Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

К вопросу об уточнении понятий «этнос» и «этничность»

Резникова Ксения Вячеславовна

кандидат философских наук

доцент, кафедра культурологии, Сибирский федеральный университет

660049, Россия, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 452

Reznikova Kseniya Vyacheslavovna

PhD in Philosophy

Associate Professor of the Department of Cultural Studies at Siberian Federal University

660049, Russia, Krasnoyarsk,  Prospect Svobodny 79, room No. 452

k-reznikova@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7144.2014.12.1391

Дата направления статьи в редакцию:

29-11-2014


Дата публикации:

13-12-2014


Аннотация: Предметом исследования является характерная для социальных наук в XX-XXI вв. дискуссия о понятиях "этнос" и "этничность". В настоящее время значимость этнической принадлежности для людей возрастает. Для российской этнологии характерна определенного рода трансформация от концепций примордиализма к теориям социального конструирования этничности. Кроме того, в настоящее время появляются теории, синтезирующие и примордиализм, и социальный конструктивизм. Автор анализирует наиболее интересные точки зрения и приходит к выводу о востребованности социального конструирования современной российской позитивной этничности. Методология исследования связана с критическим анализом классических и современных теорий этноса и этничности. Проводится категориальный анализ этих понятий, раскрываются исторические формы теорий этноса. Основными выводами проведенного исследования являются положения о том, что существующие инварианты понимания этноса можно разделить на две основные группы. 1) Этнос понимается как общность, отделяющая себя от других на основе определенных реально существующих признаков. 2) Этнос понимается как «умственная конструкция». Первая из двух точек зрения является более ранней по своему происхождению и постепенно теряющей свои позиции под влиянием довлеющей в настоящее время парадигмы конструктивизма. Вторая точка зрения выглядит более продуктивной, она закрепляет за этносом его конструктивную природу, позволяет понимать этнос как подвижную структуру, при определении которой важными оказываются не какие-либо признаки, но представления об этих признаках.


Ключевые слова:

этнос, этничность, социальный конструктивизм, идентичность, социальное познание, примордиализм, социальное пространство, стратификация, культура, глобализация

УДК:

304.444

Abstract: The subject of the research is the discussion of the terms 'ethnos' and 'ethnicity' that was typical for social sciences in the XXth - XXIst centuries. Today the significance of ethnic affiliation is growing. For the Russian ethnology transformation from concepts of a primordializm to theories of social designing of ethnicity is characteristic a certain sort. Besides, now there are theories synthesizing both a primordializm, and social constructivism. The author analyzes the most interesting points of view and comes to a conclusion about a demand of social designing of modern Russian positive ethnicity. The methodology of research is connected with the critical analysis of classical and modern theories of ethnos and ethnicity. The categorial analysis of these concepts is carried out, historical forms of theories of ethnos reveal. The main conclusions of the conducted research are provisions that the existing invariants of understanding of ethnos can be divided into two main groups. 1) The ethnos is understood as the community separating itself from others on the basis of certain real-life signs. 2) The ethnos is understood as "an intellectual design". The first of two points of view is earlier on the origin and gradually losing the positions under the influence of the constructivism paradigm prevailing now. The second point of view looks more productive, it assigns its constructive nature to ethnos, allows to understand ethnos as mobile structure at which definition important are not any signs, but ideas of these signs.


Keywords:

ethnos, ethnicity, social constructivism , identity, social cognition, primordialism, social space, stratification, culture, globalization

В современной социальной науке особое место занимает проблема национальных отношений как в глобальном мире, так и в различных странах и государствах [7; 10; 13-17; 35-37]. Долгое время общественное бытие и общественное сознание, характерные для новой и новейшей истории России, рассматривались так, словно не существует различных национальных групп, различных этнических культур. Внимание исследователей привлекали экономические процессы и факторы, их определяющие, а также тенденции, характерные для внешней и внутренней политики, роль России в глобальном мире, ее экономические и политические перспективы.

Однако понимание социальной природы знания заставляет исследователей расширять исследовательское пространство. Социальная стратификация определяется не только отношениями к средствам производства и отношениями между экономическими классами. Социальная стратификация является результатом многих процессов, в том числе она складывается в культурном пространстве, которое определяется среди прочих факторов сферой этнических и межэтнических отношений.

Логика исследования требует провести содержательный анализ понятий «этнос» и «этничность». Для этого необходимо рассмотреть дискуссии, характерные для современного социального познания [39-85]. Эти дискуссии складываются из позиций различных ученых, занимавшихся теоретическими вопросами, касающимися обозначенных понятий. В рамках рассмотрения теорий этничности особое внимание уделяется социальному конструктивизму [13; 14; 18-20; 25-27; 35; 53-77].

В отечественной науке не всегда представляется возможным обнаружить границы между отдельными терминами. Так, А.И. Бочкарев, занимаясь систематизацией этнических общностей, рассматривает иерархию, складывающуюся из таких понятий, как «род», «племя», «народность», «национальность», «нация», «этнос». Согласно ему, род представляет собой группу людей, характеризующуюся «единым происхождением по одной линии» [4, с.22]. На базе нескольких родов, связанных кровными узами, возникло племя как «первая форма этнической общности» [4, с.22]. А.И. Бочкарев выделяет как базовые характеристики племени, так и его признаки. К первым относятся «присваивающее хозяйство…, половозрастное разделение труда, дополитическая, догосударственная форма организации власти в масштабах сравнительно небольших родственных коллективов» [4, с.22]; ко вторым – «наличие племенной территории, хозяйственная общность, самосознание и самоназвание, наличие собственного диалекта» [4, с.23].

Народность как этническая общность занимает промежуточное положение между племенем и нацией. Генезис народностей происходил посредством этнической консолидации племен: население росло, контакты между племенами становились более плотными и «при наличии близости языка и культуры государство оформляло консолидирующиеся племена в территориально-политическом отношении, создавая общность политических, экономических, социальных и иных интересов» [4, с.23]. В качестве характеристик народностей А.И. Бочкарев выделяет производящее хозяйство, политическую форму организации власти, распределительные отношения. Отличительными чертами народности от предшествующих этнических общностей являются политический фактор как один из серьезных механизмов этногенеза, заменивший брачно-родственные отношения. Образование народности влекло за собой большую культурную однородность общности, происходили массовые сборы людей для различных целей, создавались внутренние коммуникационные каналы, что со временем приводило к «постепенному нарастанию процессов самоконсолидации» [4, с.25].

«Этнос», синонимичный, по мнению А.И. Бочкарева, с понятием «народ», это «устойчивая группа людей, характеризующаяся общностью расовых признаков, языка, территории зарождения, особенностями быта, культуры, общим национальным и религиозным сознанием. …Это устойчивое, естественно сложившееся сообщество людей, противопоставляющее себя другим аналогичным сообществам, что определяется ощущением комплиментарности (свой - чужой) и отличается своеобразным стереотипом поведения» [4, с.28-29]. При этом комплиментарность определяется как «ощущение подсознательной взаимной симпатии (антипатии) членов этнического общества, определяющее деление на «своих» и «чужих»» [4, с.29], а стереотип поведения – как «система поведенческих навыков, предаваемая из поколения в поколение через обучение и воспитание и в большей мере через условный рефлекс подражания» [4, с.29]. В качестве свойств этноса А.И. Бочкарев называет мозаичность, структурность и изменчивость, при этом структурность является важнейшим свойством, позволяющим этносу адаптироваться и выживать в новых условиях, придающим ему устойчивость.

Если А.И. Бочкарев занимается рассмотрением исторического генезиса понятий, обозначающих этнические общности, то Л.Н. Гумилев сконцентрируется на разработке концепции этногенеза, или процессе возникновения этнических общностей. Его концепция, изложенная наиболее полно в работе «Этногенез и биосфера Земли», известна как пассионарная теория этногенеза и является одной из наиболее детально разработанных теорий этноса в отечественной науке. Л.Н. Гумилев полагал, что отправной точкой этногенеза является воздействие определенного типа излучения из космоса, которому подвергается наша планета, вызывающее мутацию гена человека, ответственного за восприятие энергии, исходящей от внешнего мира. Если до мутации человек воспринимает от внешнего мира энергии ровно то количество, которое необходимо, то после нее он становится могущим воспринять большее ее количество. Избыток этой энергии предопределяет тягу человека к деятельности, или пассионарность.

Избыточная энергия может пойти на создание новой религии, на прорыв в науке, на завоевание; если же воедино в благоприятных ландшафтных условиях собираются люди, обладающие пассионарностью, это дает толчок началу этногенеза, проходящему ряд последовательных фаз: фазу подъема, акматическую фазу, фазу надлома, инерционную фазу, фазу обскурации, фазу регенерации, мемориальную фазу. Причем, Л.Н. Гумилев говорит о том, что не каждый этнос проходит все фазы, в частности, фаза обскурации, или старение этноса, может привести как к гибели этноса, так и к достижению этнического гомеостаза. Таким образом, Л.Н. Гумилев исходил из природно-биологического характера этноса, полагая, что последний представляет собой часть биоорганического мира, возникающую в определенных климатических и географических условиях [7; 8].

Другой отечественный ученый, создавший не менее стройную теорию этноса, это Ю.В. Бромлей. Он разрабатывает признаки, по которым возможно выделить этнос из других человеческих общностей. Он заявляет, что этносом может называться только народ, имеющий самоназвание. Называя этносы сопоставимой категорией, Ю.В. Бромлей заявляет, что эта сопоставимость базируется на ряде объективных свойств этносов, «которые существуют независимо от субъективного желания их членов и воспринимаются ими в качестве отличительных черт своей общности» [6, с.49]. Подходя к вопросу изучения объективных свойств диахронически, Ю.В. Бромлей обозначает четыре таких свойства и, используя метод фальсификации, заявляет, что два из них не выдерживают критики. Так, важнейшим условием формирования этноса выступает территориальная целостность, но Ю.В. Бромлей аргументировано заявляет, что «целостность территории не является строго обязательным фактором воспроизводства всех его частей. И носители одного этнонима, проживающие на отдаленных друг от друга территориях, нередко из поколения в поколение сохраняют свою этническую принадлежность» [6, с.50].

Другим базовым элементом этноса, не выдержавшим критики, является раса. Ю.В. Бромлей, обращаясь к проблематике расовой однородности или дифференциации этносов, привел две диаметрально противоположные точки зрения. Одна из них принадлежит советским этнологам и заключается в том, что большая часть народов мира обладает сравнительно однородным расовым составом; другая точка зрения, которой придерживались советские антропологи, напротив, подчеркивает неоднородность физических типов этнических общностей. Объясняется наличествующая противоположность взглядов тем, что за основу исследователями были взяты таксономические единицы разных уровней. Ю.В. Бромлей придерживается первой точки зрения, аргументируя это следующим образом: «примерно 30% населения мира принадлежит к смешанным и промежуточным в расовом отношении группам, а это крайне затрудняет использование антропологических показателей в качестве этнодифференцирующих признаков. Значительная часть этносов состоит из людей, принадлежащих к разным расам. Совершенно неправомерно утверждение, что расовое единство является обязательным признаком любой этнической общности» [6, с.52].

В качестве наиболее существенного свойства, лежащего в основе этнического размежевания людей, согласно Ю.В. Бромлею, выступает культура «в самом широком смысле этого слова. Именно в сфере трактуемой таким образом культуры обычно и сосредоточены все основные отличительные особенности нардов-этносов» [6, с.56]. Эти особенности могут быть проявлены как в духовной, так и в материальной культуре. Но Ю.В. Бромлей делает оговорку, согласно которой не каждая культурная общность есть этнос: «этнос представляет только та культурная общность людей, которая осознает себя как таковую, отличая себя от других аналогичных общностей» [6, с.56]. И еще одним базовым элементом автор обозначает единство психики: «культурное единство членов этноса неразрывно связано с наличием у них определенных общих черт психики» [6, с.56].

Определяя этнос как «исторически сложившуюся на определенной территории устойчивую межпоколенную совокупность людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированном в самоназвании (этнониме)» [6, с.57-58], Ю.В. Бромлей замечает, что с течением времени меняется содержание этнических связей, так, если на ранних этапах этнической истории первостепенное место занимали представления об общности происхождения, о родстве членов этнической общности, то со временем главную роль начинают играть автостереотипы, являющиеся, по словам Ю.В. Бромлея, субъективным отражением объективных свойств этноса, таких как обычаи, обряды, язык и др. Приведя дефиницию, данную понятию «этнос» Ю.В. Бромлеем, невозможно не обозначить и точку зрения ученых, находящихся в конфронтации к ней. Это противостояние основано на невозможности индуктивного выведения определения понятия «этнос», на чем настаивает, например, С.А. Токарев: «в этнографической науке уже давно установился взгляд, что этнические общности, т.е. попросту народы, отличаются друг от друга не по одному какому-нибудь признаку, а по совокупности нескольких признаков: язык, территория, общее происхождение, экономические связи, политическое объединение, культурные особенности, религия и прочее. На первое место в числе этих признаков выдвигаются то один, то другие. В то же время нельзя определять этническую общность путем перечисления всех «видовых» признаков, которые играют роль в том или ином случае, ибо ни один из этих признаков не оказывается обязательным» [37, с.43].

П.Л. Белков останавливается на разных значениях, в которых употребляется понятие «этнос», в частности, он выделяет три таковых. Во-первых, это «народ» - «указания на определенный класс эмпирических объектов в виде групп людей, выделяемых по признакам культурного отличия» [1, с.158]. Во-вторых, это «отдельная культура», П.Л. Белков уточняет, что имеются в виду аспекты отдельной культуры, ассоциирующиеся с понятием «бесписьменная культура». В-третьих, это «теоретический объект, представляющий собой абстракцию только одного свойства культуры изменяться во времени и пространстве» [1, с.161]. Обращаясь к теории познания, П.Л. Белков говорит о том, что этнос – «это идеализированный объект, являющийся абстрактным образом конкретных «сгустков» человеческой культуры» [1, с.161]. П.Л. Белков, разбираясь в проблеме этноса, заявляет, что «проблема этноса – это не проблема придания недостающей четкости некоторому довольно расплывчатому представлению о «народах», которое дается нам изначально на стадии созерцания в виде множества эмпирических объектов. Это проблема или, лучше сказать, задача конструирования объекта исследования этнографии» [1, с.161].

П.Л. Белков заявляет, что «в конечном счете, единственное свойство, которое представляет понятие этноса – это свойство «народа» отличаться по своей культуре от других «народов»» [1, с.162], при этом он отмечает, что данный вывод не является неожиданным для этнографов, ссылаясь на то, что такие этнографы как Ю.В. Бромлей, А.К. Байбурин, К. Леви-Стросс отмечали, что этнография изучает культурные различия. В.А. Тишков, утверждает, что «этносы – «умственная конструкция», существующая в головах этнографов, что «реально существует лишь некоторое «культурное многообразие», «континуум существующих и отличных друг от друга элементов общества и культуры»» [1, с.164]. П.Л. Белков отмечает, что «с точки зрения логики вывод об этническом самосознании как сущности этноса абсолютно корректен, но он не устраивает ни Ю.В. Бромлея, ни Л.Н. Гумилева, так как это противоречит их материалистическим принципам» [1, с.166]. В.А. Тишков не только предполагает, что этнос – это умственная конструкция, он отмечает, что общепринятого определения понятия «этнос» не существует, в то время как дефиниция «этничности» может быть дана довольно однозначно: это «широко используемая в науке категория, обозначающая существование культурно отличительных (этнических) групп и форм идентичности. …Это форма социальной организации культурных различий» [36, с.229-230]. Разнообразные теории этничности в контексте дискуссии об этносе требуют отдельного рассмотрения.

Таким образом, проведение содержательного анализа понятий «этнос» и «этничность» продемонстрировало, что наличествует множество точек зрения на их природу и это является неоспоримым доказательством значимости названных понятий. Весомость понятий свидетельствует об актуализации процессов этнической идентичности, что напрямую связано с процессом глобализации. Именно глобализация, по мнению ряда исследователей, ведет вовсе не к гомогенизации мира, но, напротив, к его гетерогенизации, к возрождению отдельными народами своей идентичности, своей истории и традиций. А для этого возрождения необходимой является теоретическая база, создающаяся учеными, стремящимися разработать понятийный аппарат, важное место в котором отводится «этносу», ведь глобализация свидетельствует о том, что именно его содержание будет определяющим для общественного сознания.

Свойство социального пространства постоянно изменяться влечет за собой существование спектра инвариантов содержания «этноса», что и обнаружилось в настоящем исследовании. Следует отметить, что по большому счету эти инварианты можно разделить на две основные группы. Согласно одной из них, этнос понимается как общность, отделяющая себя от других на основе определенных реально существующих признаков. С другой стороны, этнос понимается как «умственная конструкция». Первая из двух обозначенных точек зрения является более ранней по своему происхождению и постепенно теряющей свои позиции под влиянием довлеющей в настоящее время парадигмы конструктивизма. Вторая точка зрения выглядит более продуктивной, она закрепляет за этносом его конструктивную природу, позволяет понимать этнос как подвижную структуру, при определении которой важными оказываются не какие-либо признаки, но представления об этих признаках: представления об общей истории, миф о происхождении и т.д.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.