Читать статью 'Так что же это такое - «симфоническая музыка»?' в журнале PHILHARMONICA. International Music Journal на сайте nbpublish.com
Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 1908,   статей на доработке: 354 отклонено статей: 433 
Библиотека

Вернуться к содержанию

PHILHARMONICA. International Music Journal
Правильная ссылка на статью:

Так что же это такое - «симфоническая музыка»?

Энфиаджян Арам Суренович

Преподаватель кафедры Симфо-электронной музыки в Общественной Организации "Арт-Гуманитарный Центр"

117321, Россия, Московская область, г. Москва, ул. Островитянова, 16, корп.4, оф. 122

Enfiajyan Aram Surenovich

Head of the OOO "Art-Humanitarian Center", Educator. the department of sympho-electronic music

117321, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, ul. Ostrovityanova, 16, korp.4, of. 122

aramenfi@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2453-613X.2015.4.16947

Дата направления статьи в редакцию:

09-11-2015


Дата публикации:

06-01-2016


Аннотация.

В статье рассматривается актуальная проблематика, связанная с отечественной, европейской и общемировой практикой использования искусствоведческого понятия «Симфоническая Музыка» (СМ). Отмечается различие версий и особенностей интерпретации термина СМ как в лите-ратуре сугубо музыковедческого профиля, так и в более широком культурологическом дискурсе. Устанавливается и анализируется степень эстетической, семантической и референтной соотнесённости СМ с исполнительской атрибутикой симфонического оркестра. Приводятся мно-гочисленные примеры музыкальных произведений, очевидная принадлежность которых к СМ ни в коей мере не обусловлена спецификой выразительных средств и возможностей симфонического оркестра. В процессе лоцирования различных музыковедческих аспектов понятия СМ, проводится его адекватная этимологическая и культурно-историческая корреляция со стержневой в русле заданной тематики лексемы «симфония». Показана ключевая и «цементирующая» роль в этом процессе конститутивной категории «симфонизм». Констатируется тот факт, что «симфоничность формы» музыкальных произведений определя-ется не какими-то устоявшимися «каноническими» схемами, а сложной внутренней организацией их музыкальной фактуры, связанной, в первую очередь, с непрерывностью развития и общей процессуальностью формообразования. Дополнительным признаком принадлежности к жанрам СМ признаётся колористичность звучания музыкальных произведений, обусловленная в том числе широтой и богатством их тембральной палитры. Осуществлено корректное искус-ствоведческое дефинирование понятия СМ в той его расширительной формулировке, универсальный характер которой позволяет обеспечивать адекватную идентификацию и верификацию всех произведений мировой музыкальной литературы, в полной мере соответствующих по ряду приоритетных критериев коренной жанровой атрибутике СМ. Введены вспомогательные музыковедческие понятия «условно симфоническая музыка» и «квазисимфоническая музыка».

Ключевые слова: симфоническая музыка, условно симфоническая музыка, квазисимфоническая музыка, симфония, симфонизм, симфонический оркестр, симфоническая форма, богатство тембральной палитры, органная симфония, симфо-электронная музыка

Abstract.

This article examines the relevant issue pertaining to Russian, European, and world practice of using the musicological notion of “symphonic music”. The author notes the differences in the versions and peculiarities of interpretations of the term “symphonic music” in both, literature of strictly musicological profile, as well as within the broader culturological discourse. The author determines and analyzes the level of aesthetical, semantic and referential correlation between symphonic music and performing attributes of symphonic orchestra. The article presents multiple example of musical works that although attributed to the symphonic music, are in no way substantiated by the specificity or the expressive means and capabilities of symphonic orchestra. In the process of locating the various musicological aspects of the notion “symphonic music”, the author gives its adequate etymological and cultural-historical correlation with the core lexeme “symphony”. The author reveals the key and “cementing” role of constructive category of “symphonism” in this process. It is stated that the “symphonicity of the form” of musical works is determined not by some established “canonical” schemes, but by a complex internal organization of their musical texture, which is linked, first and foremost, with the continuity of development and overall process of the formation.

Keywords:

symphonic music, conventionally symphonic music, quasi-symphonic music, symphony, symphony, Symphony Orchestra, symphonic form, tonal richness of the palette, Organ Symphony, symphonic electronic music

Если с вопросом, который вынесен в само название настоящей статьи (Так что же это такое - «симфоническая музыка?»), мы обратимся к авторитетным отечественным музыкальным словарям и энциклопедиям, то обнаружим, что понятие «симфоническая музыка» (СМ) в нашем академическом музыкознании определяется не иначе как «музыка, предназначенная для исполнения симфоническим оркестром (СО)» [1].

Однако научная валидность подобной формулировки не выдерживает никакой критики с точки зрения не только рафинированного музыковедения, но даже и простого здравого смысла. Доводы же в защиту этого утверждения таковы.

Во-первых, поскольку понятие СМ, являясь естественно антономичным по отношению к термину «лёгкая музыка», давно уже устойчиво ассоциируется с референтными модальностями (выражениями) «серьёзная музыка», «глубокая музыка», «сложная музыка», то, конечно же, далеко не каждое произведение, исполненное даже и средствами Большого СО (БСО), априори может быть признано СМ. Разумно ли, например, причислять к какому-либо жанру СМ безыскусно исполненные БСО «частушки» или «трёхаккордовый шансон»?

Во-вторых, помимо сочинений, предназначенных для исполнения именно СО, к СМ, с её титульным жанром «симфония», по определению должны быть отнесены также и симфонии для органа С. Франка, Ш-М. Видора, Ж. Гийю, симфонии для фортепиано Ш-В. Алькана, К. Сорабджи, Н. Бентзона, Дж. Вайта, симфонии, написанные отдельно для духовых и отдельно для струнных инструментов А. Хованесса, симфонии для хора a capella Г. Бантока, Р. Харриса, М. Уильямсона и т.д. [2] Ну а разве не апеллируют к понятию СМ «Симфонические этюды» для фортепиано Шумана, «Симфония-фантазия» для оркестра русских народных инструментов Глиэра, рок-симфонии П. Кулака, И. Калныньша, группы «ESSE»… ну и, наконец, целый ряд различных симфо-электронных произведений некоторых современных композиторов, включая автора настоящего исследования? [3]

И вот, приведённые выше достаточно убедительные и аргументы стимулируют уже нас дать определение СМ настолько ясно, чётко и корректно, чтобы его универсальный характер позволял обеспечивать адекватную идентификацию и верификацию всех произведений мировой музыкальной литературы, соответствующих по ряду приоритетных критериев коренной жанровой атрибутике СМ. А для надлежащего решения этой задачи нам необходимо провести скрупулезно выверенную семантико-этимологическую и культурно-историческую экспертизу стержневой в русле заданной тематики лексемы «симфония». Роль же ключевого и «цементирующего» фактора в процессе предстоящего дефинирования призван будет сыграть всесторонний музыковедческий анализ конститутивной категории «симфонизм». [4]

Как известно, слово «симфония» переводится с греческого языка как «созвучие», «благозвучие». Именно в таком исконно этимологическом значении данного понятия – не иначе как первозданное благозвучие Псалтири и слаженная гармония библейского молитвословия – должна восприниматься сегодня «Симфония псалмов» И. Стравинского. И в схожей трактовке термин «симфония» употребляется применительно не к одной лишь только музыке: так, например, «симфонической моделью» описываются в Православии идеальные взаимоотношения между церковью и государством на основе их гармоничного сотрудничества в деле достижения Царства Божьего.

Если же рассматривать это понятие в ключе сугубо искусствоведческом, то «симфониями» (часто в паре с противоположными по смыслу терминами — «диафония» или «антифония») с античных времён называли консонансы, то есть благозвучные сочетания тонов. В духовно-метафизическом ракурсе эти консонансы всегда ассоциировались с «гармонией сфер», а в плане их земного воплощения – с благозвучием вокального многоголосия (слово «симфония» часто использовалось в названиях сборников мотетов и прочей духовной музыки). Также с понятием «симфония» связывали звучание некоторых старинных музыкальных инструментов: органистра, различных видов колёсной лиры и других. [5]

Но постепенно слово «симфония» всё чаще стало употребляться в качестве обозначения специфического жанра музыки, который, творчески преобразовывая такие популярные виды музицирования как инструментальный концерт и сюита, стал обретать самостоятельность, претендуя при этом на статус высшей по своим внешним и внутренним проявлениям формы музыкального искусства. Ну а в новое время название «симфония» уже прочно закрепилось за тем хорошо нам знакомым жанром музыки, который обладает широчайшими возможностями для актуализированного отражения в музыкальном искусстве фундаментальных мировоззренческих проблем человеческого бытия в их наиболее значимых формах и проявлениях: социально-политических, эмоционально-психологических, теолого-философских, этико-духовных… [6]

В контексте же настоящего исследования особо важным для нас представляется именно то обстоятельство, что от слова «симфония» произошло и название СО, а вовсе не наоборот, как это ошибочно представляется тем музыковедам, которые до сих пор ещё продолжают ракурсировать симфонию и другие жанры СМ исключительно под исполнительскую атрибутику СО. Данный факт как раз и подтверждает правомерность связывания СМ с выразительными средствами и возможностями не одного лишь только СО, но также иных музыкальных ансамблей и даже отдельных инструментов без какого-либо на этот счёт табуирования.

Далее, с понятием «симфония» тесно соотнесён термин «симфонизм», который обозначает специфический тип композиторского мышления, каптирующего в сферу СМ различные жанры инструментальной и вокальной музыки. Как известно, слово «симфонизм», именно в качестве производного от лексемы «симфония», но не отождествлённого с ней, а приращённого ёмким идеологическим содержанием, впервые употребил русский музыкальный критик А. Серов [7]. А уже в широкий культурологический дискурс ввёл его академик Б. Асафьев, который исчерпывающе разработал это понятие также и в плане музыковедческом [8].

Утвердившееся в советской и постсоветской музыкальной науке понятие «симфонизм» в «асафьевском» смысле обобщённо трактуется как художественный метод философско-диалектического отражения действительности, раскрывающийся через глубокую и динамичную музыкальную драматургию. А из приведённого определения несложно заключить, что, как и жанр «симфония», понятие «симфонизм» связано отнюдь не с одной лишь только «музыкой, написанной для исполнения СО», но имеет в музыкальном искусстве область применения гораздо более широкую, относящуюся прежде всего к идейно-содержательной стороне того или иного музыкального произведения, ибо «дух симфонизма» может присутствовать в нём независимо от состава музыкантов его исполняющих. И, конечно же, основными признаками и внутренними качествами симфонизма (идейно-содержательной значимостью, процессуальной спецификой композиционного развития, нетривиальной структурой полифонической фактуры) уже по определению должны обладать все произведения, относящиеся к области СМ.

В качестве определённого эквивалента понятия «симфонизм», в английском языке используется иногда термин «symphonic process» («симфонический процесс»), экспликация которого может быть такой: «чем больше в музыке развития, фактурных изменений, игры мелодий, тем больше в ней симфонического процесса» [9]. Англо-германский же термин «symphonism» в его «асафьевской» интерпретации связывают обычно с характерной композиционной стилистикой известных произведений эпохи «социалистического реализма», каковыми, например, являются некоторые ранние симфонии Д. Шостаковича [10]. Впрочем, оно же, как и близкое ему по значению в некоторых романских языках понятие «sinfonismo», используется и для обобщённого описания симфонического творчества того или иного композитора, но с акцентировкой не столько на его идейном содержании и психолого-философской глубине, сколько на масштабности устоявшейся «симфонической формы» и колористическом блеске фактуры [11].

Да, конечно, с учётом этимологического значения лексемы «симфония» и монументальности связанного с нею жанра музыки, восприятие симфоничности именно как переплетения и цельного слияния в одно Созвучие многих красочно выписанных голосовых партий, указывает на ещё один дополнительный признак СМ, коим следует признать колористичность звучания музыкального произведении, связанную в том числе с широтой и богатством его тембральной палитры.

Что же касается «симфонической формы», то её часто соотносят с той широко распространённой циклической схемой, которая, придя на смену барочной («рондо-менуэтной») стилистике, и вобрав в себя мощную энергетику развитого сонатного аллегро, была тщательным образом разработана и доведена до совершенства в романтической традиции. Так, настоящими «симфониями для фортепиано» с устоявшимся постклассическим формообразованием: характерной структурной организацией тональных отношений и тремя стадиями конфликтного развития тематизма (экспозицией, разработкой, репризой), представляются поздние фортепианные сонаты Бетховена. Но, являясь нормативной для большинства композиторов 18-19 веков, и получив своё завершение в масштабных симфониях А. Брукнера, сегодня этот «сонатный симфонизм» свою былую универсальность и актуальность утратил. Нетипическую форму СМ начала приобретать ещё в программных симфониях Г. Берлиоза, а в арсенале симфонического мышления Г. Малера уже всецело преобладают композиционные приёмы свободно-процессуального развития музыкальной драматургии.

Таким образом, можно констатировать, что симфоничность того или иного музыкального произведения в аспекте формообразования характеризуются сегодня сложной внутренней организацией, связанной не с какими-либо «каноническими» схемами, а с общей процессуальностью непрерывного развития музыкальной фактуры.

И вот, результаты проведённой нами аналитической экспертизы позволяют уже вывести корректное определение СМ: «СМ – это музыка достаточно крупной формы, характеризующаяся (1) глубоким психолого-философским содержанием, (2) сквозной процессуальностью развития и (3) колористическим богатством фактуры» [12]. Как мы видим, при подобном дефинировании приоритетно-статусное  определение понятия «симфонизм» органичным образом ассимилируется с этимологической трактовкой лексемы «симфония», на основании которой толкование СМ общепринято утвердилось сегодня в мировой музыковедческой практике.

А поскольку последний (3) из критериев в приведённой дефиниции можно считать акцессорным, то к СМ допустимо причислять также и музыку, в полной мере отвечающую лишь первым двум базилярным критериям соответствия СМ. Однако подобную музыку целесообразно всё же было бы классифицировать как «условно симфоническую», дифференцируя её от удовлетворяющей всем трём критериям симфоничности «обычной» СМ.

В качестве же альтернативы номинации «условно симфоническая музыка» в дискутивных случаях можно рекомендовать к использованию название «квазисимфоническая музыка», в котором частица «квази», означая «близко», «подобно», какой-либо заведомо негативной коннотацией не обладает, чего, к слову, нельзя было бы сказать о частице «псевдо».

Понятно, что СМ, написанную для каких-либо малых ансамблей и сольных инструментов, следовало бы относить к условно симфонической или квазисимфонической. Но здесь эвентуальны исключения. Так, например, в акустической традиции данная установка не относится к СМ-опусам, предназначенным для исполнения на симфоническом органе, который по своей регистровой колористике, частотному диапазону и мощи звучания прекрасно конкурирует даже и с БСО [13].

Ну а вне акустической традиции абсолютно всей необходимой атрибутикой СМ в полной мере обладает музыка симфо-электронная (СЭМ), равной которой по беспредельному богатству тембральной палитры, как и по фактурным, динамическим, процессуальным и другим возможностям сегодня просто не существует. [14]

Библиография
1.
Штейнпресс В. С. Симфоническая музыка // Музыкальная энциклопедия / под ред. Ю. В. Келдыша. — М.: Советская энциклопедия, Советский композитор, 1973-1982.
2.
Brown, Howard Mayer. 2001. «Symphonia». The New Grove Dictionary of Music and Musicians, second edition, edited by Stanley Sadie and John Tyrrell. London: Macmillan Publishers.
3.
Энфи А. Симфо-электронная музыка: Генезис // Проблемы музыкальной науки, 2013, №1, с. 36-41
4.
Холопов Ю. Н., О понятии «симфонизм», в кн.: Б. В. Асафьев и современная музыкальная культура, М., 1986.
5.
Kennedy, Michael. 2006. «Symphony». The Oxford Dictionary of Music, second edition, revised, Joyce Bourne, associate editor. Oxford and New York: Oxford University Press.
6.
Попова Т. В., Симфоническая музыка, М., 1963
7.
Серов А. Н., Девятая симфония Бетховена, ее вклад и смысл // Современная летопись, 1868
8.
Асафьев Б. В., Симфонизм как проблема современного музыкознания, Л., 1926.
9.
Ulrich H., Symphonic music, N. Y., 1952
10.
Steinberg, Michael. The Symphony, Oxford University Press, 1995.
11.
Vatielli P., Primizie del sinfonismo, RMI, 1943, v. 47, p. 117-140
12.
Энфи А. Симфоническая музыка в свете положений «темброведения» и смежных музыкально-педагогических инноваций // Материалы VII Международной научно-практической конференции «Педагогика и психология, культура и искусство: проблемы общего и специального гуманитарного образования» / Казань, Отечество, 2013, с. 172-175
13.
Энфи А. Темброведение: новая органология начинается с «короля инструментов» // Музыка и время, 2015, №5 с. 47-49
14.
Волошина Л. К., Концепт учебной программы А. Энфи «Симфо-электронная музыка» как «духовный инжектор» российской педагогики искусства // Педагогика искусства, 2015, №2, с. 313-317, URL: http://art-education.ru/sites/default/files/journal_pdf/voloshina_313-317_1.pdf
References (transliterated)
1.
Shteinpress V. S. Simfonicheskaya muzyka // Muzykal'naya entsiklopediya / pod red. Yu. V. Keldysha. — M.: Sovetskaya entsiklopediya, Sovetskii kompozitor, 1973-1982.
2.
Brown, Howard Mayer. 2001. «Symphonia». The New Grove Dictionary of Music and Musicians, second edition, edited by Stanley Sadie and John Tyrrell. London: Macmillan Publishers.
3.
Enfi A. Simfo-elektronnaya muzyka: Genezis // Problemy muzykal'noi nauki, 2013, №1, s. 36-41
4.
Kholopov Yu. N., O ponyatii «simfonizm», v kn.: B. V. Asaf'ev i sovremennaya muzykal'naya kul'tura, M., 1986.
5.
Kennedy, Michael. 2006. «Symphony». The Oxford Dictionary of Music, second edition, revised, Joyce Bourne, associate editor. Oxford and New York: Oxford University Press.
6.
Popova T. V., Simfonicheskaya muzyka, M., 1963
7.
Serov A. N., Devyataya simfoniya Betkhovena, ee vklad i smysl // Sovremennaya letopis', 1868
8.
Asaf'ev B. V., Simfonizm kak problema sovremennogo muzykoznaniya, L., 1926.
9.
Ulrich H., Symphonic music, N. Y., 1952
10.
Steinberg, Michael. The Symphony, Oxford University Press, 1995.
11.
Vatielli P., Primizie del sinfonismo, RMI, 1943, v. 47, p. 117-140
12.
Enfi A. Simfonicheskaya muzyka v svete polozhenii «tembrovedeniya» i smezhnykh muzykal'no-pedagogicheskikh innovatsii // Materialy VII Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Pedagogika i psikhologiya, kul'tura i iskusstvo: problemy obshchego i spetsial'nogo gumanitarnogo obrazovaniya» / Kazan', Otechestvo, 2013, s. 172-175
13.
Enfi A. Tembrovedenie: novaya organologiya nachinaetsya s «korolya instrumentov» // Muzyka i vremya, 2015, №5 s. 47-49
14.
Voloshina L. K., Kontsept uchebnoi programmy A. Enfi «Simfo-elektronnaya muzyka» kak «dukhovnyi inzhektor» rossiiskoi pedagogiki iskusstva // Pedagogika iskusstva, 2015, №2, s. 313-317, URL: http://art-education.ru/sites/default/files/journal_pdf/voloshina_313-317_1.pdf