Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Культура и искусство
Правильная ссылка на статью:

Малоизвестные страницы биографии протоиерея Димитрия Разумовского (к 200-летию со дня рождения ученого)
Шеховцова Ирина Павловна

кандидат искусствоведения

доцент, кафедра истории музыки ФГБОУ ВО "Российская академия музыки имени Гнесиных"

121069, Россия, г. Москва, ул. Поварская, 30-36

Shekhovtsova Irina Pavlovna

PhD in Art History

Associate Professor of the Department of the History of Music at Gnessin State Musical College

121069, Russia, g. Moscow, ul. Povarskaya, 30-36

irina-schech@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования является биография выдающегося ученого, основоположника русской музыкальной медиевистики, заведующего кафедрой истории церковного пения, открытой впервые в Московской консерватории в 1866 г., действительного члена ряда научных сообществ, в том числе Московского археологического общества, — протоиерея Дмитрия Васильевича Разумовского, 200-летие со дня рождения которого отмечается в 2018 г. Рассмотрены различные стороны его деятельности: пастырское служение и просветительство, педагогика, участие в изданиях нотно-церковной и учебной литературы, наставничество и поддержка учеников и последователей, многогранная научная работа. В статье затронуты многообразные связи о. Димитрия с видными представителями того времени: гр. С.Д. Шереметевым, кн. В.Ф. Одоевским, В.В. Стасовым, М.А. Балакиревым, П.И. Чайковским, С.В. Смоленским, Ю.К. Арнольдом, И.И. Вознесенским, Н.М. Потуловым, А.Ф. Львовым и другими. Методология исследования опирается на основополагающие принципы музыкально-исторической науки, прежде всего, источниковедения, а также на опыт работы автора в таких областях как архивистика, литургическое музыковедение, общий и специальный текстологический анализ. Новизна исследования состоит в привлечении целого ряда неизвестных или ранее не изучавшихся источников, что позволило выявить новые факты и внести важные уточнения в биографию ученого, шире и полнее представить многогранную деятельность и круг профессионального общения прот. Димитрия, а также переосмыслить его личный вклад в музыкальную науку. Впервые подробно освещен вопрос о судьбе ценного архива и собрания рукописей Д.В. Разумовского.

Ключевые слова: Димитрий Разумовский, музыкальная медиевистика, музыкальная палеография, музыкальные архивы, церковное пение, собрание певческих рукописей, музыковедение, история науки, Московская консерватория, Московское археологическое общество

DOI:

10.7256/2454-0625.2018.12.28290

Дата направления в редакцию:

07-12-2018


Дата рецензирования:

06-12-2018


Дата публикации:

10-12-2018


Abstract.

The subject of the research is the biography of a famous scientist and founder of Russian musical medieval studies, head of the Department of the History of Church Singing opened at Moscow Conservatory in 1866, acting member of a number of academic communities including Moscow Archeological Society, archpriest Dimitry Razumovsky whose 200th anniversary was celebrated in 2018. In her article Shekhovtsova analyzes different activities of Dimitry Razumovsky, his pastoral care and teaching, education, participation in publishing church singing and religious literature, mentoring and guidance of students and followers, and profound research. She also touches upon communication of Dimitry with important leaders of those times such as Count S. Sheremetev, Prince V. Odoevsky, V. Stasov, M. Balakirev, P. Tchaikovsky, S. Smolensky, Yu. Arnold, I. Voznesensky, N. Potulov, A. Lvov and others. The methodology of the research is based on the fundamental principles of the history of music, first of all, source studies, and the experience of the author in such fields as archivistics, liturgic music studies, general and special textual analysis. The novelty of the research is caused by the fact that the researcher involves a number of little-known or understudied sources which has allowed to define new facts and to clarify the scientist's biography as wll as to give a better insight into his activities and professional communication as well as to review his personal contribution to the development of the music studies. For the first time in the academic literature the author raises a question about what is going to happen to the archives and collections of Dimitry Razumovsky's writings. 

Keywords:

Moscow Archaeological Society, Moscow Conservatory, musicology, history of science, collection of singing manuscripts, church singing, music archives, musical medieval studies, musical paleography, Dimitry Razumovsky

2016–2018 годы ознаменованы крупными датами в истории отечественного музыкознания, связанными с именем протоиерея Димитрия Васильевича Разумовского ― выдающегося ученого, основоположника русского литургического музыковедения1. В 2016 г. исполнилось 150 лет с тех пор, как он возглавил созданную впервые (во многом усилиями ближайшего своего соратника князя В.Ф. Одоевского) кафедру истории церковного пения в открывшейся Московской консерватории; о. Димитрий трудился здесь более 20 лет, передав свое дело С.В. Смоленскому, крупнейшему церковно-музыкальному деятелю следующей эпохи, глубоко почитавшему своего наставника как «великого ученого». 2017 г. был ознаменован еще одним 150-летием — с начала выхода в свет труда Д.В. Разумовского «Церковное пение в России (опыт историко-технического изложения)» [14], первого фундаментального исследования в этой области, многие открытия которого до сих пор сохраняют основополагающее значение (илл . 2 ).

Надпись: Илл 1. Протоиерей Димитрий Разумов-ский Фото М. Панова. 1872 г.

В нынешнем году мы отмечаем 200-летний юбилей со дня рождения о. Димитрия, сыгравшего ключевую роль в становлении отечественной музыкально-исторической науки, и, в частности, таких специальных дисциплин, как медиевистика, палеография, источниковедение и археография. Все это вызывает особый интерес к наследию Разумовского, к результатам его разносторонней деятельности и, конечно, к событиям и фактам личной биографии. Пристального внимания в этой связи заслуживают сохранившийся объемный архив ученого и собранная им уникальная коллекция старинных певческих рукописей (хранятся в РГБ, ф. 379 и 380)2, которые по-прежнему нуждаются в глубоком и многостороннем изучении.

Илл . 2. Титул и посвящение, предваряющие первый выпуск работы о. Димитрия Разумовского

«Церковное пение в России». 1867 г.

Обращаясь к реконструкции основных событий жизни Разумовского, досадно признавать, что источники по этому вопросу чрезвычайно скудны3. Несомненно, одна из главных причин — необычайная скромность о. Димитрия, «не позаботившегося оставить о себе сколько-нибудь подробные данные», как писал о нем в 1894 г. составитель первого биографического очерка Николай Федорович Финдейзен, опубликовавший его вместе с портретом и списком печатных работ Разумовского в своей начавшей выходить тогда «Русской музыкальной газете» [10]4. Позднее Финдейзен, прирожденный историограф, понимавший ценность научного наследия Разумовского, а также его переписки и уцелевших сведений личного характера, публикует эти материалы повторно, в 1895 г., — в качестве предисловия к переизданным на собственные средства и объединенным в один том работам о. Димитрия «Патриаршие певчие диаки и поддиаки и Государевы певчие диаки»5 (илл. 3) . Тогда же Финдейзен начинает издавать письма Разумовского, а в следующем, 1896-м, в одном из номеров все той же РМГ он печатает «Новые материалы для биографии прот. Д.В. Разумовского» — «послужной список» о. Димитрия согласно выписке из «Клировых ведомостей» за 1888 г., составленный еще при жизни и полученный от сына, Михаила Дмитриевича [11]6. Эти важнейшие документальные источники стали отправной точкой и для наших изысканий.

Илл . 3. Издание Н.Ф. Финдейзена, где был опубликован первый биографический очерк об о. Димитрии с портретом и списком напечатанных работ. 1895 г.

Достаточно многообразно труды Разумовского представлены в самой первой, по-видимому, специальной работе по истории русской музыкальной медиевистики — «Деятели в области изучения древнерусского церковного пения» [23]. Ее автор, Николай Матвеевич Соловьев7, в разделе, посвященном о. Димитрию, не только сообщает известные и некоторые новые биографические детали, но и дает весьма объективную оценку его начинаний, притом в самом широком историческом контексте.

Другие важнейшие публикации о Разумовском принадлежат двум авторам — Б.Б. Грановскому, значительно дополнившему прежние сведения данными архивных источников [5], и М.П. Рахмановой, привлекшей ряд сопутствующих историографических материалов для воссоздания по возможности полной картины жизнеописания [17]8.

Благодаря выходу уникальной серии «Русская духовная музыка в документах и материалах» стали проясняться многие другие важные стороны обширных, поистине всеобъемлющих трудов о. Димитрия, особенно в научно-практическом русле — в деле изучения и сохранения богатейшего наследия отечественной церковно-певческой культуры. И все же масштаб сделанного им требует, несомненно, более объемного освещения.

Большим подспорьем здесь может послужить сохранившаяся переписка с многими видными деятелями того времени. Ее публикация была начата, как отмечалось, еще Н.Ф. Финдейзеном: это письма Д.В. Разумовского к В.В. Стасову и переписка с А.Ф. Львовым9. Эпистолярное общение о. Димитрия с В.Ф. Одоевским, С.В. Смоленским и М.А. Балакиревым достаточно полно представлено в изданиях последних лет10; печатались и отдельные письма11. Но и здесь многое еще сокрыто, даже в опубликованной корреспонденции, не говоря уже о ценнейших материалах, известных только по архиву о. Димитрия, среди которых, к примеру, письма В.В. Стасова, И.И. Вознесенского, Ю.К. Арнольда, С.Д. Шереметева и множества других примечательных персон, — и все по той же причине: сама личность о. Димитрия не находилась пока в фокусе специального, отдельного внимания исследователей12.

Итак, обратимся к биографическим сведениям, как было уже отмечено, весьма немногочисленным. Известно, что Разумовский был родом из с. Воскресенского Одоевского уезда Тульской губернии («что на р. Упе», примерно в 35 верстах на полпути между Тулой и уездным Одоевым) и происходил из среды потомственного сельского духовенства. Он родился 18 октября 1818 г.13 в семье о. Василия (1793–?) и Натальи Михайловны (1800–1831) Зверевых и был, по-видимому, их первенцем (позже родились Алексей (1820), Мария (1821) и Александра (1823))14. Отец прот. Димитрия, как и дед (о. Михаил Иванов, 1754/55?–1819) и прадед (о. Иоанн Федоров, 1731–?), были священниками церкви во имя Обновления храма Воскресения Христова, отстроенной заново в 1825 г. в камне, с трапезной, позже расширенной (в 1881-м) ради теплого придела в честь вмч. Пантелеимона15 (илл . 4 ).

Надпись: Илл. 4. Храм во имя Обновления храма Воскресения Христова в с. Воскресенском Тульской епархии, где служил отец Д.В. Разумовского (современный вид) Надпись: Илл. 5. Тульская духовная семинария. 1912 г.
Открытка изд. М.А. Кампель

Мы почти ничего не знаем об этом периоде жизни о. Димитрия, но можно предположить, что его детские годы были омрачены воспоминаниями о потере младшего брата и о раннем уходе матери (ему было тогда не больше 12-ти)16.

Первоначальное образование, что было, судя по всему, семейной традицией, Разумовский получил в Тульском уездном училище (с 1827 г.), а затем в Тульской духовной семинарии (1834–1839) (илл . 5 ), из стен которой вышли такие выдающиеся историки, как И.П. Сахаров17 и Н.И. Троицкий18. Эти сведения подтверждаются не только рядом документальных источников19, но и согласуются с сохранявшимися тульскими связями о. Димитрия. Так, среди корреспондентов московского периода значится имя протоиерея Александра Никаноровича Иванова — настоятеля кафедрального собора Тулы, члена местного Историко-археологического товарищества, автора работ по церковному пению, публиковавшихся в «Тульских епархиальных ведомостях» и «Тульской старине»20. В письмах, адресованных к о. Димитрию, мы находит имена и других тульских священнослужителей — Василия Федоровича Никольского21 и Михаила Егоровича Казанского (с последним Разумовский вел обширную переписку)22. Связи с родной землей прослеживаются и в певческих рукописях, принадлежавших ученому: в собрании С.Д. Шереметева, к примеру, находится подаренный о. Димитрием певческий сборник XVII–XVIII вв. тульского происхождения (РГАДА, ф. 188, оп. 1, ед. хр. 943)23.

Возвращаясь ко времени учебы, стоит обратить внимание не только на уточненные факты, но и на важные сопутствующие им детали: так, Разумовский еще «до окончания полного курса… в 1839 г. по распоряжению начальства» (что явно свидетельствует об особых успехах и, по-видимому, о незаурядных способностях!) «из высшего отделения Семинарии поступил в Киевскую Духовную Академию» [24, с. 31] — прославленное учебное заведение, обеспечивавшее широкое и вместе с тем фундаментальное образование, и по части точных и гуманитарных наук, и особенно в филологических дисциплинах, очень важных для будущих ученых занятий о. Димитрия. Пройдя полный курс обучения в Академии (1839–1843), «с причислением к первому разряду воспитанников оной» [11, с. 1572]24 (вновь отмечен среди лучших!), Разумовский получает свое первое, весьма престижное назначение — учителем в Спасо-Вифанскую семинарию (илл. 6) , связанную тесными узами и с Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой, и с Московской духовной академией; здесь он прослужит до конца мая 1852 г.

Надпись: Илл. 6. Спасо-Вифанская духовная семинария 
в окрестностях Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 
Фото нач. ХХ в.
Надпись: Илл. 7. Церковь Николая Чудотворца 
«Стрелецкого» у Боровицких ворот. 
Фото 1882 г.

В 1850 г. в Николаевском домовом храме Московской духовной семинарии его рукополагают в священника, в 1852 г. определяют в Николаевскую же церковь Пречистенского сорока, что у Боровицких ворот25 (илл . 7 ), а в 1854-м назначают настоятелем церкви вмч. Георгия на Всполье (илл . 8 ), где о. Димитрий прослужит 35 лет! Здесь же, при храме, он жил до конца своих дней, по сведениям правнучки о. Димитрия Киры Александровны Протасьевой, в собственном, «маленьком, одноэтажном, деревянном домике со ставнями», выходившем парадным крыльцом в Гранатный переулок (дом № 15), а черным ходом и надворными строениями в церковный двор (ни дом, ни храм, увы, не сохранились)26.

До нас дошли некоторые сведения о членах семьи о. Димитрия. Он был женат на Марии Федоровне Голубинской, дочери знаменитого церковного историка и богослова, профессора Московской духовной академии Федора Александровича Голубинского, попав, таким образом, (по выражению М.П. Рахмановой) «в среду самой высокой, утонченной учености, в среду чистых людей и самоотверженных работников», что не могло не отразиться на выборе дальнейшего пути. Известно также, что свадьба Разумовских состоялась в Посаде в 1847 г. [17], и, следовательно, счастливый брак о. Димитрия был недолгим, чуть более 10 лет27, так что ему выпала многолетняя, нелегкая участь вдовца28.

В публикациях сообщается, что у Разумовского был единственный сын Михаил. Благодаря сведениям, зафиксированным в «Клировых ведомостях», мы узнаем некоторые подробности и его биографии. Он родился в 1848 г., в 1868-м окончил Московскую духовную семинарию и в 1872 г. стал псаломщиком в той же церкви, что и отец, посвятив этому служению (как и его предки) всю свою жизнь. Он также активно занимался делом просвещения: трудился в Комиссии по устройству публичных народных чтений (позднее реорганизованную в Общество по устройству публичных чтений и библиотек, членом-учредителем которого состоял), был заведующим народной аудитории при Политехническом музее29.

Известно также, что Михаил помогал отцу «в копировании текстов и нот и выполнял поручения по нотной корректуре в издательстве Юргенсона» [17]; так, в частности, в письме С.Д. Шереметева к Разумовскому сообщается о просьбе вдовы Н.М. Потулова поручить корректуру изданий сочинений мужа именно Михаилу Дмитриевичу, на что был получен положительный ответ30.

Надпись: Илл. 8. Церковь вмч. Георгия на Всполье, 
где 35 лет настоятельствовал
о. Димитрий. Фото 1881 г.

Михаил активно участвовал и в других важных делах отца. Именно он помогал напечатать одну из самых известных книг Ю.К. Арнольда, пользовавшегося огромной поддержкой о. Димитрия, — «Гармонизация древнерусского церковного пения по эллинской и византийской теории и акустическому анализу» (на титуле прямо указано: «Изд. псаломщика Мих. Дм. Разумовского»)31. Кроме того, Михаил написал предисловие к этому изданию, где помимо рассуждений об ученых занятиях Юлия Карловича и традиционно высокой оценки «синодских изданий», явно отражающей мнение отца и его ближайшего соратника кн. Одоевского, излагаются и другие интересные факты. Сообщается, в частности, о письме известного французского профессора Л.А. Бурго-Дюкудрэ32, где тот высказывает любопытное «теоретическое соображение» о проникновении на Русь христианства (а, следовательно, и музыки) в ту же эпоху, что и в Рим; в практической же плоскости интерес к нашему древнему пению у «западных наблюдателей» выразился в прошедшем 5 июля 1885 г. в Кракове богослужении «с мотивами церковных песнопений, заимствованных из русской православной церкви»[16]. Любопытна еще одна деталь издания работы Арнольда: ее цензором (равно как и вышедшей в том же году книги о. Димитрия «Богослужебное пение Православной Греко-Российской Церкви. I. Теория и практика церковного пения»)33 был протоиерей Платон Капустин — родной брат архимандрита Антонина (Капустина), знаменитого церковного деятеля и ученого-эллиниста, с которым Разумовский был хорошо знаком еще со времени совместной учебы в Киевской духовной академии. Благодаря о. Антонину позднее, в начале 1860-х, Разумовский получил в дар несколько греческих невменных рукописей, а также приобрел членство в Константинопольском музыкальном обществе34. Так вот, в одном из писем к о. Димитрию о. Платон Капустин благодарит обоих Разумовских, и Михаила как раз за работу Арнольда35.

Добавим еще один штрих к образу младшего Разумовского. В архиве о. Димитрия сохранилась уникальная нотная рукопись — «первый опыт гармонизации» Михаилом двух «Блаженн» 1 и 2 гласа греческого роспева (взятого, конечно, из синодального издания Обихода 1786 г.); на сей факт прямо указывает кн. Одоевский в своей приписке, фиксируя и точную дату — «1864 г. Дек. 6-го»36; следовательно, Михаилу было тогда 16 лет, и возможно этот опыт имел продолжение.

У о. Димитрия была еще и дочь — Анна. О ней с большой теплотой (наряду с сыном) упоминают преподаватель Одесской духовной семинарии протоиерей Арсений Лебединцев (еще один соученик Разумовского по Киевской духовной академии)37 и ближайший соратник о. Димитрия Н.М. Потулов, обратившийся как-то к нему, что особенно трогательно, с просьбой «отпустить с ним в Киев Мишу», а также передать поклон «строгой Анне Дмитриевне» с пожеланием «не забывать старца–певчего»38.

Надпись: Илл. 9. Г.П. Георгиевский — легендар-ный хранитель отдела рукописей Мос-ковского Публичного и Румянцевского музея (позже ОР ГБЛ)

Благодаря архивным данным можно попытаться проследить и дальнейшую генеалогическую линию Разумовских. Михаил был женат на Надежде Васильевне (род. 28 июля 1864 г.), их дочь Мария (род. 30 апреля 1885 г.) была домашней учительницей, а внучка, Кира Александровна Невская (род. 26 янв. 1906 г.), в замужестве Протасьева, дочь умершего коллежского асессора (и, скорее всего, другой дочери Михаила Разумовского Ольги — И.Ш. ), обучалась в Николаевском Сиротском институте39; именно она в 1955 г. собрала некоторые «Сведения» в память о своем известном прадеде и преподнесла их в дар Музею музыкальной культуры им. М.И. Глинки40.

Эти семейные подробности оказались чрезвычайно важны в связи с историей приобретения архива и коллекции певческих рукописей о. Димитрия. Они, как выяснилось, в 1916 г. были обнаружены в Уфимской губернии хранителем Отделения рукописей и славянских старопечатных книг Императорского Московского и Румянцевского музея Георгием Петровичем Георгиевским41 (илл . 9 ) и благодаря его самоотверженным трудам осенью того же года были выкуплены (за 1500 р.) у Надежды Васильевны Разумовской (жены сына Михаила). В Отделе рукописей и в архиве РГБ сохранилось множество официальных документов, связанных с этим «делом» (инвентарная опись, подписанная Н.В. Разумовской, протоколы заседаний, прошения в Министерство народного просвещения о выделении средств, рапорты о командировках, подписанные ассигновки в казначейство и пр.)42. Кстати сказать, приобретение собрания Разумовского было крупнейшим для МПРМ за последние годы! Можно себе представить, чего стоили предпринятые для этого усилия — в самый разгар войны, во время тяжелейших испытаний, в условиях охватившего почти все сферы жесточайшего кризиса (нехватки продовольствия, нарастающих волнений и прочих бедствий).

Позволим здесь еще одно небольшое отступление, касающееся сотрудника «Музеума» — Библиотеки Георгиевского, прослужившего на своем посту почти 60 лет (!). Посвятив жизнь делу сохранения великого наследия русской культуры, он сберег для потомков не только архив и коллекцию о. Димитрия Разумовского, но и рукописное собрание Л.Н. Толстого и архив А.Н. Скрябина, который хранил у себя по просьбе вдовы композитора, добился перевода в «Румянцевский» (а фактически спасения!) ценнейшего собрания Троице-Сергиевой Лавры; он издал уникальную рукопись Архангельского Евангелия XI в., изучал и публиковал рукописи Пушкина, Гоголя, Герцена, и Огарева. Отметим также, что в архиве самого Георгиевского хранится записка к о. Василию Металлову, в которой сообщается о возвращении взятых ранее рукописей из библиотеки Синодального училища43: видимо, будучи одним из образованнейших людей своего времени, он разбирался и в этой специфической сфере…

Но как оказался архив Разумовского в Уфимской губернии? Возможной причиной была все та же война44

Возвращаясь к жизнеописанию о. Димитрия, необходимо напомнить, прежде всего, о его ученых трудах, которые высоко были оценены еще современниками. Разумовский состоял членом, пожалуй, всех известных тогда обществ, так или иначе связанных с его разнообразными исследовательскими интересами: почетный корреспондент Императорской Публичной библиотеки (удостоен диплома 2 апреля 1862 г. «во внимание к познаниям по части русской библиографии и древностей, а равно и к содействию интересам Библиотеки») [25, с. 6]45, член-корреспондент Императорского Русского археологического общества (удостоен 5 декабря 1862 г. за работу по описанию и изучению коллекции снимков с афонских греческих церковно-певческих рукописей, привезенных П.И. Севастьяновым)46, действительный член и библиотекарь Московского Общества любителей духовного просвещения (с 17 сентября 1863 г.; здесь было публично представлено первое исследование о. Димитрия о крюковых певческих рукописях)47, действительный член Константинопольского музыкального общества (30-м ноября 1863 г. датированы соответствующие письма, полученные вместе с кн. В.Ф. Одоевским от имени Общества)48, действительный член Общества древнерусского искусства при Румянцевском Музее (с 20 ноября 1864 г.; в изданиях ОДИ Разумовский опубликовал две работы, в том числе первое свое исследование о хоре государевых певчих дьяков49; примечательно также, что в одном из заседаний 1880 г. он вступил в открытую дискуссию с еп. Порфирием (Успенским)50, поддержав идею Арнольда о неразрывной связи между русским церковным пением и древнегреческой музыкой), член-сотрудник по отделению ученых исследований и изданий Православного Палестинского общества (с 12 февраля 1883 г.) и член-корреспондент Общества любителей древней письменности (с 28 февраля 1883 г.) где он курировал, в частности, два уникальных издания ОЛДП, напечатанных в «Памятниках древней письменности»: «Круг церковного пения на безлинейных нотах» (составленный И.А. Фортовым), вышедший в 6 томах с развернутым предисловием о. Димитрия («О знаменном роспеве») и приложением «Азбуки и Ключа» (ПДПИ, т. 83, 1884), и «Стихиры, положенные на крюковые ноты, творения царя Иоанна, деспота Российского» с переводом их «на линейные ноты» того же И.А. Фортова «под руководством о. Разумовского» (ПДПИ, т. 63, 1886)51.

Надпись: Илл. 10. Палаты Аверкия Кириллова (памятник архитектуры XVII в.), где распо-лагалось с 1868 г. Императорское Московское археологическое общество; Памятная медаль I Археологического съезда в Москве в 1869 г.; Фото участников III Археологического съезда в Киеве в 1874 г., в организации которого принимал участие Д.В. Разумовский

Но, пожалуй, самым значимым и плодотворным было сотрудничество о. Димитрия с ИмператорскимМосковским археологическим обществом,действительным членом которого он состоял с 12 октября 1865 г. (илл . 10 ). Он не только активно участвовал в обсуждении самых разных вопросов (см. протоколы заседаний), но и опубликовал в «Древностях», регулярном издании Общества, множество своих научных работ: от десятков кратких словарных статей, предназначенных для «Археологического словаря»52, описаний отдельных рукописей и целых собраний53, отзывов54 — до развернутых исследований, к примеру, о патриарших певчих дьяках или о книге Ирмологий55. Самое деятельное участие о. Димитрий принял в работе I, III и IV Археологических съездов, напечатав в вышедших позднее «Трудах» съездов ряд важнейших докладов56.

О признании ученых заслуг более чем убедительно свидетельствует полученная Разумовским в 1873 г. от Императорского Русского археологического общества большая серебряная медаль за главное исследование — «Церковное пение в России».

Масштаб поистине всеохватывающей исследовательской деятельности о. Димитрия еще предстоит оценить, ведь пока не выявлен полный перечень его работ, как опубликованных, так и сохранившихся только в архиве. Но даже то, что открывается при самом общем знакомстве с трудами Разумовского, буквально поражает — и уровнем исторического и теоретического осмысления, и великолепным знанием источников, в том числе греческих, включая разного рода «азбуки» и руководства, на основе которых о. Димитрий составлял свои учебные пособия для освоения разных форм невменного письма57. О глубине палеографических познаний ярко свидетельствует разработанный им («технически совершенно и остроумно», по выражению Смоленского) шрифт для печатания крюков, о степени проработки материала можно судить по ценнейшим комментариям с сравнительными текстологическими замечаниями и библиографическими отсылками58.

Конечно, о. Димитрий всегда досконально изучал «историю вопроса», был в курсе самых последних изысканий западной науки (в его архиве есть переводы иностранных работ и «материалы» зарубежных конгрессов)59; в этом ему помогало блестящее знание многих языков (напомним, что еще в семинарии и академии он изучал греческий, латынь, еврейский и французский, а в Вифании, наряду с физикой, математикой и естественной историей, Разумовскому довелось преподавать древнееврейский; он, кстати, переводил и с немецкого). Недаром современники отмечали его обширные филологические познания, которые, по мнению Смоленского, «были прямо изумительны»60.

В своих трудах о. Димитрий обозначил практически все основные направления и формы исследовательской работы: описание и изучение отдельных памятников и типов книг, анализ теоретических руководств и соотнесение их с певческой практикой, изучение семиографии и ладовой организации, составление палеографических таблиц и атласов, ономасиология и историография церковно-певческого искусства, биографика его выдающихся деятелей и др., — и все это отражено в монографиях, очерках, учебных пособиях, словарных статьях, разнообразных указателях и каталогах. Фактически он разрабатывал не только специфическую методологию, но и основной инструментарий нашей науки о церковном пении, востребованный в полной мере и современными исследователями. Напомним и о великолепной коллекции певческих рукописей о. Димитрия, собранных им с особым тщанием, которая также как и возникшее позднее Синодальное певческое собрание стало «золотым фондом» для научных изысканий.

Закладывая прочный фундамент русской музыкальной медиевистики, Разумовский своими трудами фактически создал целую школу, ведь его ближайшие ученики и последователи З.З. Дуров, Ю.К. Арнольд, И.И. Вознесенский, С.В. Смоленский во многом продолжили уже начатое. «Отечески ласковое внимание», которое о. Димитрий по воспоминаниям С.В. Смоленского проявлял к его занятиям, «вероятно, было совершенно сходно с теми отношениями, какие встречали в доме покойного и в его душевных письмах все серьезно занимавшиеся исследованиями нашего церковного пения»; что же касается «всевозможного внимания и содействия», то оно проявлялось «в виде совета, указания, ободрения, справки и выписки из десятка источников, даже выдачи драгоценных рукописей» [12, с. 129].

В продолжение темы напомним о том, как Арнольд описывал некоторые детали их многолетнего общения с о. Димитрием, со своим главным «соперником», на деле оказавшимся заинтересованным коллегой и наставником, терпеливым и деликатным. Пожаловав к нему в «обитель» с шутливым приветствием «Приидох к врагу моему!», Разумовский сразу предложил дружбу и помощь в области «разработки теоретических основ древнего православного пения». «С этой целью, — как далее пишет Арнольд, — он снабжал меня собранными им самим за дорогую цену копиями с редких древних рукописей, да собственноручно им самим, вследствие многолетних трудов, составленными выборками и сравнительными таблицами. Он сделал гораздо более еще: он указал прямо на предметы, преимущественно требующие теоретического исследования и разъяснения; помогал в доискивании настоящего смысла толкований древних Греческих и в особенности Византийских авторов, так как он, без всякого сравнения, знал эти языки гораздо лучше меня; он моральным своим влиянием заставлял меня написать мои исследования, а затем вознаграждал мой труд, как бы заказанный им; наконец он же издал мое сочинение61 в роскошном виде на собственные свои деньги, хотя он никак не мог рассчитывать на успешную распродажу книги слишком специального содержания, наибольшую часть экземпляров которой он даже разослал даром разным лицам, да в разные библиотеки и заведения для вящего распространения известности о труде и о предмете» [1, с. 200–202].

Напомним кратко еще об одном малоизвестном эпизоде: речь идет о непосредственном ученике о. Димитрия по консерватории З.З. Дурове — авторе первого большого труда по истории русской музыки, горячо поддержанного обстоятельным отзывом Разумовского, опубликованным в «Записках» Императорской Академии наук62. Дуров стал первым преподавателем открывшейся кафедры русской музыки в Петербургской консерватории, чему лично способствовал не только о. Димитрий, но и Стасов, приняв деятельное участие в судьбе талантливого молодого исследователя63. Разумовский со свойственным ему отеческим попечением и в дальнейшем откликался на самые разные просьбы своего ученика, в том числе о финансовой помощи64. Заметим, что такой всесторонней поддержкой, отзывчивостью и всегдашней готовностью помочь пользовались очень многие по-настоящему увлеченные церковным пением65.

Безусловно, авторитет Разумовского был огромен, что выражалось в его участии во всякого рода комитетах и организациях, в выступлениях на научных собраниях и чтениях публичных лекций, в составлении бесчисленных отзывов и беспрерывном консультировании по самым разным вопросам ученых, собирателей, коллекционеров, книготорговцев и т.п.

Хотелось бы напомнить и о такой постоянной сфере его деятельности, как рецензирование нотных изданий, книг, учебников и практических руководств по церковному пению, ведь мнение о. Димитрия было чрезвычайно весомо. Среди подобных работ есть и официальные отзывы — на переложения М. Балакирева и В. Соболева, пособия П. Чайковского66, А. Рожнова и Л. Родкевича, на исследования С. Смоленского, Н. Потулова и И. Вознесенского и др., и отклики, высказанные в виде частного суждения, как, например, на издание ОЛЦП «Круга церковного пения Московской епархии», о чем мы узнаем из переписки67.

Заметим также, что о. Димитрий очень дорожил мнением и знатоков, и просвещенных интеллектуалов о своих собственных трудах и о работах учеников и ближайших соратников. Для этого он специально делал рассылку частным лицам и в библиотеки, считая необходимым таким образом распространять достоверные знания об истории церковного пения (на котором зиждется отечественная музыкальная культура!); то же относилось и к образцам новых гармонизаций, основанных на выверенных синодальных изданиях. Здесь, конечно, особой поддержкой пользовались переложения Н.М. Потулова, первое исполнение которых состоялось по благословению митрополита Московского Филарета 19 января 1864 г. в церкви, где настоятельствовал о. Димитрий [22, с. 106]68. В ответ на свои кропотливые, настойчивые труды он получал многочисленные одобрительные отзывы, но иногда и весьма критические69, которые принимал с не меньшей благодарностью.

Тема обновления стиля церковного пения, издания гармонизаций древних и поздних роспевов, все шире тогда обсуждавшаяся, в том числе с участием о. Димитрия, достаточно широко освещена в томах «Русской духовной музыки». Укажем лишь на тот факт, что впервые к этой деятельности Разумовский был привлечен еще в 1858 г.: по указу Московской духовной Консистории он тогда вошел в состав Временного комитета «для рассмотрения и исправления нотных песнопений, перелагаемых в четырехголосную гармонию»70. Уже, по-видимому, тогда, относясь к ответственному поручению со свойственной ему скрупулезностью, о. Димитрий основательно погрузился в изучение подлинной истории коренных напевов и уже в начале 1860-х приобрел известность «ученейшего крюкоисследователя»71, настоящего специалиста по этой части — иначе трудно объяснить, почему Стасов и Севастьянов обратились к нему с поручением от имени Публичной библиотеки, как к «одному из лучших знатоков древнего нашего пения» [25, с. 20].

Нельзя не заметить, что исследовательская, практическая и учебная стороны в сфере церковного пения для о. Димитрия были всегда тесно связанными: так, в 1866 г. (фактически параллельно своим основным научным и педагогическим занятиям) он назначается в Комитет по составлению учебника церковного пения и необходимых переложений для народных школ, в 1869 г. возглавляет комиссию при ОДИ по исправлению нотных книг богослужебного пения, в 1870–1881 г. по поручению Учебного комитета при Св. Синоде занимается рассмотрением духовно-музыкальных сочинений72 (как раз в то время, когда к этой области проявляет интерес Чайковский)73, а с 1885 г. наблюдает над изданием нотных книг Московской Синодальной типографии. Можно добавить, что краткое время о. Димитрий состоял членом Общества любителей церковного пения, хотя быстро отошел от него по вполне понятной причине: тема сохранения «чистоты» древних церковных напевов для Разумовского была «стержневой». Недаром П.А. Бессонов уподоблял его выдающемуся деятелю церковного пения XVII в. старцу Александру Мезенцу. О. Димитрий, кстати сказать, очень внимательно следил за событиями, происходившими в этой сфере не только в России, но и за рубежом (у южнославянских соседей, греков и католиков).

Безусловно, не мыслилась в отрыве от главной темы и педагогическая работа, которой отдавалось много сил и времени. О. Димитрий, несомненно, был очень талантливым и многогранным педагогом. Напомним, начинал он свое учительство еще в 1843 г. в Спасо-Вифанской духовной семинарии как преподаватель естественнонаучных дисциплин: физики, математики и естественной истории (в архиве о. Димитрия сохранились лекции по высшей математике74, а в 1865–1871 г. в «Душеполезном чтении» он регулярно публиковал очерки о растениях, упоминаемых в Священном Писании). В сентябре 1845 г. он возведен в степень магистра, тогда же начинает преподавать еще и древнееврейский язык на высшем отделении, а в 1848 г. становится секретарем Правления в той же семинарии. Усердные труды Разумовского в 1852 г. были отмечены первой наградой — набедренником, а по окончании работы в семинарии — жалованием, «по определению Св. Синода», полугодового профессорского оклада.

Следующее место службы — Голицинская школа при Московском благотворительном обществе, куда он был определен законоучителем (1860–1864); еще одно назначение — наблюдателем за преподаванием в женской воскресной школе при детском приюте в районе Арбата (1860–1861), а в 1868 г. (до 1875?) Разумовский получает место законоучителя в очень престижном мужском учебном заведении — Ломоносовской семинарии при лицее цесаревича Николая на Остоженке (илл . 11 ).

1866 г. стал поворотным для о. Димитрия: он назначен преподавателем «Закона Божия» и профессором в открывшейся Московской консерватории, возглавив первую кафедру истории церковного пения. Через два десятилетия, в 1885 г., он войдет в наблюдательный Комитет при московском Синодальном хоре и училище, а еще через несколько лет передаст «эстафетную палочку» своему преемнику по кафедре — С.В. Смоленскому, с деятельностью которого будет связана следующая блистательная эпоха в истории русской духовной музыки, во многом подготовленная трудами о. Димитрия.

Надпись: Илл. 11. Императорский лицей в память цесаревича Николая (сына Александра II, скончавшегося в 1863 г.).
Вид со стороны Остоженки на Крымский мост. Фото 1903 г.

В качестве дополнения к последнему тезису напомним о еще одной намеченной Разумовским и активно развивавшейся в дальнейшем линии — музыкально-исторического просветительства. 14 апреля 1888 г. в одном из залов выставки Общества поощрения трудолюбия о. Димитрий впервые выступил с публичными чтениями о церковном пении, причем лекция его сопровождалась пением знаменитого Синодального хора под управлением В.С. Орлова, исполнявшего как одноголосные напевы, так и их разнообразные гармонизации. Событие это подробно освещалось в прессе и имело большой резонанс75.

Возвращаясь к преподавательской деятельности о. Димитрия, можно сказать, что она всегда имела несколько векторов приложения. Так, законоучительство, несомненно, перекликалось с миссионерской работой (будучи известным церковным проповедником, в 1870 г. он становится действительным членом Православного Миссионерского общества); преподавание в консерватории также было связано с многими другими сферами жизнедеятельности. При этом все и всегда было пропитано «широтой и любвеобилием» — в каждом деле и к любому ближнему. Сохранилось немало свидетельств об участии о. Димитрия и в жизни «недостаточных студентов», да и вообще всякого нуждающегося в помощи и поддержке76. Одна из его консерваторских учениц, певица А.Н. Амфитеатрова-Левицкая (первая исполнительница партии Ольги в «Евгении Онегине»), вспоминая «привлекательные черты лица» о. Димитрия, «на котором выделялись глубокие задумчивые глаза», писала, что он никогда «не делал выговора или скучного “поучения”» за плохие ответы, был «врагом зубрежки» и «добивался знания осмысленного и основательного» [3, с. 21]77.

Еще одна сфера учительства, о которой редко вспоминают, связана с воспитанием будущих церковнослужителей: в 1864 г. Разумовский был назначен экзаменатором священнослужителей Московской епархии, а в 1877-м — экзаменатором для возводимых в степень диакона.

Пастырские и наставнические труды о. Димитрия были отмечены многими, в том числе очень высокими наградами: в 1855 г. он был пожалован фиолетовой скуфьей, в 1861-м бархатной фиолетовой камилавкой, в 1864-м награжден наперсным крестом, а в 1870-м был возведен в сан протоиерея. Разумовский был «сопричислен» трем орденам: св. Анны — 2-й (1870) и 3-й (1875) степеней и ордену Равноапостольного князя Владимира IVстепени. В 1887 г. ему присвоили почетное звание члена Московской духовной академии.

Надпись: Илл. 12. Портрет о. Димитрия, опуб-ликованный в кн. «Биографии компо-зиторов с IV по ХХ век с портрета-ми» (1904)

Конечно же, свои многочисленные и многосложные обязанности, как и подлинное подвижничество на поприще науки, о. Димитрий сочетал с самым искренним и самоотверженным служением приходского священника, о чем сохранилось немало по-настоящему трогательных высказываний. По словам Арнольда, он, «смиреннейший батюшка», «истинный постник» и «христианский стоик», «худенький и болезненный», всегда с улыбкой и готовностью прийти на помощь, служил с необычайным благоговением и был горячо любим своим приходом [1, с. 200–202]. Одна из знавших о. Димитрия прихожанок, О.А. Голяшкина (Ходнева), отмечала «его ум, красоту и благородство и говорила о нем, как о бессребренике, который никогда не брал денег за службу78. К сказанному можно прибавить и сердечные воспоминания Д.Ф. Голубинского — о многих «сокрытых добрых делах», «совершенной нестяжательности» и радушии Разумовского, приводивших в изумление даже простых людей [12, с. 131], — и рассказ П.И. Чайковского, связанный с его венчанием, которое о. Димитрий, коллега по консерватории, совершил «со свойственной ему художественной красивостью», подействовав на Петра Ильича «как-то особенно хорошо, ободряюще» [7, с. 279].

Исключительные человеческие качества о. Димитрия не могли оставить равнодушным любого, кто соприкасался с ним. Н. Кашкин, описывая свою первую встречу с Разумовским, который сразу произвел на него впечатление образованного человека, отмечал, что в его воспоминаниях он остался «одним из лучших образцов христианской всепрощающей доброты» [3, с. 67–68].

Завершая очерк, процитируем еще одно высказывание: «не знаешь, перед кем больше преклоняться: перед Разумовским, как человеком редкой доброты, или как ученым, который всю свою жизнь провел над собиранием, изучением и систематизацией материалов по истории древнерусского церковного пения, послуживших фундаментом для церковной музыки будущего» [23, с. 302].

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Литургическое музыковедение — термин И.А. Гарднера [4, с. 20].

2 Здесь и далее используются принятые сокращения: РГБ — Российская государственная библиотека; РНБ — Российская национальная библиотека; ГИМ — Государственный исторический музей; РГАДА — Российский государственный архив древних актов; ГЦММК — Государственный центральный музей музыкальной культуры им. М.И. Глинки; ЦИАМ — Центральный исторический архив г. Москвы; ГАТО — Государственный архив Тульской области.

Возможно, какие-то материалы Д.В. Разумовского находятся в Отделе письменных источников ГИМ: А.В. Преображенский в преамбуле к публикации очерка о. Димитрия об А.Ф. Львове в журнале «Хоровое и регентское дело» за 1917 г. (с. 2–38) указывает на хранение этого и других аналогичных материалов в библиотеке Синодального училища церковного пения — «вне общего каталога, под № 4». См. повт. изд. этой работы: [13, с. 189]. На «бумаги Д.В. Разумовского», хранящиеся в Синодальном училище, Преображенский указывает и в комментариях к публикации писем Д.В. Разумовского к А.Ф. Львову (см. примеч. 9).

3 Это относится не только к архиву, в котором практически нет личных документов, но и к очень кратким некрологам об о. Димитрии, размещенным в периодике того времени, в том числе к составленному известным деятелем в области церковного пения Д.Н. Соловьевым (напечатан в Прибавлениях к «Церковным ведомостям» № 5 за 1889 г., с. 118–121). Также немногословны на этот счет и «Воспоминания о протоиерее Д.В. Разумовском» С.В. Смоленского, Д.Ф. Голубинского и Ю.К. Арнольда, опубликованные в 1890 г. по случаю годовщины со дня смерти в журнале «Душеполезное чтение» [12] и отдельным оттиском; см. также их републ. с коммент. (наряду с многими другими материалами, связанными с о. Димитрием) [19, с. 108–115].

4 В процессе подготовки этой публикации Н.Ф. Финдейзен консультировался с В.В. Стасовым, что отражено в их переписке. Надо заметить, что в ответных письмах Стасов со свойственной ему резкостью весьма остро критикует труды о. Димитрия. См. письма Стасова к Финдейзену от 12 августа и 4 сентября 1894 г.: Стасов В.В. Письма к деятелям русской культуры. В 2 т. Т. 2 / Подг. и коммент. Н.Д. Черникова; отв. ред. Ю.С. Калашников. М.: Наука, 1967. С. 225–226. Подобные упреки, особенно по части использования терминологии, он высказывал еще ранее, в подробном отзыве на первую значительную работу о. Димитрия «О нотных безлинейных рукописях церковного знаменного пения», опубликованную в 1863 г.: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 36. Письмо В.В. Стасова к Д.В. Разумовскому от 30 марта 1864 г. Критика терминологии звучит и в отзыве А.Н. Веселовского на «Церковное пение» о. Димитрия, напечатанном во 2-м томе «Древностей» Московского археологического общества (М., 1870; с. 71–74). Объективная научная оценка этой «животрепещущей» проблемы была дана только С.В. Смоленским.

5 Разумовский Д.В., протоиерей. Патриаршие певчие диаки и поддиаки и Государевы певчие диаки. [СПб.:] Изд. Н.Ф. Финдейзена, 1895. Указанный очерк с портретом и списком трудов помещен в качестве предисловия, на с. 3–18.

6 Финдейзен указывает также на содействие в этом деле Ивана Васильевича Липаева [11, с. 1571]. О М.Д. Разумовском см. далее.

7 По нашим данным, Н.М. Соловьев был родом из Владимирской губернии, окончил там духовную семинарию (1887), затем Московскую духовную академию (1891); преподавал в Переславском и Владимирском духовных училищах и Владимирской духовной семинарии, с 1901 г. — церковное пение; с 1899 г. состоял действительным членом Владимирской ученой архивной комиссии; дослужился до статского советника и был награжден орденом св. Станислава 2-й степени. Его работы по истории церковного пения печатались в различных периодических изданиях: во «Владимирских епархиальных ведомостях» — «Свойства истинно церковного пения» (1900, № 20,с. 679–694), в журнале «Наставления и утешения св. веры христианской», издаваемом Афонским Свято-Андреевским подворьем в Одессе, — «Значение св. Иоанна Дамаскина в истории церковного пения» (1903 [книга X], май, с. 417–424), «Князь В.Ф. Одоевский и его заслуги в области церковного пения» (1903, июль-август, с. 678–688), «П.И. Чайковский как духовный композитор (К 10-летию со дня кончины)» (1903, октябрь, с. 941–951, напечатана также отдельным оттиском: Одесса: Тип. Е.И. Фесенко, 1903. 13 с.); в РМГ — «Богослужебное пение древней христианской Церкви» (1905: № 25/26, стб. 639–646; № 27/28, стб. 673–677; № 29/30, стб. 704–711; № 31/32, стб. 733–743); в «Богословском вестнике» (помимо указанных) — «Мелодическое (одноголосное) пение православно-русской Церкви» и «Гармоническое пение православно-русской Церкви» как две части одного исторического очерка (1906, т. 3: № 9, с. 82–107; № 10 с. 212–253), «Очерк истории католической и протестантской церковной музыки» (1910, т. 3: № 11, с. 498–514; № 12, с. 695–708). В 1908 г. в Казани вышла еще одна его работа — «Труды С.В. Смоленского в области изучения древнерусского церковного пения». По-видимому, тот же «Исторический очерк православно-русского церковного пения» печатался в журнале «Гусельки яровчаты», а также вышел отдельным изданием в Сергиевом Посаде в 1906 г. (см. указание И.А. Гарднера [4, с. 39] ). Кроме того, отзывы на работы Н.М. Соловьева публиковались в журнале «Хоровое и регентское дело»; см.: Журналы церковно-певческие // Православная энциклопедия. Т. XIX. М., 2008. С. 406–415.

8 В расширенном виде статья М.П. Рахмановой была напечатана как преамбула к публикации переписки о. Димитрия со С.В. Смоленским [20, с. 377–392].

9 Письмо Прот. Д.В. Разумовского к В.В. Стасову [от 12 июня 1966 г.] (с предварительной заметкой В.В. Стасова) // РМГ. 1895, № 11. Т. 2. Стб. 643–647; Из переписки А.Ф. Львова с Д.В. Разумовским и П.М. Воротниковым [публ., вст. ст. и примеч. А.В. Преображенского] // РМГ. 1900, № 38. [Т. 7]. Стб. 842–851. К 20-летию смерти прот. Д.В. Разумовского (неизданные письма его к В.В. Стасову) [с вступ. коммент. Н.Ф. Финдейзена] // РМГ. 1909, № 1. [Т. 16]. Стб. 1–6 (3 письма: от 5 октября и 20 декабря 1862 г. и 19 декабря 1863 г.). Таким образом, были опубликованы все 4 письма Д.В. Разумовского к В.В. Стасову, хранящиеся в архиве последнего (РНБ, ф. 738, ед. хр. 201).

10 См. опубликованную переписку о. Димитрия с В.Ф. Одоевским [8, с. 430–453], С.В. Смоленским [20, с. 393–445], М.А. Балакиревым [2, с. 343–354]. К сожалению, последнее из указанных изданий изобилует опечатками — и в текстах писем, и в указаниях на шифры хранения.

11 См.: Толстой Д.Н. Алексей Федорович Львов. (Письмо к профессору Московской консерватории протоиерею Д.В. Разумовскому) // Русский архив. 1871, № 7/8, стб. 1306–1312; Петухов М.О. Протоиерей Д.В. Разумовский. (Письмо о. Димитрия к Михаилу Петухову от 3 мая 1887 г.) // Русская старина. Т. 67. 1890 (июль-август-сентябрь). СПб., 1890. С. 437–438; Письмо архим. Антонина (Капустина) к Д.В. Разумовскому от 14 июля 1864 г. из Константинополя [8, с. 458–465]; Письмо Д.В. Разумовского к П.И. Чайковскому от 24 января 1881 г. [27, с. 274–275]. Совсем недавно было опубликовано еще одно письмо-отчет Д.В. Разумовского, посланное в 1862 г. в Императорскую Публичную библиотеку в связи с описанием коллекции снимков П.И. Севастьянова (РНБ, ф. 244, оп. 1, ед. хр. 53): Скирская Т.В. У истоков русской музыкальной византологии // Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории христианского искусства. 2017. Вып. 25. С. 127–159.

12 Среди работ, освещающих научные заслуги о. Димитрия, следует особо выделить диссертацию А.С. Белоненко «История отечественной мысли о древнерусском певческом искусстве» (Л., 1982), и, пожалуй, еще две работы, вышедшие по этой теме в последние годы. Это дипломная работа О.Л. Мерцаловой, защищенная в МГК им. П.И. Чайковского в 2007 г., появлению которой предшествовала публикация небольшого сообщения: Мерцалова О.Л. Д.В. Разумовский в письмах о церковном пении в России // Материалы Международной научной конференции памяти протоиерея Димитрия Разумовского. Гимнология. Вып. 1. Кн. 1. М.: МГК им. П.И. Чайковского, 2000. С. 26–29. В 2017 г. была напечатана статья Е.Г. Мещериной, основанная, главным образом, на ранее опубликованных данных: Мещерина Е.Г. Научная деятельность протоиерея Д.В. Разумовского // Вестник АХИ. 2017, № 8. С. 15–37. К сожалению, личностный аспект во всех указанных работах практически не затрагивался.

13 Н.Ф. Финдейзен единственный сообщает точную дату рождения — 26 октября (основываясь, по-видимому, на «святцах»), при этом он ошибается и с указанием места, предположив, что это был Киев [10, с. 175]. Впрочем, подобных неточностей в публикациях об о. Димитрии немало. Мы опираемся на данные сохранившихся метрических книг ц. Обновления Храма Воскресения Христова в с. Воскресенском Одоевского уезда Тульской епархии: ГАТО, ф. 256, оп. 1, д. 1610 (1816–1824), лл. 20, 38, 47, 71об.; д. 1611 (1824–1834), л. 99об.

14 Сведения о членах семьи и предках о. Димитрия удалось получить на основе сопоставления данных следующих источников: ГАТО, ф. 341, оп. 1, д. 11. Ревизские сказки на священно-церковных служителей Одоевского уезда (согласно 8-й переписи 1834 г.). Лл. 282–286; Святославский И.И. Летопись Московской Георгиевской церкви, что на Вспольи [22, с. 164]; Тульский Синодик. Тульская епархия (1558–2009) [26, с. 231, 353]. Разница в фамилиях у отца и детей (младший брат о. Димитрия Алексей также носил фамилию Разумовского) была тогда нередким явлением в среде духовенства, придерживавшегося старого обычая давать фамилию по своему усмотрению, как правило, при поступлении детей на обучение.

15 Согласно сведениям о храмах Тульской епархии, в Одоевском уезде в селе Воскресенском, что на р. Упе, изначально была деревянная церковь, сгоревшая в 1823 г., на месте которой и был выстроен в 1825 г. каменный храм, сохранившийся до наших дней. См.: Приходы и церкви Тульской епархии: извлечение из церковно-приходских летописей / [Сост. П.И. Малицкий]; Изд. Тульского Епарх. Братства св. Иоанна Предтечи. Тула: Тип. Соколова и Фортунатова, 1895. С. 621–622.

16 Согласно записям в метрических книгах, мать умерла в феврале 1831 г., а в документах переписи указано, что это случилось в 1830-м, и в том же году Алексей «самовольно отлучился из училища, и где доныне находится не известно». См. примеч. 13, 14.

17 Сахаров И.П. (1807–1868) — этнограф-фольклорист, археолог и палеограф. Среди его многочисленных и разнообразных трудов — исследование «О русском церковном песнопении», напечатанное в №№ 2, 3, 7, 8 «Журнала Министерства Народного Просвещения» в Санкт-Петербурге в 1849 г. (Ч. LXI, отд. II: с. 147–196, 263–284; Ч. LXIII, отд. II: с. 1–41, 89–109). На эту работу ссылается о. Димитрий в помете, оставленной на рукописи из своего собрания (РГБ, ф. 370, ед. хр. 122. «Сказание» инока Евфросина).

18 Троицкий Н.И. (1851–1920) — историк, краевед, археолог, собиратель древностей, богослов и духовный писатель, основатель Тульского Епархиального Древлехранилища с открытой для посетителей «Палатой древностей», Тульского Историко-археологического товарищества, издававшего журнал «Тульская старина». Так же как и о. Димитрий, он состоял действительным членом Императорского Московского археологического общества.

19 М.П. Рахманова считает, что первоначальное образование о. Димитрий получил в Спасо-Вифанской духовной семинарии, опираясь, по-видимому, на сведения из авторитетного дореволюционного издания «Русский биографический словарь» [15, с. 448–450]. Однако это противоречит данным в нескольких основополагающих источниках: [11, с. 1572; 24, с. 31]; в находящейся в архиве о. Димитрия рукописной копии «Списка студентов Киевской Духовной Академии 1842–43 года. А. Высшего Отделения Курс XI» (РГБ, ф. 380, карт. 1, ед. хр. 3) напротив фамилии Д.В. Разумовского также стоит помета «тульский». Данные об учебе о. Димитрия в Тульской духовной семинарии приводятся и в современных справочных изданиях: Тульский биографический словарь: в 2-х т. Т. 2 (М–Я) / Ред. колл.; Под ред. В.И. Крутикова; Сост. С.Д. Ошевского. Тула: изд-во «Пересвет», 1996. С. 129; Московская энциклопедия. Т. 1. Лица Москвы. Кн. 3 (М–Р). М.: Фонд «Московские энциклопедии», 2010. С. 586.

20 О работах по церковному пению А.Н. Иванова (1823–1916), а также биографические сведения о нем см.: Иванов А.И. Попытка к восстановлению дневнецерковного пения [переизд. с коммент. и биограф. справкой] // РДМ, т. III, с. 371–409; Плотникова Н.Ю. Иванов Александр Никанорович // Православная энциклопедия. Т. ХХ. М., 2009. С. 643–644. В архиве о. Димитрия хранится пространное письмо А.И. Иванова от 20 сентября 1884 г., содержащее некоторые важные детали их общения (РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 68). Отметим также, что Иванов, будучи сотрудником Тульского Историко-археологического товарищества, занимался описанием певческих рукописей из упомянутого выше Древлехранилища. См.: Иванов А., протоиерей . Греческий нотный (крюковой) обиход. (Рукопись XVII века) // Тульская старина. 1899, № 2. С. 14–26.

21 Никольский Н.Ф. (1815–1888) — священник села Непрядвы Тульской губернии, автор соч. «Народная азбука. Для школьного и домашнего обучения. Новая звуковая метода с славянскою азбукою такой же методы», напечатанного в Москве в 1873 г. См.: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 3. Письма (3) В.Ф. Никольского к Д.В. Разумовскому. 1870, 1873 и 1874 г. В письмо 1873 г. вложено объявление о выходе из печати «Народной азбуки».

22 По-видимому, речь идет о Михаиле Георгиевиче Казанском (1830–?) — протоиерее Богородичной церкви при купеческой богадельне г. Тулы (1891–1917), награжденном орденом св. Анны III-й ст. [26, с. 240]. В архиве о. Димитрия хранятся 16 писем от М.Г. (Егоровича) Казанского: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 72 (1873, 1878, 1883–1886 г.). Интересно отметить, что к ним приложены копии из переписки М. Казанского с С.И. Миропольским, выполненные рукой Д.В. Разумовского. Кроме того, сохранился черновик письма-ответа о. Димитрия к М. Казанскому, священнику села Монастырщины Тульской губернии: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 6. [1873 г.].

23 Этот певческий сборник кон. XVII – нач. XVIII вв., содержащий Триодь цветную, Стихиры Евангельские, Трезвоны, Службу апп. Петру и Павлу (нотация крюковая пометная), имеет дарственную запись Д.В. Разумовского, экслибрис библиотеки С.Д. Шереметева, а также приложенное к рукописи описание С.В. Смоленского (1904 г.). В конце сборника (л. 162) сделана пространная запись о страшном пожаре в Белеве (1719 г.), истребившем почти весь город.

24 Согласно тому же источнику [11], в Академии Разумовский изучал «науки: богословские, философские, словесные, исторические, физико-математические, и языки: еврейский, греческий, латинский и французский».

25 В архиве о. Димитрия сохранился подлинный документ об этом назначении: РГБ, ф. 380, карт. 1, ед. хр. 1. Указ Московской духовной консистории о назначении Димитрия Разумовского священником Николоборовицкой церкви в Москве. 15 октября 1852 г.

26 ГЦММК, ф. 283, ед. хр. 911. Протасьева К.А. Сведения о жизни и деятельности ученого исследователя и первого историка русского церковного пения Разумовского Дмитрия Васильевича. М., 1955. Машинопись. 4 л. Диакон Иоанн, служитель и историограф храма вмч. Георгия, уточняет, что в 1871 г. дом этот был выкуплен у о. Димитрия и отчасти перестроен под многообразные нужды (в том числе для проживания настоятеля) — трудами известной покровительницы прихода С.С. Аксаковой [22, с. 181].

27 М.Ф. Голубинская была похоронена на Ваганьковском кладбище (вместе с о. Димитрием): на ее могиле были указаны следующие точные даты жизни: 07.03.1828–23.07.1858 [9, с. 5].

28 В этом отношении о. Димитрий разделил судьбу своих отца и деда, — как указано было в упоминавшейся «ревизской сказке», также вдовцов.

29 ЦИАМ, ф. 1182, оп. 1, ед. хр. 221. «Клировая ведомость о церкви Св. Вмч. и Победоносца Георгия, состоящей в первом отделении Никитского сорока близ Кудрина, за 1916 год». Лл. 134об.–135об.

30 РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 52. Письмо С.Д. Шереметева к Д.В. Разумовскому от 4 апреля 1884 г. из СПб. (лл. 5–6). Присоединено: [Ответ] на письмо от 4 апреля 1884 г. (л. 11).

31 Отметим попутно, что это издание, вышедшее в 1886 г, было напечатано в типографии «Брайткопфа и Гертеля» в Лейпциге — в городе, с которым Ю.К. Арнольд был связан особыми узами. Здесь он несколько раз выступал с публичными лекциями, здесь же охотно исполняли его музыку, печатали статьи и книги. См. подробнее: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 31. Письмо Ю.К. Арнольда к Д.В. Разумовскому от 2 июня 1883 г. из Лейпцига (с приложенной вырезкой из немецкой газеты о лекции Арнольда в Лейпцигской консерватории); Огаркова Н.А. Арнольд Юрий Карлович (1811–1898) // Opera musicologica. 2014. № 2 (20). С. 61–78.

32 О. Димитрий написал отзыв на работу Бурго-Дюкудрэ, упомянутую в этом предисловии: Разумовский Д.В. Мнение о книге Études sur la musique ecclésiastique grecque, par L.A. Bourgault-Ducoudray. Paris, 1877, 8º // Древности: Труды Московского археологического общества. Т. VIII / Под ред. В. Е. Румянцева. М.: Син. тип., 1880. С. 198–200. Напомним также, что в начале сентября 1878 г. в Париже Стасов с большим энтузиазмом прослушал публичную лекцию о греческой музыке этого французского профессора (известного историка музыки и композитора, к тому же живо интересовавшегося русской музыкой), о чем Владимир Васильевич оставил яркие воспоминания: Стасов В.В. Второй русский концерт // Стасов В.В. Собрание сочинений. 1847–1886. Т. III. СПб., 1894. Стб. 339–340. (Первая публ.: «Новое время», 8 сентября 1878 г. № 908). О Бурго-Дюкудрэ см. также: Вовк А.Ю. Бурго-Дюкудре Л.А. // Православная энциклопедия. Т. 6. М., 2003. С. 371–372.

33 Эта книга, напечатанная в 1886 г. в Москве в типографии О.О. Гербека, предназначалась «воспитанникам Московской консерватории», т.е. являлась, по сути, учебным пособием, отразившим многолетнюю педагогическую работу о. Димитрия на кафедре истории церковного пения.

34 Письмо архимандрита Антонина (Капустина) к Д.В. Разумовскому от 14 июля 1864 г. из Константинополя [8, с. 459–461].

35 РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 74. Письма (8) протоиерея П. Капустина к Д.В. Разумовскому (1868–1887). 16 л. См., в частности, письмо от 27 августа 1886 г. (лл. 12–13).

36 РГБ, ф. 380, карт. 21, ед. хр. 8. Разумовский (сын Д.В. Разумовского). «Блаженны» («Снедию враг изведе Адама») «Греческого роспева», гласы 1-й, 2-й. [1860-е г.].

37 См.: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 83. Письма (6) протоиерея А. Лебединцева к Д.В. Разумовскому (1869–1870, 1879, 1884–1885). Одесса. 11 л. Дополним: А.Г. Лебединцев (1818–1898) — старший из братьев Лебединцевых, среди которых был Петр Гаврилович, известный историк и археолог, член многих научных обществ, в том числе Московского Археологического и Императорского Православного Палестинского, где состоял членом и о. Димитрий. Интересно, что в последнем из сохранившихся писем прот. Арсения к о. Димитрию содержится просьба выслать устав (?) Общества любителей церковного пения, поскольку епископ Никанор, высоко оценивший переложения М. Потулова, желает основать подобное общество и в Одессе.

38 РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 18. Письмо Н.М. Потулова к Д.В. Разумовскому от 8 июня 1871 г. Из Вены [в Москву]. Анна Дмитриевна умерла на 4 года раньше отца (9 января 1885 г.) и похоронена вместе с родителями там же, на Ваганьковском [9, с. 4–5].

39 ЦИАМ, ф. 1182, оп. 1, ед. хр. 221. «Клировая ведомость…». Там же.

40 ГЦММК, ф. 283, ед. хр. 911. Протасьева К.А. Сведения о жизни и деятельности ученого… Большая часть собранных здесь «сведений» является перепечаткой очерка об о. Димитрии из кн.: Биографии композиторов с IV по ХХ век с портретами / Под ред. А. Ильинского (русс. и иностр. отделы), Г. Пахульского (польский отдел). Изд. К.А. Дурного. М.: Тип. И.Н. Кунерев и К̊, 1904. С. 477–478.

41 Г.П. Георгиевский (1866–1948) был крупнейшим библиографом, музееведом, историком, сотрудником ряда научных обществ, дослужился до чина действительного статского советника.

42 Сведения из авторитетного источника [21], от которых мы отталкивались, были нами перепроверены и уточнены. Ср.: Рукописные собрания Д.В. Разумовского и В.Ф. Одоевского. Архив Д.В. Разумовского: Описания / Под ред. И.М. Кудрявцева. М., 1960; Отчет Государственного Румянцевского музея за 1916–1922 годы. М.: Гос. изд-во, [1923 г. Сигнальный экземпляр]. С. 112–113 (краткое представление собрания), 135–150 (опись рукописей на слав. яз.), 151–157 (опись архива Разумовского), 180–181 (опись рукописей на греч. яз.); РГБ, «Дело ф. 379» (группа учета НИОР). Инвентарная [сдаточная] опись коллекции памятников богослужебного пения восточной церкви, собранной протоиереем Д.В. Разумовским. Рукопись. 1916 г. 6 л.; ОХИД РГБ (Отдел хранения и использования документов): оп. 1, д. 791, лл. 52–55 (Протокол заседания хозяйственного комитета Императорского Московского и Румянцевского Музея от 2 ноября 1916 г.); оп. 1, д. 793. Ч. II. Приобретение книг, журналов и предметов для отделений, лл. 148, 149, 153, 188 (бухгалтерские документы); оп.1, д. 793. Ч. III. О командировках по делам Императорского Московского и Румянцевского Музея за 1916 г., лл. 1, 3, 10–14 (документы, связанные с официальной поездкой Г.П. Георгиевского); оп. 1, д. 795б. Переписка МПРМ с Министерством народного просвещения. Январь 1916 – январь 2017, л. 15 (письмо-ответ о выделении средств на приобретение «коллекции старинных рукописей»). Благодаря изучению вышеназванных документов, помимо всего прочего, удалось выявить 2 печатные греческие церковно-певческие книги из библиотеки о. Димитрия (ныне хранятся в подсобном фонде отдела рукописей РГБ) и еще одну греческую нотированную рукопись, принадлежавшую Разумовскому, но в результате внутренних перемещений в хранилище оказавшуюся в другом фонде: это небольшой сборник песнопений — конволют кон. XVII – нач. XIX вв. (РГБ, ф. 181, ед. хр. 73).

43 РГБ, ф. 217, карт. 9, ед. хр. 5. Письмо-записка Г.П. Георгиевского к Металлову Василию (Михайловичу) от 22 июня 1913 г.

44 Можно предположить, что о ценном собрании Разумовского Георгиевский мог узнать благодаря о. Василию Металлову. Настораживающее упоминание об архиве о. Димитрия звучит в письме гр. С.Д. Шереметева к С.В. Смоленскому от 17 августа 1899 г.: «У него [Разумовского] сохранились богатые материалы, к сожалению, они в руках полудикого сына…». Цит. по: Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. VI. С.В. Смоленский и его корреспонденты. Кн. 1. Переписка с С.Д. Шереметевым и К.П. Победоносцевым / Подгот. текста, вступит. ст. и коммент. М.П. Рахмановой. М.: Языки славянских культур, 2008. С. 63.

45 Все упоминаемые здесь и далее награды, а также организации, в которых состоял и трудился Разумовский, с указанием точных дат приводятся по первоисточнику: [11, с. 1574–1578]. Они подтверждаются и данными, приведенными в кн. И.И. Святославского [22, с. 164–165].

46 См., в частности: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 36. Письмо В.В. Стасова к Д.В. Разумовскому от 11 декабря 1862 г. (лл. 7–8об.). Часть этого описания, посвященного исследованию знаков для музыкального чтения (экфонетической нотации), была опубликована в «Известиях» Общества: Бычков А.Ф. Отрывки Евангелия XI-го века [с публикацией материалов исследования Д. В. Разумовского] // Известия Императорского Археологического общества. Т. V. Вып. 1. СПб: Тип. Имп. Академии наук, 1865. С. 29–37. Подробнее: Шеховцова И.П. По следам афонской экспедиции П.И. Севастьянова // Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории христианского искусства. Вып. 2 (26). М., 2017. С. 109–130; О на же. Об одной неизвестной работе протоиерея Д.В. Разумовского (к 200-летию со дня рождения ученого) // Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории хри-стианского искусства. Вып. 1 (29). М., 2018. С. 92–111.

47 Разумовский Д.В. О нотных безлинейных рукописях церковного знаменного пения: Исслед. [Чит. в Моск. об-ве духов. просвещения 26 сент. 1863 г. д. чл. и библиотекарем свящ. Д.В. Разумовским]. [М., 1863]. В архиве о. Димитрия сохранились и другие документы, указывающие на выполнение им обязанностей библиотекаря ОЛДПр. См.: РГБ, ф. 380: карт. 15, ед. хр. 77. Письмо-извещение к Д.В. Разумовскому об очередном заседании ОЛДПр. Б/д; карт. 15, ед. хр. 78. Письмо к Д.В. Разумовскому о поручении провести проверку отчета библиотеки ОЛДПр от 15 ноября 1863 г. Недаром именно этому Обществу в 1864 г. архим. Антонином (Капустиным) был преподнесен ценный дар — греческий иллюминированный Стихирарь XIII в. (ныне хранится в ГИМ: Муз. 3674), а также комплект греческих печатных богослужебных книг. Подробнее: Шеховцова И.П. Греческие музыкальные рукописи в собирательской деятельности архимандрита Антонина (Капустина) // Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории христианского искусства. Вып. 4 (16). М., 2014. С. 113–142. Стоит отметить также, что деятельность основанного митр. Московским Филаретом ОЛДПр началась как раз с создания Епархиальной библиотеки, в которой впоследствии образовалась целая коллекция старинных певческих рукописей (110 ед. хр. в 198-ми томах), переданная в 1898 г. на особых правах в пользование Синодальному певческому училищу. См.: РГАДА, ф. 1183, оп. 9, ч. I, № 99 за 1898 г. «О передаче в библиотеку Синодального училища нотных рукописей, принадлежащих Епархиальной библиотеке». На эти важные архивные данные указывает С.Г. Зверева [18, с. 279, 290 (примеч. 56)]. Мог ли в этом деле принимать участие о. Димитрий — вопрос открытый. Неслучайно, по-видимому, в свое время Разумовский предлагал вступить в ОЛДПр кн. Одоевскому, в результате отказавшемуся [8, с. 100, 256].

48 См.: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 80. Письмо из Константинопольского музыкального общества к Д.В. Разумовскому от 30 ноября 1863 г. (на греч. яз.). Аналогичное письмо к кн. Одоевскому см. в его архиве: ГЦММК им. Глинки, ф. 73, ед. хр. 747. Как уже упоминалось выше, этому способствовал архим. Антонин (Капустин).

49 Разумовский Д.В. Об основных началах богослужебного пения Православной Грекороссийской Церкви // Сборник на 1866 г., изд. Обществом древнерусского искусства при Московском Публичном Музее (ОДИ). М.: Тип. Грачева и Кº, 1866. Отд. I, с. 107–123. То же [Отд. оттиск] / Из сб. Общества древнерусского искусства. М.: Тип. Грачева и Кº, [1866]. 17 с.; Разумовский Д.В. Государевы певчие дьяки XVII века // Сборник на 1873 г., изд. Обществом древнерусского искусства при Московском Публичном Музее (ОДИ) / Под ред. Г. Филимонова. М.: Универс. тип. [Катков и Кº], 1873. Отд. I, с. 153–181.

50 Об этом, в частности, вспоминает сам Ю.К. Арнольд [1, с. 199]. Др. подробности и ссылки: Шеховцова И.П. Заметки по истории русской музыкальной византинистики // Музыкальная археография — 2015: Материалы научно-практической конференции «Звучащий мир Древней Руси», 19–21 ноября 2014 г. / Сост. и науч. ред. Н.В. Заболотная, И.П. Шеховцова. М.: РАМ имени Гнесиных, 2017. С. 279–339.

51 Любопытно, что предисловие к этому изданию, с экскурсом в историю о русских царях, особо благоволивших церковному пению, написал архимандрит Леонид (Кавелин) — историк и археограф, почетный член Императорского Православного Палестинского общества, настоятель Троице-Сергиевой Лавры, в которой хранилась рукопись со стихирами царя Иоанна. О. Леонид посылал о. Димитрию описания рукописей, и даже, как следует из письма Потулова, как-то присылал «афонские редкости» и «снимки»; взамен Разумовский направлял новые гармонизации Потулова, за что архимандрит очень благодарил. См.: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 86. Письма архимандрита Леонида (Кавелина) к Д.В. Разумовскому. 1870, 1871. С приложением описания нотных рукописей Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря; РГБ, ф. 148, карт. 9, ед. хр. 18. Письмо Н.М. Потулова к архим. Леониду (Кавелину). Б/д. С архим. Леонидом Разумовский мог быть знаком также по объединявшему их Обществу любителей духовного просвещения.

52 По нашим подсчетам Д.В. Разумовский подготовил и опубликовал 123 статьи для указанного Словаря. См.: Материалы для Археологического словаря [55 справочных статей на «А» и «Б»] // Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. I. Вып. 2. М.: Тип. Грачева и Кº, 1867. С. 15–16, 18, 20–35; Материалы для Археологического словаря [63 справочных статьи на «В»] // Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. II / Под. ред. К.К. Герца. М.: Син. тип.,1870. С. 6–16 (отд. пагинация); Материалы для Археологического словаря [5 справочных статей: «Изарбаф», «Кежа», «Кутня», «Мятель», «Яблоки серебряные»] // Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. IV / Под ред. В.Е. Румянцева. М.: Син. тип., 1874. С. 13, 15, 16, 17, 30 (отд. пагинация).

53 См.: Разумовский Д.В. Рукописи графа А.С. Уварова. Описание нотных безлинейных и линейных рукописей // Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. III. Вып. 3 / Под. ред. К.К. Герца и В.Е. Румянцева. М.: Син. тип.,1873. Протокол 62. С. 298; Он же. Сообщение о нотной рукописи 1651 года, принадлежащей библиотеке А. Н. Радкевича // Древности: Труды Императорского Московского археологического общества. Т. IX. Вып. 2, 3 / Под ред. И. Д. Мансветова. М.: [Без указ. тип.], 1883. Протокол 177.С. 66–68.

54 К примеру, на уже упомянутую работу Бурго-Дюкудре (см. примеч. 32).

55 Разумовский Д.В. Патриаршие певчие дьяки и поддиаки // Древности: Археологический вестник, изд. Московским Археологическим Обществом / Под ред. А.А. Котляревского. Т. 1. Год 1867–68. М.: Тип. Грачева и Кº, 1868. С. 241–253. Повторная публикация была осуществлена Финдейзеном (см. примеч. 5). Статья о книге Ирмологий была, по-видимому, последней, опубликованной о. Димитрием в изданиях МАО: Разумовский Д.В. О простом, не нотном, Ирмологии // Древности: Труды Императорского Московского Археологического общества. Т. X / Под ред. Д. Н. Анучина. М.: [Без указ. тип.], 1885. Протокол 205. Приложение Б. С. 20–24.

56 В «Трудах» I Археологического съезда, проходившего в Москве в 1869 г., Разумовский опубликовал 3 работы: «Музыкальная деятельность кн. В.Ф. Одоевского» (в память о своем ближайшем соратнике); «Церковно-русское пение» и «Народное мирское пение и собственно музыка». В «Трудах» III Археологического съезда, прошедшего в Киеве в 1874 г., он опубликовал статью «Какое значение имеет гармония Потулова для пения нашей Православной церкви». Кроме того, в организации III Археологического съезда о. Димитрий принял самое непосредственное участие, для чего был делегирован (командирован) в качестве депутата Общества в Комитет по устройству съезда в Киеве. См.: Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. IV / Под ред. В.Е. Румянцева. М.: Син. тип., 1874. Протокол 83. С. 43–44. В юбилейном издании МАО, помимо краткой биографической заметки и портрета, был помещен перечень работ Разумовского, напечатанных в изданиях Общества [6, с. 159].

57 См., например, своего рода краткую певческую грамматику по современной греческой традиции: РГБ, ф. 380, карт. 4, ед. хр. 5. «Гласовые лествицы Греческого Богослужебного пения. О гласах. Знаки для пения в греческой церкви и чтение их». Можно вспомнить и об известном палеографическом «Альбоме», составленном о. Димитрием по греческим и русским источникам: РГБ, ф. 380, карт. 5, ед. хр. 16.

58 См., в частности: РГБ, ф. 380, карт. 4, ед. хр. 9 и 10. Разумовский Д.В. Выписки из греческой книги «Святоградец» с переводом, текстологическими замечаниями, ссылками и примечаниями.

59 В архиве Разумовского были обнаружены, к примеру, выписки и переводы таких известных в музыкальной византинистике работ: Du Cange C. Glossarium ad scriptores mediae et infi mae graecitas: in 2 vls. Lugduni, 1688; Tzetzes J. Über die altgriechischen Musik in der Griechischen Kirche. München, 1874. См.: РГБ, ф. 380, карт. 3, ед. хр. 14; карт. 5, ед. хр. 15. См. также: РГБ, ф. 380, карт. 20, ед. хр. 26. Переводы отчетов о конгрессах религиозной музыки в Париже (1860) и Малине (1863, 1864).

60 ИРЛИ (Пушкинский Дом), ф. 294, оп. 3, ед. хр. 34. Письмо С.В. Смоленского к В.В. Стасову от 11 января 1901 (л. 6–6об.). Цит. по: [17]. При этом тот же Смоленский и Стасов сетовали на отсутствие у о. Димитрия музыкального образования, имея в виду, в первую очередь, недостатки используемой им терминологии, разработка которой была закономерным этапом становления новой науки.

61 Речь идет о работе «Гармонизация древнерусского церковного пения» (cм. др. подробности выше).

62 Разумовский Д.[В.], протоиерей. Разбор рукописного сочинения З. Дурова «Опыт истории музыки в России» // Отчет о 27-м присуждении наград графа Уварова (Приложение № 5 к 51-му тому «Записок Императорской академии наук»). СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1885. С. 173–184.

63 О др. подробностях, в т.ч. о детальном разборе-отзыве Д.Н. Соловьева на публичные лекции Дурова в Петербургской консерватории, см.: Шеховцова И.П. Заметки по истории русской музыкальной византинистики… С. 313–315.

64 О. Димитрий, судя по переписке, пытался привлечь Дурова к изданию знаменитого «Круга церковного пения», предлагая ему заняться корректурой, однако эта история имела печальный финал. См.: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 62. Письма З.З. Дурова к Д.В. Разумовскому с приложенными к ним копиями ответных писем Д.В. Разумовского и С.Д. Шереметева.

65 См., например, сохранившееся письмо от уже упомянутого выше протоиерея тульского кафедрального собора А.Н. Иванова (примеч. 20) или переписку с профессором гармонии Ясской консерватории и директором мирополичьего хора Г.В. Музическу: РГБ, ф. 380: карт. 14, ед. хр. 93. Письма (5) Г.В. Музыческо к Д.В. Разумовскому. 1885–1888; карт. 14, ед. хр. 8. Письмо Д.В. Разумовского к Г.В. Музыческо (черновик ответа).

66 «Краткий учебник гармонии, приспособленного к чтению духовно-музыкальных сочинений в России», составленный Чайковским по поручению ОДИ и изданный в 1875 г. Юргенсоном, получил одобрительный отзыв Разумовского и был рекомендован к использованию Учебным комитетом Св. Синода в 1881 г. См.: Церковный вестник. 1881. № 32. С. 180–181. Дополним, что в архиве о. Димитрия хранится письмо П.И. Чайковского, где он излагает план-структуру будущего учебника: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 49. Лл. 5–8: Чайковский П.И. Записка и содержание «Краткого Учебника Гармонии, приспособленного к чтению духовно-музыкальных сочинений». Тема «Чайковский и духовная музыка» достаточно хорошо освещена в специальных публикациях. Среди недавних работ — статья Г.С. Сизко, в которой упоминается, что «в Училище правоведения Чайковский некоторое время регентовал училищным хором». См.: Сизко Г.С . Чайковский и православие // П.И. Чайковский. Забытое и новое: Альманах. Вып. 2 / Сост. П.Е. Вайдман, Г.И. Белонович. М.: Гос. Дом-музей П.И. Чайковского а Клину 2003. С. 179.

67 См., например, письма М.А. Балакирева к Д.В. Разумовскому от 12 и 25 октября 1883 г.: РГБ, ф. 380, карт. 14, ед. хр. 32, лл. 4–4об. и 6–7об.

68 Событие это достаточно широко освещалось в прессе, как и последовавшие затем исполнения потуловских гармонизаций в Успенском соборе Московского Кремля, на Славянском съезде и на I Археологическом съезде в Москве. Высокая оценка и разносторонняя поддержка о. Димитрием гармонизаций Потулова проявилась не только в уже упоминавшемся докладе на III Археологическом съезде в 1874 г. (см. примеч. 56), но и в посвященной многолетнему соратнику обобщающей памятной статье («Николай Михайлович Потулов и его труды по разработке древне-церковного пения», с портретом Потулова), опубликованной в VI томе «Древностей» вместе с гармонизациями Потулова («Сборник церковных песнопений. Последование Божественной литургии св. Иоанна Златоустаго и левый лик на литургии св. Василия Великого. Роспев древнекиевский»): Древности: Труды Московского Археологического общества. Т. VI / Под ред. В.Е. Румянцева. М.: Син. тип., 1876. С. 140–149; Приложение, с. 1–40.

69 См. подробные письма-отзывы Стасова на работы о. Димитрия «О нотных безлинейных рукописях церковного знаменного пения» (1863); «Церковное пение в России» (1-й вып., 1867): РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 36. Письма В.В. Стасова к Д.В. Разумовскому от 30 марта 1864 г. и от 6 ноября 1867 г.

70 В архиве о. Димитрия сохранилось множество материалов по деятельности этого Комитета, аккуратно разобранных им и подшитых. См.: РГБ, ф. 380, карт. 8, ед. хр. 8. Дела с документами о деятельности Московского временного комитета, учрежденного для рассмотрения нотных церковных переложений. 7 дел, 137 л.

71 Так его именует близкий друг архим. Антонин (Капустин) в письме из Константинополя от 14 июля 1864 года [8, с. 460].

72 В ведении Учебного комитета при Св. Синоде находились все вопросы, касающиеся устройства обучения в всех духовных семинариях и училищах. Вполне вероятно, что в результате работы в указанном Комитете в качестве своего рода «методических указаний» появились «Правила церковного пения и церковного чтения… (по Д. Разумовскому)», опубликованные в 1891 г. сначала в «Астраханских епархиальных ведомостях» (№ 4, с. 64–68), а затем в «Киевских епархиальных ведомостях» (№ 17, с. 375–379).

73 Разумовский и Чайковский на почве общего интереса к церковному пению немало сотрудничали. Эта тема освещалась и в серии «Русская духовная музыка в документах и материалах» [19, с. 159–161, 166, 188], и в комментариях к изданию духовно-музыкальных сочинений П.И. Чайковского [27]. См. также примеч. 66.

74 РГБ, ф. 379, ед. хр. 136. Увлечение точными науками сблизило позднее его с кн. Одоевским; см. опубликованное известное «математическое письмо» князя к о. Димитрию от 15 ноября 1862 г.: [8, с. 430–434].

75 Отзыв об этом событии был опубликован в журнале «Баян» (1888, № 16). См. его републ. с коммент.: [18, с. 964–966]. Сами материалы чтений были изданы: [Разумовский Д.В.] О пении в церковно-приходских школах // Прибавление к «Церковным ведомостям». 1888, № 22. С. 592–597. О знаменательном событии вспоминали и позже [10, с. 178; 15, с. 450; 23, с. 297].

76 В архиве о. Димитрия сохранилась адресованная ему любопытная записка Чайковского с ходатайством о молодом человеке из Перми, желающем учиться церковному пению: РГБ, ф. 380, карт. 15, ед. хр. 49. Лл. 1–4: Письмо П.И. Чайковского к Д.В. Разумовскому (май 1877) с приложением письма А.А. Пушкарева.

77 См. также: Томпакова О. Д.В. Разумовский и С.В. Смоленский — профессора Московской консерватории // К 150-летию Московского отделения Русского музыкального общества / Ред.-сост. О.Р. Глушкова. М.: Языки славянской культуры, 2010. С. 105–111. Забавное воспоминание об уроках о. Димитрия оставила одна из сестер Гнесиных в шуточном стихотворении «Посвящается М.». См.: Семья Гнесиных: Сб. ст. и материалов / Сост. В.В. Тропп. Записки Мемориального музея-квартиры Ел.Ф. Гнесиной. Вып. 2. М.: РАМ им. Гнесиных, 2011. С. 143–145.

78 Эти «свидетельства» были записаны правнучкой о. Димитрия К.А. Протасьевой (см. примеч. 26). Благодаря сотрудникам Мемориального музея-квартиры Ел.Ф. Гнесиной выяснилось, что К.А. Протасьева была хорошо знакома с Еленой Фабиановной, на что указывает сохранившийся в архиве эпистолярий: ММКЕлФГ, ф. VII: карт. 19, ед. хр. 58. Письмо от К.А. [Протасьевой] к Ел.Ф. Гнесиной от 07.01.1954 г. (поздравление с Рождеством от «внучки Д.В. Разумовского»); карт. 34, ед. хр. 26. Открытка от супругов К.А. и Н.С. Протасьевых к Ел.Ф. Гнесиной от 03.06.1966 г. (поздравление с Днем Ангела). Можно предположить, что указанная в открытке «родственница» В.В. Мурина-Ходнева и упомянутая ранее О.А. Голяшкина-Ходнева как-то связаны.

Библиография
1.
Арнольд Ю.К. Воспоминания. Вып. III. М.: Тип. Э. Лисснера и Ю. Романа, 1893. 204 с.
2.
Балакирев М.А. Полное собрание духовных сочинений / сост., вступ. ст. и коммент. Т. Зайцевой. М.: Музыка. 2015. 416 с.
3.
Воспоминания о Московской консерватории / сост. Е.Н. Алексеева, Г.А. Прибегина. М.: Музыка, 1966. 608 с.
4.
Гарднер И.А. Богослужебное пение Русской Православной Церкви. Т. I. Сущность, система и история. М.: ПСТГУ, 2004. 498 с.
5.
Грановский Б.Б. Д.В. Разумовский. Краткий очерк жизни и деятельности. Материалы архива // Рукописные собрания Д.В. Разумовского и В.Ф. Одоевского и архив Д.В. Разумовского. Описания / под. ред. И.М. Кудрявцева. М.: ГБЛ, 1960. С. 23–35.
6.
Императорское Московское Археологическое общество в первое пятидесятилетие его существования (1864–1914 гг.). Т. II. Биографический словарь членов Общества. Список трудов членов Общества, помещенных в изданиях Общества / под ред. гр. П.С. Уваровой и И.Н. Бороздина. М.: Тип. А.А. Левенсон, 1915. 445+257 с. (отд. пагин.).
7.
Кашкин Н. Из воспоминаний о П.И. Чайковском // П.И. Чайковский. Дневники. М.–Екатеринбург: «У-Фактория», 2000. С. 275–297 (приложение).
8.
Князь Владимир Одоевский. Дневник. Переписка. Материалы: к 200-летию со дня рождения / ред.-сост. М.П. Рахманова; авт. вступ. ст. и коммент. О.П. Кузина, М.П. Рахманова; науч. ред. М.В. Есипова. М.: «Дека–ВС», 2005. 524 с.
9.
Московский некрополь. Т. 3 (Р–Θ) / сост. В.И. Саитов, Б.Л. Модзалевский. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1908. 432 с.
10.
Н.Ф. [Финдейзен Н.Ф.] Протоиерей Д.В. Разумовский (очерк его деятельности) // Русская музыкальная газета (РМГ). 1894, № 9 (сентябрь) / РМГ. Т. 1. СПб.: Тип. Н. Финдейзен и Кº, 1894. С. 174–178.
11.
Новые материалы для биографии Прот. Дм. Вас. Разумовского [по выписке 1888 г. из «Клировых Ведомостей» Московской Георгиевской на Всполье церкви] // Русская музыкальная газета (РМГ). 1896, № 12 (декабрь) / РМГ. Т. 3. СПб.: [Тип. Н. Финдейзен и Кº], Стб. 1571–1578.
12.
Памяти прот. Д.В. Разумовского. Воспоминания о протоиерее Д.В. Разумовском проф. Московской Консерватории С. Смоленского, проф. Юрия Арнольда и проф. Моск. Дух. Акад. Д. Голубинского // «Душеполезное чтение». 1890, № 1. С. 127–134.
13.
Разумовский Д.В. Алексей Федорович Львов (публ. Г,И. Кривапуск; коммент. А.В. Топычканова) // Труды Московской Регентско-певческой Семинарии. 2000–2001. Наука. История. Образование. Практика музыкального оформления: Сб. ст., воспоминаний, архивных документов / сост. А.В. Григорьева. М., 2002. С. 188–217.
14.
Разумовский Д.В., протоиерей. Церковное пение в России (опыт историко-технического изложения). Вып. I–III. М.: Тип. Т. Рис, 1867–1869. 263 с.
15.
Разумовский Дмитрий Васильевич // Русский биографический словарь / изд. под набл. А.А. Половцева. Т. 15 (Притвиц–Рейс). СПб.: Тип. Имп. Акад. наук, 1910. С. 448–450.
16.
[Разумовский М.Д.] От издателя // Арнольд Ю.К. Гармонизация древнерусского церковного пения по эллинской и византийской теории и акустическому анализу. М.: Изд. псаломщика Мих. Дм. Разумовского, 1886. С. III–VI.
17.
Рахманова М.П. Протоиерей Димитрий Разумовский: священник и ученый // Православие и современность. № 10 (26). 11.06.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/article_old_6710 (дата обращения: 15.03.2017)
18.
Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Синодальный хор и училище церковного пения. Кн. 1: Исследования. Документы. Периодика; Кн. 2: Концерты. Периодика. Программы / сост., вступ. ст. и коммент. С.Г. Зверевой, А.А. Наумова, М.П. Рахмановой. М.: Языки славянской культуры, 2002; 2004. 1320 с.
19.
Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. III. Церковное пение пореформенной России в осмыслении современников (1861–1918) / сост. А.А. Наумов, М.П. Рахманова; вступит. ст., подгот. текста и коммент. М.П. Рахмановой, С.Г. Зверевой. М.: Языки славянской культуры, 2002. 904 с.
20.
Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. VI. С.В. Смоленский и его корреспонденты. Кн. 2: Переписка с С.С. Волковой, Д.В. Разумовским, А.В. Преображенским, В.М. Металловым, С.И. Танеевым, П.И. и М.И. Чайковскими. Письма к С.В. Смоленскому разных лиц / подгот. текста, вступит. ст. и коммент. М.П. Рахмановой; науч. консультант А.А. Наумов. М.: Знак, 2010. 888 с.
21.
Рыков Ю.Д., Щербачева Н.А. Собрание Д.В. Разумовского (ф. 379) // Рукописные собрания ГБЛ: Указатель. Т. 1. Вып. 1 (1862–1917) / Отв. ред. Ю.Д. Рыков. М.: ГБЛ, 1983. С. 231–237.
22.
Святославский И.И., диакон. Летопись Московской Георгиевской церкви, что на Вспольи Никитского Сорока. М., [1875]. 184 с.
23.
Соловьев Н.М. Деятели в области изучения древнерусского церковного пения // Богословский вестник. 1913. Т. 2, № 6. P. 286–309.
24.
Списки начальников, наставников и воспитанников Вифанской духовной семинарии с 1800 до 1897 года / вступ. ст. А Беляев. Свято-Троицкая Сергиева Лавра: Собств. тип., 1898. 155 с.
25.
[Стасов В.В.] Отчет Императорской Публичной Библиотеки за 1862 год. СПб, 1863. 93 с.
26.
Тульский синодик. Тульская епархия. 1568–2009 / авт.-сост.: Т.В. Георгиевская, М.В. Петрова. Тула: АСТРА–ПРИНТ, 2010. 928 с.
27.
Чайковский П.И. Полное собрание сочинений. Т. 63: Сочинения для хора без сопровождения / Сост., вст. ст. Л.З. Корабельниковой, М.П. Рахмановой; примеч. М.П. Рахмановой. М.: Музыка, 1990. 279 с
References (transliterated)
1.
Arnol'd Yu.K. Vospominaniya. Vyp. III. M.: Tip. E. Lissnera i Yu. Romana, 1893. 204 s.
2.
Balakirev M.A. Polnoe sobranie dukhovnykh sochinenii / sost., vstup. st. i komment. T. Zaitsevoi. M.: Muzyka. 2015. 416 s.
3.
Vospominaniya o Moskovskoi konservatorii / sost. E.N. Alekseeva, G.A. Pribegina. M.: Muzyka, 1966. 608 s.
4.
Gardner I.A. Bogosluzhebnoe penie Russkoi Pravoslavnoi Tserkvi. T. I. Sushchnost', sistema i istoriya. M.: PSTGU, 2004. 498 s.
5.
Granovskii B.B. D.V. Razumovskii. Kratkii ocherk zhizni i deyatel'nosti. Materialy arkhiva // Rukopisnye sobraniya D.V. Razumovskogo i V.F. Odoevskogo i arkhiv D.V. Razumovskogo. Opisaniya / pod. red. I.M. Kudryavtseva. M.: GBL, 1960. S. 23–35.
6.
Imperatorskoe Moskovskoe Arkheologicheskoe obshchestvo v pervoe pyatidesyatiletie ego sushchestvovaniya (1864–1914 gg.). T. II. Biograficheskii slovar' chlenov Obshchestva. Spisok trudov chlenov Obshchestva, pomeshchennykh v izdaniyakh Obshchestva / pod red. gr. P.S. Uvarovoi i I.N. Borozdina. M.: Tip. A.A. Levenson, 1915. 445+257 s. (otd. pagin.).
7.
Kashkin N. Iz vospominanii o P.I. Chaikovskom // P.I. Chaikovskii. Dnevniki. M.–Ekaterinburg: «U-Faktoriya», 2000. S. 275–297 (prilozhenie).
8.
Knyaz' Vladimir Odoevskii. Dnevnik. Perepiska. Materialy: k 200-letiyu so dnya rozhdeniya / red.-sost. M.P. Rakhmanova; avt. vstup. st. i komment. O.P. Kuzina, M.P. Rakhmanova; nauch. red. M.V. Esipova. M.: «Deka–VS», 2005. 524 s.
9.
Moskovskii nekropol'. T. 3 (R–Θ) / sost. V.I. Saitov, B.L. Modzalevskii. SPb.: Tip. M.M. Stasyulevicha, 1908. 432 s.
10.
N.F. [Findeizen N.F.] Protoierei D.V. Razumovskii (ocherk ego deyatel'nosti) // Russkaya muzykal'naya gazeta (RMG). 1894, № 9 (sentyabr') / RMG. T. 1. SPb.: Tip. N. Findeizen i Kº, 1894. S. 174–178.
11.
Novye materialy dlya biografii Prot. Dm. Vas. Razumovskogo [po vypiske 1888 g. iz «Klirovykh Vedomostei» Moskovskoi Georgievskoi na Vspol'e tserkvi] // Russkaya muzykal'naya gazeta (RMG). 1896, № 12 (dekabr') / RMG. T. 3. SPb.: [Tip. N. Findeizen i Kº], Stb. 1571–1578.
12.
Pamyati prot. D.V. Razumovskogo. Vospominaniya o protoieree D.V. Razumovskom prof. Moskovskoi Konservatorii S. Smolenskogo, prof. Yuriya Arnol'da i prof. Mosk. Dukh. Akad. D. Golubinskogo // «Dushepoleznoe chtenie». 1890, № 1. S. 127–134.
13.
Razumovskii D.V. Aleksei Fedorovich L'vov (publ. G,I. Krivapusk; komment. A.V. Topychkanova) // Trudy Moskovskoi Regentsko-pevcheskoi Seminarii. 2000–2001. Nauka. Istoriya. Obrazovanie. Praktika muzykal'nogo oformleniya: Sb. st., vospominanii, arkhivnykh dokumentov / sost. A.V. Grigor'eva. M., 2002. S. 188–217.
14.
Razumovskii D.V., protoierei. Tserkovnoe penie v Rossii (opyt istoriko-tekhnicheskogo izlozheniya). Vyp. I–III. M.: Tip. T. Ris, 1867–1869. 263 s.
15.
Razumovskii Dmitrii Vasil'evich // Russkii biograficheskii slovar' / izd. pod nabl. A.A. Polovtseva. T. 15 (Pritvits–Reis). SPb.: Tip. Imp. Akad. nauk, 1910. S. 448–450.
16.
[Razumovskii M.D.] Ot izdatelya // Arnol'd Yu.K. Garmonizatsiya drevnerusskogo tserkovnogo peniya po ellinskoi i vizantiiskoi teorii i akusticheskomu analizu. M.: Izd. psalomshchika Mikh. Dm. Razumovskogo, 1886. S. III–VI.
17.
Rakhmanova M.P. Protoierei Dimitrii Razumovskii: svyashchennik i uchenyi // Pravoslavie i sovremennost'. № 10 (26). 11.06.2009. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/article_old_6710 (data obrashcheniya: 15.03.2017)
18.
Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh. T. II. Sinodal'nyi khor i uchilishche tserkovnogo peniya. Kn. 1: Issledovaniya. Dokumenty. Periodika; Kn. 2: Kontserty. Periodika. Programmy / sost., vstup. st. i komment. S.G. Zverevoi, A.A. Naumova, M.P. Rakhmanovoi. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2002; 2004. 1320 s.
19.
Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh. T. III. Tserkovnoe penie poreformennoi Rossii v osmyslenii sovremennikov (1861–1918) / sost. A.A. Naumov, M.P. Rakhmanova; vstupit. st., podgot. teksta i komment. M.P. Rakhmanovoi, S.G. Zverevoi. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2002. 904 s.
20.
Russkaya dukhovnaya muzyka v dokumentakh i materialakh. T. VI. S.V. Smolenskii i ego korrespondenty. Kn. 2: Perepiska s S.S. Volkovoi, D.V. Razumovskim, A.V. Preobrazhenskim, V.M. Metallovym, S.I. Taneevym, P.I. i M.I. Chaikovskimi. Pis'ma k S.V. Smolenskomu raznykh lits / podgot. teksta, vstupit. st. i komment. M.P. Rakhmanovoi; nauch. konsul'tant A.A. Naumov. M.: Znak, 2010. 888 s.
21.
Rykov Yu.D., Shcherbacheva N.A. Sobranie D.V. Razumovskogo (f. 379) // Rukopisnye sobraniya GBL: Ukazatel'. T. 1. Vyp. 1 (1862–1917) / Otv. red. Yu.D. Rykov. M.: GBL, 1983. S. 231–237.
22.
Svyatoslavskii I.I., diakon. Letopis' Moskovskoi Georgievskoi tserkvi, chto na Vspol'i Nikitskogo Soroka. M., [1875]. 184 s.
23.
Solov'ev N.M. Deyateli v oblasti izucheniya drevnerusskogo tserkovnogo peniya // Bogoslovskii vestnik. 1913. T. 2, № 6. P. 286–309.
24.
Spiski nachal'nikov, nastavnikov i vospitannikov Vifanskoi dukhovnoi seminarii s 1800 do 1897 goda / vstup. st. A Belyaev. Svyato-Troitskaya Sergieva Lavra: Sobstv. tip., 1898. 155 s.
25.
[Stasov V.V.] Otchet Imperatorskoi Publichnoi Biblioteki za 1862 god. SPb, 1863. 93 s.
26.
Tul'skii sinodik. Tul'skaya eparkhiya. 1568–2009 / avt.-sost.: T.V. Georgievskaya, M.V. Petrova. Tula: ASTRA–PRINT, 2010. 928 s.
27.
Chaikovskii P.I. Polnoe sobranie sochinenii. T. 63: Sochineniya dlya khora bez soprovozhdeniya / Sost., vst. st. L.Z. Korabel'nikovoi, M.P. Rakhmanovoi; primech. M.P. Rakhmanovoi. M.: Muzyka, 1990. 279 s