Читать статью 'Инструменты правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера' в журнале Право и политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1957,   статей на доработке: 337 отклонено статей: 580 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Инструменты правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера

Абдулвалиев Алмаз Фирзярович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра уголовного права и процесса, Институт государства и права, Тюменский государственный университет

625000, Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Ленина, 38

Abdulvaliev Almaz Firzyarovich

PhD in Law

Docent, the department of Criminal Law and Procedure, Institute of State and Law, Tyumen State University

625000, Russia, Tyumenskaya oblast', g. Tyumen', ul. Lenina, 38

a.abdulvaliev@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Данилова Светлана Витальевна

кандидат экономических наук

доцент, кафедра экономики, управления и предпринимательского права, Нижневартовский экономико-правовой институт (филиал) Тюменского государственного университета

628600, Россия, Ханты-Мансийский автономный округ - югра автономный округ, г. Нижневартовск, ул. Дружбы Народов, 13А

Danilova Svetlana Vital'evna

PhD in Economics

Docent, the department of Economics, Management and Entrepreneurial Law, Nizhnevartovsk Institute of Economics and Law, Branch of Tyumen State University

628600, Russia, Khanty-Mansiiskii avtonomnyi okrug - yugra avtonomnyi okrug, g. Nizhnevartovsk, ul. Druzhby Narodov, 13A

svdanilova@lenta.ru

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.3.29206

Дата направления статьи в редакцию:

11-03-2019


Дата публикации:

22-03-2019


Аннотация.

В статье исследованы государственные и региональные инструменты, направленные на правовую поддержку коренных малочисленных народов Севера. Актуальность тематики обусловлена замкнутостью проживания малочисленных народов и нерешенностью многих вопросов, связанных с сохранением этнических особенностей, включая проблемы правового регулирования их деятельности. Целью работы является оценка инструментов правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера как способа государственного содействия развитию традиционного формата хозяйствования, а также как способа защиты данных народов от преступной деятельности. Методологической основой работы послужили общенаучные методы, методы теоретического и эмпирического познания: метод системного анализа текстов судебных решений по уголовным делам и практики правоприменения нормативных актов, направленных на правовое обеспечение КМНС, сравнительно-правовой метод в изучении федерального и регионального законодательства, а также методы научного наблюдения: группировка, обобщение, выборка. Авторское исследование позволило выявить, что применяемые отечественные механизмы по поддержанию и сохранению культурного наследия коренных малочисленных народов Севера достаточно условны, обладают признаками формализма и свидетельствуют о неполной проработанности рассматриваемой проблемы, в том числе и с уголовно-правовой точки зрения. Есть риск возникновения этнического сепаратизма среди коренного населения. На основании выявленных проблем сформулированы рекомендации по совершенствованию существующих правовых инструментов поддержки коренных народов и предложены новые правовые решения.

Ключевые слова: коренные малочисленные народы, территории традиционного природопользования, этнические общины, родовые угодья, инструменты правовой поддержки, регулирование хозяйственной деятельности, этнический сепаратизм, экстремизм, терроризм, преступление

Abstract.

This article explores the federal and regional mechanisms aimed at legal support of indigenous minorities of the North. The relevance of this topic is substantiated by the isolated living of indigenous people and multiple unresolved issues associated with preservation of ethnic peculiarities, including the questions of legal regulation of their activities. The goal of the work lies in assessment of the legal support mechanisms for indigenous peoples of the North as the government assistance to the development of traditional economy, and prevention of criminal behavior among this population group. The authors conclude that the applied mechanisms for maintenance and preservation of cultural heritage of indigenous minorities of the North are somewhat tentative, carry signs of formalism, and testify to the incomprehensive study of the problem, including from the perspective of criminal law. There is a likelihood of ethnic separatism among the indigenous population. Based on the detected problems, the authors formulate recommendations on improving the existing mechanisms of legal support of indigenous peoples, as well as suggest the new legal solutions.

Keywords:

regulation of economic activities, instruments of legal support, ancestral lands, ethnic communities, territories of traditional nature use, indigenous peoples, ethnic separatism, extremism, terrorism, crime

Введение

Равенство сторон и защита прав и свобод человека и гражданина являются основополагающими принципами, гарантами которых выступают многие государства. В большей степени для граждан разработано и предоставлено немало правовых инструментов, позволяющим им реализовать свои права. Иначе складывается ситуация у коренных народов, у которых ввиду специфики их удаленного проживания, традиционного природопользования и отсутствия правовой поддержки не всегда появляется возможность отстаивать в полной мере свои права и законные интересы.

В целях исследования проблем применения инструментов правовой поддержки коренного населения необходимо:

– изучить нормативную правовую основу, регулирующую деятельность по правовой поддержке коренных народов Севера;

– проанализировать судебную практику по арбитражным, гражданским и уголовным делам с целью выявления существующих актуальных проблем среди коренных народов;

– исследовать предполагаемые угрозы возникновения и развития этнического сепаратизма среди коренного населения;

– обозначить направления по совершенствованию правовых механизмов и правовых инструментов, направленных на правовую поддержку коренного населения, а также на предупреждение проявления экстремизма, терроризма и иных негативных последствий среди коренных народов Севера.

Необходимость в подробном исследовании данной темы связано с тем, что многие государства: от Перу [1], Боливии [2] и Бразилии [3] до Канады [4] и России [5] сталкиваются с проблемами поддержки коренных народов. Особенно остро данный вопрос поднимается в некоторых полярных регионах [6], где проблема непосредственной государственной поддержки малочисленных этнических обществ не решена надлежащим образом.

Теоретические и законодательные основы современного состояния правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера

В Российской Федерации принимается немало мер, направленных на поддержку коренных малочисленных народов Севера (далее – КМНС). Для этого воссоздаются общины народов Севера [7], как одна из традиционных форм обеспечения этнической деятельности, взаимопомощи и распределении продукции, и такие формы проживания народов Севера функционируют во многих традиционных местах проживания КМНС, особенно на Дальнем Востоке [8]. На отдельных территориях традиционной хозяйственной деятельности и традиционного проживания начинают создаваться «родовые угодья», формируются территории традиционного природопользования (далее – ТТП) регионального и местного значения, закрепленные за представителями КМНС и их общинами.

Подобному прогрессу во многом поспособствовало принятие ряда Федеральных законов РФ, направленных на правовое регулирование деятельности КМНС по обеспечению их прав и законных интересов[1], по регулированию деятельности общин КМНС[2], по определению ТТП КМНС[3]. Кроме того, различные кодифицированные нормативные акты и подзаконные нормативные правовые акты содержат в себе ряд положений, регулирующих сферу деятельности КМНС и мест их обитания. Отмечается, что указанные законы позволяют сохранить историко-культурное наследие и поддержку языков КМНС путем создания различных проектов (телепередачи, фильмы, учебные издания, научная и художественная литература) [9].

Есть ряд региональных нормативных правовых актов, регулирующих деятельность КМНС. Например, это Приказ Агентства по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов Красноярского края «О создании общественного совета при агентстве по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов Красноярского края»[4], Приказ Департамента по делам коренных малочисленных народов Севера ЯНАО «О комиссии по образованию территорий традиционного природопользования регионального значения в Ямало-Ненецком автономном округе»[5] и т.п.

В России традиционно КМНС (примерно 65%) проживают в сельских местностях. Малочисленные народы, обитающие в национальных поселках и общинах, становятся уникальными домохозяйствами, выполняющими социально ориентированные функции. Согласно налоговому законодательству РФ, этнические общины имеют возможность пользоваться льготами, как некоммерческие организации. Российская Федерация стала участником международных договоров в сфере охраны традиционного образа проживания КМНС и защиты их прав на этнический уклад. Законодательно определена государственная поддержка в форме субсидий, квот на использование биологических ресурсов. Земельное, водное и налоговое законодательство РФ закрепляют право предоставления льгот для тех коренных жителей, которые занимаются традиционной хозяйственной деятельностью, включая тех лиц, кто проживает на ТТП.

Вопрос защиты прав КМНС становились объектом исследования многих ученых, как зарубежных, так и отечественных, в том числе и молодых, изучавших проблемы защиты прав коренных малочисленных народов [10], проблемы правового регулирования обычаев КМНС [11] и т.п.

Методы исследования и информационная база

При изложении результатов исследования и аргументации теоретических выводов, авторы опирались на общенаучные методы, методы теоретического и эмпирического познания: метод системного анализа текстов судебных решений по уголовным делам и практики правоприменения нормативных актов, направленных на правовое обеспечение КМНС, сравнительно-правовой метод в изучении федерального и регионального законодательства, а также методы научного наблюдения: группировка, обобщение, выборка.

При написании данной научной работы использовались полученные из общедоступных официальных источников нормативные правовые акты, регулирующие жизнедеятельность КМНС, статьи и монографии зарубежных и русскоязычных исследователей, посвященные проблемам развития и социально-правового обеспечения коренного населения, материалы отечественной судебной практики по арбитражным и уголовным делам.

Модель и результаты исследования

Несмотря на принимаемые государством меры защиты КМНС, существуют некоторые правовые проблемы, возникающие не только в теории или в законодательном регулировании. Отсутствие необходимых правовых знаний и правовой культуры в среде малочисленных наций приводит к тому, что многие из КМНС теряют возможности по отстаиванию своих национальных интересов, связанных с коренным образом жизни и сохранением ТТП. Судебная практика знает ряд подобных примеров.

Так, в 2014 году Арбитражным судом Западно-Сибирского округа была рассмотрена кассационная жалоба Общины КМНС «Назым», в удовлетворении которой было отказано. Поводом для судебного рассмотрения жалобы стало принятие судом первой инстанции решения о непризнании незаконным отказа Департамента природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, не предоставившего квоты для вылова водных биологических ресурсов представителям КМНС. Департамент обосновывал свою позицию тем, что некоторые члены Общины не зарегистрированы в местах традиционного проживания своих народностей, и, как следствие, не имеют льготного права на получение подобных квот вылова водных биологических ресурсов, как того требует Федеральный закон от 20.12.2004 №166-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»[6].

В данном случае вопрос мог бы решиться положительно в пользу представителей Общины КМНС еще на досудебном уровне, если бы им была оказана своевременная правовая помощь экспертами или специалистами, обладающими соответствующими юридическими познаниями. И эти уполномоченные законом специалисты смогли бы оказать все необходимое правовое содействие представителям КМНС. Очевидно, что для предотвращения подобных упущений в сфере обеспечения прав КМНС необходимо разработать новые правовые инструменты их поддержки путем создания института уполномоченных по правам КМНС. Большую роль в правовой поддержке КМНС способны сыграть представители высших образовательных учреждений, которые могут организовать и провести для коренных народов выездные «Дни правовой помощи» и предоставить им необходимую консультационную помощь по различным отраслям права.

В то же время, как показывает анализ судебной практики уголовных дел, некоторые представители Общин КМНС идут на совершение преступлений, злоупотребляя своими полномочиями и статусом КМНС.

Так, в 2016 году в Петропавловск-Камчатском городском суде Камчатского края рассматривалось уголовное дело по обвинению Р. в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 256 УК РФ за незаконный вылов водных биологических ресурсов. Подсудимый Р. обвинялся в том, что, будучи руководителем Общины коренных народов Севера, в целях получения материальной выгоды за счет незаконной добычи анадромных видов рыб, организовал бригаду для вылова ценных пород в период их нереста, чем причинил ущерб на общую сумму 9 869 540 рублей[7].

Подсудимый Р. не согласился с размером причиненного им ущерба, а также с незаконным характером его деятельности, поскольку вылов рыбы за рамками разрешенного периода производился не в интересах общины, а для его матери – представителя КМНС. В действительности заявок на вылов водных биологических ресурсов со стороны представителей КМНС заблаговременно в органы государственной власти подано не было. Тем более что этот представитель не вправе передоверять какому-либо иному лицу права вылова выделенных ему объемов водных биологических ресурсов. Он должен осваивать их непосредственно своими силами.

Вероятнее всего, что подобное пассивное (иногда негативное) отношение КМНС к праву, детерминированное этническим менталитетом [12], и желание материального обогащения толкает некоторых коренных жителей на правонарушения и преступления. Кроме того, злоупотребление алкогольными напитками является не только причиной крайне высокого уровня мортальности [13], но и, зачастую, влечет их на скамью подсудимых.

Например, в 2017 году в Магаданском городском суде рассматривалось уголовное дело в отношении подсудимой М., относящейся к КМНС, которая обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 111 УК РФ. Во время совместного распития спиртных напитков на кухне с потерпевшим (родным братом) на почве личных неприязненных отношений возник конфликт, вследствие которого потерпевший стал оскорблять М. в нецензурной форме. В свою очередь, М. взяла кухонный нож и нанесла один удар в область живота потерпевшему. После, опомнившись, начала зажимать окровавленную рану и стала звать на помощь, чем предотвратила гибель потерпевшего[8].

В качестве другого примера можно привести уголовное дело, рассмотренное Нижневартовским районным судом летом 2018 года по обвинению подсудимого П. в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ. Подсудимый П., по пути следования со своими родственниками на лодке из своего родового угодья в село Корлики Нижневартовского района за продуктами, остановившись на ночлег в гостях на родовых угодьях потерпевшего, начал с последним употреблять алкогольные напитки домашнего изготовления (бражку). Находясь в состоянии алкогольного опьянения, П. решил убить потерпевшего, так он считал, что именно из-на него близкие родственники ранее покончили жизнь самоубийством. Для этого он взял из дровяника ружье ИЖ-18, зарядил его, вышел с потерпевшим из избы на улицу, где и застрелил его[9].

Преступления против личности, совершаемые КМНС в состоянии алкогольного опьянения, носят систематический и масштабный характер, и актуален для многих регионов Сибири и Дальнего Востока, где находятся места их традиционного проживания и ТТП. Причем, как было выявлено учеными, в некоторых регионах на душу населения от 15 лет и старше приходится до 16 литров абсолютного алкоголя [14]. Также учеными было установлено, что причинами, толкающими коренных жителей к хроническому алкоголизму, являются низкий уровень образования и дохода, высокий уровень безработицы и отсутствие занятости. Следствием этого становится депопуляция КМНС.

Поэтому в целях предупреждения подобных преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения, целесообразнее всего расширить существующую антиалкогольную пропаганду в том числе и в отношении КМНС. И стоит добавить, что в действующее федеральное и региональное законодательство должны вноситься соответствующие корректировки с тем, чтобы минимизировать количество употребляемого алкоголя среди КМНС, предотвратить совершение ими тяжких и особо тяжких преступлений и остановить уменьшение численности коренных народов.

Между тем по-прежнему требуется совершенствование нормативной правовой базы в области сохранения культурного наследия данных народов, а также в сфере приумножения размеров ТТП. Необходимо совершенствование законодательного регулирования по созданию ТТП, которые могут стать эффективным инструментом сохранения и развития традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности КМНС. В частности, следует рассмотреть внесение в Земельный кодекс РФ поправок о передаче в безвозмездное пользование отдельных земельных участков, ранее являвшихся родовыми угодьями, для традиционного природопользования, а также предусмотреть изменение в законодательстве по предоставлению доступа к охотничьим угодьям и рыбопромысловым участкам как приоритетной категории[10].

В связи с этим в качестве инструмента правовой поддержки можно предложить создание специальной службы юридической помощи КМНС для правового содействия при решении различных споров, как в органах власти и местного самоуправления, так и в судебных органах по гражданским, административным и уголовным делам.

Отдельно стоит рассмотреть вопрос, который касается защиты Общин коренных народов Севера от распространения этнического сепаратизма в их кругах. Опасность заключается том, что подобные деяния ставят своей целью не защиту прав КМНС, включая право на самоопределение, а генерацию территориальной автономии с последующим признанием ее независимости для разрушения суверенитета Российской Федерации. Данная проблема не нова и уже анализировалась учеными ранее [15]. Тем более что подобный печальный опыт начался формироваться в Мурманской области у местных Кольских саамов [16]. В качестве доказательств учеными приводятся факты того, что саамы с 1990-х годов стали получать материальную и моральную поддержку из-за рубежа.

Такое активное финансирование от запада в поддержку КМНС, проживающих на территории России, можно рассматривать как подрыв национальных устоев общества и государства, поскольку вместе с денежными поступлениями идет информационное воздействие на коренные народы о необходимости самоопределения и на возможность создания автономии своей территории, начиная со своего флага, гимна, парламента и других символов государственной власти. Большую угрозу представляет приходящий вслед за эти экстремизм и терроризм, влекущий за собой разжигание межнациональных и межэтнических конфликтов, совершение убийств и террористических актов.

История знает подобные ситуации, когда разжигающийся межнациональный конфликт приводил к массовой резни, сопровождался грабежами и поджогами, взрывами и нападениями на органы власти. Конец 80-х годов XX столетия ознаменовался массовым развитием межнациональных и межэтнических конфликтов на территории СССР, что способствовало его дальнейшему распаду.

Нет сомнений в том, что для противодействия и предупреждения подобных экстремистских проявлений, в том числе и среди КМНС, должен быть создан эффективный правовой инструмент. В качестве одного из них могли бы выступить «Методические рекомендации для органов государственной власти субъектов Российской Федерации о порядке выявления формирующихся конфликтов в сфере межнациональных отношений, их предупреждения и действиях, направленных на ликвидацию их последствий»[11]. Однако указанные Рекомендации носят расширенный характер и лишь косвенно касаются деятельности КМНС.

Поэтому для предупреждения каких-либо преступных проявлений террористической или экстремистской направленности среди КМНС следует возложить данную обязанность на уполномоченных по правам КМНС и предоставить им возможность представлять интересы коренных народов в органах государственной власти и местного самоуправления, в том числе и при переговорах с зарубежными представителями КМНС.

Некоторыми авторами предлагается для начала создать общей список (реестр) представителей КМНС для последующей систематизации льгот и привилегий с целью недопущения дискриминации по территориальному (географическому) признаку [17]. Идея с созданием общего списка представителей КМНС в целом правильная. Тем более, что также по аналогии целесообразнее будет создать и реестр уполномоченных по правам КМНС.

Заключение

Очевидно, что существующие инструменты правовой поддержки КНМС не в полной мере отвечают современным и будущим вызовам, создавая при этом угрозу благополучия коренного населения и всей страны в целом. Нехватка необходимых инструментов правового характера и соответствующего законодательного регулирования в большинстве приводит к правовому упадку среди коренного населения, нарушению их прав и законных интересов. Ко всему прочему среди КМНС сохраняется на высоком уровне количество совершаемых в состоянии алкогольного опьянения тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе и против личности.

Юридическая информированность о правах, обязанностях и запретах среди КМНС до сих пор остается сравнительной низкой, и негативно сказывается на их жизнедеятельности. Также негативным образом о себе дает знать отсутствие механизма правовой поддержки КМНС в судебных и иных административных органах. А отсутствие каких-либо российский уполномоченных представителей, способных защищать интересы КМНС, может привести в последующем к национальному (этническому) сепаратизму среди КМНС, что, в свою очередь, может перерасти в экстремистские и террористические проявления.

С учетом обозначенных ограничителей эффективности реализации инструментов правовой поддержи КМНС органам государственной власти и местного самоуправления следует проработать меры, направленные на сглаживание отрицательных факторов. Для чего предлагаются следующие эффективные инструменты правовой поддержки КМНС:

1. Предлагается создать мобильное приложение информационного и энциклопедического характера, посвященное КМНС, и включающее в себя следующие разделы:

– история, традиция, культура, образ жизни и быт КМНС;

– сказания, песни, фольклор КМНС;

– информация о численности КМНС и о местах их традиционного проживания (включая месторасположения их родовых угодий и поселений);

– правовая информация о деятельности КМНС (нормативные правовые акты, локальные акты, целевые программы и подпрограммы);

– контактные данные (адреса и телефоны) представителей КМНС по вопросам организации туристических экскурсий по родовым угодьям, или для заключения различных контрактов и соглашений в рамках осуществления предпринимательской деятельности;

–информация о чрезвычайных происшествиях, паводковой ситуации, лесных пожарах и т.п.;

– глоссарий и интерактивный переводчик с русского языка на язык КМНС.

2. Предлагается создать институт уполномоченных по правам КМНС для решения различных актуальных политических и правовых вопросов, затрагивающих интересы коренного населения. Причем данные уполномоченные по правам КМНС должны также представлять коренное население на международном уровне, также выявлять и пресекать всевозможные попытки иностранных структур незаконно вторгнуться в деятельность КМНС для дестабилизации региона их проживания и распространения этнического сепаратизма и экстремизма

3. Для повышения прозрачности и доступности информации об уполномоченных по правам КМНС следует создать единый реестр данных лиц.

4. Следует организовать проведение специальных выездных «Дней правовой помощи» для КМНС, а также различных лекций, семинаров и иных занятий на правовую тематику по интересующим коренное население вопросам. По мере возможности подобные выездные семинары целесообразнее проводить также в удаленных сельских поселениях и родовых угодьях, где преимущественно обитают КМНС.

5. Предлагается сформировать специальные юридические службы для оказания бесплатного правового сопровождения КМНС, особенно при решении различных споров в судах по гражданским, административным, уголовным и арбитражным делам. Для этого необходимо подготовить узкоспециализированных переводчиков, владеющих языками КМНС и уполномоченных для процессуального участия в судопроизводстве.

6. Для разработки различных правовых проектов федерального, регионального и муниципального уровней, прямо или косвенно касающихся деятельности КМНС или их территорий традиционного природопользования, следует привлекать на постоянной основе уполномоченных экспертов из числа КМНС.

[1]О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации: Фед. закон Рос. Федерации от 30 апреля 1999 г. №82-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собрания Рос. Федерации 16 апреля 1999 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собрания Рос. Федерации 22 апреля 1999 г. (ред. от 27 июня 2018 г.) // Собрание законодательства РФ. ‑ 03.05.1999. ‑ №18, ст. 2208.

[2]Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации: Фед. Закон Рос. Федерации 20 июля 2000 №104-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собрания Рос. Федерации 6 июля 2000 г.: одобр. Советом Федерации Федер. Собрания Рос. Федерации 7 июля 2000 г. (ред. от 27 июня 2018 г.) // Собрание законодательства РФ. ‑ 24.07.2000. ‑ №30, ст. 3122.

[3]О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации: Фед. Закон Рос. Федерации 07 мая 2001 г. №49-ФЗ: принят Гос. Думой Федер. Собрания Рос. Федерации 4 апреля 2001 г. // Собрание законодательства РФ. ‑ 14.05.2001. ‑ №20, ст. 1972.

[4]О создании общественного совета при агентстве по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов Красноярского края: Приказ Агентства по развитию северных территорий и поддержке коренных малочисленных народов Красноярского края от 10 октября 2018 г. № 41-о // Официальный интернет-портал правовой информации Красноярского края. URL: http://www.zakon.krskstate.ru (дата обращения 08 января 2019 г.).

[5]О комиссии по образованию территорий традиционного природопользования регионального значения в Ямало-Ненецком автономном округе: Приказ Департамента по делам коренных малочисленных народов Севера ЯНАО от 11 сентября 2017 г. № 115-ОД // Официальный Интернет-сайт исполнительных органов государственной власти автономного округа. URL: http://правительство.янао.рф (дата обращения 08 января 2019 г.).

[6]Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 26.08.2014 по делу №А75-12108/2013 [Электронный ресурс]: документ опубликован не был. Доступ из справочно-правовой системы «КонсультантПлюс» // URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online (дата обращения: 14 декабря 2018 г.).

[7] Приговор Петропавловск-Камчатского городского суда от 6 мая 2016 г. по уголовному делу № 1-74/2016 [Электронный ресурс] // Сайт Судебных и нормативных актов РФ Sudact.ru.URL: http://sudact.ru/regular/doc (дата обращения: 16 декабря 2018 г.).

[8] Приговор Магаданского городского суда от 29 сентября 2017 г. по уголовному делу №1-392/2017 [Электронный ресурс] // Сайт Судебных и нормативных актов РФ Sudact.ru.URL: http://sudact.ru/regular/doc (дата обращения: 08 декабря 2018 г.).

[9]Приговор Нижневартовского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 4 июня 2018 г. по делу №1-72/2018[Электронный ресурс]// Сайт судебных и нормативных актов Российской Федерации. URL: http://sudact.ru/regular (дата обращения 19 января 2018 г.).

[10]О Концепции устойчивого развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации: утв. распоряжением Правительства Рос. Федерации от 04 февраля 2009 г. №132-р // Собрание законодательства РФ. ‑ 16.02.2009. ‑ №7, ст. 876.

[11]Об утверждении Методических рекомендаций для органов государственной власти субъектов Российской Федерации о порядке выявления формирующихся конфликтов в сфере межнациональных отношений, их предупреждения и действиях, направленных на ликвидацию их последствий: утв. Приказом Минрегиона Российской Федерации от 14 октября 2013 г. №144 (официально документ опубликован не был) // СПС «Консультант Плюс».

Библиография
1.
Kania M. The Rights of Indigenous Peoples in Peru: From Socio-political Marginalization to the Modern Principles of Multiculturalism// Ad Americam. Journal of American Studies. – 2016. – №17. – Pp.11-32. doi: 10.12797/AdAmericam.17.2016.17.02
2.
López Flores P. C. Defensa de Territoros Indígenasen Las Tierras Bajas de Bolivia: Derechos Colectivos, Neoextractivismo y Autonomía // E-cadernosces [Enlínea]. – 2017. – №28. – Pp. 118-140.
3.
Moreira F. Regime Internacional Dos Povos Indígenas: Referěncias Teórico-Descritivas // RevistaInter Ação. – 2018. – № 9 (1). – Pp.44-70.
4.
Todd Z. Refracting the State Through Human-Fish Relations: Fishing, Indigenous Legal Orders and Colonialism in North/Western Canada // Decolonization: Indegenity, Education & Society. – 2018. – № 7 (1). – Pp. 60-75.
5.
Forbes B.C., Stammler F., Kumpula T., Meschtyb N., Pajunen A., Kaarlejärvi E. High Resilience in the Yamal-Nenets Social-Ecological System, West Siberian Arctic, Russia // PNAS. – 2009. – №106 (52). – Pp.22041-22048. doi: 10.1073/pnas.0908286106.
6.
Stammler F., Ivanova A. Confrontation, Coexistence or Co-Ignorance? Negotiating Human-Resource Relations in Two Russian Regions // The Exctractive Industries and Society. – 2016. – №3. – Pp.60-72. doi: 10.1016/j.exis.2015.12.003 2214-790X.
7.
Stammler F. The Obshchina Movement in Yamal: Defending Territories to Build Identities? Rebuilding Identities: Pathways to Reform in Postsoviet Siberia /edited by E. Kasten. – Berlin: Reimer, 2005. – 280 p.
8.
Каракин В.П., Булдакова В.Г. Традиционное природопользование на российском Дальнем Востоке // Россия и АТР. – 2010. – №3. – С. 102-115.
9.
Тишков В.А., Новикова Н.И., Пивнева Е.А. Коренные народы Российской Арктики // Вестник Российской академии наук. – 2015. – №5-6. – С. 491-500.-doi: 10.7868/S0869587315060328.
10.
Тумусова Т.Н. Российский правовой дискурс в сфере защиты прав коренных малочисленных народов // Российское право: образование, практика, наука. – 2018. – №2– С.66-69.
11.
Захарова Т.А. Обычаи коренных малочисленных народов и федеральное законодательство // Журнал российского права. – 2018. – №4. – С. 26-34.
12.
Трубицын Д.А. Криминологическая характеристика и профилактика преступности коренных малочисленных народов Севера (по материалам Ямало-Ненецкого автономного округа): дисс. … канд.юрид.наук.-Тюмень: Тюменский гос. ун-т, 2016. – 217 с.
13.
Журавель В.П. Права коренных народов российской Арктики: проблемы и решения // Арктика и Север. –2018. –№30. – С.76-95. –doi: 10.17238/issn2221-2698.2018.30.76.
14.
Чащин В., Ковшов А., Гудков А., Моргунов Б. Социально-экономические и поведенческие факторы риска нарушений здоровья среди коренного населения Крайнего Севера// Экология человека. – 2016. – №6. – С. 3-8.
15.
Шарапов А.Е. Этносоциальная политика России в Арктике: основные подходы и принципы // Арктика и Север. – 2015.-№21. – С. 98-117. – doi:10.17238.issn2221-2698.2015.21.98.
16.
Владимирова В. Транснациональные индигенные организации, либеральный мультикультурализм и нарративы об «индигенном сепаратизме» на севере России // Сибирские исторические исследования. – 2015.-№1. – С. 23-52. – doi: 10.17223/2312461X/7/3
17.
Полищук-Молодоженя Т.Р. Правовые проблемы определения статуса коренных малочисленных народов Севера в России (на примере Мурманской области) // Труды Кольского научного центра РАН.-2017.-№4-11 (8).-С. 106-121.
References (transliterated)
1.
Kania M. The Rights of Indigenous Peoples in Peru: From Socio-political Marginalization to the Modern Principles of Multiculturalism// Ad Americam. Journal of American Studies. – 2016. – №17. – Pp.11-32. doi: 10.12797/AdAmericam.17.2016.17.02
2.
López Flores P. C. Defensa de Territoros Indígenasen Las Tierras Bajas de Bolivia: Derechos Colectivos, Neoextractivismo y Autonomía // E-cadernosces [Enlínea]. – 2017. – №28. – Pp. 118-140.
3.
Moreira F. Regime Internacional Dos Povos Indígenas: Referěncias Teórico-Descritivas // RevistaInter Ação. – 2018. – № 9 (1). – Pp.44-70.
4.
Todd Z. Refracting the State Through Human-Fish Relations: Fishing, Indigenous Legal Orders and Colonialism in North/Western Canada // Decolonization: Indegenity, Education & Society. – 2018. – № 7 (1). – Pp. 60-75.
5.
Forbes B.C., Stammler F., Kumpula T., Meschtyb N., Pajunen A., Kaarlejärvi E. High Resilience in the Yamal-Nenets Social-Ecological System, West Siberian Arctic, Russia // PNAS. – 2009. – №106 (52). – Pp.22041-22048. doi: 10.1073/pnas.0908286106.
6.
Stammler F., Ivanova A. Confrontation, Coexistence or Co-Ignorance? Negotiating Human-Resource Relations in Two Russian Regions // The Exctractive Industries and Society. – 2016. – №3. – Pp.60-72. doi: 10.1016/j.exis.2015.12.003 2214-790X.
7.
Stammler F. The Obshchina Movement in Yamal: Defending Territories to Build Identities? Rebuilding Identities: Pathways to Reform in Postsoviet Siberia /edited by E. Kasten. – Berlin: Reimer, 2005. – 280 p.
8.
Karakin V.P., Buldakova V.G. Traditsionnoe prirodopol'zovanie na rossiiskom Dal'nem Vostoke // Rossiya i ATR. – 2010. – №3. – S. 102-115.
9.
Tishkov V.A., Novikova N.I., Pivneva E.A. Korennye narody Rossiiskoi Arktiki // Vestnik Rossiiskoi akademii nauk. – 2015. – №5-6. – S. 491-500.-doi: 10.7868/S0869587315060328.
10.
Tumusova T.N. Rossiiskii pravovoi diskurs v sfere zashchity prav korennykh malochislennykh narodov // Rossiiskoe pravo: obrazovanie, praktika, nauka. – 2018. – №2– S.66-69.
11.
Zakharova T.A. Obychai korennykh malochislennykh narodov i federal'noe zakonodatel'stvo // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2018. – №4. – S. 26-34.
12.
Trubitsyn D.A. Kriminologicheskaya kharakteristika i profilaktika prestupnosti korennykh malochislennykh narodov Severa (po materialam Yamalo-Nenetskogo avtonomnogo okruga): diss. … kand.yurid.nauk.-Tyumen': Tyumenskii gos. un-t, 2016. – 217 s.
13.
Zhuravel' V.P. Prava korennykh narodov rossiiskoi Arktiki: problemy i resheniya // Arktika i Sever. –2018. –№30. – S.76-95. –doi: 10.17238/issn2221-2698.2018.30.76.
14.
Chashchin V., Kovshov A., Gudkov A., Morgunov B. Sotsial'no-ekonomicheskie i povedencheskie faktory riska narushenii zdorov'ya sredi korennogo naseleniya Krainego Severa// Ekologiya cheloveka. – 2016. – №6. – S. 3-8.
15.
Sharapov A.E. Etnosotsial'naya politika Rossii v Arktike: osnovnye podkhody i printsipy // Arktika i Sever. – 2015.-№21. – S. 98-117. – doi:10.17238.issn2221-2698.2015.21.98.
16.
Vladimirova V. Transnatsional'nye indigennye organizatsii, liberal'nyi mul'tikul'turalizm i narrativy ob «indigennom separatizme» na severe Rossii // Sibirskie istoricheskie issledovaniya. – 2015.-№1. – S. 23-52. – doi: 10.17223/2312461X/7/3
17.
Polishchuk-Molodozhenya T.R. Pravovye problemy opredeleniya statusa korennykh malochislennykh narodov Severa v Rossii (na primere Murmanskoi oblasti) // Trudy Kol'skogo nauchnogo tsentra RAN.-2017.-№4-11 (8).-S. 106-121.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия Инструменты правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера Журнал: Право и политика Аннотация. Аннотация была представлена автора, но аннотации отныне оцениваются только редакцией и скрыты от рецензентов. Актуальность и предмет исследования Тема статьи и предмет исследования являются актуальными в сфере развития института правовой поддержки коренных малочисленных народов Севера на территории Российской Федерации. Статья обладает некоторой научной новизной и содержит осмысление ряда теоретических и практических вопросов реализации законодательства о поддержке коренных малочисленных народов Севера. Следует отметить, что в начале работы, к сожалению, не определена в полной мере предметная область исследования, хотя есть постановка цели и задач исследования, не сформулирована гипотеза или основная проблема научной статьи, что значительно снижает научные показатели предполагаемой публикации. Так, в начале статьи заявлено, что автор намеревается «изучить нормативную правовую основу, регулирующую деятельность по правовой поддержке коренных народов Севера». Между тем коренные малочисленные народы проживают в различных регионах РФ, не только Крайнего Севера, но и Сибири, и Дальнего Востока. Охватываются ли территориально эти регионы предметом исследования из начала работы не вполне ясно. Анализируя многоуровневый характер источников правового регулирования статуса коренных малочисленных народов (федеральный, региональный), автор показывает определенное знание некоторых пробелов и проблем в данной сфере законодательства (например, льготы для тех «коренных жителей, которые занимаются традиционной хозяйственной деятельностью» и др.). Однако не уточняет полномочия субъектов РФ в сфере правового обеспечения деятельности и прав коренных малочисленных народов, модели правового регулирования, применяемые в различных регионах с компактным или дисперсным проживанием коренных малочисленных народов. НЕТ анализа влияния международно-правовых регуляторов на российское законодательство в сфере правового статуса коренных малочисленных народов. В статье анализируются судебные дела (в основном уголовные) с участием представителей коренных малочисленных народов, формулируются некоторые обоснованные выводы о причинах и последствиях криминогенной ситуации в местах проживания и ведения традиционного хозяйства представителями коренных малочисленных народов. Автор приходит к вполне обоснованному выводу о необходимости создания «инструмента правовой поддержки» в отношении коренных малочисленных народов и предлагает создать специальную службу «юридической помощи КМНС для правового содействия при решении различных споров, как в органах власти и местного самоуправления, так и в судебных органах по гражданским, административным и уголовным делам». В статье акцентируется внимание и на проблеме распространения экстремизма и терроризма среди представителей коренных малочисленных народов в Российской Федерации. Автор исследования предлагает ряд важных соображений об улучшении правовой ситуации предупреждения преступных проявлений экстремистской и террористической направленности. В частности, в статье отмечается, что «для предупреждения каких-либо преступных проявлений террористической или экстремистской направленности среди КМНС следует возложить данную обязанность на уполномоченных по правам КМНС и предоставить им возможность представлять интересы коренных народов в органах государственной власти и местного самоуправления, в том числе и при переговорах с зарубежными представителями КМНС». Данный вывод требует серьезных изменений действующего законодательства и изменения политики и форм взаимодействия отмеченного правового института с органами, на которые возложена превентивная деятельность. Следует отметить, что представленный материал хотя и свидетельствует о наличии некоторых важных элементов научной новизны, идентифицировать уровень владения научным аппаратом затруднительно, т.к. ссылки на научные работы не имеют конкретизации страниц использованных источников. Выводы, к которым приходит автор исследования вполне обоснованы, хотя и не всегда сформулированы в развернутом виде. В статье присутствуют ссылки на научную литературу и позиции ученых, однако авторство изложенных позиций не всегда представляется возможным идентифицировать в связи с отсутствием в тексте работы ссылок на конкретные страницы. НЕ всегда автор статьи пытается объяснить, как работают те или иные точки зрения на реализацию исследовательских задач. Зачастую автор статьи присоединяется к уже опубликованным научным взглядам, не формулируя новую научную позицию по исследуемой теме. В статье не уделяется должного внимания проблеме соотношения норм международного права о коренных народов и российского федерального и регионального законодательства, роль РФ в подготовке Декларации прав коренных народов, её судьба в контексте работы российского законодательства. Выводы носят вполне обоснованный, аргументированный характер. Автор исследования приходит к суждению о том, что в РФ необходимо создать «институт уполномоченных по правам КМНС для решения различных актуальных политических и правовых вопросов, затрагивающих интересы коренного населения». К замечаниям можно отнести: не привлекаются в достаточной степени научные работы ведущих отечественных ученых в области правового статуса коренных малочисленных народов (например, работы В.А. Кряжкова). Методология исследования Методы исследования, упомянутые в начале статьи и использованные в работе, детально не конкретизированы. В частности, нет статистических данных о коренных малочисленных народах при констатации их депопуляции, о частоте привлечения к юридической ответственности представителей коренных малочисленных народов. Во-первых, нет упоминания конкретных общенаучных методов и их привязка к содержанию статьи. Во-вторых, метод правового прогнозирования никак не отражается в материалах статьи, хотя автор говорит о том, что действующего законодательство нуждается в улучшении. Выводы в конце статьи требуют определенной доработки. Научная новизна Элементы научной новизны присутствуют в представленной статье, имеют исследовательский и читательский интерес, но нуждаются в доработке в выводах исследования. Следует расширить авторскую аргументацию и обоснование сформулированных в общем виде предложений по совершенствованию действующего законодательства о статусе коренных малочисленных народов; более развернуто раскрыть практику применения мер административной и уголовной ответственности представителей коренных малочисленных народов. Следует сформулировать и конкретные предложения (в виде юридических норм) для совершенствования действующего законодательства. Стиль, структура, содержание В статье не встречаются недостатки стилистического и содержательного характера, публицистические выражения. Работа написана хорошим русским языком, автор владеет в достаточной степени специальной юридической терминологией. Научный стиль в целом выдерживается с учетом того факта, что не даётся развёрнутая оценка имеющимся в научной литературе позициям о соотношении норм международного права и российского законодательства в области статуса коренных народов. Автору исследования следует более серьёзно подойти к обоснованию авторской позиции в отношении сформулированных предложений, расширить современную научную основу для своего исследования. Библиография В целом библиография составлена без существенных нарушений требований к оформлению. Квадратные скобки содержат информацию о последовательно использованных в работе научных или нормативных источниках. Не учтено, что не рекомендуется в итоговый список включать НПА. Апелляция к оппонентам Изложение спорных позиций и апелляция к оппонентам проводятся в рамках научного стиля, корректно, но без широкого вовлечения научных позиций по вопросу о практике реализации гарантий прав коренных малочисленных народов в России. Выводы, интерес читательской аудитории Выводы автора свидетельствуют о достаточной значимости, но не вполне аргументированной и развернутой в выводах научной новизне исследования, не дают полного представления о решении потенциальных задач, намеченных в статье. Выводы нуждаются в определенной корректировке и дополнении конкретными предложениями по совершенствованию законодательства в исследуемой сфере. Статья нуждается в определенной доработке.