Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2065,   статей на доработке: 293 отклонено статей: 786 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Финансовое право и управление
Правильная ссылка на статью:

Административное убеждение и принуждение как методы государственного управления
Сафоненков Павел Николаевич

кандидат юридических наук

старший преподаватель, Российская таможенная академия

140000, Россия, Московская область, г. Люберцы, Комсомольский проспект, 4

Safonenkov Pavel Nikolaevich

PhD in Law

Senior Lecturer at the Russian Customs Academy, Department of Customs Law

140000, Russia, Lyubertsy, Komsomol'skii prospekt, 4

pavelsafonenkov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются теоретико-правовые основы административного убеждения и принуждения как методов государственного управления, находящихся в диалектическом единстве между собой. Автор описывает особенности и характерные черты каждого из этих методов, дает понятие административного убеждения и принуждения, замечает, что правильное понимание методологии государственного управления как системы методов организации деятельности уполномоченных органов государственного управления, является крайне важным для разрешения проблем государственного управления в целом и административного принуждения, в частности. Методологическую основу статьи составили современные достижения теории познания. В процессе исследования применялись теоретические, общефилософские методы (диалектический, системный метод, анализ, синтез, наблюдение), традиционно правовые методы (формально-логический) и другие. Новизна проведенного исследования заключается в общетеоретическом осмыслении и рассмотрении методов административного убеждения и принуждения как методов государственного управления во взаимосвязи друг с другом.Автор заключает, что методология государственного управления - это система методов (принципов, способов, приемов и средств) организации деятельности уполномоченных органов государственного управления, одними из которых являются административное убеждение и административное принуждение. Административное убеждение — это система методов, осуществляемая уполномоченными властными органами, которая проявляется в применении разъяснительных, воспитательных, а также поощрительных мер с целью формирования у субъектов управления понимания необходимости выполнения требований законодательства. Убеждение воздействует в первую очередь на сознание субъектов управления.Административное принуждение является способом воздействия на волю субъектов управления, предполагающим как применение административных наказаний за совершенные правонарушения, так и разнообразных действий (мер), не связанных с административными правонарушениями.

Ключевые слова: административное принуждение, убеждение, виды, меры, особенности, методы, юрисдикция, предупреждение, пресечение, наказание

DOI:

10.7256/2454-0765.2017.2.18651

Дата направления в редакцию:

12-04-2016


Дата рецензирования:

12-04-2016


Дата публикации:

26-07-2017


Abstract.

The subject of research involves theoretical and legal basis of administrative persuasion and coercion as methods of state control undertaken under their dialectical unity. The author describes features and characteristics of each of these methods, offers his own definition of administrative persuasion and coercion, and says that a correct understanding of the methodology of public administration as a system of methods of organized activities performed by authorized bodies of public administration is essential for the resolution of problems of state management in general and administrative sanctions, in particular. The methodological basis for the article was formed by the current achievements of the theory of knowledge. In the course of his research Safonenkov has used theoretical, general philosophical methods (dialectic, systems approach, analysis, synthesis, observation), traditional legal methods (formal logical), and others. The novelty of the research is caused by the fact that the author carries out a theoretical analysis of administrative methods of persuasion and coercion as methods of public administration in conjunction with each other. The author concludes that the methodology of public administration is a system of methods (principles, methods, techniques and tools) used by authorized bodies of public administration to organise their activities, including administrative persuasion and administrative coercion. Administrative persuasion is a system of methods that is carried out by authorized authorities and implies explanatory, educational, and incentive measures with the aim of making management entities to understand the need to comply with the legislation. The belief acts primarily on the consciousness of management entities. Administrative coercion is a way to influence the will of management entities involving the application of administrative penalties for past violations, and a variety of actions (measures) that are not related to administrative offences.

Keywords:

jurisdiction, methods, characteristics, measures, persuasion, types, administrative coercion, prevention, suppression, punishment

      О методологии государственного управления можно говорить как о системе методов (принципов, способов, приемов  и средств) организации деятельности уполномоченных органов государственного  управления [1],[2]. Одними из таких методов являются административное убеждение и принуждение. 

       Методы убеждения и принуждения являются  универсальными методами государственного управления, применяемыми во всех отраслях и сферах, на всех уровнях управления, а во многих случаях и определяющими содержание и конкретное проявление других методов

       Убеждение являлось предметом исследований ученых не только в рамках  разных отраслей  права – уголовного, административного, гражданского, семейного, финансового, предпринимательского, но и в неюридическом, философском, психологическом, общеправовом аспектах, что в целом говорит о многогранности и сложности данной категории.

         При исследовании административного убеждения Д.Н. Бахрахом были предложены  его следующие критерии:

       -  убеждение используется систематически и в отношении всех граждан;

       - убеждение обеспечивает добровольное выполнение норм права, в конечном счете – привычку законопослушания;

       - цели демократического общества требуют, чтобы внешнее регулирование поведения человека постепенно уступало место саморегулированию; решающее значение должно принадлежать внутреннему контролю самой личности за своими действиями, осознанию ею социального значения их целей и последствий;

       - система государственного и муниципального аппарата имеет возможность через современные средства массовой информации быстро оповещать граждан о проводимых мероприятиях, разъяснять их смысл, инструктировать, а значит, убеждать;

       -   убеждение обходится государству дешевле, чем принуждение   [3,424-425].

       Учет данных критериев при проведении научных исследований административного принуждения в различных сферах публичных правоотношений крайне важен, равно как и важно полноценное  развитие данного правового института для демократического государства.   

       Механизм убеждения, к какой бы сфере оно не относилось, должен быть основан на активизации умственной деятельности человека и обращении ее к рациональной стороне сознания. Тот, кого убеждают, должен сознательно выбрать путь и средство достижения цели, и  для того, чтобы убедить, необходимо привлечь внимание объекта воздействия, изложить и разъяснить информацию, привести впечатляющие аргументы.

        Существуют определенные приемы, позволяющие с той или иной степенью вероятности побудить человека принять одни доводы, и отвергнуть другие. Среди таких приемов – ссылка на существующие доказательства, эмпирические данные, методологические соображения, проницательную интуицию, здравый смысл или вкус, причинную связь цели и средства и другие.

        Ряд правил для достижения целей акта убеждения определяет И.Д. Фиалковская:

       « - акт убеждения должен соответствовать законам формальной логики; логика убеждения должна быть доступной интеллекту объекта воздействия;

        -  конкретное в содержании акта убеждения кажется эффективнее абстрактного, но помимо конкретных фактов и примеров, информация должна содержать обобщенные положения (идеи, принципы);

        - убеждать надо доказательно, опираясь на факты, известные объекту; чем динамичнее воздействие, тем ярче и разнообразнее содержащиеся в нем факты, тем больше он привлекает внимание;

       - лучше усваивается то, что вызывает эмоциональный отклик у объектов воздействия; сообщаемые факты и общие положения должны быть такими, чтобы вызывать эмоциональную реакцию у тех, кому они адресованы;

       - убеждающая информация должна выглядеть максимально правдоподобной» [4,264].

       Заметим, что данный перечень не является исчерпывающим. Учитывая, что в научной литературе институту административного убеждения уделено мало внимания, многие вопросы названного правового института требуют более детального исследования.

        Как отмечает И.Д. Фиалковская,  «…при воздействии на сознание и поведение людей у человека создаются внутренние моральные стимулы, потребность правомерного поведения. Убеждение – это метод внешнего воздействия на систему общественных отношений через воспитание общественно необходимых внутренних побуждений, стремлений человека… убеждение проявляется в использовании различных разъяснительных, воспитательных, организационных мер для формирования воли подвластного или ее преобразования… целью убеждения, таким образом, является воспитание у граждан стойкой привычки правомерного поведения»  [4, 259-260].  С  этим следует согласиться.  В то же время к целям убеждения (в широком смысле), на наш взгляд, следует  также отнести предупреждение противоправных проступков и воздействие на лиц, которые уже совершили правонарушение.  

         Необходимо обратить внимание, что убеждение включает не только представления о реальности, но и оценки, идеалы, нормы, планы, символы веры и др. Человек действует на основе имеющихся у него убеждений, их изменение влечет изменение его поведения. Таким образом, административное убеждение является особенным способом правового воздействия, содержание которого заключается во внутреннем признании субъектами государственного управления властных требований, а не в вынужденном подчинении.

          Меры  (формы) административного убеждения, как правило, разделяют на группы: воспитательного характера (меры, обеспечивающие нравственное и правовое воспитание; меры поощрения; меры общественного воздействия); организационного характера (меры, обеспечивающие гласность; меры по организационно-массовой работе среди населения), при этом исследователи в основном изучают деятельность полиции.

         Отдельного внимания, на наш взгляд заслуживают многие проблемы административного убеждения в иных сферах публичных правоотношений, (например, налоговых, таможенных), к которым фактически не обращаются исследователи.

          Л.Е. Калинина, рассматривая убеждение, как метод государственного управления экономикой, делает интересные замечания. «В административном праве по способу воздействия выделяют два метода государственного управления: убеждение и принуждение -  пишет она. -Первый способ характерен для демократических правовых систем и получает устойчивый позитивный результат. Второй способ характерен для авторитарных систем и предполагает выполнение правовых предписаний под страхом наказания. Проблема российской правовой науки заключается в нормативистском подходе, в рамках которого описать и показать прикладное значение убеждение достаточно проблематично. Для применения данного метода нет возможности определить конкретный состав участников правоотношений, отсутствуют юридические факты. Это воздействие массовое, дающее долгосрочный эффект в виде массового правосознания. Убеждение не ограничивается информацией и разъяснением, требует доказательства их правильности, логического обоснования. С учетом этого должны быть выстроены нормы права. При этом право должно быть объективным, понятным, открытым. В рамках существующего информационного поля массовое экономическое правосознание базируется на следующих постулатах: правовой нигилизм; неразвитость института собственника, его незащищенность; необходимость административного ресурса для развития деятельности; разрешается делать все; все вопросы «решаются» (коррупционная составляющая); ни за что ни перед кем не отвечаю» [5].

        Что касается применения метода убеждения в демократических правовых системах, а принуждения в авторитарных, позволим заметить, что такой вывод, на наш взгляд, не совсем корректен. Более правильным было бы говорить, что в демократических правовых системах метод убеждения является преимущественным, так как нельзя полностью исключить принуждение в деятельности государства. Одно убеждение не всегда может способствовать четкому выполнению требований законодательства субъектами государственного управления, поэтому государственное принуждение, одним из видов которого является административное принуждение, служит вспомогательным методом государственного воздействия, осуществляемым на основе убеждения и только после его применения. В авторитарных же правовых системах преимущественным является метод принуждения, но и убеждение в таких правовых системах играет свою роль.  

        Что касается приведенных Л.Е. Калининой постулатов, на которых базируется массовое экономическое правосознание, в целом с ними можно согласиться, подчеркнув наличие серьезных проблем института убеждения в рассматриваемой сфере правоотношений.           

        Заметим, что административное принуждение как научная проблема привлекало внимание ученых гораздо чаще, чем убеждение. Институт административного принуждения изучали как западноевропейские ученые (Л. Штейн, Р. Моль, Л. Гумплович, О. Майер, В. Еллинек и др.), представлявших в XVIII - XX веках науку полицейского права, так и  отечественные исследователи, обратившие внимание на проблемные вопросы в данной области более ста лет.

Большая роль в исследовании и разработке теории административно-правового принуждения принадлежит профессору И.Т. Тарасову. 

  Как писал И.Т. Тарасов, «принуждением называется та деятельность администрации, посредством которой устраняется и подавляется встречаемое администрацией сопротивление при исполнении ее законных задач» [6, 188].   

  Уже современные авторы, изучая труды И.Т. Тарасова, отмечают, что «применению административного принуждения должны предшествовать превентивные меры… Процессуальные гарантии подозреваемого, полномочия органов исполнительной, судебной власти и их должностных лиц определяются правом принуждения или правом принудительной власти. Право принудительной власти базируется на следующих основополагающих принципах:

- меры физического и морального воздействия должны быть соразмерны методам противоправного действия нарушителя, размеру вреда, причиняемого проступком;

- применению карательных санкций должно предшествовать противодействие нарушителя, прекращение противоправных действий и принудительных мер;

- законность применения мер физического и морального воздействия может быть подтверждена или отвергнута при обжаловании подозреваемыми лицами или в процессе судебного контроля…» [7].

  Исследования И.Т. Тарасова в большей части касались принуждения в сфере охраны общественного порядка, тем не менее, они закладывали крепкий научный фундамент для дальнейших исследований и развития научно-методического аппарата административного принуждения в целом.

   Анализируя деятельность принудительной власти, И.Т. Тарасов не отграничивал полномочия в сфере административного пресечения, осуществляемого должностными лицами, от публично-правовых санкций государственных органов. К формам принуждения он относит вооруженное принуждение и объявление осадного и чрезвычайного положений [6, 192].

  Среди ученых-полицеистов И.Т. Тарасов первый выделил административное принуждение в отдельную категорию. До него административное принуждение рассматривалось в единстве с уголовно-процессуальным принуждением. И.Т. Тарасов разграничил административное (полицейское) и уголовно-процессуальное принуждение и, таким образом, рассмотрел административное принуждение как одну из форм деятельности исполнительной власти [8, 123],[9,64].

       Уже сейчас мы можем утверждать, что принудительные меры административного характера применяются органами исполнительной власти, судами (судьями) для воздействия на граждан и должностных лиц с целью выполнения ими юридических обязательств, пресечения противоправных действий, привлечения к ответственности правонарушителей.

        Административное принуждение в зависимости от целей применения  разделяют на виды, иначе называемые мерами административного принуждения. Учеными предлагается множество различных классификаций  таких мер (см., например, [10],[11],[12]), в которых, как правило, выделяют:

    -   административно-предупредительные,

    -   административно-пресекательные,

    -   меры административного наказания (ответственности),

    -   административно-восстановительные меры,

     - меры процессуального обеспечения производства по делам об  административных правонарушениях

      Основываясь на характеристиках мер административного принуждения, данных В.Т. Батычко (подробно см. [13]), отметим, что административно-предупредительные меры применяются во избежание наступления вредных (опасных) последствий для общества, в случаях, когда правонарушение еще не совершено. Они могут применяться к физическим и юридическим лицам в целях предупреждения возможного совершения ими различных правонарушений, обеспечения общественного порядка и общественной безопасности (например, это такие меры как: ведение карантина; проверка документов; прекращение либо ограничение движения транспорта и пешеходов; административный надзор за лицами, освобожденными из мест лишения свободы; проведение карантинных мероприятий, установление комендантского часа, досмотр ручной клади, багажа и личный досмотр пассажиров гражданских воздушных судов и т.д.).

       Административно-пресекательные меры применяются для пресечения уже совершившихся правонарушений. Их цель — пресечь правонарушение и принять меры к его нераспространению (например, административное задержание, доставление правонарушителей и т.д.).

      Административные наказания являются мерой административной ответственности. Перечень административных наказаний, порядок их наложения и исполнения определены Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП  РФ).

        Меры процессуального обеспечения направлены на решение задач производства по делам об административных правонарушениях. Они применяются в следующих целях: пресечения административных правонарушений, когда исчерпаны другие меры воздействия; установления личности, составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, обеспечения своевременного и правильного рассмотрения дел и исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях (согласно действующему КоАП РФ к ним относятся: доставление; административное задержание, личный досмотр; досмотр вещей, находящихся при физическом лице; осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов; досмотр транспортного средства; изъятие вещей и документов; отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида; медицинское освидетельствование на состояние опьянения; задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации; арест товаров, транспортных средств и иных вещей; привод)  (характеристика мер административного принуждения  дана в ред. автора).

     Обратим внимание, что административно-восстановительные меры зачастую выделяют в самостоятельную группу мер административного принуждения, применяемых в целях восстановления прежнего положения вещей, которое существовало до совершения правонарушения, возмещения причиненного ущерба (например, возмещение имущественного ущерба, снос самовольно возведенного здания и др.) [14,229].

         Говоря о методах административного принуждения, необходимо также учитывать, что административное право в целом выделяет различные  методы правового регулирования, и в вопросе применения  административного принуждения один из таких методов   -  императивный (метод властных предписаний), играет важную роль.

         Как пишет А.И. Сапожников, «необходимость в применении административного принуждения проявляется в возникновении юридических фактов особого значения. К ним следует отнести случаи отклоняющегося поведения от правопорядка, административные правонарушения, угрозы техногенного и природного характера. На ситуации подобного рода  правоохранительные органы обязаны применять меры принуждения…

         Административное принуждение складывается из воздействий различного рода: организационных, словесно-психологических, физических, имущественных…

         Административное принуждение по характеру воздействия на поведение индивидуальных и коллективных субъектов, а также по способу охраны подразделяется на две группы мер: меры прямого административного принуждения и меры административной юрисдикции» [15]

      Следует обратить внимание, что административное принуждение является первичной реакцией, вызванной одним из юридических фактов, имеющих значение с точки зрения охраны общественных правоотношений.

        Использование метода административной юрисдикции выражается в реагировании уполномоченного государственного органа на административное правонарушение.

         Метод, присущий административной юрисдикции, определяется в соответствии с ее предметом, характеризующим в свою очередь непосредственно возникающие правоотношения.

       Для метода административной юрисдикции характерны такие основные признаки как: 

- факты, явившиеся причиной спора;

- юридический статус участников; 

- характер обязанностей и прав;

- защищенность прав участников – субъектов конфликта.

        В отличие от метода административной юрисдикции, метод прямого административного принуждения не всегда связан с совершением административного правонарушения, однако их объединяет одна общая черта -  каждый из них является методом административного принуждения, к которому, руководствуясь законом, без предварительного судебного вмешательства (проверки) прибегают уполномоченные органы  исполнительной  власти.

     В научной литературе можно встретить достаточно дискуссионные мнения о взаимосвязи административного принуждения и насилия.

       Например, Л.А. Аскерова полагает, что принуждение всегда предполагает насилие, сопровождается подавлением воли подвласного, вызывает у него внутренний протест, оставляет душевные раны, комплексы, психологические травмы [15, 30-31].

      По мнению М.И. Байтина насилие является одной из форм проявления принуждения и сводит насилие лишь к физическому воздействию в форме воздействия на личную или материальную сторону лица [16].

      Е.С. Попкова считает, что насилие – это крайняя форма принуждения, в том числе государственного  [17, 28].

      А.В. Коркин полагает, что насилие – это нелегальное принуждение, то есть не основанное на законе [18, 9].

     «Исходя из того, что принуждение есть насильственный акт, можно сделать вывод, что принуждение органически вплетается в насилие», - пишет И.П. Жаренов  [19, 21].

       C.Н. Кожевников замечает, что принуждение следует рассматривать как воздействие, выражающееся в непосредственном насилии или угрозе его применения [20].

       Исследуя проблему соотношения государственного принуждения и насилия, Н.В. Макарейко выделяет следующие отличия между ними:

- государственное принуждение детально регламентируется действующим законодательством, насилие же не имеет детального нормативного регламентирования;

-   для государственного принуждения присущ специальный субъект,  субъект насилия изначально не определен;

-  цель государственного принуждения изначально закреплена в действующем законодательстве и в этой связи является социально оправданной и полезной, а целью насилия является тот прогнозируемый результат, который имеет значение для отдельного субъекта или группы лиц;

-  насилие, в отличие от государственного принуждения, зачастую может пойти по неуправляемому сценарию, что может повлечь за собой его необоснованный объем, который в определенных условиях может перерасти в террор;

-  насилие во всех его проявлениях воспринимается обществом, как в целом, так и отдельными субъектами сугубо негативно и отождествляется со злом, а  государственное принуждение в своем большинстве является социально необходимым и социально оправданным [21, 35].

       Разделяя позицию Н.В. Макарейко, заметим, что разница между принуждением и насилием, на наш взгляд, действительно есть, и с правовой точки зрения, состоит, прежде всего, в том, что принуждение может быть признано правом, а насилие нет.

        Подводя итог сказанному, говоря философскими категориями, отметим, что методы убеждения и принуждения носят объективный характер, между ними существует диалектическое единство, и, поэтому эти методы нельзя отрывать друг от друга.

         На применение названных методов органами государственного управления непосредственным образом влияет уровень развития общественных отношений. В правовом демократическом государстве применение административного убеждения  как метода государственного управления должно быть преимущественным, а административное принуждение применяться только тогда, когда метод убеждения оказывается бездейственным. Административное принуждение должно служить вспомогательным методом государственного воздействия, осуществляемым на основе убеждения и только после его применения; при этом принуждение  не следует отождествлять с насилием.

          Понятие административного убеждения законодательство не  содержит, однако можно отметить, что убеждение в административно-правовых отношениях — это система методов, осуществляемая уполномоченными властными органами, которая проявляется в применении разъяснительных, воспитательных, а также  поощрительных мер с целью формирования у субъектов управления понимания необходимости  выполнения требований законодательства. Убеждение воздействует в первую очередь на сознание субъектов управления.

         Понятие административного принуждения также не содержится в действующем законодательстве, но нужно понимать, что оно является способом воздействия на волю субъектов управления, предполагающим как применение административных наказаний  за совершенные правонарушения, так и  разнообразных  действий (мер), не связанных с административными правонарушениями.

        Правильное понимание методологии государственного управления как системы методов  организации деятельности уполномоченных органов государственного  управления, одними из которых служат методы административного убеждения и принуждения, является крайне важным для разрешения проблем государственного управления.

Библиография
1.
Советский энциклопедический словарь. М.: Большая российская энциклопедия, 2002. 559 с.
2.
Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Ильичев Л.Ф., Федосеев П.Н. и др. М.: Советская энциклопедия, 1983. 836 с.
3.
Бахрах Д.Н., Россинский Б.В. Старилов Ю.Н. Административное право. Учебник для вузов. М.: Изд-во НОРМА, 2005. 800 с.
4.
Фиалковская И.Д. Сущность административного убеждения как метода государственного управления. Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2012, №1 (1). с.259-264.
5.
Калинина Л.Е. Убеждение как метод государственного управления экономикой // Административное и муниципальное право. 2014. № 11. с. 1170-1174.
6.
Тарасов И.Т. Краткий очерк науки административного права. Т. 1. Ярославль, 1888. с. 65.
7.
Богданов Р. Учение об административном принуждении в трудах ученых-полицеистов (административистов) конца XIX-начала XX вв. // Право и жизнь. 2007. № 111(6). с. 76. URL: http://www.law-n-life.ru/arch/l 1 lBogdanov.doc.
8.
Тарасов И.Т. Личное задержание как полицейская мера безопасности. Ч. 1. Киев, 1875. 245 с.
9.
Тарасов И.Т. Лекции по полицейскому (административному) праву. Т. 2. М., 1910. 269 с.
10.
Веремеенко И.И. О классификации мер административного принуждения // Вестник Московского университета. Сер. 12 Право. 1970. № 4. с. 73-79.
11.
Еропкин М.И. О классификации мер административного принуждения. Вопросы административного права на современном этапе. М., 1963. с. 60-69. Розин Л.М. Проблемы классификации мер административного принуждения // Управление и право. М., 1992. с. 184-185.
12.
Батычко В.Т. Административное право. Конспект лекций. Лекция 7. Административное принуждение. Таганрог: ТТИ ЮФУ, 2008 г. 45 с. // http://www.aup.ru/books/m228/8_2.htm.
13.
Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. М.: Зерцало-М, 2003. 608 с.
14.
Сапожников А.И. Административно-правовой режим общественной безопасности: дисс... к. ю. н.: М., 2006. 198 c.
15.
Аскерова Л.А. Правовые убеждения: теоретико-правовой аспект. Автореф. дисс. к.ю.н.: Краснодар, 2012. 34 с.
16.
Байтин М.И. Государство и политическая власть (теоретическое исследование): Дисс… д.ю.н. Саратов, 1972. с. 85-88.
17.
Попкова Е.С. Юридическая ответственность и ее соотношение с иными формами государственного принуждения: Дисс. к.ю.н. М., 2001. 185 с.
18.
Коркин А.В. Институт административно-правового принуждения: меры, применяемые сотрудниками милиции. Автореф. дисс… к.ю.н. Челябинск, 2004. 182 с.
19.
Жаренов А.П. Государственное принуждение в условиях демократизации общества. Дисс… к.ю.н. М., 2006. 145 с.
20.
Кожевников С.Н. О принуждении в правоохранительной деятельности Советского государства: сборник трудов Свердловского юридического института. Свердловск, 1973. Вып. 22. Проблемы применения советского права. с.120.
21.
Макарейко Н.В. Государственное принуждение и насилие: проблема соотношения. Вестник Нижегородской академии МВД России, 2014, №3 (27). с. 32-36.
References (transliterated)
1.
Sovetskii entsiklopedicheskii slovar'. M.: Bol'shaya rossiiskaya entsiklopediya, 2002. 559 s.
2.
Filosofskii entsiklopedicheskii slovar' / Gl. red. Il'ichev L.F., Fedoseev P.N. i dr. M.: Sovetskaya entsiklopediya, 1983. 836 s.
3.
Bakhrakh D.N., Rossinskii B.V. Starilov Yu.N. Administrativnoe pravo. Uchebnik dlya vuzov. M.: Izd-vo NORMA, 2005. 800 s.
4.
Fialkovskaya I.D. Sushchnost' administrativnogo ubezhdeniya kak metoda gosudarstvennogo upravleniya. Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo, 2012, №1 (1). s.259-264.
5.
Kalinina L.E. Ubezhdenie kak metod gosudarstvennogo upravleniya ekonomikoi // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2014. № 11. s. 1170-1174.
6.
Tarasov I.T. Kratkii ocherk nauki administrativnogo prava. T. 1. Yaroslavl', 1888. s. 65.
7.
Bogdanov R. Uchenie ob administrativnom prinuzhdenii v trudakh uchenykh-politseistov (administrativistov) kontsa XIX-nachala XX vv. // Pravo i zhizn'. 2007. № 111(6). s. 76. URL: http://www.law-n-life.ru/arch/l 1 lBogdanov.doc.
8.
Tarasov I.T. Lichnoe zaderzhanie kak politseiskaya mera bezopasnosti. Ch. 1. Kiev, 1875. 245 s.
9.
Tarasov I.T. Lektsii po politseiskomu (administrativnomu) pravu. T. 2. M., 1910. 269 s.
10.
Veremeenko I.I. O klassifikatsii mer administrativnogo prinuzhdeniya // Vestnik Moskovskogo universiteta. Ser. 12 Pravo. 1970. № 4. s. 73-79.
11.
Eropkin M.I. O klassifikatsii mer administrativnogo prinuzhdeniya. Voprosy administrativnogo prava na sovremennom etape. M., 1963. s. 60-69. Rozin L.M. Problemy klassifikatsii mer administrativnogo prinuzhdeniya // Upravlenie i pravo. M., 1992. s. 184-185.
12.
Batychko V.T. Administrativnoe pravo. Konspekt lektsii. Lektsiya 7. Administrativnoe prinuzhdenie. Taganrog: TTI YuFU, 2008 g. 45 s. // http://www.aup.ru/books/m228/8_2.htm.
13.
Alekhin A.P., Karmolitskii A.A., Kozlov Yu.M. Administrativnoe pravo Rossiiskoi Federatsii: Uchebnik. M.: Zertsalo-M, 2003. 608 s.
14.
Sapozhnikov A.I. Administrativno-pravovoi rezhim obshchestvennoi bezopasnosti: diss... k. yu. n.: M., 2006. 198 c.
15.
Askerova L.A. Pravovye ubezhdeniya: teoretiko-pravovoi aspekt. Avtoref. diss. k.yu.n.: Krasnodar, 2012. 34 s.
16.
Baitin M.I. Gosudarstvo i politicheskaya vlast' (teoreticheskoe issledovanie): Diss… d.yu.n. Saratov, 1972. s. 85-88.
17.
Popkova E.S. Yuridicheskaya otvetstvennost' i ee sootnoshenie s inymi formami gosudarstvennogo prinuzhdeniya: Diss. k.yu.n. M., 2001. 185 s.
18.
Korkin A.V. Institut administrativno-pravovogo prinuzhdeniya: mery, primenyaemye sotrudnikami militsii. Avtoref. diss… k.yu.n. Chelyabinsk, 2004. 182 s.
19.
Zharenov A.P. Gosudarstvennoe prinuzhdenie v usloviyakh demokratizatsii obshchestva. Diss… k.yu.n. M., 2006. 145 s.
20.
Kozhevnikov S.N. O prinuzhdenii v pravookhranitel'noi deyatel'nosti Sovetskogo gosudarstva: sbornik trudov Sverdlovskogo yuridicheskogo instituta. Sverdlovsk, 1973. Vyp. 22. Problemy primeneniya sovetskogo prava. s.120.
21.
Makareiko N.V. Gosudarstvennoe prinuzhdenie i nasilie: problema sootnosheniya. Vestnik Nizhegorodskoi akademii MVD Rossii, 2014, №3 (27). s. 32-36.