Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1957,   статей на доработке: 337 отклонено статей: 580 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Дальний Восток в инвестиционных отношениях России и Китая: современное состояние и перспективы (политико-правовой аспект)

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.2.28930

Дата направления статьи в редакцию:

10-02-2019


Дата публикации:

25-02-2019


Аннотация.

В статье исследуются общие подходы (вложение средств в виде прямых и портфельных инвестиций, заключение концессионных соглашений) и конкретные аспекты инвестиционного сотрудничества России и Китая в форме инвестирования в объекты производства и инфраструктуры на территории российского Дальнего Востока исходя из того, что сейчас развитие этих территорий выступает одной из приоритетных задач РФ. Приводятся примеры "живых" инвестиционных проектов и инвестконтрактов в исследуемой сфере; обозначаются препятствия на пути такого взаимодействия. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правовой анализ, право рассматривается также с позиций экономики. Одновременно автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений, и их взаимосвязанности. Научная новизна исследования обусловлена подходом, в рамках которого внимание уделяется проблемным аспектам инвестиционного сотрудничества РФ и КНР с позиции путей и перспектив их решения для развития российского Дальнего Востока. Показано, что у российско-китайского сотрудничества для освоения российского ДВ есть потенциал и перспективы, как и история, однако реальные шаги зависят от воли сторон.

Ключевые слова: Дальний Восток, Китай, Россия, инвестиционное сотрудничество, прямые инвестиции, портфельные инвестиции, концессионные договоры, производственные объекты, объекты инфраструктуры, энергоносители

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Общие черты и национальные особенности гражданско-правового регулирования инвестиционной деятельности в России, КНР, Японии и Южной Корее при реализации интеграционных проектов "энергетического кольца", зоны свободной торговли и развития Дальнего Востока» (проект 18-011-00745 А, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.) в 2019 г.

Abstract.

This article examines the general approaches (direct or portfolio investment, signing concessionary agreements) and particular aspects of the investment cooperation between Russian and China in form of investing into the objects of production and infrastructure in the territory of the Russian Far East, based on the fact that currently the development of these territories is one of the top priorities of the Russian Federation. The author provides the examples of “live” investment projects and investment contracts in the area under consideration; and also underlines the factors impeding such cooperation. The scientific novelty is substantiated by the approach, within the framework of which the attention is given to the problematic aspects of Russia-China investment cooperation from the standpoint of methods and prospects of their solution for the advancement of the Russian Far East. It is demonstrated that Russia-China cooperation has the potential, as well as the history; however, the actual steps depend of the intentions of both parties.

Keywords:

infrastructure facility, production facility, concession agreement, portfolio investments, direct investments, investment cooperation, Russia, China, Far East, energy carriers

В настоящее время развитие территорий российского Дальнего Востока (ДВ) является одной из приоритетных задач в РФ. Несмотря на то, что эти территории по площади составляют 36% от площади всей страны и обладают огромным ресурсным потенциалом - от каменного угля (30%), углеводородов (20%) и древесины (25%) до залежей металлов (цветных и редкоземельных) - на них проживает меньше 5% населения РФ. Вследствие малонаселенности этого региона, невзирая на его природные богатства, в специальной литературе ему отводится незначительная роль, потому что его потенциальные возможности практически не реализуются, а взаимодействие российских приграничных районов с соседними странами сводится больше к созданию барьеров, чем к развитию экономического сотрудничества [1. С. 43].

В целях экономического развития региона соседние дальневосточные страны - Россия, Китай, Южная Корея и Япония – делают попытку трансформировать двусторонние отношения в многосторонние путем развития таких интеграционных проектов этих стран, как «большое энергетическое кольцо» (БЭК) и зона свободной торговли (ЗСТ) [2. С. 285-299; 3. С. 172-178]. Такие проекты, во-первых, неизбежно будут сопровождаться взаимными инвестициями, которые, в свою очередь, приведут к инфраструктурному преобразованию территорий ДВ РФ, во-вторых, они нуждаются в правовом обеспечении.

C конца прошлого столетия инвестиции принято считать основным средством, способным интегрировать национальную экономику любого уровня в мировое хозяйство за счет размещения на территории принимающего инвестиции государства или производств с одновременной передачей передовых технологий и инноваций, или капиталовложений в виде прямых иностранных инвестиций (ПИИ) [4. С. 74-76]. Россия и Китай принимают активное участие в процессах взаимного инвестирования - как в качестве доноров, так и в качестве реципиентов капиталовложений.

Однако, оценить реальные объемы произведенного инвестирования Китая на рынке России затруднительно вследствие того, что публикуемые данные значительно разнятся. Например, если Банк России сообщает, что в период с 2011 по 2017 гг. объем ППИ Китая в РФ достиг 16,3 млрд. долл., то по данным Московской школы управления «Сколково» за этот период китайская сторона инвестировала в рынок РФ порядка 35,9 млрд. долл., включая энергетику и минеральные ресурсы с объемом вложений, превышающим 22 млрд. долл. [5]. По другим данным [6] инвестиции КНР в регионы ДВ составляют 80% (4 млрд. долл.) от объемов инвестиций всех стран АТР, произведенных в 2016-2017 гг.

Для активизации развития ДВ в РФ было создано Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ), которое на базе государственной программы [7] разработало и предлагает иностранным инвесторам структурированный по видам отраслей и объемам необходимых инвестиций комплект из более, чем четырехсот инвестиционных проектов. Для оперативности их реализации АПИ совместно с Ассоциацией по развитию малых и средних предприятий КНР организовали Центр привлечения и поддержки китайских инвесторов на ДВ РФ.

Объемы инвестиционной активности КНР можно оценить, исходя из произведенных к настоящему времени объемов финансирования китайской стороной ряда производственных и инфраструктурных объектов РФ.

Здесь сразу следует отметить, что с позиции права иностранные инвестиции разделяют на прямые и портфельные (приобретения долей в капитале компании, облеченные в форму концессионных договоров и пр.). Это важно понимать, поскольку поведение портфельных инвесторов, ориентированных на приобретение пакета ценных бумаг (акций), размер которого нацелен больше на обеспечение дивидендов определенной величины, чем на участие в управлении предприятием, и прямых инвесторов, которые вкладывают финансовые средства в приобретение действующего и/или создание (строительство) нового предприятия с обязательным последующим участием в его управлении и контроле, различается.

Вместе с тем, при обозначенном различии иностранные инвестиции остаются иностранной собственностью (частной или государственной), расположенной на территории принимающего их государства.

Обычно Китаем осуществляются портфельные инвестиции путем его участия с другими иностранными инвесторами и с участниками принимающей инвестиции стороны в уставном/учредительном капитале юридических лиц с правом иметь обязательную возможность участвовать в их управлении, контроле и определении стратегической политики [8. С. 1-11]. В таких случаях грань между прямыми и портфельными инвестициями размывается. Например, создание совместных (росийско-китайских и др.) предприятий часто осуществляется на паритетных началах, и тогда имеющий половину уставного капитала так или иначе приобретает и функцию, и возможность контроля ведения дел предприятия. Примером такого совместного предприятия может быть СП в форме компании с ограниченной ответственностью China-Russia Commercial Aircraft International Corporation Co., Ltd. (CRAIC), учрежденное Китайской корпорацией гражданского авиастроения» (COMAC) и ПАО «Объединенная Авиастроительная Корпорация» (ОАК) и нацеленное на выполнение функции оператора совместного создания российскими и китайскими самолетостроителями широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета нового поколения [9. С. 17-30]. Генеральным директором CRAIC станет гражданин РФ, Президент АО "ГСС" и Вице-президент по гражданской авиации ПАО "ОАК", председателем совета директоров - по согласованию сторон - гражданин КНР, директор программы широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета.

Концессионные же договоры предусматривают вложение капиталов в обустраиваемые (строящиеся, модернизируемые) объекты на правах их последующей эксплуатации инвестором в течение времени, позволяющем восполнить понесенные затраты и получить некий согласованный с принимающей стороной объем прибыли. Примером является проект строительства пешеходного и автомобильного мостов через Амур в районе Благовещенска (Амурская область РФ) и Хэйхэ (китайская провинция Хэйлундцзян). Межправительственное соглашение об этом было подписано Россией и Китаем в 1995 г., изменено - в сентябре 2015 г. (URL: http://docs.cntd.ru/document/901903611 (дата обращения: 15.08.2018)). В марте 2016 г. в соотношении 50 на 50 было создано опять-таки совместное российско-китайское предприятие. С ним власти Амурской области и провинции Хэйлунцзян заключили концессионный договор на строительство и эксплуатацию, содержание и обслуживание этого моста [10. С. 122-139].

Необходимо отметить, что в последнее время практикой КНР является строительство предприятий в тех странах, где ему предоставляют благоприятные условия. Подобная инициатива в отношении России была заявлена китайской стороной в 2016 г. в виде готовности произвести экспорт оборудования для создания новых современных производств, предназначенных для деятельности в производстве цемента и строительстве, судо- и машиностроении, текстильной и химической промышленности, энергетике и металлургии, сельском хозяйстве и пр. с одновременным инвестированием в сопутствующие инфраструктурные объекты, связанные с обеспечением этих производств водой, электроэнергией, транспортными путями, и при обязательном соблюдении экологических стандартов РФ.

Этот способ инвестиций подвергается экспертной критике в РФ, указывающей на то, что при такой постановке взаимодействия речь идет не о ПИИ в экономику ДВ РФ, а об «экспорте» и «передаче технологий» в виде продажи за средства РФ (в качестве импортера) предприятий таких отраслей, в которых у КНР в настоящее время возник переизбыток, не позволяющий реализовывать их продукцию. А как успешно Россия будет реализовывать продукцию этих предприятий (на внутреннем или внешних рынках?) является открытым вопросом [11].

Наряду с этой критикой в настоящее время имеются публикации [6], описавшие один из способов расширения сотрудничества РФ и КНР - за счет увеличения взаимного товарооборота путем увеличения ассортимента экспортной продукции со стороны ДВ РФ и номенклатуры транзитных грузов и повышения их объемов со стороны КНР через регионы ДВ. Для этих целей планируется осуществить развитие (модернизацию) межгосударственных транспортных (автомобильных и железнодорожных) коридоров («Приморье-1» и «Приморье-2»), включающих морские порты (Зарубино и Восточный), однако реализация подобных идей имеет существенные препятствия.

Например, у всех железнодорожных проектов Китая в России есть проблема, заключающаяся в различной ширине железнодорожной колеи в РФ и КНР (1520 мм и 1435 мм соответственно). Твердая позиция РФ в том, что по ее территории будет идти колея только с отечественной шириной, является причиной практически состоявшегося отказа китайцев от проектов грузоперевозок через территорию ДВ РФ, хотя они и предлагают разные способы решения этой проблемы – от использования поездов со сдвигаемыми колесными парами, до строительства совмещенной колеи, что вряд ли приемлемо для скоростных магистралей. Следствием жесткой позиции России и потерей интереса Китая к модернизации железнодорожных проектов «Приморье-1» и «Приморье-2» является возникновение необходимости в пересмотре (изменении) существующей логистики ДВ региона РФ [12].

Однако в копилке сотрудничества России и Китая имеется ряд успешно действующих проектов нескольких видов. Например, РФ и КНР с 1988 г. начали взаимодействие на условиях бартера между Управлением электроэнергетики Амурской области и Управлением электроэнергетической промышленности китайской провинции Хэйлунцзян. С российской стороны осуществлялась поставка в КНР избытка электроэнергии из Амурской области в Северо-Восточный Китай, с китайской стороны – осуществлялось инвестирование в строительство и ремонт сопутствующих поставкам энергии объектов России. Однако это сотрудничество неоднократно прерывалось (из-за разногласий сторон по тарифам и ценам на электроэнергию), потом возобновлялось (после достижения сторонами ценового вопроса) и было закреплено в подписанной Программе сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009-2018 гг. (Ведомости. 12 октября 2009) [13. С. 54–65; 14].

Продолжением указанного взаимодействия явилось подписание в 2014 г. российской компанией «РусГидро» с китайскими госкомпаниями - PowerChina и Sanxia - соглашения о создании совместных предприятий (СП), контролируемых российской стороной, по строительству генераций (противопаводковых ГЭС) в бассейне Амура (РФ) общей мощностью до 2 ГВт: Нижне-Зейской (400 МВт), Селемжинской (300 МВт), Гилюйской (462 МВт) и Нижне-Ниманской (600 МВт). Оценочный объем капиталовложений в этот проект составит порядка 230 млрд руб., из которых до 75% составят привлеченные средства банков КНР и РФ, а остальное - средства участников СП. Китайская сторона обязалась гарантировать потребление энергии, вырабатываемой этими ГЭС, на основе заключения долгосрочных договоров, однако предполагаемая цена этой электроэнергии является минусом проекта из-за сложности достижения согласия сторон в переговорном процессе [15; 16].

В настоящее время на территории РФ в Красночикойском районе Забайкальского края осуществляется совместная с КНР разработка крупнейшего каменноугольного месторождения – Зашуланского – с проектной мощностью угольного разреза около 1,0 млн. тонн угля в год при наличии промышленных запасов участка до 19 млн. тонн и с предполагаемой продолжительностью эксплуатации объекта около 20 лет. Правом на добычу угля в этом месторождении обладает СП «Разрез Уголь», учредителями которого являются российское ООО «Компания Востсибуголь» и крупнейшая угольная компания КНР - Shenhua Group, инвестирующая в проект 800 млн. долл. Реализация проекта предполагает возведение на площадке месторождения ряда объектов, необходимых для добычи каменного угля. На первом этапе это - обустройство промышленных объектов - площадок для склада, испытания и уничтожения взрывных материалов, для очистных сооружений карьерных, ливневых и талых вод, карьерной выемки, внешнего отвала и др. и сооружение объектов инфраструктуры - вахтового поселка с модульной котельной, угольного склада, подъездных путей и др. [17]

В качестве проекта портфельных инвестиций можно привести в пример крупнейший инвестпроект Китая в России – «Ямал-СПГ» - второй российский завод по производству сжиженного природного газа (СПГ), запущенный 5 декабря 2017 г. Акции этого завода на сегодняшний день находятся у российской компании «Новатэк» (50,1 %), французской Total (20 %), китайской CNPC - «China National Petroleum Corporation» (20 %) и у фонда Шелкового пути (9,9 %). Стоимость китайского «портфеля» оценивается в 810 млн долл.

Перспективным проектом является строительство сталепрокатного завода для обеспечения нужд судоверфи «Звезда», входящей в Дальневосточный центр судостроения и судоремонта и нуждающейся в большеразмерных стальных листах взамен свариваемых малоразмерных. Процесс сварки листов приводит к удорожанию себестоимости производства корпуса судов до 50% и до 10 % в целом по готовому изделию, что снижает конкурентоспособность предприятия и его продукции.

В этом формате рассматривается проект китайской корпорации HBIS Tangsteel, которая в настоящее время нацелена на приобретение металлургического завода в Хабаровском крае и на строительство нового металлургического предприятия на территории Приморья с готовностью вложить в это строительство около 1,5 млрд евро. По мнению руководства региона важными составляющими проекта являются – экологичность производства и потребность в производимой продукции (листовой стали) судоверфи «Звезда», поэтому наличие завода, который изготавливает необходимую для технологического процесса на кораблестроительном производстве сталь в непосредственной близости от судоверфи является очень привлекательным [18].

Параллельно с этим проектом компаниями «Торэкс-Хабаровск » (владелец завода «Амурметалл» г. Комсомольск-на-Амуре) и Debang Guangdong International (представитель интересов консорциума китайских инвесторов - Sinosteel Corporation, Rizhao Steel Holding Group Co., Ltd., Jianglong Group и др, Гонконг, подписано соглашение о намерениях, включающих: производство 30 млн. тонн металлопродукции в год, обеспечение функционирования производственно-сбытовой цепочки, начиная от добычи сырья, непрерывного плавильного производства, производства и сбыт на территории РФ и за рубежом (в странах Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского региона) конечной продукции из стали. Начало реализации данного проекта стороны намерены осуществить на базе существующих мощностей завода «Амурметалл» с последующей его модернизацией для увеличения объема производства готовой продукции. В качестве основной выгоды для РФ от реализации этого проекта отмечают повышение налоговых поступлений в бюджет региона и создание новых рабочих мест (от 50 до 80 тыс.) (URL: https://www.eastrussia.ru/en/tag/Debang%20Guangdong%20International/ (дата обращения: 27.01.2019))[19].

Как видно из приведенных примеров инвестиционное взаимодействие приносит определенные результаты и работает на перспективу. Так, новая «Программа развития российско-китайского сотрудничества в торгово-экономической и инвестиционной сферах на Дальнем Востоке России на 2018-2024 годы», подписанная на Восточном экономическом форуме во Владивостоке 11-13 сентября 2018 г., в контексте основной темы «Дальний Восток: расширяя границы возможностей» закрепила положения о привлечении на ДВ в ближайшие годы китайских инвестиций.

В отличие от предыдущей Программы, курируемой Минэкономразвития РФ и Госкомитетом по развитию и реформе КНР, в настоящее время руководство перешло к Минвостокразвития РФ и Минкоммерции КНР. При этом, если прежняя программа пыталась координировать направление развития регионов по обе стороны границы: Восточная Сибирь и Дальний Восток РФ, с одной стороны, и Северо-Восточный Китай, с другой, то теперь в Программе говорится только о ДВ РФ, а КНР заявлена только как субъект развития (если российские инвесторы примут участие в развитии китайских приграничных территорий).

Программа 2018-2024, по сути, является путеводителем для китайских инвесторов, показывающим возможные сферы капиталовложений и сотрудничества. В отличие от Программы 2009-2018 новая Программа практически ничем не связывает и не обязывает стороны (особенно китайскую). Россия предлагает на рассмотрение возможные для инвестирования сферы, конкретно указывая только те проекты, которые уже реализуются (напр., к 2020 г. построить автомобильный мост Благовещенск – Хэйхэ и др.). В новую Программу не включены также проекты, которые обсуждались и обсуждаются сторонами в течение слишком длительного времени (например, совместное освоение острова Большой Уссурийский под Хабаровском). О роли территориальных вопросов в подобного рода переговорах России мы упоминали ранее в наших статьях применительно к Японии [20. С. 47-62].

Изложенное позволяет заключить, что у российско-китайского сотрудничества для освоения российского Дальнего Востока есть потенциал и перспективы, как и история, однако реальные шаги зависят от воли сторон (также полагают и китайские исследователи [21. С. 117-122]). Какой проект получит развитие и будет реализован покажет время.

Библиография
1.
Титаренко М.Л. Геополитическое значение Дальнего Востока. Россия, Китай и другие страны Азии. М. 2008. С. 43.
2.
Беликова К.М. Инвестиции Южной Кореи и Японии в российский Дальний Восток: современное состояние и перспективы. // Государственно-правовые основы ускоренного развития Дальнего Востока России: монография / Т.Я. Хабриева, Ю.А. Тихомиров, Л.В. Андриченко и др.; отв. ред. Ю.А. Тихомиров. — М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 2018. – С. 285-299 (301 с.).
3.
Ахмадова М.А. Российско-китайское инвестиционное сотрудничество в сфере электроэнергетики: правовой аспект. // Проблемы экономики и юридической практики. – 2018.-№ 2. – С. 172-178. URL: http://www.urvak.ru/articles/probl-vypusk-2-rossiysko-kitayskoe-investitsionnoe/ (дата обращения: 07.12.2018).
4.
Семочкина М.А. К вопросу о понятии иностранных инвестиций и объектов инвестирования. // Пробелы в российском законодательстве.-2014.-№ 1. – С. 74-76.
5.
Амбиции Пекина: что приносят России китайские инвестиции. 30 октября 2018. URL: https://finance.rambler. ru/markets/41160297/?utm_content=rfinance&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата обращения: 27.01.2019)
6.
Дробышева И. От локальных проектов к трансграничной кооперации. Китай реализует на Дальнем Востоке 28 проектов на 4 млрд долларов. // Российская газета – Спецвыпуск № 7463 (297). URL: https://rg.ru/2017/12/29/kitaj-realizuet-na-dalnem-vostoke-28-proektov-na-4-mlrd-dollarov.html (дата обращения: 27.01.2019)
7.
Постановление Правительства РФ от 15 апреля 2014 г. № 308 "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона". URL: http://gov.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm (дата обращения: 03.05.2018)
8.
Беликова К.М. Что надо знать участникам «энергетического кольца» (Китай, Южная Корея, Япония) о правовых особенностях инвестирования в российский ТЭК (некоторые аспекты) // Право и политика. – 2018. – № 11. – С. 1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.11.27975 URL: https:// nbpublish.com/library_read_artcle.php?id=27975 (дата обращения: 20.11.2018)
9.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Паевые и кооперационные совместные предприятия в Китае как форма реализации инвестиционной деятельности: сравнительный правовой анализ. // Юридические исследования. – 2018.-№ 8.-С. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (дата обращения: 16.08.2018)
10.
Беликова К.М. Инвестиционный контракт (договор, соглашение): понятие, правовая природа, образцы реализации (на примере России и Китая) // Право и политика. – 2018. – № 8. – С. 122-139. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.8.27185 URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=27185 (дата обращения: 08.09.2018)
11.
Попов Э. Дело соседское. Тему китайских инвестиций на Дальний Восток активно обсуждают эксперты. 21.04.2016. URL: https://www.eastrussia.ru/material/delo-sosedskoe/ (дата обращения: 28.01.2019)
12.
Комраков А. Китайский бизнес ломает игру российским чиновникам. Скоростную магистраль до Владивостока окупят с помощью любителей казино. // Независимая газета. 23.08.2018. URL: http://www.ng.ru/economics/2018-08-23/1_7295_china.html (дата обращения: 27.01.2019)
13.
Иванов С.А. Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР на 2009-2018 гг. // Таможенная политика России на Дальнем Востоке.-2018.-№ 1(82).-С. 54–65.
14.
Зуенко И. Как Китай будет развивать Дальний Восток. 30.10.2018. URL: https://www.eastrussia.ru/material/kak-kitay-budet-razvivat-dalniy-vostok/ (дата обращения: 28.01.2019)
15.
Дзагуто В. Китай выходит на берега Амура. "РусГидро" ждет денег на новые проекты. 10.11.2014. URL: https://www.kommersant.ru/doc/2607228 (дата обращения: 03.11.2018).
16.
РусГидро подписало соглашение с компанией «PowerChina» о совместном строительстве гидроаккумулирующих станций. URL: http://www.rushydro.ru/press/news/95541.html (дата обращения: 03.11.2018)
17.
Строительство первой очереди на Зашуланском месторождении в Забайкальском Крае. 24 апреля 2018 г. URL: https://tekkos.ru/stroyaschiesya-obekty-rossii/stroitelstvo-pervoj-ocheredi-na-zashulanskom-mestorozhdenii-v-zabajkalskom-krae.html (дата обращения: 27.01.2019)
18.
Иванова Д. Китайская металлургическая корпорация заинтересована в создании производства в Приморье. 30 Ноября 2018. URL: http://www.otvprim.ru/society/primorskij-kraj_30.11.2018_71209_kitajskaja-metallurgicheskaja-korporatsija-zainteresovana-v-sozdanii-proizvodstva-v-primorje.html )дата обращения: 27.01.2019)
19.
ГК «Торэкс» и «Дэбан Гуандун Интернешнл» подписали соглашение. По инф. министерства РФ по развитию Дальнего Востока. 09.01.2018. URL: https://minvr.ru/press-center/news/11733/ (дата обращения: 27.01.2019)
20.
Беликова К.М. Инвестиционная стратегия Японии // Право и политика. – 2018. – № 7. – С. 47-62. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.7.26671 URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=26671. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_26671.html (дата обращения: 02.08.2018)
21.
Хань Сюемэй. Инвестиционное партнерство Китая и России: ключевые факторы успеха. // Вестник университета. – 2018.-№ 7. – С. 117-122.
References (transliterated)
1.
Titarenko M.L. Geopoliticheskoe znachenie Dal'nego Vostoka. Rossiya, Kitai i drugie strany Azii. M. 2008. S. 43.
2.
Belikova K.M. Investitsii Yuzhnoi Korei i Yaponii v rossiiskii Dal'nii Vostok: sovremennoe sostoyanie i perspektivy. // Gosudarstvenno-pravovye osnovy uskorennogo razvitiya Dal'nego Vostoka Rossii: monografiya / T.Ya. Khabrieva, Yu.A. Tikhomirov, L.V. Andrichenko i dr.; otv. red. Yu.A. Tikhomirov. — M.: Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii, 2018. – S. 285-299 (301 s.).
3.
Akhmadova M.A. Rossiisko-kitaiskoe investitsionnoe sotrudnichestvo v sfere elektroenergetiki: pravovoi aspekt. // Problemy ekonomiki i yuridicheskoi praktiki. – 2018.-№ 2. – S. 172-178. URL: http://www.urvak.ru/articles/probl-vypusk-2-rossiysko-kitayskoe-investitsionnoe/ (data obrashcheniya: 07.12.2018).
4.
Semochkina M.A. K voprosu o ponyatii inostrannykh investitsii i ob''ektov investirovaniya. // Probely v rossiiskom zakonodatel'stve.-2014.-№ 1. – S. 74-76.
5.
Ambitsii Pekina: chto prinosyat Rossii kitaiskie investitsii. 30 oktyabrya 2018. URL: https://finance.rambler. ru/markets/41160297/?utm_content=rfinance&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (data obrashcheniya: 27.01.2019)
6.
Drobysheva I. Ot lokal'nykh proektov k transgranichnoi kooperatsii. Kitai realizuet na Dal'nem Vostoke 28 proektov na 4 mlrd dollarov. // Rossiiskaya gazeta – Spetsvypusk № 7463 (297). URL: https://rg.ru/2017/12/29/kitaj-realizuet-na-dalnem-vostoke-28-proektov-na-4-mlrd-dollarov.html (data obrashcheniya: 27.01.2019)
7.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 15 aprelya 2014 g. № 308 "Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Rossiiskoi Federatsii "Sotsial'no-ekonomicheskoe razvitie Dal'nego Vostoka i Baikal'skogo regiona". URL: http://gov.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm (data obrashcheniya: 03.05.2018)
8.
Belikova K.M. Chto nado znat' uchastnikam «energeticheskogo kol'tsa» (Kitai, Yuzhnaya Koreya, Yaponiya) o pravovykh osobennostyakh investirovaniya v rossiiskii TEK (nekotorye aspekty) // Pravo i politika. – 2018. – № 11. – S. 1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.11.27975 URL: https:// nbpublish.com/library_read_artcle.php?id=27975 (data obrashcheniya: 20.11.2018)
9.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Paevye i kooperatsionnye sovmestnye predpriyatiya v Kitae kak forma realizatsii investitsionnoi deyatel'nosti: sravnitel'nyi pravovoi analiz. // Yuridicheskie issledovaniya. – 2018.-№ 8.-S. 17-30. DOI: 10.25136/2409-7136.2018.8.27102 http://e-notabene.ru/lr/article_27102.html (data obrashcheniya: 16.08.2018)
10.
Belikova K.M. Investitsionnyi kontrakt (dogovor, soglashenie): ponyatie, pravovaya priroda, obraztsy realizatsii (na primere Rossii i Kitaya) // Pravo i politika. – 2018. – № 8. – S. 122-139. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.8.27185 URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=27185 (data obrashcheniya: 08.09.2018)
11.
Popov E. Delo sosedskoe. Temu kitaiskikh investitsii na Dal'nii Vostok aktivno obsuzhdayut eksperty. 21.04.2016. URL: https://www.eastrussia.ru/material/delo-sosedskoe/ (data obrashcheniya: 28.01.2019)
12.
Komrakov A. Kitaiskii biznes lomaet igru rossiiskim chinovnikam. Skorostnuyu magistral' do Vladivostoka okupyat s pomoshch'yu lyubitelei kazino. // Nezavisimaya gazeta. 23.08.2018. URL: http://www.ng.ru/economics/2018-08-23/1_7295_china.html (data obrashcheniya: 27.01.2019)
13.
Ivanov S.A. Programmy sotrudnichestva mezhdu regionami Dal'nego Vostoka i Vostochnoi Sibiri RF i Severo-Vostoka KNR na 2009-2018 gg. // Tamozhennaya politika Rossii na Dal'nem Vostoke.-2018.-№ 1(82).-S. 54–65.
14.
Zuenko I. Kak Kitai budet razvivat' Dal'nii Vostok. 30.10.2018. URL: https://www.eastrussia.ru/material/kak-kitay-budet-razvivat-dalniy-vostok/ (data obrashcheniya: 28.01.2019)
15.
Dzaguto V. Kitai vykhodit na berega Amura. "RusGidro" zhdet deneg na novye proekty. 10.11.2014. URL: https://www.kommersant.ru/doc/2607228 (data obrashcheniya: 03.11.2018).
16.
RusGidro podpisalo soglashenie s kompaniei «PowerChina» o sovmestnom stroitel'stve gidroakkumuliruyushchikh stantsii. URL: http://www.rushydro.ru/press/news/95541.html (data obrashcheniya: 03.11.2018)
17.
Stroitel'stvo pervoi ocheredi na Zashulanskom mestorozhdenii v Zabaikal'skom Krae. 24 aprelya 2018 g. URL: https://tekkos.ru/stroyaschiesya-obekty-rossii/stroitelstvo-pervoj-ocheredi-na-zashulanskom-mestorozhdenii-v-zabajkalskom-krae.html (data obrashcheniya: 27.01.2019)
18.
Ivanova D. Kitaiskaya metallurgicheskaya korporatsiya zainteresovana v sozdanii proizvodstva v Primor'e. 30 Noyabrya 2018. URL: http://www.otvprim.ru/society/primorskij-kraj_30.11.2018_71209_kitajskaja-metallurgicheskaja-korporatsija-zainteresovana-v-sozdanii-proizvodstva-v-primorje.html )data obrashcheniya: 27.01.2019)
19.
GK «Toreks» i «Deban Guandun Interneshnl» podpisali soglashenie. Po inf. ministerstva RF po razvitiyu Dal'nego Vostoka. 09.01.2018. URL: https://minvr.ru/press-center/news/11733/ (data obrashcheniya: 27.01.2019)
20.
Belikova K.M. Investitsionnaya strategiya Yaponii // Pravo i politika. – 2018. – № 7. – S. 47-62. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.7.26671 URL: http:// nbpublish.com/library_read_article.php?id=26671. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_26671.html (data obrashcheniya: 02.08.2018)
21.
Khan' Syuemei. Investitsionnoe partnerstvo Kitaya i Rossii: klyuchevye faktory uspekha. // Vestnik universiteta. – 2018.-№ 7. – S. 117-122.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - инвестиционные отношения России и Китая в политико-правовом аспекте, их современное состояние и перспективы. Предмет раскрыт автором. Методология исследования состоит из ряда методов: основной - анализ научной литературы и правовых актов, сравнительно-правовой. Актуальность исследования заключается в необходимости содействия развития инвестиционных отношений России и Китая на Дальнем Востоке и в Сибири. Автор это показал в своей статье. Однако, нынешний уровень регионального сотрудничества двух стран настолько не соответствует высокой планке, заданной дружбой двух лидеров, а результаты настолько скандальны и низки, что главы государств сознательно дистанцируются от него, предоставляя карт-бланш своим подчиненным. По сравнению с реалиями десятилетней давности, когда дорожная карта российско-китайского регионального сотрудничества с помпой подписывалась в Нью-Йорке на встрече Медведева и Ху Цзиньтао, перемены разительны. Научная новизна статьи не прослеживается. Она относится к типу описательных аналитических статей по данному предмету. Однако вывод простой: «Как видно из приведенных примеров инвестиционное взаимодействие приносит определенные результаты и работает на перспективу». И еще: «Изложенное позволяет заключить, что у российско-китайского сотрудничества для освоения российского Дальнего Востока есть потенциал и перспективы, как и история, однако реальные шаги зависят от воли сторон». Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого рода, т. е. описывающим современное состояние данного вопроса. Статья правильно построена и состоит из введения читателя в предмет, говорится о трансформации инвестиционных отношений. Далее автор правильно расставляет акценты на том, что уже сделано в инвестиционных отношениях России и Китая. Отмечены препятствия, со стороны РФ и Китая. Выделены особенности вложения инвестиций Китая в ДВ РФ и Сибирь (ценовая политика в области энергетики, участие в управлении совместными предприятиями). И в заключение приведена основа новой программы сотрудничества РФ и Китая, ее особенности (Россия предлагает проекты, а Китай может участвовать, а может и не участвовать)! «Программа 2018-2024, по сути, является путеводителем для китайских инвесторов, показывающим возможные сферы капиталовложений и сотрудничества». Правда, не ясно, откуда автор взял текст программы, ссылки на нее нет! Библиография современная, достаточная для раскрытия существа предмета. Апелляция к оппонентам присутствует в виде ссылок на те или иные аспекты статьи. Выводы – статью можно опубликовать, т. к. она описывает современное состояние и перспективы инвестиционных отношений России и Китая в политико-правовом аспекте. Интерес читательской аудитории будет.