Читать статью 'Сравнительный информационно-правовой анализ российского и зарубежного законодательства о коммерческой тайне ' в журнале Финансовое право и управление на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1987,   статей на доработке: 330 отклонено статей: 634 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Финансовое право и управление
Правильная ссылка на статью:

Сравнительный информационно-правовой анализ российского и зарубежного законодательства о коммерческой тайне

Камалова Гульфия Гафиятовна

кандидат юридических наук

заведующий кафедры информационной безопасности в управлении, ФГБОУ ВО "Удмуртский государственный университет"

426034, Россия, г. Ижевск, ул. Университетская, 1

Kamalova Gulfiia Gafiiatovna

PhD in Law

Head of the department of Information Security in Management, Udmurt Sate University

426034, Russia, respublika Udmurtskaya, g. Izhevsk, ul. Universitetskaya, 1

gulfia.kamalova@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0765.2017.1.22341

Дата направления статьи в редакцию:

25-03-2017


Дата публикации:

11-04-2017


Аннотация.

Предметом исследования является совокупность норм российского законодательства, регулирующих общественные отношения по охране коммерческой тайны. Автором подробно рассматриваются такие аспекты темы как необходимость законодательного закрепления цели ограничения доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, совершенствование системы ее признаков и субъектов, детальное регулирование мер по обеспечению конфиденциальности сведений. Особое внимание в статье уделяется вопросам защиты инновационной деятельности в условиях, когда не всякое экономически ценное новшество может быть запатентовано. Методологической основой работы выступают формально-юридический, историко-правовой и сравнительно-правовой методы исследования, а также иные методы, применяемые в их сочетании и взаимосвязи. На основе проведенного исследования автор делает вывод, что цели правового режима коммерческой тайны в современном законодательстве не определены и определяет их на уровне государства, обладателя коммерческой тайны и работника, вносящего вклад в инновационную деятельность. Установлено, что помимо критериев коммерческой тайны, выделяемых российским законодательством, в законодательстве зарубежных стран установлены дополнительные требования к сведениям, составляющим коммерческую тайну. Автор акцентирует внимание на рамочном характере национального законодательства о коммерческой тайне, недостаточной проработанности мер по обеспечению конфиденциальности коммерчески ценной информации.

Ключевые слова: информационное право, правовой режим информации, законодательство, информация ограниченного доступа, тайна, конфиденциальность, коммерческая тайна, секрет производства, ноу-хау, сравнительный анализ

Abstract.

The subject of the research is a combination of Russian laws regulating social relations arising in the process of commercial confidentiality protection. The author of the article examines such aspects of the topics as the need to legally fix purposes of limiting access to information that can be considered confidential as well as improving the system of indicating features and subjects and detailed regulation of measures aimed at keeping confidential information. Special attention is paid to the issues related to protecting innovation activity under conditions when not all economically valuable innovation can be patented. The methodological basis of the research is the formal logical, historical law and comparative law methods as well as other research methods that complete them. Based on the research, the author makes a conclusion that the purposes of the confidential regime are not defined by the efficient legislation, neither they are defined at the state level. The holder of commercial information and employee who makes a valuable contribution to the development of innnovation activity are not defined either. The author states that besides criteria of commercial confidential information, foreign legislations also provide additional requirements for information and contents of commercial confidentiality. The author focuses on the framework nature of the national legislation on commercial confidentiality and emphasizes the need to better develop measures aimed at preventing the disclosure of commercially important information. 

Keywords:

trade secret, confidential, secret, information of limited access, legislation, legal information regime, information law, production secret, know-how, comparative analysis

В сфере экономической деятельности существенное значение имеет охрана конфиденциальности деловой, коммерческой, технологической и иной информации. Коммерческая тайна является важным инструментом защиты инновационной деятельности в условиях, когда не всякое экономически ценное новшество может быть запатентовано. Ее режим направлен на защиту экономически ценной информации, как правило, не защищенной правом интеллектуальной собственности.

Последнее стало более актуальным в условиях глобализации мировой экономики и все более широкого использования в предпринимательской деятельности информационно-коммуникационных технологий [1, с. 6]. Страны с развитой экономикой становятся всё более интенсивными в использовании капитала, основанного на знаниях. В наиболее экономически развитых странах инвестиции в знания превышают инвестиции в физический капитал. При этом, нематериальные активы в основном состоят из экономически ценной инновационной информации, обрабатываемой субъектом предпринимательской и научно-исследовательской деятельности в той или иной форме, и не обязательно доступной для других, работающих в данной сфере, или общества в целом [2].

В настоящее время в России создана устойчивая основа для дальнейшего наращивания экономического потенциала и повышения ее роли в мировой экономике. Вместе с тем, конкуренция между государствами все в большей степени зависит от технологического потенциала страны. Стратегическими целями обеспечения национальной безопасности России являются развитие экономики страны и создание условий для её перехода на новый уровень технологического развития, вхождение России в число государств, являющихся лидерами по объему ВВП. Обеспечение экономической безопасности России должно осуществляться путем развития промышленно-технологической базы и национальной инновационной системы, повышения инвестиционной привлекательности России, улучшения делового климата и создания благоприятной деловой среды. Важнейшими факторами обеспечения экономической безопасности России являются, помимо прочего, повышение эффективности государственного регулирования экономики в целях достижения устойчивого экономического роста и повышение производительности труда [3].

Роль и значение института коммерческой тайны в условиях стремительного научно-технического прогресса невозможно переоценить. Вместе с тем, всё большая зависимость экономики от информации, ужесточение конкуренции в условиях глобализации, эффективные бизнес-модели с использованием зарубежных специалистов, усложнение производственных цепочек, научно-исследовательской и опытно-конструкторской деятельности, широкое использование информационно-коммуникационных технологий делает коммерчески ценную информацию все более уязвимой и подобные тенденции, по всей видимости, будут иметь еще большее влияние в будущем.

Современное российское законодательство о коммерческой тайне, пройдя определенный путь развития, требует дальнейшего совершенствования в части определения цели правового режима, соотношения взаимосвязанных понятий, субъектов правового режима, комплекса способов правового регулирования и средств юридического воздействия. Немаловажную роль в этом играют результаты сравнительного анализа российского и зарубежного законодательства.

В Российской Империи предшественниками современной коммерческой тайны являлись фабрично-заводская тайна и тайна записей торговых книг, с легкой руки исследователей получившие обобщенное наименование «промысловая тайна» [4]. После огосударствления советской экономики и переведения ее на плановые рельсы фактически исчезла поддерживаемая государством конкуренция и, следовательно, поле для правового режима коммерческой тайны.

В новейшей истории правовая охрана коммерческой тайны прошла ряд этапов. Впервые коммерческая тайна как возможность ограничения доступа к информации субъектами предпринимательской деятельности была провозглашена Законом СССР от 04 июня 1990 года «О предприятиях в СССР» [5], где говорилось, что коммерческая тайна – это не являющиеся государственными секретами сведения, связанные с производством, технологической информацией, управлением, финансами и другой деятельностью предприятий, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб интересам предприятия. В России коммерческая тайна как разновидность охраняемой информации ограниченного доступа была введена Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» [6] в связи с переходом к рыночным отношениям. В конце 1991 года правительством принимается перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну [7].

Существенным шагом вперед в середине 90-х годов явилось закрепление понятия коммерческой тайны в ст. 139 первой части Гражданского кодекса РФ [8]. Хотя оно и имело определенные недостатки, тем не менее послужило базой для осмысления коммерческой тайны и дальнейшего развития законодательства. Специальное законодательное регулирование коммерческая тайна получила в 2004 году после принятия Федерального закона «О коммерческой тайне» [9]. С 1 января 2008 года вступила в действие четвертая часть Гражданского кодекса РФ [10], имеющая ряд норм о секрете производства (ноу-хау). Как справедливо отмечает А.В. Минбалеев, «становление института коммерческой тайны в современной России происходило с большими трудностями и препятствиями» [11, с. 129]. В настоящее время наблюдается тенденция дальнейшего осмысления и совершенствования института коммерческой тайны.

Правовой режим коммерческой тайны отражается в легально определенных целях режима, его объекте, статусе субъектов режима и комплексе способов правового регулирования и средств юридического воздействия. С учетом, потребностей развития экономики и повышения эффективности государственного регулирования экономических отношений в целях достижения устойчивого экономического роста, полагаем, что следует рассмотреть некоторые элементы режима подробнее.

Цель правового режима коммерческой тайны в Федеральном законе «О коммерческой тайне» явно не сформулирована. В пояснительной записке к проекту Федерального закона говорилось, что «принятие настоящего законопроекта позволит создать правовые условия для эффективного функционирования в Российской Федерации рынка товаров, работ и услуг и предупреждения недобросовестной конкуренции, будет способствовать использованию в коммерческих целях различного рода "секретов производства", которые исходя из условий конкуренции на рынке нецелесообразно охранять в виде объекта промышленной собственности, топологии интегральной микросхемы, программы для ЭВМ и базы данных» [12].

В 2016 году Европейским Союзом принимается Директива (ЕС) 2016/943, направленная на гармонизацию охраны коммерческой тайны в государствах-членах союза [13]. Принятие Директивы продиктовано стремлением ускорить экономический рост Европейского Союза посредством создания инновационных бизнес-моделей и новых экономических знаний в условиях глобализации, широкого использования информационных и коммуникационных технологий, аутсорсинга, увеличения цепочек поставок и других явлений в экономической сфере, ускорения рыночной отдачи от инновационной деятельности, что непосредственно следует из вводной части директивы. Как прослеживается из текста Директивы (ЕС) 2016/943, основными целями охраны коммерческой тайны ставятся эффективное развитие внутреннего рынка государств-членов ЕС и развитие инновационной деятельности и ускорение ее рыночной отдачи.

В современных рыночных условиях акцент на необходимость широкого внедрения инноваций в сферу экономической деятельности выступает одним из ключевых факторов роста экономики, что позволяет говорить о значении правового института коммерческой тайны в обеспечении эффективного развития национальной экономики. Развитие национальной системы инновационной деятельности должно стать главенствующей идеей вывода экономики России на качественно новый уровень. Сказанное, однако, ни в коей мере не умаляет значение конфиденциальности сведений, составляющих коммерческую тайну, для обеспечения конкуренции и конкурентных преимуществ лиц, осуществляющих и участвующих в инновационной деятельности.

Полагаем, что цели правового режима коммерческой тайны могут быть определены на нескольких уровнях:

- государства − обеспечение эффективного развития экономики на основе инновационной деятельности;

- организации − обеспечение конкурентных преимуществ юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих и финансирующих инновационную деятельность;

- личности − обеспечение конкурентных преимуществ на рынке труда работникам, вносящим существенный вклад в инновационную деятельность.

Думается, что легальное закрепление целей правового режима коммерческой тайны будет способствовать повышению понимания ее значения, а также позволит определить достойное место в системе информации ограниченного доступа. Кроме того, акцент на государственно значимые цели создаст возможность нового осмысления законодательства о коммерческой тайне и его дальнейшего совершенствования.

Следует также обратить пристальное внимание на легально определенные признаки коммерческой тайны, которые позволяют выделить объект правового режима. Ст. 39 Соглашения ТРИПС [14] определяет нераскрытую защищенную информацию посредством выделения следующих сущностных признаков: (а) является секретной в том смысле, что она в целом или в определенной конфигурации и подборе её компонентов не является общеизвестной и легко доступной лицам в тех кругах, которые обычно имеют дело с подобной информацией; (б) ввиду своей секретности имеет коммерческую ценность; и (в) является предметом надлежащих в данных обстоятельствах мер, направленных на сохранение её секретности, со стороны лица, правомерно контролирующего эту информацию.

В Российской Федерации, как известно, федеральный закон к информации, составляющей коммерческую тайну, относит: сведения любого характера, в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны [15, c. 178]. Если не останавливаться на отдельных особенностях, то можно говорить о близости и единой направленности признаков коммерческой тайны, выделяемых национальным законодательством и вышеприведенным международным актом.

В зарубежных странах можно увидеть похожую ситуацию. Защита коммерческой тайны в США длительное время осуществлялась на основе актов штатов и судебной практики. В 1979 г. Национальная конференция уполномоченных по унификации государственных законов приняла на федеральном уровне рекомендации штатам по формированию законодательства в сфере деловых секретов − Единый закон о коммерческой тайне США (Uniform Trade Secrets Act (UTSA)) [16]. Данным актом деловой секрет определяется как информация, имеющая самостоятельную действительную или потенциальную экономическую ценность, вследствие того, что она не является широко известной и легко доступной при надлежащем доступе третьих лиц, которые могут извлечь экономическую выгоду из ее раскрытия или использования, и является предметом разумных с учетом обстоятельств усилий по сохранению ее в секрете. Важность охраны коммерческой тайны привела к принятию весной 2016 года в США изменений и дополнений в соответствующее законодательство, подписанные 11 мая 2016 Президентом США. Акт о защите коммерческой тайны США 2016 года (Defend Trade Secrets Act Of 2016 (DTSA)) [17] устанавливает переход охраны коммерческой тайны в федеральную юрисдикцию.

Согласно Директивы ЕС, под коммерческой тайной (trade secrets) в Европейском Союзе понимается информация, отвечающая следующим требованиям: (1) является конфиденциальной (секретной), то есть не является известной и легкодоступной для лиц в пределах сферы использования подобной информации; (2) имеет коммерческую ценность в силу неизвестности; (3) является объектом разумных мер в существующих обстоятельствах по обеспечению ее конфиденциальности со стороны лица, правомерно контролирующего данную информацию.

Перечисленные в Директиве ЕС и американском законе признаки коммерческой тайны близки по своему характеру признакам, предусмотренным законодательством Российской Федерации о коммерческой тайне. Вместе с тем, европейская директива делает акцент, что сведения не только не известны, но и не являются легко доступными в сферах их применения. Названный аспект представляется немаловажным и должен быть отмечен и в российском законодательстве. Кроме того, также как в законодательстве США акцент делается на разумности мер по обеспечению конфиденциальности в существующих обстоятельствах.

Судебная практика Европейского Союза выработала дополнительно критерии оценки коммерческой тайны в аспекте ее охраноспособности: (1) это информация, не только раскрытие которой для общественности, но и передача к третьему лицу может нанести серьезный ущерб интересам обладателя; (2) информация известна ограниченному кругу лиц; (3) охраняемые интересы должны быть объективно ценными [2]. Данные критерии имеют немаловажное значение, так как информация, охраняемая в режиме коммерческой тайны, может не иметь экономической ценности сама по себе, однако, раскрытие ее может причинить вред значимым интересам обладателя. Учитывая незначительную российскую судебную практику, возможно следует обсудить необходимость расширения легально закрепленных признаков коммерческой тайны.

Довольно сложным при правовом регулировании коммерческой тайны является вопрос о соотношении понятий «коммерческая тайна» и «секрет производства (ноу-хау)». В российской юридической науке сложилось несколько основных подходов к разрешению данного вопроса:

а) коммерческая тайна и секрет производства (ноу-хау) тождественны друг другу и являются синонимами;

б) коммерческая тайна полностью включает в себя секрет производства (ноу-хау), но не исчерпывается им;

в) секрет производства (ноу-хау) является нетрадиционным объектом интеллектуальной собственности, охраняемым в режиме коммерческой тайны [18; 19, c. 20].

Первый подход разделяют А.П. Сереев, В.И. Еременко, З.Ф. Гайнуллина и другие. Представителем второго подхода выступает А.С. Коломиец, считающий, что «институт коммерческой тайны следует рассматривать как родовое понятие по отношению к следующим разновидностям конфиденциальной информации: предпринимательская и промышленная тайна ...; торговая, научно-техническая и производственная тайна ...; технологическая тайна ...; тайна изобретения, полезной модели, промышленного образца ...; тайна научного опыта и торгового процесса ...; тайна пенсионного счета и тайны выплат негосударственной пенсии» [20, c. 13]. Несколько иной позиции придерживается В.Н. Лопатин, который отмечает, что «коммерческая тайна сама по себе не является объектом интеллектуальной собственности, но имеет важное значение для создания условий, благоприятствующих вовлечению в хозяйственный оборот такого рода объекта интеллектуальной собственности, как ноу-хау» [21].

Объективность анализа может быть обеспечена обращением к опыту других государств. В различных странах подходы к взаимосвязи и соотношению правового режима коммерческой тайны и охраняемых результатов интеллектуальной деятельности различны.

Деловые секреты в США защищаются как объекты интеллектуальной собственности. При этом, в США и других странах англо-саксонской системы права преобладает проприетарный подход к правовой охране интеллектуальной собственности и режим собственности распространяется не только на материальные объекты, но и некоторые объекты, имеющие нематериальный характер. В Соединенных Штатах под интеллектуальной собственностью понимают информацию, имеющую ценность как в виду заложенных творческих идей, так и имеющую коммерческую ценность, охраняемую законом от несанкционированного использования. В отношении делового секрета право интеллектуальной собственности носит ограниченный характер, что обусловлено, во-первых, возможностью приобрести право на аналогичный деловой секрет третьим лицом, осуществившим обратный технологический анализ или иным правомерным образом получившим информацию, во-вторых, существованием требования соблюдения неизвестности третьим лицам. Вне зависимости от обстоятельств разглашения обладатель делового секрета в результате подобного процесса утрачивает право собственности [22].

Признание коммерческой тайны как права собственности в США имеет важные последствия в соответствии с законодательством США, так как это позволяет пользоваться конституционной защитой на основе пятой поправки к Конституции США, говорящей, что частная собственность не может быть изъята без справедливого вознаграждения.

Несколько иной подход характерен для стран Европейского Союза. Принимая Директиву (ЕС) 2016/943, исходили из существования принципиальных различий между коммерческой тайной и правом на интеллектуальную собственность:

- некоторые из формально юридически признанных прав интеллектуальной собственности требуют регистрации и (или) процесса утверждения, в то время как коммерческая тайна существует вне зависимости от регистрации;

- права на интеллектуальную собственность предоставляют исключительное право, и тем самым монополию на эксплуатацию их владельцам в течении ограниченного периода времени. В отличие от этого коммерческая тайна не предоставляет каких-либо исключительных и монопольных прав. Третьи лица могут посредством параллельного исследования или обратной инженерии самостоятельно обнаружить аналогичную информацию. Они не лишены права инновационной деятельности и развития собственных конкурентоспособных продуктов, товаров и услуг, в том числе аналогичных или даже идентичных;

- сфера применения коммерческой тайны шире, поскольку включает информацию, которая не является охраноспособной правами интеллектуальной собственности;

- имеются различия в сроках охраны. Для коммерческой тайны он является неопределенным, так как она охраняется до тех пор, пока информация сохраняет свою конфиденциальность. Права интеллектуальной собственности имеют определенный срок охраны, предоставляемый законом;

- в определенных случаях защита права интеллектуальной собственности влечет за собой применение патентования (за исключением авторского права) и соответствующих затрат, а также затрат на мониторинг для выявления нарушения. Стоимость защиты коммерческой тайны складывается главным образом из внутренних затрат на защитные меры, а также расходов по совершению сделок (соглашений о конфиденциальности и т.д.) [2].

Таким образом, европейскими специалистами делается вывод, что правовой режим коммерческой тайны существенно различается с правом интеллектуальной собственности. Вместе с тем, де-факто режим коммерческой тайны может предоставить некоторую временную монополию ее обладателю до тех пор, пока ему удастся удержать соответствующую информацию в тайне от иных участников рынка. Однако, такая монополия не охраняется законом, а лишь является результатом инвестиций, сделанных обладателем коммерческой тайны в меры охраны ее конфиденциальности, а также показателем неординарности и степени сложности инновационного решения.

При подготовке Директивы (ЕС) 2016/943 исходили из того, что права интеллектуальной собственности и коммерческая тайна взаимодействуют между собой. Коммерческая тайна может заменять или дополнять права интеллектуальной собственности: (1) если новшество охраноспособно правами интеллектуальной собственности, коммерческая тайна может быть использована в качестве замены таких прав (имеется свободный выбор − нет обязательств подать заявку на патент или обязательства хранить новшество в секрете, также может быть принято решение об открытии информации для общественности и ее перехода в общественное достояние); (2) как правило, коммерческая тайна дополняет защиту, предлагаемую правами интеллектуальной собственности, когда в качестве коммерческой тайны охраняются ноу-хау на стадии предваряющей получение патента, ноу-хау для обеспечения запатентованных изобретений и последующие улучшения запатентованных изобретений; (3) коммерческая тайна может включать в себя коммерчески ценную информацию, которая не может быть защищена правами интеллектуальной собственности, но имеет важное значение для конкурентоспособности; (4) авторское право не препятствует охране также и в режиме коммерческой тайны.

В России сложился некий промежуточный подход. Согласно Федерального закона «О коммерческой тайне», информация, составляющая коммерческую тайну, − это сведения любого характера, в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности. Ст. 1465 Гражданского кодекса РФ определяет секрет производства (ноу-хау) как сведения любого характера о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности. Сказанное позволяет сделать вывод, что российский законодатель часть сведений, охраняемых в режиме коммерческой тайны, одновременно рассматривает как охраняемые результаты интеллектуальной деятельности, т.е. выбран некий комплексный промежуточный подход к их соотношению, чем и обусловлено разнообразие подходов специалистов к данному вопросу.

Подобный подход может рождать определенные вопросы в правоприменительной практике. А.В. Минбалеев отмечает, что если секреты производства рассматриваются как объект интеллектуальной собственности, охрана которого зависит от конфиденциальности сведений, то даже единичное разглашение сведений может являться основанием для прекращения действия исключительного права и возникают проблемы признания факта прекращения действия исключительного права на секрет производства [11, c. 131]. Попытку предпринятую законодателем в 2014 году развести коммерческую тайну и секрет производства, думается, нельзя назвать очень удачной [23].

Вопрос о субъектах правового режима коммерческой тайны законодательством также недостаточно определен. Положения п. 5 ст. 10 Федерального закона «О коммерческой тайне» позволяют делать вывод о том, что обладателем коммерческой тайны может быть юридическое лицо и индивидуальный предприниматель. Ст. 5 данного закона, ограничивая введение режима коммерческой тайны в отношении некоторых видов сведений, закрепляет, что данный режим устанавливается «лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность». Ст. 1465 и 1466 Гражданского кодекса РФ, раскрывающие понятие секрета производства (ноу-хау) и содержание исключительного права на него, не содержит положений конкретизирующих субъекта - обладателя секрета производства.

А.П. Сергеев считает, что «исходя из того, что коммерческой тайной ... признаются лишь сведения, касающиеся предпринимательской деятельности, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, которые занимаются такой деятельностью» [24, c. 680]. Аналогичной позиции придерживается и Е. Мелихов [25]. Однако, совокупность потенциальных обладателей коммерческой тайны, по всей видимости, несколько шире. Так, А.С. Коломиец отмечает, что «помимо индивидуальных предпринимателей ... субъектами права на коммерческую тайну могут быть все физические лица независимо от возраста и дееспособности, если они в порядке наследования, а также договоров ... и иных сделок, либо в других предусмотренных законом случаях имеют право собственности на имущество. При этом они в предпринимательской деятельности могут не участвовать, но имущество продолжает правомерно использоваться для осуществления предпринимательской деятельности и имеет в своем составе информацию, составляющую коммерческую тайну» [20, c. 22].

Содержание правового режима коммерческой тайны во многом определяется комплексом способов правового регулирования и средств юридического воздействия. Система общих режимных требований информации ограниченного доступа конкретизируется применительно к правовому режиму коммерческой тайны посредством правовых установлений, учитывающих специфические особенности объекта и их значения и оборота в системе предпринимательской деятельности.

Федеральным законом «О коммерческой тайне» и Гражданским кодексом РФ определены порядок введения режима, особенности охраны конфиденциальности сведений в трудовых отношениях и при предоставлении государственным органам или органам местного самоуправления и иные вопросы. Однако, в целом меры охраны определены не достаточно и законодательство о коммерческой тайне в данной части носит скорее рамочный характер.

Механизм охраны коммерческой тайны в Директиве (ЕС) 2016/943 получил более детальное закрепление по сравнению с российским законодательством: раскрываются основания законного получения, использования и раскрытия коммерческой тайны, а также основания исключения неправомерности деяний. Ст. 3 Директивы (ЕС) 2016/943 раскрываются к основаниям законного получения, использования и раскрытия коммерческой тайны относит: (1) независимое открытие или создание; (2) наблюдение, изучение, демонтаж или тестирование доступного общественности или законного приобретенного продукта или объекта лицом, свободным от какой-либо юридической обязанности по ограничению приобретения коммерческой тайны; (3) осуществление права работника или его представителя на информацию и консультации в соответствии с правом Европейского Союза, национальными законами государств-членов союза и практикой; полученные иным способом при обстоятельствах честной коммерческой практики. Получение, использование или разглашение коммерческой тайны считается законным, также если такие действия требуются или допускаются законодательством Европейского Союза или государств-членов союза.

Получение коммерческой тайны без согласия ее обладателя считается незаконным, если осуществляется: (1) несанкционированный доступ путем присвоения или несанкционированного копирования документов, предметов, материалов, веществ или электронных файлов, содержащих коммерческую тайну; (2) любое иное деяние, которое в существующих обстоятельствах считается противоречащим честной коммерческой практике. Использование или разглашение коммерческой тайны считается незаконным при осуществлении без согласия обладателя коммерческой тайны при любом из следующих условий: (1) получения коммерческой тайны незаконно; (2) нарушения соглашения о конфиденциальности или иного обязательства на разглашать коммерческую тайну; (3) нарушения договорной или иной обязанности по ограничению использования коммерческой тайны.

Получение, использование или разглашение коммерческой тайны считается незаконным, согласно Директивы (ЕС) 2016/943, также в случае названных действий лицом, которое на момент их совершения знало или при существующих обстоятельствах должно было знать, что коммерческая тайна получена прямо или косвенно от лица, который ее использовал или раскрывал незаконно. Производство, импорт, экспорт, хранение и реализация товаров с использованием незаконно полученной коммерческой тайны рассматриваться как неправомерное в случае, если осуществляющее лицо знало или при существующих обстоятельствах должно было знать, что коммерческая тайна получена незаконна.

Неправомерность деяний исключается при их осуществлении в следующих случаях: (1) для реализации права на свободу выражения мнений и убеждений, включая уважение свободы и плюрализма средств массовой информации; (2) для выявления неправомерных действий, правонарушений или незаконной деятельности, при условии, что лицо действовало с целью защиты общего общественного интереса; (3) раскрытии работниками и их представителями в ходе законного осуществления их функций в соответствии с законодательством при условии, что такое раскрытие было необходимо для их осуществления; (4) с целью защиты законных интересов, признанных Европейским Союзом или национальным законодательством государств-членов.

В отношении мер охраны конфиденциальности Директива (ЕС) 2016/943 устанавливает, что они должны быть справедливыми, не излишне сложными или дорогостоящими и не влечь за собой неоправданных сроков и задержек, и вместе с тем, быть эффективными и сдерживающими. Должен соблюдаться принцип соразмерности. Применяемые процедуры и средства правовой защиты коммерческой тайны должны быть соразмерны, позволять избежать создания барьеров для свободной законной торговли на внутреннем рынке ЕС, а также обеспечивать защиту против злоупотреблений ими.

Одним из сложных вопросов является обеспечение конфиденциальности сведений, составляющих коммерческую тайну, в трудовых отношениях, где должен быть соблюден баланс интересов работника и работодателя. В странах Европейского Союза, включая Великобританию, и Соединенных Штатах в судебных спорах, одной из сторон которых является работник или бывший работник, суд оценивает могут ли коммерчески ценные сведения являться частью профессионального опыта и знаний работника со «средним уровнем честности и способностей». Кроме того, определяется отсутствие признаков участия бывшего работника в конкурентной борьбе против работодателя.

Нарушение режима коммерческой тайны может повлечь следующие негативные последствия:

- получение несправедливого конкурентного преимущества лицом, незаконно получившим сведения, составляющие коммерческую тайну;

- снижение деловой активности в результате уменьшения стимулов для научно-исследовательской, опытно-конструкторской и иной инновационной деятельности;

- снижение темпов развития экономики, уменьшение числа рабочих мест и увеличение инновационного отставания от экономически развитых государств;

- нанесение угроз безопасности Российской Федерации в области экономики.

При развитии законодательства Европейского союза о коммерческой тайне важным аспектом выступает совершенствование запретительных мер в отношении третьих лиц и возможности компенсации в случае незаконного присвоения сведений, составляющих коммерческую тайну. В числе прочих мер, внимание уделяется возможности обеспечить прекращение незаконного использования незаконно полученной коммерческой тайны и дальнейшего ее разглашения. В качестве защитных мер в различных странах возможны конфискация контрафактных товаров, изготовленных с использованием незаконно полученных сведений, составляющих коммерческую тайну, и последующее их уничтожение без выплаты компенсации нарушителю режима: прекращение дальнейшего незаконного использования информации, составляющей коммерческую тайну, до того как они стали достоянием широкого круга лиц или общественности, возмещение ущерба [2].

Методы расчета ущерба, нанесенного обладателю коммерческой тайны в результате нарушения ее режима, в европейских странах могут различаться. Взысканию может подлежать фактический ущерб, нанесенный потерпевшему, или убытки, включающие упущенную выгоду; взыскание ущерба может быть основано на разумных лицензионных платежах, которые могли бы существовать, при условии правомерной передачи сведений, составляющих коммерческую тайну; может учитываться прибыль, полученная нарушителем в связи с незаконным использованием сведений, составляющих коммерческую тайну.

Судебные органы США оценивают стоимость коммерческой тайны на основе рыночной цены сделок по передаче аналогичной информации или расходов, понесенных обладателем в ходе соответствующих исследований и разработок. Если сведения, составляющие коммерческую тайну, были проданы нарушителем другому, то американские судебные органы при взыскании убытков учитывают цену, которую за нее заплатили правонарушителю.

Комиссия по международной торговле США (United States International Trade Commission) имеет право в соответствии с федеральным законодательством принимать административные решения и блокировать импорт товаров, произведенных в третьих странах и имеющих признаки незаконного присвоения коммерческой тайны. Коммерческая тайна в США входит в состав объектов, охраняемых как результаты интеллектуальной собственности. В случае права интеллектуальной собственности существует презумпция действия этого права, что объясняет, возможность правообладателя просить таможенные органы задержать ввозимые товары до обращения в суд за защитой нарушенных прав.

В российском законодательстве вопросы о способах определения размера ущерба, нанесенного нарушением режима коммерческой тайны ее обладателю, пока не нашли своего решения. Сложно назвать однородной и судебную практику.

Обеспечение конфиденциальности сведений, составляющих коммерческую тайну, в судах возможно посредством проведения закрытого судебного заседания. Так, согласно п. 2 ст. 10 Гражданского процессуального кодекса РФ [26], допускается разбирательство в закрытых судебных заседаниях при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой тайны. Вместе с тем, решение о проведении закрытого судебного заседания остается на усмотрение суда. Иных мер, направленных на обеспечение конфиденциальности сведений, составляющих коммерческую тайну, российское процессуальное законодательство не предусматривает.

Для обеспечения конфиденциальности информации в ходе судебного рассмотрения процессуальное законодательство европейских стран предусматривает рассмотрение дела в закрытом судебном заседании, экспертное исследование коммерческой ценности сведений и иное. Отмечается, что состязательный принцип не означает, что стороны имеют право на неограниченный и абсолютный доступ ко всей информации, относящейся к рассматриваемому делу. Право доступа должно быть сбалансировано с учетом права хозяйствующего субъекта по защите своей конфиденциальной информации и коммерческой тайны. Защита конфиденциальной информации, в свою очередь, должна производится таким образом, чтобы быть согласованной с требованиями эффективной правовой защиты и права на защиту сторон спора, а также гарантировать в целом право на справедливое судебное разбирательство. Наиболее интересен в данном аспекте опыт Германии, предусматривающей ознакомление со сведениями, составляющими коммерческую тайну, лишь экспертами каждой стороны спора. В английской судебной практике по делам о защите коммерческой тайны широко распространены временные (промежуточные) средства судебной защиты, так как разглашение может повлечь нанесение значительного ущерба обладателю [2; 27, с. 76].

Американский закон 2016 года DTSA создает процедуры направленные на защиту интересов истцв, которые опасаются распространения принадлежащей им коммерческой тайны, в том числе до судебного рассмотрения дела, а также увеличивает срок исковой давности с трех до пяти лет. Кроме того, данный закон защищает лиц, раскрывающих коммерческую тайну правительственным или судебным должностным лицам.

Суммируя все вышесказанное, можно сделать вывод, что имеются возможности и потребности дальнейшего совершенствования законодательства о коммерческой тайне в целях повышения его эффективности для поступательного развития российской экономики и выхода ее на уровень экономически высокоразвитых государств. Анализ зарубежного законодательства позволяет выявить успешные решения в рассматриваемой области и наилучшие практики. Полагаем, что в Федеральном законе «О коммерческой тайне» следует более четко определить цели ограничения доступа к информации посредством введения режима коммерческой тайны, что позволит увеличить понимание значения данного правового режима и сделать акцент на поддержку инновационной деятельности. Необходимо стремиться к согласованности терминологии, используемой в законодательстве о коммерческой тайне, а также уделить серьезное внимание защитным мерам, особое место среди которых занимает взыскание ущерба, нанесенного обладателю при нарушении режима коммерческой тайны.

Библиография
1.
Полякова Т.А. Стратегия национальной безопасности. Актуальные правовые проблемы теории и практики обеспечения информационной безопасности // Новые вызовы и угрозы информационной безопасности / Отв. ред. Т.А. Полякова, И.Л. Бачило, В.Б. Наумов. Сб. науч. работ. – М.: ИГП РАН «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2016. С. 6-23.
2.
Commission Staff Working Document Impact Assessment Accompanying the document proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure /* SWD/2013/0471 final */ // EUR-Lex. Access to European Union law. URL: http://eur-lex. europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=CELEX:52013SC0471 &rid=47 (дата обращения: 02.10.2016).
3.
О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации: указ Президента Российской Федерации от 31.12.2015 № 683 // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2015.
4.
Розенберг В. Промысловая тайна. – СПб., 1910. – 68 с.
5.
О предприятиях в СССР: закон СССР от 04.06.1990 № 1529-1 // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. 1990. № 25. Ст. 460.
6.
О предприятиях и предпринимательской деятельности: закон РСФСР от 25.12.1990 № 445-1 (ред. от 30.11.1994) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 27.12.1990. № 30. Ст. 418.
7.
О перечне сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну: постановление Правительства РСФСР от 05.12.1991 № 35 (ред. от 03.10.2002) // СП РФ. 1992. № 1-2. Ст. 7.
8.
Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 07.02.2017) // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.
9.
О коммерческой тайне: федеральный закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014) // Собрание законодательства РФ. 09.08.2004. № 32. Ст. 3283.
10.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 03.07.2016) // Собрание законодательства РФ. 25.12.2006. № 52 (1 ч.). Ст. 5496.
11.
Минбалеев А.В. Проблемы привлечения к ответственности за нарушение режима коммерческой тайны // Вестник Омского университета. Серия «Право». 2008. № 3 (16). С. 129-131.
12.
Пояснительная записка «К проекту Федерального закона "О коммерческой тайне"» // СПС «КонсультантПлюс».
13.
Directive (EU) 2016/943 Of The European Parliament and of The Council of 8 June 2016 "On the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure" // EUR-Lex. Access to European Union law. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/ ?uri=CELEX:32016L0943&rid=50 (дата обращения: 02.10.2016).
14.
Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности // Официальный сайт Федеральной служба по интеллектуальной собственности (Роспатент). URL: http://www.rupto.ru/docs/interdocs/trips (дата обращения: 02.10.2016).
15.
Организационное и правовое обеспечение информационной безопасности: учебник и практикум для бакалавров и магистратуры / под ред. Т.А. Поляковой, А.А. Стрельцова. – М.: Изд-во Юрайт, 2016. – 325 с.
16.
Uniform Trade Secrets Act (UTSA) // Uniform Law Commision. The National Conference of Commissioners on Uniform State Law. URL: http://www.uniformlaws.org/shared/docs/ trade%20secrets/ utsa_final_ 85.pdf (дата обращения: 07.10.2016).
17.
Defend Trade Secrets Act Of 2016 (DTSA) // CONGRESS.GOV. URL: https://www.congress. gov/bill/ 114th-congress/senate-bill/1890/text (дата обращения: 07.12.2016).
18.
Потрашкова О.А. Правовой режим ноу-хау // Информационное право. 2007. № 3. – С. 20-25.
19.
Ситдиков Р.Б. Правовая охрана ноу-хау в России. М.: Статут, 2017. – 144 с.
20.
Коломиец А.С. Коммерческая тайна как объект гражданского оборота. – М.: Хозяйство и право. 2001. Приложение к журналу № 6. – 48 с.
21.
Лопатин В.Н. Ноу-хау вместо коммерческой тайны // Информационное право. 2007. № 1. С. 12-16.
22.
Шигин А.И. Информация с ограниченным доступом в Американской системе права // Вестник Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. Общественные науки. 2011. № 2. – С. 158-159.
23.
Минбалеев А.В. Правовая охрана коммерческой тайны: очередная реформа законодательства // Вестник УрФО. Безопасность в информационной сфере. 2015. № 2 (16). С. 31-35.
24.
Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, 2003. – 752 с.
25.
Мелихов Е. Понятие и признаки ноу-хау в контексте российского гражданского права // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – М., 2003. № 5. – С. 13-21.
26.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // Собрание законодательства РФ. 18.11.2002. № 46. Ст. 4532.
27.
Коровяковский Д.Г. Защита коммерческой тайны предприятия: теоретические и практические аспекты // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. 2006. № 3. С. 70-77
References (transliterated)
1.
Polyakova T.A. Strategiya natsional'noi bezopasnosti. Aktual'nye pravovye problemy teorii i praktiki obespecheniya informatsionnoi bezopasnosti // Novye vyzovy i ugrozy informatsionnoi bezopasnosti / Otv. red. T.A. Polyakova, I.L. Bachilo, V.B. Naumov. Sb. nauch. rabot. – M.: IGP RAN «Kanon+» ROOI «Reabilitatsiya», 2016. S. 6-23.
2.
Commission Staff Working Document Impact Assessment Accompanying the document proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council on the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure /* SWD/2013/0471 final */ // EUR-Lex. Access to European Union law. URL: http://eur-lex. europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/?uri=CELEX:52013SC0471 &rid=47 (data obrashcheniya: 02.10.2016).
3.
O Strategii natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii: ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 31.12.2015 № 683 // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2015.
4.
Rozenberg V. Promyslovaya taina. – SPb., 1910. – 68 s.
5.
O predpriyatiyakh v SSSR: zakon SSSR ot 04.06.1990 № 1529-1 // Vedomosti SND SSSR i VS SSSR. 1990. № 25. St. 460.
6.
O predpriyatiyakh i predprinimatel'skoi deyatel'nosti: zakon RSFSR ot 25.12.1990 № 445-1 (red. ot 30.11.1994) // Vedomosti SND i VS RSFSR. 27.12.1990. № 30. St. 418.
7.
O perechne svedenii, kotorye ne mogut sostavlyat' kommercheskuyu tainu: postanovlenie Pravitel'stva RSFSR ot 05.12.1991 № 35 (red. ot 03.10.2002) // SP RF. 1992. № 1-2. St. 7.
8.
Grazhdanskii kodeks RF (chast' pervaya) ot 30.11.1994 № 51-FZ (red. ot 07.02.2017) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 05.12.1994. № 32. St. 3301.
9.
O kommercheskoi taine: federal'nyi zakon ot 29.07.2004 № 98-FZ (red. ot 12.03.2014) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 09.08.2004. № 32. St. 3283.
10.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' chetvertaya) ot 18.12.2006 № 230-FZ (red. ot 03.07.2016) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 25.12.2006. № 52 (1 ch.). St. 5496.
11.
Minbaleev A.V. Problemy privlecheniya k otvetstvennosti za narushenie rezhima kommercheskoi tainy // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Pravo». 2008. № 3 (16). S. 129-131.
12.
Poyasnitel'naya zapiska «K proektu Federal'nogo zakona "O kommercheskoi taine"» // SPS «Konsul'tantPlyus».
13.
Directive (EU) 2016/943 Of The European Parliament and of The Council of 8 June 2016 "On the protection of undisclosed know-how and business information (trade secrets) against their unlawful acquisition, use and disclosure" // EUR-Lex. Access to European Union law. URL: http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/HTML/ ?uri=CELEX:32016L0943&rid=50 (data obrashcheniya: 02.10.2016).
14.
Soglashenie po torgovym aspektam prav intellektual'noi sobstvennosti // Ofitsial'nyi sait Federal'noi sluzhba po intellektual'noi sobstvennosti (Rospatent). URL: http://www.rupto.ru/docs/interdocs/trips (data obrashcheniya: 02.10.2016).
15.
Organizatsionnoe i pravovoe obespechenie informatsionnoi bezopasnosti: uchebnik i praktikum dlya bakalavrov i magistratury / pod red. T.A. Polyakovoi, A.A. Strel'tsova. – M.: Izd-vo Yurait, 2016. – 325 s.
16.
Uniform Trade Secrets Act (UTSA) // Uniform Law Commision. The National Conference of Commissioners on Uniform State Law. URL: http://www.uniformlaws.org/shared/docs/ trade%20secrets/ utsa_final_ 85.pdf (data obrashcheniya: 07.10.2016).
17.
Defend Trade Secrets Act Of 2016 (DTSA) // CONGRESS.GOV. URL: https://www.congress. gov/bill/ 114th-congress/senate-bill/1890/text (data obrashcheniya: 07.12.2016).
18.
Potrashkova O.A. Pravovoi rezhim nou-khau // Informatsionnoe pravo. 2007. № 3. – S. 20-25.
19.
Sitdikov R.B. Pravovaya okhrana nou-khau v Rossii. M.: Statut, 2017. – 144 s.
20.
Kolomiets A.S. Kommercheskaya taina kak ob''ekt grazhdanskogo oborota. – M.: Khozyaistvo i pravo. 2001. Prilozhenie k zhurnalu № 6. – 48 s.
21.
Lopatin V.N. Nou-khau vmesto kommercheskoi tainy // Informatsionnoe pravo. 2007. № 1. S. 12-16.
22.
Shigin A.I. Informatsiya s ogranichennym dostupom v Amerikanskoi sisteme prava // Vestnik Severo-Osetinskogo gosudarstvennogo universiteta im. K.L. Khetagurova. Obshchestvennye nauki. 2011. № 2. – S. 158-159.
23.
Minbaleev A.V. Pravovaya okhrana kommercheskoi tainy: ocherednaya reforma zakonodatel'stva // Vestnik UrFO. Bezopasnost' v informatsionnoi sfere. 2015. № 2 (16). S. 31-35.
24.
Sergeev A.P. Pravo intellektual'noi sobstvennosti v Rossiiskoi Federatsii. 2-e izd., pererab. i dop. – M.: TK Velbi, 2003. – 752 s.
25.
Melikhov E. Ponyatie i priznaki nou-khau v kontekste rossiiskogo grazhdanskogo prava // Intellektual'naya sobstvennost'. Promyshlennaya sobstvennost'. – M., 2003. № 5. – S. 13-21.
26.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 14.11.2002 № 138-FZ (red. ot 19.12.2016) // Sobranie zakonodatel'stva RF. 18.11.2002. № 46. St. 4532.
27.
Korovyakovskii D.G. Zashchita kommercheskoi tainy predpriyatiya: teoreticheskie i prakticheskie aspekty // Natsional'nye interesy: prioritety i bezopasnost'. 2006. № 3. S. 70-77