Рус Eng Одобренные статьи: 18389    Отправленные на доработку статьи: 1360   Отклонённые статьи: 1523  
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Все статьи журнала "Психология и Психотехника", № 9, 2016

Суетин Т.А. Игра в реальность
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21756

Автор исследует феномен игры в антропологическом аспекте. Философы и культурологи неоднократно обращались к феномену игры, как одному из самых загадочных и в то же время значимых явлений человеческого бытия. Автор рассматривает обоснованность и значимость человеческой игры, в которой индивиду дается возможность вырваться из обыденности мирского существования, пережить в мире фантазии то, что недоступно в действительности. Автор анализирует феномен игры, как способ обогащения и расширения реальности. Игра пронизывает все основные феномены человеческой жизни. Исследование феномена игры проводится в рамках идей философской антропологии, а также психологии, эстетики и культурологии. Новизна исследования заключается в том, что автор рассматривает феномен игры в ракурсе современных тенденций – прагматизма, гиперреализма, общества потребления. В серьезном и деловитом мире человек все больше стремится в вымышленный мир фантазий и грёз. Автор отмечает, что такие феномены человеческого существования как жизнь, смерть, труд не просто включают в себя элементы игры, а все сильнее приобретают игровой характер. Рассматриваются негативные трансформации игры: она все больше приобретает элементы обыденности, смешивается с реальностью и теряет самобытность. По мнению автора, современная игра утрачивает сакральный, духовный смысл.

Бражников П.П. Формирование психики как развитие самообучающейся системы
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21168

В данной статье предлагается модель развития психики человека, разработанную на основе анализа большого количества существующих теория и призвана обеспечить систематизацию существенной части эмпирических знаний в области психологии. В статье рассматривается психология развития человека с кратким описанием последовательности формирования человеческой психики как самообучающейся системы. Сделана попытка совместить в единую систему многие факты о работе мозга, из разных областей психологии. Помимо признанных научных моделей, рассматриваются также более спорные теории, включая MBTI и DISK, которые, однако, в силу их распространенности могут предложить значительные эмпирические данные. Исследование основано на предположении, что два полушария мозга формируются разными путями, хотя и в существенной зависимости друг от друга, в силу того, что должна сохраняться универсальность мышления. Модель формирования охватывает восемь возможных этапов, хорошо согласующихся с существующими периодизациями, и представленных для каждого полушария мозга. Способы обработки информации в полушариях могут остановиться в формировании на любом из этих восьми этапов, релевантном окружающей среде. В статье приведены все возможные случаи становления способов анализа на определенных этапах адаптации. Развитие левого полушария предполагается менее последовательным, чем правого полушария, в связи с тем, что деятельность левого полушария более зависит от опыта правого. Многие исследования показывают, что успех онтогенетического развития коррелирует с особенностями мышления. Это исследование рассматривает внешние причины для фиксации на различных этапах формирования направлений мышления. Эта фиксация имеет следствием различные типы обработки информации. Есть два вида внешних причин для прохождения этапа: проявляющиеся в качестве стимула и в качестве помехи. Эффект от внешнего воздействия зависит от стадии формирования способов мышления. В дополнение такой метод исследования человеческой психики в перспективе может объяснить вероятные когнитивные причины аутизма и шизофрении.

Носс И.Н., Бородина Т.И. Личностно-профессиональная спецификация: региональный аспект
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21515

В статье акцентируется внимание на региональном аспекте личностно-профессиональной спецификации. Предлагается общее определение термина «региональная спецификации», отражающего этно-культурные, географические и ландшафтные особенности персонала организаций на уровне конкретного, как некой оптимальной структуры личностно-профессиональных качеств, способствующих работнику эффективно трудиться, соответствовать функциональным требованиям профессии. Рассматривается региональная спецификация, как общие и особенные качества человека в речемыслительной, эмоционально-волевой, коммуникативной, мотивационной сферах, которые составляют модули-предикторы моделей профессионала. Различия наблюдаются как в структуре личностных качеств персонала, так и в системах профессиональных требований. Приводятся эмпирические данные, отражающие формы проявления личностно-профессиональной спецификации в региональных условиях. Специфика региональных признаков подтверждается статистическими процедурами и критериями. Применяются процедуры выявления статистически значимых различий выборок, отражающих основные психологические признаки популяций исследуемых организаций, а также при помощи корреляционного анализа оценивается соотношение характеристик экспериментальных выборок. Научно-экспериментальное обоснование понятия «региональная спецификации», отражающего этно-культурные, географические и ландшафтные особенности персонала организаций. Конкретизируется структура личностно-профессиональных качеств, способствующих эффективному выполнению трудовых функций, соответствию требованиям профессии в конкретном регионе. Обосновываются различия, как в структуре личностных качеств персонала, так и в системах профессиональных требований, выявленных в рамках профессиографического исследования. Рассматривается региональная спецификация, как система общих и особенных качеств персонала в речемыслительной, эмоционально-волевой, коммуникативной, мотивационной сферах, которые составляют предикторы моделей профессионала.

Верба Ю.В. Смысловые конфигурации философии Виктора Франкла
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21533

Предметом исследования является ряд смысловых конфигураций философии В. Франкла. Уделяется внимание духовному бессознательному, глубинной части человеческой психики с его сущностными желаниями: любовь, свобода и ответственность, а также тому, что отчуждение от него приводит к утрате смысла и экзистенциальному вакууму. Понятие «смысл» рассматривается как центр, вокруг которого можно собрать расколотое человеческое существо в телесно-душевно-духовное целое. Рассматриваются также понятия «Бог» и «вера», которые имеют у Франкла особое значение. В своей работе автор использует принцип историзма, а также методы и подходы философско-антропологического исследования. В процессе исследования раскрыты новые грани проблемы экзистенциального вакуума и обозначены позитивные пути для его преодоления. Были выявлены смысловые конфигурации, имеющие большое значение для более глубокого понимания природы человека, а также противоположные смыслу «антисмыслы», отражающиеся в тенденциях «гипер» и «псевдо».

Старовойтов В.В. Килборн Б. Важное значение стыда в клинической работе (перевод с англ. В.В.Старовойтова)
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21099

Данная статья посвящена исследованию важного значения стыда в клинической работе. Автор выделяет две главные разновидности стыда: очеловеченный стыд и ядовитый стыд. Килборн проводит важное отличие между стыдом и виной в связи с угрозой в отношении внутренней ориентации. Он пишет о серьезном игнорировании темы стыда и травмы, как в средствах массовой информации, так и в специализированных журналах. Согласно Килборну, травма вследствие отсутствия заботы и материнского отклика (как и травма вследствие физического совращения), опустошающе воздействует как на сенсорную, так и на психическую организацию, на образ тела и психическую структуру. Он обсуждает взаимосвязь между высокомерием, стыдом и травмой. В ходе исследования Килборн выделяет различные аспекты стыда. Он дает объяснение тому, почему Фрейд и другие психоаналитики сосредоточили свое внимание на исследовании вины в ущерб стыду, а также, почему узнавание стыда может быть трудным делом. Автор приводит примеры действия ядовитого стыда и его крайней деструктивности, пишет о влиянии совместного настроя матери и младенца в связи с темами травмы, стыда, и эволюционного развития. На основании проведенного исследования Килборн приходит к выводу, что в своих ядовитых формах стыд ведет к тяжелому стрессу и отчаянию как пациентов, так и терапевтов; он может передаваться от поколения к поколению в форме нарциссических поглощенностей, которые сводят на нет чувства связи у детей; он может быть связан с не получившей отклика травмой, и с непереносимыми чувствами ярости, недоверия и изоляции. По контрасту, в своих очеловеченных формах, стыд может быть одним из самых могущественных доступных нам резервов.

Костригин А.А., Стоюхина Н.Ю. Умозрительная и интроспективная психология в России в XIX – начале XX вв.: определение понятий, границы направлений
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21458

В статье рассматривается проблема становления российской психологии в XIX - начале XX вв. Анализируются подходы отечественных историков психологии на структуру психологии в России этого периода. Авторы отмечают отсутствие единого терминологического поля и представления о содержании направлений психологической науки. Традиционная классификация, выделяющая экспериментальную, эмпирическую и религиозно-философскую психологию нечувствительна к тем ученым и их концепциям, которые работали сразу в нескольких направлениях или в декларируемых позициях придерживались одних взглядов, но в своих работах пользовались другими идеями. Авторы предлагают собственную классификацию направлений в психологии в России в XIX - начале XX вв., основанную на доминирующем методе получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент и измерение): умозрительная психология, интроспективная психология и экспериментальная психология. В статье авторы подробно рассматривают только умозрительную и интроспективную психологии, т.к. относительно этих направлений, их представителей, концепций, а также самих методов (умозрение и интроспекция) существует наибольшая неопределенность и неясность. Методами данного историко-психологического исследования являются структурно-аналитический метод и метод анализа категориально-понятийного аппарата. Данное теоретическое исследование является методологическим, осмысляющим подходы представителей умозрительной и интроспективной психологии относительно предмета и метода психологии. Авторы разработали собственную классификацию направлений российской психологической науки в XIX - начале XX вв., предложив новое основание – метод получения психологических знаний (умозрение, интроспекция, эксперимент). В каждом направлении были выделены два вектора, соответствующие определенному представлению о природе предмета психологии: субстанциональная психология (душа как самостоятельная субстанция) и функциональная психология (психика как функция мозга и нервной системы). В окончательном виде классификация выглядит следующим образом: 1) умозрительная субстанциональная психология и умозрительная функциональная психология; 2) интроспективная субстанциональная психология и интроспективная функциональная психология; 3) экспериментальная субстанциональная психология и экспериментальная функциональная психология.

Палеев Р.Н. Закон и контрреформационные страсти
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21796

В статье речь идет о формировании правовой законности в период Реформации. В литературе зачастую подчеркивается, что Реформация – широкое антифеодальное и антикатолическое движение в Европе в первой половине XVI в., которое положило начало протестантизму. М. Вебер доказательно осмысливал Реформацию как движение, которое привело к появлению капитализма. Благодаря религиозным представлениям, которые способствовали зарождению протестантизма, сложилась новая экономика и новый образ жизни. Вместе с тем, это отразилось и на правовых взглядах европейской цивилизации. На самом деле картина утверждения новых правовых взглядов была более драматичной. Интерпретация Вебером Реформации постоянно переосмысливается. Однако мало внимания уделяется так называемым контрреформационным движениям. Признание Реформации не было единодушным. В рамках религиозных течений возникали иные представления о законе. Это рождало сложную психологическую ситуацию ценностных размежеваний. Социальные и религиозные страсти бушевали вокруг правовой культуры. Автор опирается в основном на принцип историзма, который позволяет показать влияние идей М. Вебера не только на экономику и религиозные убеждения, но и на формирование правовых взглядов христианской цивилизации. В статье рассматривается сложная ситуация в Европе, когда Реформация породила множество антиреформационных движений и социальных страстей. Автор статьи анализирует споры вокруг религиозной категории «спасения». Концепция М. Лютера в антиреформационных движениях подвергается критике. Ставятся проблемы индивидуального поведения, выходящего за пределы закона и религиозной нормы. Обсуждается вопрос о возвращении христианства к его первоначальной чистоте как к его подлинной изначальной сущности. Рассматривается проблема отделения закона от религиозных оснований. Утверждается самостоятельность закона.

Гуревич П.С. Диапазон человеческих эмоций
Опубликовано в журнале "Психология и Психотехника", № 9, 2016
DOI: 10.7256/2070-8955.2016.9.21580

Статья посвящена проблеме, связанной с классификацией эмоций. Этому вопросу в своё время уделили внимание многие видные философы, в том числе Аристотель, Декарт, Кант, Ницше и другие. Однако в течение нескольких веков эти переживания рассматривались не сами по себе, автономно, как выражение душевных глубин человека, а как фрагмент познавательной деятельности людей. В истории философии мысль занимала любомудров больше, чем эмоция. Это создавало определённый перекос в толковании человека. Можно полагать, что искусство компенсировало эту недостаточность при постижении философско-антропологических проблем. Однако только за последние десятилетия наметился некоторый поворот в сторону не рассудочной, а эмоциональной активности людей. В статье использована методология философской антропологии. Подход к проблеме через призму человеческой природы даёт более ясное представление о проблеме. В психологии существует деление на базовые и не базовые чувства. Однако реестр чувственных состояний у разных мыслителей оказывается неодинаковым: одни исходят из цифры 6, другие – 7, а, в конечном счёте, перечисление эмоций оказывается несоизмеримым. Обсуждаются новые и новые реестры. В статье даётся критический анализ этому количественному подходу к рассмотрению эмоционального мира человека. Впервые в отечественной литературе отмечается, что деление на положительные и отрицательные эмоции чрезвычайно условно. Автор также рассматривает такое свойство эмоций как сила переживаний.