Notice: Undefined variable: count_printed in M:\home\nbpublish.com\www\library_show_mag.php on line 100
Рус Eng Одобренные статьи: 18396    Отправленные на доработку статьи: 1363   Отклонённые статьи: 1523  
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Все статьи журнала "Философия и культура"

Гуревич П.С., Смирнов А.В. Философия в борьбе за выживание (интервью главного редактора журнала, проф. П.С. Гуревича с директором Института философии РАН, акад. РАН А.В. Смирновым)
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.22237

Интервью посвящено деятельности нового директора Института философии РАН академика Андрея Вадимовича Смирнова. В наши дни науке в целом, и том числе философии, приходится бороться за выживание. Финансирование науки снижается. В то же время научные подразделения вынуждены искать внебюджетные ассигнования, вести курс на омоложение кадрового состава. Институт философии РАН переместился в другое здание. Это потребовало от директора и всего коллектива немалых усилий, Задача состояла в том, чтобы обеспечить бесперебойную деятельность всех подразделений учреждения, сохранить традиции и обеспечить рывок во всех сферах институтской активности. Отвечая на вопросы главного редактора журнала «Философия и культура», А.В. Смирнов основное внимание уделяет реальным достижениям коллектива за последний год, благоприятной обстановке в Институте. Во время интервью собеседники обращаются к различным методологическим вопросам – от принципа историзма до феноменологии. Директор Института философии РАН впервые размышляет о конкретных событиях, которые случились за год. Однако это не служебный отчёт, а попытка проанализировать за отдельными делами (новыми книгами, конференциями, научными докладами) общее направление деятельности Института, его ведущий вектор и общие стратегические планы. Институт не только сохранил достижения предыдущих лет работы данного научного учреждения, но и обеспечил прорыв к серьёзным теоретическим достижениям, которые позволяют Институту показать огромную роль философии в жизни общества, раскрыть новые возможности высокой репутации философии и философской рефлексии.

Смирнов С.А. Антропологический поворот: его смысл и уроки
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.22058

В статье дается обзор современных трактовок феномена, получившего в научной литературе название антропологического поворота, и применимого к целому направлению исследований, концептов и практик, авторами которых являются такие авторы, как М. Шелер, М. Бахтин, М. Хайдеггер и др. Автор рассматривает различные интерпретации, объясняющие этот феномен. В статье делается вывод, что антропологический поворот не сводится к философско-научному направлению философская антропология. Он означает смену парадигмы в мышлении о человеке и поиск нового языка для выработки нового антропологического дискурса. Этот поворот не означает «смерти человека». Он означает переориентацию базовых ориентиров человеческого бытия и восстановление исходных онтологических основ антропологии, с одной стороны, и наполнение живым антропологическим содержанием онтологии человека, с другой стороны. В работе используется метод инвентаризации и сравнительного анализа концептов и учений, показывающих роль и место антропологического поворота в философской антропологии ХХ века. В статье обосновывается, что фактически всеми авторами антропологического поворота вёлся поиск не новой концепции человека самой по себе, а поиск места человека и одновременно поиск нового метода мышления о человеке. Искалась не окончательная формулировка сущности человека, а тот особый способ существования, который делает человека человеком. В этом смысле представители поворота вели работу по навигации человека в двойном смысле: как поиск места человека и как поиск слова о человеке. Специфика места состоит в том, что оно онтологически не предзадано и заранее готово. Это метафизическое место всякий раз обустраивается особого рода практиками и мышлением. А соответственно и слово о человеке всякий раз заново выстраивается, исходя из специфики обустройства его места, то есть исходя из мыслительных, символических опор и ориентиров.

Работа выполнена в рамках проекта «Построение неклассической антропологии. Новая онтология человека» (Грантовое соглашение № 14-18-03087) при поддержке Российского научного фонда.

Судаков А.К. Философия любви в кантовских «Наблюдениях над чувством прекрасного и возвышенного»
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21977

Статья анализирует представления «докритического» Канта об антропологии пола и любви на материале «Наблюдений над чувством возвышенного и прекрасного», эстетическая концепция которых сосредоточена на впечатлении от предметов на чувство удовольствия и неудовольствия, в органическом единстве с рассудком, воображением и этическим сознанием, на почве витального влечения, знающего, как и вкус, различные степени культуры. Исследование опирается на проведенный ранее анализ философии любви в кантовских "Лекциях по этике" (Менцера). Эссеистическая форма исследуемой работы позволяет рассмотреть различные формы "благорасположения" не в отвлечении и раздельности, как впоследствии будет в "Критике способности суждения", а в их синтетической целостности и живом единстве. Антропология, этика, эстетика и философия культуры Канта сплетены здесь в неразделимое целое. Художественный вкус и эстетическая любовь получают примат в этом целом. Включение измерения культуры в рассмотрение этой темы позволяет Канту увидеть в той «цели природы», которую преследуют здесь индивиды и полы, кроме естественного элемента сохранения рода, культурный момент взаимного облагорожения и возвышения в красоте. Именно этим кантова метафизика любви контрастно отлична от метафизики Шопенгаура. Соответственно, в общении полов, как и в других отношениях, различные формы благорасположения представляются действующими в органическом единстве. Здоровая и отклоняющаяся формы этого общения и взаимовлияния обусловлены уже в представлении раннего Канта господствующими в обществе максимами их не столько школьного, сколько взаимного воспитания. Это ведет мысль Канта к формулировке специфической формы этико-эстетической дедукции брака, выгодно отличающейся от представленной Кантом-моралистом и философом «строгого права».

Федорова М.В. Смех как религиозный феномен
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21966

Предметом исследования выступает смех как религиозный феномен. Предпринимается попытка проанализировать символическое значение смеха в религиозных практиках и мифах, выявить роль и место смеха в религиозном опыте человека. Связь между смехом и религией отчётливо прослеживается в явлении ритуального смеха, в отдельных аспектах смеховой культуры Античности и Средневековья, в новых мифах массовой культуры современного общества. Смех в данной статье трактуется в качестве связующего звена между сакральным и профанным пластами бытия, то есть в качестве иерофании. Рассмотрение смеха как религиозного феномена осуществляется с позиции феноменологии и, прежде всего, герменевтико-феноменологического метода М. Элиаде: его концепции крипторелигиозности и homo religiosus. Выбранный методологический подход позволяет по-новому оценить роль и значение смеха в сфере религиозного опыта современного человека. Особую важность эта проблема приобретает в свете новой (постмодернистской) религиозности и массовой культуры: активные процессы неомифологизации сознания, становление смеха как главного эстетического принципа меняют границы священного и мирского.

Ивонина О.И. М.О. Гершензон как историк русской интеллигенции: pro et contra
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21891

Объектом исследования выступает творчество Михаила Осиповича Гершензона как яркого представителя отечественной интеллектуальной истории. Прослеживается эволюция теоретико-методологических основ, мировоззренческих установок и предметного поля биографических исследований автора. Знаковая публикация в сборнике «Вехи», сформулировавшая политическое кредо русского консервативного либерализма, поставила автора в один ряд с такими выдающимися творцами "русской идеи", как Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Вяч. Иванов, Г.В. Флоровский, Г.П. Федотов и другими. Использование сравнительно- исторического, историко-генетического и типологического методов позволило проникнуть в творческую лабораторию мастера психологического портрета, определить пределы и перспективы дальнейшего развития интеллектуальной истории в России. Сделан вывод о том, что философско-историческая концепция М.О. Гершензона позволяет считать его и одним из творцов, и первым историком «Русской идеи». Созданный им социально-психологический портрет русской интеллигенции стал основой поиска нового языка историописания на пути синтеза микро- и макро-истории, социальной истории и историографии.
Прокламируемый Гершензоном синтез интеллектуальной истории и психологии расширил предметное поле исследования истории общественно-политической мысли России, осуществил глубокую ревизию мировоззренческих основ западничества и славянофильства как двух разных психологических типов русского европеизма.


Джиган М.В. Перспективы и актуальность перехода от информационной экономики к экономике знаний
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21884

В данной статье речь идет об опасностях, связанных с переходом от информационного общества к «обществу знаний». Автором проводится сравнительный анализ понятий «информационное общество» и «общество знаний», а также рассматриваются проблемы, которые связаны с их экономическим и техническим развитием. Кроме того, здесь также вводится понятия «экономики знаний», выделены основные стадии её развития, «опасного знания», благодаря которому общество знания может перейти к обществу риска, и «экономики информации». Первоначально автор сравнивает понятия «информационного общества» и «общества знания», а затем выявляет их сходства и различия. В статье делается вывод, что за последние десятилетия значительно увеличилось многообразие и усилился рост информационных рисков, источниками которых являются общество, природа и человек, что может привести к переходу от «общества знаний» к обществу рисков. Также можно прийти к выводу, что за счёт реализации совокупности системных мер науки и образования благодаря поддержке государства в мировой экономике знаний Россия может занять достойное место.

Фетисова Е.Э. Философия и романтическая эстетика «шестидесятников»: стоицизм А. Кушнера
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21809

В предложенной статье через онтологические предпосылки формирования философской платформы неоакмеизма рассматриваются формально-содержательные и жанровые инновации поэтов-«шестидесятников» на примере творчества их выдающегося представителя - А. Кушнера. Анализируются особенности функционирования неоакмеизма во внешней коммуникации с традиционным акмеизмом, психологическим реализмом, выявляются онтологические доминанты в творчестве «эзотерического круга» «шестидесятников». Определяются жанровые инновации, прослеживается специфика межкультурной коммуникации романтического стоицизма А. Кушнера, восходящего архетипически к психологическому реализму, а также традиционного и «ренессансного акмеизма». Выявляются черты психологического реализма и их латентное присутствие в дискурсе неоакмеистической доктрины. Детально рассматриваются черты стоицизма в поэзии А. Кушнера, а также эволюция его мировоззрения в соответствии с тремя этапами философского учения стоиков. В качестве смыслообразующего и жанрового элемента поэтической системы «шестидесятников» рассматриваются не только категории времени и пространства, но и уникальная поэтическая философия, ее компоненты, в центре которой - учение стоиков. Философская и филологическая герменевтика в совокупности сформировали поле интерпретационного дискурса поэтического текста. Данная статья лишь демонстрирует продуктивность подобного синтеза. Сопоставительный анализ и метод семиотической реконструкции, дополняя друг друга, способствуют детальной расшифровке поэтического текста.
Делается закономерный вывод о том, что в поэтической системе и динамической структуре единого «неоакмеистического текста» прослеживается не только синтез литературных направлений - акмеизма, символизма, исторического и психологического реализма, различных временных планов, но и постепенное усложнение культурных «кодов» и жанровых «валентностей» (термин Л. Г. Кихней), вступающих друг с другом в сложные диалогические отношения и отношения взаимозамещения.
Неоакмеизм «шестидесятников» преобразует концепт мира как «эстетического феномена» (Шопенгауэр) в принцип мистического энергетизма, постигая мир ноуменальный через «мистическое озарение», зачастую - усилием авторской фантазии. Романтический стоицизм А. Кушнера переносится в неоакмеистическую философско-культурную парадигму и раскрывается как синтез элементов модернизма и реализма: в его поэзии соединяются мистические миры, пророческая интуиция о происходящем «в недрах Вселенной», дихотомия «реального-ирреального», - и ясность, историческая конкретика, внимание к чувствам и переживаниям «маленького человека», память «ненапрасного прошлого», унаследованные от психологического реализма.

Ивонина О.И. П.Я. Чаадаев о религиозном векторе русской истории
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21718

Предметом исследования является историософия Петра Яковлевича Чаадаева как основоположника "русской идеи", проблематика которой была центральной в размышлениях представителей русской общественно-политической мысли о месте России в мировой цивилизации, ее социокультурной и национальной идентичности. Наряду с оценками направленности русской истории в целом и отдельных ее этапов, предметом анализа является и характер авторского дискурса, соединивший представление об истории как синтезе исторического нарратива и философии истории, тонкой интуиции и рационального анализа. Методология исследования творчества Чаадаева как наиболее яркого представителя христианского историзма предполагает использование междисциплинарного подхода, принципов интеллектуальной истории, сравнительной культурологии и ретроспективной политологии . Научная новизна определяется уточнением этапов творческой эволюции П.Я. Чаадаева, выводом о сходстве мировоззренческого и теоретико-методологического базиса представителей двух течений "русского европеизма" в лице западников и славянофилов. Сделан акцент на различии эвристической значимости методологии истории П.Я. Чаадаева для оценок исторических судеб народов Европы и России

Яковлев В.А. Целесообразный рационализм метафизики Аристотеля
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21676

Предметом исследования являются основные положения метафизики Аристотеля. В работе реконструируются важные рациональные креативы учения Аристотеля с позиций их значимости для современной философии и науки. Выделяются методологические, онтологические и эпистемологические креативы, сыгравшие большую роль в развитии философии и науки. Особо подчёркивается значение энтелехиальной причинности и её интерпретации в науке. Из четырёх известных причин (начал) бытия энтелехия понимается как внутренняя сила (энергия), заключающая в себе цель и диспозиционно предполагающая результат. Через энтелехию реализуются в сущем возможности, а главное – его способность к бытию («материя есть потенция, а форма – энтелехия»). Используется метод исторической реконструкции содержательно-смыслового ядра теории Аристотеля, а также метод герменевтической интерпретации его основных положений в свете современной науки. Новизна исследования заключается в том, что в учении Аристотеля выявлены и реконструированы новые важные креативы рациональности – структурные этапы построения аналитического дискурса, системно причинной обусловленности мироздания и целесообразных программ его развития. Показано, что в современной науке всё большее значение приобретает информационный подход, непосредственно связанный с интерпретацией целесообразной причинности Аристотеля.

Вялых В.В., Неволина В.В. Роль гибрис-синдрома в формировании системы ценностей и культуры управления современного авторитаризма.
Опубликовано в журнале "Философия и культура", № 2, 2017
DOI: 10.7256/1999-2793.2017.2.21108

Предметом исследования является феномен гибрис-синдрома. Он рассматривается автором в качестве одной из онтологических характеристик авторитарного властвования. Особое внимание автор уделяет анализу роли социальных интересов в формировании нравственной и организационной культуры гибристического властвования. Причина этой взаимосвязи в том, что общность интересов формирует основы идентификации субъекта и объекта властвования в процессе их социального взаимодействия. Автор делает вывод о том, что гибрис-синдром является типологическим свойством любой власти, но его проявления в условиях авторитаризма обладают своей спецификой. Использовался диалектический метод, в результате которого были выделены как положительные, так и отрицательные стороны феномена гибрис-синдрома. Феномен гибрис-синдрома важен для исследования как авторитарного мышления, так и авторитарной личности вообще. Он позволяет понять ментальные, мировоззренческие и другие детерминанты, влияющие на формирование авторитарного типа властвования. Кроме того, данный феномен не получил достаточного отражения в отечественной социальной философии.

Страницы: 1 2