Читать статью 'Корейцы в современной России: роль этнических меньшинств ' в журнале Социодинамика на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1695,   статей на доработке: 350 отклонено статей: 391 
Библиотека

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Корейцы в современной России: роль этнических меньшинств

Кистова Анастасия Викторовна

кандидат философских наук

доцент, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университет

660041, Россия, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 452

Kistova Anastasiya Viktorovna

PhD in Philosophy

associate professor of the Department of Cultural Studies at Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarsk, str. Prospect Svobodniy 79, of.  452

akistova@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Севруженко Наталья Сергеевна

студент, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университе

660041, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, проспект Свободный, 79

Sevruzhenko Natalia Sergeevna

Student, the department of Culturology, Siberian Federal University

660041, Russia, Krasnoyarsk, Prospekt Svobodnyi 79

akistova@bk.ru

DOI:

10.7256/2409-7144.2016.3.18204

Дата направления статьи в редакцию:

03-03-2016


Дата публикации:

09-03-2016


Аннотация: Предмет исследования - корейская этнокультурная группа, ее социальный статус в современной Российской Федерации. Корейская этнокультурная группа имеет все наличные признаки группы меньшинств, исследование которых актуально в контексте формирования большого плюралистического общества. Исследование групп меньшинств необходимо в контексте снижения рисков межэтнических конфликтов. Историческое и актуальное положение корейской этнокультурной группы в России может быть примером достаточно позитивных социальных, политических, культурных практик сосуществования различных этнических, культурных, религиозных групп в едином пространстве. Основной метод исследования - сравнительно-историческое исследование, привлекаются статистические анализы данных Всероссийских переписей, аналитические и критические обзоры современной научной литературы. Проанализировав выше представленную информацию можно прийти к выводу, что корейцы играют важную роль в установлении межэтнических отношений между народами нашего многонационального государства. Важно заметить, что ассимилировавшись с российским населением, корейцы стали «русскими», т.к. позабыли свой родной язык, при этом считая русский родным. В то же время корейцы сохранили некоторые свои национальные традиции, оставаясь особенным, не похожим на другие, этническим меньшинством.


Ключевые слова: этническая группа, меньшинство, Россия, Дальний Восток, Сибирь, корейцы, исторический метод, статистика, культура, динамика

УДК:

304.444

Abstract: The subject of this research is the Korean ethnocultural group and its social status in the modern Russian Federation. Korean ethnocultural group has all existing signs characteristic to a minority group, the examination of which is relevant in the context of establishment of the large pluralistic society. The historical and actual position of the Korean ethnocultural group in Russia can serve as an example for rather positive social, political, and cultural practices of coexistence of the various ethnic, cultural, and religious groups within the same space. Analyzing the aforementioned information, a conclusion can be made that Koreans play an important role in the establishment of interethnic relations among people ot our multinational state. It is worth noting that being assimilated with the Russian population, Koreans became “Russians”, considering Russian language their native. At the same time, Koreans preserved some of their national traditions, remaining the unique, unlike others, ethnic minority.



Keywords:

Ethnic group, Minority, Russian, Far East, Siberia , Koreans, Historical method, Statistics, Culture, Dynamics

Этнические процессы в современной России имеют давнюю традицию исследования. Особое значение имеет изучение т.н. «этнических меньшинств», к которым относятся некоторые этнические группы коренных народов, которые переживают сейчас непростые времена глобальных трансформаций [1; 2], мигранты и беженцы [3; 4], этнические группы, которые в прошлом мигрировали в Россию и в настоящее время представляют собой устойчивые этнокультурные сообщества [6]. К последним принадлежит корейская этнокультурная группа.

Методологические подходы для исследований этногенеза разнообразны и постоянно изменяются [7; 8; 9]. В настоящее время приоритет имеют интегративные методологические стратегии [10], когда количественные методы социальных исследований сочетаются с качественными методами [11; 12].

В 2014 году отмечалось 150 лет добровольного переселения корейцев в Россию. Поначалу они проживали только на Дальнем Востоке, однако в силу обстоятельств были вынуждены переселяться и в другие регионы (в России и на территории стран СНГ). С 1 января 2014 года вступил в силу безвизовый режим (до 60 дней) между Россией и Южной Кореей. Уже ведутся переговоры о введении безвизового режима между Россией и Северной Кореей.

Все эти события заставляют задуматься, как живется корейцам в нашей стране уже такое долгое время, и почему, по истечении времени, после распада СССР мало кто хочет вернуться на историческую родину?

В Южной Корее изучение проблем этнических корейцев в России ведётся с 1990 г., главным образом оно фокусируется на истории переселения, быте и культуре, языковой ситуации, этнической самоидентификации и т.д. Это стало возможным благодаря установлению дипломатических отношений между Россией и Южной Кореей и активизации академических обменов; корейцы в России продолжали считаться частью корейской нации и для Южной Кореи. Большая часть этих исследований проводилась с позиции: “этнические корейцы как часть корейской нации”. Объективные исследования невозможны без рассмотрения вопросов ассимиляции корейцев и взаимодействия с местным населением, особенностей поведения и положения в новом обществе. Подобного рода исследования уже проводились и были достигнуты определенные результаты. Однако данный вопрос требует дальнейшей работы.

Так, в своем исследовании, Чой Ву Ик, профессор Института российских исследований Университета иностранных языков Ханкук (Южная Корея), в отличие от некоторых своих соотечественников, рассматривает изменения и их особенности, произошедшие в жизни российских корейцев в современных условиях рыночной экономики. Профессор отмечает роль корейцев в современной России, основываясь на том, что в настоящее время уровень образования корейцев повысился, многие из них больше заняты в интеллектуальных сферах [13].

Профессора Дальневосточного государственного университета Мизь Н.Г. и Бреславец А.А. в своей книге осветили процессы иммиграции корейцев на Дальний Восток России с 1860 по 1917 годы, в которой опираются на анализ статистических данных и редких исторических документов. Исследователи определяют периоды иммиграционных потоков, дают характеристику каждому из них, обозначают особенности образа жизни в российском Приморье, хозяйственного уклада, сельскохозяйственной и предпринимательской деятельности, участия в военных действиях, взаимоотношениий с русским населением [14]. Бугай Н.Ф. исследовал этапы переселения корейцев советского периода. Им были рассмотрены теоретические аспекты проблемы иммиграции и эмиграции корейцев, дискуссионные вопросы, дана периодизация этапов проживания советских корейцев в условиях СССР и России [15].

Толстых И.Н., доцент кафедры культурологии Владивостокского государственного университета экономики и сервиса рассмотрела проблему сохранения и развития самобытности российских корейцев на примере корейцев, поселившихся в Приморском крае [16]. Профессор из московского Национального исследовательского института Высшей школы экономики Сон Ж.Г. в своем исследовании изучила эволюцию менталитета русскоязычных корейцев, проживших на территории России 150 лет, выделила их национальные особенности, а также приобретенные русские культурные черты [17].

Данные исследования освещают разные этапы жизни корейцев в России, но практически нет обобщающих выводов о роли и месте корейского этнического меньшинства за всю историю их переселения на территорию российского государства. Исходя из этого была сформулирована проблема: какое место занимают российские корейцы как этническое меньшинство в современной России? Какова их роль в условиях нашей страны?

В данном исследовании речь пойдет об этнических корейцах, живущих в Приморье, так как территория Приморского края более заселена корейским этносом, чем любая другая территория РФ.

Объектом исследования являются этнические корейцы, проживающие на территории России, в частности, в Приморском крае.

Предметом исследования является роль корейцев как этнического меньшинства в современной России.

Цель исследования – определить место и роль корейцев как этнического меньшинства в современной России.

Обратимся к истории и особенностям иммиграции корейцев на территорию России, в частности, Приморья.

Первый этап (1864 – 1884 гг.)

Началом истории корейской иммиграции на территорию российского государства считается первая половина 60-х гг. XIX в. После включения в состав российских владений Приамурья (Айгунский договор 1858 г.) и Приморья (Пекинский трактат 1860 г.) появились общие границы России и Кореи. Около 1864 года на эти новые российские земли начали заселяться первые корейские семьи, образовавшие корейский поселок. На этом этапе переселение осуществлялось многодетными крестьянскими семьями, которые представляли доведенное до отчаяния беднейшее население. Корейское и китайское правительства препятствовали массовому переселению корейцев, но русское правительство в целом было благосклонно к иммигрантам. При недостатке трудовых ресурсов на необжитых территориях создавались условия для широкого привлечения иностранной рабочей силы, поэтому численность корейцев на Дальнем Востоке росла.

Второй этап (1884-1904 гг.)

Следующий этап характеризовался переходом русской власти к конкретным программным действиям по наведению порядка в ситуации активного присутствия азиатского населения, в частности, корейского. Издавались законы, запрещаяющие иностранцам селиться в приграничных местностях (1886 г.) и приобретать землю в пределах Амурской и Приморской областей (1892 г.). В конце XIX века появляются первые корейские общественные организации. Они помогали своим членам в правовом, экономическом и культурном плане, а также способствовали светскому и религиозному образованию. Среди иммигрантов из Кореи в этот период преобладают сезонные рабочие, большинство из которых оставалось на постоянное жительство в России. Все больше корейцев работало в различных отраслях промышленного производства: на строительстве железных дорог, в рыбной промышленности, на приисках, заводах и фабриках [18].

К началу XX века всем корейцам, иммигрировавшим в Россию, было разрешено принять русское подданство. Корейцев отнесли к государственным крестьянам, привлекли к налогам и предоставили им земли по 50 десятин на семью, при этом дальнейшее переселение корейцев в Россию все же было нежелательным.

Корейцы, тем самым, стали важной частью населения России и в политическом плане. Но для максимальной включенности корейцев в дела государства, необходимы были реформы просвещения. Особенно важную роль сыграла пропаганда через православную церковь.

Третий этап (1905-1955 гг.)

После установления японского колониального режима в Корее в 1905 году эмиграция корейцев приобрела более массовый характер. Люди бежали по причине резкого ухудшения материальных условий, а также из-за политических соображений. В их числе были противники японских колонизаторов, участники национально-освободительной борьбы. Главным центром проживания корейцев был Дальний Восток. В 1905–1917 гг. численность корейского населения в этой области продолжала расти, превысив к концу этого этапа, по некоторым сведениям, цифры в 100 тыс. человек [19, с. 249]. Корейцы с начала гражданской войны поддерживали красную армию, которая выражала активную антияпонскую позицию, многие вступали в ее ряды. Советская власть всячески способствовала советизации корейских иммигрантов. Благодаря этому повысился уровень образования у корейского населения, развивалась национальная культура.

С августа 1937 г. военнослужащих-корейцев стали увольнять из Красной армии.В этом же году вышел указ «О депортации всех неблагонадежных народов». Корейцы были первыми, кого принудительно переселили с территории России в Среднюю Азию. Причиной такой политики были подозрения советской власти в том, что корейцы могут пособничать японским шпионам.

Четвертый этап (1955-1990-е гг.)

Со второй половины 50-х к корейцам вернулась свобода передвижения за пределы республик проживания. Корейцы начали переселяться обратно в Россию. Уже после распада СССР, вследствие ухудшения экономических условий в странах Центральной Азии, а также из-за преимущественного использования только национальных языков, большая часть этнических корейцев, для которых русский язык стал родным, переехали в Россию.

Переселявшиеся в начале 1990-х гг. в Россию корейцы выбирали местом своего жительства регионы, где они проживали изначально, главным образом – Приморский край. В этот регион мигрировали около 16 тыс. человек. Важным событием в этой связи стало в 1993 г. решение Верховного Совета России «О реабилитации российских корейцев», согласно которому корейцы получили право вернуться в те места, где проживали до переселения в 1937 г., также им оказывалась финансовая поддержка на восстановление экономики регионов и возрождение национальной культуры. Новое правительство выработало новую концепцию, получившую название «национально-культурная автономия». Стало возможным разрешение многих проблем, связанных с поддержанием культуры, языка, традиций и этнических особенностей. В настоящее время, благодаря этой концепции российские корейцы могут официально создавать различные организации и институты, поддерживающие их культурную и экономическую деятельность.

Таким образом, отчасти благодаря политике российского государства, несмотря на ее двойственность и противоречивость в отношении корейского этноса, корейцам удалось почти полностью ассимилироваться в России.

Рассмотрим динамику численности и миграции российских корейцев.

По данным сведений Приамурского генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера численность корейских мигрантов в Приморской области по сравнению с 1906 годом, в котором насчитывалось 34399 человек, в 1910 году повысилась до 50965 человек [20].

Таблица 1. Рост численности корейцев в Приморской области в 1906-1910 гг.

Год

Русско-подданные

Иностранно-подданные

Всего

1906

16 965

17 434

34 399

1907

16 007

29 907

45 914

1908

16 190

29 307

45 497

1909

14 799

36 755

51 554

1910

17 080

33 885

50 965

Согласно переписи 1959 года численность корейцев в СССР составляла 313735 человек, в том числе в РСФСР – 91445 человек, в Казахской ССР снизилась до 74019 человек, в Узбекской ССР – 138453 человек [21]. Данные сведения указывают на то, что в послевоенный период депортированные в другие республики СССР корейцы начали возвращаться назад, откуда были депортированы.

По данным переписи 2002 года численность корейцев в Российской Федерации составляла 148556 человек, в частности, в Дальневосточном округе – 61946, из этого числа в Приморском крае проживало около 17,9 тыс. человек [22].

Согласно Всероссийской переписи населения в 2010 году общая численность корейцев в Российской Федерации составляла уже 153156 человек, в Приморском крае проживало около 16, 3 тыс. человек.

По данным переписи 2010 года оказалось, что из 153156 человек, указавших владение языками, корейским языком владели 42384, при этом родным языком считали русский язык [23]. На основании этого можно сделать вывод, что более 70% корейцев, проживающих на российской территории в наше время, утратили свой родной язык.

Национальный состав корейцев в стране с каждым годом увеличивается. В Приморском крае, наоборот, происходит отток корейцев в связи с увеличивающейся мобильностью современного общества.

Если обратиться к особенностям национального характера корейцев, становится ясно, что ассимиляция произошла не только благодаря государственной политике России. Переселившись на новую территорию, корейцы старались адаптироваться к новым условиям. Стремясь к ассимиляции с местным населением, корейцы принимали их культуру и язык, поэтому уровень владения корейским среди современных российских корейцев крайне низок. Но, несмотря на это, в семьях до определенной степени продолжают следовать корейским традициям.

С самого начала переселения на территорию России корейцы показали свою верность новой родине. Например, во времена Царской России, когда российские корейцы в Приморье выступили с инициативой отпраздновать 50-летие проживания в России, но после получения официального разрешения со стороны генерал-губернатора Приамурья Н. Гондатти, из-за начала Первой мировой войны празднование решили отменить [24].

Учитель в корейском обществе считался очень уважаемым человеком, так как зачастую только он владел русским языком, что помогало решать серьезные вопросы. Во время депортации многих корейских учителей, студентов, ученых, инженеров, врачей, деятелей искусства, несогласных с политикой государства, арестовывали за антисоветскую агитацию. В результате уничтожения интеллектуальной основы стала исчезать национальная культура корейцев вместе с их родным языком.

История русских корейцев доказывает, что вся их деятельность направлена на реализацию таких стратегий как «путь наверх», т.е. повышение своего социального статуса через получение образования, и освоения определенной экономической ниши. Во многом это связано с учением Конфуция, распространенным в корейском обществе. Благодаря трудолюбию и стремлению получить экономическую стабильность, корейцы смогли добиться успехов в работе в колхозах, в промышленном производстве.

За 150 лет проживания корейцев в России современное поколение, живущих здесь, фактически впитало черты русского менталитета и утратило корейский язык. Родным для них стал русский, что является редкостью для народов, проживающих в России. В 1990-х годах, когда открылись двери для бывших граждан СССР, многие из народов, таких как немцы, евреи, имеющие историческую родину за пределами России, покинули Российскую Федерацию. Третья по численности этническая группа – корейцы, из которых уехали единицы. Причиной отказа вернуться на историческую родину оказалась не совместимость менталитетов: в Корее современный менталитет совсем другой, непривычный для русскоязычных корейцев, впитавших в себя черты русской культуры.

Основой корейского характера является трудолюбие, деловая активность, доброжелательность, стремление к компромиссу, что помогает корейцам налаживать взаимоотношения с другими народами и государством.

Проанализировав выше представленную информацию можно прийти к выводу, что корейцы играют важную роль в установлении межэтнических отношений между народами нашего многонационального государства. Важно заметить, что ассимилировавшись с российским населением, корейцы стали «русскими», т.к. позабыли свой родной язык, при этом считая русский родным. Но, в то же время корейцы сохранили некоторые свои национальные традиции, тем самым оставаясь особенным, не похожим на другие, этническим меньшинством. Корейцы ощущают свое единство с русскими, так как вместе они пережили многое: Русско-японскую войну, Октябрьскую революцию, Гражданскую войну, Первую и Вторую мировые войны, не говоря уже о распаде СССР и установлении новой российской власти. В настоящее время заметно возросла роль корейцев как посредников между правительствами российского и южнокорейского, а также северокорейского государств и этническими общностями, в них проживающими.

Корейская диаспора в Приморье, будучи репрезентантом всего корейского народа, живущего в России, является одной из самых активных групп многонационального населения края, осуществляет активные этнокультурные контакты. За всю историю своего проживания на этой территории корейцы участвовали во всех ее преобразованиях, тем самым повлияв на социально-экономическое и культурное развитие России.

Библиография
1.
Zamaraeva J.S. What are Global Transformations Experienced by the Indigenous Peoples of the North? // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. – 2014.-10 (7).-1705-1718.
2.
Замараева Ю.С. К вопросу о воздействии глобальных трансформаций на коренные народы Севера, компактно проживающие в регионах Российской Федерации // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2014.-№ 5-1. – С. 113-116.
3.
Копцева Н.П., Кирко В.И. Этнические характеристики и их аналитика в современных культурных исследованиях // Современные проблемы науки и образования. – 2014.-№ 3. – С. 792.
4.
Резникова К.В. Социальное конструирование общенациональной идентичности в Российской Федерации. Автореферат диссертации кандидата наук. – Красноярск, 2012.
5.
Libakova N.M., Sertakova E.A. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2015.-4 (8).-750-768.
6.
Бережнова М.И., Пименова Н.Н. Миграция как средство развития территории: исторический пример Колымская края // Современные проблемы науки и образования. – 2015.-№ 1-1. – С. 1886.
7.
Теория и практика прикладных культурных исследований: региональный проект. – СПб.: Эйдос, 2013. С. 23.
8.
Середкина Н.Н. Конструирование позитивной этнической идентичности в поликультурной системе. Автореферат диссертации кандидата философских наук. – Красноярск, 2013. С. 15.
9.
Kolesnik M.A. Imaginary World as A Subject of “Eranos” Intellectual Group’s Research in the 30 – 80s of the XX Century // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2016.-1 (9).-79-90.
10.
Ситникова А.А. К вопросу о методологии исследований культуры как социально-антропологической системы // Социодинамика. — 2015.-№ 1.-С.75-100. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.1.14237. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14237.html
11.
Копцева Н.П., Кистова А.В.. Конструирование этнокультурной и общенациональной идентичности как философская проблема. // Философия и культура.-2015.-№ 1.-C. 12-19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695
12.
Ильбейкина М.И. Некоторые аспекты теории социальных ценностей // Социодинамика. — 2014.-№ 12.-С.78-89. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.12.13901. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_13901.html
13.
Чой Ву Ик. Социально-экономические изменения в жизни российских корейцев в условиях рыночной экономики// Социологические исследования. – 2015. – №4. – С. 29-34.
14.
Мизь, Н.Г., Бреславец, А.А. Корея – российское Приморье: путь к взаимопониманию – Владивосток, 2009. – 204 с.
15.
Бугай Н.Ф. Актуальные проблемы истории российских корейцев на постсоветском пространстве в дискуссиях ученых – с.35-54 // Новые тенденции социокультурных изменений в корейском и российском обществах. Сборник статей / отв. ред. Р. К. Тангалычева, В. В. Козловский — СПб, 2015. — 420 с.
16.
Толстых И.Н. Корейская диаспора в Приморском крае как социальное явление // «Интеллектуальный потенциал Вузов – на развитие дальневосточного региона России». Сборник материалов международной научно-практической конференции-Владивосток, 2008. – Часть 2. – С. 334-338.
17.
Сон Ж.Г. «Формирование нового менталитета русскоязычных корейцев (1990-2014) // «Русскоязычные корейцы стран СНГ: общественно-политический синтез за 150 лет. Сборник материалов международной научно-практической конференции (г. Новосибирск, 19 апреля 2014 года.).-Новосибирск, 2014. – С. 43-53.
18.
Переславцев Н.И. К 150-й годовщине начала переселения корейцев в Приморский край // Служу Отечеству – 2014. – № 11.
19.
Ларин Л. А. Приморский край: Краткий энциклопедический справочник. – Владивосток, 1997. С. 41.
20.
Унтербергер П.Ф. Приамурский край. 1906-1910 гг. Спб., 1912. Приложение 1, с.3.
21.
Всесоюзная перепись населения 1959 года [электронный ресурс]: Национальный состав населения по республикам СССР//-Режим доступа: http://www.demoscope.ru
22.
Всероссийская перепись населения 2002 года [электронный ресурс]: Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации//-Режим доступа: http://www.perepis2002.ru
23.
Всероссийская перепись населения 2010 года [электронный ресурс]: Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации//-Режим доступа: http://www.gks.ru
24.
Юн Санвон. Однажды сто лет назад // Российские корейцы. – 2014 – № 151. – С. 22-23.
25.
Замараева Ю.С. Актуальность исследований отношения мигранта и принимающей стороны в контексте современной философии культуры // Наука и современность. – 2010.-№ 5-3. – С. 96-100.
26.
Либакова Н.М., Сертакова Е.А., Колесник М.А., Ситникова А.А., Ильбейкина М.И. Современные стратегии социального позиционирования сибирских регионов // Социодинамика. — 2016.-№ 1.-С.162-189. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.1.17420. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_17420.html
27.
Новое будущее Сибири: ожидания, вызовы, решения. – Красноярск: СФУ, КГПУ им. В.П. Астафьева, 2013. С. 31.
28.
Разумовская В.А. Культурная информация: адаптация и отстранение в переводе // Профессионально-ориентированное обучение иностранным языкам. – 2014. – Т.8. – С. 125-129.
29.
Сертакова Е.А. Визуализация образа города и облика горожан в часовне Параскевы Пятницы в Красноярске // Урбанистика. — 2014.-№ 2.-С.50-64. DOI: 10.7256/2310-8673.2014.2.13271. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_13271.html
30.
Смирнова Т. Б. Этнические миграции в Сибири по данным статистики и неформальным наблюдениям // Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». – 2015.-1 (5). С. 21.
31.
Koptseva NP, Kirko VI. Post-Soviet practice of preserving ethnocultural identity of indigenous peoples of the North and Siberia in Krasnoyarsk Region of the Russian Federation. Life Sci J 2014;11(7):180-185
32.
Zamarayeva Y.S., Kistova A.V., Pimenova N.N., Seredkina N.N. Taymyr reindeer herding as a branch of the economy and a fundamental social identification practice for indigenous peoples of the Siberian Arctic // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015.-6 (3).-225-232. DOI 10.5901/mjss.2015.v6n3s5p225
33.
Маркова В.В. Демографическая политика в современной России: институциональные направления совершенствования. // Социодинамика. - 2012. - 1. - C. 80 - 92. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_21.html
34.
Севоян Д.Г., Мишунина А.А. Опыт и проблемы обеспечения муниципальными образованиями конституционного права народов на сохранение родного языка // Право и политика. - 2013. - 12. - C. 1606 - 1610. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10193.
35.
Храпов С.А. Аксиодинамика общественного сознания постсоветской России: социокультурный анализ // Философия и культура. - 2015. - 5. - C. 752 - 761. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.5.14234.
36.
Воронцова О.В. К вопросу об экологических функциях органов местного самоуправления (на примере Республики Коми). // Административное и муниципальное право. - 2014. - 10. - C. 1091 - 1100. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.10.12142.
References (transliterated)
1.
Zamaraeva J.S. What are Global Transformations Experienced by the Indigenous Peoples of the North? // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. – 2014.-10 (7).-1705-1718.
2.
Zamaraeva Yu.S. K voprosu o vozdeistvii global'nykh transformatsii na korennye narody Severa, kompaktno prozhivayushchie v regionakh Rossiiskoi Federatsii // Mezhdunarodnyi zhurnal prikladnykh i fundamental'nykh issledovanii. – 2014.-№ 5-1. – S. 113-116.
3.
Koptseva N.P., Kirko V.I. Etnicheskie kharakteristiki i ikh analitika v sovremennykh kul'turnykh issledovaniyakh // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2014.-№ 3. – S. 792.
4.
Reznikova K.V. Sotsial'noe konstruirovanie obshchenatsional'noi identichnosti v Rossiiskoi Federatsii. Avtoreferat dissertatsii kandidata nauk. – Krasnoyarsk, 2012.
5.
Libakova N.M., Sertakova E.A. Formation of Ethnic Identiy of the Indigenous Peoples of the North in Arts and Crafts on the Example of Bone Carving // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2015.-4 (8).-750-768.
6.
Berezhnova M.I., Pimenova N.N. Migratsiya kak sredstvo razvitiya territorii: istoricheskii primer Kolymskaya kraya // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. – 2015.-№ 1-1. – S. 1886.
7.
Teoriya i praktika prikladnykh kul'turnykh issledovanii: regional'nyi proekt. – SPb.: Eidos, 2013. S. 23.
8.
Seredkina N.N. Konstruirovanie pozitivnoi etnicheskoi identichnosti v polikul'turnoi sisteme. Avtoreferat dissertatsii kandidata filosofskikh nauk. – Krasnoyarsk, 2013. S. 15.
9.
Kolesnik M.A. Imaginary World as A Subject of “Eranos” Intellectual Group’s Research in the 30 – 80s of the XX Century // Journal of Siberian Federal University. Humanities & Social Sciences. 2016.-1 (9).-79-90.
10.
Sitnikova A.A. K voprosu o metodologii issledovanii kul'tury kak sotsial'no-antropologicheskoi sistemy // Sotsiodinamika. — 2015.-№ 1.-S.75-100. DOI: 10.7256/2409-7144.2015.1.14237. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_14237.html
11.
Koptseva N.P., Kistova A.V.. Konstruirovanie etnokul'turnoi i obshchenatsional'noi identichnosti kak filosofskaya problema. // Filosofiya i kul'tura.-2015.-№ 1.-C. 12-19. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.1.10695
12.
Il'beikina M.I. Nekotorye aspekty teorii sotsial'nykh tsennostei // Sotsiodinamika. — 2014.-№ 12.-S.78-89. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.12.13901. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_13901.html
13.
Choi Vu Ik. Sotsial'no-ekonomicheskie izmeneniya v zhizni rossiiskikh koreitsev v usloviyakh rynochnoi ekonomiki// Sotsiologicheskie issledovaniya. – 2015. – №4. – S. 29-34.
14.
Miz', N.G., Breslavets, A.A. Koreya – rossiiskoe Primor'e: put' k vzaimoponimaniyu – Vladivostok, 2009. – 204 s.
15.
Bugai N.F. Aktual'nye problemy istorii rossiiskikh koreitsev na postsovetskom prostranstve v diskussiyakh uchenykh – s.35-54 // Novye tendentsii sotsiokul'turnykh izmenenii v koreiskom i rossiiskom obshchestvakh. Sbornik statei / otv. red. R. K. Tangalycheva, V. V. Kozlovskii — SPb, 2015. — 420 s.
16.
Tolstykh I.N. Koreiskaya diaspora v Primorskom krae kak sotsial'noe yavlenie // «Intellektual'nyi potentsial Vuzov – na razvitie dal'nevostochnogo regiona Rossii». Sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii-Vladivostok, 2008. – Chast' 2. – S. 334-338.
17.
Son Zh.G. «Formirovanie novogo mentaliteta russkoyazychnykh koreitsev (1990-2014) // «Russkoyazychnye koreitsy stran SNG: obshchestvenno-politicheskii sintez za 150 let. Sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (g. Novosibirsk, 19 aprelya 2014 goda.).-Novosibirsk, 2014. – S. 43-53.
18.
Pereslavtsev N.I. K 150-i godovshchine nachala pereseleniya koreitsev v Primorskii krai // Sluzhu Otechestvu – 2014. – № 11.
19.
Larin L. A. Primorskii krai: Kratkii entsiklopedicheskii spravochnik. – Vladivostok, 1997. S. 41.
20.
Unterberger P.F. Priamurskii krai. 1906-1910 gg. Spb., 1912. Prilozhenie 1, s.3.
21.
Vsesoyuznaya perepis' naseleniya 1959 goda [elektronnyi resurs]: Natsional'nyi sostav naseleniya po respublikam SSSR//-Rezhim dostupa: http://www.demoscope.ru
22.
Vserossiiskaya perepis' naseleniya 2002 goda [elektronnyi resurs]: Naselenie po natsional'nosti i vladeniyu russkim yazykom po sub''ektam Rossiiskoi Federatsii//-Rezhim dostupa: http://www.perepis2002.ru
23.
Vserossiiskaya perepis' naseleniya 2010 goda [elektronnyi resurs]: Naselenie po natsional'nosti i vladeniyu russkim yazykom po sub''ektam Rossiiskoi Federatsii//-Rezhim dostupa: http://www.gks.ru
24.
Yun Sanvon. Odnazhdy sto let nazad // Rossiiskie koreitsy. – 2014 – № 151. – S. 22-23.
25.
Zamaraeva Yu.S. Aktual'nost' issledovanii otnosheniya migranta i prinimayushchei storony v kontekste sovremennoi filosofii kul'tury // Nauka i sovremennost'. – 2010.-№ 5-3. – S. 96-100.
26.
Libakova N.M., Sertakova E.A., Kolesnik M.A., Sitnikova A.A., Il'beikina M.I. Sovremennye strategii sotsial'nogo pozitsionirovaniya sibirskikh regionov // Sotsiodinamika. — 2016.-№ 1.-S.162-189. DOI: 10.7256/2409-7144.2016.1.17420. URL: http://e-notabene.ru/pr/article_17420.html
27.
Novoe budushchee Sibiri: ozhidaniya, vyzovy, resheniya. – Krasnoyarsk: SFU, KGPU im. V.P. Astaf'eva, 2013. S. 31.
28.
Razumovskaya V.A. Kul'turnaya informatsiya: adaptatsiya i otstranenie v perevode // Professional'no-orientirovannoe obuchenie inostrannym yazykam. – 2014. – T.8. – S. 125-129.
29.
Sertakova E.A. Vizualizatsiya obraza goroda i oblika gorozhan v chasovne Paraskevy Pyatnitsy v Krasnoyarske // Urbanistika. — 2014.-№ 2.-S.50-64. DOI: 10.7256/2310-8673.2014.2.13271. URL: http://e-notabene.ru/urb/article_13271.html
30.
Smirnova T. B. Etnicheskie migratsii v Sibiri po dannym statistiki i neformal'nym nablyudeniyam // Vestnik Omskogo universiteta. Seriya «Istoricheskie nauki». – 2015.-1 (5). S. 21.
31.
Koptseva NP, Kirko VI. Post-Soviet practice of preserving ethnocultural identity of indigenous peoples of the North and Siberia in Krasnoyarsk Region of the Russian Federation. Life Sci J 2014;11(7):180-185
32.
Zamarayeva Y.S., Kistova A.V., Pimenova N.N., Seredkina N.N. Taymyr reindeer herding as a branch of the economy and a fundamental social identification practice for indigenous peoples of the Siberian Arctic // Mediterranean Journal of Social Sciences. – 2015.-6 (3).-225-232. DOI 10.5901/mjss.2015.v6n3s5p225
33.
Markova V.V. Demograficheskaya politika v sovremennoi Rossii: institutsional'nye napravleniya sovershenstvovaniya. // Sotsiodinamika. - 2012. - 1. - C. 80 - 92. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_21.html
34.
Sevoyan D.G., Mishunina A.A. Opyt i problemy obespecheniya munitsipal'nymi obrazovaniyami konstitutsionnogo prava narodov na sokhranenie rodnogo yazyka // Pravo i politika. - 2013. - 12. - C. 1606 - 1610. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.12.10193.
35.
Khrapov S.A. Aksiodinamika obshchestvennogo soznaniya postsovetskoi Rossii: sotsiokul'turnyi analiz // Filosofiya i kul'tura. - 2015. - 5. - C. 752 - 761. DOI: 10.7256/1999-2793.2015.5.14234.
36.
Vorontsova O.V. K voprosu ob ekologicheskikh funktsiyakh organov mestnogo samoupravleniya (na primere Respubliki Komi). // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2014. - 10. - C. 1091 - 1100. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.10.12142.