Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Организация и командный состав белоказачьих воинских формирований на территории Забайкалья в годы Гражданской войны (август 1918–ноябрь 1920)
Стариков Игорь Владимирович

кандидат исторических наук

доцент, кафедра теории и истории государства права, Челябинский государственный университет

454001, Россия, Челябинская область, г. Челябинск, ул. Бр. Кашириных, 129, оф. 317

Starikov Igor' Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of Theory and History of State and Law, Chelyabinsk State University

454001, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Chelyabinsk, ul. Br. Kashirinykh, 129, of. 317

istar977@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Целью исследования является рассмотрение организации казачьих воинских формирований Белого движения и структуры их командного состава на территории Забайкалья в августе 1918–ноябре 1920 гг. Предметом научного анализа стала история участия Забайкальского, Оренбургского, Енисейского, Сибирского и Уссурийского казачьих войск в Гражданской войне в целом и на территории Забайкалья, в частности. Выбор территории Забайкалья в качестве объекта исследования организации белогвардейских вооружённых сил обусловлен недостаточной изученностью и отсутствием специальных научных работ. Хронологические рамки охватывают период с момента падения Советской власти в Чите в августе 1918 г. до исхода Белой армии из Забайкалья в ноябре 1920 г. Методологической основой написания научной статьи являются исторический, сравнительный, логический и системно-структурный традиционные принципы познания. Научная новизна исследования заключается в обобщении информации из различных опубликованных и малоизученных источников с целью воссоздания организационной и командной структуры белоказачьих вооружённых формирований. В статье также рассмотрено их участие в военных действиях против партизанских отрядов красных и Народно-Революционной Армии Дальневосточной Республики, что даёт возможность восстановить полную картину исключительно драматичных страниц истории Гражданской войны и иностранной военной интервенции на территории Забайкалья.

Ключевые слова: гражданская война, казачество, каппелевцы, семёновцы, Дальневосточная армия, Дальневосточная Республика, Народно-Революционная Армия, военная интервенция, партизанское движение, самоохранный полк

DOI:

10.25136/2409-868X.2019.8.28962

Дата направления в редакцию:

20-02-2019


Дата рецензирования:

14-02-2019


Дата публикации:

25-08-2019


Abstract.

The goal of this research is the analysis of organization of the Cossack military formations of White Movement and structure of their officer corps in Transbaikal territory over the period from August 1918 to November 1920. The subject of this work is the history of involvement of Transbaikal, Orenburg, Yeniseian, Siberian and Ussuri Cossack troops in the Civil War overall and Transbaikal region in particular. The chronological framework cover the period since the moment of the collapse of Soviet regime in Chita in the August 1918 until withdrawal of the White Army from Transbaikal in November 1920. The scientific novelty consists in generalization of information from the various published and little-studied sources for the purpose of restoring the organizational and corps structure of the White Cossack armed forces. The article also examines their engagement in military actions against partisan units of the Red and People’s Revolutionary Army of the Far Eastern Republic, which allows restoring a full picture of the exceptionally dramatic pages in the history of Civil War and foreign military intervention in Transbaikal territory.

Keywords:

military intervention, People's Revolutionary Army, Far Eastern Republic, Far Eastern Army, semyonovtsy, kappelevtsy, the Cossacks, the Civil War, partisan movement, self-defense regiment

В эти дни 100 лет назад в России шла Гражданская война – величайшая трагедия нашего народа, унёсшая вместе с голодом 15-20 млн. человеческих жизней из 150 млн. россиян. Эта война была самой страшной, которую наша страна пережила за свою историю, – именно с революционных событий 1917 г. начался разлом в душах и умах людей, и граница его прошла по всем семьям, надолго расколов российское общество. Её отголоски слышны и в наше время. Поэтому исследование отдельных событий и явлений той войны не утратило своей актуальности.

С начала 1990-х гг. особое место отводится изучению проблемы участия казачьих воинских формирований в боевых действиях на Дону, Кубани, Тереке, Урале, в Поволжье, Сибири, Забайкалье и на Дальнем Востоке. Не будет преувеличением сказать, что без казачества как базы не было бы и Белого движения. Так, по данным на 5 января 1920 г., казаки составляли 61 % боевого состава Вооружённых сил Юга России [1, с. 7]. Значительным было и их представительство в Вооружённых силах Российской восточной окраины, как стали называться объединённые в феврале 1920 г. на территории Забайкалья остатки Российской армии адмирала А. В. Колчака (известные как «каппелевцы») с войсками атамана Г. М. Семёнова («семёновцы»). Была сформирована белогвардейская Дальневосточная армия, противостоявшая на западе Народно-Революционной Армии Дальневосточной Республики (НРА ДВР) и партизанам в Восточном Забайкалье (с августа – Амурский фронт).

Изучение истории этой армии не стало предметом специального исследования в научной литературе. В советский период в работах С. Н. Шишкина [2], Б. М. Шерешевского [3] и М. И. Светачева [4] основное внимание уделялось установлению Советской власти, развитию партизанского движения и борьбе с войсками белогвардейцев и японских интервентов в Забайкалье. Зарубежные русские авторы, такие как Б. Б. Филимонов [5] и А. В. Зуев [6], собрали и обобщили сведения по организационной структуре и командному составу антибольшевистских вооружённых формирований в 1920 г. Современные историки, например, А. В. Ганин [7], С. Г. Тарасов [8], В. А. Шулдяков [9], уделяют внимание участию отдельных казачьих войск в Гражданской войне.

Источниковой базой исследования организационной и командной структуры казачьих частей в Забайкалье послужили архивные и опубликованные документы и воспоминания участников Гражданской войны. Основными архивными источниками являются документы Российского государственного военного архива (РГВА), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), государственных архивов Забайкальского (ГАЗК) и Хабаровского (ГАХК) краёв.

К февралю-марту 1920 г. на территории России остались лишь два центра Белого движения – это Крым и Забайкалье, где были собраны остатки Вооружённых сил Юга России и Российской армии адмирала А. В. Колчака. Главнокомандующий армии в Крыму генерал П. Н. Врангель подавил самостоятельность и оппозиционные настроения в казачьих войсках, что выразилось в изменении их организации и устранении ряда военачальников [10, с. 333]. Этого не случилось в Забайкалье, поскольку Главнокомандующий всеми вооружёнными силами Российской восточной окраины генерал Г. М. Семёнов являлся одновременно и Походным атаманом всех казачьих войск Урала, Сибири и Дальнего Востока. В феврале-марте 1920 г. была осуществлена реорганизация всех белых войск, произведено назначение на командные должности, затронувшие и полки Забайкальского, Оренбургского, Енисейского, Сибирского и Уссурийского казачеств.

* * *

Забайкальское казачье войско занимало разрозненные площади вдоль маньчжурской и монгольской границ на юге Забайкальской области. К 1917 г. оно насчитывало 265 000 человек (32 % населения Забайкальской области), проживавших в 63 станицах и 516 посёлках, и выставило на фронт Первой мировой войны 14 000 казаков (9 конных полков и 5 батарей). Войско располагало 9,5 млн. десятин земли (душевой надел – 46 десятин) и делилось на четыре отдела: 1-й занимал юго-западную часть Забайкальской области с центром в г. Троицкосавск, 2-й – южную с центром в г. Акша, 3-й – северо-восточную с центром в г. Нерчинск и 4-й – юго-восточную с центром в с. Нерчинский Завод [11, с. 280]. Организационная структура вооружённых формирований Забайкальского казачьего войска в годы Гражданской войны складывалась постепенно.

Создание 1-й Забайкальской казачьей дивизии началось ещё в конце августа 1918 г. после очищения территории войска от большевиков. 20 августа была объявлена мобилизация казаков призыва 1915, 1916, 1917 и 1918 гг. Комплектование частей командным составом осуществлялось на основе организованного атаманом Г. М. Семёновым в конце 1917 г. Особого Маньчжурского Отряда и развёрнутого из нелегальной офицерской организации так называемого «Титовского» полка. По водворении Семёнова в Чите титовцы были заменены его ставленниками [12, с. 52]. Приказом по Забайкальскому казачьему войску от 14 сентября 1918 г. начальником дивизии был назначен родственник атамана и его помощник по Особому Маньчжурскому отряду генерал-майор Д. Ф. Семёнов. Создание дивизии было подтверждено 8 октября 1918 г. приказом № 1 войскам 5-го Приамурского корпуса [13, л. 1об.].

В состав дивизии вошли четыре конных полка 4-сотенного состава, а также артиллерийский дивизион в две батареи 4-х орудийного состава каждая. Пунктами их формирования были определены: 1-го – г. Чита, 2-го – г. Троицкосавск, 3-го – г. Акша и ст. Борзя и 4-го – г. Нерчинск, Забайкальского казачьего артиллерийского дивизиона – Чита [14, с. 171]. Командирами полков стали полковники Г. Е. Мациевский, Н. М. Комаровский, В. И. Войлошников и М. Е. Золотухин. Забайкальский казачий артиллерийский дивизион возглавил есаул Ф. К. Мыльников. 9 ноября 1918 г. в дивизию были назначены: исполняющий должность начальника штаба – есаул Е. Л. Трухин, начальник 1-й бригады – полковник А. П. Бакшеев и 2-й – полковник И. Я. Шемелин [14, с. 172].

В разгоревшийся осенью 1918 г. конфликт атамана Г. М. Семёнова с Верховным Правителем России адмиралом А. В. Колчаком оказались вовлечены и некоторые казачьи части. Так, командир 2-го Забайкальского казачьего полка полковник Н. М. Комаровский отказался подчиняться Г. М. Семёнову. 17 февраля 1919 г. он увёл свой полк из Троицкосавска через Монголию в Иркутскую губернию. В пути большинство казаков разъехалось по домам. В Иркутск пришло до 160 бойцов, в том числе 37 офицеров [15, с. 117]. Сформированный в пос. Песчанка под Читой новый 2-й Забайкальский казачий полк возглавил войсковой старшина М. Ф. Рюмкин.

Как и другие воинские соединения, находившиеся в подчинении Г. М. Семёнова, 1-я Забайкальская казачья дивизия не была направлена на Урал или в Поволжье, где весной 1919 г. решалась участь Белого движения на Востоке страны. Серьёзной проблемой для атамана стала деятельность красных отрядов в Восточном Забайкалье, перешедших к партизанским методам ведения войны. Именно сюда были направлены обладавшие высокой боевой выучкой, маневренностью и отличным знанием местности регулярные казачьи полки и добровольческие дружины.

Боевые действия в Восточном Забайкалье шли с переменным успехом. Партизаны усиливались после побед и таяли, расходясь по домам, после неудач. Труднодоступный, с горами до 2 000 метров, удалённый на 200-300 км от железной дороги, приграничный юго-восток Забайкалья был очень удобен для партизан. Борьба с ними повлекла за собой увеличение численности вооружённых сил атамана Г. М. Семёнова. В июне 1919 г. из добровольческих дружин и кадра 1-й дивизии (ею стал командовать генерал-майор Г. Е. Мациевский) была развёрнута 2-я Забайкальская казачья дивизия. Её начальником был назначен генерал-майор И. Я. Шемелин, начальником штаба – войсковой старшина В. К. Токмаков, командиром 1-й бригады – полковник Г. Г. Эпов, 2-й – полковник М. Е. Золотухин. В состав дивизии вошли 5-й, 6-й, 7-й и 8-й полки войсковых старшин Н. Н. Лаврова, Н. Н. Щеглова, П. И. Чупрова и полковника И. Ф. Рюмкина соответственно, а также 2-й артиллерийский дивизион полковника А. В. Кобылкина [16, л. 416об.–417об.].

Под влиянием большевистской агитации, успехов советских войск и партизан, а также на почве недовольства семёновским режимом летом 1919 г. в казачьих частях началось разложение, массовое дезертирство, переход казаков на сторону красных [17, с. 211]. Так, в ночь на 15 июля две сотни 1-го Забайкальского казачьего полка убили 11 офицеров и влились в партизанские ряды. 21 июля произошло волнение в 4-м Забайкальском полку и 170 казаков ушли к партизанам. В ответ Г. М. Семёнов издал приказ № 630, что при взятии в плен перешедших к партизанам казаков расстреливать без суда, вместо них призвать братьев или отцов, а казакам объявить, что при их бегстве к красным будет расстрелян старший член семьи [11, с. 282].

В дальнейшем создавались всё новые и новые воинские соединения казаков. Так, 20 сентября приказами по войску № 886-19 и № 887-19 из станичных дружин были сформированы 9-й (командир – есаул М. И. Ваулин) и 10-й (есаул В. И. Деревцов) Забайкальские казачьи полки [16, л. 385об.]. Их штабы располагались в станицах Ундинской и Сретенской. 5 октября эти полки вошли в состав 1-й Забайкальской казачьей дивизии.

Приказом атамана Г. М. Семёнова от 3 октября 3-й Забайкальский казачий полк (командир – войсковой старшина А. Н. Шестаков) из-за неблагонадёжности был отправлен в «долговременную командировку в Уссурийский край» и расположен на ст. Гродеково. Туда же была отправлена и 1-я Забайкальская казачья батарея [18]. После восстания 26 января 1920 г. в Никольске-Уссурийском полк перешёл на сторону красных.

Осенью 1919 г. многие казаки, особенно мобилизованные из 3-го и 4-го отделов, осуждали политику опиравшегося на поддержку Японии атамана Г. М. Семёнова, сочувствовали партизанам и переходили на их сторону. Согласно приказу Помощника Командующего Войсками Приамурского военного округа от 27 октября № 358 из-за малочисленности 2-я Забайкальская казачья дивизия была переформирована в 1-ю Отдельную Забайкальскую казачью бригаду. 7-й и 8-й Забайкальские казачьи полки сводились в 5-й и 6-й полки, а также в Отдельный пластунский батальон. 9-й и 10-й Забайкальские казачьи полки были переименованы в 7-й и 8-й [16, л. 385об.].

Для усиления борьбы с партизанами Г. М. Семёнов 28 октября свёл по четыре охранные казачьи сотни в 9-й, 10-й, 11-й, 12-й, 13-й и 14-й полки. Командирами стали подъесаул В. В. Токмаков, войсковые старшины А. П. Духовской, А. И. Чирков, Н. Н. Лавров, полковник И. Ф. Рюмкин и подъесаул М. Д. Рожнев соответственно, дислокация штабов – с. Доно, ст. Борзя, станица Митрофановская, г. Акша, г. Троицкосавск, с. Нерчинский Завод. Кроме боевых действий по защите своих станиц, «самоохранные» полки должны были выдвигаться и в другие районы [14, с. 238].

К февралю 1920 г. всё Забайкалье было в руках многочисленных красных партизанских отрядов. Власть атамана Г.М. Семёнова держалась в крае только благодаря присутствию японских войск, охранявших железную дорогу [19, с. 199]. После прибытия каппелевцев и сформирования Дальневосточной армии 1-ю Забайкальскую казачью дивизию, 1-ю Отдельную Забайкальскую казачью бригаду, с подчинёнными им самоохранными полками, и Сводную Маньчжурскую атамана Семёнова дивизию 10 марта 1920 г. было приказано свести в 1-й Отдельный (с 27 апреля – Забайкальский) корпус. Его командующим был назначен генерал-лейтенант Д. Ф. Семёнов [14, с. 240].

1-я Забайкальская казачья дивизия (начальник – генерал-майор Г. Е. Мациевский) вела борьбу с партизанами в районе Сретенска. В её состав входили 1-й (полковник А. К. Токмаков), 2-й (полковник М. Ф. Рюмкин), 4-й (полковник И. А. Фомин), 7-й (войсковой старшина М. И. Ваулин) и 8-й (полковник В. И. Деревцов) Забайкальские казачьи полки, а также 1-й Забайкальский казачий артиллерийский дивизион (полковник Ф. К. Мыльников). Дивизии были приданы 10-й (полковник А. П. Духовской) и 11-й (есаул А. П. Костромин) самоохранные полки и другие части. На 20 марта они насчитывали 115 офицеров, 636 штыков, 2 840 сабель, 11 пулемётов и 3 орудия [20, л. 1].

В районе с. Нерчинский Завод находилась 1-я Отдельная Забайкальская казачья бригада (начальник – генерал-майор И. Я. Шемелин). Она состояла из 5-го (полковник В. С. Мыльников) и 6-го (войсковой старшина Н. Н. Щеглов) Забайкальских казачьих полков, пластунского батальона (есаул И. М. Бакшеев), 2-го артиллерийского дивизиона (есаул А. И. Новиков) и приданных 9-го (есаул В. В. Токмаков) и 14-го (есаул Н. А. Аникьев) самоохранных полков и других частей. В их составе на 20 марта было 149 офицеров, 1 699 штыков, 1 850 сабель, 12 пулемётов и 8 орудий [20, л. 1].

Заключение 2 июля на разъезде Алеур соглашения о прекращении боевых действий между японским командованием и представителями партизан вынудило завершить генеральное наступление Дальневосточной армии, начатое 6 июня в Восточном Забайкалье. Заключение перемирия привело к расформированию самоохранных казачьих полков 6 июля 1920 г. Подразделения занятых красными станиц были влиты во вновь сформированный 3-й Забайкальский казачий полк (командир – войсковой старшина А. Д. Размахнин), остальных откомандировали в распоряжение станичных атаманов [11, с. 283].

Командование Дальневосточной армии понимало невозможность удержать ранее занятую территорию после эвакуации японцев. Была осуществлена перегруппировка войск на линию железной дороги Чита – Маньчжурия. Из Сретенска белые войска ушли 31 июля, а из Нерчинска 5 августа. Примерно 500 казаков, в том числе 70 офицеров, уйти отказались, из-за чего остатки 7-го и 8-го Забайкальских казачьих полков были влиты в 4-й и 2-й полки соответственно [21, л. 2об.].

К 20 октября, согласно разведывательным данным красных, 1-я Забайкальская казачья дивизия (начальник – генерал-майор Т. И. Артамонов, начальник штаба – полковник Г. Г. Эпов) располагалась в районе ст. Мациевская, состояла из 1-го (полковник Г. Д. Почекунин), 2-го (войсковой старшина В. Н. Сорокин), 3-го (войсковой старшина А. Д. Размахнин) и 4-го (войсковой старшина М. И. Ваулин) Забайкальских казачьих полков, 1-го Забайкальского казачьего артиллерийского дивизиона (полковник Ф. К. Мыльников) и насчитывала 1 300 сабель при 23 пулемётах и 6 орудиях [22, с. 163].

В это же время 1-я Отдельная Забайкальская казачья бригада (начальник – полковник А. Г. Сабеев, начальник штаба – полковник Е. Л. Трухин) находилась в станице Абагайтуевской. Её 5-й (войсковой старшина М. В. Куклин) и 6-й (войсковой старшина Т. И. Литвинцев) Забайкальские казачьи полки, Отдельный Забайкальский казачий пластунский батальон (есаул И. М. Бакшеев) и 2-й Забайкальский казачий артиллерийский дивизион (войсковой старшина А. И. Новиков) имели 550 сабель, 80 штыков при 8 пулемётах и 2 орудиях [22, с. 163–164].

21 ноября 1920 г. под давлением войск Амурского фронта последние части белых ушли из Забайкалья в Китай. Часть забайкальских казаков во главе с командующим 1-м Забайкальским корпусом генерал-лейтенантом Г. Е. Мациевским осела в районе Хайлара и Трёхречья, а около 2 300 казаков продолжили в 1921 – 1922 гг. борьбу с красными в Приморье [12, с. 52].

Таким образом, в Гражданскую войну Забайкальское казачье войско выставило на стороне Белого движения 14 полков, каждый приблизительно от 300 до 500 бойцов [12, с. 51–52]. По оценке одного из каппелевских офицеров, к 1920 г. половина войска держала «нейтралитет», а четверть открыто стояла за красных [19, с. 200]. Если в апреле 1919 г. партизаны в Восточном Забайкалье имели 4 кавалерийских полка, то к ноябрю 1920 г. в частях Амурского фронта ДВР их насчитывалось уже 12, состоявших в основном из забайкальских казаков [17, с. 211].

* * *

Оренбургское войско находилось на юге одноименной губернии и делилось на 4 военных отдела: Оренбургский, Верхнеуральский, Троицкий и Челябинский (61 станица, 553 хутора, 446 посёлков, 71 выселок). Казачеству принадлежало свыше 7,4 млн. десятин при душевом наделе 17-32 десятины. Население составляло свыше 533 000 человек [23, с. 75]. К 1917 г. на фронтах Первой мировой войны сражались 36 674 оренбургских казаков (18 конных полков, 47 сотен и 9 батарей) [24, с. 187].

Во время Гражданской войны войско мобилизовало для борьбы с большевиками всё мужское население от 19 до 55 лет и выставило 42 конных, 4 пеших полка и 16 батарей [25, с. 59]. Значительная их часть входила в отступившую в Западный Китай Отдельную Оренбургскую армию атамана А. И. Дутова, но остатки 2-го, 3-го, 5-го, 6-го, 12-го, 17-го, 18-го, 34-го и 4-го Запасного конных, Еткульского пешего полка, 1-го, 2-го и 3-го пластунских батальонов, 5-й, 6-й и 8-й батарей и нескольких конных сотен прибыли на территорию Забайкалья [7, с. 636–637].

В феврале–марте 1920 г. были сформированы 1-й (командир – генерал-майор В. А. Бородин) и 2-й (полковник П. М. Алеманов) Сводные Оренбургские казачьи полки, Отдельный Оренбургский казачий пеший дивизион (полковник Н. А. Донсков) и Отдельный Оренбургский казачий конно-артиллерийский дивизион (полковник М. Ф. Воронин) [26, л. 8]. Эти части составили Отдельную Сводную Оренбургскую казачью бригаду (начальник – генерал-майор В. М. Панов, начальник штаба – полковник Н. С. Кононов) 3-го стрелкового корпуса. На 20 марта она насчитывала 66 офицеров, 365 сабель и 10 пулемётов [20, л. 1].

Бригада оренбуржцев принимала участие в отражении первого (10-13 апреля) и второго (25 апреля – 5 мая) наступлений НРА ДВР на Читу, входила в состав конной группы генерал-майора Т. И. Артамонова, совершившей рейд по тылам партизан в Восточном Забайкалье (6 июня – 5 июля). После заключения перемирия она была переведена в пос. Хада-Булак в районе ст. Борзя [26, л. 7]. 12 августа приказом войскам Дальневосточной армии № 232/с «в целях объединения родственных казачьих частей» в состав Сводной Оренбургской казачьей бригады вошёл 11-й Оренбургский казачий полк (полковник А. В. Зуев) [6, с. 95]. Он прибыл в Забайкалье 11 марта в составе Северной колонны 2-й армии и насчитывал 20-25 офицеров и около 300 нижних чинов, причём до 50 % личного состава были больны [7, с. 638].

На 20 октября по разведданным НРА ДВР Отдельная Сводная Оренбургская казачья бригада состояла из 1-го (генерал-майор В. А. Бородин) и 2-го (полковник Н. М. Семёнов) Сводных, 11-го (генерал-майор А. В. Зуев) Оренбургских казачьих полков, пластунского (полковник Н. А. Донсков) и артиллерийского (полковник М. Ф. Воронин) дивизионов и имела в составе 740 сабель и 20 пулемётов [27, л. 31об.–33].

После оставления Забайкалья при движении по Китайско-Восточной железной дороге состав бригады значительно сократился, многие решили уйти из армии и перейти на положение мирных эмигрантов или вернуться в Советскую Россию. В Приморье весной 1921 г. борьбу с большевиками продолжили до 1 300 оренбургских казаков [7, с. 641].

Следует отметить, что прибывшие в Забайкалье оренбургские казаки отдохнули и восстановились после тяжёлого похода. Сформированная из них Сводная бригада под командованием хладнокровного и выдержанного в бою генерала В. М. Панова по своим боевым качествам характеризовалась как отличная [12, с. 55]. Особой оценки удостоился 11-й Оренбургский казачий полк, который принимал участие во всех операциях, «проявляя исключительное мужество, самоотверженность и доблесть, высоко неся знамя Оренбургского казачества и вплетая в историю последнего новые лавры боевой славы» [6, с. 95].

* * *

25 мая 1917 г. на Первом съезде (круге) енисейских казаков в Красноярске принято решение об образовании Енисейского казачьего войска . Его 14 станиц, 61 поселение и 114 отдельных казачьих семей были разбросаны среди крестьянского и инородческого населения от северных пределов (Туруханск) до южных границ (Урянхай) Енисейской губернии [28, с. 65]. К ноябрю 1918 г. численность войска составляла 10 398 человек. Земельный фонд насчитывал 257 тыс. десятин, надел казака – 30-40 десятин [29, с. 33]. В мирное время казаки Енисейской губернии выставляли только одну Красноярскую казачью сотню. В Первую мировую войну они отправили на фронт конный дивизион, позднее развёрнутый в полк [12, с. 53].

После занятия Красноярска белыми 28-29 июня 1918 г. был создан 1-й Енисейский казачий полк (командир – хорунжий В. И. Розанов). В составе 1-го Средне-Сибирского корпуса он воевал под Иркутском и в Забайкалье. Затем две сотни отправились на Урал и приняли участие во взятии Перми, в то время как большая часть полка оставлена в Енисейской губернии для подавления крестьянских восстаний. Успехи партизан, а также наступление Красной Армии привели к тотальной мобилизации енисейского казачества. В строй ставились все казаки в возрасте от 16 до 55 лет, что позволило сформировать в августе 1919 г. 2-й Енисейский казачий полк (полковник А. И. Феофилов), а в декабре – конно-артиллерийскую батарею (сотник Н. И. Войщев) [8, с. 83].

В конце декабря 1919 г. объединённые в бригаду воинские части енисейских казаков отошли от своих станиц к железной дороге, влились в Каппелевскую армию и вместе с ней совершили Ледяной поход из Красноярска в Читу. К западу от Нижнеудинска 1-й полк попал в тяжёлое положение и потерял большую часть своего личного состава [28, с. 155]. В походе заболел тифом и 25 февраля 1920 г. скончался атаман енисейцев генерал-майор А. И. Феофилов.

В Забайкалье Отдельная Енисейская казачья бригада (начальник – полковник П. Н. Суслов, с 30 марта – генерал-майор Л. П. Потанин, затем – генерал-майор В. И. Розанов, начальник штаба – войсковой старшина Ковригин) входила в состав 3-го стрелкового корпуса и имела 1-й (войсковой старшина А. Н. Муратов) и 2-й (войсковой старшина И. М. Шабалин) Енисейские казачьи полки, а также Отдельную конную батарею Енисейского казачьего войска (есаул Н. И. Войщев). Её численность постепенно увеличивалась за счёт возвращения в строй выздоравливающих. Так, по сведениям на 25 марта, бригада насчитывала 29 офицеров, 251 саблю и 17 пулемётов, а на 15 июня – уже 550 сабель при 17 пулемётах [8, с. 115]. В приказе войскам Российской восточной окраины № 159 от 16 апреля упоминается, что батарея сохранила 2 орудия [28, с. 116].

Отдельная Енисейская казачья бригада принимала участие в боях под Беклемишевым и Домно-Ключевской (при отражении первого (10-13 апреля) и второго (25 апреля – 5 мая) наступлений НРА ДВР на Читу), Мангутом, Троицком, Маккавеево, 2-м Чиндантом, Хада-Булаком, Борзёй, Даурией и Мациевской (во время отступления из Читы в Китай с 19 октября по 21 ноября) [30, л. 10об.]. После оставления Забайкалья на ст. Маньчжурия енисейцы были сведены в полк. В Приморье их прибыло до 450 человек [12, с. 53].

Таким образом, по прибытии в Читу, после короткого отдыха, енисейцы были втянуты в бои с большевиками и приняли в них самое деятельное участие. Енисейские казачьи части отличались высоким воинским духом и крепкой спайкой. После занятия Забайкалья красными оставшиеся в живых казаки эвакуировались в Приморье, где участвовали во всех боях, в том числе в Хабаровском походе [28, с. 155]. 19 октября 1921 г. «в память самоотверженной боевой работы Енисейской казачьей бригады, вынесшей всю тяжесть борьбы с большевиками» военно-морским ведомством Временного Приамурского правительства был установлен «Знак Енисейской казачьей бригады» для награждения казаков и офицеров [8, с. 113–114].

* * *

Сибирское казачество проживало в Акмолинской и Семипалатинской областях, в Змеиногорском и Бийском уездах Томской губернии (53 станицы, 118 посёлков, 437 хуторов, 14 выселков). Территория разделялась на три военных отдела (Омский, Кокчетавский, Устькаменогорский). Население составляло около 172 000 человек. Казачеству принадлежало 4,9 млн. десятин земли, душевой надел – 52 десятины [23, с. 76]. К 1917 г. в строю находились 11 500 сибирских казаков (9 конных полков, 1 пеший дивизион, 4 отдельные конные сотни, 3 батареи) [17, с. 546].

Когда в начале августа 1919 г. Красная армия вторглась в Западную Сибирь, проходивший в Омске 5-й Чрезвычайный Круг Сибирского войска постановил призвать и отправить на фронт всех казаков от 18 до 45 лет [31, с. 353–354]. Таким образом, было сформировано 15 конных полков и 3 батареи. В самом начале Сибирского Ледяного похода в районе Ново-Николаевска остатки различных Сибирских казачьих полков, главным образом 1-го, 10-го, 11-го и отчасти 2-го, были сведены в Сибирскую казачью бригаду, состоящую из двух полков: 1-го Сводного и 10-го [12, с. 54].

После прихода в Забайкалье Сибирская казачья бригада была свёрнута в 6-сотенный 1-й Сводный Сибирский казачий полк (командир – полковник А. В. Катанаев, затем – Ф. Л. Глебов) и Отдельную Сибирскую казачью конно-артиллерийскую батарею (подполковник Н. Г. Яковлев). Они были включены в Сводно-казачью бригаду (начальник – генерал-майор П. И. Блохин, начальник штаба – полковник В. Я. Рубинов) в составе 2-го стрелкового корпуса. На 20 марта сибирские казачьи части насчитывали 55 офицеров, 280 сабель и 6 пулемётов [20, л. 1].

В начале апреля сибирские казаки приняли участие в операциях против партизан в Восточном Забайкалье и потерпели тяжёлое поражение в Шелопугинском бою. Затем Сибирский казачий полк в составе конной группы генерал-майора Т. И. Артамонова участвовал в походах на Газимурский и Шилкинский заводы, в то время как офицеры и казаки артиллерийской батареи были командированы на Шилкинскую речную флотилию для обслуживания судовой артиллерии [9, с. 352–353].

После начала эвакуации японских войск из Забайкалья сибирские казачьи полк и батарея были переведены на охрану железнодорожного участка Могойтуй – Ага (на линии Чита – Маньчжурия, северо-западнее ст. Оловянной). По разведданным НРА ДВР на 20 октября Сводный Сибирский казачий полк (командир – генерал-майор Ф. Л. Глебов) и Отдельная Сибирская казачья конно-артиллерийская батарея (войсковой старшина Н. М. Краснопёров) имели в составе около 800 сабель, 6 пулемётов и 1 орудие [22, с. 165].

В октябре-ноябре сибирские казаки с тяжёлыми боями отступили в Китай. При движении по КВЖД полк и батарея значительно «похудели», на промежуточных станциях их покидали одиночки и группы – те, кто решил уйти из армии и перейти на положение мирных эмигрантов. Самая большая группа осталась на ст. Якеши. 30 декабря 1920 г. оба эшелона сибирских казаков прибыли в Приморье [9, с. 373].

Итак, в первом же бою с партизанами на территории Забайкалья сибирские казаки вынуждены были спасаться бегством, потеряли почти всё своё тяжёлое вооружение и обозы с запасами. Эта неудача не поколебала их воинский дух. Под командованием дослужившегося до штаб-офицерского чина из вахмистров Ф. Л. Глебова, они в октябре храбро сражались под станциями Ага, Могойтуй и Бурятская, обеспечив отступление из Читы Уфимской группы генерала Р. К. Бангерского. Последний месяц пребывания сибирцев на территории Забайкалья был «беспрерывным походом, вперемежку с короткими, но жестокими боями» [9, с. 365].

* * *

Уссурийское казачье войско находилось в Приморской области (по реке Уссури и в районе озера Ханка – 6 станиц, 76 посёлков, 2 выселка). Население составляло 34,2 тысячи человек. Казакам принадлежало свыше 9 млн. десятин земли при минимальном душевом наделе 17 десятин. В 1917 г. в строю находились: 1 конный полк и 1 отдельный конный дивизион (всего 2,5 тыс. человек) [17, с. 628]. В годы Гражданской войны в составе Белой армии сражались 2 полка, пластунский батальон и батарея уссурийских казаков.

31 октября 1919 г. в Забайкалье прибыли эшелоны с частями 2-го Уссурийского казачьего полка (командир – войсковой старшина Н. И. Савельев), перебрасываемого из Гродеково. Этот полк был сформирован на основании приказа атамана войска И. П. Калмыкова 6 ноября 1918 г. в Никольск-Уссурийском и направлен в Нерчинск взамен 3-го Забайкальского казачьего полка, а Н. И. Савельев стал начальником гарнизона [18]. Согласно приказу войскам Приамурского военного округа № 358 с 1 ноября 2-й Уссурийский казачий полк был включён в состав конной бригады Сводной Маньчжурской атамана Семёнова дивизии [14, с. 238].

Уссурийские казаки находились на территории Забайкалья вплоть до заключения перемирия в начале июля 1920 г. Затем командование приняло решение отправить их в Приморье. Известно, что в ночь на 14 июля 2-й Уссурийский казачий полк в составе примерно 300 человек прибыл на ст. Гродеково. Здесь он был переформирован в 2-сотенный конный дивизион и совместно с 1-м пешим стрелковым полком приказом атамана Г. М. Семёнова от 12 августа составил Сводную Уссурийскую бригаду (начальник – полковник Н. И. Савельев) [32, с. 100]. Так, под прикрытием японских войск в Приморье был создан плацдарм для будущей эвакуации Дальневосточной армии и продолжения борьбы с большевиками.

* * *

Реконструкция организации белоказачьих воинских формирований позволяет говорить о их значительной роли в событиях Гражданской войны на территории Забайкалья. Так, в марте 1920 г. после объединения семёновских и каппелевских частей в составе Дальневосточной армии из 40 полков 18 были казачьими [32, с. 91–96]. Высшими организационными единицами казачьих формирований были бригады, каждая в составе 2-3 полков и 1-2 артиллерийских батарей, и дивизии из 4-5 полков и 2-3 батарейного конно-артиллерийского дивизиона. Вместе с пехотными и кавалерийскими частями они сводились в корпуса, которых насчитывалось три. Забайкальские казаки были собраны в 1-м корпусе Дальневосточной армии, сибирские – во 2-м, оренбургские и енисейские – в 3-м.

На основе изучения архивных документов, научных исследований, а также имеющихся воспоминаний восстановлена структура командного состава казачьих частей. Характеризуя его качество, можно сделать вывод, что он обладал богатым опытом военных действий, приобретённым за годы Первой мировой и Гражданской, а некоторые офицеры, такие как генералы Г. Е. Мациевский, В. И. Войлошников, Л. П. Потанин, полковники А. Г. Сабеев, В. С. Мыльников, А. Н. Шестаков и ряд других, даже Русско-японской войн. Большинство командиров являлись кадровыми офицерами, но были и произведённые из нижних чинов за боевые отличия (например, М. И. Ваулин, В. И. Деревцов, Т. И. Литвинцев, Ф. Л. Глебов). Георгиевскими кавалерами являлись генералы Г. Е. Мациевский, В. М. Панов, Ф. Л. Глебов, полковники П. И. Чупров, М. Д. Рожнев, Н. М. Семёнов и другие. Часть командного состава не являлась казаками по происхождению, особенно это характерно для молодого Енисейского войска. В Оренбургской и Енисейской бригадах, в Сибирских полку и батарее, как и в других каппелевских частях, существовал излишек офицеров, особенно старших [33, с. 258].

Известен ряд случаев боевого взаимодействия представителей нескольких войск. Так, в начале июня при проведении широкомасштабной операции в Восточном Забайкалье три казачьих бригады – Забайкальская, Оренбургская и Сводная – были временно объединены в конную группу. Ей предстояло внезапно вторгнуться в глубь партизанской территории и отрезать противнику пути отхода в тайгу. Окружённые прорвались через позиции, занятые забайкальцами [6, с. 91]. Во время боёв с 14-го по 20-е ноября красные выбили 1-ю Забайкальскую казачью дивизию и Оренбургскую бригаду из с. Соктуй и погнали их на Даурию. Восстановить положение на этом участке фронта помог Сибирский казачий полк [9, с. 368–369]. В составе Дальневосточной армии имелись также небольшие воинские части иркутских и амурских казаков и отдельные представители Донского, Кубанского, Терского, Уральского и Семиреченского войск.

В течение 1920 г. численность сражавшихся на стороне атамана Г. М. Семёнова забайкальцев снижалась. Боевой дух казаков-«каппелевцев» был значительно выше: это были люди, бросившие свой родной дом, семьи, спаянные между собой непрерывными двухлетними боями и легендарным походом. Противоречия «каппелевцев» с «семёновцами» в меньшей степени затронули казачьи части, как «чуждые политике и интригам, тем более, что атаман Семёнов являлся походным атаманом всех казачьих войск» [26, л. 8–9]. Одной из причин поражения белоказачьих воинских формирований на территории Забайкалья стала их внутренняя слабость, заключавшаяся в утрате веры в возможность победы над красными, отсутствии поддержки у местного населения, даже у забайкальского казачества, значительная часть которого состояла в красных партизанских отрядах, и общей усталости от войны. Сражались только потому, что ничего другого не оставалось [34, с. 125]. После ухода японцев исход борьбы за Забайкалье был предрешён. Остатки войск Дальневосточной армии, в том числе и казачьи части, продолжили вооружённую борьбу с большевиками в Приморье.

Библиография
1.
Ганин А. В., Цветков В. Ж. Белое движение и казачество //Белая гвардия.–2005.–№ 8.–С. 7–8.
2.
Шишкин С. Н. Гражданская война на Дальнем Востоке. 1918–1922 гг.–М.: Воениздат, 1957.–268 с.
3.
Шерешевский Б. М. Разгром семёновщины (апрель–ноябрь 1920 г.): О роли Дальневосточной Республики в борьбе за ликвидацию «Читинской пробки» и объединение Дальнего Востока.–Новосибирск: Наука, 1966.–238 с.
4.
Светачев М. И. Империалистическая интервенция в Сибири и на Дальнем Востоке (1918–1922 гг.).–Новосибирск: Наука, 1983.–331 с.
5.
Филимонов Б. Б. Белая армия адмирала Колчака.–М.: Рейтар, 1999.–160 с.
6.
Зуев А. В. Оренбургские казаки в борьбе с большевизмом 1918–1922 гг. Очерки.–Харбин: [б. и.], 1937.–132 с.
7.
Ганин А. В. Оренбургские казаки на Дальнем Востоке в 1920–1922 гг. // К истории русских революций: события, мнения, оценки. Памяти И.И. Минца. – М.: Собрание, 2007.–С. 636–662.
8.
Тарасов М. Г. Енисейское казачество в годы революции и Гражданской войны. 1917–1922.–Красноярск: Флинта; Наука, 2011.–176 с.
9.
Шулдяков В. А. Гибель Сибирского казачьего войска. 1920–1922. Книга II.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2004.–607 с.
10.
Какурин Н. Е. Как сражалась революция: В 2 т.–2-е изд., уточн.–М.: Политиздат, 1990.–Т. 2.–431 с.: ил.
11.
Новиков П. А. Антибольшевистское движение в Забайкальском войске. Краткий исторический очерк // Белая гвардия: Альманах.–№ 8.–М.: Посев, 2008.–С. 280–283.
12.
Филимонов Б. Б. Белоповстанцы. Хабаровский поход зимы 1921–22 годов.–Кн. 1.–Шанхай: Слово, 1932.–244 с.
13.
Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК). Ф. 329. Оп. 1. Д. 39.
14.
Романов А. М. Особый Маньчжурский отряд атамана Семёнова: [монография].–Иркутск: Оттиск, 2013.–308 с.
15.
Новиков П. А. Гражданская война в Восточной Сибири.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2005.–415 с.
16.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-3354. Оп. 1. Д. 8.
17.
Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энциклопедия / Гл. ред. С. С. Хромов; Ред. кол.: Н. Н. Азовцев, Е. Г. Гимпельсон, П. А. Голуб и др.–М.: Сов. Энциклопедия, 1987.–720 с., ил., 24 л. ил. и 4 л. карт.
18.
Савченко С. Н. Белая армия на Дальнем Востоке: возникновение и структура (сентябрь 1918–февраль 1920 гг.) // Из истории Гражданской войны на Дальнем Востоке (1918–1922 гг.).–Вып. 2.–Хабаровск, 2000.–С. 36–69.–URL: www.museum.ru/xkm/public/belarm.doc.
19.
Марков С. В. Пятьдесят лет тому назад. Воспоминания о Великом Сибирском походе и о борьбе с красными в Забайкалье // Великий Сибирский Ледяной поход / Сост. С. В. Волков.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2004.–С. 185–204.
20.
Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5793. Оп. 2. Д. 54.
21.
Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф. Р-830. Оп. 3. Д. 7277.
22.
Боевое расписание войск противника, действующих против частей Народно-Революционной Армии по данным к 20-му октября 1920 года // Белая гвардия.–2001.–№ 5.–С. 162–170.
23.
Ненахов Ю. Ю. Кавалерия на полях сражений ХХ века: 1900–1920 гг.–Мн.: Харвест, 2004.–512 с.: 40 л. вкл.
24.
Машин М. Д. Оренбургское казачье войско.–2-е изд., испр.–Челябинск, Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2000.–191 с.
25.
Ганин А. В. Оренбургское казачье войско в период Гражданской войны: военно-географический очерк // Белая гвардия.–2001.–№ 5.–С. 55–60.
26.
Воротовов М. Ф. В Забайкалье и на Приморском фронте в 1920–1921 гг. (Записки участника) // Hoover Institution Archives. Colonel Vorotovov Collection. Folder VW Russia V 954.–1921.
27.
Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 39532. Оп. 1. Д. 75.
28.
Памятка Енисейского казачьего войска 1618–1938. / Под ред. Н. Н. Князева.–Харбин: Енисейская зарубежная казачья станица, 1938.–173 с.
29.
Богуцкий А. Е. Енисейское казачество в 1871–1920-х гг. // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.–Тамбов: Грамота, 2012.–№ 12 (26): В 3-х ч.–Ч. II.–С. 27–37.–URL: www.gramota.net/materials/3/2012/12-2/5.html.
30.
Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Ф. Р-830. Оп. 3. Д. 3784.
31.
Шулдяков В. А. Гибель Сибирского казачьего войска. 1917–1920. Книга I.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2004.–748 с.
32.
Симонов Д. Г. Антибольшевистские Вооружённые силы Российской восточной окраины (1920 г.) // Власть и общество в Сибири в ХХ в. Сборник научных статей.–Новосибирск, 2015.–Вып. 6.–С. 83–105.
33.
Волков С. В. Трагедия русского офицерства.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2001.–508 с.
34.
Петров П. П. Зима 1919–1920 г. // Великий Сибирский Ледяной поход / Сост. С. В. Волков.–М.: ЗАО Центрполиграф, 2004.–С. 85–127
References (transliterated)
1.
Ganin A. V., Tsvetkov V. Zh. Beloe dvizhenie i kazachestvo //Belaya gvardiya.–2005.–№ 8.–S. 7–8.
2.
Shishkin S. N. Grazhdanskaya voina na Dal'nem Vostoke. 1918–1922 gg.–M.: Voenizdat, 1957.–268 s.
3.
Shereshevskii B. M. Razgrom semenovshchiny (aprel'–noyabr' 1920 g.): O roli Dal'nevostochnoi Respubliki v bor'be za likvidatsiyu «Chitinskoi probki» i ob''edinenie Dal'nego Vostoka.–Novosibirsk: Nauka, 1966.–238 s.
4.
Svetachev M. I. Imperialisticheskaya interventsiya v Sibiri i na Dal'nem Vostoke (1918–1922 gg.).–Novosibirsk: Nauka, 1983.–331 s.
5.
Filimonov B. B. Belaya armiya admirala Kolchaka.–M.: Reitar, 1999.–160 s.
6.
Zuev A. V. Orenburgskie kazaki v bor'be s bol'shevizmom 1918–1922 gg. Ocherki.–Kharbin: [b. i.], 1937.–132 s.
7.
Ganin A. V. Orenburgskie kazaki na Dal'nem Vostoke v 1920–1922 gg. // K istorii russkikh revolyutsii: sobytiya, mneniya, otsenki. Pamyati I.I. Mintsa. – M.: Sobranie, 2007.–S. 636–662.
8.
Tarasov M. G. Eniseiskoe kazachestvo v gody revolyutsii i Grazhdanskoi voiny. 1917–1922.–Krasnoyarsk: Flinta; Nauka, 2011.–176 s.
9.
Shuldyakov V. A. Gibel' Sibirskogo kazach'ego voiska. 1920–1922. Kniga II.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2004.–607 s.
10.
Kakurin N. E. Kak srazhalas' revolyutsiya: V 2 t.–2-e izd., utochn.–M.: Politizdat, 1990.–T. 2.–431 s.: il.
11.
Novikov P. A. Antibol'shevistskoe dvizhenie v Zabaikal'skom voiske. Kratkii istoricheskii ocherk // Belaya gvardiya: Al'manakh.–№ 8.–M.: Posev, 2008.–S. 280–283.
12.
Filimonov B. B. Belopovstantsy. Khabarovskii pokhod zimy 1921–22 godov.–Kn. 1.–Shankhai: Slovo, 1932.–244 s.
13.
Gosudarstvennyi arkhiv Zabaikal'skogo kraya (GAZK). F. 329. Op. 1. D. 39.
14.
Romanov A. M. Osobyi Man'chzhurskii otryad atamana Semenova: [monografiya].–Irkutsk: Ottisk, 2013.–308 s.
15.
Novikov P. A. Grazhdanskaya voina v Vostochnoi Sibiri.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2005.–415 s.
16.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (GARF). F. R-3354. Op. 1. D. 8.
17.
Grazhdanskaya voina i voennaya interventsiya v SSSR: Entsiklopediya / Gl. red. S. S. Khromov; Red. kol.: N. N. Azovtsev, E. G. Gimpel'son, P. A. Golub i dr.–M.: Sov. Entsiklopediya, 1987.–720 s., il., 24 l. il. i 4 l. kart.
18.
Savchenko S. N. Belaya armiya na Dal'nem Vostoke: vozniknovenie i struktura (sentyabr' 1918–fevral' 1920 gg.) // Iz istorii Grazhdanskoi voiny na Dal'nem Vostoke (1918–1922 gg.).–Vyp. 2.–Khabarovsk, 2000.–S. 36–69.–URL: www.museum.ru/xkm/public/belarm.doc.
19.
Markov S. V. Pyat'desyat let tomu nazad. Vospominaniya o Velikom Sibirskom pokhode i o bor'be s krasnymi v Zabaikal'e // Velikii Sibirskii Ledyanoi pokhod / Sost. S. V. Volkov.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2004.–S. 185–204.
20.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii (GARF). F. R-5793. Op. 2. D. 54.
21.
Gosudarstvennyi arkhiv Khabarovskogo kraya (GAKhK). F. R-830. Op. 3. D. 7277.
22.
Boevoe raspisanie voisk protivnika, deistvuyushchikh protiv chastei Narodno-Revolyutsionnoi Armii po dannym k 20-mu oktyabrya 1920 goda // Belaya gvardiya.–2001.–№ 5.–S. 162–170.
23.
Nenakhov Yu. Yu. Kavaleriya na polyakh srazhenii KhKh veka: 1900–1920 gg.–Mn.: Kharvest, 2004.–512 s.: 40 l. vkl.
24.
Mashin M. D. Orenburgskoe kazach'e voisko.–2-e izd., ispr.–Chelyabinsk, Izd-vo Chelyab. gos. un-ta, 2000.–191 s.
25.
Ganin A. V. Orenburgskoe kazach'e voisko v period Grazhdanskoi voiny: voenno-geograficheskii ocherk // Belaya gvardiya.–2001.–№ 5.–S. 55–60.
26.
Vorotovov M. F. V Zabaikal'e i na Primorskom fronte v 1920–1921 gg. (Zapiski uchastnika) // Hoover Institution Archives. Colonel Vorotovov Collection. Folder VW Russia V 954.–1921.
27.
Rossiiskii gosudarstvennyi voennyi arkhiv (RGVA). F. 39532. Op. 1. D. 75.
28.
Pamyatka Eniseiskogo kazach'ego voiska 1618–1938. / Pod red. N. N. Knyazeva.–Kharbin: Eniseiskaya zarubezhnaya kazach'ya stanitsa, 1938.–173 s.
29.
Bogutskii A. E. Eniseiskoe kazachestvo v 1871–1920-kh gg. // Istoricheskie, filosofskie, politicheskie i yuridicheskie nauki, kul'turologiya i iskusstvovedenie. Voprosy teorii i praktiki.–Tambov: Gramota, 2012.–№ 12 (26): V 3-kh ch.–Ch. II.–S. 27–37.–URL: www.gramota.net/materials/3/2012/12-2/5.html.
30.
Gosudarstvennyi arkhiv Khabarovskogo kraya (GAKhK). F. R-830. Op. 3. D. 3784.
31.
Shuldyakov V. A. Gibel' Sibirskogo kazach'ego voiska. 1917–1920. Kniga I.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2004.–748 s.
32.
Simonov D. G. Antibol'shevistskie Vooruzhennye sily Rossiiskoi vostochnoi okrainy (1920 g.) // Vlast' i obshchestvo v Sibiri v KhKh v. Sbornik nauchnykh statei.–Novosibirsk, 2015.–Vyp. 6.–S. 83–105.
33.
Volkov S. V. Tragediya russkogo ofitserstva.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2001.–508 s.
34.
Petrov P. P. Zima 1919–1920 g. // Velikii Sibirskii Ledyanoi pokhod / Sost. S. V. Volkov.–M.: ZAO Tsentrpoligraf, 2004.–S. 85–127