Рус Eng За 365 дней одобрено статей: 2094,   статей на доработке: 309 отклонено статей: 829 
Библиотека
Статьи и журналы | Тарифы | Оплата | Ваш профиль

Вернуться к содержанию

Архитектурные остатки IV-II вв. до н.э. на западном участке городища "Чайка" в Северо-Западном Крыму
Попова Елена Александровна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра археологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, Ломоносовский проспект, 27, корп. 4

Popova Elena Aleksandrovna

PhD in History

POPOVA Elena Aleksandrovna – Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, Section of Archaeology, History Department, Lomonosov Moscow State University;

History Department of MSU, Lomonosovsky prospekt 27-4, Moscow 119991 Russia;
popova318@mail.ru

popova318@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются материалы раскопок античного городища "Чайка", расположенного в окрестностях Евпатории (Северо-Западный Крым). В 2018 г. на городище был раскопан участок с архитектурными остатками IV - середины II вв. до н.э. Самый ранний объект представляет собой греческую постройку - двор усадьбы. Стены имеют проемы, три из которых шире обычных дверных проемов, предназначенные для проноса крупногабаритных емкостей, что указывает на функцию усадьбы как сельскохозяйственной. В восточной части усадьба перекрыта сырцовым сооружением конца греческого периода, которое было прорезано позднескифской землянкой конца II в. до н.э. В западной части участка поверх слоя песка, перекрывшего руины греческой постройки, был открыт фрагмент стены и вымостка позднескифского периода. На городище "Чайка" применяется методика полевых исследований, традиционная для раскопок античных поселений. Обработка вновь выявленного керамического материала, позволившего датировать постройки, проведена в полевых условиях. Применен сравнительно-типологический метод сопоставления выявленных объектов. Методология исследования заключается в рассмотрении новых материалов по городищу "Чайка" в сравнении с материалами предшествующих лет раскопок, а также материалами по другим памятникам, представляющим сельскохозяйственную хору Херсонеса. Новизна исследования состоит в том, что на западном участке городища «Чайка» открыты архитектурные сооружения, дополняющие представления о структуре поселений хоры Херсонеса. Изучена усадьба близ складского пункта, куда свозились продукты перед отправкой их в Херсонес. Открытия подтверждают факт земляночного жилого строительства в начале позднескифского периода. Фрагмент постройки в западной части участка демонстрирует значительную протяженность позднескифского поселения.

Ключевые слова: городище, античная культура, позднескифская культура, хора Херсонеса, греческое строительство, Северное Причерноморье, Крым, античная усадьба, античное граффити, Эллинизм

DOI:

10.7256/2454-0609.2019.1.28534

Дата направления в редакцию:

09-01-2019


Дата рецензирования:

06-01-2019


Дата публикации:

27-01-2019


Abstract.

The subject of this study is the material from the excavations of the ancient settlement "Chaika", located in the vicinity of Evpatoria (North-Western Crimea). In 2018, archaeologists excavated on the territory of the settlement a section with architectural remains from the 4th - middle of the 2nd centuries B.C.E. The earliest object is a Greek building: an estate courtyard. The walls have openings, three of which are wider than ordinary doorways, designed for carrying large-sized containers, which points to the estate having an agricultural function. In the eastern part, the estate is covered with an adobe structure dating to the end of the Greek period, which was cut by the Late Scythian dugout of the end of the 2nd century B.C.E. In the western part of the site, on top of the layer of sand that covers the ruins of the Greek construction, a fragment of a wall and pavement from the Late Scythian period was unearthed. The author applies the field research method on the ancient settlement "Chaika", which is traditionally used for the excavation of ancient settlements. The examination of the newly identified ceramic material, which has made it possible to date the constructions, was conducted in the field. The author also applied the comparative-typological method of comparing identified objects. The study's research methodology consists of its consideration of new material from the "Chaika" settlement in comparison with the material from excavations of previous years, as well as material from other monuments which are part of the agricultural chora of Chersonesos. The article's novelty lies in the fact that in the western section of the "Chaika" settlement new architectural structures were discovered, which add to our understanding of the structure of the settlements in the Chersonesos chora. The author examines the estate near the warehouse location, where goods were brought before being sent to Chersonesos. The discoveries confirm the fact of dugout residential constructions at the beginning of the Late Scythian period. A fragment of construction in the western part of the site testifies to the significant endurance of the Late Scythian settlement.

Keywords:

antique manor, Crimea, Northern Black sea coast, greek building, Chora of Hersonesos, late scythian culture, antique culture, settlement, antique graphity, Hellenistic period

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ проект №18-09-00742

В предлагаемой вниманию читателей статье впервые публикуются материалы раскопок на западном участке городища античной эпохи «Чайка». Городище «Чайка» на окраине г. Евпатория в Северо-Западном Крыму исследуется уже более 50-ти лет. Открыта греческая крепость IV в. до н.э., комплекс усадеб III в. до н.э., остатки греческого поселения II в. до н.э. и позднескифское поселение конца II в. до н.э. – I в. н.э. [12]. В 2018 г. были открыты строительные остатки упомянутых трех периодов.

К первым двум периодам относится греческий комплекс, который был обнаружен в 1978 г. случайно при выборке ямы на участке с зерновыми ямами позднескифского периода I в. н.э. Дно одной из ям оказалось перекрывшим греческую кладку. Тогда же, в 1978 г. на этом месте был заложен шурф и раскопан небольшой фрагмент греческого комплекса. В 2016 г. раскопки продолжились, и в 2018 г. был открыт целиком объект, который интерпретируется как двор усадьбы площадью 24 кв. м. На западном участке по данным стратиграфии он является самым ранним из архитектурных остатков [Рис. 1].

Рис. 1. Архитектурные остатки на западном участке городища «Чайка»

IV – II вв. до н. э. Вид с юга.

Кладки стен возведены в традициях строительства греческих построек эллинистического периода. Наряду с квадровой кладкой, эллинистическая эпоха широко применяла бутовую кладку [8, 73-74]. Такую кладку демонстрирует южная стена двора, сохранившаяся лучше других стен. Внутренний ряд кладки состоит из необработанных камней разных форм и размеров, скрепленных раствором из глины [Рис. 2]. Внешний ряд был сложен из плоских обработанных орфостатных плит [Рис. 3]. Подобный прием – разностильные кладки внешнего и внутреннего рядов – также характерная черта эллинистического строительства. Типично для этого времени смешение в одной и той же кладке различных систем [7, 203].

Рис. 2. Греческий комплекс. Южная стена. Северный фас.

Рис. 3. Греческий комплекс. Южная стена. Южный фас.

Северная и восточная стены сохранились плохо, на уровне нижних рядов цоколя. В северной стене находился дверной проем шириной 1м. Восточная и западная стены отделяют двор от помещений, стены которых - продолжения северной и южной стен двора – уходят в борта раскопа. Восточная стена сохранилась очень плохо, почти по всей длине на уровне одного ряда кладки. Однако в ней виден дверной проем шириной 70 см. Западная стена сохранилась лучше, ее южный конец сохранился на высоту 1,20 м и представляет кладку в той же манере, что кладка южной стены. В западной стене также располагается проем шириной 1,30 м [Рис. 4]. Интерес представляет северный торец проема. Это большой камень пирамидальной формы, с углублением для засова. Ширина проема и оформление торца с устройством для запирания дверей свидетельствует о том, что это не обычный вход в помещение, а скорее ворота для провоза крупногабаритных емкостей.

Рис. 4. Греческий комплекс. Проем в западной стене. Вид с востока.

Стены греческого комплекса частично выкладывались из сырцовых кирпичей. Фрагмент такой кладки сохранился на южной стене усадьбы и по всей площади в слое песка встречаются фрагменты упавших со стен сырцовых кирпичей. Каменно-сырцовые конструкции – характерная черта греческих жилых построек на протяжении всего античного периода: на каменный цоколь клались сырцовые кирпичи [6, 25].

Интерпретация планировки и назначения нового греческого комплекса затруднена тем, что пока нет обычных для планировки греческих жилых домов помещений, окружающих двор. Для греческого жилого дома характерна замкнутость: все помещения выходят на внутренний дворик.

С северной стороны исследуемого комплекса нет остатков стен. С юга к южной стене примыкает хорошо обработанный камень, открытый пока частично, поставленный орфостатно [Рис. 5]. Возможно, это часть стены, но, возможно, перемещенный камень. Вполне вероятно, что стены помещений обнаружатся на более низком уровне. Примечательно, что в открытой части греческого комплекса присутствует четыре проема, в каждой стене устроен вход, причем три проема – широкие, 1м и более. Такие широкие проемы устраивались в хозяйственных помещениях для того, чтобы заносить большие емкости, в частности, пифосы.

Рис. 5. Греческий комплекс. Примыкающий к южной стене квадр. Вид с запада.

Для датировки этого архитектурного фрагмента здесь найдены клейма Херсонеса, Синопы и Родоса. Самую раннюю дату дает клеймо на ручке херсонесской амфоры астинома Аполлонида, деятельность которого датируется по классификации В.И. Каца 325-315 гг. до н.э. [4, 76. табл.VIII, 15]. Второе клеймо на ручке херсонесской амфоры астинома Геродота, деятельность которого датируется по классификации В.И. Каца 262-237 гг. до н.э. [4, 76, табл. XXII, I-54, 3]. Клеймо на ручке амфоры Синопы магистрата Гекатея с эмблемой в виде проры датируется по Н.Ф. Федосееву 300-290 гг. до н.э. [13, 31, tabl. I]. Самую позднюю дату представляет эпонимное клеймо Тимодикоса на ручке амфоры Родоса и датируется по Г. Финкельштейну 145 г. до н.э. [14, tabl. XXIII, 7; tabl. 21, Va]. Следовательно, комплекс существовал с последней четверти IVв. до н.э., в III в. до н.э. и до третьей четверти II в. до н.э. Находка родосского клейма свидетельствует о возможной дате гибели комплекса в это время. Прежние исследования на городище «Чайка» показали, что именно тогда прекращается жизнь греческого поселения [10, 129].

Находок на исследуемом участке немного, так как значительная часть площади прорезана ямами и траншеями, в основном современными, а также шурфами 1960-х гг. при поисках границ памятника. Два фрагмента керамики, найденные в слое разрушения греческого комплекса, представляют особый интерес, т.к. на них нанесены надписи граффити. Одна из надписей нанесена на венчик гераклейского пифоса [Рис. 6, 1]. Первая половина надписи представляет цифровую запись в акрофонической системе и означает число 31. По-видимому, это обозначение объема, указанного в амфорах – 31 амфора. Поскольку объемы амфор в среднем составляли 30 л, то объем данного пифоса был примерно 930 л, что обычно для этого вида тары, так как пифосы вмещали в среднем 1 тыс. литров. Для второй части надписи еще предстоит искать аналогии.

Вторая надпись нанесена на ножку чернолакового сосуда [Рис. 6, 2]. Это одно слово, написанное на внутренней стороне поддона. Странность здесь представляет буква, следующая после «ро». Слов с буквосочетанием «альфа – ро» или «лямбда – ро» в древнегреческом языке, как кажется, не встречается. В данном случае мы, вероятнее всего, имеем дело с ошибкой в написании. Ошибки в эпиграфике встречаются, особенно в надписях, сделанных от руки. В данном случае, по-видимому, мы сталкиваемся именно с таким казусом. Надпись сделана явно человеком неумелым: буквы выведены небрежно, разных размеров, нетвердой рукой [Рис. 6, 2]. После «ро» здесь, вероятнее всего, должна стоять дельта, не дописанная исполнителем надписи. Тогда слово, написанное здесь, следует читать – «нардос». По-гречески так называлось ароматическое вещество, которое получают из растения нард из семейства валериановых, употреблявшегося в медицинских целях и как благовоние. Нард в смеси с другими веществами привозился, в том числе, из Малой Азии в алебастровых сосудах в виде нардового масла или мази. Обычно граффити на сосудах представляют либо посвящения божествам, либо имена хозяев. Здесь же, по-видимому, обозначено содержимое сосуда – лекифа или флакона – для хранения ароматического масла из этого растения для воскурений, то есть, возможно, в сакральных целях.

Рис.6.1. Венчик гераклейского пифоса.

Рис. 6.2. Фрагмент донца чернолакового сосуда.

После гибели греческого комплекса его руины были занесены дюнными песками. На песке возникли постройки, датирующиеся не ранее II в. до н.э. Прежде всего, это сырцовое сооружение, построенное над восточной частью греческого комплекса. Сохранность его оставляет желать лучшего, поскольку на него во втором периоде позднескифского строительства были поставлены мощные каменные стены привратной башни [11, 275]. Второй период существования позднескифского поселения датируется концом II – серединой I в. до н.э. [11, 303].Сырцовое сооружение было потревожено шурфом 1978 г. Особенно пострадала южная часть, где был шурф и траншея начала 1960-х гг. То, что возможно пока определить – это система кладки, видимо стены, сложенной из сырцовых кирпичей. Система кладки состояла из рядов положенных плашмя кирпичей, между которыми орфостатно поставлены половинки кирпичей [Рис. 7]. О применении половинчатых кирпичей в кладках известно из труда Витрувия [8, 76]. С востока к кладке примыкали слои плашмя положенных кирпичей, представлявших, по-видимому, серию полов помещения сырцовой постройки. Датировка сырцового сооружения пока представляет трудности. Можно сказать только, что по стратиграфическому расположению оно позднее греческого комплекса, т.е. не раньше второй четверти II в. до н.э. Эту дату дают фрагменты мегарских чаш, присутствовавших в слое разрушения постройки.

Рис. 7. Сырцовое сооружение. Западная стена. Западный фас. Вид с запада.

Над западной частью греческого комплекса возникает постройка, от которой сохранились на этом участке стена и вымостка. Стена сложена из необработанных камней, разных размеров и конфигурации: в основании – орфостатные асимметричные крупные камни, выше – положенные плашмя более мелкие [Рис. 8]. Такая система кладки типична для позднескифских построек на городище «Чайка» и других позднескифских городищ [3, 12]. Датировка этой постройки – первая половина I в. до н.э. Об этом свидетельствуют также фрагменты мегарских чаш.

Рис. 8. Стена позднескифской постройки. Вид с востока.

Сырцовую постройку прорезало ямообразное сооружение, со стенками, обложенными камнями [Рис. 9 ]. Поверх каменной облицовки стенки были обмазаны глиной. Первоначально этот объект интерпретировался как зерновая яма. Но, несмотря на его не полную сохранность, восстанавливается большой диаметр сооружения – 3,20 м – с самого верха. Зерновые ямы в верхней части всегда имеют размер 0,50-0,60 м, внизу – 1,0-1,20 м. Это обстоятельство заставило изменить первоначальное определение функции данного сооружения и интерпретировать его как землянку. Подобные землянки характерны для позднескифской культуры [9, 184]. Такие постройки были открыты и на других городищах в слоях позднескифского времени: на Керкинитиде [5, 113-115], на Южно-Донузлавском городище [1, 69-70], на Беляусе [2, 140-150]. В землянках, по-видимому, жили первопоселенцы так называемых поздних скифов. Землянки, засыпанные и перекрытые более поздним строительством, встречались и на других участках городища «Чайка».

Рис. 9. Фрагмент позднескифской землянки. Вид с запада.

На южной стене греческого комплекса также прослеживаются следы устройства здесь землянки. Небольшие необработанные камни, попавшие на стену греческого комплекса – от обкладки круглой землянки, аналогичной рассмотренной выше, но разрушенной, видимо, при позднем строительстве.

Исследование западного участка с архитектурными остатками позволяет сделать некоторые выводы относительно истории городища «Чайка». Открытое ранее греческое поселение херсонеситов и возникшие позднее на его площади усадьбы представляли собой законченный архитектурный комплекс и до раскопок представленного в предлагаемой статье нового комплекса греческие слои городища считались исследованными. Новый греческий объект заставляет взглянуть на историю заселения этой территории по-новому. Поскольку дата возникновения вновь открытого архитектурного комплекса датируется последней четвертью IV в. до н.э., т.е. почти одновременно с крепостью, возникает вопрос о его функции. Возможно, это была одна из сельскохозяйственных усадеб, поставлявших на склады основного поселения продукты для отправки в Херсонес. Это предположение необходимо подтвердить фактами, что является доказательством необходимости продолжения дальнейших исследований этого объекта.

Непосредственно после прекращения жизни на греческом объекте строится сырцовое сооружение с очень мощными стенами, с глинобитными полами. Поздние скифы на городище «Чайка» не использовали сырцовые кирпичи для строительства. Постройки все возводились из рваного камня, на растворе. Камень добывался на каменоломне у пос. Заозерное. Иногда в позднескифских кладках встречаются квадры из греческих построек. Поэтому столь капитальная постройка из сырца могла быть сооружена скорее греческим населением, тем более что на основном греческом поселении существовала усадьба, где изготовлялись сырцовые кирпичи [12, 67-69].

Открытие землянки с каменной обкладкой и остатки такой же землянки, «севшей» на южную стену греческого двора, подтверждает факт первоначального земляночного строительства первопоселенцев – поздних скифов. Новые исследования на западном участке городища «Чайка» дополняют и в чем-то меняют представления о структуре дальней хоры Херсонеса, в частности, возможно, открыта сельскохозяйственная усадьба в непосредственной близости от складского пункта, куда свозились продукты перед отправкой их в Херсонес.

Библиография
1.
Дашевская О.Д. Раскопки Южно-Донузлавского городища в 1963-1965 гг. // КСИА. 1967. Вып. 109. С. 65-72
2.
Дашевская О.Д. Позднескифская фортификация и ее вариант на городище Беляус // Проблемы скифо-сарматской археологии. М., 1990. С. 134-143
3.
Дашевская О.Д. Поздние скифы в Крыму. Свод археологических источников. Вып. Д1-7. М.: Изд-во «Наука». 1993. 141 с.
4.
Кац В.И. Керамические клейма Херсонеса Таврического. Саратов: Изд-во Саратовского унверситета. 1994. 146 с., СХ табл.
5.
Кутайсов В.А. Античный город Керкинитида. Киев. 1990. 176 с.
6.
Крыжицкий С.Д. Жилые дома античных городов Северного Причерноморья. Киев: «Наукова Думка». 1982.165 с.
7.
Крыжицкий С.Д. Строительная техника //Античные государства Северного Причерноморья. М.: Наука. 1984. С. 201-204
8.
Максимова М.И. Строительство зданий // Эллинистическая техника. Сб. статей. М.-Л.: изд-во «Наука». 1948. С.57-190
9.
Попова Е.А. О северо-причерноморском домостроительстве I в. до н.э. – I в.н.э. (по материалам квартала Запад-II городища «Чайка») // Историческая археология: Традиции и перспективы. Москва: Изд-во МГУ 1998. С. 182-195.
10.
Попова Е.А. Греческое поселение на городище «Чайка» во второй половине III – II в. до н.э. //Материалы исследований городища «Чайка» в Северо-Западном Крыму. М. 2007. с.4-130
11.
Попова Е.А. Городище «Чайка» в Северо-Западном Крыму во II в. до н.э. – I в.н.э. // Stratum plus. №3. 2017. С. 259-310
12.
Попова Е.А., Коваленко С.А. Историко-археологические очерки греческой и позднескифской культур в Северо-Западном Крыму. Изд-во МГУ. М. 2005. 283 с.
13.
Fedoseev N.F. Classification des timbres astynomiques de Sinope // Production et commerce des amphores anciennes en mer Noire. Actes du Colloque international d’Istanbul, 25–28 mai 1994. Aix-en-Provence, 1999. P.27-38
14.
Finkielsztejn G. Chronologie d’etaillee et revisee des eponymes amphoriques Rhodiens, de 270 a 108 av. J.-C. environ: BAR International Series 990. 2001. Oxford.
References (transliterated)
1.
Dashevskaya O.D. Raskopki Yuzhno-Donuzlavskogo gorodishcha v 1963-1965 gg. // KSIA. 1967. Vyp. 109. S. 65-72
2.
Dashevskaya O.D. Pozdneskifskaya fortifikatsiya i ee variant na gorodishche Belyaus // Problemy skifo-sarmatskoi arkheologii. M., 1990. S. 134-143
3.
Dashevskaya O.D. Pozdnie skify v Krymu. Svod arkheologicheskikh istochnikov. Vyp. D1-7. M.: Izd-vo «Nauka». 1993. 141 s.
4.
Kats V.I. Keramicheskie kleima Khersonesa Tavricheskogo. Saratov: Izd-vo Saratovskogo unversiteta. 1994. 146 s., SKh tabl.
5.
Kutaisov V.A. Antichnyi gorod Kerkinitida. Kiev. 1990. 176 s.
6.
Kryzhitskii S.D. Zhilye doma antichnykh gorodov Severnogo Prichernomor'ya. Kiev: «Naukova Dumka». 1982.165 s.
7.
Kryzhitskii S.D. Stroitel'naya tekhnika //Antichnye gosudarstva Severnogo Prichernomor'ya. M.: Nauka. 1984. S. 201-204
8.
Maksimova M.I. Stroitel'stvo zdanii // Ellinisticheskaya tekhnika. Sb. statei. M.-L.: izd-vo «Nauka». 1948. S.57-190
9.
Popova E.A. O severo-prichernomorskom domostroitel'stve I v. do n.e. – I v.n.e. (po materialam kvartala Zapad-II gorodishcha «Chaika») // Istoricheskaya arkheologiya: Traditsii i perspektivy. Moskva: Izd-vo MGU 1998. S. 182-195.
10.
Popova E.A. Grecheskoe poselenie na gorodishche «Chaika» vo vtoroi polovine III – II v. do n.e. //Materialy issledovanii gorodishcha «Chaika» v Severo-Zapadnom Krymu. M. 2007. s.4-130
11.
Popova E.A. Gorodishche «Chaika» v Severo-Zapadnom Krymu vo II v. do n.e. – I v.n.e. // Stratum plus. №3. 2017. S. 259-310
12.
Popova E.A., Kovalenko S.A. Istoriko-arkheologicheskie ocherki grecheskoi i pozdneskifskoi kul'tur v Severo-Zapadnom Krymu. Izd-vo MGU. M. 2005. 283 s.
13.
Fedoseev N.F. Classification des timbres astynomiques de Sinope // Production et commerce des amphores anciennes en mer Noire. Actes du Colloque international d’Istanbul, 25–28 mai 1994. Aix-en-Provence, 1999. P.27-38
14.
Finkielsztejn G. Chronologie d’etaillee et revisee des eponymes amphoriques Rhodiens, de 270 a 108 av. J.-C. environ: BAR International Series 990. 2001. Oxford.