Рус Eng Одобренные статьи: 18392    Отправленные на доработку статьи: 1384   Отклонённые статьи: 1533  
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Все статьи журнала "Исторический журнал"

Антон Васильев Из истории рыцарских турниров
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 12, 2014

Первые письменные упоминания о военных играх, к которым, согласно общепринятой точке зрения, восходят рыцарские турниры, встречаются еще у древнеримского историка Тацита. Они проводились на различных церемониях – при выборах нового вождя, в обрядах инициации юношей в германских племенах. Подобные спортивные состязания проводились и в самом Риме. Но истинный размах турниры приобрели лишь в средневековой Европе, с формированием рыцарского сословия возникшего у франков в связи с переходом в VIII веке от народного пешего войска к конному войску вассалов. Считается, что первое состязание между конными рыцарями в Европе было проведено, как потешная битва, по случаю заключения союза между королями Карлом Лысым и Людовиком Немецким в 842 году – два отряда, равные по количеству воинов, и набранные из обеих армий, симулировали атаки и отступления, как в реальном бою. Короли также устремлялись друг на друга, изображая бой на копьях. В конце концов, победила дружба, и новый союз торжественно отпраздновали. В сущности, это была театральная постановка, и турнирное правило было лишь одно: силы обоих сторон должны быть равны. Есть также данные о том, что нечто подобное было организовано, как регулярно проводимые воинские игры, германским королем Генрихом Птицеловом (876-936 гг.). Во Франции граф Рауль Гизнейский курировал вооруженные поединки между дворянами в 1036 году. В одном из них он принял участие сам и нашел свою смерть: мало того, что граф был пронзен копьем, он был еще и добит лучниками, которые ограбили умиравшего. На турнире в 1066 году нашел свою смерть и нормандский рыцарь Готфрей де Прейи, который в «Большой Турской хронике» XIII века назван «отцом турниров», так как именно он привнес в турниры какуюто систему, разработав правила их проведения – четкой организации, как, к слову, и яркой зрелищности, подобных состязаний в его время еще не было.

Дмитрий Александров Жюль Верн: по другую сторону фантастики
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 12, 2014

Жюль Габриэль Верн родился 8 февраля 1828 года в Нанте, на острове Фейдо, где прожил первые двенадцать лет жизни. Его отец, Пьер Верн, был потомственным нотариусом, мать, Софи Аллот де ла Фюи, происходившая из семьи бухгалтера, имела шотландские корни. Начальное образование будущий писатель, как и его младший брат Поль, получил в школе Святого Станислава, где добился определенных успехов в изучении географии и классических языков. Уже тогда его голова была до такой степени занята путешествиями, что однажды, летом 1839 года – Жюлю тогда было одиннадцать лет – договорился с одним юнгой и, убежав из дому, занял его место на корабле «Корали», который должен был отплыть в Индию. Правда, родители маленького авантюриста вовремя заметили его отсутствие, и Пьер Верн, проведя небольшое расследование, пустился в погоню, перехватив сына в порту Пембеф. Позднее биографы писателя будут спорить о том, высекли ли его за подобный поступок или наказали каким-то иным образом. восемнадцать лет Жюля Верна начинают готовить к юридической карьере – так хочет отец, ставший преуспевающим, по нантским меркам, юристом. Юноша ездит сдавать экзамены в Париж, где окончательно обосновывается в конце 1848 года. В столице он посещает литературные салоны и вскоре знакомится с Александром Дюма-отцом. В 1849 году он завершает свое обучение получением степени лиценциата права, но остается в Париже вовсе не для того, чтобы стать преуспевающим юристом.

Татьяна Соловьева Мушкетер де Куртиль: история одной мистификации
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 12, 2014

Имя Гатьены Сандры де Куртиля широкому читателю известно мало, зато подарок, который он сделал миру, образ отважного гасконца д'Артаньяна, навеки покорил сердца миллионов читателей разных стран. После подписания в августе 1678 года Нимвегенского мирного договора, завершившего затяжную франкоголландскую войну 1672-1679 годов, французы, от которых, крепко досталось не только Нидерландам, но и прочим, втянутым в нее европейским странам, с победой возвращались домой. Но радовались этому не все – для многих небогатых дворян, служивших в войсках Людовика XIV, мирная жизнь особенных перспектив не сулила. Единственным капиталом королевских мушкетеров была храбрость в бою, единственным домом – казарма, единственной семьей – боевые товарищи, и чем еще можно заниматься, они представляли плохо. Сняв лазоревые плащи с большими серебряными крестами, не умеющие делать ничего другого, как ходить в атаку, мушкетеры остались не у дел. Получил отставку и мушкетер Гатьен Сандра де Куртиль, неплохо преуспевший на военном поприще и дослужившийся к своим тридцати годам до звания капитана. Прослужи он в офицерском чине более десяти лет, получил бы орден Людовика Святого, которым король отмечал заслуги доблестных офицеров, и, главное, полагавшийся к ордену пенсион. Но ни ордена, не пенсиона, ни собственного имущества, которое могло бы дать ему средства к существованию, у де Куртиля не было. А принадлежность к мелкому дворянскому роду жизнь только осложняла. Заниматься каким-нибудь ремеслом, не уронив своего достоинства, дворянин не имел права, а купить какую-нибудь чиновничью должность – не мог, они стоили, как правило, немалых денег, которые в кошельке бывшего мушкетера явно не водились.

Дмитрий Боровков Гений Возрождения – Леонардо да Винчи. Часть II. При дворе миланского герцога
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 12, 2014

Аноним Гаддиано сообщает, что Леонардо «с юных лет был близок к Лоренцо Медичи Великолепному, который, давая ему средства к жизни, пользовался его трудами в саду на площади святого Марка во Флоренции». Семейство Медичи – предпринимателей, банкиров и меценатов, – к тому времени уже несколько десятилетий правило Флоренцией под прикрытием республиканского строя. Лоренцо Медичи, который был на пять лет старше Леонардо, пришел к власти в 1469 году. Как писал позднее Никколо Макиавелли, «величайшую склонность имел он ко всем, кто отличался в каком либо искусстве» и «крайне благоволил к ученым». Известно, что Лоренцо сделал несколько заказов в мастерской Вероккьо – в том числе, статую Давида, – для которой, возможно, позировал молодой Леонардо. По словам Анонима Гаддиано, ему было тридцать лет, «когда названный Лоренцо Великолепный послал его вместе с Аталантом Милиоротти к герцогу Миланскому, чтобы поднести ему лиру, на которой он играл, как никто». Примерно то же самое рассказывает Вазари, называя более позднюю дату: «Когда умер миланский герцог Галеаццо и в 1494 году в тот же сан был возведен Лодовико Сфорца, Леонардо был с большим почетом отправлен к герцогу для игры на лире, звук которой очень нравился этому герцогу, и Леонардо взял с собой этот инструмент, собственноручно им изготовленный большей частью из серебра в форме лошадиного черепа, – вещь странную и невиданную, – чтобы придать ей полногласие большой трубы и более мощную звучность, почему он и победил всех музыкантов, съехавшихся туда для игры на лире. К тому же он был лучшим импровизатором стихов своего времени. Внимая же столь удивительным рассуждениям Леонардо, герцог настолько влюбился в его таланты, что даже трудно было этому поверить. По его просьбе Леонардо написал на дереве алтарный образ, который герцог послал императору». Несмотря на то, что дата прибытия Леонардо в Милан, названная Вазари, в настоящее время отвергнута, за этим сюжетом продолжает скрываться одна из лакун его биографии. Исследователи долго спорили, вернулся ли он назад во Флоренцию, как утверждает Аноним Гаддиано, остался ли при дворе Лодовико Сфорца, прозванного Моро1, который в то время был регентом при малолетнем племяннике Джан Галеаццо, или появился там только к концу 80-х годов. В настоящее время датой его появления в Милане, которую в начале XIX столетия обосновал биограф Леонардо хранитель Амброзианской библиотеки Карло Аморетти, может считаться 1483 год. Известно письмо Леонардо, в котором он предлагает Лодовико Моро свои услуги; это письмо – своеобразный каталог, перечисляющий его профессиональные навыки:

Наталья Калинина Язык планеты Земля
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

«На всей земле был один язык и одно наречие… И сказали люди: Построим себе город и башню высотою до небес, и назовемся, чтобы не распылились по лицу всей земли… И сказал Господь: вот один народ, и один у всех язык; сойдем же и смешаем язык их, так чтобы один не понимал речи другого…»
Бытие. 11:1-9

С тех пор люди непрестанно ищут некий общий язык, на котором разные народы могли бы свободно общаться друг с другом. На протяжении долгой истории человечества его роль попеременно играли отдельные живые и мертвые языки. Такими – в разные эпохи и для разных стран – были шумерский, санскрит, вавилонский, греческий, латинский. В XVIII веке в Европе стал культивироваться сначала в качестве дипломатического, а затем научного и литературного, французский язык. Через столетие, когда на ведущие позиции в науке вышла Германия, международным языком науки стал немецкий, в XX веке его сменил английский. Для торговых целей в среде разноязычного населения возникали смешанные или гибридные языки: лингва франка – в Леванте, пиджин инглиш – в портах Дальнего Востока, суахили – в Восточной Африке. На протяжении столетий не дает человечеству покоя идея создания искусственного языка, несложного для произношения и письма. Европейские философы еще в XVII веке начали разрабатывать концепцию «философского», или «априорного» языка, построенного из определенных элементов. В XVIII-XIX веках было предложено сразу несколько таких языков. Как правило, это были системы классифицированных понятий, выражавшиеся соответствующими знаками и непригодные для живого общения. Всего за последних триста лет было выдвинуто свыше 350 проектов универсального всемирного языка, наиболее известные из которых: эсперанто, волапюк, идо, окциденталь, новиаль, интерлингва и другие.

Александр Волков Семь плаваний адмирала Чжэн Хэ
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

XV столетие. В Европе только начиналась эпоха географических открытий. Первые путешественники, снарядив корабли, осторожно продвигались вдоль берегов Африки, надеясь когда-нибудь обогнуть ее, чтобы попасть на восток – в Индию и, может быть, таинственный Китай, манивший сказочными богатствами, легенды о которых будоражили воображение европейцев еще со времен путешествия Марко Поло. А в это время на другом конце света воды Индийского океана бороздила китайская флотилия, равной которой Европа еще не знала. Адмирал Чжэн Хэ совершал одно географическое открытие за другим, красноречивыми посулами и молчаливыми угрозами подчиняя земли, лежавшие вдоль Муссонного пути. «Среди множества стран нет таких, которые бы не сдались нам, – писал участник этих экспедиций Фэй Синь. – Повсюду, куда приходили наши корабли и повозки и куда могли пройти люди, не было никого, кто бы не питал [к императору] чувства уважения и преданности... Все страны признали себя подданными». Фэй Синь не погрешил против истины: в начале XV столетия Китай действительно приобрел удобно расположенные торговые фактории и установил господство на морских путях значительной части Тихого и Индийского океанов. О самом адмирале хронист сообщает: «Челом подобен он тигру, брови его точно мечи», лицо же «шершаво как апельсин».

Игорь Могилевский Милосердие в период раннего средневековья
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

Крестовые походы на Восток, тянувшиеся непрерывно два столетия, до самого конца XIII века, арабские завоевания на Пиренейском полуострове, войны между христианами и мусульманами в Испании, Италии и на Сицилии неизбежно ставили проблему о положении раненых и пленных, с которыми в мусульманских странах обращались с ужасающей жестокостью. Решалась она по-разному, чаще всего через выкуп невольников, вошедший в обыкновение с XI столетия. Известно, например, что 1176 году Иерусалимский король Балдуин IV внес 120 тысяч золотых динаров за Рено де Шатильона, французского рыцаря, участника Второго крестового похода, попавшего в плен в 1160 году. В том же году за 80 тысяч динаров был выкуплен Раймунд III, граф Триполийский. В 1194 году Ричарда Львиное Сердце освободили из плена после того, как его английские вассалы собрали 150 тысяч марок. В 1250 году французский король Людовик, попавший в плен к сарацинам, был освобожден за выкуп в 400 тысяч турских ливров, на что, к слову, ушла треть годового дохода всей Франции. Понятно, что такие суммы, чтобы заплатить за свободу мог найти далеко не каждый. В военно-религиозные походы на Ближний Восток за освобождение Гроба Господня было увлечено множество людей из из низших слоев общества, которые становились крестоносцами, скорее, от безысходности существования и жизненных тягот, чем из религиозных чувств. Во Франции, например, которая давала наибольший их контингент, положение простых людей в XI веке стало невыносимым вследствие целого ряда стихийных бедствий: наводнений, неурожаев, повальных болезней. Им, попав в плен, надеяться было не на что – незнатных пленников ждали лишь рабство или смерть. Именно в этом историческом контексте в Европе стали появляться монашеские сообщества, ставившие своей целью выкуп пленных христиан из мусульманского плена. Наиболее известные из них – тринитарии и мерседарии. Пленников они освобождали, не только внося выкуп.

Валентина Коваленко Нормандская династия на троне Англии
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

14 октября 1066 года в битве при Гастингсе герцог Нормандии Вильгельм II победил в сражении последнего англосаксонского правителя Гарольда II Годвинсона и стал первым нормандским королем на троне Англии. Это означало не просто смену династий в стране, но и смену эпох. После четырех веков владычества римлян и пяти столетий правления англо-саксов в истории Британии наступила новая эра. Слабая страна, обескровленная постоянными набегами викингов и внутренними распрями, превратилась в могучую державу, имеющую боеспособную армию и свои владения на континенте.

ПОТОМОК ВИКИНГОВ

Вильгельм Нормандский вел свой род от легендарного викинга Роллона, завоевавшего Нормандию, ставшего ее первым правителем и основоположником Нормандской династии. Вильгельм был его прямым потомком в шестом поколении и седьмым по счету герцогом Нормандии. Его отец, Роберт II Великолепный, как и большинство нормандских правителей, отличался воинственностью и жестокостью. Все восемь лет своего правления он провел в битвах с внешними врагами и непокорными вассалами. Желая принести покаяние за совершенные убийства и примириться с Богом, герцог Роберт совершил паломничество в Святую землю, откуда не вернулся – в 1035 году умер в пути. Вильгельм был незаконнорожденным, но единственным сыном герцога, известного также под прозвищем Дьявол – согласно средневековому преданию, его душа еще до его рождения была посвящена князю тьмы. Нормандская знать, хотя и была христианизирована, церковных браков избегала, отношения с женщинами предпочитая строить так же, как их деды-викинги – обзаводясь кучей любовниц и не обращая внимания на их происхождение.

Артем Гуларян Манускрипт Войнича
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

Библиотека редких книг Йельского университета располагает самой таинственной книгой в мире – «манускриптом Войнича». Эта рукопись, написанная около 500 лет назад неизвестным автором, неизвестным алфавитом и на неизвестном языке, стала самой большой сенсацией криптографической науки. Язык манускрипта (если он, конечно, естественный) не похож ни на один из существовавших на планете языков, а алфавит не имеет визуального сходства ни с одной известной системой письма. Поэтому все попытки расшифровать текст этой необычной рукописной книги не имели результата. Свое название она получила по имени американского библиофила и книготорговца литовского происхождения Вильфреда Войнича (мужа культовой писательницы Этель Лилиан Войнич), купившего ее в числе других 30 рукописей в одном из иезуитских колледжей к югу от Рима в 1912 году. Рукопись хранилась в семье Войничей до смерти писательницы, Этель Лилиан, которая пережила своего супруга на тридцать лет, после чего ее приобрел у наследников нью-йоркский торговец старинными книгами Хэнк Краус. Произошло это в 1961 году. Через девять лет Краус подарил таинственную книгу Йельскому университету. Когда ажиотаж вокруг неподдающейся расшифровке рукописи начал нарастать, исследователи всерьез заинтересовались ее происхождением. Им удалось выяснить, что первыми установленными владельцами рукописи были последовательно пражский алхимик Георг Бареш и его друг, ректор Пражского университета Иоганн Маркус Марци. Оба владельца потерпели фиаско при дешифровке манускрипта и обращались в разное время (в 1639 и 1666 годах) к помощи одного и того же человека.

Дмитрий Боровков Цена короны Священной Римской империи
Опубликовано в журнале "Исторический журнал", № 10, 2014

Германская монархия являлась выборной и для того, чтобы обеспечить наследование королевской короны в одной и той же династии, правящие монархи стремились заранее сделать соправителями своих преемников. Однако это удавалось далеко не всем, а труднее всего – представителям Габсбургов, занявшим немецкий трон в 1273 году, но сумевшим впервые передать его по наследству лишь более чем через два столетия. Избрание немецкого или, как его именовали официально, «римского короля», зависело от семи крупнейших феодалов Германии: архиепископов Майнца, Кёльна и Трира, короля Чехии, герцога Саксонии, пфальцграфа Рейнского и маркграфа Бранденбургского, которые входили в коллегию курфюрстов, чьи права регулировались «Золотой буллой», изданной в 1356 году императором Карлом IV. Архиепископы или так называемые духовные курфюрсты исполняли важные функции в королевской администрации. Архиепископ Майнцский был главным канцлером в Германии, архиепископ Кёльнский – в Италии, архиепископ Трирский – в Бургундии. Свои придворные обязанности были и у светских курфюрстов. Так, король Чехии числился при дворе главным виночерпием, герцог Саксонии – главным маршалом, пфальцграф Рейнский – главным сенешалом, а маркграф Бранденбургский – главным камерарием. В 1486 году Фридрих III, ставший единственным из Габсбургов, кому удалось, согласно обычаю, получить императорскую корону в Риме, добился от курфюрстов избрания «римским королем» своего сына Максимилиана I, который беспрепятственно унаследовал всю полноту власти после его смерти в 1493 году.

Страницы: 1 2 3 4 5 ... 65