Читать статью 'Природные ресурсы крестьянского хозяйства в Боровичском уезде Новгородской губернии по оценкам первых русских земельных кадастров' в журнале Исторический журнал: научные исследования на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1693,   статей на доработке: 304 отклонено статей: 360 
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Природные ресурсы крестьянского хозяйства в Боровичском уезде Новгородской губернии по оценкам первых русских земельных кадастров

Степанова Лилия Геннадьевна

кандидат исторических наук

доцент кафедры истории России ФГБОУ ВО "Кубанский государственный университет"

350040, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

Stepanova Liliia Gennadievna

PhD in History

Associate Professor, Department of Russian History, Kuban State University

350040, Russia, Krasnodarskii krai, g. Krasnodar, ul. Stavropol'skaya, 149

liliya_stepanova@list.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2017.6.25187

Дата направления статьи в редакцию:

12-01-2018


Дата публикации:

22-01-2018


Аннотация: Предметом исследования являются природные ресурсы крестьянского хозяйства в Боровичском уезде Новгородской губернии, ставшие основой его существования и землепользования на протяжении XVI-XVIII вв. Источниками работы стали Приправочные писцовые книги Деревской пятины середины XVI в. и Экономические примечания к Генеральному межеванию земель уезда конца XVIII в. Особое внимание в исследовании уделяется сведениям первых русских кадастров о животном и растительном мире, лесных массивах, качестве и плодородии земли. В работе использовались количественные методы исследования. Для решения поставленной задачи с помощью Интерфейса Access 2010 была создана электронная база данных, основанная на сведениях земельных кадастров XVI и XVIII вв. и содержащая данные о составе леса и животного мира, почвенных ресурсах Боровичского уезда. Для извлечения сведений из материалов Приправочных писцовых книг и Экономических примечаний применялся метод сплошной выборки. Новизна исследования заключается в сравнительном анализе сведений о природных ресурсах на протяжении нескольких веков на сопоставимых территориях. Основным выводом данного исследования является то, что природные ресурсы Боровичского уезда оказались более скудными по сравнению с соседними территориями. Об этом свидетельствует видовой состав животных и птиц, поскольку в лесах уезда не были зафиксированы редкие или ценные их виды, а также редкая встречаемость крупных животных. Смешанные леса Боровичского уезда по составу деревьев мало отличались от соседних уездов, однако строевой лес имел меньшую ценность. Почвы уезда в основном массиве считались средними по своему плодородию.


Ключевые слова: Боровичский уезд, Новгородская губерния, Генеральное межевание земель, кадастры, Приправочные писцовые книги, природные ресурсы, леса, животные, птицы, крестьянское хозяйство

Статья выполнена при поддержке РФФИ (отдел гуманитарных исследований), проект «Экологические аспекты крестьянского землепользования и освоения окружающей среды по материалам русских земельных кадастров эпохи Средневековья и Нового времени", № 16–01–00283.

Abstract: The subject of this study is the natural resources of the peasant economy in the Borovichi Uyezd of the Novgorod Governorate which became the basis for its existence and land use throughout the 16th-18th centuries. The sources on which this work is based are the Reference Scribal Books of the Derevskaya Pyatina from the middle of the 16th century and the Economic Notes to the General Survey of the uyezd's land from the end of the 18th century. The study pays particular attention to the information contained in the first Russian cadastres concerning the animal and plant world, woodlands, quality and fertility of the land. The author used quantitative research methods. To solve the posed research problem with the aid of the Access 2010 interface, an electronic database was created based on the information from land cadastres of the 16th and 18th centuries and containing data on the composition of the forest and fauna world and soil resources of the Borovichi Uyezd. In order to extract information from the material of the Reference Scribal Books and Economic Notes, the method of continuous sampling was used. The research's novelty lies in its comparative analysis of the information regarding natural resources for the duration of several centuries on comparable territories. The main conclusion of this study is that the natural resources of the Borovichi Uyezd were more scarce compared to neighboring territories. This is evidenced by the species composition of animals and birds, of which no rare or valuable species were recorded in the uyezd's forests, as well as the rare occurrence of large animals. The mixed forests of the Borovichi Uyezd were not much different in its composition of trees from the neighboring uyezds, but the timber forest was of a lesser value. The soil of the uyezd in the main massif was considered average in terms of its fertility.



Keywords:

peasant economy, birds, animals, forests, natural resources, Reference Scribal Books, cadastres, General Survey of Land, Novgorod Governorate, Borovichi Uyezd

Природные ресурсы играют ведущую роль в освоении человеком окружающей среды, особенно в крестьянском землепользовании. От их наличия и отсутствия зависит и тип хозяйства, и уровень жизни, и в целом возможность поддерживать само существование крестьянского хозяйства, удовлетворяя не только его основные потребности, но и получая прибавочный продукт. Вопросы сохранения природных ресурсов и связанные с ними экологические проблемы активно изучаются в зарубежной историографии. Причем, если европейских ученых волнуют экологические проблемы и происхождение природоохранного движения и законодательства, то в американской историографии больше изучают проблемы, связанные с государственным регулированием отношений между обществом и природой. Зарубежные исследователи изучают проблемы, связанные со становлением экологического сознания и осознанием масштабов ущерба, нанесенного человеком окружающей среде [14], влияние последствий этого ущерба на климат и разработку государственных программ, направленных сохранение окружающей среды [13]. Особое внимание уделяется вопросам, связанным с аграрным производством и рыболовством, лесопользованием и истреблением лесов [16], выявляются региональные особенности в использовании лесов, связи между сокращением их площадей и технологическими процессами [15; 17].

Проблемы экологической истории стали волновать российских исследователей лишь в последние годы. Однако в большей степени их работы, как и исследования зарубежных ученых, специализирующихся на российской истории, посвящены изучению последствий экологической политики в советские годы. Вопросы обеспеченности страны в различных исторических эпохах природными ресурсами изучаются лишь отдельными авторами. Среди этих исследований особенно выделяется цикл работ Д. А. Хитрова и А. А. Голубинского, основанных на материалах Генерального межевания земель и написанных в соавторстве с географами и биологами [2, с. 150–161; 4, с. 26–33.; 9, с. 512–525; 11, с. 165–169], которые позволяют оценить леса центральных губерний России в XVIII в., а также распространение на данной территории различных видов животных и рыб. В последнее время появились работы, которые пытаются более объективно изучить и почвенные ресурсы различных уездов, используя современные методики цифрового анализа [1, с. 1302] и электронные базы данных [12, с.111–117.]. На сегодняшний день большой интерес представляет сравнительный анализ сведений о природных ресурсах на сопоставимых территориях, которыми обладало крестьянское хозяйство в различные исторические эпохи.

Предметом нашего исследования стали природные ресурсы Боровичского уезда Новгородской губернии. Боровичский уезд был образован в 1774 г. из земель, входивших ранее в Белозерскую половину Бежецкой пятины и Григорьеву Морозову половину Деревской пятины Новгородской земли [3]. Центром уезда стал город Боровичи, учрежденный в 1770 г. на месте села Боровичи, ранее носившего название Боровичский рядок. В XVI в. на данной территории проводились писцовые описания, а в XVIII в. – Генеральное межевание земель. Благодаря дошедшим до нашего дня материалам этих земельных кадастров у нас имеется возможность оценить ряд природных ресурсов данной территории на протяжении XVI–XVIII вв.

Для решения поставленной задачи была создана электронная база данных, основанная на сведениях земельных кадастров XVI и XVIII вв. и содержащая данные о почвенных ресурсах, составе леса и животного мира Боровичского уезда того времени. Источниками для создания базы данных выступили Приправочная писцовая книга части Деревской пятины письма Василия Иванова сына Калитина [5], Приправочная писцовая книга части Деревской пятины письма Бориса Михайлова сына Ансимова [6], и Экономические примечания к Генеральному межеванию по Боровичскому уезду Новгородской губернии, сохранившиеся в двух вариантах. Первый вариант представляет собой Краткие экономические примечания, содержащие сведения о 3223 дачах Боровичского уезда [7], второй вариант — Камеральные экономические примечания, содержащие более расширенные сведения о 206 дачах уезда [8].

Исследование проводилось по методике, использовавшейся при изучении природной среды Валдайского [18, с. 345–355] и Крестецкого уездов Новгородской губернии [10, с. 695–707]. Для извлечения сведений из материалов Приправочных писцовых книг и Экономических примечаний применялся метод сплошной выборки. В электронную базу данных были включены сведения о качестве земли (добрая, середняя, худая) в XVI в., составе грунта земли, качестве и составе леса, видах млекопитающих и птиц в XVIII в. Отбор данных в Приправочных писцовых книгах и Экономических примечаниях к Генеральному межеванию имел свои особенности, обусловленные как самими источниками, так и различной степенью их сохранности. Прежде всего, выяснилось, что в Приправочных писцовых книгах сведения о качестве земли в погостах, вошедших позднее в Боровичский уезд, нередко указываются в количественном выражении по волосткам, без упоминания конкретных поселений. Так, например, в Великопорожском погосте Деревской пятины писцы в XVI в. вообще не указали качество земли в конкретных поселениях. В Боровицком Спасском погосте качество земли указывалось либо не во всех поселениях, либо называлось количество деревень без их названия. При работе с Экономическими примечаниями учитывались имеющиеся в описании отсылки к составу леса, животного и растительного мира других дач, в том случае если их территории соседствовали друг с другом.

В базу данных Боровичского уезда были включены 1115 из 3223 дач (34,6 %), размежеванных в XVIII в., в том числе 165 из 206 дач, описанных в Камеральных экономических примечаниях (5,1%). Более подробные сведения о животном мире, птицах и рыбах, а также о составе леса были включены в базу данных на основании сведений Камеральных экономических примечаний, описывающих 135 дач (4,2 %). В целом на основе Камеральных и Кратких экономических примечаний в базу данных, характеризующую природные ресурсы уезда, в том числе леса, попали 1049 дач (32,5%), в базу данных почвенных ресурсов — 1109 дач (34,4%).

Анализ данных электронной базы данных показал, что большая часть леса Боровичского уезда относилась к дровяному. Дровяной лес был представлен на 880 дачах (83,9 %), причем на 85 дачах он был мелким дровяным (0,5 %), в 12 случаях (1,1 %) считался не способным для выжигания поташа. В то же время строевой лес отмечен на 181 дачах (17,3 %), причем в четырнадцати случаях он значится как отчасти строевой.

Рисунок 1 — Состав леса в Боровичском уезде Новгородской губернии в конце XVIII в.

Благодаря Камеральным экономическим примечаниям мы можем определить состав леса в XVIII в. в западных окрестностях г. Боровичи. Так выясняется, что береза здесь встречалась в 109 случаях из 135 дач (80,7 %), включенных в базу данных из Камеральных экономических примечаний, ольха — на 86 дачах (63,7 %), ель — на 50 (37 %), осина — на 28 (20,7 %). Ива упоминается в 20 случаях (14,8 %), можжевельник — в 7 случаях (5,2 %), рябина — в 3 случаях (2,2 %), сосна — в 2 случаях (1,5 %).

В Кратких экономических примечаниях упоминания о составе леса встречаются не часто, но они дополняют имеющиеся данные и свидетельствуют о том, что в Боровичском уезде имелся отчасти и дубовый лес (дача № 164). В целом лес по уезду был смешанным, с преобладанием березы (143 случая упоминания в Экономических примечаниях), ольхи (94 случая) и ели (81 случай). Осина называлась только в составе леса на 32 дачах.

В силу особенностей источников мы располагаем данными о составе животного мира Боровичского уезда Новгородской губернии только в западных окрестностях г. Боровичи. Самыми распространенными животными в лесах данной местности оказались зайцы, они упоминались в Камеральных экономических примечаниях на 83 дачах из 135 (61,5%), попавших в базу. На 51 даче отмечены белки (37,8%), на 19 дачах — лисицы (14,1 %), на 7 дачах — волки (5,2 %), на 13 дачах — просто звери разных родов (9,6 %) и только один раз упоминался медведь, бывавший здесь набегом.

Рисунок 2 — Общее количество упоминаний видов зверей окрестностях

г. Боровичи Новгородской губернии во второй половине XVIII в.

О составе видов птиц в Боровичском уезде мы можем судить также только на основании Камеральных экономических примечаний. Различные виды птиц зафиксированы землемерами на 69 из 135 дач (51,1 %). В 17 случаях упоминаются овсянки (12,6 %), в 15 случаях — чижи (11,1 %), в 12 случаях — щеглы (8,9 %), в 11 случаях — синицы (8,2 %), в 8 случаях — перепелки (5,9 %), 7 случаях — жаворонки (5,2 %), три раза — соловьи, два раза — дрозды и ястребы, по одному разу — малиновки, снегири, зяблики, совы. Среди водоплавающих птиц на 5 дачах зафиксированы дикие утки (3,7 %), на трех дачах — кулики (2,2 %), и по одному разу — гуси и бекасы. Еще на 15 дачах (11,1 %) просто упоминаются птицы разных родов.

Рисунок 3 — Общее количество упоминаний видов птиц в окрестностях

г. Боровичи Новгородской губернии во второй половине XVIII в.

Поскольку состав грунта и характеристика урожайности хлеба зафиксированы как в Камеральных, так и в Кратких Экономических примечаниях, мы имеем возможность оценить почвенные ресурсы на территории всего Боровичского уезда. Камеральные экономические примечания предоставляют еще и сведения о плодородии земли и применении удобрения, а также о составе зерновых культур. Выясняется, что в целом по Боровичскому уезду в конце XVIII в. самыми распространенными были различные иловатые почвы. Они зафиксированы на 751 даче (67,7 %) из 1109 дач, внесенных в базу. Причем на 419 дачах грунт был иловатый с песком (37,8 %), на 37 дачах — иловатый с каменьем (3,3 %), на одной — иловатый с песком и каменьем (0,1 %), на 294 дачах — просто иловатый (26,5 %). На 321 дачах (29 %) был зафиксирован серопесчаный грунт, на 19 дачах — серопесчаный с каменьем (1,7 %). По одному разу зафиксированы грунты сероглинистый, глинистый, глинистый с каменьем, черный с песком, боровой с песком. Всего на трех дачах (0,3 %) грунт был отнесен к песчаному, еще на двух — к песчаному с каменьем. На восьми дачах имелись характеристики урожайности без указания состава грунта (6,7 %).

Рисунок 4 — Состав грунта в Боровичском уезде Новгородской губернии в конце XVIII в. по данным Экономических примечаний

Оценка плодородия земли в Экономических примечаниях к Генеральному межеванию производилась учитывая ее возможность давать хорошие урожаи. В Боровицком уезде урожайность хлеба указана на территории 1059 дач (95,5 % от внесенных в базу). В основном массиве земель урожайность зерновых признается средней (982 дачи или 92,8 %) и только в пяти случаях (0,5 %) — изрядной. На 10 дачах земля считается способной к плодородию (0,9 %), причем нередко указывается, что урожаи хлеба против других мест лучше. В то же время на 34 дачах (3,2 %) земля считается по своему плодородию не весьма способной, на 10 дачах (0,9 %) — в целом не способной к плодородию, причем в нескольких случаях подчеркивается, что урожаи хлеба на ней против других дач хуже.

В то же время оценка плодородия земли в зависимости от структуры грунта позволила выявить определенные различия. Прежде всего, выяснилось, что чаще всего средней признавалась урожайность на различных иловатых почвах (732 дачи или 97,5 %). Так, средняя урожайность фиксируется на всех 37 дачах с грунтом иловатым с камнем, на всего одной даче с грунтом иловатым с песком и камнем, а также на 417 дачах (99,5 %), расположенных на грунте иловатом с песком. Лишь в одном случае урожай хлеба на грунте иловатом с песком признается хорошим и еще в одном случае — изрядным. На грунте чисто иловатом средняя урожайность хлеба отмечается на 277 дачах (94,2 %). Еще на 10 дачах урожайность хлеба землемерами не была отмечена (3,6 %). На трех дачах, по оценкам землемеров, земля без должного удабривания к плодородию была не весьма способна. На одной даче урожай признавался хорошим, а на трех дачах урожай хлеба против других мест родился лучше.

На серопесчаных грунтах в Боровичском уезде также в большинстве случаев фиксировался средний урожай, но в общем количестве эти показатели были меньше (271 дача или 84,4 %). В то же время на 38 дачах (11,8 %) плодородие земли землемерами не было отмечено. На остальных дачах с серопесчаным грунтом урожайность хлеба была довольно различной. На 38 дачах (11,6 %) земля с этим грунтом считалась к плодородию не весьма способной, на четырех дачах, наоборот, способной, но дающей на половине их этих земель не весьма хороший урожай, еще в одном случае — урожай хлеба считался против прочих мест гораздо хуже. Только в двух случаях (0,6 %) на серопесчаном грунте был отмечен изрядный урожай, еще в двух случаях — хороший, в одном случае — весьма хороший, в шести случаях (1,9 %) — против других мест лучше. На серопесчаной почве с камнем средние урожаи получали на 13 дачах (68,4 %), еще на пяти дачах (26,3 %) земля без довольного удабривания к плодородию не была способна, на одной из дач плодородие не было указано.

На единичных дачах с другими видами грунта разброс плодородия земли был значительным. Так, на даче с сероглинистой почвой хлеб урожаем оказался хорош, на черной с песком земля к плодородию была весьма хороша, а урожаи хлеба против других мест лучше. В то же время на грунтах боровом с песком, песчаном с камнем, глинистом и глинистом с камнем урожай фиксировался средний, на грунте песчаном в двух случаях — средним и в одном случае земля без довольного удабривания к хлебопашеству не была способна.

Анализ базы данных позволил оценить уровень урожайности конкретных культур, упоминаемых в Камеральных экономических примечаниях, на 73 дачах (35,4 %). Как оказалось, в 70 случаях (95,9 %) в составе зерновых, дающих лучшие урожаи, присутствовала рожь, в 64 случаях (87,7 %) — овес, в 4 случаях (5,5 %) — греча, в двух случаях (2,7 %) — ячмень. Также выяснилось, что в западных окрестностях г. Боровичи были в большей степени распространены серопесчаные и серопесчаные с камнем земли (64 дачи или 87,7 %). Иловатый грунт представлен всего на семи дачах, на одной даче грунт был песчаным, еще на одной — черный с песком. Лучшими по урожайности зерновыми культурами на грунте иловатом и песчаном в Боровичском уезд считались рожь и овес. На землях серопесчаных и серопесчаных с камнем, помимо ржи и овса, среди лучших по урожайности назывались также греча и ячмень.

Таблица 1 — Качество земли в Боровичском уезде по данными Приправочных писцовых книг середины XVI в.

Погост

Поселений

Всего обеж

С качеством земли

Доброй земли

Средней земли

Худой земли

%

%

%

%

%

1

Шегринской

277

508,2

100

373

73,4

41,75

11,2

292,75

78,5

38,5

10,3

2

Боровицкий

158

389,5

100

325,6

83,6

69

21,2

256

78,6

0,6

0,2

3

Великопорожский

87

181

100

131

72,4

9

6,9

102

77,9

20

15,3

4

Бельской

63

113,75

100

103

90,5

7

6,8

96

93,2

-

-

итого

585

1192,45

100

932,6

78,2

126,75

13,6

746,75

80,1

59,1

6,3

Для сопоставления данных о плодородии почвы на протяжении веков в Боровичском уезде Новгородской губернии в базу данных были включены сведения Приправочных писцовых книг середины XVI в. о «доброте» и «худобе» земли. В таблице 1 представлены сведения о качестве земли в середине XVI в., сгруппированные по различным категориям, в северо-восточных погостах Деревской пятины, вошедших позднее в Боровичский уезд. В нашем распоряжении имеются данные о качестве 78,2 % земли (932,6 обжи) в 4 погостах: Шегринском, Боровицком, Великопорожском и Бельском. Выясняется, что в середине XVI в. в этих погостах по оценкам писцов 80,1 % земли (746,75 обеж) с указанием качества было отнесено к средней. Доброй считали только 13,6 % земли (126,75 обеж), к худой было отнесено 6,3 % (59,1 обжи). В трех рассматриваемых погостах к средней по качеству было отнесено от 77,9 до 78,6 % земли, хотя в абсолютных показателях разброс достаточно велик: от 102 до 292,75 обжи. В отличие от них в Бельском погосте к средней по качеству было отнесено 93,2 % земли (96 обеж).

Более всего доброй земли оказалось в Боровицком погосте (21,2 % или 63 обжи). В Шегринском погосте к доброй было отнесено 11,2 % земли (41,75 обжи). В двух остальных погостах процент такой земли составлял всего 6,8–6,9 % (7–9 обеж). В то же время, в процентном отношении больше всего худой земли выделялось в Великопорожском погосте – 15,3 % (20 обеж). В Шегринском погосте писцы отнесли к худой десятую часть земли (10,3 % или 38,5 обжи). Всего 0,6 обжи худой земли (0,2 %) было зафиксировано в Боровицком погосте, а в Бельском такой земли вовсе не оказалось.

Составленная база данных предоставила возможность проанализировать данные о качестве земли середины XVI в. и составе грунта XVIII в. на сопоставимых территориях в отдельных поселениях. В целом в базу данных вошли 180 поселений, названия которых с конкретным указанием качества земли сохранились в Приправочных писцовых книгах. На доброй земле располагались 27 населенных пунктов (15 %), на средней — 107 (59,4 %), на худой — 46 из них (25,6 %). Как мы видим, количественные данные по конкретным поселениям о качестве земли отличаются от количественных данных по погостам, поскольку писцы зачастую не указывали качество земли в отдельных деревнях и селах. Тем не менее, прослеживается выделение писцами в общем массиве земель деревень с доброй и худой землей.

Рисунок 5 — Качество земли в поселениях Боровичского уезда по данным XVI в.

Из 180 поселений XVI в. в Экономических примечаниях к Генеральному межеванию Боровичского уезда удалось проследить судьбу 101 поселения (56 %). В первую очередь выяснилось, что 69 из них (68,3 %) стали к этому времени пустошами, причем по меркам XVI в. земля считалась доброй у 11 поселений (15,9 %), 39 (56,5 %) поселений имели землю среднюю по качеству, 19 (27,5 %) —худую. Состав грунта можно узнать только у 50 поселений XVI в. (49,5 %), поскольку в Экономических примечаниях землемеры не фиксировали его на дачах, где были только пустоши. Однако из 50 поселений только 29 реально существовали в XVIII в, остальные 21 стали пустошами. Их грунт был охарактеризован в Экономических примечаниях, поскольку они назывались в составе земельных угодий наряду с существующими деревнями, сельцами и селами.

Оказалось, что в XVI в. у 13 пустошей, грунт которых известен по Экономическим примечаниям, земля относилась к средней (61,9 %), у 7 (33,3 %) — к худой и только у одной пустоши (4,8 %) — к доброй по плодородию. При сопоставлении с данными о грунте выяснилось, что доброй признавалась земля иловатая с песком, которая в XVIII в. при оценке землемерами считалась к плодородию хлеба средственной. У семи пустошей с худой землей грунт в XVIII в. характеризовался по-разному: в трех случаях как иловатый с песком (71,4 %), и по одном случаю как иловатый и как серопесчаный. Урожайность хлеба в этих пустошах по данным Экономических примечаний считалась средственной. В 10 из 13 пустошей, земля которых по данными Приправочных писцовых книг была средней по качеству, землемерами были зафиксированы различные виды иловатого грунта: в 5 пустошах (38 %) грунт был чисто иловатый, в 4 — иловатый с песком (30,8%) и в одной пустоши — иловатый с каменьем (7,7 %). Еще на трех пустошах (23 %) грунт бы серопесчаный, в том числе в одном случае — серопесчаный с каменьем.

Как выяснилось, средняя по качеству земля по данным в Приправочных писцовых книг была отмечена у 20 (67 %) из 29 реально существующих поселений XVIII в., худая земля зафиксирована у 5 поселений (17,2 %), добрая — у 4 (13,8 %). В то же время по данным Экономических примечаний к Генеральному межеванию большинство поселений Боровичского уезда, названных в Приправочных писцовых книгах Деревской пятины, располагались на иловатых почвах (24 поселения или 82,8%), с преобладанием грунта иловатого с песком (14 поселений или 58,3 %). Урожайность хлеба на этих землях оценивалась только как средняя. У 5 поселений (17,2 %) грунт был серопесчаный. Урожайность на этом грунте в четырех случаях также была средней и только на одной даче земля считалась к хлебопашеству способной.

Рисунок 6 — Состав грунта в поселениях Боровичского уезда Новгородской губернии по данным XVIII в.

Таким образом, анализ электронной базы данных, составленной на основании сведений Приправочных писцовых книг середины XVI в. и Экономических примечаний к Генеральному межеванию конца XVIII в., позволил получить новые данные о природных ресурсах крестьянского хозяйства в Боровичском уезде Новгородской губернии. В первую очередь выяснилось, что природные ресурсы Боровичского уезда в XVIII в. по сравнению с соседним Валдайским уездом были гораздо беднее. Об этом свидетельствует как видовой состав животных и птиц, так и состав леса. Даже учитывая тот факт, что мы не располагаем полным вариантом Камеральных экономических примечаний, описывающих весь уезд, а также возможное антропогенное воздействие человека на окрестности г. Боровичи, приведшее к уничтожению отдельных видов животных и птиц, состав млекопитающих и пернатых является здесь очень скудным. В Камеральных экономических примечаниях по Боровичскому уезду не встречаются редкие или ценные животные, упоминаются только зайцы, белки, лисицы, волки и медведь, причем по сравнению с тем же Валдайским уездом они встречались гораздо реже. Количество крупных животных незначительно. Среди пернатых, распространенных в Боровичском уезде, оказалось очень мало водоплавающих и хищных птиц, зафиксирован также достаточно бедный состав лесных птиц.

В лесах Боровичского уезда были распространены такие же виды деревьев, как и в других уездах Новгородской губернии. В смешанном лесу преобладали береза, ольха и ель. Но в Боровичском уезде гораздо меньше была распространена сосна, являвшаяся более лучшим деревом для строительства, что свидетельствует о гораздо меньшей ценности строевого леса.

Почва в Боровичском уезде как в XVI в., так и в XVIII в. в большинстве случаев оценивалась как средняя. Выяснилось, что большая часть обрабатываемой земли в поселениях, продолжающих существовать в XVIII в., относилась к иловатым грунтам. В свою очередь среди них выделялся грунт иловатый с песком, на котором крестьяне предпочитали сеять в силу его более легкого механического состав и способности пропускать воду. Каменистые почвы в Боровичском уезде встречалась гораздо реже, чем в соседних. При сопоставлении данных по конкретным поселениям и пустошам выяснилось, что в запустение со временем могли прийти разные земли по плодородию: как худые, так и средние и добрые. Однако в большей степени в пустошах оказывались земли с более тяжелым для крестьян в обработке иловатым грунтом.

Библиография
1.
Алябина И.О., Голубинский А.А., Кириллова В.А., Хитров Д.А. Почвенные ресурсы и сельское хозяйство центра Европейской России в конце XVIII века // Почвоведение. 2015. № 11. С. 1302.
2.
Емельянова Л.Г., Румянцев В.Ю., Хитров Д.А., Голубинский А.А. Историко-экологический анализ распространения млекопитающих бореальных лесов Европейской России по материалам Генерального межевания // Сибирский экологический журнал. 2017. Т. 24. № 2. С. 150–161.
3.
Истомина Э.Г. Границы, население, города Новгородской губернии (1727–1917 гг.). Очерки по административно-территориальному делению. Л.: Лениздат, 1972. 186 с.
4.
Козлов Д.Н., Глухов А.И., Голубинский А.А., Хитров Д.А. Роль природно-позиционных условий в дифференциации землепользования Европейской России конца XVIII в. – Методика цифрового анализа материалов Генерального межевания // Русь, Россия. Средневековье и Новое время. 2013. № 3. С. 26–33.
5.
Российский государственный архив древних актов (далее – РГАДА). Ф. 1209. Оп.3. № 17141. Л. 25–479.
6.
РГАДА. Ф. 1209. Оп.3. № 17143. Л. 1–192.
7.
РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 857.
8.
РГАДА. Ф. 1355. Оп. 1. Д. 858.
9.
Солдатов М.С., Румянцев В.Ю., Голубинский А.А., Хитров Д.А. Осетровые рыбы европейской России на рубеже XVIII–XIX вв. в материалах Генерального межевания // Исторический журнал: научные исследования. 2014. № 5. С. 512–525.
10.
Степанова Л.Г. Сельские поселения и земельные угодья Крестецкого уезда по материалам первых земельных кадастров и оценкам русских почвоведов // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2016. № 124. С. 695–707.
11.
Хитров Д.А., Голубинский А.А., Черненко Д.А. Леса Центрального Черноземья в материалах Генерального межевания // Вестник ВГУ. История. Политология. Социология. 2013, №1. С. 165–169.
12.
Черненко Д.А. Характеристика почв в книгах валового письма первой трети XVII в. (На примере Суздальского уезда) // Историческая и социально-образовательная мысль. 2016. Т. 8. № 6-1. С. 111–117.
13.
Grove R.H. Ecology, Climate and Empire: Colonialism and Global Environmental History, 1400 – 1940 / R.H. Grove. Cambridge, 1997. 237 p.
14.
Kula E. History of Environmental Economic Thought / E. Kula. London, 1998. 235p.
15.
Radkau J. Wood and Forestry in German History: In Quest of an Environmental Approach / J. Radkau // Environment and History. 1996. V. 2. P. 63–76.
16.
Stubbs B.J. Land Improvement or Institutionalised Destruction? The Ringbarking Controversy, 1879 – 1884, and the Emergence of a Conservation Ethic in New South Wales / B.J. Stubbs // Environment and History. 1998. V. 4. P. 145–167.
17.
Whited T.L. Northern Europe An Environmental History / T.L. Whited, J.I. Engels, R.C. Hoffmann, H. Ibsen, W. Verstegen. Santa Barbara; Denver; Oxford, 2005. 275 p.
18.
Stepanova L.G. Natural environment of Valdai on the materials of General land survey // Bylye Gody, 2016, Vol. 40, Is. 2. Р. 345–355.
References (transliterated)
1.
Alyabina I.O., Golubinskii A.A., Kirillova V.A., Khitrov D.A. Pochvennye resursy i sel'skoe khozyaistvo tsentra Evropeiskoi Rossii v kontse XVIII veka // Pochvovedenie. 2015. № 11. S. 1302.
2.
Emel'yanova L.G., Rumyantsev V.Yu., Khitrov D.A., Golubinskii A.A. Istoriko-ekologicheskii analiz rasprostraneniya mlekopitayushchikh boreal'nykh lesov Evropeiskoi Rossii po materialam General'nogo mezhevaniya // Sibirskii ekologicheskii zhurnal. 2017. T. 24. № 2. S. 150–161.
3.
Istomina E.G. Granitsy, naselenie, goroda Novgorodskoi gubernii (1727–1917 gg.). Ocherki po administrativno-territorial'nomu deleniyu. L.: Lenizdat, 1972. 186 s.
4.
Kozlov D.N., Glukhov A.I., Golubinskii A.A., Khitrov D.A. Rol' prirodno-pozitsionnykh uslovii v differentsiatsii zemlepol'zovaniya Evropeiskoi Rossii kontsa XVIII v. – Metodika tsifrovogo analiza materialov General'nogo mezhevaniya // Rus', Rossiya. Srednevekov'e i Novoe vremya. 2013. № 3. S. 26–33.
5.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov (dalee – RGADA). F. 1209. Op.3. № 17141. L. 25–479.
6.
RGADA. F. 1209. Op.3. № 17143. L. 1–192.
7.
RGADA. F. 1355. Op. 1. D. 857.
8.
RGADA. F. 1355. Op. 1. D. 858.
9.
Soldatov M.S., Rumyantsev V.Yu., Golubinskii A.A., Khitrov D.A. Osetrovye ryby evropeiskoi Rossii na rubezhe XVIII–XIX vv. v materialakh General'nogo mezhevaniya // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2014. № 5. S. 512–525.
10.
Stepanova L.G. Sel'skie poseleniya i zemel'nye ugod'ya Krestetskogo uezda po materialam pervykh zemel'nykh kadastrov i otsenkam russkikh pochvovedov // Politematicheskii setevoi elektronnyi nauchnyi zhurnal Kubanskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2016. № 124. S. 695–707.
11.
Khitrov D.A., Golubinskii A.A., Chernenko D.A. Lesa Tsentral'nogo Chernozem'ya v materialakh General'nogo mezhevaniya // Vestnik VGU. Istoriya. Politologiya. Sotsiologiya. 2013, №1. S. 165–169.
12.
Chernenko D.A. Kharakteristika pochv v knigakh valovogo pis'ma pervoi treti XVII v. (Na primere Suzdal'skogo uezda) // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. 2016. T. 8. № 6-1. S. 111–117.
13.
Grove R.H. Ecology, Climate and Empire: Colonialism and Global Environmental History, 1400 – 1940 / R.H. Grove. Cambridge, 1997. 237 p.
14.
Kula E. History of Environmental Economic Thought / E. Kula. London, 1998. 235p.
15.
Radkau J. Wood and Forestry in German History: In Quest of an Environmental Approach / J. Radkau // Environment and History. 1996. V. 2. P. 63–76.
16.
Stubbs B.J. Land Improvement or Institutionalised Destruction? The Ringbarking Controversy, 1879 – 1884, and the Emergence of a Conservation Ethic in New South Wales / B.J. Stubbs // Environment and History. 1998. V. 4. P. 145–167.
17.
Whited T.L. Northern Europe An Environmental History / T.L. Whited, J.I. Engels, R.C. Hoffmann, H. Ibsen, W. Verstegen. Santa Barbara; Denver; Oxford, 2005. 275 p.
18.
Stepanova L.G. Natural environment of Valdai on the materials of General land survey // Bylye Gody, 2016, Vol. 40, Is. 2. R. 345–355.