Рус Eng Cn Перевести страницу на:  
Please select your language to translate the article


You can just close the window to don't translate
Библиотека
ваш профиль

Вернуться к содержанию

Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о сохранении и воспроизводстве традиционной культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в Сибирском федеральном округе

Копцева Наталья Петровна

доктор философских наук

профессор, кафедра культурологии, ФГАОУ ВПО "Сибирский федеральный университет"

660041, Россия, г. Красноярск, проспект Свободный, 79, оф. 4-52

Koptseva Natalia Petrovna

Doctor of Philosophy

professor of the Department of Cultural Studies at the Siberian Federal University

660041, Russia, g. Krasnoyarsk, ul. Pr. Svobodnyi, 79, of. 4-52

decanka@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.12.1076

Дата направления статьи в редакцию:

17-11-2013


Дата публикации:

1-12-2013


Аннотация: Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, компактно проживающие в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Сибирского федерального округа; механизмы сохранения уникальной культуры этнической культуры. Государственная культурная политика в области сохранения, трансляции, развития уникальной этнической культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Работа исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации, входящих в состав Сибирского федерального округа, связанная с сохранением и трансляцией уникальной этнической культуры коренных малочисленных народов. Концептуальный анализ, полевые исследования, анализ современной отечественной и зарубежной научной литературы, моделирование, фокус-группы, экспертные интервью. Проанализировано актуальное состояние коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, компактно проживающих в Сибирском федеральном округе Российской Федерации. Выявлены основные тенденции государственной культурной политики, связанной с сохранением и трансляцией уникальной этнической культуры. Предложены новые механизмы сохранения и трансляции уникальной этнической культуры, связанные с одаренными детьми, адаптацией молодежи коренных народов к образовательной городской среде.


Ключевые слова:

северные территории, Сибирский федеральный округ, коренные малочисленные народы, Север, Сибирь, Дальний Восток, культурное наследие, государственная политика, этническая идентичность, культурная идентичность

Abstract: Indigenous small ethnic communities of the North, Siberia and Far East live in the constituents of the Russian Federation forming part of the Siberian Federal District. The author discusses state cultural policy in the sphere of preservation and development of the unique ethnic culture of indigenous small communities in the North, Siberia and Far East. She also touches upon activities performed by the executive authorities of the Russian Federation constituents forming the Siberian Federal District that are aimed at preservation and translation of the unique ethnic culture of small ethnic communities. In her research the author used such methods as the conceptual analysis, field researches, analysis of modern Russian and foreign scientific literature, modeling, focus group and interviews with experts. She also analyzes the current status of indigenous small ethnic communities of the North, Siberia and Far East. The author defines the main tendencies of state cultural policy aimed at preservation and translation of the unique ethnic culture and offers new ways to preserve and translate the unique ethnic culture. These ways deal with gifted children and adaptation of the younger generation to the educational urban environment. 


Keywords:

Nothern Territories, Siberian Federal District, indigenous small ethnic communities, North, Siberia, Far East, cultural heritage, state policy, ethnic identity, cultural identity

1. Введение в проблему. Задача сохранения уникального социально-культурного пространства коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока требует интеграции различных гуманитарных наук: философии культуры, теории и методологии культуры, этнологии, социальной и культурной антропологии, истории культуры, лингвокультурологии. Большое значение имеют методологические стратегии исследования данного культурного пространства, которые обязательно должны быть основаны на системном подходе, подразумевающем, что социально-культурное пространство коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока основано на традиционном природопользовании и на разнообразных хозяйственных и культурных практиках, в которых сохраняются их языки. Однако традиционное природопользование этих этнокультурных групп имеет предел для роста качества их жизни. Зачастую традиционное природопользование может обеспечить лишь крайне низкий уровень качества жизни, особенно это касается тех этнокультурных групп, которые заняты кочевым оленеводством, сбором дикороссов, рыбной ловлей и охотой [8; 14].

В настоящее время остро стоит вопрос о разработке особых моделей социально-экономического и социально-культурного развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, где культурные ценности и идеалы этих этносов «одеваются» в современную оболочку, прежде всего, цифровую, сохраняются через специальные меры государственной поддержки по отношению к уникальному культурному наследию: фольклору, языкам, декоративно-прикладному искусству, архитектуре с элементами этномифологической символики и т.д. [1; 6; 9; 10]

В последние десятилетия в информационном пространстве различных стран, регионов, культурных групп появляется и начинает активно использоваться понятие циркумполярной цивилизации – особом типе социально-экономического и социально-культурного развития этнокультурных групп, проживающих за Полярным кругом [1; 11; 12; 15]. Речь идет о регионах таких стран как США, Норвегия, Швеция, Российская Федерация, Канада. И хотя само по себе понятие «циркумполярной цивилизации» является спорным, дискуссионным и отнюдь не общепризнанным, нельзя не отметить особую экологичность культурного пространства северных народов, их гармоничное со-бытие с суровой природой Севера, тундрой, лесотундрой и тайгой.

В настоящее время начинается реиндустриализация северных и арктических зон Российской Федерации. Известно, что коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока особенно уязвимы перед ино-цивилизационным влиянием, который несет с собой индустриализация в места их традиционного компактного проживания [2; 5; 6-8]. В многонациональном обществе, которым является сегодня общество Российской Федерации, требуется особое ценностное отношение к культурам малых по численности народов, нужна специальная государственная поддержка, связанная с современными практиками виртуализации уникального культурного наследия, оцифровки визуальной и аудиальной культуры коренных малочисленных народов.

2. Коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока в Сибирском федеральном округе

На территории Сибирского федерального округа (СФО) в 10 субъектах РФ компактно проживают 18 малочисленных народов Севера, общей численностью 53,9 тыс.чел. (21,8% от численности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в Российской Федерации). Удельный вес населения территорий, входящих в перечень мест традиционного проживания коренных малочисленных народов, составлял в среднем по округу по данным переписи 2010 г. 7,1% от общей численности населения. При этом для Республики Алтай этот показатель был равен 27,9%, Кемеровской области – 21,4%, Томской области – 15,7%. Удельный вес численности КМНС в общей численности населения территорий, входящих в перечень мест традиционного проживания КМН составлял в среднем по округу 5,2%. При этом для Республики Тыва этот показатель был на уровне 25,0%, Красноярского края – 20,0%, Республики Хакасия и Забайкальского края - соответственно 19,0% и 18,1% .

Многие представители коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока стремятся сохранить традиционный образ жизни, рассматривают следование культурным традициям как важный фактор своего комфортного существования и как важное условие воспитания подрастающего поколения.

Начиная с 2009 года, соответствующие меры, а также строительство объектов социальной инфраструктуры и др. осуществлялись в рамках предоставления из федерального бюджета специальных субсидий бюджетам субъектов Российской Федерации, в которых проживают коренные малочисленные народы Севера, на поддержку этих народов.

Всего в 2009-2010 годах на поддержку мер по сохранению культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока из федерального бюджета и консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации предусматривались ассигнования в размере свыше 73 млн.. рублей из 2,4 млрд. руб. всех бюджетных ассигнований на поддержку коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, т.е. 3% от суммы всех ассигнований.

(Источник: решение Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 18 ноября 2011 года № 57К (824) «О результатах контрольного мероприятия «Проверка использования бюджетных средств, направляемых на поддержку экономического и социального развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации за 2009-2010 годы»).

3. Состояние нормативно-правовой базы, регулирующей культурное развитие коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в субъектах Федерации Сибирского федерального округа

В Российской Федерации наиболее развитую нормативно-правовую базу, связанную с сохранением и воспроизводством культурного наследия КМНС С и ДВ, имеют следующие субъекты: Республика Саха (Якутия), Ямало-Ненецкий автономной округ, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, где базовым принципом сохранения культуры является единство традиционного природопользования, родных языков, образовательных практик и культурного наследия коренных малочисленных народов.

В субъектах РФ Сибирского федерального округа положение с нормативно-правовой базой, регулирующей сохранение и воспроизводство культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, обстоит неравномерно. Наиболее развитую нормативно-правовую базу имеют Забайкальский край, Алтайский край, Республика Бурятия и Красноярский край. Однако отсутствие соответствующих нормативно-правовых документов в субъектах Федерации, нельзя оценивать однозначно. Одним из выводов может быть следующий – в некоторых субъектах РФ Сибирского федерального округа отношения в сфере культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока регулируются не в правовой сфере, а непосредственно в социальной и духовной. Об этом свидетельствуют многочисленные события, культурные практики, которые развиваются в этих субъектах. Например, этот вывод абсолютно правомерен для Республики Хакасии, Республики Тыва, Томской области, Кемеровской области, Иркутской области, Республики Алтай. Несмотря на явную недостаточность нормативно-правовой базы в этих регионах активно развивается социально-культурная деятельность, связанная с воспроизводством культурного наследия коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

В ряде регионов сформировались брендовые мероприятия, которые активизируют процессы региональной культурной идентичности: Международный форум Республики Хакасия «Историко-культурное наследие как ресурс социокультурного развития региона», регулярно проводимый Республиканский фестиваль эвенкийской музыки имени В.С. Гончикова в Бурятии, Международный Арктический фестиваль «Притяжение Таймыра» в Красноярском крае и другие.

Во всех десяти субъектах Российской Федерации Сибирского федерального округа проводятся региональные, муниципальные и локальные мероприятия, связанные с календарными праздниками, этнокультурными обрядами и традициями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, развиваются народные художественные промыслы, музыкальное и декоративно-прикладное искусство, спорт и физическая культура в национальном контексте.

В подавляющем большинстве субъектов действуют музеи или музейные экспозиции, связанные с культурным наследием коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В ряде субъектов Российской Федерации созданы информационные порталы этого культурного наследия. Обязательным элементом национальных праздников являются национальные спортивные состязания.

В каждом регионе Сибирского федерального округа, где проживают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, сохраняются издания и СМИ на родных языках этих народов, хотя данные информационные и другие языковые практики распределены по регионам неравномерно.

4. Проблемы сохранения и воспроизводства уникальной культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в Сибирском федеральном округе

1) сохранение и воспроизводство культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока напрямую связано с традиционным природопользованием, родными языками этих народов и соответствующими образовательными практиками; разрушение традиционного природопользования и родных языков ведет и к потере культурного наследия; следовательно, решение проблемы культурного развития может быть только комплексным, его нельзя оторвать от экономических и социальных процессов развития территорий – мест компактного проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока; скорее всего, в будущем сохранение и воспроизводство их культурное наследие будет связано с этническими деревнями, национально-культурными парками, многопрофильными национально-культурными центрами; а также с образовательными программами на базе этого культурного наследия и научными программами по его изучению;

2) современная инфраструктура социально-культурной деятельности связана с современными информационными технологиями; северным и арктическим территориям нужен высокоскоростной ИНТЕРНЕТ в местах компактного проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, информационные культурные порталы с контентом на родных языках, с возможностью социальных коммуникаций, обсуждений, дискуссий, обмена опытом, с образовательными дистанционными программами и т.д.; для этого необходима определенная подготовительная работа по оцифровке культурного наследия, создание музеев новой формации не только как хранилищ материальных предметов, но и как организованного пространства для активизации культурных практик;

3) сохранение и развитие родных языков связано с нормативно-правовым статусом этих языков, образовательными региональными программами обучения детей на родных языках, программами переобучения взрослых на родных языках, СМИ на родных языках, а также с издательской деятельностью как в бумажном, так и цифровом формате;

4) повышение статуса культурного наследия коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока может происходить в связи с презентацией этого наследия на федеральном и международном уровне, через принятие программ мероприятий федерального и международного уровня, а также через развитие научно-образовательных центров изучения культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока через полевые (в том числе фольклорные) исследования и через различные социально-культурные проекты на научной основе;

5) большое значение имеют современные практики, связанные с особыми субъектами культуры – одаренными детьми, молодыми людьми, в том числе в области различных наук, искусств и спорта; целенаправленное формирование новой интеллектуальной, художественной и спортивной элиты из числа детей и молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока в контексте национальных искусств, национальных спортивных занятий, инженерно-технической деятельности в своем поселении и т.д. позволит сохранить и приумножить культурное наследие носителей данной культуры [9; 10].

Таким образом, сегодня органам законодательной и исполнительной власти, муниципалитета, где компактно проживают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, необходимо действовать, исходя из конкретных этнокультурных стандартов качества жизни и индикаторов его роста, характерных для внутренней культуры каждого отдельного народа, отдельного рода, конкретной семьи. Малочисленность этих народов позволяет создать Социально-антропологические центры, где будут концентрироваться знания о каждом человеке, каждой семье, реальных проблемах и реальных жизненных траекториях и вырабатываться соответствующие эффективные способы решения этих проблем. Создание и сопровождение такой базы данных предположительно станет условием адресной помощи государства каждому конкретному человеку, живому носителю уникальной культуры [15].

Этнокультурные группы, компактно проживающие на северных и арктических территориях Российской Федерации, имеют своеобразную социокультурную динамику. Их этнокультурный генезис значительно отличается от других этнокультурных групп, в том числе от социокультурной динамики аборигенов Австралии или Северной Америки. Если процессы колонизации Россия начала одновременно с Португалией и Британией, то в отличие от этих государств, потерявших свои колонии в XX в., Российское государство развивает свои северные территории не как колонии, а как неотъемлемую часть своей страны и своей исконной территории. Тем не менее, межкультурные различия между урбанизированным социально-культурным пространством большинства российских этнокультурных групп и традиционным социально-культурным пространством коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока так велики, что в настоящее время возникла необходимость в специальном проектировании социодинамики культуры этих народов. Представляется, что для этого можно использовать модель, предложенную знаменитым французским исследователем Абрахамом Молем.

Абрахам Моль в работе «Социодинамика культуры» [13] предлагает управлять развитием социокультурных циклов через средства массовой коммуникации. Такая модель социокультурного управления могла бы быть плодотворно применена в процессе социокультурного проектирования процессов жизнедеятельности представителей коренных народов Севера. В этом случае первым этапом должно стать исследование специфики циклов распространения культуры посредством различных каналов коммуникации, характерных именно для изучаемых этносов, выявление актуальных для них культурных систем, каналов распространения, идей сообщений культуры, семантического и эстетического наполнения этих сообщений, формы сообщений и т.д. Следующим этапом должно стать моделирование специфических циклов культурной динамики для каждого из каналов и каждого из этосов. Например, очевидно, что для представителей коренных народов Севера, проживающих на далеких факториях, социокультурный цикл театра будет не актуален в связи с его недоступностью, а вот социокультурный цикл музыкального сообщения вполне может оказаться актуальным. Поэтому для каждого этноса может быть построена своя система социокультурных циклов, которые будут опосредованы определенными средствами массовой коммуникации. При этом каждый этнос имеет свою культурную таблицу и характеризуется своей, специфической памятью мира. Т.е. влияние циклов распространения культуры будет накладываться каждый раз на эту специфическую социокультурную таблицу и, вполне вероятно, что в одном этносе окажутся востребованы одни аспекты сообщения культуры, а в другом – другие аспекты того же сообщения, а в третьем, это культурное сообщение окажется вовсе не актуально. После выявления этой специфики, необходимо будет исследовать те каналы массовой коммуникации, посредством которых может быть оказано влияние на тот или иной этнос (например, не везде может оказаться влиятельным телевидение в связи с отсутствием телевизионных аппаратов, или недостаточностью эфирного сигнала и т.д.). Далее необходимо будет выстраивать возможные схемы управления культурой этноса посредством трансляции определенных сообщений культуры с определенными идеями через определенные средства массовой коммуникации.

Вторая модель, которая может быть использована для констурирования современной социодинамики коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, - это модель, которую создал и разработал Вольфганг Вайдлих.

Вольфганг Вайдлих в работе «Социодинамика. Системный подход к математическому моделированию в социальных науках» [3] предлагает использовать методы математического моделирования для прогнозирования сценариев развития не только биологической или физической, но и социальной систем. В его работе последовательно доказывается возможность такого подхода с помощью аналогий между перечисленными тремя видами систем и их исследованиями. Однако автор подчеркивает сложность исследования социальных систем по сравнению с другими, говорит о том, что элементы любой социальной системы сами по себе представляют сложные системы, которые находятся в отношениях самосогласованности и подчиненности. В связи с такой сложной организацией социальных систем социодинамическое моделирование приобретает ряд специфических характеристик: моделирование возможно только на мезо- и макроуровне, переменные, необходимые для описания модели выделить достаточно непросто, иногда социальная система настолько сложна, что не может быть описана одной моделью, в связи с чем приходится выбирать наиболее необходимый аспект системы для построения модели.

Вайдлих анализирует виды переменных, необходимых для создания модели, а затем раскрывает особенности создания социодинамических моделей на примере четырех социальных систем – демографии (миграции населения), социологии, экономики и региональной науки.

Подход, предлагаемый В.Вайдлихом, обозначенный им как социодинамическое моделирование может быть успешно применен при изучении культуры коренных малочисленных народов Севера. Причем, применение этого метода видится в самых разных областях культуры коренных этносов: в области демографии и прогнозирования численности коренного населения северных территорий, в области экономики – при исследовании возможностей и перспектив развития традиционных промыслов (оленеводства, охоты, переработки пантов и изготовления пантовой продукции, рыболовства), в области образования, в области сохранения национального культурного наследия (языка, мифологических представлений, прикладных художественных промыслов), в области изучения социального состава, социальной стратификации и перспектив социального развития коренных народов и т.д. Метод Вайдлиха предполагает не только изучение текущей ситуации во всех этих областях культуры коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, но и позволяет смоделировать возможные сценарии динамики той или иной социальной системы и спрогнозировать возможность развития каждого из сценариев, а значит, сделать выводы о наибольшей вероятности некоторых из них и при необходимости принять превентивные меры для того, чтобы уменьшить вероятность развития негативных сценариев и увеличить вероятность развития позитивных сценариев.

Однако для реализации данного метода необходимо привлечение большой группы экспертов из различных областей научного знания, необходимых для проведения предварительного качественного исследования и обнаружения необходимых конфигураций переменных [4-6].

Таким образом, современное социально-культурное пространство коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока формируется на грани разрешения главного противоречия: противвречия между уникальными традиционными культурными ценностями, закрепленными в традиционном природопользовании, с одной стороны, и современными культурными практиками, господство которых базируется на бурном развитии информационных технологий, с другой стороны. Представляется, что разрешение этого противоречия приведет к появлению современных информационных форм социокультурного пространства этих народов. Социальная структура выявит свои характерные тенденции через виртуализацию, а культурные коды получат новую жизнь в сетевом пространстве и современных информационных практиках. Информационные технологии смогут выступить импульсом к созданию новых рабочих мест на северных территориях. Новая профессиональная среда, возникающая в этих регионах Российской Федерации, будет способствовать как экономическому развитию северных территорий, так и проявит эффекты уникальных культурных практик северных народов, построенных на гармоничном единстве человеческих сообществ и родной северной земли.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.