Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2104,   статей на доработке: 315 отклонено статей: 833 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Влияние современных информационно-телекоммуникационных технологий на криминальный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов
Каримов Вячеслав Хамитович

кандидат юридических наук

доцент, кафедра Уголовного права и криминологии, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Алтайский государственный университет»

656049, Россия, Алтайский Край край, г. Барнаул, ул. Ленина, 61

Karimov Vyacheslav Khamitovich

PhD in Law

Docent, the department of Criminal Law and Criminology, Altai State University

656049, Russia, Altaiskii Krai krai, g. Barnaul, ul. Lenina, 61

karimovvh@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования являются общественные отношения в сфере оборота огнестрельного оружия. Предметом исследования являются нормы права, регулирующие порядок приобретения, хранения, ношения оружия, уголовной ответственности за незаконный оборот оружия. Автор обращает внимание, как информационные технологии меняют способы совершения преступлений. Указывается на опасность использования в криминальных целях систем анонимного доступа в сети Интернет. В работе отмечается, какую опасность оказывает информация через сеть Интернет на молодое поколение, что обуславливает совершение ими тяжких преступлений с использованием оружия. Указываются на пробелы в законодательстве, позволяющие приобретать огнестрельное оружие, которое используется в преступных целях. Результаты исследования основаны на формально-логических и общенаучных методах научного познания, системном подходе. Кроме того, часто-научных методах: формально-юридическом (реализуется через установление признаков правовых явлений, выработку понятий, определений и их классификацию), методе правового прогнозирования, методе правовой кибернетики, методе юридического толкования. Новизна исследования заключается в том, что рассматриваются вопросы незаконного оборота оружия с использованием сети Интернет, в частности, появившиеся в последнее время новые способы совершения таких преступлений, которые не получили достаточного освещения в научной литературе, имеются пробелы в нормативном регулировании. Предложены пути совершенствования законодательства, реализации политики государства по предупреждению преступлений, связанных с криминальным оборотом оружия.

Ключевые слова: незаконный оборот оружия, информационные технологии, Интернет, Даркнет, Колумбайн, охотничье оружие, боеприпасы, биткойн, уголовный закон, предупреждение преступлений

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.1.28693

Дата направления в редакцию:

17-01-2019


Дата рецензирования:

19-01-2019


Дата публикации:

02-02-2019


Abstract.

The object of this research is the social relations in the area of firearms trafficking. The subject of this research is the legal norms regulating the order of acquisition, possession, carrying of arms, as well as criminal responsibility for the illegal arms trafficking. The author gives attention to how the information technologies change the methods of committing crimes. The article underlines the danger produced by information through the Internet upon the young generation, which substantiates the commitment of firearms-related crimes. The author also points at the gaps in legislation that allow acquiring firearms for criminal purposes. The scientific novelty consists in examination of the questions of illegal arms trafficking using the Internet, particularly, the recently emerged new methods of committing such crimes, which did not receive due coverage in the scientific literature; as well as identification of the gaps in statutory regulation. The author makes recommendations on the improvement of regulation, and implementation of state policy with regards to crime prevention in the are of illegal arms trafficking.

Keywords:

bitcoin, ammunition, hunting weapon, Columbine, Darknet, the Internet, information Technology, arms trafficking, criminal law, crime prevention

Безусловен факт, что незаконный оборот огнестрельного оружия и боеприпасов представляет серьезную угрозу для граждан, общества и государства. По данным ООН, ежегодно до 650 тысяч единиц оружия выводится в нелегальный оборот, а порядка 1 миллиона меняют своих владельцев посредством краж и утрат. Законное и противозаконное использование оружия ежегодно ведет к гибели более 200 тысяч человек и значительная часть из них погибает именно от применения оружия, находящегося в криминальном обороте [1, с. 72]. В России, несмотря на предпринимаемые государством меры, в последние годы наблюдается существенный прирост преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. Если в 2010 году их количество было менее 5 тысяч, то к 2017 году, рост достиг– 28,9 тысяч, а за 10 месяцев 2018 года – 25,6 тысяч преступлений [2].

Таким образом, имеется ряд до конца не разрешенных проблем, связанных с регулированием оборота оружия, на некоторых из них следовало бы остановиться и предложить пути решения.

В структуре современной преступности нелегальный оборот оружия приобрел качественно новые свойства, которые, к сожалению, не получили достаточного освещения ни в научной литературе, ни в нормативном регулировании, что в итоге приводит к проблемам в правоприменительной практике. Сказанное связано с активным использованием в криминальных целях информационно-телекоммуникационных технологий, за счет которых меняются способы незаконного сбыта, перевозки, приобретения огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов. Причина тому – основной площадкой для выполнения указанных операций становится глобальная сеть Интернет. Примеров достаточно. В частности, в феврале 2017 года ученик из Нижнекамска застрелил одноклассника из пневматического пистолета, купленного по объявлению в Интернете. Аналогичные случаи произошли в России и в других местах. Они показали, как киберпространство может негативно влиять на выбор модели поведения несовершеннолетних. Данная проблема характерна не только для России, но и для других стран, в частности, террористы, организовавшие атаки в Париже 13 ноября 2015 года, заказали автоматы по Интернету из Германии [3, с. 28].

Особую опасность в распространении оружия в сети Интернет представляет не контролированные властями ресурсы, позволяющие скрывать данные пользователей. Средствами обеспечения анонимности пользователей являются: VPN-сервисы, SSH-туннели, Dedicated-серверы, Tor, I2P. При этом наибольшую популярность в криминальном мире приобрел так называемый «тёмный» Интернет («DarkNet», «Deep Web», «Dark Web») [4, с. 138]. Термин собирательный и появился еще в 1970-х гг. XX века [5]. По некоторым оценкам, данную систему используют более 2 миллионов пользователей ежемесячно, в том числе и для анонимного доступа к закрытым сегментам [6, с. 22].

Система «Tor» (The Onion Router) и ее аналоги («Orbot» и др.) являются более известными и распространенными, в силу ее доступности и простоты. «Tor» поддерживается как на персональных компьютерах, так на планшетах смартфонах. Представляет собой браузер, хоть и более медленный, но обладающий функцией поиска не только в обычном интернете, но и в массивах, имеющих специфичное не видимое расширение. В нем реализуются механизмы многоступенчатого шифрования интернет-трафика – (так называемая луковичная маршрутизация).

Безусловно, государство пытается противодействовать сказанному. Этому уделено внимание в Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы и ряде других нормативных актов и управленческих решений. С 1 ноября 2017 года вступил в силу Закон, запрещающий специальные программы для обхода блокировок – анонимайзеры и VPN-сервисы. Закон, обязывает осуществлять блокировку ресурсов, занесенных в список запрещенных. Для исполнения запускается федеральная государственная информационная система (ФГИС). Так, если провайдер допустит размещение технологий для обхода блокировок, ему направят уведомление о необходимости за три дня подключиться к ФГИС.

Между тем, анализ компьютерных ресурсов на предмет доступа к запрещенным ресурсам показывает, что данная система пока не заработала в полной мере.

Процесс торговли оружия может проходить путем предоплаты от 50 до 100 % через криптовалюту или фейковые платежные аккаунты, а потом его поставки до адресата курьером, часто даже не знающим о содержании посылки. Либо путем закладок в заранее установленных местах или по почте [7, с. 127]. Например, в 2017 году сотрудниками ФСБ был перекрыт канал контрабанды оружия из США. Пересылка осуществлялась в отправлениях, замаскированных под предметы быта, либо под запасные части для автомобилей [8]. Сложности отслеживания таких пересылок способствует материалы и конструкция современного оружия, его можно легко разобрать на части, многие из которых изготовлены из синтетики. Как разновидность такого способа – к сбыту привлекают так называемых «дропов», – людей, заказывающих на себя такие посылки, за материальное вознаграждение.

В настоящее время технологии продажи криминального товара, в том числе и оружия, в «темном» Интернете, получили дальнейшее развитие. Если ранее, продавец заключал соглашение с продавцом через зашифрованные линии связи, либо через администраторов Интернет-ресурсов, а для «чистоты» в сделке принимал участие посредник, так называемый – «гарант», обеспечивающий ее надежность и получающий за это определенный процент. В настоящее время, вводится система автоматической торговли. Деньги переводятся системе, где они «замораживаются» до момента, когда покупатель и продавец не подтвердят сделку.

Таким образом, необходима дальнейшая работа по совершенствованию законодательства, направленная на криминализацию общественных отношений в сфере оборота запрещенных товаров через информационно-коммуникационные системы, в том числе и оружия.

Следует полагать, что характер и степень общественной опасности использования рассматриваемых систем в целях торговли криминальным товаром выше, нежели с использованием общедоступных информационных ресурсов, поскольку существенно облегчает преступникам осуществлять задуманное, а государству приходиться тратить огромные ресурсы на их поиск.

Как вывод, необходимо регулирование посредством уголовно-правовых запретов. При этом, фактически, преступлений, где используются данные технологии много, и было бы неверно их включать в качестве отдельных квалифицирующих признаков в ряд статей УК РФ. Логично было бы предусмотреть отдельную норму, предусматривающую ответственность за создание, модификацию, распространение в преступных целях, систем анонимного доступа и шифрования данных, Интернет-ресурсов, через которые осуществляются продажи преступного товара, а также администрирование такой деятельности.

Аргумент в пользу предлагаемой нормы, это наличие реальной общественной опасности и существующие в настоящее время проблемы привлечения лиц, совершающих указанные операции, поскольку они непосредственно не сбывают оружие, а даже если участвуют в совершении преступления с точки зрения действующего законодательства, то доказать умышленную совместность действий в совершении умышленных преступлений, практически невозможно.

Еще одной серьезной проблемой являются участившиеся случаи доступа молодых людей к оружию и совершаемые ими убийства в публичных местах. Данная проблема носит комплексный характер и включает:

Первое. Распространение человеко-ненавистных, самоуничтожающих идей через сеть Интернет, рассчитанных на лиц, как правило, молодого возраста. Так называемый, (веденный относительно недавно в научную литературу) – «кибербуллицид», т.е. преступное воздействия на сознание и волю потерпевших, вызывающего суицидальные действия посредством использования сети Интернет [10, с. 79]. Такое воздействие подталкивает молодых людей к совершению тяжких преступлений с использованием огнестрельного оружия.

В качестве примера можно привести трагедию 17 октября 2018 года в Керчи, когда студент В. Росляков совершил убийство 21 и ранение 67 человек. Предположительно, В. Росляков был сторонником движения «Колумбайн» (массового убийства в школе «Колумбайн» в 1999 году в США). Такие выводы можно сделать по точному совпадению способов совершенных убийств, подобранному оружию, взрывному устройству и даже одежды, в которой был одет виновный – белой майке с надписью «Ненависть», чёрным брюкам и берцам. Следует обратить, что движение «Колумбайн» набирает обороты. Его всплеск наблюдается с 2013 года, в частности в США в период 2013-2015 гг. произошло более десяти подобных инцидентов [11, с. 129].

Решение данной проблемы также должно носить системный характер. С одной стороны, это профилактическая работа среди молодежи на самых ранних стадиях, через соответствующие органы, семью, школу, институты гражданского общества. С другой стороны, от государства требуются усилия по блокированию опасных ресурсов в сети Интернет, распространяющих подобную информацию и товары, привлечение виновных в распространении к уголовной и административной ответственности.

Второе. Имеются законодательные пробелы, которые позволяют таким лицам, с неустоявшимися социальными ориентирами, подвергнутыми негативному влиянию, без труда, начиная с возраста 18 лет получать легально разрешение на ношение огнестрельного оружия. Тот же В. Росляков без каких-либо серьезных проверок, опыта и стажа приобрел многозарядное, крупнокалиберное (18,2–18,5 мм.) помповое ружье фирмы «Hatsan Escort», скорость выстрелов которого зависит только от ловкости рук. Следует заметить, что в охотничьем магазине он на законных основаниях приобрел огромное количество патронов – порядка 150, снаряженных картечью, которая ранее в армии была предназначена для массового поражения противника, а в настоящее время выпускается для охоты на крупного зверя (согласно ГОСТу 7837-76 имеет диаметр от 5,25 до 10 мм.). Остается открытым вопрос, на кого можно было охотиться таким ружьем и патронами в Керчи? В данном случае, требует уточнения позиция, о том, что опасность представляет не факт владения оружием, а личность виновного, который совершает общественно-опасное деяние, неважно с помощью каких предметов [12, с. 58]. Оружие также имеет значение, чем опаснее его поражающие свойства, тем большей мере облегчается реализация преступных целей.

Таким образом, необходимо ограничение доступа лиц, подвергнутых негативному воздействию, с неустоявшейся психикой к огнестрельному оружию. После трагедии, осознавая очевидность проблемы, субъектами законотворческой инициативы были внесены соответствующие законопроекты в Государственную Думу. В частности, № 594512-7 «О внесении изменений в статьи 13 и 26 Федерального закона «Об оружии»», который сводится к повышению возраста с 21 года [13]. Полагаем, такие изменения необходимы, но требуют уточнений.

1) По нашему мнению, следовало бы внести изменения в статью 13 Федерального закона "Об оружии" указав возраст 21 год, дающий право на приобретение гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, охотничьего оружия. Для лиц, прошедших либо проходящих военную службу, а также граждан, проходящих службу в государственных военизированных организациях и имеющих воинские звания либо специальные звания или классные чины юстиции - возраст может быть снижен.

2) Следовало бы ввести требования к первоначальному стажу хранения огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, охотничьего оружия – два года. Установить на этот период ограничения на право приобретения многозарядного оружия и продажи патронов, снаряженных картечью. Нарушения указанных запретов должны предусматривать ответственность за незаконный оборот оружия.

Подводя выводы по проведенному нами исследованию, отметим, что стремительные изменения в век информационной революции обусловили появление качественно новых форм и способов преступной деятельности, осуществляемой через сеть Интернет, к чему правоохранительные органы, к сожалению, оказались не готовыми в полной мере. Следует урегулировать законодательство в соответствии с реалиями времени, особенно это важно когда идет речь о защите основополагающих конституционных прав, таких как жизнь и здоровье. Полагаем, что предлагаемые нами меры позволят снизить преступления, связанные криминальным оборотом огнестрельного оружия и его применением в преступных целях.

Библиография
1.
Кушнирык В.В. Нелегальный (теневой, незаконный) оборот стрелкового оружия и патронов: отраслевые оценки криминальной экономики // Вестник Академии экономической безопасности МВД России. 2015. № 5. с. 71-76.
2.
Генеральная прокуратура РФ. Портал правовой статистики (официальный сайт).// [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://crimestat.ru/offenses_chart
3.
Равнюшкин А.В. Противодействие участковыми уполномоченными полиции кибербуллициду и другим видам киберпреступности, направленной на сферу семейно-бытовых отношений // Вестник Барнаульского юридического института МВД России. 2018. № 1 (34). с. 27-30.
4.
Сергеев С.М. Некоторые проблемы противодействия использованию в преступной деятельности средств обеспечения анонимизации пользователя в сети Интернет. // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2017. № 1(73). с. 137-140.
5.
Biddle, Peter; England, Paul; Peinado, Marcus; Willman, Bryan. The Darknet and the Future of Content Distribution. // [Электронный ресурс]. URL: http://msl1.mit.edu/ESD10/docs/darknet5.pdf
6.
Авдошин С.М., Лазаренко А.В. Система деанонимизации пользователей теневого интернета. // Труды ИСП РАН. 2016. №3 (28). с. 21-34.
7.
Мазур А.А. Актуальные проблемы предупреждения преступности в социальной сети Даркнет. // Вестник Российского университета кооперации. 2018. № 3 (33). с. 125-129.
8.
Минаков А.В. Короткоствол для обывателя: эксперты спорят о свободной продаже оружия // [Электронный ресурс]: https://www.vesti.ru/doc.html?id=2879140.
9.
Долгиева М.М. Особенности объекта и предмета преступлений, совершаемых в сфере оборота криптовалюты // Уголовная юстиция. 2018. № 12. с. 19-24.
10.
Краснова К.А., Ережипалиев Д.И. Противодействие кибербуллициду как средство предупреждения суицидов несовершеннолетних // Юристъ-Правоведъ. 2017. № 3 (82). с. 78-83.
11.
Щетинина, Е. В. Проблемы развития культуры насилия в Интернет-пространстве // Инновационное развитие профессионального образования. 2018. № 2 (18). с. 127-130.
12.
Яровенко В.В. Уголовная ответственность за применение холодного оружия // Юридические исследования. 2018. № 3. с. 58-75.
13.
Законопроект № 594512-7. "О внесении изменений в статьи 13 и 26 Федерального закона «Об оружии»" // Официальный сайт Государственной Думы РФ Система обеспечения законодательной деятельности. [Электронный ресурс]: Режим доступа: http://sozd.duma.gov.ru/bill/594512-7
References (transliterated)
1.
Kushniryk V.V. Nelegal'nyi (tenevoi, nezakonnyi) oborot strelkovogo oruzhiya i patronov: otraslevye otsenki kriminal'noi ekonomiki // Vestnik Akademii ekonomicheskoi bezopasnosti MVD Rossii. 2015. № 5. s. 71-76.
2.
General'naya prokuratura RF. Portal pravovoi statistiki (ofitsial'nyi sait).// [Elektronnyi resurs]: Rezhim dostupa: http://crimestat.ru/offenses_chart
3.
Ravnyushkin A.V. Protivodeistvie uchastkovymi upolnomochennymi politsii kiberbullitsidu i drugim vidam kiberprestupnosti, napravlennoi na sferu semeino-bytovykh otnoshenii // Vestnik Barnaul'skogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. 2018. № 1 (34). s. 27-30.
4.
Sergeev S.M. Nekotorye problemy protivodeistviya ispol'zovaniyu v prestupnoi deyatel'nosti sredstv obespecheniya anonimizatsii pol'zovatelya v seti Internet. // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta MVD Rossii. 2017. № 1(73). s. 137-140.
5.
Biddle, Peter; England, Paul; Peinado, Marcus; Willman, Bryan. The Darknet and the Future of Content Distribution. // [Elektronnyi resurs]. URL: http://msl1.mit.edu/ESD10/docs/darknet5.pdf
6.
Avdoshin S.M., Lazarenko A.V. Sistema deanonimizatsii pol'zovatelei tenevogo interneta. // Trudy ISP RAN. 2016. №3 (28). s. 21-34.
7.
Mazur A.A. Aktual'nye problemy preduprezhdeniya prestupnosti v sotsial'noi seti Darknet. // Vestnik Rossiiskogo universiteta kooperatsii. 2018. № 3 (33). s. 125-129.
8.
Minakov A.V. Korotkostvol dlya obyvatelya: eksperty sporyat o svobodnoi prodazhe oruzhiya // [Elektronnyi resurs]: https://www.vesti.ru/doc.html?id=2879140.
9.
Dolgieva M.M. Osobennosti ob''ekta i predmeta prestuplenii, sovershaemykh v sfere oborota kriptovalyuty // Ugolovnaya yustitsiya. 2018. № 12. s. 19-24.
10.
Krasnova K.A., Erezhipaliev D.I. Protivodeistvie kiberbullitsidu kak sredstvo preduprezhdeniya suitsidov nesovershennoletnikh // Yurist''-Pravoved''. 2017. № 3 (82). s. 78-83.
11.
Shchetinina, E. V. Problemy razvitiya kul'tury nasiliya v Internet-prostranstve // Innovatsionnoe razvitie professional'nogo obrazovaniya. 2018. № 2 (18). s. 127-130.
12.
Yarovenko V.V. Ugolovnaya otvetstvennost' za primenenie kholodnogo oruzhiya // Yuridicheskie issledovaniya. 2018. № 3. s. 58-75.
13.
Zakonoproekt № 594512-7. "O vnesenii izmenenii v stat'i 13 i 26 Federal'nogo zakona «Ob oruzhii»" // Ofitsial'nyi sait Gosudarstvennoi Dumy RF Sistema obespecheniya zakonodatel'noi deyatel'nosti. [Elektronnyi resurs]: Rezhim dostupa: http://sozd.duma.gov.ru/bill/594512-7