Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Урбанистика
Правильная ссылка на статью:

Проблема структурирования городских территорий в восприятии горожан (на материалах Новосибирска)
Горелова Юлия Робертовна

кандидат исторических наук

учёный секретарь, Сибирский филиал, Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение "Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева", доцент кафедры Архитектурно-конструктивного проектирования Сибирского государственного автомобильно-дорожного университета

644077, Россия, Омская область, г. Омск, ул. Андрианова, 28, ауд. 204а

Gorelova Yuliya Robertovna

PhD in History

Academic Secretary, Siberian branch of the Russian Scientific Research Institute of Cultural and Natural Heritage named after D. S. Likhatchev, Associate Professor, Department of Architectural and Constructive Design, Siberian State Automobile and Highway University

644077, Russia, Omskaya oblast', g. Omsk, ul. Andrianova, 28, aud. 204a

GorelovaJ@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Гефнер Ольга Викторовна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра Философии, истории, экономической теории и права, Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина

644050, Россия, Омская область, г. Омск, ул. Институтская Площадь, 1, каб. 235

Gefner Ol'ga Viktorovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, Siberian Brach of the Russian Research Institute of Cultural and Natural Heritage named after D. S. Likhachev; Docent, the department of Philosophy, History, Economic Theory and Law, Omsk State Agrarian University named after P. A. Stolypin

644050, Russia, Omskaya oblast', g. Omsk, ul. Institutskaya Ploshchad', 1, kab. 235

gefner@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом настоящего исследования являются структурно-пространственные представления горожан. В рамках данной статьи приводятся результаты социологического исследования, проведенного в г. Новосибирске и направленного на изучение специфики пространственного восприятия центральных и окраинных территорий города его жителями. В результате исследования были выявлены пространства, воспринимаемые в качестве городского центра и окраин, выявлены причины, определяющие специфику восприятия тех или иных пространств как центральных или обладающих повышенным значением, уточнены концептуальные признаки центра в восприятии жителей крупного города. Основным методом данного исследования явился метод анкетирования, при разработке параметров выборки использовался принцип квотной выборки, основанной на учете демографических характеристик генеральной совокупности. Результаты исследования позволяют оценить специфику структурно-пространственного восприятия жителями города среды их пребывания, могут быть использованы при уточнении градостроительных решений и выработке концептуальных основ региональной культурной политики. Большинство ответов определено объективными характеристиками жизни больших городов, таких как значительные размеры, стремительный темп жизни, проблемы экологии, высокий уровень визуальной монотонности среды представленной в значительной степени объектами панельного домостроения и др.

Ключевые слова: структура городского пространства, центр, районы, улицы, образ города, окраины, восприятие, значимые пространства, границы, функции центра

DOI:

10.7256/2310-8673.2018.3.26690

Дата направления в редакцию:

25-06-2018


Дата рецензирования:

25-06-2018


Дата публикации:

03-12-2018


Abstract.

The subject of this research is the structural-spatial perceptions of the city dwellers. Within the framework of this article, the author presents the results of sociological survey conducted in the city of Novosibirsk focused on the examination of specificity of spatial perception of the city residents of central and suburban territories of their city. As a result, the author determined the spaces attributable to the center or suburbs; factors that influence the perception of certain spaces as central or of increased value; specifies the conceptual parameters of the center in perception of the residents of large city. The main research method is the questionnaire, using the principle of quota sample based on consideration of demographic characteristics of parent population. The results of research allow assessing the specificity of the structural-spatial perception of city dwellers of the place of their residence; can be used in city-planning solutions; and development of the conceptual bases for the regional cultural policy. The majority of answers is defined by the objective characteristics of life in the large cities, such as considerable size, accelerated pace of life, environmental problems, high level of visual monotony of the environment mostly presented by the objects of prefabricated housing, etc.

Keywords:

significant spaces, the perception, outskirts, the image of the city, streets, areas, the center, the structure of urban space, boundaries, functions of the city center

Проблема структурного членения городской среды разрабатывается исследователями уже много лет, как в России, так и за рубежом. Еще в 1940-е гг. Зигфрид Гидион в США опубликовал книгу «Пространство, время, архитектура», которая стала одним из самых значимых сочинений архитекторов XX в. В конце 1940-х гг. австрийский историк искусства Дагобер Фрай использовал для описания пространственных структур понятия «путь» и «цель». Позднее Кевин Линч расширил набор основных структурирующих элементов пространства. Он выделил пять основных универсальных элементов городского окружения: пути, границы, районы, узлы, ориентиры [1]. Первый элемент – пути, коммуникации, вдоль которых можно перемещаться. Это улицы, тротуары, автомагистрали, железные дороги, водные каналы и т.д. Второй компонент – границы, знаменующие разрывы пространственной непрерывности. В качестве таковых могут выступать берега, стены, края жилых районов. Третий компонент – районы, средние по величине части города, в которые наблюдатель мысленно входит «изнутри». Эти части содержательно и отчасти функционально объединены. Четвертый компонент – узлы, места или стратегические точки города, в которые наблюдатель может свободно попасть. Это перекрестки, слияния путей, небольшие площади, станции метро. Узлы связывают воедино сетку путей и районы. Последний компонент – ориентиры – точечные элементы в пределы, которых не может ступить наблюдатель, они остаются внешними по отношению к нему.

В нашем исследовании пространства города основное внимание уделяется восприятию горожанами отдельных районов города, хотя так или иначе мы будем обращаться к восприятию границ и точечных ориентиров. Также надо отметить, что восприятие горожанами частей города не статично, а обладает динамическими характеристиками: с течением времени отдельные территории могут менять свой статус, хотя бы в силу того, что город растет, вырастают новые городские районы, которые и становятся новыми окраинными районами, тогда как прежние утрачивают этот статус.

Среди российских исследователей большое внимание исследованию структуры городского пространства уделял А.Э. Гутнов. Он неоднократно отмечал, что городская среда неоднородна. При этом в структуре городского пространства А.Э. Гутнов предложил различать каркас и ткань. Каркас, по его мнению, включает главные магистрали и транспортные узлы, важнейшие объекты, находящиеся в зоне их непосредственного влияния…» [2, с. 27].

Наиболее традиционное деление городского пространства – на центр и периферию. А.Э. Гутнов отмечал, что «плотность застройки, плотность движения, убывают по мере удаления от центра к периферии. Эта особенность не исчезает со временем. Несмотря на то, что на окраинах строится все больше и больше, центр застраивается более компактно» [2, с. 23].

Действительно, в центре города традиционно размещается наибольшее количество властно-административных структур, учреждений культуры, культовых сооружений, архитектурных ансамблей, имеющих историческую ценность и т.д. Кроме того, центр является территорией, которую регулярно или периодически посещают все горожане.

Характеризуя особое положение центра в структуре городского пространства, А.Э. Гутнов отмечал, что «центр – это наиболее важная…структурообразующая часть города, его ядро, сердцевина, можно сказать самая «городская» часть города… Меняется характер города – меняется характер центра. И наоборот, изменения в центре отражаются в облике всего города» [2, с. 190].

Основные признаки, по которым можно вычленять центр, согласно А.Э. Гутнову, связаны с особым родом соотношения людей и среды, особым городским ритмом, атмосферой, разнообразием, многокрасочностью и многофункциональностью городской жизни. Таким образом, центр представляет собой ядро города, его главный структурообразующий элемент, он являлся оживленным местом и сосредоточием всех сторон жизни города. При этом центр является пространством, где наиболее прослеживается преемственность градостроительного процесса, наслоение эпох и ход времени. В центре самые старые здания города соседствуют с самыми современными постройками. Пространство центра представляет собой всю палитру художественных стилей [2, с. 190-191].

Современные исследователи также отмечают особое семиотическое положение центра, называя его своеобразной модельной территорией, или городом внутри города [3]. К периферии идет нарастание однообразия и монотонности типовой застройки. На периферии, как правило, располагается незначительное количество культурных и властно-административных учреждений.

Эти особенности определяют и особенности восприятия различных городских территорий жителями. По мнению А.С. Бреславского, окраины следует рассматривать как продукт городского воображаемого в конструировании которого принимают участие разные акторы – жители, представители власти, СМИ и др. [4]. А.С. Бреславский подчеркивает, что вопрос об окраинах имеет явную политическую сущность, так как, если территория признается окраиной, конституируется дискурсивно как таковая, то она занимает и особое положение во внутригородской политике распределения ресурсов (имеется в виду остаточный принцип финансирования окраинных территорий).

По мнению А.В. Самсонова [5], стереотип окраин формируется из имеющихся знаний, информации, представлений о том или ином районе. Чаще стереотип наполнен негативным смыслом. Суть большинства стереотипных восприятий сводится к тому, что окраины ассоциируются с отсталостью, бескультурьем, преступностью. Обычно среди минусов окраинных районов отмечаются: неразвитая инфраструктура, особый контингент жителей (не такой респектабельный как в центре), отсутствие нормальных дорог, грязь, далеко и сложно добираться до центра города. Среди плюсов: большая озелененность, отсутствие шума и загазованности.

Интересный поворот тема структуры городского пространства получает в статье А.А. Ковалевского. Автор рассматривает проблему зон и границ в рамках городских пространств сквозь призму таких негативных эмоций как страхи, чувство отчужденности и одиночества. Автор указывает на социальные основания дифференциации городского пространства. Горожане разделены уровнем доходов, образования, моралью, потребностями. Во многом именно эти различия служат основой для формирования стереотипов об окраинных территориях, воспринимаемых жителями центральных районов как «не престижных». Автор подчеркивает, что «социальная периферия приобретает физическое измерение, т.е. негативность выдавливается из города географически, образуя гетто» [6, с.27].

Структурированность городского пространства по принципу «центр – периферия» обозначается даже в рамках филологического дискурса. Как отмечает Р.С. Спивак, городская окраина – «локус не самостоятельный; в сознании автора он обычно существует в постоянном сопоставлении с центром города. При этом сопоставление явно обнаруживает логику убывания ряда ценностей: культуры, интенсивности жизни, социальной обеспеченности жителей, цивилизованности быта. В образе городской окраины русская литература маркирует обычно нищету, грязь, неухоженность и просто заброшенность, необжитость (пустоту, широту) пространства, скуку» [7, с. 545]. Городской окраине несвойственна упорядоченность. В отличии от собственно города, окраина не знает своей центральной улицы, центральной площади, четкой иерархии пространства, постоянных локализаций общественной жизни. При литературном изображении окраины акцентируется мотив одинаковости, однообразности построек, улиц и пустырей, подчеркивается раздробленность пространства и его безликость. Окраина – уже не город, но еще не деревня, или уже не деревня, но еще не город (в зависимости от точки зрения наблюдателя). На окраинах еще более крепок традиционный уклад, склонность к консерватизму сознания.

В связи с нарастанием темпов урбанизации и процессом формирования крупных мегаполисов и городских агломераций, исследование структуры городского пространства в восприятии жителей крупных мегаполисов приобретает особую значимость.

В 2018 г. нами был проведен пилотный опрос жителей Новосибирска. В соответствии со спецификой целей и задач исследования и по причине экономичности затрат времени и средств был выбран метод квотной выборки. Суть данного типа выборки заключается в том, что она представляет своеобразную модель генеральной совокупности. Вся изучаемая совокупность делится на группы в соответствии с демографическими характеристиками (пол, возраст).

Структуру выборочной совокупности (жители Новосибирска), составившей 1 473 752 чел. Определило следующее соотношение мужчин и женщин определенных возрастных групп. Молодежь нетрудоспособного возраста: мужчины – 6, 9% , женщины – 6,5 %. Лица трудоспособного возраста: мужчины – 32,9 %, женщины – 31,5 %. Лица пенсионного возраста: мужчины 6,1 %, женщины 16,1 %. В соответствии с данными особенностями генеральной совокупности были определены параметры квотной выборки. Всего было опрошено 40 человек. В группе молодежь 6 человек (3 юноши, 3 девушки); в группе трудоспособного возраста 26 человек (13 женщин и 13 мужчин), в группе пенсионного возраста 8 человек (2 мужчины и 6 женщин) [8].

Для выявления пространственных представлений горожан, связанных с восприятием ими таких категорий пространства как «центр» и «окраина», мы попросили респондентов обозначить, что для них является центром, используя в качестве ориентиров названия остановок общественного транспорта.

Исследование показало, что кроме центральной магистрали города (Красного проспекта), в качестве значимой улицы, представляющей категорию «центра» выступает улица Кирова. Число общего количества выборов, расположенных в рамках данного участка составило около 93 % от всех сделанных выборов. Остальные 7 % - отклонения от указанных выше центральных магистралей, на восток, так как западное направление отрезано рекой Обь.

Большинство остановок, выделенных респондентами в качестве маркеров, отмечающих в их восприятии границы «центра» принадлежат к горизонтали, с одной стороны которой располагается станция метро «Заельцовская» с другой – остановка «Автовокзал» (по Красному проспекту) и с небольшим отклонением станция Метро «Речной вокзал». 65 % от выбранных остановок располагаются в рамках этой магистрали. При этом пик частотности упоминания остановок, выбранных респондентами в качестве маркирующих категорию «центра» приходится на остановки от станция метро «Заельцовская» до станции метро «Площадь Ленина». 28 % респондентов отметило остановки размещенные по ул. Кирова: от остановки Дом Ленина до остановки ГПНТБ.

Следует отметить, что пространство центра несколько вытянуто по горизонтали вдоль улиц Красный проспект и ул. Кирова. Тем не менее, вытянутость пространства по горизонтали у жителей Новосибирска проявляется в меньшей степени, чем, например, в Омске (где также проводились подобные исследования). Это обстоятельство отчасти может быть объяснено наличием в Новосибирске метро (и отсутствием такового в Омске), в связи с чем нагрузка основных транспортных потоков в центре города в Омске сосредоточена только по одной горизонтальной линии и практически не отклоняется в стороны (как в случае с улицей Калинина в Новосибирске, продлевающей восприятие центра на юго-восток от Красного проспекта). Кроме того, в Новосибирске ментальное выстраивание центра более завязано на расположении станций метро, а структура Омска сильнее вытянута по горизонтали вдоль реки Иртыш, что и отразили опросы респондентов.

Из всех административных районов Новосибирска только Центральный и Железнодорожный не упомянуты респондентами в качестве периферийных, что отражает реальное положение вещей. Октябрьский и Джержинский районы также не были упомянуты респондентами, однако прозвучали микрорайоны МЖК Восточный (4) и Ключ-Камышенское Плато (2).

По отдельным районам ответы респондентов распределились более или менее равномерно, охватив все направления. На юге и юго-востоке были отмечены в качестве окраинных такие районы как Первомайский (12), Советский (3) и Кировский (3). При чем интересно, что Первомайский и Советский районы указывались респондентами именно как районы в целом. В Кировском же районе часть респондентов отметила его в целом (3), а часть отметила конкретно локализованные микро-пространства, расположенные в его границах (Затулинка и Северо-Чемской, располагающиеся по южной границе Кировского района).

В Заельцовском районе (всего 4), кроме выделения района как такового отдельно респонденты отмечали район Мочищенского шоссе. В Калининском (7) – жилые массивы «Родники», «Северный». В Ленинском (5) – ТЦ Хилокский и жилмассив ОбьГЭС.

В случае с Новосибирском, в отличии от уже упоминавшего исследования по Омску, выявилось восприятие на уровне городской агломерации, так как среди ответов респондентов на вопрос о городских окраинах, звучали названия близлежащих к Новосибирску самостоятельных населенных пунктов, в частности Краснообска, который воспринимается как городская периферия по отношению к центру Новосибирска.

В рамках исследования респондентам также предлагалось ответить на вопрос: «Какие улицы /площади г. Новосибирска являются, на Ваш взгляд, более важными? Почему?». Анализ ответов на данный вопрос показал следующие результаты.

В качестве наиболее значимых, были отмечены такие улицы как: Красный проспект (28) и ул. Ленина (28). Второе место делят площади Калинина (11) и К. Маркса (10). Третье место: ул. Дуси Ковальчук (5) и ул. Большевистская (5). Кроме того были указаны такие улицы как: проспект К. Маркса (4) и Вокзальная магистраль (4), площади Станиславского (3) и Гарина-Михайловского (2). Так же улицы Кирова, Восход, Фрунзе, Титова, Немировича-Данченко, Ватутина (по 2 упоминания) и улицы Гурьевская, проспект Димитрова, Пименова, Урицкого, Октябрьская магистраль Серебренниковская, Учительская, Станционная, Фабричная, Богдана Хмельницкого, Толмаческое шоссе, пл. Свердлова – по 1 упоминанию.

Интересно проанализировать и вторую часть вопроса. Так улицы Красный проспект и Ленина в большинстве случаев выбраны респондентами потому что «Центр, всегда следят, пытаются украсить и проводить все мероприятия там». По этой же причине многие горожане в рамках вопроса «Почему», характеризовали эти пространства как «лицо города», отмечали визуальную выразительность и яркость этих улиц. Некоторые респонденты отмечали что на этих улицах находятся архитектурные здания и объекты, являющиеся визитными карточками города (в качестве таких чаще называли Оперный театр).

Еще одной из причин отмечалась функциональная насыщенность центральных улиц, сосредоточенность на них множества важных организаций административного, социального, торгового, культурно-досугового, образовательного и иного назначения, насыщенность деловой, социальной, деловой, культурной активностью, мероприятиями разного уровня и характера («пульс жизни города»).

Отмечались и такие параметры как большая протяженность и интенсивность движения («артерии города»), удобные транспортные развязки, частое посещение этих пространств большинством горожан. Многие респонденты отвечали «потому что это центр города», что говорит о том, что понятие центра уже предполагает все выше сказанное и этим уже определяется важность данных пространств.

Среди причин, характеризовавших ответы респондентов, отметивших другие указанные выше улицы, кроме уже отмеченных, были названы такие причины как «крупный транспортный узел, поезда во все направления» - относительно площади Гарина-Михайловского, или – «соединяют берега Оби» - Восход и Большевистская.

Подводя некоторый итог, следует еще раз подчеркнуть, что городское пространство четко структурировано и зонировано, что имеет как объективные основания, так и субъективные отражения в коллективных представлениях и особенностях восприятия горожан. Исследование подтвердило тезис о том, что такой элемент городской структуры как пути является предельно значимым. Пространства, воспринимаемые новосибирцами в качестве центральных, сгруппированы преимущественно вдоль центральных городских магистралей.

Другим важным тезисом, нашедшим подтверждение в результатах исследования, является мысль о том, что ключевой характеристикой центра является его насыщенность различными общественно значимыми функциями и соответствующими им учреждениями и объектами. Понимание данной закономерности отражено и в работах А.Э. Гутнова, который справедливо отмечал, что «интенсивно осваиваются определенные участки совсем не случайно. Как правило, именно на них находятся особо важные и значимые объекты. Часто благодаря этому такие районы приобретают дополнительное общественное, культурное, символическое значение. Так или иначе закрепляется, стабилизируется не только определенное распределение деятельности, но и ценности городских территорий» [2, с. 26]. Кроме того, необходимо подчеркнуть, то, что восприятие территории в качестве центральной невозможно без определенных визуальных характеристик, таких как высокий уровень благоустройства и эстетической выразительности.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что семиотическое значение центра города крайне важно для формирования единства его культурного пространства и позитивной культурной идентичности горожан. Исследование подтверждает тезис о необходимости внимательного отношения городских властей и всего городского сообщества к формированию позитивных визуальных характеристик центральных пространств, не забывая при этом о поддержании баланса между уровнем комфорта и благоустройства центральных и окраинных территорий города.

Библиография
1.
Линч К. Образ города / пер. с англ.: В. Л. Глазычев; ред. А. В. Иконников. М.: Стройиздат, 1982. 328 с.
2.
Гутнов А. Э. Города и люди: Избранные труды. М.: «Ладья», 1993. 320 с.
3.
Айдаев Г. Советский район-праматерь столицы // Советский район: годы и люди. Улан-Удэ, 2003. С. 13-16.
4.
Бреславский А. С. Городские окраины Улан-Удэ: политики номинаций в административном дискурсе // Проблемы культуры городов России: теория, методология, историография: материалы VIII Всероссийского науч. Симпозиума (Новосибирск, 21-22 октября 2010 г.) / Отв. ред. Д. А. Алисов, Ю. Р. Горелова. Омск, 2010. С. 187-191.
5.
Самсонов А. В. Стереотипы окраин по материалам полевых исследований и интернет-форумов // Проблемы культуры городов России: теория, методология, историография: материалы VIII Всероссийского науч. Симпозиума (Новосибирск, 21-22 октября 2010 г.) / Отв. ред. Д. А. Алисов, Ю. Р. Горелова. Омск, 2010. С. 191-194.
6.
Ковалевский А. А. Объективация негативных переживаний человека в пространстве города // Вестник Омского государственного педагогического университета. Гуманитарные исследования. 2016. №2 (11). С. 25-27.
7.
Спивак Р. С. Городская окраина в русской литературе конца XIX – начала XX вв. // Геопанорама русской культуры: провинция и ее локальные тексты/ Московский гос. ун-т: Институт мировой культуры; Пермский гос. ун-т; Евразийская ассоциация ун-тов; отв. ред. Л. О. Зайонц; сост В. В. Абашев, А. Ф. Белоусов, Т. В. Цивьян. М.: Языки славянской культуры, 2004. С. 545-561.
8.
Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. на территории Новосибирской области. Электронный ресурс. - http://novosibstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/novosibstat/ru/census_and_researching/census/national_census_2010/score_2010/
References (transliterated)
1.
Linch K. Obraz goroda / per. s angl.: V. L. Glazychev; red. A. V. Ikonnikov. M.: Stroiizdat, 1982. 328 s.
2.
Gutnov A. E. Goroda i lyudi: Izbrannye trudy. M.: «Lad'ya», 1993. 320 s.
3.
Aidaev G. Sovetskii raion-pramater' stolitsy // Sovetskii raion: gody i lyudi. Ulan-Ude, 2003. S. 13-16.
4.
Breslavskii A. S. Gorodskie okrainy Ulan-Ude: politiki nominatsii v administrativnom diskurse // Problemy kul'tury gorodov Rossii: teoriya, metodologiya, istoriografiya: materialy VIII Vserossiiskogo nauch. Simpoziuma (Novosibirsk, 21-22 oktyabrya 2010 g.) / Otv. red. D. A. Alisov, Yu. R. Gorelova. Omsk, 2010. S. 187-191.
5.
Samsonov A. V. Stereotipy okrain po materialam polevykh issledovanii i internet-forumov // Problemy kul'tury gorodov Rossii: teoriya, metodologiya, istoriografiya: materialy VIII Vserossiiskogo nauch. Simpoziuma (Novosibirsk, 21-22 oktyabrya 2010 g.) / Otv. red. D. A. Alisov, Yu. R. Gorelova. Omsk, 2010. S. 191-194.
6.
Kovalevskii A. A. Ob''ektivatsiya negativnykh perezhivanii cheloveka v prostranstve goroda // Vestnik Omskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Gumanitarnye issledovaniya. 2016. №2 (11). S. 25-27.
7.
Spivak R. S. Gorodskaya okraina v russkoi literature kontsa XIX – nachala XX vv. // Geopanorama russkoi kul'tury: provintsiya i ee lokal'nye teksty/ Moskovskii gos. un-t: Institut mirovoi kul'tury; Permskii gos. un-t; Evraziiskaya assotsiatsiya un-tov; otv. red. L. O. Zaionts; sost V. V. Abashev, A. F. Belousov, T. V. Tsiv'yan. M.: Yazyki slavyanskoi kul'tury, 2004. S. 545-561.
8.
Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g. na territorii Novosibirskoi oblasti. Elektronnyi resurs. - http://novosibstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/novosibstat/ru/census_and_researching/census/national_census_2010/score_2010/