Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Русская дипломатическая миссия в Бухаресте в 1914-1916 гг.
Москвитин Михаил Николаевич

аспирант, кафедра Истории России 19-начала 20 вв., Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Moskvitin Mikhail Nikolaevich

PhD Candidate, Section of Russian History of the 19th - Early 20th Centuries, History Department, Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

keysvord@mail.ru

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.6.29512

Дата направления статьи в редакцию:

13-12-2019


Дата публикации:

15-12-2019


Аннотация.

Статья посвящена русской дипломатической императорской миссии в Бухаресте, её составу, задачам и её деятельности в период с 1914 по 1916 гг. В статье даётся характеристика состава миссии, функций её членов, консульских учреждений, атташе и военных агентов, а также анализируются те условия, в которых существовала миссия в рассматриваемый период. Помимо этого, автором были показаны основные задачи, стоящие перед русской миссией, связанные с началом Первой мировой войны. В статье на основе новых данных архивных фондов Архива внешней политики Российской Империи и Государственного архива Российской Федерации, даётся характеристика деятельности и устройства дипломатических представительств на территории Румынии. Историю деятельности дипломатических представительств Российской Империи в годы Первой мировой войны, можно по праву отнести к одному из неизученных вопросов в отечественной и зарубежной историографии. На примере деятельности русской императорской дипломатической миссии в Румынии автором были изучены важнейшие аспекты организации дипломатической работы: устройство миссии, перестановки в личном составе, деятельность и полномочия консульств, других дипломатических и военных агентов, а также основные задачи стоящие перед миссией в период румынского нейтралитета и результаты их выполнения.

Ключевые слова: Дипломатическая Миссия, Румыния, Бухарест, Первая мировая война, Посланник, Атташе, Консульство, Военный агент, Пропаганда, Внешняя политика России

Abstract.

The article is focused on the Russian imperial diplomatic mission to Bucharest from 1914 to 1916, its composition, tasks, and activities. The article provides a description of the mission's composition, the functions of its members, consular posts, attaches and military agents, as well as an analysis of the conditions in which the mission came into existence in the period under review. Additionally, the author presents the main tasks that the Russian mission faced relating to the outbreak of the First World War. Based on new data from the archival funds of the Foreign Policy Archive of the Russian Empire and the State Archive of the Russian Federation, the author describes the activities and the structures of diplomatic missions in Romania. The history of the activities of the Russian Empire's diplomatic missions during the First World War can rightfully be classified with other unstudied topics in Russian and foreign historiography. Using the example of the activities of the Russian imperial diplomatic mission in Romania, the author examines the most important aspects of the diplomatic work's organization: the structure of the mission, the rearrangement of personnel, the activities and powers of consulates, other diplomatic and military agents, as well as the main tasks of the mission during the period of Romanian neutrality and the results their implementation.

Keywords:

Military agent, Consulate, Attache, Ambassador, first world war, Bucharest, Romania, Diplomatic mission, Promotion, Russian foreign policy

Русская дипломатическая миссия в Бухаресте в 1914-1916 гг.

Историю деятельности дипломатических представительств Российской Империи в годы Первой мировой войны, можно по праву отнести к одному из неизученных вопросов в отечественной и зарубежной историографии. На примере деятельности русской императорской дипломатической миссии в Румынии мы можем показать функционирование учреждения отечественной дипломатической службы.

Целью исследования является комплексное изучение устройства, основных задач и деятельности русского дипломатического представительства в Румынии в годы нейтралитета (1914-1916 гг.).

Для полного освящения темы необходимо выполнить следующие задачи: во-первых, необходимо показать устройство миссии, основные принципы её функционирования, во-вторых изучить её состав, представителей и их основные задачи, в-третьих необходимо показать основные направления деятельности миссии.

Объектом исследования является русская дипломатическая миссия в Бухаресте. Предметом исследования является: состав, задачи и деятельность миссии в годы нейтралитета.

Актуальность исследования: Первую мировую войну часто называют «забытой войной» хотя до настоящего времени было написано достаточно много работ по теме войны, однако роль отдельных малых государств, участвовавших в ней, зачастую не была затронута. На данный момент хорошо освящены действия и участие крупных государств и военных блоков, таких как Антанта и Центральный союз. В связи с этим возникает интерес к государствам, также принимавшим участие в войне, но не обладающими такими военными и экономическими возможностями, особенно это касается темы функционирования руских дипломатических учреждений в подобных странах. Одной из таки стран была Румыния, за которую дипломаты враждующих союзов боролись в течении двух лет.

Методы исследования. Один из главных использованных методов в написании данной работы – идеографический, был использован для того, чтобы показать устройство дипломатического корпуса в Румынии, а также персональный состав дипломатических ведомств. Благодаря использованию исторического метода стало возможно выстроить последовательную картину основной деятельности миссии, проходившей в Румынии на фоне событий Первой мировой войны. Это позволило лучше понять ход исторического процесса в рамках исследуемого объема данных, упорядочить факты. Ещё одним приёмом, использованным в работе, является метод критического анализа архивных источников, которые являлись основой для написания работы.

Географические рамки исследования связаны с тем, что Румыния, как страна пребывания, представляла интерес для России интерес потому, что на протяжении изучаемого периода в ней сложилась благоприятная обстановка для деятельности чинов русского дипломатического представительства, что объяснялось, прежде всего, общим потеплением русско-румынских отношений в 1913-1914 годах. Это было связано с изменением внешнеполитической ориентации румынского правительства с Тройственного союза в пользу Антанты. Немаловажным был тот факт, что, несмотря на наличие союза с Центральными державами, Румыния не стала выступать на стороне Австро-Венгрии и Германии в Первую мировую войну. На Коронном Совете в Синае, состоявшимся 20 июля 1914 г. большинство членов правительства высказались за вооружённое выжидание, которое в сущности продолжалось до её вступления в войну.

Вооружённый нейтралитет был воспринят в России как благоприятное обстоятельство, и русская дипломатия поспешила «ковать железо, пока горячо» [1, с.53] и стараться получить ещё большие выгоды на румынском направлении.
В период с конца июля 1914 до середины августа 1916 гг. Румыния сохраняла нейтралитет. С одной стороны, страна была совсем не готова к боевым действиям, а с другой - правительство выжидало, кто начнёт одерживать верх: Тройственный Союз либо Антанта, чтобы примкнуть к победителям, либо к тому, кто пообещает Румынии наиболее обширные территориальные приобретения. Основной причиной вступления Румынии в войну было обещание со стороны Антанты - передать Трансильванию, входившую на тот момент в состав Австро-Венгрии.

В течение этих двух лет румынское правительство Ионэла Братиану постоянно оттягивало время выступления, решая при этом неотложные вопросы: рамки действия нейтралитета, выбор союзников, время начала военных действий. Предоставленное время было использовано с целью обеспечения дипломатических, экономических и военных условий для вступления в войну [2, с. 654].

Новизна работы заключается в том, что в статье впервые было проведено комплексное исследования состава и основных задач русского дипломатического ведомства в Бухаресте. Рассматриваемая тема до настоящего момента не затрагивалась ни отечественным, ни зарубежными исследователями. По вопросам общего устройства дипломатических ведомств было опубликовано две современные работы Станислава Ивановича Чернявского [3], который на основе документов МИД писал про структуру и деятельность Министерства иностранных дел в годы Первой мировой войны.

Важными источниками для настоящей статьи явились списки сотрудников русской императорской дипломатической миссии, составленные Чрезвычайным и Полночным министром и Посланником - Александром Александровичем Мосоловым, обнаруженные автором в Государственном Архиве Российской Федерации [4]. Помимо этого, в работе были использованы материалы Архива Внешней политики Российской Империи, в частности фонд 169/2 «Миссия в Бухаресте» [5], Фонд 140. «Отдел печати и Осведомления» [6], Фонд 159. «Департамент личного состава и хозяйственных отношений» [7].

Королевство Румыния в МИД Российской Империи курировал Второй политический отдел, который занимался отношениями с ближневосточными государствами, к которым в то время относились: Албания, Болгария, Греция, Румыния, Сербия, Турция, Черногория, Абиссиния и Египет [3, с.19]. Русская дипломатическая миссия располагалась в подаренном русскому правительству здании - бывшем дворце сербского князя Милоша Обреновича [8, л.2]. Здание миссии было комфортным: в нем имелась парадная столовая, большая восьмиугольная гостиная с позолоченной мебелью. У посланника имелся отдельный кабинет, рядом располагалась канцелярия, буфет, кухни и кладовые. У подъезда здания миссии был установлен электрический фонарь [9, с.5-6].

Постоянный штат русской дипломатической миссии в Румынии состоял из: посланника, первого и второго секретарей миссии, консула, вице-консула (нештатная должность в Бухаресте), военного агента, нескольких атташе и канцелярских чиновников [9, л. 35]. В рассматриваемый период (1914-1916 гг.) посланником в Румынии был Станислав Альфонсович Поклевский-Козелл [10, л.1]. С октября 1916 года данную должность в Румынии занял Александр Александрович Мосолов (октябрь 1916-1917 гг.) [11, л.1]. Посланники миссии имели очень обширные задачи: помимо дипломатических и консульских заданий им приходилось также решать целый ряд сложных финансовых дел, а также управлять домом миссии. Дипломат в ранге посланника должен был иметь хорошее домашнее воспитание, а также отличное знание иностранных языков. Посланники и высшие члены миссии, в основном, были выходцами из обедневших дворян. Аристократии отдавалось предпочтение при выборе дипломатов. Объяснялось это тем, что, например, Атташе при миссии получал небольшое жалование - следовательно, чтобы иметь возможность жить согласно своему статусу, он должен был обладать своим собственным крупным доходом [12, л.108].

Жалованья рядовому дипломату хватало только на скромную жизнь. С другой стороны, дипломат должен был вести представительскую жизнь, которая непременно предполагала приём у себя гостей как из числа местных жителей, так и коллег-дипломатов, а также участие во всевозможных увеселительных и благотворительных мероприятиях. Для этого нужны были дополнительные средства и источники финансирования. Поэтому дворяне могли пускать в дело деньги родителей, если они у них были, или использовать доходы с собственных имений и недвижимости [13, с.89].

Как уже говорилось ранее, посланником в рассматриваемый период был Станислав Альфонсович Поклёвский-Козелл [14, с.109]. В его обязанности в Румынии входили встречи с премьер-министром Ионэлом Братиану, а также присутствие на званых обедах и вечерах высшего общества. Наряду с этим Посланник должен был заниматься и другими направлениями. Он должен был постоянно находиться контакте со всеми кругами румынского населения для того, чтобы получать с помощью них полезную информацию. Чрезвычайно важен также был вопрос о материальных средствах, которые предоставляло правительство своим иностранным представительствам [12, с. 128]. Средства, которые находились в распоряжении Посланника, имели решающее значение для его деятельности.

В состав миссии, помимо посланника, входил также 1-ый секретарь миссии (в период c 1913 по 1916 гг. эту должность последовательно занимали: поверенный в делах в Румынии - Арсеньев Борис Константинович, в 1915 году вместо него был назначен князь Михаил Анатольевич Гагарин [15, л. 73], а в 1916 году последнего сменил Дмитров Иван Петрович) [11, л.1]. Первые секретари миссии, в основном, занимались установлением культурных связей в стране пребывания и пропагандой. Вторым секретарём миссии в период с 1910-1915 год неизменно был коллежский асессор Никита Юрьевич Щербачёв. В его обязанности в основном входили консульские дела, а в 1915 году он был заменён бароном Таубе [15, с.53]. В составе миссии в Бухаресте также присутствовал нештатный вице-консул и письмоводитель миссии - Стоев Иоким Степанович [11, л.2], который был переведён в Бухарест с сохранением должности из Адрианополя в середине 1915 г. В этот же период в ведомство был переведён нештатный канцелярский чиновник Миссии Алтынович П.И.

В заключении описания состава миссии, необходимо указать то, что при дипломатическом ведомстве в Бухаресте находилась собственная православная церковь [16, с. 35-36], в которой, в рассматриваемый период служили священники: протоирей Политов Иоанн - настоятель русской Церкви в Бухаресте [15, д. 73], а также Иван Тихонович Мартаков-Котов - диакон в период с 1914-1917 [11, л.2].

В состав дипломатического корпуса в Румынии, помимо миссии входили также консульства, которые в рассматриваемый период имелись в следующих городах:

1)Бухарест (Консул - Статский Советник Барановский Александр Рафаилович [11, л.2], Вице-консул - Стоев Иоким Степанович).

2)Галац (Генеральный консул - Статский Советник Картамышев Пётр Алексеевич и секретарь консульства - Хаджи-Лаззаро) [17, л.12].

3)Яссы (Вице-консул - Коллежский Советник Савинов Алексей Сергеевич. В 1916 г. был заменён на Коллежского Советника Менделеева Александра Александровича, секретарь консульства - Войтковский Павел Васильевич [15, л. 7]).

4)Тульча/Добруджа (Вице-консул - Статский Советник Вестман Сергей Андреевич) [9, л.74].

5)Сулин (Вице-консул ‑ Надворный Советник Рихтер Владимир Константинович [15, л. 14], в 1916 г. прикомандирован к Отделу ссуд и переведён в Констанцу, с 1916 года Управляющим Вице-консульством был назначен Титулярный Советник Пузанов Евгений Дмитриевич) [15, л. 12].

6)Костенджи (Вице-консул - Статский Советник Рихтер Владимир Константинович с 1916 г.).

7)Журжево (с середины 1915 г Исполняющий обязанности Вице-консула - Беланович Владимир Евгеньевич) [18, c. 624].

Вице-консулы, находясь во главе вице-консульства, осуществляли все виды работ, которые были присущи руководителю обычного консульского учреждения (например, Генерального консула или Консула). Различие между ними в этом было случае формальное. При назначении на должность нештатного Консула, Вице-консула или консульского агента, с кандидата бралась специальная расписка в том, что назначаемый на должность принимает на себя обязательство исполнять все распоряжения Министерства иностранных Дел [19, с.75]. В своей дипломатической работе все консулы руководствовались инструкцией от 9 января 1912 г. [20, с.129-134], в которой уточнялись обязанности и права консульских работников. Как правило, консулы на российской консульской службе делились на штатных и нештатных: первыми являлись должностные лица, которые состояли на консульской службе и получали своё содержание из казны, вторые, - хотя и входили в число нештатных сотрудников МИД, но жалования не получали. Ещё одним различием являлось то, что права и привилегии штатных консулов были значительно шире чем у нештатных [21, с.94].

Круг основных задач, который определялся для консульского штата был таковым: посильная помощь и оказание содействия русским гражданам в торговле и плаванию по Дунаю. Консулы в Румынии должны были быть постоянно осведомленными: о фирмах своего округа, которые занимаются привозом товаров из России; о возникающих в округе новых производствах; о путях сообщения и их развитии в округе; об улучшениях в портовых приспособлениях на Дунае; о развитии телеграфов и телефонов; о состоянии сельского хозяйства и о скотоводстве, также консулы должны были принимать личное участия в рассмотрении просьб граждан [3, с.19]. Помимо этого, в обязанности консулов входили функции переводчиков и работа по удостоверению паспортов на подданство.

Распределение обязанностей между дипломатической миссией и консульством осуществлялось следующим образом: посланники решали в основном политические задачи, а консулы обычно занимались техническими [14, с.12]. Работа дипломатов и консульских работников сильно отличалась. Объём и трудности повседневной работы в миссиях нельзя было сравнивать с той работой, которая выполнялась сотрудниками консульств, при том, что материальное положение последних было гораздо хуже, чем у первых. Хотя и те, и другие формально считались дипломатами, но редки были случаи, когда, кто из дипломатов отваживался бы добровольно принять назначение в консульство [14, с.12].

Консульские учреждения, в целях надзора, были подчинены начальникам посольств и миссий и на них возлагалась обязанность доносить обо всех обстоятельствах, которые могли бы представлять интерес в финансовой, политической и военных областях.

Консулы в своей деятельности лично подчинялись Посланнику в стране пребывания, ему они сообщали о событиях на местах, а если и посылали сообщения в Петербург, то только через миссию [21, с.94]. В миссии всегда знали о том, что творится в разных частях страны.

Для того, чтобы стать консулом или посланником, необходимо было выдержать сложные испытания, которые состояли из языкового и юридического экзамена. Заграничная служба требовала от претендента многих качеств, например, таких как: тактичное поведение, знание людей, красноречие и безукоризненный характер. Одним из главных требований была - «основательная юридическая подготовка в области публичного права, а также знания экономики отечества, монетного и банковского дела» [22, с.151].

Помимо секретарей миссии и консулов дипломатические задачи в стране пребывания выполняли различные атташе, а также военные и морские агенты [18, с.624]. Военными агентами и атташе обычно становились офицеры, которые состояли в иностранных государствах при Дипломатических миссиях и наблюдали за состоянием в них военного дела. Основная деятельность военных агентов, согласно инструкции от 1912 года [23, с.525], заключалась в информировании своего Генерального штаба о состоянии военных сил в тех иностранных государствах, в которых они находились [24, с.225].

В Румынии военные агенты входили в состав дипломатического корпуса, но не были подчинены главам миссий, а оставались в непосредственном подчинении начальнику Генерального штаба. В иерархии дипломатического корпуса военные агенты занимали место за первыми секретарями миссий. В рассматриваемый нами период прикреплёнными к русской миссии в Румынии атташе были: Николай Петрович Якимов - Атташе в Бухаресте, ранее бывший консулом в Адрианополе [11, л.2], Верисоцкий Фёдор Иванович - товарищ прокурора и Кротков Николай Николаевич - агент министерства торговли и промышленности.

Военным агентом в Румынии в период (1913-1916) был российский военачальник, генерал-майор Семенов Борис Анатольевич [18, c. 620]. С февраля 1916 года он был заменён другим агентом - Татариновым Александром Александровичем [18, с. 622]. Кроме того, осенью 1914 года была учреждена должность военно-морского агента в Румынии, которую занял бывший морской агент в Константинополе А.Н. Щеглов [25, с.253]. 17 ноября 1914 г Александр Николаевич Щеглов был временно назначен морским агентом в Румынии на период 1914-1917 гг. [26, с.140] В середине 1916 году вторым морским агентом был назначен Капитан 2-го ранга - Яковлев Василий Васильевич [11, л.2].

Русские военные агенты активно работали в Румынии. Так, например, военному агенту, полковнику Б.А. Семенову, удалось собрать подробные сведения о более чем шестнадцати филиалах немецкой разведывательной службы в этой стране и предоставить в Главное Управление Генерального Штаба списки более чем на 150 лиц, подозреваемых в агентурных связях с немцами [27, с.504].

Заканчивая описание устройства русского дипломатического корпуса в Румынии необходимо сказать, что при миссии были созданы условия для проживания жён сотрудников. В рассматриваемый период при миссии находились: Гагарина Софья Михайловна жена 1-го секретаря миссии. Татаринова Евгения Коэтановна - жена военного агента в Румынии. Щеглова Джесси Георгиевна - жена морского агента в Румынии. Яковлева Лидия Ивановна - жена Атташе капитана 2-го ранга. Барановская Мария Вячеславовна - жена консула в Бухаресте [11, л.2].

В продолжении темы исследования необходимо описать основные задачи и деятельность русской дипмиссии в Бухаресте, которая протекала в условиях острой дипломатической борьбы между великими державами за вовлечение её в свой лагерь. Русская миссия в Бухаресте по признанию других посланников, например, австро-венгерского, графа Оттокара Чернина, была едва ли не самой значимой [12, с. 116].

Основная интрига дипломатической борьбы в Румынии развивалась по тому же сценарию, что и в большинстве других балканских государств, - правительство, возглавляемое Ионэлом Брэтиану, торговалось из-за новых территорий, которые могло бы получить в том или ином случае и очень боялось оказаться ни с чем.

Важным шагом, который определял отношения между двумя государствами, был «Вооружённый нейтралитет», который был опубликован 20 июля 1914 года. В России это соглашение восприняли как благоприятное обстоятельство, и русские дипломаты поспешили использовать новые возможности и стараться получить ещё большие выгоды на румынском направлении [1, с.53].

18 сентября (1 октября) 1914 г. между Россией и Румынией была заключена конвенция [28, с.427]. Согласно данному документу, Россия обязывалась противодействовать любой попытке нарушения территориальной целостности Румынии и признавала за последней право присоединить, населённые румынами области Австро-Венгрии. Взамен румынское правительство обязывалось соблюдать благожелательный по отношению к Антанте нейтралитет до этого времени. Данное соглашение стало основой для политики дипломатического торга в последующее время, которая продолжалась до вступления Румынии в войну на стороне Антанты.

Основные дипломатическими задачами, которые стояли перед миссией касались самых различных сфер жизни: она выполняла просьбы частных лиц [5, л. 37], устанавливала контакты между различными ведомствами [5, л. 48]. Помимо этого, миссия взаимодействовала с самыми различными организациями, например, с Красным Крестом [5, л. 39], а также выдавала деньги и ссуды по просьбе МИД или консульств [5, л. 92].

Ещё одна важная задача, которую выполняла миссия, заключалась в помощи и содействии русским гражданам, выезжавшим из Австро-Венгрии в Россию [29, с.288]. Большое количество соотечественников направлялось в Россию через Бухарест, и дипломаты смогли договориться с управлением железных дорог Румынии, о предоставлении пятидесятипроцентной скидки для всех русских подданных, которые бежали от войны в Россию. С самых первых дней начала военных действий через Бухарест направились толпы русских подданных. Сначала проезжали те лица, у которых имелись личные средства. На вокзалах устанавливали дежурство служащие миссии.

Деятельностью по содействию в перемещении соотечественников занималась не только миссия в Бухаресте, но и подведомственные ей консульства, особенно большая нагрузка ложилась на консульства в Яссах и отчасти в Галаце. Вице-консульство в Констанце, в Сулине, и Консульство в Тульче не принимали участия в этой деятельности [30, с.440].

Представители русских консульств и миссии присутствовали при прибытии и отправлении поездов и пароходов. Консульские работники помогали российским гражданам в качестве переводчиков, а также решали таможенные вопросы, подключались к поиску багажа или его владельцев и размещали новоприбывших [29, с.290]. В случае если случались нестыковки поездов, которые прибывали в Бухарест, то в этом случае, русским гражданам оказывалось содействие для остановки в гостинице, помимо этого им также выдавались казенные ссуды для симулирования их дальнейшего следования в Россию.

Таких ссуд, за время от начала войны до конца декабря 1914 г., было выдано на сумму 85 878 лей, что составило не менее 1 500 человек [3, с.108]. Общее же число русских поданных, которые проследовали через Бухарест и воспользовались теми или иными услугами миссии невозможно было установить, поскольку никакой регистрации этой деятельности не проводилось ни в миссии, ни в консульствах.

При посредничестве миссии с самого начала войны интенсивно шел обмен телеграммами между русскими, которые оставались в Австрии, и их родственниками в России, а также производились денежные переводы в обе стороны. При миссии учредили специальное бюро, которое ведало этими делами и через которое, с начала войны по 31 декабря 1914 г. прошло до 10 тыс. телеграмм, а также огромное количество личных писем [14, с.109].

Не менее важной задачей миссии и консульских учреждений в разных частях Румынии, был сбор агентурных сведений военно-политического характера, которым активно занимались сотрудники дипломатического ведомства.

Однако главное направление деятельности миссии заключалась в пропаганде и «субсидировании» румынских дружественных газет. Основным методом при этом была дача взяток издателям и журналистам, а также размещение оплаченных («заказных») материалов [26, с.422]. Поддерживались русской миссией в Бухаресте в разные периоды времени такие издания как: «Acţiunea» (Действие), «Epoca» (Эпоха), «Dumneata» (Вы) «Dimineaţa» (утро), «Adevarul» (Правда) [6, л.27].

Пропагандистская функция русской императорской дипломатической миссии заключалась в информационной борьбе с Австро-Венгрией и Германией. Дипломатическим и военным агентам ставилась задача: осуществлять мероприятия по распространению в Румынии «истинных и благоприятных известий о России и о действиях русской армии» [30, с. 152]. Помимо этого, они обязаны были собирать и переправлять материал о настроении румынской общественности в Министерство иностранных дел. Консулы и Посланник должны были осведомлять Министерство о ложных сообщениях, которые распространяли вражеские страны. С помощью миссии, сообщения, передаваемые из МИД, доводились до дружественных печатных изданий, которые публиковали их в ближайших номерах.

Таковыми были основные задачи, стоящие перед миссией в годы нейтралитета, далее необходимо рассмотреть вопрос об успешности их выполнения. Главной целью миссии в рассматриваемый период времени было вовлечение Румынии в войну на стороне Антанты. По поводу результативности деятельности миссии существовали разные точки зрения. Например, австро-венгерский Посланник граф Оттокар Чернин считал, что русская миссия в Румынии действовала успешно и готовила почву для пропаганды на Балканах ещё до начала войны. Он писал: «Россия изначально не жалела миллионов для того, чтобы создать общественное настроение в свою пользу. Большинство газет было закреплено за русскими; многие лица, игравшие значительные роли в румынской политической жизни, были связаны с русскими интересами, в то время как Германия и Австро-Венгрия совершенно пренебрегали этими подготовительными работами» [12, с. 130].

Однако это высказывание Австро-Венгерского дипломата не подтверждается точкой зрения русской стороны, поскольку известно, что до войны пропаганда России в Румынии действовала неэффективно и сводилась, в основном, к ответным ходам на пропаганду Австрии и Германии и в большинстве своём носила случайный характер. Поэтому говорить о заранее продуманной системе и подготовленной почве для деятельности русской миссии не приходится.

Это было связано с тем, что Румыния долгие тридцать лет была союзником Центральных держав, которые за это время установили с ней тесные экономические связи. Поэтому австрийская и немецкая миссии в вопросах пропаганды имели больший вес.

Русская миссия во главе с Поклёвским критиковалась даже собственным военным агентом Семёновым, который считал, что Посланник находился в то время всецело под влиянием Братиану, - «слепо веря его обещаниям, и уклоняясь от всякой поддержки и сношений с правительственной оппозицией и её лидерами» [31, л.119]. По мнению агента, одну из своих главных задач Посланник не выполнил и про лидеров оппозиции Поклёвский даже не вспоминал [32, л.9]. В русском МИД в целом осознавали малую эффективность пропагандисткой деятельности русского Посланника.

Германия и Австро-Венгрия, напротив, имели в Румынии надежный агентурный аппарат, который занимался самой разнообразной разведывательной работой: от вербовки агентуры до ведения пропаганды в пользу блока центральных держав. Германская и австрийская разведки работали под прикрытием своих дипломатических миссий [33, с.59]. Они сотрудничали c такими газетами как: «Seara» (Вечер), «Moldova», «Dreptatea»(Справедливость), «Libertatea»(Свобода), «Ziua»(День), «Tara»(Страна), «Curierul»(Курьер) «Traznetul»(Молния), выделяя большие средства для редакторов румынской прессы и способствуя распространению немецких и австро-венгерских политических взглядов практически по всей Румынии. Эти публикации в начале войны печатались в десятках тысяч экземпляров на территории Румынии, а затем распространялись через агентов в крупных центрах Трансильвании.

В заключении работы необходимо сделать вывод о том, что миссия и консульства были полностью укомплектованы, их возглавляли в рассматриваемый период грамотные дипломаты. Что касается задач миссии то в основном они были выполнены. Миссия активно содействовала русским гражданам в вопросе перемещения из Австро-Венгрии в Россию через Румынию. При посредничестве миссии постоянно шел обмен телеграммами между русскими, которые оставались на вражеской территории, и их родственниками в России, а также производились денежные переводы в обе стороны.

Слабым местом деятельности миссии была пропаганда, то тут необходимо принять во внимание то, что миссия была лишена тех возможностей, которые имели немцы в начале войны. Пропагандистская деятельность ведомства в основном сводилась к ответным ходам на пропаганду враждебных государств и в большинстве своём она носила случайный характер и заключалась, в основном, в привлечении сотрудников и корреспондентов газет за денежное вознаграждение.

Для мирного времени такая тактика вполне подходила, но с началом мировой войны, в условиях усилившейся вражеской пропаганды, необходима была более эффективная и лучше организованная деятельность. Подкупить удавалось лишь наименее значительных и щепетильных в нравственном отношении журналистов, которые действовали исключительно в корыстных побуждениях и вряд ли могли оказывать какое-либо существенное влияние на общественность. С самого начала мировой войны никаких новых методов пропаганды выдвинуто не было. Лишь увеличивался объем финансирования прежней деятельности миссии и военных агентов в этом направлении.

Несмотря на все промахи русских дипломатов и недостаточность финансирования деятельности в области пропаганды, румынская общественность в большинстве своём стояла на пророссийских позициях и желала выступления Румынии на стороне Антанты. Главной причиной этого являлась непримиримая позиция Австро-Венгрии в отношении трансильванских румын. Эта позиция дала в руки Антанты те карты, которые невозможно было отбить.

Библиография
1.
Каширин В. Б. На пути к сотворению «Великой Румынии»: политическая и военная стратегия Бухареста в начальный период Первой мировой войны (по документам русской военной разведки) / Восточная политика Румынии в прошлом и настоящем (конец XIX – начало XXI вв.): сб. докл. междунар. науч. конф. / под ред. канд. ист. наук В. Б. Каширина; Рос. ин-т стратег. исслед.-М.: РИСИ, 2011.-С. 49-85.
2.
Усачёва А.В. Первая мировая война в румынском романе межвоенного периода / Первая мировая война и судьбы народов Центральной и Юго-Восточной Европы: очерки истории / Отв. ред. Е.П. Серапионова.-М.: Институт славяноведения РАН,-2015.-C. 653-677.
3.
Чернявский С.Н Дипломатия России. Опыт Первой мировой войны / С. Н. Чернявский-«Алгоритм», 2016-(Август 1914. Все о Первой мировой).-414 с.
4.
ГАРФ Ф.1001. Оп.1. Д. 207. Список состава русской миссии в Румынии сентябрь 1916 года.
5.
АВПРИ Ф.169/2. Оп. 511/1. Д. 492.
6.
АВПРИ Ф. 140. Оп. 477. Д. 385, 383. Отдел печати и осведомления, вырезки из газет и журналов из Румынии.
7.
АВПРИ Ф. 159. Оп. 713. Д. 71,124, 132, 235; Оп. 725/2. Д.657; Оп. 336/2. Д. 752.
8.
АВПРИ Ф. 159. Оп. 713. Д. 132. Личный состав российских посольств, генеральных консульств, консульств и консульских агентов.
9.
АВПРИ Ф. 159. Ф.752/2. Д. 657. Опись движимого имущества российской миссии в Румынии/Бухарест.
10.
ГАРФ Ф.102. Оп. 245. Д. 331. О российском Посланнике в Бухаресте Поклёвском и о военном агенте в Румынии полковнике Семёнове.
11.
ГАРФ Ф. 1001. Оп. 1. Д. 24. Циркуляр по МИД от 7.11.16. О назначении Мосолова Русским посланником в Румынии.
12.
Чернин О. В дни мировой войны. Мемуары министра иностранных дел Австро-Венгрии. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005.-521 с.
13.
Григорьев Б.Н. Повседневная жизнь царских дипломатов в XIX веке. Изд-во: Молодая гвардия, 2010.-309 с.
14.
Чернявский С.И. Российские дипломаты в Первой мировой войне. М.: МГИМО-Университет,-2014.-146 с.
15.
АВПРИ Ф. 159. Оп. 713. Д.71. Список чинов заграничной службы МИД с указанием их прикомандирования.
16.
Об изменении штата православной церкви при Императорской Российской миссии в городе Бухаресте: Одобренный Государственным Советом и Государственной Думой закон 5 июля 1912 г. // Известия Министерства иностранных дел.-СПб., 1912.-Книга VI.-С. 35-36.
17.
АВПРИ Ф.159. Оп.713. Д.124. Список чинов заграничной службы.
18.
Каширин В. Б. Дозорные на Балканах: Русская военная разведка в странах Балканского полуострова накануне и в годы Первой мировой войны. М.: ВИКМО-М, 2014.-632 с.
19.
Циркуляры Департамента Личного Состава и Хозяйственных Дел в Императорские Российские Посольства, Миссии и Консульские установления // Известия Министерства иностранных дел.-СПб., 1914.-Книга I.-С. 70-77.
20.
Циркуляр Министерства иностранных дел, по Департаменту личного состава и хозяйственных 0дел, российским генеральным консулам, консулам и вице-консулам от 9 января 1912 г., содержащий общую инструкцию консульским установлениям // Известия Министерства иностранных дел.-СПб., 1912.-Книга II.-С. 129-134.
21.
Искевич И. С., Белов А. С. Историческое развитие консульского института и консульского права / Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. Изд во: Тамбовский государственный технический университет., Н.-2015. С. 93-97.
22.
Сабанин А.В. К вопросу о положении консульской службы и об ее задачах / А.В. Сабанина // Известия Министерства иностранных дел.-СПб., 1913.-Книга II.-С. 139-159.
23.
Алексеев Михаил. Военная разведка России от Рюрика до Николая II. Книга II.-М.: Издательский дом «Русская разведка», ИИА Евразия-1998, 1998.-608 с.
24.
Витухновская-Кауппала М. Русская военная миссия в Италии: 1914-1918 гг. / Первая мировая война, Версальская система и современность Сб. статей.-СПб.: СПбГУ, 2014.-С. 225-235.
25.
Каширин В.Б Бухарестские гастроли русской контрразведки: неизвестный эпизод истории войны спецслужб в 1915 году / Государственное управление. Электронный вестник Выпуск № 49. Апрель 2015 г. С. 250-275.
26.
Седых Д.А. Капитан 1 ранга А.Н. Щеглов: штрихи к портрету / Вестник Челябинского государственного университета. 2002.-С. 132-144
27.
Колпакиди А. Спецслужбы Российской Империи. Уникальная энциклопедия. Изд-во-М.: Эксмо.-2010.-713 с.
28.
Адамов Е.А. Сборник договоров России с другими государствами (1856-1917) / Государственное издательство политической литературы, 1952 г.-464 с.
29.
Скворцова Е.С Помощь российских дипломатов соотечественникам в начале Первой мировой войны/ Первая мировая война и судьбы народов Центральной и Юго-Восточной Европы: очерки истории / Отв. ред. Е.П. Серапионова.-М.: Институт славяноведения РАН, 2015.-C. 288-307.
30.
Кузнецов А.И Министерство иностранных дел России в годы Первой мировой войны: Сборник документов / Министерство иностранных дел Российской Федерации.-Тула: Аквариус, 2014.-960 с.
31.
АВПРИ Ф.145. Оп. 498. Д. 2117.
32.
АВПРИ Ф.140. Оп. 477. Д. 582.
33.
Авдеев В, Карпов В. Секретная миссия в Париже. Граф Игнатьев против немецкой разведки в 1915-1917 гг., изд-во Вече, 2009.-256 с.
References (transliterated)
1.
Kashirin V. B. Na puti k sotvoreniyu «Velikoi Rumynii»: politicheskaya i voennaya strategiya Bukharesta v nachal'nyi period Pervoi mirovoi voiny (po dokumentam russkoi voennoi razvedki) / Vostochnaya politika Rumynii v proshlom i nastoyashchem (konets XIX – nachalo XXI vv.): sb. dokl. mezhdunar. nauch. konf. / pod red. kand. ist. nauk V. B. Kashirina; Ros. in-t strateg. issled.-M.: RISI, 2011.-S. 49-85.
2.
Usacheva A.V. Pervaya mirovaya voina v rumynskom romane mezhvoennogo perioda / Pervaya mirovaya voina i sud'by narodov Tsentral'noi i Yugo-Vostochnoi Evropy: ocherki istorii / Otv. red. E.P. Serapionova.-M.: Institut slavyanovedeniya RAN,-2015.-C. 653-677.
3.
Chernyavskii S.N Diplomatiya Rossii. Opyt Pervoi mirovoi voiny / S. N. Chernyavskii-«Algoritm», 2016-(Avgust 1914. Vse o Pervoi mirovoi).-414 s.
4.
GARF F.1001. Op.1. D. 207. Spisok sostava russkoi missii v Rumynii sentyabr' 1916 goda.
5.
AVPRI F.169/2. Op. 511/1. D. 492.
6.
AVPRI F. 140. Op. 477. D. 385, 383. Otdel pechati i osvedomleniya, vyrezki iz gazet i zhurnalov iz Rumynii.
7.
AVPRI F. 159. Op. 713. D. 71,124, 132, 235; Op. 725/2. D.657; Op. 336/2. D. 752.
8.
AVPRI F. 159. Op. 713. D. 132. Lichnyi sostav rossiiskikh posol'stv, general'nykh konsul'stv, konsul'stv i konsul'skikh agentov.
9.
AVPRI F. 159. F.752/2. D. 657. Opis' dvizhimogo imushchestva rossiiskoi missii v Rumynii/Bukharest.
10.
GARF F.102. Op. 245. D. 331. O rossiiskom Poslannike v Bukhareste Poklevskom i o voennom agente v Rumynii polkovnike Semenove.
11.
GARF F. 1001. Op. 1. D. 24. Tsirkulyar po MID ot 7.11.16. O naznachenii Mosolova Russkim poslannikom v Rumynii.
12.
Chernin O. V dni mirovoi voiny. Memuary ministra inostrannykh del Avstro-Vengrii. SPb.: Izd-vo S.-Peterb. un-ta, 2005.-521 s.
13.
Grigor'ev B.N. Povsednevnaya zhizn' tsarskikh diplomatov v XIX veke. Izd-vo: Molodaya gvardiya, 2010.-309 s.
14.
Chernyavskii S.I. Rossiiskie diplomaty v Pervoi mirovoi voine. M.: MGIMO-Universitet,-2014.-146 s.
15.
AVPRI F. 159. Op. 713. D.71. Spisok chinov zagranichnoi sluzhby MID s ukazaniem ikh prikomandirovaniya.
16.
Ob izmenenii shtata pravoslavnoi tserkvi pri Imperatorskoi Rossiiskoi missii v gorode Bukhareste: Odobrennyi Gosudarstvennym Sovetom i Gosudarstvennoi Dumoi zakon 5 iyulya 1912 g. // Izvestiya Ministerstva inostrannykh del.-SPb., 1912.-Kniga VI.-S. 35-36.
17.
AVPRI F.159. Op.713. D.124. Spisok chinov zagranichnoi sluzhby.
18.
Kashirin V. B. Dozornye na Balkanakh: Russkaya voennaya razvedka v stranakh Balkanskogo poluostrova nakanune i v gody Pervoi mirovoi voiny. M.: VIKMO-M, 2014.-632 s.
19.
Tsirkulyary Departamenta Lichnogo Sostava i Khozyaistvennykh Del v Imperatorskie Rossiiskie Posol'stva, Missii i Konsul'skie ustanovleniya // Izvestiya Ministerstva inostrannykh del.-SPb., 1914.-Kniga I.-S. 70-77.
20.
Tsirkulyar Ministerstva inostrannykh del, po Departamentu lichnogo sostava i khozyaistvennykh 0del, rossiiskim general'nym konsulam, konsulam i vitse-konsulam ot 9 yanvarya 1912 g., soderzhashchii obshchuyu instruktsiyu konsul'skim ustanovleniyam // Izvestiya Ministerstva inostrannykh del.-SPb., 1912.-Kniga II.-S. 129-134.
21.
Iskevich I. S., Belov A. S. Istoricheskoe razvitie konsul'skogo instituta i konsul'skogo prava / Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V.I. Vernadskogo. Izd vo: Tambovskii gosudarstvennyi tekhnicheskii universitet., N.-2015. S. 93-97.
22.
Sabanin A.V. K voprosu o polozhenii konsul'skoi sluzhby i ob ee zadachakh / A.V. Sabanina // Izvestiya Ministerstva inostrannykh del.-SPb., 1913.-Kniga II.-S. 139-159.
23.
Alekseev Mikhail. Voennaya razvedka Rossii ot Ryurika do Nikolaya II. Kniga II.-M.: Izdatel'skii dom «Russkaya razvedka», IIA Evraziya-1998, 1998.-608 s.
24.
Vitukhnovskaya-Kauppala M. Russkaya voennaya missiya v Italii: 1914-1918 gg. / Pervaya mirovaya voina, Versal'skaya sistema i sovremennost' Sb. statei.-SPb.: SPbGU, 2014.-S. 225-235.
25.
Kashirin V.B Bukharestskie gastroli russkoi kontrrazvedki: neizvestnyi epizod istorii voiny spetssluzhb v 1915 godu / Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik Vypusk № 49. Aprel' 2015 g. S. 250-275.
26.
Sedykh D.A. Kapitan 1 ranga A.N. Shcheglov: shtrikhi k portretu / Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2002.-S. 132-144
27.
Kolpakidi A. Spetssluzhby Rossiiskoi Imperii. Unikal'naya entsiklopediya. Izd-vo-M.: Eksmo.-2010.-713 s.
28.
Adamov E.A. Sbornik dogovorov Rossii s drugimi gosudarstvami (1856-1917) / Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1952 g.-464 s.
29.
Skvortsova E.S Pomoshch' rossiiskikh diplomatov sootechestvennikam v nachale Pervoi mirovoi voiny/ Pervaya mirovaya voina i sud'by narodov Tsentral'noi i Yugo-Vostochnoi Evropy: ocherki istorii / Otv. red. E.P. Serapionova.-M.: Institut slavyanovedeniya RAN, 2015.-C. 288-307.
30.
Kuznetsov A.I Ministerstvo inostrannykh del Rossii v gody Pervoi mirovoi voiny: Sbornik dokumentov / Ministerstvo inostrannykh del Rossiiskoi Federatsii.-Tula: Akvarius, 2014.-960 s.
31.
AVPRI F.145. Op. 498. D. 2117.
32.
AVPRI F.140. Op. 477. D. 582.
33.
Avdeev V, Karpov V. Sekretnaya missiya v Parizhe. Graf Ignat'ev protiv nemetskoi razvedki v 1915-1917 gg., izd-vo Veche, 2009.-256 s.