Читать статью 'Некоторые аспекты независимости банковской гарантии в контрактной системе' в журнале Право и политика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1957,   статей на доработке: 337 отклонено статей: 580 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Некоторые аспекты независимости банковской гарантии в контрактной системе

Мельниченко Сергей Васильевич

аспирант юридического института, кафедра гражданского права и процесса, Сыктывкарский государственный университет имени Питирима Сорокина

167001, Россия, республика Коми, г. Сыктывкар, ул. Коммунистическая, 25

Mel'nichenko Sergei Vasil'evich

Post-graduate student, the department of Civil Law and Procedure, Pitirim Sorokin Syktyvkar State University

167001, Russia, respublika Komi, g. Syktyvkar, ul. Kommunisticheskaya, 25

gn.sm@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.3.29071

Дата направления статьи в редакцию:

24-02-2019


Дата публикации:

22-03-2019


Аннотация.

Объектом исследования является банковская гарантия в контрактной системе. Предметом исследования являются свойство независимости банковской гарантии в контрактной системе, используемого в процессе реализации правовых норм гражданского права и Закона о контрактной системе. В процессе изучения, свойство независимости банковской гарантии в контрактной системе, автором исследуется и подробно уделяется внимание соотношению норм частного и публичного права, а также свойствам акцессорности обязательств и независимости банковской гарантии. Автор приводит судебную практику и проблемы, возникающие в правоприменении независимости банковской гарантии, а также даются рекомендации государственным (муниципальным) заказчикам. Методологической основой является использование общенаучных методов познания, а также общие и частные методы исследования, сравнительно-правовой анализ, формально-юридический метод. Основными выводами проведенного исследования является то, что несмотря на усиления независимой гарантии путем внесения изменений в параграф 6 главы 23 ГК РФ абсолютизация обязательства гаранта невозможна. Автором указываются признаки связи гарантии с основным обязательством и делается вывод о её значительном проявлении в контрактной системе.

Ключевые слова: независимая гарантия, контрактная система, банковская гарантия, независимое обязательство, частное право, публичное право, гарант, принципал, бенефициар, акцессорные обязательства

Abstract.

The object of this research is the bank guarantee within contract system. The subject is the quality of an independent bank guarantee in contract system used in the process of realization of the provisions of civil law and Law on the Contract System. Particular attention is given to the correlation between the norms of private and public law, as well as the characteristics of accessory nature of obligations and independent bank guarantee. The author analyzes case law and issues emerging in legal enforcement of the independent bank guarantee, as well as gives recommendations to public (municipal) procurers. The main conclusion lies in the fact that despite the extension of independent guarantee through introducing amendments to Clause 6 of the Chapter 23 of the Civil Code of the Russian Federation, absolutization of obligations of a guarantor is impossible. The author emphasizes the elements of ties between the guarantee and primary obligation, as well as concludes on its substantial manifestation within contract system.

Keywords:

guarantor, public law, private law, independent undertaking, bank guarantee, contract system, independent guarantee, principal, beneficiary, accessory obligations

Система государственного заказа в Российской Федерации одна из самых динамично развивающихся отраслей отечественного законодательства, сочетающая в себе элементы частноправового и публично-правового регулирования. Среди перечисленных главой 23 ГК РФ способов обеспечения исполнения обязательств независимая гарантия характеризуется возможностью её использования для защиты не только частных, но и государственных интересов.

Предоставление гарантийных обязательств - традиционная область частного права, поскольку направлено на обеспечение обязательств известных еще римскому праву. В этой связи, независимая гарантия в системе общей части гражданского права представлена как институт независимого обязательства, способная обеспечивать практически любые обязательства (п. 5 ст. 368 ГК РФ).

Обязательство гаранта принято разделять на типы и виды в зависимости от характера обязательств, для обеспечения которых гарантия выдается. Так, различают обязательства гаранта по уплате денежной суммы (гарантия исполнения); на случай неплатежа (обеспечивает надлежащее исполнение принципалом обязательства по оплате поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг); возврата платежей (авансового платежа); исполнения гарантийных обязательств; гарантия предложения (тендерная, конкурсная гарантия).

Широкое применение банковская гарантия получила в налоговых, таможенных и других отношениях, среди которых огромную общественную значимость имеет сфера закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон о контрактной системе, Закон № 44) широко представлен элементами договорного права, защитой прав участников отношений в сфере госзаказа неустойкой (пени, штраф), способами обеспечения исполнения контракта путем внесением денежных средств и банковской гарантией. Порядок применение гражданского права в контрактной системе закреплен в п. 1 ст. 2 Закона № 44. Норма распространяется на отношения связанные с гарантийным обязательством при использовании банковской гарантии в сфере государственных и муниципальных закупок. В ст. 45 Закона о контрактной системе установлены требования к банковской гарантии, понятие которой, а также содержание независимости закреплены в параграфе 6 главы 23 ГК РФ.

О независимости гарантии в разное время высказывались прямо противоположные мнения о признании связи гарантии с основным обязательством [9,с.912]. до полного её отрицания [8,с.118]. Неопределенность в содержании независимости гарантии характеризуется диалектической противоположностью обеспечительной функции гарантии и независимостью обязательства гаранта, которым обеспечивается исполнение основного обязательства.

Ссылка в тексте гарантии на основное обязательство исполнение, которое обеспечивается гарантийным обязательством, включая обстоятельства наступления выплаты в соответствии с условиями независимой гарантии (п. 1 ст. 374 ГК РФ) указывают о связи гарантии с основным обязательством.

В настоящее время требование законодательства о включении в текст гарантии основного обязательства, обеспечиваемого с помощью обязательства гаранта, содержат п. 4 ст. 368 ГК РФ, ст. 115 БК РФ и другие законодательные акты.

Таким образом, функциональная характеристика гарантийного обязательства - обеспечение основного обязательства, исполнение которого гарантируется обязательством гаранта (ст. 329, п. п. 4, 5 ст. 368 ГК РФ), следует из цели гарантии, указывающая на связь гарантии с основным обязательством. Вместе с тем независимость гарантии обеспечивает самостоятельность двух разных по значению, но связанных между собой обязательств. Конструкция отношений между грантом, бенефициаром и принципалом, основанная на принципе независимости гарантии, позволяет сохранять существующие обязательства независимо от действительности другого обязательства, что не маловажно в договорных отношениях.

Следовательно, принцип независимости гарантии обеспечивает равнозначное соотношение между двумя обязательствами, не вторгаясь в правовую сферу деятельности другого обязательства. Свойство независимости гарантии позволяет гаранту удалено оценить по внешним признакам обстоятельства, наступление которых влекут выплату по независимой гарантии (п. 3 ст. 375 ГК РФ).

По мнению профессора Б.М. Гонгало, независимость банковской гарантии не следует абсолютизировать, поскольку ее дополнительный характер определяется функциональным назначением гарантийного обязательства[3,с.16,17,18], с чем трудно не согласиться. Абсолютизация независимости гарантийного обязательства - признак абстрактной сделки, присущий режиму ценной бумаги, которое неприменимо к обязательству гаранта. Свойство абстрактной сделки - это вторичное обязательство, отказ от исполнения которого со ссылкой на отсутствие основания или его недействительность не допускается. При этом вторичное обязательство не дополняет основное обязательство, а имеет самостоятельное существование [6].

Следовательно, квалификация абстрактной сделки, как правовой категории, необходимо рассматривать с позиции тех последствий, которые она порождает. Во-первых, с точки зрения её цели (causa). Цель абстрактной сделки не видна из её содержания, а её исполнение или неисполнение не влияет на действительность сделки. В этой связи вторым признаком абстрактной сделки будет являться отсутствие права лица ссылаться на существование основания, породившее абстрактное обязательство вследствие исполнения или неисполнения обязательства.

Схожие черты имеет и независимая гарантия. Возникновение обязательства, независимо от юридического основания, допускает В.М. Догадов. По мнению автора, если будет доказано обратное - это может повлечь неправомерное обогащение, и, чтобы этого не допустить, обязательство должно быть парализовано[7,с.59,60,61,62]. Иной позиции придерживается Р.И. Романов, отмечая, что особенность абстрактного обязательства заключается в презумпции наличия и действительности основания его возникновения, но не в отрицании существования causa как таковой[17]. Профессор Б.М. Гонгало отмечает, что абстрактная сделка характеризуется «оторванностью» или «отвлечённостью» от основания его возникновения[3].

Однако отвлеченность не свидетельствует об отсутствии связи обязательства от его основания, поскольку она не проявляется при исполнении обязательства, хотя не может объективно не существовать и выражается в отсутствии права ссылаться на существование основания породившего абстрактное обязательство, как причины неисполнения обязательства, вытекающего из абстрактной сделки. Наиболее точную характеристику взаимоотношения гарантии с основным обязательством сформулировала Л.А. Новоселова, указав на то, что связь гарантии с основным обязательством нельзя отрицать в связи с тем, что гарантийное обязательство, как правило, появляется тогда, когда существует требующее обеспечение обязательство[11,с.190].

Оценивая характер независимости обязательства гаранта нельзя не обратить внимания на характеристику акцессорных (дополнительных) обязательств. Защита интереса кредитора лежит в основе любого обеспечительного обязательства содержание, которого следует из основного обязательства и указывает на его основу (causa).

Изменения и (или) недействительность основного обязательства неизбежно влияет на состояние акцессорного обязательства, так как цель его не просто следовать основному обязательству, а обслуживать его. Иное означало бы невыполнение дополнительным обязательством функции обеспечения, так как оно не будет выполнять задачи, для которых оно создано, т.е. своему основанию (causa).

Независимость гарантии обеспечивает обязательству гаранта иное предусмотренное в ст. 329 ГК РФ положение, исключающее влияние на обязательство гаранта, которое не зависит от состояния основного обязательства. Особенность гарантии проявляется в том, что выполнение гарантийной функции в «отрыве» от основного обязательства в принципе невозможно. Указание на основное обязательство, исполнение по которому обеспечивается гарантией, относится к существенным условием независимой гарантии (п. 4 ст. 368 ГК РФ). Согласно ст. 368 ГК РФ гарант обязуется уплатить по просьбе другого лица (принципала) указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства в соответствии с условиями данного гарантом обязательства. Условия выплаты денежной суммы определены ст. 374 ГК РФ, в соответствии с которой бенефициар вправе требовать выплату при наступлении обстоятельств, предусмотренных в гарантии (п. 4 ст. 368, п. 1 ст. 374 ГК РФ). К таким обстоятельствам чаще всего относятся нарушение должником (принципалом) основного обязательства перед кредитором (бенефициаром). Таким образом, функция обеспечения основного обязательства следует из содержания независимой гарантии. Обязательство гаранта выплатить денежную сумму само по себе не может являться способом обеспечения исполнения обязательств, если отсутствует условие об основном обязательстве, а также не наступили обстоятельства выплаты денежной суммы. В противном случае мы получим гарантию в режиме ценной бумаги.

Следовательно, независимую гарантию нельзя отнести к абстрактной сделке в классическом виде, поскольку существование основного обязательства и условия выплаты связывают обязательства гаранта и бенефициара функциональной принадлежностью гарантии - обеспечение основного обязательства.

Изменения, взнесённые в правила § 6 главы 23 ГК РФ усилили независимости гарантийного обязательства и смягчили раннее существующие противоречия между независимой гарантией и основным обязательством[18], однако вопросы, связанные с толкованием независимости гарантии в контрактной системе, продолжают оставаться актуальными и в настоящее время. Так, по делу А76-27911/2015 арбитражный суд, ссылаясь на акцессорный характер банковой гарантии, пришел к выводу о том, что, как и другие способы обеспечения исполнения обязательств, банковская гарантия призвана обеспечить исполнение основного обязательства лишь в отношении неисполненного должником обязательства[16].

Отметим, что законодательством не установлено запрета в отношении порядка определения суммы, подлежащей выплате, если в гарантии об этом содержится условие (п. 4 ст. 368 ГК РФ). В тоже время п. 4 ст. 368 ГК РФ не содержит требования о том, что сумма гарантийной выплаты должна быть уменьшена на размер исполненного обязательства, следовательно, размер обеспечения с учетом п. 1 ст. 368 и ст. 370 ГК РФ может быть определен в самой гарантии и не зависеть от каких-либо иных обязательств.

Вместе с тем, условия банковской гарантии в контрактной системе устанавливаются в соответствии со ст. 45 Закона № 44 с учетом положения § 6 главы 23 ГК РФ (п. 1 ст. 2 Закона № 44).

Учитывая специфику отношений и интересы государственного и муниципального заказчика Правительством Российской Федерации на основании ст. 45 Закона о контрактной системе установлены дополнительные требования к банковской гарантии[16] (далее - дополнительные требования). Пунктом «а» дополнительных требований установлено, что в банковской гарантии должны быть обязательно предусмотрены права заказчика представлять требование об уплате денежной суммы, предоставленной в качестве обеспечения исполнения контракта в случае ненадлежащего выполнения или невыполнения обязательств, обеспеченных банковской гарантией в размере цены контракта, уменьшенном на сумму, пропорциональную объему фактически исполненных обязательств, предусмотренных контрактом и оплаченных заказчиком, но не превышающем размер обеспечения исполнения контракта.

Таким образом, на основании п. 4 ст. 368 ГК РФ и ст. 45 Закона № 44, Правительством Российской Федерации установлен порядок определения денежной суммы, подлежащей выплате, которая ограничивается на случай ненадлежащего выполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, обеспеченных банковской гарантией пропорционально объему исполненных обязательств.

Однако, порядок определения денежной суммы, в случае несогласия с его размером, установленного в расчете и предъявленного гаранту к оплате, свидетельствует о влиянии основного обязательства на обязательство гаранта, поскольку требует проверки объема исполнения принципалом основного обязательства и предъявленной к оплате суммы на соответствие порядка её определения.

Раннее суды неоднократно высказывались о том, что предметом доказывания по иску бенефициара к гаранту входит лишь проверка соблюдения истцом (бенефициаром) порядка предъявления требований по банковской гарантии с приложением указанных в гарантии документов[12].

Следовательно, проведение проверки на соответствие порядка определения денежной суммы потребует исследование во взаимосвязи соблюдения исполнения гарантийного и основного обязательства.

Таким образом, несмотря на формальный подход к проверке гарантом соответствия предъявленного бенефициаром требования и документов, связь гарантии с основным обязательством по отношению с нормами ГК РФ в контрактной системе выражена более, чем значительно.

Другая проблема заключается в том, что размер денежной выплаты по требованию бенефициара пропорционально объему исполненных обязательств в контрактной системе трактуется как условие, ограничивающие применение банковской гарантии, и связывается в основном с обеспечением выплаты неустойки возмещением ущерба либо возврата авансовых платежей.

По делу № А76-27911/2015 суд указал, что обеспечение исполнения контракта, призвано упростить процедуру удовлетворения требований заказчика, возникших у него к контрагенту в ходе исполнения контракта, в частности, в связи с применением мер гражданско-правовой ответственности. Суд отметил, что обеспечение исполнения контракта является средством, за счет которого заказчик получит удовлетворение своих требований к поставщику (подрядчику, исполнителю), возникших при исполнении контракта например, о взыскании неустойки, убытков, возврате аванса и проч. Отметим, что по указанному делу условия банковской гарантии были призваны обеспечить неисполнение или ненадлежащее исполнение принципалом обязательств по контракту с выплатой любой денежной суммы, в пределах установленной гарантий. Гарантия не содержала условия о выплате суммы обеспечения, связанной с выплатой неустойки. К аналогичным выводам пришел Арбитражный суд Дальневосточного округа от 07.11.2016 № Ф03-4981/2016 по делу № А59-815/2016.

В этой связи, обратим внимание на то, что Закон о контрактной системе (п. 2 ч. 2 ст. 45 Закона № 44), в отличие от норм гражданского права (п. 4 ст. 368 ГК РФ) не содержит условия о включении в текст гарантии основного обязательства, исполнение по которому обеспечивается. Из чего следует, что законодателем сознательно выбрана общая формулировка об обязательствах принципала, с целью обеспечить заказчику возможность гарантировать исполнение любых обязательств, а не только связанных с применением гражданской ответственности и возврата суммы аванса.

Если говорить об обязательстве гаранта как об акцессорном обязательстве в контрактной системе, то выявляется следующая неопределенность в характере гарантийного обязательства. Предположим, что обязательство гаранта имеет акцессорный характер, на что указал суд по делу А76-27911/2015, тогда формулировка в тексте закона «основное обязательство» или «обязательства принципала» утрачивает юридический смысл, так как обеспечение будет возможно только в отношении «основного обязательства», поскольку обязательство гаранта по отношению к обязательству принципала всегда будет являться дополнительным, то есть производным.

Следовательно, признавая за обязательством гаранта акцессорный характер, гарантия автоматически становится обязательством, имеющего ограниченную сферу применения.

В этой связи, заказчикам следует больше уделять внимания условиям конкурсной документации и тексту проекта контракта в части обеспечения обязательств с помощью банковской гарантии, в которых необходимо четко прописывать, какие обязательства принципала обеспечиваются банковской гарантией, и отграничивать условия их выплаты вне зависимости от начисленной и выплаченной неустойки.

Библиография
1.
Белов В.А. Новые способы обеспечения исполнения банковских обязательств // Бизнес и банки. 1997. № 45 (367). С.1-5.
2.
Бирюкова Л.А. Банковские гарантии: теория и практика. М.: Спарк, 2004.158 с.
3.
Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств: вопросы теории и практики. М., 2004. 220 с.
4.
Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права» под ред. Л.В. Санниковой. М.: «Статут», 2016. 621с.
5.
Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2016. Т. 2. 528 с.
6.
Гришаев С.П. Ценные бумаги: виды и практика применения. М.: Редакция «Российской газеты», 2016. Вып. 2. 176 с.
7.
Догадов В.М. Абстрактные и материальные обязательства в современном праве. СПб., 1911. 448 с.
8.
Ефимова Л. Банковская гарантия: понятие и практическая применимость // Хозяйство и право. 1996. № 3. С. 116-121.
9.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный): В 3 т. Т. 1 / Т.Е. Абова, З.С. Беляева, Е.Н. Гендзехадзе и др.; под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт-Издат, 2007. 1060с.
10.
Кузнецова Л.В. Банковская гарантия: миф о независимости // Российская юстиция. 2008. № 2. С. 7-13.
11.
Новоселова Л.А. О соотношении обязательства гаранта и обеспечиваемого обязательства // Основные проблемы частного права: Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского // Отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 189-193.
12.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 04.06.2018 № Ф05-6031/2018 по делу № А40-57844/2017. [Электронный ресурс]. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
13.
Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.08.2017 № Ф01-3116/2017 по делу № А31-7557/2016. [Электронный ресурс]. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
14.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.03.2018 № Ф09-464/18 по делу № А76-29012/2016 [Электронный ресурс]. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
15.
Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 14.12.2016 N Ф09-10360/16 по делу № А76-27911/2015 [Электронный ресурс]. Доступ из справочно-правовой системы «Консультант Плюс».
16.
Постановление Правительства РФ от 08.11.2013 № 1005 «О банковских гарантиях, используемых для целей Федерального закона «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» // Собрание законодательства РФ. 2013. № 46. Ст. 5947.
17.
Романов Р.И. Независимость банковской гарантии // Новый юридический журнал. 2012. № 1.С. 113-121.
18.
Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» //Собрание законодательства РФ. 09.03.2015.N 10. Ст. 1412.
References (transliterated)
1.
Belov V.A. Novye sposoby obespecheniya ispolneniya bankovskikh obyazatel'stv // Biznes i banki. 1997. № 45 (367). S.1-5.
2.
Biryukova L.A. Bankovskie garantii: teoriya i praktika. M.: Spark, 2004.158 s.
3.
Gongalo B.M. Uchenie ob obespechenii obyazatel'stv: voprosy teorii i praktiki. M., 2004. 220 s.
4.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii. Postateinyi kommentarii k razdelu III «Obshchaya chast' obyazatel'nogo prava» pod red. L.V. Sannikovoi. M.: «Statut», 2016. 621s.
5.
Grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 2 t. / Pod red. B.M. Gongalo. M.: Statut, 2016. T. 2. 528 s.
6.
Grishaev S.P. Tsennye bumagi: vidy i praktika primeneniya. M.: Redaktsiya «Rossiiskoi gazety», 2016. Vyp. 2. 176 s.
7.
Dogadov V.M. Abstraktnye i material'nye obyazatel'stva v sovremennom prave. SPb., 1911. 448 s.
8.
Efimova L. Bankovskaya garantiya: ponyatie i prakticheskaya primenimost' // Khozyaistvo i pravo. 1996. № 3. S. 116-121.
9.
Kommentarii k Grazhdanskomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii, chasti pervoi (postateinyi): V 3 t. T. 1 / T.E. Abova, Z.S. Belyaeva, E.N. Gendzekhadze i dr.; pod red. T.E. Abovoi, A.Yu. Kabalkina. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Yurait-Izdat, 2007. 1060s.
10.
Kuznetsova L.V. Bankovskaya garantiya: mif o nezavisimosti // Rossiiskaya yustitsiya. 2008. № 2. S. 7-13.
11.
Novoselova L.A. O sootnoshenii obyazatel'stva garanta i obespechivaemogo obyazatel'stva // Osnovnye problemy chastnogo prava: Sbornik statei k yubileyu doktora yuridicheskikh nauk, professora Aleksandra L'vovicha Makovskogo // Otv. red. V.V. Vitryanskii, E.A. Sukhanov. M.: Statut, 2010. S. 189-193.
12.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Moskovskogo okruga ot 04.06.2018 № F05-6031/2018 po delu № A40-57844/2017. [Elektronnyi resurs]. Dostup iz spravochno-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
13.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Volgo-Vyatskogo okruga ot 03.08.2017 № F01-3116/2017 po delu № A31-7557/2016. [Elektronnyi resurs]. Dostup iz spravochno-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
14.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 16.03.2018 № F09-464/18 po delu № A76-29012/2016 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz spravochno-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
15.
Postanovlenie Arbitrazhnogo suda Ural'skogo okruga ot 14.12.2016 N F09-10360/16 po delu № A76-27911/2015 [Elektronnyi resurs]. Dostup iz spravochno-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
16.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 08.11.2013 № 1005 «O bankovskikh garantiyakh, ispol'zuemykh dlya tselei Federal'nogo zakona «O kontraktnoi sisteme v sfere zakupok tovarov, rabot, uslug dlya obespecheniya gosudarstvennykh i munitsipal'nykh nuzhd» // Sobranie zakonodatel'stva RF. 2013. № 46. St. 5947.
17.
Romanov R.I. Nezavisimost' bankovskoi garantii // Novyi yuridicheskii zhurnal. 2012. № 1.S. 113-121.
18.
Federal'nyi zakon ot 08.03.2015 № 42-FZ «O vnesenii izmenenii v chast' pervuyu Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» //Sobranie zakonodatel'stva RF. 09.03.2015.N 10. St. 1412.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - некоторые аспекты независимости банковской гарантии в контрактной системе. Методология исследования – ряд методов, которыми автор хорошо пользуется. Среди них формально-юридический, анализ, синтез и др. Актуальность не вызывает сомнения и автором показана при определении предмета статьи. Научная новизна присутствует, и автор показывает ее в виде теоретического обоснования отличия и сходства черт гарантии по ГК РФ и Закону о контрактной системе, а также условия независимости банковской гарантии в контрактной системе. Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого рода. Есть некоторые вопросы. Не совсем ясно высказывание автора: «Деление права на общественные отношения позволяет разделить гарантийное обязательство на подвиды..». Как это он делит право, и почему на «общественные отношения»? Откуда следует положение: «В этой связи независимая гарантия в системе общей части гражданского права представлена как институт независимого обязательства, применяемая в различных отраслях права, способная обеспечивать практически любые обязательства (п. 5 ст. 368 ГК РФ)»? Почему «в различных отраслях права»? Автор правильно замечает, на основе анализа научных работ разных авторов, что «Оценивая характер независимости обязательства гаранта нельзя не обратить внимания на характеристику акцессорных (дополнительных) обязательств. Защита интереса кредитора лежит в основе любого обеспечительного обязательства содержание, которого следует из основного обязательства и указывает на его основу (causa)». И далее «Иное означало бы невыполнение дополнительным обязательством функции обеспечения, так как оно не будет выполнять задачи, для которых оно создано, т. е. своему основанию (causa)». Автор подробно и правильно анализирует «Независимость гарантии», «Таким образом, функция обеспечения основного обязательства следует из содержания независимой гарантии». И затем им делается вывод, о том, что «Следовательно, независимую гарантию нельзя отнести к абстрактной сделке в классическом виде, поскольку существование основного обязательства и условия выплаты связывают обязательства гаранта и бенефициара функциональной принадлежностью гарантии - обеспечение основного обязательства». Автор достаточно четко формулирует проблемы (скорее аспекты) банковской гарантии в контрактной системе закупок в отличие от ГК РФ: «связь гарантии с основным обязательством по отношению с нормами ГК РФ в контрактной системе выражена более, чем значительно», «размер денежной выплаты по требованию бенефициара пропорционально объему исполненных обязательств». Однако им же отмечается, что «складывающаяся судебная практика по вопросу применения гарантийного обязательства в контрактной системе не отвечает интересам заказчиков и требованиям законодательства». На что можно возразить, т. к. ст. 45 Закона о контрактной системе содержит положение «Банковская гарантия должна быть безотзывной и должна содержать:2) обязательства принципала, надлежащее исполнение которых обеспечивается банковской гарантией;». Но вывод статьи носит практический характер: «В этой связи, заказчикам следует больше уделять внимания условиям конкурсной документации и тексту проекта контракта в части обеспечения обязательств с помощью банковской гарантии, в которых необходимо четко прописывать, какие обязательства принципала обеспечиваются банковской гарантией, и отграничивать условия их выплаты вне зависимости от начисленной и выплаченной неустойки.». Он показывает, что автор владеет материалом и достойно провел свое исследование. Библиография достаточно полная, НПА, научная литература и судебная практика. Апелляция к оппонентам присутствует в полном объеме. Выводы – статью рекомендую к опубликованию, интерес читательской аудитории будет.