Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Финансовое право и управление
Правильная ссылка на статью:

Анализ эффективности кластерных проектов Союзного государства
Абрамов Руслан Агарунович

доктор экономических наук

профессор, ФГБОУ ВО "Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова"

115470, Россия, г. Москва, Нагатинская наб., 34

Abramov Ruslan Agarunovich

Doctor of Economics

Ph.D. in Economics, professor, head of department, Department of State and Municipal Management, Plekhanov Russian University of Economics

115470, Russia, G.moskva, Ul..nagatinskaya oblast', g. Moscow, ul. Nagatinskaya Nab, 34, kv. 137

oef08@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Соколов Максим Сергеевич

кандидат экономических наук

доцент, кафедра государственного и муниципального управления, ФГБОУ ВО "Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова"

117997, Россия, г. Москва, Стремянный пер., 36, оф. 549

Sokolov Maksim Sergeevich

PhD in Economics

Docent, the department of State and Municipal Administration, Plekhanov Russian University of Economics

117997, Russia, Moscow, Stremyannyi Pereulok 36, office #549

oskubc@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является комплекс мер и механизмов, влияющим на эффективность проектов кластерного уровня. Обьектом исследования являются межрегиональные и межотраслевые объединения в Российской Федерации и Республике Беларусь как единого государственного образования. Проанализированы основные показатели межгосударственного сотрудничества, реализуемые программы. Анализу подвергались не только утверждённые в качестве превалирующих программы развития, финансируемые из бюджета Союзного государства, но также и инициативные проекты, которые берут свое начало из сотрудничества предприятий различной формы собственности на территории России и Беларуси. Показаны не только проекты сотрудничества приграничных территорий, но также и удаленных регионов. В качестве методологии исследования применялась теория управления кластерами в аспекте проектирования удаленных образований, институционального мониторинга общего развития инфраструктуры для ведения бизнеса, а также сравнительный метод в ключе участия государства в функционировании современных кластеров. В работе показано, что инновационная способность и технологическая готовность являются неотъемлемыми составляющими конкурентоспособности национальной экономики в условиях институциональных изменений. В дальнейшем роль инноваций в обеспечении конкурентоспособности будет только расти, поскольку структура мирового промышленного производства будет меняться в пользу высокотехнологичных отраслей. Под влиянием бурного развития нанотехнологии и генной инженерии появятся новые виды производства. Но, вместе с тем, значительное количество проблем, связанная с институциональным базисом формирования и развития конкурентоспособности инновационных секторов союзного государства, остаются недостаточно раскрытыми, обоснованными и требуют решения. Вопрос связанные с образованием таких пространственно-временных структур как инновационные хабы в научной литературе до сих пор вообще не были изучены. Новизной работы является утверждение того, что инновационные кластеры не могут быть разработаны и внедрены только в процессе построения и политической реализации проектов развития Союзного государства. Предложены направления реализации положения среднесрочного и долгосрочного развития кластеров. Введено в терминологию понятие инновационного хаба – как агрегатора инновационных проектов.

Ключевые слова: кластер, проект, Союзное государство, инновации, анализ, эффективность, сектор, сотрудничество, структура, баланс

УДК:

001.316+001(091)+001.18

DOI:

10.7256/2454-0765.2017.1.20732

Дата направления в редакцию:

17-10-2016


Дата рецензирования:

14-10-2016


Дата публикации:

11-04-2017


Выполнено в рамках проекта – Грантового соглашения (Договор) №16-27-01001/16 от 30.05.2016г. в РГНФ. Международный конкурс РГНФ – Белорусский республиканский фонд фундаментальных исследований (БРФФИ) 2016 года. «Разработка Концепции стратегического развития межстрановой интеграции национальных инновационных систем Союзного государства до 2030 года».

Abstract.

The subject of the research is a set of measures and mechanisms that influence the efficiency of cluster projects. The object of the research is the interregional and interindustry entities in the Russian Federation and Belarus Republic as a single Union State. The authors of the article have analyzed the main indicators of their international cooperation as well as programs being implemented. They have covered not only prevailing programs proved and financed by the Union State but also initiation projects that arise as a result of cooperation between enterprises of different ownership forms in the territories of Russia and Belarus. The authors describe not only projects related to cooperation of neighboring territories but also remote districts. The research methodology involves the theory of cluster management, in particular, the part of the theory devoted to projecting distance entities, institutional monitoring of the general development of business infrastructure and comparative method to analyze participation of the state in the functioning of modern clusters. In their research the authors have demonstrated that innovative ability and technological availability are an essential element of the national economy's competitive ability taking into account the conditions of institutional changes. In the future the role of innovations in the process of developing the country's competitive ability will only continue to grow providing that the structure of the global industry will change towards high technology sectors. The drastic growth of nanotechnology and gene engineering will create new types of industry. However, a great number of problems related to the institutional basis of forming and developing competitive ability of innovation sectors of the Union State is still unsolved or understudied and thus require better research. For example, such spacial-time structures as innovation hubs still remain an understudied topic in the academic literature. The scientific novelty of the research is caused by the authors statement that it is impossible to develop and implement innovation clusters only through developing and politically implementing the Union State's development proejcts. Thus, the authors offer their own directions of implementing the provisions of the medium- and long-term cluster development and introduce the term 'innovation hub' as an aggregator of innovation projects. 

Keywords:

cooperation, sector, efficiency, analysis, innovations, Union State, project, cluster, structure, balance

Комплексное исследование институционального обеспечения инновационной экономики частично представлены в работах российских ученых: З. Варналия, В. Васильевой, А. Гармашов, М. Домбровского, С. Каретинои, Д. Мироновой, Н. Тойвоненка, О. Тищенко. Плеяда ученых выделили два подхода, на которых основываются экономические основы инновационной сферы: общенациональный уровень инновационной сферы, региональный уровень инновационной сферы [17].

Целью является разработка институциональной проекции инновационного хаба как структурного образования в процессе кластеризации и исследования влияния данного вида хаба на формирование конкурентоспособной экономики Союзного государства.

Довод кластерных инициатив в постиндустриальных странах свидетельствует о разнообразии механизмов формирования, становления и стимулирования инновационных кластерных образований [18]. Так, если в США "тройная спираль" формировалась на базе "двойной спирали", а именно "университет-бизнес", то в странах Европы при традиционном, более ощутимом участии государства [10]. Имеется в виду – "двойная спираль" типа "государство-бизнес" [15]. По этой причине с целью реализации вектора модернизации экономики Союзного государства на основе кластеризации, возникла потребность в разработке институциональной проекции становления инновационных кластеров на базе инновационных хабов, которую можно было бы применить в рамках практики хозяйствования и существующего экономического спада в стране.

В Союзном государстве процесс экономической кластеризации происходит преимущественно стихийно, под влиянием рыночных сил. Такое воздействие является достаточно закономерным [20], но его теоретико-методологические и прикладные аспекты оказываются нереализованными полной мере [13]. Теория управления кластерами, регулирования процессом их создания и функционирования не получила должного развития в экономической науке и практике Союзного государства, а неадаптированное применение зарубежного опыта не может обеспечить желаемого эффекта в своеобразных социально-экономических и институциональных условиях Союзного государства.

Осознание значимости кластеризации экономик стран ЕАЭС прослеживается в официальных программных документах союзных государств - в частности, в Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года, Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 г., Методических материалах по разработке и реализации программы развития инновационного территориального кластера (РФ). Вопросы кластерного развития экономики Белоруссии на среднесрочную перспективу отражены в Концепции формирования и развития инновационно-промышленных кластеров в Республике Беларусь (РБ) и иных программных документах, например, Программе социально-экономического развития на 2016 - 2020 годы, Государственной программе поддержки малого и среднего предпринимательства в Республике Беларусь.

Кластер – это форма организации экономических отношений. Для него характерен внутренний углубленный поток инновационных идей, знаний и информации. Сначала такую форму организации использовали для повышения конкурентоспособности. Но в ориентации на модернизацию экономики Союзного государства, формирование инновационной экономики, кластер стал применяться для решения более широкого круга задач, в том числе для анализа конкурентоспособности государства, региона, отрасли и разработки программ регионального развития; как основа стимулирования инновационной деятельности и взаимодействия крупного и малого бизнеса; как важный механизм реализации общегосударственной промышленной политики.

В области промышленной политики Союзного государства действует 22 межправительственных соглашения. В рамках Союзного государства постепенно формируется единая структура технологичной экономики государств - участников, опирающаяся на объединенные материальные и интеллектуальные ресурсы для поэтапного перехода экономики на неоиндустриальное развитие. В ближайшей перспективе проведение единой структурной промышленной политики предусматривается осуществлять в формате крупных интеграционных проектов и совместных научно-технических программ. В Соглашении между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о проведении единой структурной промышленной политики (заключено в Минске 8 сентября 1999 года) государства - участники Союзного государства зафиксировали, что единая структурная промышленная политика Российской Федерации и Республики Беларусь является составной частью экономической политики обоих государств и представляет собой комплекс мер, осуществляемых Сторонами в целях обеспечения стабилизации и роста промышленного производства на основе повышения его эффективности и конкурентоспособности продукции государств на внутреннем и внешнем рынках, а также формирования современной структуры национальных промышленных комплексов.

Примерами являются успешно реализованные совместные программы. Постановлением Совета Министров Союзного государства от 23 апреля 2010 г. № 6 была утверждена Программа Союзного государства «Повышение эффективности пищевых производств за счет переработки их отходов на основе прогрессивных технологий и техники». Программа была успешно завершена в 2012 году. В результате реализации Программы разработаны и прошли государственные испытания 18 экологичных, ресурсосберегающих технологий и 20 видов оборудования для получения из отходов производства спиртовой, молокоперерабатывающей, рыбной, пивной и других отраслей пищевой промышленности ценных пищевых и кормовых продуктов (использование вторичных ресурсов) и обеспечивающих снижение антропогенной нагрузки на окружающую среду.

В период 2011-2013 годы успешно реализована программа Союзного государства «Разработка перспективных ресурсосберегающих, экологически чистых технологий и оборудования для производства биологически полноценных комбикормов». В результате реализации Программы разработан комплекс ресурсо- и энергосберегающих технологий и комплектов оборудования для производства белково-витаминных, комплексных минеральных и других добавок из отечественного сырья и вторичных сырьевых ресурсов пищевой промышленности, влаготепловой обработки некоторых зерновых компонентов комбикормов, позволяющей улучшить усвояемость и поедаемость кормов за счет расщепления трудноперевариваемых соединений и инактивации антипитательных веществ, а также мобильных комбикормовых установок, что позволит увеличить продуктивность животных и птицы, повысить усвояемость кормов при сокращении доли зерновых компонентов в рецептуре комбикорма и снижении удельного расхода электроэнергии, улучшить снабжение комбикормами фермерских и личных хозяйств.

Российско-белорусское сотрудничество также стало движущей силой более широкой евразийской интеграции. Соглашение от 29 мая 2014 года, о создании Евразийского экономического союза, в полной мере основано на богатом опыте, накопленном в ходе становления союза двух стран – Беларуси и России. В современных реалиях можно выделить некоторые особенности трансграничного сотрудничества [5, с. 109]:

- во-первых, приграничные территории, в Республике Беларусь это – Витебская, Могилевская, Гомельская, в России – Смоленская, Брянская области, в целом это самобытные и уникальные регионы действующие, как в национальных интересах каждой из сторон, так и в рамках Союзного государства в целом;

- во-вторых, в своей деятельности эти территории не подменяют внешнеполитические функции стран, чьи приграничные области являются субъектами трансграничного взаимодействия;

- в-третьих, нормативно-правовое регулирование функционирования всей сетевой системы трансграничного сотрудничества не выходит за рамки действующего законодательства Союзного государства;

- в-четвёртых, высокоразвитая организационно-информационная структура, а именно коммуникативно-координирующая функция, лежащая в основе деятельности властных институтов, действующих на своих территориях, исключает разбалансирование и столкновение национальных интересов.

В период воздействия западных санкций в отношении РФ, трансграничное сотрудничество соседних районов Беларуси и России, может быть направлено:

- на «создание территорий новых возможностей» имеющее своей основной целью повышение качества жизни населения по обе стороны границы, для чего в экономической сфере должно быть предусмотрено создание единого рынка труда, с высокоэффективным использованием человеческого потенциала сопредельных регионов;

- дальнейшую разработку и совершенствование нормативно-правовой основы адаптации концепции «субсидиарности», понимаемой как «правительства максимально приближенного к гражданам» применительно к регионам российско-белорусского порубежья;

- диверсификацию и гармонизацию использования энергоресурсов, с целью модернизации трансграничной инфраструктуры;

- стимулирование развития малого бизнеса и инновационных технологий, с разработкой долговременной и комплексной стратегии совместного развития приграничных регионов.

Гарантией качественного решения обозначенных выше проблем, может быть широкое применение системно-сетевой методологии, т. е. интегрирующий комплекс этапов и факторов, структурно-логических связей в создании базовых основ и направлений трансграничного развития регионов российско-белорусского порубежья в контексте современной глобализации общемирового пространства. В нашей стране высокий показатель занятости приходится на логистику и транспорт, что обусловлено территорией Российского государства. Как следствие, имеют место быть диспропорции и издержки в развитии транспортных услуг. Поэтому вопросы повышения конкурентоспособности выдвигают задачи определения новых способов построения транспортной системы приграничного сотрудничества [7, с. 487]. В этой связи, по мнению автора, создание региональных транспортно-логистических кластеров федерального уровня позволит в некоторой степени, решить назревшую проблему совершенствования транспортной системы [8, с. 172].

Например, в Смоленской области России, одним из приоритетных направлений экономического развития региона является использование транзитного потенциала. В современных условиях, на территории региона в соответствии с утверждённой Стратегией социально-экономического развития реализуется ряд проектов, направленных на развитие отдельных видов логистических услуг. Примером может служить, деятельность группы компаний «Альфа-Транс», осуществляющих таможенное оформление товаров и предлагающих отдельные услуги по размещению грузов на собственных таможенных складах.

Также изучается вопрос создания частного индустриального парка (транспортно-логистического комплекса) на территориях, прилегающих к трассе «Москва-Минск» в поселке Стабна Смоленской области. Создание данной структуры позволит субъектам малого и среднего предпринимательства развивать и совершенствовать свою инфраструктуру.

Другим примером реализации проектов, связанных с предоставлением услуг по организации доставки грузов, является уже начатое строительство логистического терминала группы компаний «Ренус-Логистике» в Краснинском районе Смоленской области в районе пропускного пункта «Красная Горка» (по правой стороне трассы «Москва-Минск», в 5 км от Государственной границы России).

Данные проекты позволят Смоленскому региону уже в ближайшем будущем получить:

- значительный рост налоговых поступлений в бюджет региона для решения назревших социально- экономических и других задач;

- создание инфраструктуры, отвечающей современным международным стандартам;

- привлечение значительного количества транзитных грузов на транспортные региональные коммуникации;

- развитие экспорта транспортных услуг, увеличение объёмов грузовых потоков и создание дополнительных рабочих мест.

Инновационный потенциал сопредельных регионов РФ и Белоруссии позволяет говорить и о сотрудничестве в сфере средних технологий, а именно формированию других трансграничных кластеров, а именно – в лесном секторе, обработке драгоценных камней, производстве строительных материалов, машиностроении и агропромышленном комплексе. В настоящее время, на уровне глав регионов в рамках Союзного государства, уже ведется активное обсуждение создания таких трансграничных кластеров. В ближайшей перспективе основу промышленного комплекса трансграничных кластеров могут составить следующие образования [1, с. 6]:

- «машиностроительный кластер», включающий заводы Смоленской области России – ОАО «Сафоновский электромашиностроительный завод», ЗАО «Рославльский автоагрегатный завод АМО ЗИЛ», и Республики Беларусь – СЗАО «Могилевский вагоностроительный завод», РУП «Гомсельмаш», ОАО «Бобруйский машиностроительный завод»;

- «кластер промышленности строительных материалов» может быть представлен РУП «Белорусский цементный завод» (г. Костюковичи), ПРУП «Кричевцементошифер», ООО «ЭнергоПромМаркет» (г.Смоленск), ЗАО «Промышленный строительный комбинат «Дианит»;

- кластер лесной и деревообрабатывающий промышленности со специализацией на производстве мебели, стройматериалов из древесины и бумажной продукции» – целлюлозно-бумажный комбинат (г. Дедовичи, Беларусь), РПУП «Завод газетной бумаги» (г. Шклов), ОАО «Бумажная фабрика «Спартак» (г. Шклов), филиал «Добрушская бумажная фабрика «Герой труда», ОАО «Белорусские обои» и ряд предприятий Смоленской области;

- «агропромышленный кластер, специализирующийся на переработке сельскохозяйственного сырья», основными направлениями формирования кластера будет развитие кооперационных связей (по сбыту продукции и закупкам сырья) между ОАО «Смоленский льнокомбинат» и РУПТП «Оршанский льнокомбинат», формирование совместных производств по переработке молока (г. Рудня, Смоленская область) и мяса (Оршанский и Смоленский мясокомбинаты).

В 2016 году будет продолжено формирование торгово-логистического кластера продукции белорусского машиностроения в Ярцевском районе Смоленской области. Суммарный объём инвестиций проекта составит около 14 млн долларов США, часть из которых – около 6 млн – инвестиции российского партнёра.

Вместе с этим остается неясным аспект, по которому в дальнейшем будет происходить кластеризация. Предлагаемые варианты основываются на индивидуализации составляющей кластера – хабах.

Понятия "инновационный хаб" достаточно часто используют исследователи в зарубежной научной литературе, описывая деятельность корпорации, фирмы, университета как образовательно-научно-инновационного комплекса и даже страны.

Под хабом (с англ. "hub" – "центр", "ступица" (центральная часть вращающейся детали какого-то механизма), в общем смысле, представляется узел любой сети. Инновационный хаб следует толковать как инновационную систему, которая в дополнение к развитию собственных инновационных проектов и инновационной инфраструктуры предоставляет организациям "со стороны" информационно-консалтинговые, научно-технологические, инфраструктурные и производственные сервисы по решению задач трансфера технологий и коммерциализации объектов инновационной деятельности.

Мы предлагаем различать: инновационный хаб микроуровня (в пределах одного предприятия, компании или университета) инновационный хаб мезоуровня (в рамках одного-двух регионов или кластера) инновационный хаб макроуровня (в пределах страны, с единственным инновационным центром управления, деятельность которого направлена на развитие инноваций во всех отраслях народного хозяйства). На наш взгляд, органам власти Союзного государства необходимо сосредоточить внимание на формировании инновационных хабов кластерных систем.

Целью государственной кластерной инновационной политики через действие инновационных хабов должно стать повышение конкурентоспособности территориальной экономической системы, а факторами конкурентоспособности – составляющие так называемого "Комплекс-кластера" ("4К") (по аналогии с "Комплекс-маркетингом" ("4Р")).

С позиции институционально-сетевого подхода такого рода кластеры – это новая форма организации – гетерархия, не имеет ярко выраженных иерархических видов, частично является рыночной и характеризуется организационной гетерогенностью. Такая структура представляет собой сеть, функционирующую на основе институциональных механизмов координации и кооперации. Ее формирование предполагает устойчивые связи между участниками в результате различных причин, среди которых как географическая близость, так и наличие институтов, взаимодействие с которыми не всегда, а в отдельных случаях частично регулируется рынком.

Особое внимание пониманию "территориальной (географической) близости" при изучении кластеров на базе инновационных хабов в своих исследованиях уделяет Р. Бошма. Он утверждает, что важно различать формы близости в функционировании экономических систем.

Географическая близость, по его мнению, не является конкретной формой. Исследователь доказал, что существуют проблемы "избыточной" близости, которые выражаются в виде различных блокировок и могут препятствовать инновациям.

Р. Бошм рассматривает географическую близость как комплементарный фактор при формировании институциональной, социальной, организационной и когнитивной близости (табл. 1). Ученый анализируя роль институциональных факторов рассматривает ее как совокупность социальных, организационных и непосредственно институциональных, в узком смысле, формах "близости".

Таблица 1 – Анализ форм "близости" по Р Бошме [3, с. 613]

Формы "близости"

измерение

недостаточность близости

избыток близости

пути решения

институциональные

Доверие, которое базируется на институтах

оппортунизм

Блокировка и инерция

Институциональной й аудит и балансировки

организационные

контроль

бюрократия

Системы с "слабыми" связями

социальные

Доверие, основанный на социальных отношениях

Отсутствие экономического обоснования

Смешения "закоренелых" и рыночных отношений

когнитивные

"Разрыв" в знаниях

неправильное понимание

Недостаток источников новизны

Общая база знаний с различными, но комплементарными особенностями

географические

расстояние

Отсутствие пространственных внешних эффектов

Недостаток географической открытости

Изменение локальных и внутренних связей

Инновационный кластер – это высокоразвитая институциональная инфраструктура, формирует определенную систему распространения новых знаний и технологий, обеспечивает ускорение процесса трансформации изобретений в инновации, а инноваций – в конкурентные преимущества, развитие качественных устойчивых связей между всеми его участниками. Возникновение таких кластеров – закономерный процесс при наличии совместной научной и производственной базы. Они являются институтами знаний, продуцирующие инновации  [4, с. 63].

Критическое значение для формирования зрелого инновационного кластера на базе инновационного хаба имеет "тройная спираль», точнее – коллаборации трех типов участников инновационной игры, которые представляют науку, бизнес и государство участники кластера могут комплементарно сочетать активы и компетенции в самых различных комбинациях, что позволяет неограниченно расширять разнообразие создаваемых благ, то есть наращивать производительность в ее современном понимании, характерном для постиндустриальной экономики – коллаборации выводит инновационную производственную культуру кластера за его пределы (через аутсорсинг, создание новых фирм, синергетические эффекты), что приводит к зарождению новых сетевых узлов, повышая конкурентную силу кластера и формируя сетевую среду.

Условия формирования инновационного кластера на базе хабов с институциональной точки зрения представлены в таблице 2.

Таблица 2 – Условия формирования инновационных кластеров на базе хабов с институциональной точки зрения (составлено авторами)

Уровень института

Тип института

Характеристика среды формирования инновационных кластеров

Цель института

Коллективные представления о технологический уровень нации и качество ее ресурсов

Агенты верят, что они сами, созданные ими продукты и организации могут быть "лучшими в мире"

Состояние эмпатии в обществе: стереотипы и установки агентов относительно друг друга

Высокий уровень эмпатии, стимулирует кооперативную поведение

Национальные формализованные институты

Законодательство в отношении защиты прав собственности

Развитое законодательство и практика правоприменения, судебная защита

Национальные неформальные институты

Распределение власти и собственности, уровень коррупции

Коррупция на допустимом уровне в рамках исторических особенностей и эволюции рыночных отношений

Локальные формализованные институты

Специально стимулирующее законодательство и региональное государственный заказ

Риск деформации стимулов (может существовать на ранних этапах)

Локальные неформализованные институты

Уровень доверия и обмен особыми знаниями

Уровень доверия достаточный для взаимного обмена особыми знаниями, стимулирующих инновации

Локально-своеобразные институты

Роль локальной репутации

Потеря репутации равносильна потере бизнеса (или профессии)

Инновационные хабы в кластерных системах могут объединять большие, малые и средние предприятия. Основой успеха таких объединений синергетический эффект от географической близости друг к другу и к потребителям. Они могут быть сформированы по отраслевому профилю, то есть секторальными. Участниками инновационных хабов кластерных систем имеют все шансы стать [6, с. 24]:

- научно-исследовательские институты и учебные организации;

- организации инновационной инфраструктуры и инфраструктуры поддержки малого и среднего предпринимательства (бизнес-инкубаторы, особые экономические зоны, технопарки, венчурные фонды, центры трансфера знаний);

- фирмы, специализирующиеся на профильной, обычно конкурентоспособной деятельности;

- фирмы-поставщики сырья, материалов, товаров или услуг для профильных предприятий;

- некоммерческие и общественные организации, объединения предпринимателей, торгово-промышленные палаты;

- предприятия, которые обеспечивают доступ к объектам транспортной, энергетической, информационной, инженерной и другой инфраструктуры.

Синергетический подход, применяемый при становлении и развитии инновационных кластеров на базе инновационных хабов, рассматривается через призму отношений субъект – субъективное отношение инновационно-активных организаций и предприятий.

Инновационный хаб является образовательно-научно-инновационным комплексом, основанной на знаниях. В качестве основных направлений его деятельности, адресованные юридическим и физическим лицам, является предоставление:

- информационно-консалтингового сервиса заключается в: организации тренингов и стажировку по всему спектру вопросов развития и управления инновационной предпринимательской деятельностью;

- содействии регистрации и правовой охране объектов интеллектуальной собственности; проведении экономических и технологических аудитов;

- поиска потенциальных партнеров для разработки и реализации инновационных бизнес-проектов;

- привлечении финансовых институтов с целью реализации инновационных бизнес-проектов в виде грантов, посевного и венчурного инвестирования; проведении маркетинговых исследований на любой стадии реализации инновационного бизнес-проекта;

- содействии организации и реализации трансфера технологий, комерционализации опытно-конструкторских работ по заказу компании;

- содействии созданию и модернизации инновационной инфраструктуры, системы и экосистемы;

- научно-инновационного и производственного сервиса воплощается в: организации, содействии и участии в выполнении прикладных научных исследований и опытно-конструкторских работ;

- организации, содействии и выполнении инженерно-технологических и производственных работ по созданию прототипа и / или образца инновационного товара / услуги.

Следует заметить, что при готовности выполнения выше перечисленных услуг институтом-организацией (университет, компания), она (институт- организация) также должна выступать одновременно в качестве научно-образовательного учреждения, консалтинговой компании, владельца / основателя одного или нескольких субъектов инновационной инфраструктуры и быть производственной компанией.

Как консалтинговая компания, данное учреждение должно обеспечивать заказчика нужным сервисом по привлечению организаций "со стороны" и ресурсов с целью решения задач коммерциализации объекта инновационной деятельности. Выступая в роли научно-образовательного учреждения она должна быть способной организовывать нужны образовательные программы и непосредственно проводить НИОКР.

Будучи владельцем / учредителем одного или нескольких субъектов инновационной инфраструктуры она должна обеспечивать заказчика нужным сервисом с целью решения задач коммерциализации. Если рассматривать данное учреждение через призму производственной компании, то к ее компетенции должны входить обязанности от предоставления необходимых интеллектуальных и финансовых ресурсов к разработке прототипа или образца инновационного товара / услуги.

Так, институтами инновационного развития хаба могут быть центры трансфера технологий, лабораторная база, инновационно-технологический центр, учебный центр по подготовке инновационных менеджеров, коучинг-центр системы венчурного предпринимательства, центр коллективного пользования технологий, проектный центр, информационный центр, логистический центр, международный бизнес-центр венчурный фонд, экспоцентр с постоянно действующей международной венчурной "площадкой", конгресс-центр.

Для продвижения на рынок услуг инновационного хаба нужно проводить систематическое исследование рынка, анализ спроса и осуществлять директ маркетинг. То есть можно рассматривать сам инновационный хаб как проект, для которого нужно осуществлять маркетинговую поддержку. Как следствие, маркетинговое подразделение, которое отвечает за решение этих задач, а также предоставление услуг в сфере маркетинга как внутренним (ученые, студенты, подразделения университета), так и внешним заказчикам (ВУЗ, компании), является необходимым элементом инновационной инфраструктуры вузов для обеспечения его конкурентоспособности и повышения эффективности инновационной деятельности [2, с. 21].

Яркие примеры эффективной работы инновационных хабов можем наблюдать в разных странах мира. Так, например, успешно работает инновационный хаб, созданный в США Технологическим институтом Джорджии (Georgia Institute of Technology), получивший название "Хаб знаний" ("Knowledge hub»).

В Российской Федерации в 2014 году начал работу инновационный хаб "АРИ Moscow" в Московской школе управления Сколково. Его деятельность направлена на оказание поддержки высокотехнологичным проектам и инновационным компаниям ранней стадии и тем, которые специализируются на создании технологий по улучшению городской среды и ключевых сфер хозяйствования.

Считаем, что именно на базе научно-исследовательских университетов Союзного государства нужно начать практику открытия "площадок" хаба для "выращивания" инноваций-изобретений. Такие "площадки" ("инновационные острова" или "инновационные поля") нужно рассматривать как фундамент конкурентоспособности инновационной экономики Союзного государства. Деятельность инновационного хаба должна быть направлена на повышение уровня жизни населения. Инновационный хаб должен стать "площадкой" для акселерации (долгосрочное завершения предпринимательской сделки) инновационных проектов.

На базе инновационного хаба, для участников должны проводиться менторские программы, мастер-классы экспертов бизнес-школ, специальные встречи с венчурными компаниями, предоставляться консультации маркетологов и различных специалистов по вопросам поддержки бизнеса (включая юридическое и бухгалтерское сопровождение).

Задача инновационного хаба должна заключаться в создании комфортных условий для развития инновационных проектов, повышающих качество жизни населения. По этой причине инновационные проекты хаба обязательно должны характеризоваться возможностями по-новому решать проблемы экологического характера и ключевых отраслей народного хозяйства (транспорта, здравоохранения, энергетики, ЖКХ, социальной защиты, образования).

Главное преимущество предложенного нами подхода к кластеризации на базе инновационного хаба заключается в том, что через такое развитие кластерных систем высшая школа может эффективно интегрировать результаты вузовской, академической и отраслевой наук Союзного государства, а также передовые результаты научной мирового сообщества при разработке и реализации инновационных проектов и развития инновационной деятельности, является предпосылкой создания в нашей стране эффективной инновационной экономики.

Таким образом, формирование институциональной среды при участии инновационных хабов дает мощный толчок для построения эффективной инновационной экономики Союзного государства в условиях комплексной и системной модернизации. Сегодняшний этап модернизации должен предусматривать, прежде всего, масштабное обновление производства под влиянием формирования передового шестого технологического уклада. Из-за нестабильности, крайнюю изменчивость базовых элементов украинского общества и наличие остаточных явлений предшествующего развития, перед Союзным государством возникают принципиально новые задачи, которые оно должно решать в процессе институциональных преобразований. Особое внимание следует обратить на улучшение деятельности всех институтов, участвующих в инновационных процессах.

Библиография
1.
Абрамов Р.А. Механизм реализации региональных стратегий перспективного развития муниципальных образований, основанный на кластеризации регионов // Вопросы региональной экономики. 2015. Т. 25. № 4. С. 3-9.
2.
Абрамов Р.А. Ручное управление государством: за и против // Проблемы теории и практики управления. 2014. № 4. С. 20-23.
3.
Абрамов Р.А. Особенности управления в рамках ЕС // Успехи современного естествознания. 2014. № 12-5. С. 610-615.
4.
Абрамов Р.А., Морозов И.В. Направления повышения эффективности формирования региональных сетевых структур // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2014. № 1 (61). С. 3.
5.
Абрамов Р.А., Деев А.А., Соколов М.А. Практические аспекты реализации государственной промышленной политики России. Монография. М., 2015. С. 87.
6.
Соколов М.С. Государственная поддержка промышленности в условиях членства России в ВТО // В сборнике: Актуальные проблемы реализации государственной промышленной политики в России и за рубежом сборник тезисов, докладов и статей. 2015. С. 147-152.
7.
Венидиктов С.В. Евразийское информационное пространство: унификация или координация? // Научный результат. Серия: Социальные и гуманитарные исследования. 2016. Т. 2. № 1 (7). С. 60-65.
8.
Гаврилина Н.Е. Возможные пути и перспективы стратегического союза России и республики Беларусь // Проблемы управления (Минск). 2016. № 2 (59). С. 107-110.
9.
Летуновский П.В. Кластеризация как вектор экономического развития трансграничных районов России и республики Беларусь // Вестник Московской международной высшей школы бизнеса МИРБИС. 2016. № 1 (5). С. 22-26.
10.
Михайлов В.С. Основные тенденции развития логистики // Логистические системы в глобальной экономике. 2016. № 6. С. 486-488.
11.
Смирнова Е.С. Восточное партнерство Европейского Союза и республики Беларусь: история взаимодействия и дальнейшие перспективы сотрудничества // Евразийский юридический журнал. 2016. № 1 (92). С. 168-176.
12.
Abramov, R. (2016). "Understanding Professionalism in the Soviet Union and Post-Soviet Russia: an Analytical Review." The American Sociologist 47(1): 81-101.
13.
Aybet, G. (1997). The Origins of Postwar European Integration. The Dynamics Of European Security Cooperation, 1945–91. London, Palgrave Macmillan UK: 40-68.
14.
Baturo, A. (2016). From Patronal First Secretary to Patronal President: Post-Soviet Political Regimes in Context. Semi-Presidentialism in the Caucasus and Central Asia. R. Elgie and S. Moestrup. London, Palgrave Macmillan UK: 29-59.
15.
Brun, E. and J. Hersh (1990). The Internationalisation of Capital and the USSR. Soviet-Third World Relations in a Capitalist World: The Political Economy of Broken Promises. London, Palgrave Macmillan UK: 217-258.
16.
Cox, M. (1984). Western Capitalism and the Cold War System. War, State and Society. M. Shaw. London, Palgrave Macmillan UK: 136-194.
17.
Duncan, P. J. S. (2004). Westernism, Eurasianism and Pragmatism: The Foreign Policies of the Post-Soviet States, 1991–2001. The Legacy of the Soviet Union. W. Slater and A. Wilson. London, Palgrave Macmillan UK: 228-253.
18.
Freire, M. R. (2011). USSR/Russian Federation’s Major Power Status Inconsistencies. Major Powers and the Quest for Status in International Politics: Global and Regional Perspectives. T. J. Volgy, R. Corbetta, K. A. Grant and R. G. Baird. New York, Palgrave Macmillan US: 55-75.
19.
Loftus, S. and R. E. Kanet (2015). Whose Playground Is It, Anyway? Power Rivalries in Post-Soviet Space. Power, Politics and Confrontation in Eurasia: Foreign Policy in a Contested Region. R. E. Kanet and M. Sussex. London, Palgrave Macmillan UK: 15-41.
20.
Nolan, P. (1998). The Starting Point of Liberalization: China and the Former USSR on the Eve of Reform. Industrial Transformation in Eastern Europe in the Light of the East Asian Experience. J. Henderson. London, Palgrave Macmillan UK: 100-137.
21.
Stroev, E. S., et al. (1999). CIS Countries on the way to Regional Economic Integration. Russia and Eurasia at the Crossroads: Experience and Problems of Economic Reforms in the Commonwealth of Independent States. Berlin, Heidelberg, Springer Berlin Heidelberg: 384-484.
22.
Tsygankov, P. A. (2002). "The Culture of Economic Security: National Identity and Politico-Economic Ideas in the Post-Soviet World." International Politics 39(2): 153-173.
23.
Шульц В.Л., Кульба В.В., Шелков А.Б., Чернов И.В. Сценарный анализ эффективности управления информационной поддержкой государственной
политики России в Арктике // Национальная безопасность / nota bene. 2011. № 6. C. 104 - 137.
24.
Добрынин Н.М., Митин А.Н. Главный вызов для России — эффективность и качество государственного управления // Право и политика. 2013. № 11. C. 1473 - 1480. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.11.10022.
References (transliterated)
1.
Abramov R.A. Mekhanizm realizatsii regional'nykh strategii perspektivnogo razvitiya munitsipal'nykh obrazovanii, osnovannyi na klasterizatsii regionov // Voprosy regional'noi ekonomiki. 2015. T. 25. № 4. S. 3-9.
2.
Abramov R.A. Ruchnoe upravlenie gosudarstvom: za i protiv // Problemy teorii i praktiki upravleniya. 2014. № 4. S. 20-23.
3.
Abramov R.A. Osobennosti upravleniya v ramkakh ES // Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2014. № 12-5. S. 610-615.
4.
Abramov R.A., Morozov I.V. Napravleniya povysheniya effektivnosti formirovaniya regional'nykh setevykh struktur // Upravlenie ekonomicheskimi sistemami: elektronnyi nauchnyi zhurnal. 2014. № 1 (61). S. 3.
5.
Abramov R.A., Deev A.A., Sokolov M.A. Prakticheskie aspekty realizatsii gosudarstvennoi promyshlennoi politiki Rossii. Monografiya. M., 2015. S. 87.
6.
Sokolov M.S. Gosudarstvennaya podderzhka promyshlennosti v usloviyakh chlenstva Rossii v VTO // V sbornike: Aktual'nye problemy realizatsii gosudarstvennoi promyshlennoi politiki v Rossii i za rubezhom sbornik tezisov, dokladov i statei. 2015. S. 147-152.
7.
Venidiktov S.V. Evraziiskoe informatsionnoe prostranstvo: unifikatsiya ili koordinatsiya? // Nauchnyi rezul'tat. Seriya: Sotsial'nye i gumanitarnye issledovaniya. 2016. T. 2. № 1 (7). S. 60-65.
8.
Gavrilina N.E. Vozmozhnye puti i perspektivy strategicheskogo soyuza Rossii i respubliki Belarus' // Problemy upravleniya (Minsk). 2016. № 2 (59). S. 107-110.
9.
Letunovskii P.V. Klasterizatsiya kak vektor ekonomicheskogo razvitiya transgranichnykh raionov Rossii i respubliki Belarus' // Vestnik Moskovskoi mezhdunarodnoi vysshei shkoly biznesa MIRBIS. 2016. № 1 (5). S. 22-26.
10.
Mikhailov V.S. Osnovnye tendentsii razvitiya logistiki // Logisticheskie sistemy v global'noi ekonomike. 2016. № 6. S. 486-488.
11.
Smirnova E.S. Vostochnoe partnerstvo Evropeiskogo Soyuza i respubliki Belarus': istoriya vzaimodeistviya i dal'neishie perspektivy sotrudnichestva // Evraziiskii yuridicheskii zhurnal. 2016. № 1 (92). S. 168-176.
12.
Abramov, R. (2016). "Understanding Professionalism in the Soviet Union and Post-Soviet Russia: an Analytical Review." The American Sociologist 47(1): 81-101.
13.
Aybet, G. (1997). The Origins of Postwar European Integration. The Dynamics Of European Security Cooperation, 1945–91. London, Palgrave Macmillan UK: 40-68.
14.
Baturo, A. (2016). From Patronal First Secretary to Patronal President: Post-Soviet Political Regimes in Context. Semi-Presidentialism in the Caucasus and Central Asia. R. Elgie and S. Moestrup. London, Palgrave Macmillan UK: 29-59.
15.
Brun, E. and J. Hersh (1990). The Internationalisation of Capital and the USSR. Soviet-Third World Relations in a Capitalist World: The Political Economy of Broken Promises. London, Palgrave Macmillan UK: 217-258.
16.
Cox, M. (1984). Western Capitalism and the Cold War System. War, State and Society. M. Shaw. London, Palgrave Macmillan UK: 136-194.
17.
Duncan, P. J. S. (2004). Westernism, Eurasianism and Pragmatism: The Foreign Policies of the Post-Soviet States, 1991–2001. The Legacy of the Soviet Union. W. Slater and A. Wilson. London, Palgrave Macmillan UK: 228-253.
18.
Freire, M. R. (2011). USSR/Russian Federation’s Major Power Status Inconsistencies. Major Powers and the Quest for Status in International Politics: Global and Regional Perspectives. T. J. Volgy, R. Corbetta, K. A. Grant and R. G. Baird. New York, Palgrave Macmillan US: 55-75.
19.
Loftus, S. and R. E. Kanet (2015). Whose Playground Is It, Anyway? Power Rivalries in Post-Soviet Space. Power, Politics and Confrontation in Eurasia: Foreign Policy in a Contested Region. R. E. Kanet and M. Sussex. London, Palgrave Macmillan UK: 15-41.
20.
Nolan, P. (1998). The Starting Point of Liberalization: China and the Former USSR on the Eve of Reform. Industrial Transformation in Eastern Europe in the Light of the East Asian Experience. J. Henderson. London, Palgrave Macmillan UK: 100-137.
21.
Stroev, E. S., et al. (1999). CIS Countries on the way to Regional Economic Integration. Russia and Eurasia at the Crossroads: Experience and Problems of Economic Reforms in the Commonwealth of Independent States. Berlin, Heidelberg, Springer Berlin Heidelberg: 384-484.
22.
Tsygankov, P. A. (2002). "The Culture of Economic Security: National Identity and Politico-Economic Ideas in the Post-Soviet World." International Politics 39(2): 153-173.
23.
Shul'ts V.L., Kul'ba V.V., Shelkov A.B., Chernov I.V. Stsenarnyi analiz effektivnosti upravleniya informatsionnoi podderzhkoi gosudarstvennoi
politiki Rossii v Arktike // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. 2011. № 6. C. 104 - 137.
24.
Dobrynin N.M., Mitin A.N. Glavnyi vyzov dlya Rossii — effektivnost' i kachestvo gosudarstvennogo upravleniya // Pravo i politika. 2013. № 11. C. 1473 - 1480. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.11.10022.