Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Genesis: исторические исследования
Правильная ссылка на статью:

Стиль деятельности комсомольских организаций 1950-х годов как фактор эволюции политической культуры советской молодежи

Ованесян Инна Георгиевна

аспирант, Тамбовский государственный технический университет

357600, Россия, Ставропольский край, г. Ессентуки, ул. Долина Роз, 7

Ovanesyan Inna Georgievna

Post-graduate student, the department of History and Philosophy, Tambov State Technical University; Deputy Director, Stavropol State Pedagogical University  

357600, Russia, Stavropol Krai, Yessentuki, Dolina Roz Street 7

inna-ovanesian@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-868X.2016.3.19520

Дата направления статьи в редакцию:

19-06-2016


Дата публикации:

28-06-2016


Аннотация: В статье предпринята попытка комплексной оценки стиля работы организаций ВЛКСМ 1950-х годов и его влияния на политическую культуру советской молодежи.С точки зрения автора, изучение политической культуры общества на одном из переломных этапов исторического развития, выяснение факторов, разносторонне влияющих на ее формирование, создает предпосылки для формирования высокой культуры политических отношений как признака гражданского общества, а также для их рационализации и интеллектуализации. Материал повышает свою актуальность накануне 100-летия коммунистического союза молодежи. Исследование основано на общенаучных принципах историзма и объективности. ВЛКСМ рассматривается как своеобразное советское «министерство молодежи», связующее звено между государством и молодежью. Для объективной оценки последствий деятельности комсомола большое значение имело признание основ концепции воспитания жизнеспособных поколений И.М. Ильинского. Исследование показало, что многие негативные тенденции во внутрисоюзной жизни не были преодолены и к концу десятилетия.Торжество бюрократических тенденций в комсомоле способствовало проявлениям нигилизма в молодежной среде, неверия молодежи в свои силы, равнодушия ко всему. Стиль комсомольской деятельности способствовал укреплению в молодежной среде двойной морали, расхождению слова и дела, официального и повседневного поведения. Вместе с тем, отмечено нарастание тех тенденций во внутренней жизни комсомола, которые в целом играли положительную роль в формировании политической культуры молодежи. В первую очередь имеются ввиду:усиление элементов самоуправления; избавление в комсомоле от кампаний борьбы с «врагами народа»; критика иждивенческих настроений на местах;сокращение отчетности в комсомольских органах;отказ от практики массовых переводов («перебросок») комсомольских кадров; отказ от ограничения прав ученических комсомольских организаций; ориентация на учет возрастных особенностей молодежи; усиление внимания к организации досуга комсомольцев и молодежи.


Ключевые слова:

молодежь, комсомол, политическая культура, КПСС, поздний сталинизм, оттепель, Хрущев, внутрисоюзная работа, бюрократизм, двойная мораль

УДК:

316.323.72

Abstract: This article makes an attempt to comprehensively evaluate the style of the work Komsomol organizations of the 1950’s and its impact upon the political culture of Soviet youth. In the author’s opinion, the study of the political culture of the society during one of the pivotal stages of historical development alongside the clarification of the factors influencing its formation, creates the prerequisites for the establishment of high culture of political relations as a sign of civil society, as well as for their rationalization and intellectualization.  This material increases its relevance due to the 100th anniversary of the Communist Union of Youth. Komsomol is being viewed as a peculiar Soviet “ministry of youth”, a so-called interlink between the government and the youth. The research demonstrates that many negative trends in life of the union have not been determined even at the end of a decade. The triumph of bureaucratic tendencies in Komsomol contributed into manifestations of nihilism within the youth environment, youth’s disbelief in their own strength, as well as indifference towards everything. The style of the Komsomol activity encouraged the entrenchment of double standards among youth, the difference between the words and actions, official and daily behavior. At the same time, the author notes the rise of tendencies which overall played a positive role in formation of the youth’s political culture in the life of Komsomol, such as: strengthening of the elements of self-governance; riddance of the campaigns against “public enemy”; criticism of welfare mentality; rejection from the practice of mass transference of Komsomol personnel; consideration of age peculiarities of the youth; increase of attention towards organization of leisure among the members of Komsomol and the youth.


Keywords:

Double standards, Bureaucracy, Inner-union work, Khrushchev, Khrushchev thaw, Late Stalinism, Communist Party of the Soviet Union, Political culture, Komsomol, Youth

Проблемы стиля внутрисоюзной комсомольской деятельности неоднократно освещались в современной научной литературе [1-8]. Были отмечены, в частности, новые тенденции в деятельности комсомольских организаций середины 1950-х годов [9-10]. Однако комплексной оценки стиля работы организаций ВЛКСМ 1950-х годов и его влияния на политическую культуру советской молодежи не предпринималось. Данная задача выдвигается в предлагаемой Вашему вниманию статье.

Изучив документы многочисленных местных комсомольских организаций начала 1950-х годов, приходишь к выводу, что в годы «позднего сталинизма» продолжалось ограничение организационной самостоятельности комсомола. Комитеты ВКП(б) различных уровней регулярно принимали резолюции о «партийной помощи» комитетам ВЛКСМ. Современные исследователи А.А. Беляев и А.А. Слезин справедливо замечают по этому поводу: «На первый взгляд, речь шла об организации практической помощи комсомолу. Однако сами формулировки «вызвать», «привлечь», «организовать» говорили скорее о жестком администрировании, чем о действительной «товарищеской помощи»»[4, с.189].

Хотя огромное значение в ВЛКСМ придавалось отношению к комсомольскому хозяйству, документация велась крайне небрежно, протоколы заседаний бюро и пленумов нередко вообще отсутствовали, в планах работы не было конкретности [4, с. 194].

Одной из острых проблем внутрисоюзной жизни стала укореняющаяся в первичных организациях привычка к закреплению всей ответственности за комсомольскую работу на секретарей комитетов комсомола. Как подметил секретарь Жердевского райкома ВЛКСМ Федоров, «как правило, члены комитета комсомола являются какими-то почетными гостями» [11, д. 1135, л. 9]. Причем Федоров видел причину данного явления, прежде всего, в стиле работы районных и городских комитетов комсомола: «Работники аппарата, бывая в первичных комсомольских организациях, всегда ищут встречи с секретарями, требования предъявляют только секретарям первичных комсомольских организаций. Получается узкий круг актива в первичной организации и комсомольцы не имеют конкретных поручений в комсомольской организации» [11,д.1135, л. 9-10]. Члены комитетов комсомола не ощущали себя хозяевами в своих организациях, не чувствовали ответственности. Доходило до того, что комсомольские собрания проводили только по звонку из райкома [11, д.1135, л. 11].

В редакцию газеты «Комсомольское знамя» (Тамбовская область) поступило письмо из колхоза имени Калинина. Парадоксально, но на плохую работу комсомольской организации жаловались члены комитета комсомола. Они писали, что «даже некому организовать читку газет, журналов и т.д.» [11, д. 1135, л. 10].

Сотрудники обкомов ВЛКСМ чаще стали бывать в командировках в районных и городских организациях. Но, как правило, их приезд был связан не с оказанием практической помощи, а лишь с подготовкой вопроса для того или иного заседания. Показательно в этой связи заявление секретаря Старо-Юрьевского райкома ВЛКСМ, сравнившего посещение низовых комсомольских организаций с экскурсиями [11, д.881, л. 39]. Раздосадованный секретарь Моршанского райкома ВЛКСМ М. Дробжев своими словами фактически подтверждает «экскурсионный» характер поездок инспекторов из региональных центров: «По 139 дней живут в районах и ничего не делают!» [11, д.1135, л. 44,49]. Впрочем, и в отношении инспектирующих первичные организации представителей городских и районных комитетов нередко звучали нелицеприятные оценки: «организаторы экскурсий комсомольского актива в колхозы» [11, д. 1373а, л. 104], «туристы», «спутники» [11, д. 1373а, л. 78].

После смерти И. В. Сталина значительно строже стали относиться к выполнению Устава ВЛКСМ. В соответствии с комсомольским Уставом стали созываться конференции комсомольских организаций республик, областей, городов и районов, пленумы их комитетов ВЛКСМ, а также отчетно-выборные собрания в первичных организациях.

После сентябрьского (1953 г.) Пленума ЦК КПСС, где Н.С. Хрущев призвал быстрее преодолеть сложившееся у некоторых коммунистов барско-пренебрежительное отношение к селу, многие местные комсомольские организации позволили себе критику вышестоящих комсомольских органов. Например, в докладе на пленуме Тамбовского обкома ВЛКСМ хрущевская формулировка была применена в отношении отдела пропаганды и агитации ЦК ВЛКСМ, военно-физкультурного отдела, а также Главного управления по делам физической культуры и спорта [11, д. 1156, л. 157].

Комсомольская печать резко осуждала практику кооптации членов комсомольских комитетов, нарушений в ходе отчетно-выборных мероприятий и т.д. [12].

На пленумах комсомольских организаций Хабаровского края были приняты постановления о прекращении практики нерегулярности комсомольских мероприятий, единоличного принятия решений секретарями организаций и т.п. [13, с. 38].

Казалось, что даже высшее комсомольское руководство прониклось отвращением к репрессивным мерам. «Сейчас допускается кое-где грубое администрирование в воспитательной работе, начинают приклеивать ярлыки, вышибать из комсомола. Студенту 18 лет, – какой же это антисоветский элемент» – говорил Первый секретарь ЦК ВЛКСМ А. Н. Шелепин [13, с. 42].

ХII съезд ВЛКСМ осудил бюрократизм и канцелярщину в практике работы комсомольских организаций, как самый укоренившийся и самый распространенный недостаток в работе комсомольских органов. Были подвергнуты критике иждивенческие настроения тех руководителей разных уровней, которые пассивно ожидают указаний и распоряжений сверху, осуждены стремления регламентировать из столицы всю работу в комсомоле. «В центре внимания комсомольских организаций должны быть живые люди – комсомольцы и советская молодежь, постоянная забота об их труде, быте, образовании и воспитании, об удовлетворении все возрастающих запросов и интересов юношей и девушек» – говорилось в Приветствии ЦК КПСС ХII съезду ВЛКСМ [14,с.418]. Молодежь призывали проявлять инициативу, активнее участвовать в общественной жизни. При этом акцент делался на неукоснительное соблюдение принципа коллективности в работе.

Устав акцентировал внимание на том, что комсомольские организации могут развиваться лишь в атмосфере принципиальной критики и самокритики, требовал изгонять из руководства «болтунов и людей, чуждающихся черновой, практической работы»[14,с.427].

После съезда были отменены многие формы отчетности, сокращены штаты аппаратов комитетов комсомола [14, с. 429]. Устав ВЛКСМ (в новой редакции) связывал успехи комсомольской деятельности с созданием атмосферы принципиальности, критики и самокритики, требовал вскрывать недостатки в работе. Что особенно примечательно, к членам ВЛКСМ предъявлялось требование не только сообщать о недостатках в руководящие комсомольские органы, невзирая на лица, но и самим добиваться их устранения [14, с. 425].

Впрочем, включение в обязанности членов ВЛКСМ сообщать в руководящие комсомольские органы , вплоть до ЦК ВЛКСМ, о недостатках в работе вполне могло дать импульс новому витку массового доносительства. Благо, что в условиях 1950-х гг. этого не произошло.

Пытаясь усилить самоуправление трудящихся, комсомол создавал на общественных началах различные комиссии, советы, комитеты, штабы и т.п.

При этом проявилась пагубная сторона другой крайности. В Волчковском райкоме ВЛКСМ Тамбовской области дошло до того, что заседания бюро ВЛКСМ стали проводить 4-5 раз в месяц. В Знаменском райкоме ВЛКСМ на заседания бюро райкома выносились 5-7 вопросов. Работники райкома по существу только и занимались подготовкой материалов для заседаний. Первичные комсомольские организации ежемесячно получали от райкома по 8-10 постановлений. Сами комсомольские руководители признавали, что контроль за столь обильно принимаемыми решениями невозможно было организовать физически [11, д.1202. л. 24].

В школьных комсомольских организациях учителя нередко полностью игнорировали ученическое самоуправление: сами проводили все школьные мероприятия, сами выпускали стенгазеты. Излишнее опекунство приводило к тому, что учащиеся отказывались от общественных поручений, на собраниях просто молчали.

На ХII съезде ВЛКСМ делегаты съезда критиковали секретарей ЦК за то, что они редкие гости в обкомах и райкомах комсомола. Но положение на нижних уровнях комсомольской иерархии отличалось несильно. Показательно свидетельство секретаря Гавриловского райкома ВЛКСМ Судоргина о секретаре Тамбовского обкома ВЛКСМ Сергееве: «Это энергичный товарищ, но работает больше, как инструктор ЦК, если приезжает, то в Рассказово на праздник, или в Жердевку – на проводы на целинные земли, или провести августовское совещание учителей. А вот, чтобы заняться черновой работой … – этого нет» [11, д.1202, л. 58].

Постановлением бюро ЦК ВЛКСМ от 12 июля 1954 г. была установлена новая структура сельских райкомов ВЛКСМ: первый секретарь, второй секретарь (он же заведовал организационно-инструкторским отделом), 2 инструктора по обслуживанию МТС (машинно-тракторных станций), МЖС (машинно-животноводческих станций), колхозов и совхозов, заведующий отделом школьной молодежи и пионеров, заведующий сектором учета. Было решено, что инструктор по комсомольским организациям зоны МТС должен жить на усадьбе МТС и проводить повседневную политическую, организационную и культурно-массовую работу в комсомольских организациях колхозов и совхозов.

В 1955 г. ЦК ВЛКСМ выступил против практики переброски комсомольских кадров из одной комсомольской организации в другую. По оценке ЦК, многочисленные факты переброски кадров «наносят ущерб воспитанию актива, принижают ответственность комитетов комсомола за выдвижение и выращивание активистов, создают обстановку иждивенчества и беззаботности в вопросах работы с кадрами» [15, с. 240].

Реальным антибюрократическим шагом стало значительное сокращение отчетности в комсомольских органах. Причем особо примечательно, что ЦК ВЛКСМ обращал внимание комитетов комсомола всех уровней на недопустимость установления какой бы то ни было дополнительной отчетности или приложений к установленным формам отчетности без ведома ЦК ВЛКСМ [15, с. 254]. Было упразднено обязательное представление протоколов собраний, заседаний комитетов, планов работ первичных комсомольских организаций в райкомы и горкомы комсомола, представление протоколов заседаний бюро райкомов, горкомов комсомола в обкомы, крайкомы комсомола и ЦК ЛКСМ союзных республик. Во всех первичных организациях отменялись должности комсоргов ЦК ВЛКСМ. Секретарям комитетов комсомола предоставлялось право без рассмотрения на заседании бюро комитетов решать вопросы о командировках и отпусках работников аппарата. Секретарей первичных комсомольских организаций перестали утверждать в райкомах и горкомах комсомола, пионерских вожатых – в обкомах и крайкомах ВЛКСМ. Упрощался учет секретарей первичных комсомольских организаций (теперь осуществлялся по спискам, упразднялись должностные карточки). Отменялась практика обязательного рассмотрения в райкомах и горкомах комсомола выговоров и строгих выговоров членов ВЛКСМ. Все это способствовало сосредоточению комсомольских организаций на практических делах.

Из официальных выступлений на комсомольских форумах довольно быстро исчезли упоминания великой роли Сталина. Первый секретарь ЦК ВЛКСМ А.Н. Шелепин, связав недостатки в работе комсомола с влиянием И.В. Сталина на молодежь, провозгласил, что именно из-за культа личности «укоренились такие негодные методы в работе комсомола, как голое администрирование, оказёнивание работы, бюрократизация аппарата … Не случайно в комсомоле развились такие уродливые явления, как замазывание недостатков, лакирование действительности, парадность и шумиха, очковтирательство» [16, д. 347, л. 66].

В марте-апреле 1956 г. во всех первичных комсомольских организациях прошли открытые комсомольские собрания с повесткой дня «ХХ съезд КПСС и задачи комсомольской организации». С докладами на собраниях выступали секретари партийных организаций, руководители колхозов, совхозов, МТС, предприятий, учреждений, школ.

Практически во всех городах и районах прошли слеты молодых передовиков сельского хозяйства, собрания комсомольского актива, на которых с докладами выступали секретари городских и районных комитетов КПСС, председатели горрайисполкомов.

Например, в работе слета молодых передовиков сельского хозяйства Сосновского района Тамбовской области участвовало 400 человек. С докладом «Об итогах XX съезда КПСС и задачах молодежи» выступил делегат съезда, секретарь райкома КПСС Балашов. 40 молодым передовикам были вручены ценные подарки. На слете молодежь обязалась помочь партийной организации в 1956 г. удвоить производство мяса, получить по 2200 кг молока от каждой коровы, дополнительно послать на постоянную работу в животноводство 180 комсомольцев и молодых колхозников, вырастить всю кукурузу, которая будет сеяться в колхозах района, силами комсомольцев и молодежи [11, д. 1312, л. 72-73].

На пленуме ЦК ВЛКСМ (апрель 1956 г.) осуждалась подмена живой организаторской работы резолюциями, парадностью и шумихой, администрирование, регламентация работы комсомольских организаций сверху. Признавалось, что «нередко комсомольская работа проводится бюрократическими методами, без учета возрастных особенностей, мало содержит живого, нового и интересного»[15, с. 51]. Пленум счел необходимым устранить практику ограничения прав ученических комсомольских организаций, ненужную опеку над их деятельностью.

Большое внимание уделялось организации досуга детей и юношества, развитию научно-технического творчества молодежи. Пленум потребовал от комсомольских организаций взяться за организацию работы с детьми при домоуправлениях, изыскивать для этого помещения, строить игровые площадки. В работе комсомольских организаций вузов планировалось больше заниматься производственной практикой студентов, добиваться обеспечения их рабочими местами, содействовать ознакомлению студентов с передовой технологией и передовыми методами труда. В практику внедрялись массовые спортивные соревнования, военизированные игры молодежи, районные и городские спартакиады. Пленум высказался за создание Всесоюзного общества советских туристов, за расширение связей советской молодежи с прогрессивной молодежью зарубежных стран. ЦК ВЛКСМ призвал выступать против иждивенческих настроений в комсомоле, быть организаторами интересных и увлекательных дел. Комсомольские организации ориентировались на улучшение организационной работы, повышение боевитости, всемерное развитие самодеятельного характера комсомола. Прозвучали призывы изжить, как принижающее самодеятельный характер работы комсомола, стремление вести работу только силами платных работников, привлекать к работе комсомольских комитетов актив из числа молодых специалистов различных отраслей знаний, работников культуры и науки, спортсменов [15, с. 50-65].

После ХХ съезда КПСС на комсомольских собраниях и конференциях все чаще проявлялись тенденции к отходу от традиционализма [9, 17-19].

В 1956-1957 гг. ЦК ВЛКСМ провел комплекс мер по устранению излишней опеки и регламентации деятельности местных комсомольских органов. На всех территориальных уровнях была восстановлена выборность комсомольских органов. Были отменены должности комсоргов ЦК ВЛКСМ на предприятиях индустрии и транспорта, должности помощников начальников политотделов по комсомолу в ряде отраслей народного хозяйства государственного управления. Увеличивались права местных организаций в ряде организационных и бюджетно-финансовых вопросов [20, с. 181-183].

В мае 1956 г. ЦК ВЛКСМ принял очень важное постановление для изменения ситуации в школьных комсомольских организациях [15, с. 277-288]. Одной из главных причин серьезных недостатков воспитания учащихся в нем называлось то, что многие комитеты комсомола не принимают должных мер по привлечению школьников к конкретным практическим делам, к активному и посильному участию в общественно-политической и хозяйственной жизни промышленных предприятий, колхозов, совхозов, МТС, городов и сел, в общем созидательном труде народа. Школьному комсомолу был поставлен суровый диагноз: «комсомольская жизнь течет уныло, принижена инициатива и самодеятельность комсомольцев», «зачастую комсомольские активисты лишь ждут указаний «сверху», не проявляют инициативы, не выступают организаторами интересных мероприятий с учащимися». По мнению ЦК ВЛКСМ, когда не принимаются меры к выявлению способных и талантливых ребят, не растят из их среды хороших организаторов, у значительной части комсомольцев пропадает интерес к комсомольской работе. Было заявлено, что «анализ причин плохого поведения части школьников подтверждает, что они вступают нередко на неправильный путь потому, что не находят применения своей энергии» [15, с. 279].

С нашей точки зрения, огромное значение имело принципиальное осуждение ограничения деятельности школьного комсомола рамками учебных вопросов, приравнивания понятия труда к учебному труду.

Особое внимание было уделено проблемам политического воспитания школьников. Комитеты ВЛКСМ ориентировались на неформальное проведение политинформаций, бесед и лекций о международном и внутреннем положении страны, активное использование для воспитания школьников революционных традиций.

Подчеркивалось, что большую роль в воспитании учащихся должны играть комсомольские собрания. Осуждалась практика проведения собраний, похожих на лекцию или урок, когда не обсуждаются волнующие школьников вопросы, не разгорается горячих споров.

ЦК ВЛКСМ отмечал, что на практике зачастую неправильно осуществляется повышение роли учителей и руководителей школ в работе школьных комсомольских организаций. Осуждалась прямая опека, когда взрослые все делали за учащихся, не считались с их мнениями, интересами, прибегали к командованию, администрированию. Выдвигалась задача развивать инициативу и самодеятельность школьных комсомольских организаций, шире использовать стремления и интересы учащихся.

Комсомольским организациям рекомендовалось организовать соревнование среди школьников при проведении неучебной общественно полезной, физкультурной, юннатской, культурно-массовой работы, технического творчества и т.п. Причем особое внимание обращалось на «необходимость организовывать соревнование среди учащихся продуманно, обеспечивая умелое руководство им, не допуская составления больших и сложных условий». Провозглашалось, что «соревнование должно способствовать появлению в работе нового, воспитанию у учащихся товарищеской взаимопомощи, подтягиванию отстающих звеньев комсомольской работы» [15, с. 285].

Пленум ЦК ВЛКСМ, состоявшийся в феврале 1957 г., нацелил комсомольские организации «вести всю работу не только силами платного аппарата, а прежде всего силами многочисленного комсомольского актива, комсомольцев» [21, д. 446, л. 171]. Требование к комсомольскому активу звучало прямо: активисты обязаны постоянно находиться в гуще молодежи [15, с. 99].

Комитетам комсомола (начиная от первичной организации) было поручено создать комиссии по различным вопросам комсомольской работы. Как правило, создавались постоянные комиссии:

экономбытовая (занималась вопросами участия молодежи в хозяйственном строительстве, вопросами организации труда и быта молодежи);

по изучению и пропаганде положительного опыта работы комсомольских организаций и передового опыта молодежи в промышленности и сельском хозяйстве;

по работе среди студентов высших или средних специальных учебных заведений;

по вопросам эстетического воспитания молодежи;

по вопросам культурно-просветительной работы среди молодежи;

по физкультуре и спорту.

Кроме того, нередко создавались временные комиссии для разработки и решения специальных вопросов и проведения массово-политических кампаний.

В крупных первичных организациях избирались 3-4 внештатных заместителя секретаря. Райкомам комсомола было рекомендовано в соответствии с местными условиями и объемом работы избирать 1-2 внештатных секретарей райкома из числа комсомольских активистов – членов пленума райкома без освобождения их от работы на производстве. В 1958 г. внештатными секретарями райкомов и горкомов были избраны около 5 тысяч человек [22, с. 322]

Созданный по решению пленума ЦК ВЛКСМ кабинет комсомольской работы при ЦК ВЛКСМ систематизировал, обобщал и распространял материалы о положительном опыте работы комсомольских организаций. Регулярно стал выходить бюллетень ЦК ВЛКСМ, информирующий о достижениях комсомола.

В августе 1957 г. были приняты довольно масштабные меры по сокращению платного аппарата комсомола. Показательно, что большое количество платных работников объявлялось не соответствующим духу комсомола как самодеятельной организации, не способствующим росту и выдвижению низового комсомольского актива. Интересы дальнейшего развития инициативы и самодеятельности в ВЛКСМ связывались с расширением прав комитетов комсомола местных организаций в решении организационных и бюджетно-финансовых вопросов [15, с. 369].

Секретари первичных комсомольских организаций освобождались от многих функций, которые передавались членам комитетов комсомола (сбор членских взносов, ведение учета членов ВЛКСМ и т.п.). В крупных комсомольских организациях стали избирать по 3-4 заместителя секретаря комитета комсомола с предоставлением им больших прав и самостоятельности на отдельных направлениях работы.

Специальным постановлением ЦК ВЛКСМ были отменены решения бюро Мордовского обкома комсомола о назначении доплат секретарям ряда первичных комсомольских организаций. Разъяснялось, что установление доплат секретарям неправильно воспитывает комсомольский актив, порождает иждивенчество и не способствует развитию самодеятельности в комсомоле [27, с. 161].

В 1958 г. была упрощена структура аппаратов городских и районных комитетов ВЛКСМ. Горкомам и горрайкомам комсомола было рекомендовано избирать 1-2 внештатных секретарей из числа комсомольских активистов без освобождения их от работы на производстве [27, с. 164]. Одновременно уменьшался штатный комсомольский аппарат: в 1957-1961 гг. он сократился на 30 процентов [23, с. 85]. Позже столь заметное уменьшение численности комсомольских работников при значительном увеличившемся составе ВЛКСМ и возросшем объеме работы самим комсомолом будет признано неоправданным [22, с. 475]. Оценивая данные решения сегодня, во всяком случае, стоит заметить, что сокращения ради сокращений вряд ли могут быть оправданными. В данном случае реальные меры по развитию внутрисоюзной демократией заменялись показными.

С 1958 г. каждые две недели стал выходить в свет информационный журнал ЦК ВЛКСМ «Комсомольская жизнь». Именно на страницах данного журнала приоритетное внимание отдавалось проблемам внутрисоюзной жизни. Начало его издания смело можно назвать крупным шагом в развитии гласности в освещении деятельности высших комсомольских органов.

На XIII съезде ВЛКСМ в качестве уставного положения было закреплено создание комиссий и советов по вопросам комсомольской работы, избрание в райкомах и горкомах внештатных секретарей.

Высшим органом первичной организации объявлялось комсомольское собрание, созываемое не реже одного раза в месяц. Мера, которая предназначалась для усиления коллегиальности и внутрисоюзной демократии, на самом деле или не выполнялась, или превращала многие собрания в никому не нужные мероприятия: редко требовалось ежемесячно решать какие-то серьезные вопросы на уровне «первички».

Житель Ессентуков В.А. Щупленков (член ВЛКСМ в 1955-1962 гг.) вспоминает: «У нас был очень деятельный комсомольский секретарь. Он ежемесячно проводил собрания, но все они сводились к читке очередного постановления и его единогласному одобрению».

Так как при выборах в первичных организациях тайное голосование заменили открытым, а уровень принципиальности многих комсомольцев в реальной жизни отнюдь не был высоким, многие кадровые решения в реальности принимались комитетами комсомола (в лучшем случае) или партийными кураторами , на собраниях же проходило лишь формальное одобрение выдвинутых кандидатур.

В Устав ВЛКСМ было внесено положение о том, что «важнейшим принципом работы ВЛКСМ является инициатива и самодеятельность всех его членов и организаций» [30, с. 323]. Казалось бы, это уж точно должно было повысить самостоятельность союза, ведь комсомольскую практику связывали с реализацией «широкой инициативы в обсуждении и постановке перед соответствующими партийными организациями всех вопросов работы предприятия, РТС, МТС, совхоза, учреждения, связанных с задачами устранения недостатков в деятельности последних и оказания им необходимой помощи в улучшении работы […]» [30, с. 323]. Но ограничителем права на самодеятельность и критику в самом тексте Устава, как верно подметил современный исследователь Д. Козлов, было положение о партийном руководстве комсомолом, с 1926 года остававшееся главным принципом взаимодействия коммунистической партии и ВЛКСМ. Д. Козлов весьма точно заметил: «Возможность быть, с одинаковой вероятностью, как наказанным, так и поощренным, и нежелание партийных функционеров допустить привнесение новых смыслов в работу ВЛКСМ, сковывали инициативу молодежи и превращали комсомольские практики в ритуал» [24, с. 120].

Зачастую провинциальная реальность по-прежнему резко отличалась от задач, провозглашаемых на высшем уровне управления ВЛКСМ.

На местных комсомольских форумах традиционно противопоставлялись интересы города и села, областных центров и районов. Неслучайно на одном из пленумов обкома ВЛКСМ аплодисментами было встречено предложение передать автомобиль горкома ВЛКСМ в один из сельских районов [11, д. 1135, л. 46].

На заседаниях бюро и пленумах многих районных и городских комитетов комсомола годами не обсуждались проблемы школьного комсомола, визиты комсомольских работников в школы традиционно ограничивались беседами с учителями и директорами, практически отсутствовали встречи комсомольских руководителей со школьным комсомольским активом [25, с. 32-33].

Нередко вопросы готовились к заседанию бюро комитета ВЛКСМ того или иного уровня, обсуждались – и далее про них забывали вплоть до следуюшего обсуждения, которое могло «всплыть» только через несколько лет.

Характерен пример, приведенный на Кемеровской областной отчетно-выборной комсомольской конференции (январь 1958 г.): «…Бюро Молотовского райкома ВЛКСМ однажды решило заслушать отчет комсомольской организации школы №25 по подготовке к экзаменам. При обсуждении этого отчета ни один из членов бюро, несмотря на то, что там было 5 человек с педагогическим образованием, не выступили. Решение подготовлено не было. После бюро комсомольцы несколько раз обращались в райком комсомола, где первый раз ответили – оно еще не отредактировано. Во второй раз – не отпечатано. В третий раз – оно еще не подписано. И только после летних каникул комсомольцам организационное решение, наконец, было выдано …» [26]

В колхозе имени Калинина в 1956 г. несколько месяце не собиралось комсомольское собрание, не было и заседаний комитета комсомола. Местные комсомольцы рассказали об этом в письме в редакцию газеты «Комсомольское знамя». Как отреагировал райком? Его сотрудники написали статью «Комсомолец – хозяин своей организации» [11, д. 1335, л. 10-11].

На пленуме Тамбовского обкома ВЛКСМ в январе 1957 г. признавалось: «Мы приучились комсомольские собрания не проводить, пока не будет звонка из райкома комсомола [11, д. 1335, л. 11].

К сожалению, обычной стала практика выдвижения все новых инициатив и начинаний без должного внимания к их реализации. Так, в 1958 г. Иркутский обком ВЛКСМ одобрил 15 различных начинаний, но большинство из них остались на бумаге [27, с. 237].

Как известно, с конца 1950-х годов крайне популярной стала тема трансформации государства. Н.С. Хрущев связал преодоление сталинского наследия и будущее государственного строительства с утверждением модели общенародного государства. На XIII съезде ВЛКСМ в апреле 1958 года Н.С. Хрущев говорил: «… При коммунизме государство отомрет. Какие же органы сохранятся? Общественные! Будут ли они называться комсомолом, профсоюзами или как-то по-другому, но это будут общественные организации, через которые общество будет регулировать свои отношения. Надо сейчас расчищать пути к этому, приучать людей, чтобы у них вырабатывались навыки таких действий» [30, с. 285-286].

На пленуме ЦК ВЛКСМ, который состоялся в феврале 1959 г., огромное внимание было уделено проблемам поднятия роли комсомола как общественно-политической силы [27, с. 42-61]. Нацеливая комсомол на всемерное развитие самодеятельности и инициативы во всех его звеньях, ЦК ВЛКСМ, тем не менее, успех практической работы в первую очередь связывал с деятельностью первичных организаций, от которых ждали создания атмосферы творческого труда и производственного подъема комсомольцев и молодежи. Провозглашалось: «Дело не должно ограничиться только проведением собраний и совещаний, принятием резолюций» [27, с. 58-59]. Критиковались те комитеты комсомола, которые «увлекаясь проведением мероприятий в масштабах республики, области, города, района, не вникают в содержание работы первичных комсомольских организаций» [27, с. 59], где недооценивается внутрисоюзная работа. Подчеркивалась необходимость регулярных отчетов членов комитетов, райкомов, горкомов, обкомов комсомола перед комсомольцами. Развитие самодеятельности связывалось с увеличением численности комсомольского актива, с активизацией работы внештатных секретарей райкомов горкомов комсомола, комиссий при комитетах ВЛКСМ.

Руководящие органы ВЛКСМ более решительно осуждали факты кооптации новых членов в состав комитетов комсомола. Если ранее на словах это также осуждалось, то теперь последовали и практические меры, демонстрирующие недопустимость кооптаций в дальнейшем [27, с. 407].

При попытках анализа положения на местах, как правило, областные и республиканские комитеты ВЛКСМ критиковали горкомы и райкомы комсомола за то, что они не проявляют необходимой заботы о том, чтобы каждая первичная организация увлекала молодежь на решение конкретных практических задач, удовлетворяла их здоровые интересы и запросы.

ЦК ВЛКСМ по такой же схеме нередко оценивал областные комитеты ВЛКСМ. В феврале 1959 г., например, было принято постановление «О работе Ростовского обкома ВЛКСМ по выполнению решений XIII съезда ВЛКСМ». В нем говорилось: «Обком ВЛКСМ подчас поверхностно вникает в работу городских, районных комсомольских организаций, иногда плохо знает положение дел на местах, своевременно не оказывает необходимой помощи отстающим организациям, слабо осуществляет контроль за выполнением принимаемых постановлений» [27, с. 342].

При этом нетрудно заметить, что все-таки главные недостатки в понимании аппарата ЦК ВЛКСМ в Ростовской комсомольской организации заключались в другом: «Во многих комсомольских организациях низкая дисциплина членов ВЛКСМ, более 23 тысяч комсомольцев ежемесячно не уплачивают членские взносы. Значительная часть городов Шахты, Таганрога, Каменска, многих сельских районов крайне слабо пополняют свои ряды за счет передовой молодежи. За последние два года областная организация численно уменьшилась на 19 тысяч человек»[27, с. 342].

Более чем на 3 тысячи в 1958 г. уменьшилась Воронежская городская комсомольская организация. Всего в 49 из 61 районных и городских комсомольских организаций Воронежской области уменьшился численный состав [27, с. 356]. Значительно уменьшился прием в ряды ВЛКСМ в 1958 г. по сравнению с 1957 г. в комсомольских организациях ряда дальневосточных городов [27, с. 371]

ЦК ВЛКСМ специальным постановлением попытался внушить комсомольским руководителям, что «рост рядов ВЛКСМ – один из главных показателей уровня всей работы комсомольских организаций, прочности их связей с молодежью»[27, с. 358]. На работу по обеспечению роста рядов ВЛКСМ ориентировались все подразделения комитетов комсомола. Характерна лексика постановления: «Обязать обком, горкомы, райкомы комсомола разобраться с каждой малочисленной, не растущей первичной комсомольской организацией и обеспечить систематический рост рядов ВЛКСМ за счет рабочей и колхозной молодежи»[27, с. 358] .

Казалось бы, новое понимание ситуации наметилось в марте 1959 г. В постановлении ЦК ВЛКСМ «О безответственном отношении Смоленского обкома комсомола к выполнению постановления бюро ЦК ВЛКСМ «О росте рядов ВЛКСМ» говорилось: « Неудовлетворительное состояние работы по росту рядов ВЛКСМ в областной комсомольской организации кроется также и в том, что многие комсомольские организации ведут свою работу скучно, неинтересно»[27, с. 361]. Корень зла увидели в тех комсомольских организаторах, которые не проявляют инициативы в удовлетворении разносторонних запросов молодежи, мало интересуются жизнью юношей и девушек. Однако и в это время тяга к административному решению вопроса оказалась у комсомольских руководителей сильнее.

Много говорилось о ротации кадров, но на практике резко осуждалась частая сменяемость кадров. Даже ЦК ВЛКСМ вмешался в ситуацию, когда в Ростовской области в ходе отчетно-выборной кампании 1958 г. сменилось более половины секретарей первичных комсомольских организаций»[27, с. 343].

10 марта 1960 г. было принято постановление ЦК ВЛКСМ «О составе и движении комсомольских кадров по состоянию на 1 марта 1960 г. и задачах обкомов, крайкомов комсомола и ЦК ЛКСМ союзных республик по улучшению работы в подборе, расстановке и воспитании комсомольских кадров»[28, с. 119-131]. В нем привлекает нацеленность всемерно сокращать количество всевозможных совещаний, обеспечивать четкую и оперативную работу комсомольского аппарата, его непосредственную повседневную связь с массами молодежи. Неправильным было названо положение, когда «в воспитании кадров преобладает лишь одна форма – администрирование, вместо кропотливой и повседневной работы по воспитанию у комсомольских кадров глубокого сознания личной ответственности за порученные участки работы» [28, с. 122]. Однако в целом и данное постановление является образцом административного стиля работы. Оно наполнено типичными фразами: «потребовать решительно улучшить…», «обязать…», «должны обеспечить…», «более внимательно следить…».

Противоречия в требованиях ЦК ВЛКСМ присутствовали во многих документах того времени. Так, в постановлении ЦК ВЛКСМ «О руководстве Хабаровского крайкома ВЛКСМ первичными комсомольскими организациями» (от 20 марта 1959 г.), с одной стороны, крайком критиковался за то, что «живое, конкретное руководство первичными организациями зачастую подменяет большим потоком постановлений бюро, что зачастую мешает районными и первичным комсомольским организациям самостоятельно, исходя из своих условий, определить главное в работе»[27, с. 371]. В тоже время в этом же постановлении крайком и Хабаровский горком ВЛКСМ критиковались за редкое обсуждение на заседаниях бюро, пленумах работы комсомольских организаций вузов и техникумов, первичные организации осуждались за редкое проведение собраний [27, с. 370].

С одной стороны, провозглашалось, что воспитательная деятельность должна оцениваться, прежде всего, по ее практическим результатам, а не по количеству проведенных мероприятий. С другой стороны, «гонка за количеством» не только продолжалась, но и наращивала свои темпы.

Неслучайно проведенное нами анкетирование ветеранов ВЛКСМ 1950-х годов выявило, что большинство тогдашних рядовых комсомольцев именно в обилии стандартных, неинтересных и бесполезных заседаний видят главный недостаток комсомола тех лет. Об этом указали 60% всех опрошенных, 94% из числа тех, кто не занимал в комсомоле штатных и выборных руководящих должностей. Вот типичный отрывок из анкетного ответа одного из ставропольских комсомольцев (был членом ВЛКСМ в 1954 -1966 гг.): «В тогдашних газетах я много читал об интересных делах комсомола. Но у нас в школе комсомольская жизнь сводилась к череде скучных собраний с зачитываемыми по бумажке докладами, повторяющими общеизвестное. Потом я состоял в комсомольской организации совхоза, где вообще вся работа свелась к уплате членских взносов и подписке на комсомольские газеты».

Прислушаемся и к оценкам, сохранившимся в документах 1950-х годов. Секретарь комсомольской организации троллейбусного депо г. Тамбова Татаринцев (1958 г.) : «Мне кажется, что все говорят одно и тоже… И что сквозит в нашей работе? Это формализм и бумажная волокита» [11, д.1377, л. 83].

К сожалению, не всегда эффективно осуществлялось моральное стимулирование комсомольцев. Вручение почетных грамот теряло свою привлекательность, т.к. грамоты зачастую вручались секретарям комсомольских организаций, а не тем, кому они предназначены непосредственно. Более того, многие Почетные грамоты, о награждении которыми было объявлено, не вручались по несколько лет. Многие конкурсы и соревнования объявлялись, но итоги их не подводились. Причем, не объявив результаты одного соревнования, объявляли другое [11, д. 1135, л. 43].

Предложения же о материальном стимулировании комсомольцев, об отчислении комитетам комсомола определенных средств для поощрения и проведения комсомольских мероприятий не находили поддержки партийных и высших комсомольских органов [10, с. 55].

Обычным явлением стал уход приглашенных с пленумов, заседаний актива [11, д. 1377, л. 100]. Как показала проверка в Волчковском районе в 1958 г., во многих комсомольских организациях грубо нарушались уставные требования, собрания проводились редко. Протоколы собраний оформлялись с большим опозданием «на клочках бумаги». Из них нельзя было выяснить, какое решение принято. Учет выполнения постановлений отсутствовал совсем [11, д. 1407, л. 8]. В решениях бюро райкома закреплялись положения, которые итак должны были выполнять согласно Устава ВЛКСМ. «Не реже 1 раза в месяц проводить комсомольские собрания,» – записали, например, в постановлении о работе комсомольской организации колхоза «Родина» [11, д.1407, л. 8]. Причем проверкой было установлено, что два следующих месяца собрания не проводились.

Высокий статус комсомольских органов в советском обществе подтверждает необычный пример. В апреле 1959 г. Тамбовскую область посетил инструктор ЦК ВЛКСМ. Во всяком случае, он так представился. Был зарегистрирован в специальном номере гостиницы. В педучилище находился в президиуме торжественного собрания, посвященного дню рождения В.И. Ленина. Более того, выступил с приветственной речью, которая и заставила усомниться в его должности. На следующий день устроил визит в общежитие педучилища, где уж очень бестактно вел себя, интересовался гардеробом девушек. В результате оказалось, что представившийся инструктором длительное время нигде не работал, а разъезжал по городам страны, обманывая легковерных. В Ростовской области «гастролер» представлялся сотрудником ЦК КПСС. А в Тамбовской области таким образом продемонстрировал, что и к комсомольскому руководству относятся весьма подобострастно [11, д. 1440, л. 1-3].

Вместе с тем, данный пример показывает, что для стиля внутрисоюзной жизни комсомольских организаций по-прежнему было характерно преклонение перед вышестоящими органами. Представители комитетов комсомола областных или районных центров воспринимались многими рядовыми комсомольцами большими начальниками, а не товарищами по союзу.

Торжество бюрократических тенденций в комсомоле способствовало проявлениям нигилизма в молодежной среде, неверия молодежи в свои силы, равнодушия ко всему.

Еще более стиль комсомольской деятельности способствовал укреплению в молодежной среде двойной морали, расхождению слова и дела, официального и повседневного поведения. Ведь часто борьба с бюрократизмом, осуждение парадности и канцелярщины выглядели в глазах рядовых комсомольцев своеобразным показным ритуалом, отнюдь не менявшим сути стиля комсомольской деятельности. В ходе очередных кампаний много говорили о недостатках, но меры, нацеленные на коренные изменения в жизни комсомола, по-прежнему внедрялись весьма непоследовательно.

Тем не менее, нельзя не отметить нарастание и тех тенденций во внутренней жизни комсомола, которые в целом играли положительную роль в формировании политической культуры молодежи. В первую очередь имеются ввиду:

– усиление элементов самоуправления;

– избавление в комсомоле от кампаний борьбы с «врагами народа»;

– критика иждивенческих настроений на местах;

– сокращение отчетности в комсомольских органах;

– отказ от практики массовых переводов («перебросок») комсомольских кадров

– отказ от ограничения прав ученических комсомольских организаций;

– ориентация на учет возрастных особенностей молодежи;

– усиление внимания к организации досуга комсомольцев и молодежи.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.