Читать статью 'Актуальные вопросы исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества ' в журнале Право и политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1937,   статей на доработке: 335 отклонено статей: 578 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Актуальные вопросы исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества

Каримов Вячеслав Хамитович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра Уголовного права и криминологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный университет»

656049, Россия, Алтайский Край край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Karimov Vyacheslav Khamitovich

PhD in Law

Docent, the department of Criminal Law and Criminology, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii Krai krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61

karimovvh@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.4.29117

Дата направления статьи в редакцию:

02-03-2019


Дата публикации:

24-04-2019


Аннотация.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере исполнения уголовных наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества. Предметом исследования являются нормы уголовного и уголовно-исполнительного права, регулирующие виды уголовных наказаний, порядок их исполнения и отбывания. Автор обращает внимание на то, что существующая система не решает в полной мере целей наказания по исправлению осужденных, предотвращению ими новых преступлений, а также восстановлению социальной справедливости. Необходимо сделать систему более логичной, устранить дублирование отдельных видов наказаний, совершенствовать их организацию и исполнение. Результаты исследования основаны на формально-логических и общенаучных методах научного познания, системном подходе. Кроме того, часто-научных методах: формально-юридическом, методе правового прогнозирования, методе юридического толкования. Новизна исследования заключается в том, что выявляются проблемы в законодательном регулировании и правоприменительной практике при исполнении наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества. В частности, выявляется дублирование видов наказаний в содержательной стороне, нелогичность их построения в системе наказаний в зависимости от карательного эффекта. Предлагается сделать акцент на исполнении наказаний в виде штрафа и обязательных работ как основных видах и ограничение свободы, как дополнительном виде наказания.

Ключевые слова: уголовно-исполнительная система, уголовные наказания, цели наказания, обязательные работы, штраф, исправительные работы, принудительные работы, исправительный центр, уголовный закон, уголовно-исполнительная политика

Abstract.

The object of this research is the social relations in the area of execution of criminal sentences not related to isolation of prisoners from society. The subject of this research is the norms of criminal and penal law regulating the types of criminal sentences and procedure of serving  them. Attention is turned to the fact that the current system does not fully resolve the goals of the correction of convicts, prevention of commission of new crimes by them, as well as restoration of social justice. It is necessary to make the system more logical, eliminate duplication of separate types of punishments, and improve their organization and execution. The scientific novelty of this study consists in determination of the problems in the legal regulation and law enforcement practice in execution of punishments unrelated to isolation of inmates from society. The research particularly reveals duplication of types of punishments with regards to incarceration and irrationality of their structure within the system of punishment depending on the punitive effect. The author proposes making an accent on the execution of punishment in form of fines and mandatory community service as the main types, and incarceration as an additional form of punishment.

Keywords:

forced labor, correctional labor, fine, mandatory work, punishment targets, criminal penalties, penal system, correctional center, criminal law, penal policy

XXI век заложил новый вектор развития общества. Оно стало более коммуникативным и гуманным. Прежние подходы к решению ряда вопросов, в том числе и в социальной сфере, стали неэффективными и не соответствующими реалиям времени. Сказанное в полной мере касается и общественных отношений по исполнению уголовных наказаний. Очевидно, что система исправительных учреждений, унаследованная еще с советских времен, в большей мере состоящая из исправительных колоний (ИК), не в полной мере выполняет цели наказания, такие как их исправление, предупреждение новых преступлений, (как самими осужденными, так и другими лицами). Так, по данным Судебного департамента РФ из 324,9 тысяч осужденных в первом полугодии 2018 года, более трети (113,1 тысяч!) на момент совершения преступления имели непогащенные или не снятые судимости [1].

Проведенные исследования показывают, что порядка 55% заключенных находятся в зоне криминологического «невозврата, если сроки лишения свободы превышают 5 лет, что практически исключает возможность реинтеграции в нормальную жизнь. Еще 23% заключенных, отбывающих срок от 3 до 5 лет, рискуют оказаться в зоне невозврата [10, с. 6]. Чем дольше сидит преступник, тем больше отрывается от нормального социума с его правилами поведения и перенимает совершенно иную, разрушающую криминальную культуру.

К тому же, уголовно-исполнительное законодательство, к сожалению, не содержит такой цели как восстановление социальной справедливости. Считается, что данная цель достигается при вынесении обвинительного приговора. Между тем, Конституция РФ в статье 2 определяет безусловный приоритет прав и свобод человека как высшей ценности и накладывает обязанность на государство их соблюдать и защищать, (в том числе и права пострадавших от преступлений). А. В. Сумачев отмечает, что проблема возмещения вреда для жертвы преступления в настоящий момент видится практически неразрешимой. Моральное удовлетворение остается тем единственным, что остается у пострадавших при наказании виновных [4, с. 57].

Если предшественники существующих ныне исправительных колоний – исправительно-трудовые колонии (ИТК) в условиях административной командной системы, в полной мере решали задачи по восстановлению социальной справедливости, что отражалось в привлечении к труду основной массы осужденных. То, в условиях рыночной экономики, прежняя система трудовых отношений стала невозможной и не востребованной. Значительная часть осужденных содержаться за счет государства, иными словами за счет законопослушных граждан. Возникает вопрос - насколько обоснованно перекладывать, существенное в материальном выражении, бремя содержания в исправительных колониях на общество, добропорядочных граждан, в том числе и тех, кто пострадал от совершения преступлений, изыскивая средства из других социальных сфер – медицины, образования и др.

Таким образом, необходимо концептуально менять подходы к наказаниям, назначаемым осужденным, а также порядку и условиям их исполнения и отбывания.

Одно из предлагаемых решений нами видится в необходимости увеличения количества лиц, которым назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества , с обязательным привлечением к труду и (либо) возмещением государству, обществу, гражданам ущерба, причиненного преступлением. Такие наказания обладают некоторыми преимуществами:

Во-первых, существенное сокращение материальных трат. Нет необходимости содержать осужденных, обеспечивать их одеждой, едой, местами проживания, тратить ресурсы на их изоляцию. Сэкономленные деньги, можно было бы направить на реализацию мер по профилактике преступлений, социальную адаптацию лиц их совершивших, различные иные социальные проекты;

Во-вторых, осужденный не отрывается от социума, семьи, не попадает под влияние преступной среды, (при совместном проживании в течение многих лет в общежитиях колоний этого не избежать). Конечно, существует опасность, что негативное влияние на осужденных будет оказываться и «на свободе». Но эту проблему можно решить в рамках действующих норм, используя институт дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Безусловно, что наказания, не связанные с изоляцией от общества должны применяться не ко всем осужденным. Необходимо проводить их градацию в зависимости от той опасности, которую они представляют для общества. Характер и степень общественной опасности достаточно изучен в теории уголовном праве и зависит от совершенного деяния, личности виновного, его роли в совершенном деянии и других обстоятельств.

Таким образом, наказания, не связанные с изоляцией от общества, следует активно выносить за преступления небольшой и средней тяжести, а в определенных случаях и за тяжкие преступления, (совершенные впервые, при наличии смягчающих обстоятельств). Если же лицо, совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, имеется рецидив преступлений, злостно уклоняется от отбывания уже назначенного наказания, то, он должен содержаться в условиях строгой изоляции от общества.

Нельзя сказать, что государство не осознает в необходимости проведения реформ. В частности, в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года одной из приоритетных задач выделяется расширение сферы применения наказаний и иных мер, не связанных с лишением свободы. Для решения данной задачи предполагается рационализация политики в области уголовного правосудия и увеличение к 2020 году общей численности лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией осужденного от общества, более чем на 200 тысяч. Конечно, насколько оправданно, (с точки зрения принципа независимости ветвей власти), органы исполнительной власти закладывают некие приоритетные цифры для судебной власти, которая назначает наказания и определяет виды исправительных учреждений. Между тем, несмотря на некую правовую неопределенность данного вопроса, наблюдается очевидная тенденция, хоть и в частичной мере, к исполнению заложенных в Концепции показателей.

Так, несмотря на общее снижение совершаемых преступлений, количество осуждаемых к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, неуклонно растет. Например, если в 2006 году количество осужденных к лишению права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельности было порядка 12,7 тысяч, то к 2017 году выросло в более чем десять раз – 140,1 тысяч. Сделаны конкретные шаги и по другим видам наказаний. В частности, с 2010 года исполняется ограничение свободы, которое было введено Федеральным законом от 27.12.2009 № 377-ФЗ. И если на момент начала исполнения в 2010 году количество осужденный к ограничению свободы было 6,4 тысяч, то в дальнейшем, их численность неуклонно росла, достигнув 35,8 тысяч к 2017 году [12].

Наблюдается рост приговоров и по обязательным работам: 10 тысяч (в 2006 г.) – 36, 7 тысяч (в 2017 г.); по исправительным работам: 35,9 тысяч (2006 г.) - 42,3 тыс. (2017 г.). Кроме того, с 2017 года применяется новый вид уголовное наказание – принудительные работы. Несмотря на то, что количество отбывающих по данному наказанию невелико - за 6 месяцев 2018 года было приговорено 393 лица [1], надо полагать, что со строительством новых исправительных центров, их количество существенно увеличится.

Безусловен факт, что увеличение количества приговоров по наказаниям, не связанным с изоляцией осужденных от общества, применение новых видов, обуславливает появление до конца не разрешенных на настоящий момент проблем, на некоторых из них следовало бы остановиться.

Во-первых, это эффективность применения наказаний, не связанных с изоляцией от общества и их исполнимость.

Рассмотрим более подробно.

В числе наказаний, альтернативных лишению свободы, особое место занимает штраф. До 2016 года данный вид наказания занимал среди них первое место. И если с 2005 по 2014 год количество осужденных к штрафу как основному виду наказания скачкообразно увеличивалось или немного снижалось, но не опускалось ниже 113 тысяч (в 2005 году, к штрафу было осуждено порядка 90,4 тысяч человек, в 2008 году их численность достигает пика - более 133,7 тысяч, а в 2014 году немного снижается – 111 тыс.). То в 2015 и 2016 гг. показатели снова снизились: 86,6 тыс. и 99, 9 тыс. [5, с. 60-62].

В числе причин снижения назначения штрафа отмечается их невысокая исполнимость. Так, по данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ в 2015 году сумма назначенных штрафов, (в качестве основной меры уголовного наказания), составила порядка 4,7 млрд. рублей, при этом добровольно было оплачено чуть больше 1 млрд. рублей. Штрафы на сумму почти 3,5 млрд. рублей были переданы для принудительного исполнения, из них принудительно исполнено всего 370 млн. рублей. Низкая исполнимость штрафа может быть связана с завышенными суммами при их исчислении в размере, кратном сумме коммерческого подкупа или взятки [5, с. 60-62]. Кроме того, довольно спорным является то, что штраф, назначаемый несовершеннолетним, часто перекладывается на плечи их родителей, что нашло закрепление в Уголовном кодексе РФ, но принципиально не соответствует концепции ответственности виновного, а не других лиц.

Для решения обозначенных выше проблем следует выносить штраф только в тех случаях, когда у виновного имеется реальная финансовая возможность его исполнения. В противном случае, лучше назначать обязательные работы. Если же виновный злостно уклоняется от исполнения штрафа как основного вида наказания, то, в зависимости от совершенного деяния, следует заменять его другими видами наказаний, в том числе и в виде лишения свободы, что в настоящее время, в силу ч. 5. ст. 46 УК РФ сделать нельзя. Полагаем, что назначение реальных сроков, (пусть и небольших), при злостном неисполнении, было бы оправданным решением реализации уголовной ответственности. Изначально, при принятии действующего Уголовного кодекса РФ, закладывалась идея реализации строгой изоляции через такой вид наказания как арест, но, поскольку последний не начался исполняться, возникли определенные законодательные пробелы, которые необходимо устранить.

Наиболее востребованными, имеющими, по нашему мнению, реальную перспективу дальнейшего массового применения - являются обязательные работы. Как вид уголовного наказания они начали назначаться в России относительно недавно - с 2005 года, хотя на рубеже XX века были известны общественные работы. Данный вид наказания реально приносит пользу обществу, которое, к тому же непосредственно включается в исправительный процесс. Обязательные работы не требует серьезных материальных затрат, да и труд, как основное средство исправления, находит здесь особое место.

Обязательные работы могут стать весьма эффективными при создании соответствующих условий, которых в настоящий момент нет. В числе имеющихся проблем, следует отметить:

- работодатели не заинтересованы в труде осужденных. Так, в результате исследований установлено, что более 44 % работодателей не заинтересованы принимать участие в организации обязательных работ, 42 % не желают принимать на работу осужденных и т.д. [2, с.52]. Решение проблемы видится в создании условий при которых работодатели будут заинтересованы в принятии работников (льготы по налогообложению, компенсация затрат и т.д.);

- до конца не урегулирован должный контроль за выполняемой осужденными работами и обеспечением их таковой, особенно в вечернее время, праздничные и выходные дни. Очевиден факт, что организации и предприятия, как правило, в это время уже не работают, а осужденные зачастую, в другое время и не могут, поскольку заняты по основному месту работы или учебы, (надо сделать еще и уточнение, что от основной работы или учебы ему надо добраться до места отбывания наказания). Для разрешения проблемы предлагается несколько вариантов: выделение дополнительной ставки в организации для лица, осуществляющего контроль за выполнением общественных работ, определением фронта работ, выполнение которого можно проверить, например, на следующий день [3, с.83].

Следует заметить, что отсутствие должного контроля в отношении лиц, которым назначен штраф, исправительные и обязательные работы может создать условия для совершения лицами новых преступлений и правонарушений, не будет способствовать их исправлению. Особенно если речь идет о несовершеннолетних, которым назначается минимальный размер или срок, и они не чувствуют карательного оттенка наказания. По нашему мнению, с учетом личностью виновного, которому назначено наказание в виде штрафа, исправительных и обязательных работ следует добавлять и ограничение свободы как дополнительный вид уголовного наказания. Тем самым, не изолируя виновного от общества, возможно установить над ним более четкий контроль, ограничить от потенциально опасной среды, создать возможность для реализации дополнительных средств исправления.

Что касается ограничения свободы как основного вида уголовного наказания, то он не решает в полной мере задач по исправлению и восстановления социальной справедливости. В содержании данного наказания сложно разглядеть исправительный эффект, поскольку ч. 1 ст. 53 УК РФ содержит комплекс ограничений (не уходить, не покидать и др.). О исправительном воздействии речи не идет [9, с.51-57]. Таким образом, ограничение свободы более эффективно и отвечает целям наказания как дополнительный вид наказания.

Принудительные работы, исходя из структуры раздела 2 УИК РФ, относятся к наиболее строгому наказанию, не связанному с изоляцией осужденных от общества, занимая скорее промежуточное место между разделом 2 и 4 УИК РФ, поскольку элементы изоляции все-таки налицо, а порядок исполнения и отбывания наказания во многом напоминает существующий в колониях–поселениях.

Как вид уголовного наказания принудительные работы были введены в 2011 году, а начали применяться с 2017 года и к началу следующего, было создано и введено в эксплуатацию 4 исправительных центра с лимитом наполняемости 464 человека (Приморский, Ставропольский край, Тамбовская и Тюменская область). Кроме того 7 участков, функционирующих как исправительный центр (УФИЦ). В начале 2018 года были созданы еще два исправительных центра в республиках Саха (Якутия) и Татарстан. К 2019 г. планируется создание исправительных центров в республиках Ингушетия, Чеченской, Кабардино-Балкарской, Удмуртской и Курганской, Ленинградской, Новгородской, Тульской областях. Предполагается создание еще 44 изолированных участка. В планах разместить в данных учреждениях более пяти тысяч осужденных. При общем лимите наполнения действующих исправительных центров в количестве 896 осужденных в 2017 г. согласно судебной статистике были осуждены к принудительным работам 523 чел., в том числе за тяжкие преступления – 127 чел., особо тяжкие – 1 чел., преступления средней тяжести – 144 чел. и преступления небольшой тяжести – 251 человек [6, с. 28].

Проблемным моментом в создании системы исправительных центров, по нашему мнению, может стать затратность проекта, что в условиях сложной экономической ситуации - непозволительно. К тому же, данный вид наказания будет эффективен лишь в регионах с развитой промышленностью, без какого-либо предпочтения, в виде квотирования рабочих мест, для осужденных, отчего могут быть затронуты трудовые права законопослушных граждан. Пока, к сожалению, многие субъекты не могут это обеспечить. Учитывая высокую стоимость строительства новых исправительных центров, а их надо создавать "с нуля", в соответствии с современными стандартами, данный вид наказания пока себя не оправдывает. В итоге, все может свестись к появлению еще одних колоний-поселений, только с более мягким режимом, где траты на содержание осужденных будут куда большими, нежели польза, принесенная обществу от их создания.

Во-вторых, необходимо создание должной системы наказаний, не связанных с лишением свободы.

В ныне действующем Уголовном кодекс РФ приведена довольно сложная и не вполне обоснованная система наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества, с точки зрения логики их расположения в зависимости от характера и степени общественной опасности. Так, исправительные работы, не несут в себе каких-либо серьезных ограничений для осужденных. Если обратиться к сущности данного наказания, а не к процедуре исполнения, то серьезных отличий от штрафа с предоставлением рассрочки нами не видится. И там и там происходит удержание в доход государства, при этом итоговые суммы, а также время их выплат могут совпадать. Отчасти, происходит дублирование содержательной сущности рассматриваемых наказаний. К тому же, удержание из заработанной платы небольшого процента, мера более чем мягкая по сравнению с обязательными работами. Таким образом, необходима дальнейшая дискуссия в вопросе об их месте в системе наказаний, приведенных в ст. 44 УК РФ. По нашему мнению, если исправительные работы и нужны, то они должны находиться в лестнице наказаний (как более мягкий вид) перед обязательными работами.

Еще одним наказанием, расположенным, по нашему мнению, не на своем месте в системе наказаний является ограничение свободы. Оно является более мягким наказанием, чем принудительные работы, однако, как отмечает Е.А. Пермиловская, по объему и характеру образующих его ограничений и обязанностей оно уступает в строгости исправительным и обязательным работам, отбывая которые, осужденные существенно поражаются, прежде всего, в трудовых правах [4, с. 47-52]. В качестве решения предлагаем закрепить в современной системе уголовных наказаний на предшествующем им четвертом месте. Аналогичным изменениям должна быть подвергнута и система уголовных наказаний, предусмотренная для несовершеннолетних.

Таким образом, поводя итоги рассмотренных нами вопросов, следует отметить, что за наказаниями, не связанными с изоляцией осужденных от общества – будущее. Данная система требует дальнейшего совершенствования. Следует сделать ее более логичной, понятной, избегая дублирование карательного воздействия при вынесении различных наказаний. Акцент должен быть сделан на обязательных работах и штрафе в качестве основного наказания и ограничение свободы в качестве дополнительного наказания. При этом, порядок исполнения данных наказаний требует, также совершенствования по направлениям, изложенным в работе.

Библиография
1.
Данные судебной статистики [Электронный ресурс] // Официальный сайт Судебного департамента при Верховном суде РФ. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4759
2.
Голодов П.В. Трудоустройство осужденных к наказаниям без изоляции от общества и лиц, освободившихся из мест лишения свободы: организационно-правовые аспекты // Вестник Кузбасского института. — 2018. — № 4 (37).- С. 50-55.
3.
Грушин Ф.В., Боярченкова О.В. Обязательные работы в Российской Федерации: факторы появления, некоторые проблемы и пути их решения // Человек: преступление и наказание. — 2016. — № 1(92). - С. 80-84.
4.
Пермиловская Е. А. К вопросу о месте ограничения свободы в современной системе уголовных наказаний // Вестник института: преступление, наказание, исправление. — 2017. — № 4 (40).- С. 47-51.
5.
Подройкина И.А. Практика применения штрафа как уголовного наказания. // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. — 2017. — № 9 (88). - С. 60-62.
6.
Попова Т. В., Зарипов Р. Р. Проблема трудоустройства осужденных к принудительным работам. // Вестник Владимирского юридического института. — 2018. — № 3(48).- С. 28-31.
7.
Сумачев А.В. О восстановлении социальной справедливости как цели наказания // Международный пенитенциарный журнал. - 2016. - № 1. – С.57-60.
8.
Сиряков А.Н., Сирякова Е.О. О применении к несовершеннолетним уголовного наказания в виде обязательных работ // Вестник института. Преступление. Наказание. Исправление. — 2015. — 1 (29). – С.29-33.
9.
Тепляшин П.В. Уголовное наказание в виде ограничения свободы: проблемы законодательной регламентации и эффективности в специальном предупреждении преступности // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. — 2010. — №4.- С. 51-57.
10.
Уголовная политика: дорожная карта (2017–2025 гг.) / Есаков Г. А, Долотов Р. О., Филатова М. А. и др.. — М.: Центр стратегических разработок. — 2017. – 76 с.
11.
Характеристика лиц, состоящих на учете в уголовно-исполнительных инспекциях [Электронный ресурс] // Официальный сайт ФСИН России. URL: http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika/Xar-ka%20v%20YII/
References (transliterated)
1.
Dannye sudebnoi statistiki [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Sudebnogo departamenta pri Verkhovnom sude RF. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79&item=4759
2.
Golodov P.V. Trudoustroistvo osuzhdennykh k nakazaniyam bez izolyatsii ot obshchestva i lits, osvobodivshikhsya iz mest lisheniya svobody: organizatsionno-pravovye aspekty // Vestnik Kuzbasskogo instituta. — 2018. — № 4 (37).- S. 50-55.
3.
Grushin F.V., Boyarchenkova O.V. Obyazatel'nye raboty v Rossiiskoi Federatsii: faktory poyavleniya, nekotorye problemy i puti ikh resheniya // Chelovek: prestuplenie i nakazanie. — 2016. — № 1(92). - S. 80-84.
4.
Permilovskaya E. A. K voprosu o meste ogranicheniya svobody v sovremennoi sisteme ugolovnykh nakazanii // Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie. — 2017. — № 4 (40).- S. 47-51.
5.
Podroikina I.A. Praktika primeneniya shtrafa kak ugolovnogo nakazaniya. // Nauka i obrazovanie: khozyaistvo i ekonomika; predprinimatel'stvo; pravo i upravlenie. — 2017. — № 9 (88). - S. 60-62.
6.
Popova T. V., Zaripov R. R. Problema trudoustroistva osuzhdennykh k prinuditel'nym rabotam. // Vestnik Vladimirskogo yuridicheskogo instituta. — 2018. — № 3(48).- S. 28-31.
7.
Sumachev A.V. O vosstanovlenii sotsial'noi spravedlivosti kak tseli nakazaniya // Mezhdunarodnyi penitentsiarnyi zhurnal. - 2016. - № 1. – S.57-60.
8.
Siryakov A.N., Siryakova E.O. O primenenii k nesovershennoletnim ugolovnogo nakazaniya v vide obyazatel'nykh rabot // Vestnik instituta. Prestuplenie. Nakazanie. Ispravlenie. — 2015. — 1 (29). – S.29-33.
9.
Teplyashin P.V. Ugolovnoe nakazanie v vide ogranicheniya svobody: problemy zakonodatel'noi reglamentatsii i effektivnosti v spetsial'nom preduprezhdenii prestupnosti // Kriminologicheskii zhurnal Baikal'skogo gosudarstvennogo universiteta ekonomiki i prava. — 2010. — №4.- S. 51-57.
10.
Ugolovnaya politika: dorozhnaya karta (2017–2025 gg.) / Esakov G. A, Dolotov R. O., Filatova M. A. i dr.. — M.: Tsentr strategicheskikh razrabotok. — 2017. – 76 s.
11.
Kharakteristika lits, sostoyashchikh na uchete v ugolovno-ispolnitel'nykh inspektsiyakh [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait FSIN Rossii. URL: http://fsin.rf/structure/inspector/iao/statistika/Xar-ka%20v%20YII/

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Актуальные вопросы исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества Название соответствует содержанию материалов статьи. В названии статьи просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора. Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность. В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. Автор избирательно опирался на источники и актуальные научные труды по теме исследования. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует. Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы. На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обосновал её актуальность. В основной части статьи автор сообщил читателю о перспективах развития современной уголовно-исполнительной политики в России, указал на рост числа лиц, «осуждаемых к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества» и числа вынесения «приговоров по обязательным работам» как результаты реализации данной политики. Затем автор обратил внимание на то, что «увеличение количества приговоров по наказаниям, не связанным с изоляцией осужденных от общества, применение новых видов» обусловил появление новых проблем. Автор обосновал мысль о том, «в числе наказаний, альтернативных лишению свободы, особое место занимает штраф» и объяснил причины снижения назначения наказаний в виде штрафа, затем указал на объективные проблемы повышения эффективности применения обязательных работ, а также привёл аргументы в отношении надлежащего места исправительных работ в системе наказаний. Далее автор умозрительно заметил об отсутствии «должного контроля в отношении лиц, которым назначен штраф, исправительные и обязательные работы» и не обосновал мысль о том, что «с учетом личностью виновного, которому назначено наказание в виде штрафа, исправительных и обязательных работ следует добавлять и ограничение свободы как дополнительный вид уголовного наказания». Следующий сюжет автор посвятил возможным проблемам применения с 2017 года принудительных работ как вида уголовного наказания, не сформулировав собственных предложений. В завершение основной части статьи автор разъяснил назначение «дополнительного наказания, определенного в статье 48 УК РФ как лишение (за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления) специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград» и рекомендовал законодателю дополнительно предусмотреть «избирательное» лишение «ведомственных наград (медалей и нагрудных знаков), которые выдаются за определенные профессиональные заслуги». В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «количество осужденный», «113 тыс..», «В 2005 году, к штрафу», «…а не других лиц» (не поставлена точка в конце предложения), «работы могут стать весьма эффективным» и т.д. Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. Автор резюмировал, что «за наказаниями, не связанными с изоляцией осужденных от общества – будущее», что «следует данную систему сделать более логичной, понятной, с акцентом на обязательные работы и штраф в качестве основного наказания и ограничение свободы в качестве дополнительного». На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти. На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором, в целом, достигнута. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - актуальные вопросы исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества. Методология исследования – ряд методов, используемых автором: формально-юридический, анализ и синтез и др. Актуальность обоснована автором и выражается в следующем: «за наказаниями, не связанными с изоляцией осужденных от общества – будущее». Научная новизна хорошо просматривается в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании «обязательных работах и штрафе в качестве основного наказания и ограничение свободы в качестве дополнительного наказания». Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого рода. Автор правильно подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи: «Чем дольше сидит преступник, тем больше отрывается от нормального социума с его правилами поведения и перенимает совершенно иную, разрушающую криминальную культуру». Он отмечает, что изоляцией от общества мы только усугубляем проблему, «необходимо концептуально менять подходы к наказаниям, назначаемым осужденным, а также порядку и условиям их исполнения и отбывания». Автор предлагает назначать наказания, не связанные с изоляцией от общества, и аргументирует это: «наказания обладают некоторыми преимуществами». Показывает эти преимущества: финансовые, «не попадает под влияние преступной среды». При этом автор конечно не говорит, что всех преступников не нужно изолировать, а только за «наказания, не связанные с изоляцией от общества, следует активно выносить за преступления небольшой и средней тяжести, а в определенных случаях и за тяжкие преступления, (совершенные впервые, при наличии смягчающих обстоятельств)». Это находит подтверждение и в «Концепции развития уголовно-исполнительной системы» РФ. Автор отдает себе отчет в том, что «увеличение количества приговоров по наказаниям, не связанным с изоляцией осужденных от общества, применение новых видов, обуславливает появление до конца не разрешенных на настоящий момент проблем, на некоторых из них следовало бы остановиться». И соответственно правильно их освещает в своем исследовании. «Для решения обозначенных выше проблем следует выносить штраф только в тех случаях, когда у виновного имеется реальная финансовая возможность его исполнения. В противном случае, лучше назначать обязательные работы». Автор также предлагает и решение проблемы: «следует заменять его другими видами наказаний, в том числе и в виде лишения свободы, что в настоящее время, в силу ч. 5. ст. 46 УК РФ сделать нельзя». Далее автор рассматривает другой вариант вместо изоляции от общества: «Обязательные работы могут стать весьма эффективными при создании соответствующих условий» и отмечает, что таких условий «в настоящий момент нет». Речь идет о «льготы по налогообложению, компенсация затрат и т.д.». Правда автор предлагает: «По нашему мнению, с учетом личностью виновного, которому назначено наказание в виде штрафа, исправительных и обязательных работ следует добавлять и ограничение свободы как дополнительный вид уголовного наказания. Тем самым, не изолируя виновного от общества…». Автор предлагает рассмотреть и второй вопрос: «необходимо создание должной системы наказаний, не связанных с лишением свободы». Он касается видов наказаний: ограничение свободы, принудительные работы, исправительные и обязательные работы. И в заключение автор: «поводя итоги рассмотренных нами вопросов, следует отметить, что за наказаниями, не связанными с изоляцией осужденных от общества – будущее». Однако «Данная система требует дальнейшего совершенствования». И далее «Акцент должен быть сделан на обязательных работах и штрафе в качестве основного наказания и ограничение свободы в качестве дополнительного наказания». Им также в статье отмечается и необходимость совершенствования порядка «исполнения данных наказаний». Библиография представлена достаточная, что позволяет автору правильно определить проблемы, исследовать их и раскрыть предмет статьи. Есть и НПА, статистика и судебная практика, научные публикации. Апелляция к оппонентам присутствует. Автор хорошо использует материал других исследователей и строит свои выводы. Выводы – работы может быть опубликована, интерес читательской аудитории будет.