Smyslov. Razdel 4. Ekologicheskoe sostoyanie geologicheskoi sredy. M. – SPb.: VSEGEI, 1996. 120 s.
16.
Slabukha A. V. Gradostroitel'noe osvoenie Prieniseiskogo kraya v XVII-XX vekakh. Krasnoyarsk, 2006. 192 s.
17.
Kovalenko V. V., Voevodin V. A., Kurguz S. A. Unikal'naya radonovaya anomaliya v s. Atamanovo Krasnoyarskogo kraya // Mezhdunarodnaya nauchno-prakticheskaya konferentsiya «Radioekologiya XXI veka», sbornik materialov. Sibirskii federal'nyi un-t. Krasnoyarsk, 2011. S. 128-135.
18.
Mazharov V. F., Klimetskaya L. G., Kurkatov S. V. Radiatsionnaya obstanovka v Krasnoyarskom krae i urovni kantserogennykh riskov dlya naseleniya // Byulleten' SO RAMN. 2006. № 3(121). S. 64-67.
19.
Smirnova A. Ya. Radioaktivnye vody tsentral'nogo Chernozem'ya // Vestnik Voronezhskogo universiteta. Geologiya. 2001. № 11. S. 244-248.
20.
Voronov A. N. Radon v podzemnykh vodakh: ekologicheskie aspekty // Ekologicheskie problemy gidrogeologii: Vos'mye Tolstikhinskie chteniya. SPb. 1999. S. 148-151.
21.
Levin E. V., Sagitov R. F, Bashirov V. D., Demidochkin V. V., Vasilevskaya S. V., Voloshin E. V. Vodosnabzhenie naselennykh punktov iz podzemnykh istochnikov, zagryaznennym radioaktivnym gazom radonom-222 // Izvestiya Orenburgskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2017. № 1. S. 174-177.
22.
Kukhtar' O. V., Tarasov I. V. Radon v podzemnykh istochnikakh vodosnabzheniya Krasnoyarskogo kraya // Molodezh' i nauka: Sbornik materialov VI Vserossiiskoi nauchno-tekhnicheskoi konferentsii studentov, aspirantov i molodykh uchenykh. Sibirskii federal'nyi un-t. Krasnoyarsk, 2011. S. 798-799.
23.
Romanova A. A., Ignat'ev G. V. Radon v sisteme tsentral'nogo vodosnabzheniya // Vestnik ChitGU. 2011. № 9(76). S. 119-122.
24.
Kurguz S. A. Osobennosti poetazhnogo raspredeleniya urovnei radona v vysotnom zdanii // FBUZ «Tsentr gigieny i epidemiologii v Krasnoyarskom krae». Krasnoyarsk, 2014. S. 70-74.
25.
Semchenko M. I., Trifonova T. A., Shirkin L. A. Otsenka ob''emnoi aktivnosti radona v vozdukhe pomeshchenii na primere goroda Vladimira // Izvestiya Samarskogo nauchnogo tsentra Rossiiskoi akademii nauk. 2015. № 4(5). S. 972-976.
26.
Apkin R. N., Demidov A. V., Zabelin A. A. Sovremennoe sostoyanie registratsii radona i fizicheskie metody izmerenii ego aktivnosti v pochve, vode i vozdukhe (na primere g. Kazani i Prikazan'ya) // Vestnik RUDN. 2012. № 1. S. 79-86.
27.
Protsenko V. V., Nefedov V. S., Stasov V. V., Dergacheva E. V., Buraeva E. A. Rezul'taty monitoringa radona v vozdukhe zhilykh zdanii nekotorykh territorii yuga Rossii // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2016. № 12 (chast' 2). S. 356-360.
28.
Onishchenko A. D., Vasil'ev A. V., Malinovskii G. P., Zhukovskii M. V. Vliyanie stroitel'nykh kharakteristik zdanii na nakoplenie radona v detskikh doshkol'nykh uchrezhdeniyakh Sverdlovskoi oblasti // Radiatsionnaya gigiena. 2018. № 2(11). S. 28-36.
29.
Nazirov R. A., Zaitseva N. A., Vede P. Yu. Prognozirovanie udel'noi effektivnoi aktivnosti estestvennoi radioaktivnosti i emaniruyushchei sposobnosti mnogokomponentnykh stroitel'nykh materialov // Izvestiya vuzov. Stroitel'stvo. 2018. № 4. S. 42-43.
30.
Nazirov R. A., Peresypkin E. V., Tarasov I. V., Romanova A. A. Formirovanie udel'noi effektivnoi aktivnosti estestvennykh radionuklidov v stroitel'nykh materialakh i izdeliyakh // Materialy Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Radioekologiya XXI veka». 2012. S. 156-158.
31.
Y. Yarar, T. Günaydi, N. Celebi. Determination of radon concentrations of the Dikili geothermal area in Western Turkey // Radiation Protection Dosimetry. 2006. Pp. 78-81.
32.
Nabil M. Hassan, Tetsuo Ishikawa, Masahiro Hosoda, Atsuyuki Sorimachi , Shinji Tokonami, Masahiro Fukushi, Sarata K. Sahoo. Assessment of the natural radioactivity using two techniques for the measurement of radionuclide concentration in building materials used in Japan // Journal of Radioanalytical and Nuclear Chemistry. 2009. Pp. 15-21.
33.
Nabil M. Hassan, Tetsuo Ishikawa, Masahiro Hosoda, Kazuki Iwaoka, Atsuyuki Sorimachi, Sarata K. Sahoo, Miroslaw Janik, Chutima Kranrod, Hidenori Yonehara, Masahiro Fukushi, Shinji Tokonami. The effect of water content on the radon emanation coefficient for some building materials used in Japan // Radiation Measurements. 2011. № 46. Pp. 232-237